авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«1 Г.М. САДОВАЯ ГЕРМАНИЯ: ОТ КАЙЗЕРОВСКОЙ ИМПЕРИИ К ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ (1914 – 1922) 2 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Путь, по которому надо идти сейчас, в 20 веке – это подъём жизненного уровня низших слоёв населения за счёт изменения и улучшения условий труда, сочетания физического и умственного труда, сокращения рабочего дня, предоставления трудящимся возможностей для получения образования, жилья, досуга, который заполнялся бы духовной пищей.4 Фактически Ратенау выступил в роли идеолога либерального реформизма, который так активно развивался после первой мировой войны в Англии, скандинавских странах и в 30-е годы в США, Франции. Его взгляды вполне укладываются в русло лейбористского социализма, скандинавской модели социализма, Нового курса Рузвельта, программы Народного фронта во Франции. Но в годы войны для Германии, время поражений, нужды, голода и нарастания протеста его призывы звучали не убедительно.

Ibidem. S. Berglar P. Op. cit. S. Rathenau W. Op. cit. S. Ibidem. S. Rathenau W. Op. cit. S. 73, Верхи общества возмутило такое не патриотичное выступление, хотя всерьёз рассуждения Ратенау приняли немногие. В его писаниях увидели либо игру, либо демагогию, либо неуместные откровения. Социал-демократы презрительно отнеслись к идеям Ратенау, богача – монополиста, негативно восприняла их и промышленная буржуазия. Недоверие и даже враждебность к Ратенау объяснялись тем, что предприниматель, во время войны значительно пополнивший своё состояние, сам не осуществлял никаких преобразований, вёл дела традиционно, что ещё более утверждало читателей в том, что автор демагог.

Историк В. Кранц заметил, что современники называли Ратенау «Макиавелли с лилией». Даже его близкое окружение не могло соотнести его писания и жизненный опыт. Предпринимателя упрекали в том, что он не живет своим опытом, что его принцип: «следуйте моим словам, но не делам!»1 В то же время открытая критика “несовершенства капитализма»

озадачила и предпринимателей и государственных деятелей. Ратенау даже заподозрили в увлечении социализмом.2 Сейчас мало кто пишет о «коммунистических идеалах» Ратенау, его приверженность капитализму очевидна.

Ратенау ставят в заслугу то, что он развил дифференцированную философию и психологию «делового человека» и что его «новая экономическая философия» во многом помогла организации военной экономики Германии.3 По прошествии многих лет, в конце 20 века стали явственнее искания общественных и экономических идеалов Ратенау.

Современные модели индустриального общества, особенно в Германии утверждают в правильности поисков Ратенау. Особая роль государства в экономике, политике и идеологии, общественном сознании современного общества высока и не только в процессах регулирования экономики, социальной политики и обеспечения безопасности страны, а именно в Krantz W. Op. cit. S. Etta Federn-Kohlhaas Op.cit. S. Kranz W. Op.cit. S. формировании нравственных идеалов, культурных процессов, отстаивании самобытности народа. Новая экономическая философия Ратенау помогла не только организации военной экономики Германии, но и переходу военной экономики на мирные рельсы.

Некоторые идеи Ратенау были воплощены в «программе Гинденбурга». Ратенау не был кабинетным ученым, а капиталистом практиком, тем более его идея создания крупных автономных предприятий под значительным государственным контролем ставит его в один ряд с признанным автором теории организованного капитализма Рудольфом Гильфердингом. Авторитетный теоретик немецкой социал-демократии употребил впервые понятие «организованный капитализм» в 1924 году, говоря о переходе от капитализма свободной конкуренции к организованному капитализму, дополненного позже теорией «хозяйственной демократии.1 Если сопоставить определения Гильфердинга и рассуждения Ратенау, безусловно, обнаружим в известной части их совпадения. Оба не отрицают частной собственности на средства производства, оба связывают новую эпоху капитализма с усилением роли государства и необходимостью ограничения конкуренции, введением планового начала и т. п. Хотя Ратенау не только писал, но и немало сделал в годы войны для ограничения конкуренции (работа военно-сырьевого отдела, принудительное синдицирование), его идеи не получили широкого распространения в отличие от идей Фридриха Науманна, популярного политического деятеля, депутата рейхстага и известного публициста.2 Ратенау написал работу «О Гильфердинг Р. Капитализм, социализм и социал-демократия. Сборник статей и речей. М.-Л. 1928.С.32,127.На съезде социал-демократической партии он дал такое определение: «организованный капитализм означает в действительности принципиальную замену капиталистического принципа свободной конкуренции социалистическим принципом планомерного производства. Это плановое, сознательно руководимое хозяйство делает в гораздо большей мере возможным сознательное воздействие общества, что не может быть ничем иным, как воздействием единственно сознательной и располагающей силой принуждения общественной организацией, т.е.

государства». С. Науман подчеркивал решающую роль буржуазии в жизни цивилизованного общества и ратовал за исключительное внимание к социальным нуждам народа.

проблемах будущего», когда Науман уже опубликовал «Срединную Европу».

Как и Науман Ратенау «подсказывал» правящей элите, в каком направлении должна развиваться внутренняя политика страны. В острой идеологической борьбе во время войны фактически буржуазные идеологи вынуждены были пополнять свои концепции социалистическими идеями, хотя накануне войны они надеялись их преодолеть. Науман не стал отказываться от социалистической фразеологии, а Ратенау, наоборот беспощадно критиковал социализм, особенно теорию прибавочной стоимости К. Маркса. Ратенау писал: «Смысл прибавочной стоимости и прибыли вообще заключается не в эксплуатации и обогащении, а в хозяйственном накоплении. Совершенно всё равно, кто её берёт или кто ею управляет, она не может быть отменена, поскольку без этого источника нельзя улучшить жизнь какого-то отдельного индивида. С каждым приростом хозяйства связан прирост власти, к кому попадает прирост власти тот производит раздел потребления. Значит, делал вывод Ратенау, государство должно подключиться к проблемам экономики, оно вполне в состоянии выровнять процесс потребления».1 Главным для повышения жизненного уровня граждан Германии, Ратенау считал не изменение отношений собственности, а модернизацию производства. Тем не менее, соперники – конкуренты называли Ратенау социалистом, диктатором толка. большевистского В «проблемах будущего» Ратенау развил концепцию гуманного общества, главной отличительной чертой которого должны быть люди, объединённые одной идеей – верой в общий путь к свободе, понимая свободу как самоответственность перед обществом.

Средством достижения свободы Ратенау провозгласил технический прогресс, получение образования для всех слоёв общества, улучшение жизненных условий социальных низов.3 Такой путь могут предложить, писал Ратенау, только бескорыстные, гармоничные интеллектуалы, которые встанут во главе Rathenau W. Schriften aus Kriegs- und Nachkriegszeit. Berlin. 1929. S. Kallner Rudolf. Herzl und Rathenau. Wege judischer Existent an der Wende des 20.

Jahrhunderts. Ernst Klett. Verlag. Stuttgart. 1976. S.369, Kessler Harry Graf. Walter Rathenau.

Sein Leben und sein Werk. Wiesbaden. 1976. S. Rathenau W. Von Kommenden Dingen. S.50 u.a.

общества.4 Ратенау постулировал моральный общественный характер экономического мира и в такой оценке Ратенау совпадал с О. Шпенглером, который назвал Маркса «отчимом социализма», так как труд не товар, а моральный облик. Социализм не экономическая практика, а жизненный уклад».1 Безусловно, Ратенау выступал как первый технократ, понимая, что война подходящий случай для реформирования общества, экономики, государства. Во время войны Ратенау выступал во многих собраниях, пропагандируя свои идеи. В докладе, сделанном в «германском обществе 1914 г.» (декабрь 1916), он заявил, что Германия стоит на пороге 3-х чрезвычайных феноменов – разрушение национальных ценностей, глубоких преобразований в экономике и новой социальной политики.3 Среди них на первое место Ратенау поставил экономические преобразования. Проблема должна быть решена на пути государственного вмешательства в экономику:

«Мы должны провозгласить, что время свободного хозяйства не способствует социальной справедливости, буржуазной свободе, ценностям самоотверженности».4 По мнению Ратенау, война показала, что прежние отдельные реформы не дают результата, парламент, правительство не справились с ситуацией, а существующие партии устарели и не отвечают «духу народа». Либерализм за 50 лет не дал новых идей, социал-демократия слишком зависит от теории Маркса, идеи которого не разделяются большинством, поэтому надо создать новое общество - «свободное народное государство», - где право на самоопределение рабочих и служащих будет гарантировано участием в прибылях предпринимателей.

Rathenau W. Op.cit. S. Berglar Peter. Op.cit. S. Scholz Christian. Op. cit. S. Rathenau Walter. Gesammelte Schriften in fnf Bnden. 5 Band. Berlin. 1918. S. Ibidem. S. Каждый немец имеет право на труд, каждый работающий немец имеет право на жильё и благополучие, - заключает Ратенау.5 Один из очень немногих мыслителей периода первой мировой войны он понимал, что совершается другой важнейший противоречивый поворот: профсоюзы и рабочий класс превращаются в самый значительный общественный фактор кайзеровской империи. Бессознательно или сознательно лидеры социал демократии перенимали у либералов идеи реформаторского преобразования общества, что способствовало дальнейшей интеграции рабочего класса в структуру буржуазного государства.

Известная немецкая исследовательница проблем рабочего и социалистического движения Х. Гребинг точно определила процесс, подчеркивая, что «социальная, политическая и культурная эмансипация рабочего класса далеко продвинулась в обществе и государстве, одновременно способствуя росту его возмущения против существующей системы». политической На деле движение навстречу друг другу либерального и социал-демократического реформаторства не завершилось их объединением или серьёзным практическим результатом. Всё ограничилось принятием (декабрь 1916) закона о вспомогательной службе отечеству.

Затянувшаяся война подорвала процесс национального единения Германии, вызвала усиление старой авторитарной системы и падение канцлера-реформатора Бетмана Гольвега. Г. Фелдман (американский историк) пишет, что как ни парадоксально, но в войне стал разрушаться классовый базис бисмарковского рейха: юнкеры сопротивлялись правительственной политике в области снабжения страны продовольствием;

промышленники участвовали в атаке на правительство вместе с военным министром;

рабочие были недовольны размерами заработной платы и Идеи о партии германской свободы. Призыв Ратенау. – Центр хранения историко документальных коллекций (ЦХИДК). Фонд 634 (фонд Ратенау) Оп. 1. Дело 367. Л. Grebing Helga. Arbeiterbewegung. Sozialer Protest und Kollektive Interessenvertretung bis 1914. Mnchen. 1985. S. продолжавшейся войной.2 Зато в ходе войны ослабло соперничество профсоюзов и промышленников, которые заключили тайное соглашение о сотрудничестве против рейхстага и бюрократии. Промышленники поняли, что в экономическом хаосе спастись они могут, только уйдя от союза с юнкерами и авторитарным государством. Ни социалисты, ни либералы не могли адекватно оценить происходящие события в обществе: первые переоценили революционные настроения, вторые не могли дать нужные рецепты для сохранения баланса сил. Национальная катастрофа Германии - поражение в войне и Ноябрьская революция явились не только результатом военных и экономических просчётов диктатуры Гинденбурга – Людендорфа, но и неспособности правящей элиты понять необходимость обновления государственного курса, принять идеи реформизма. Главное заключается в том, что основная масса немецких капиталистов ещё не отрешилась от ценностей «старого капитализма», опаздывала с осознанием перемен, принесенных войной.

Ратенау, в сущности, предлагал им открыто признать переход к новому, регулируемому капитализму.

П. Берглар, автор солидной монографии о Ратенау, положительно оценивает планы «нового общества», особо подчёркивая то обстоятельство, что предприниматель требовал примата экономики над политикой. Берглару импонируют объяснения Ратенау относительно причин нищеты пролетариата и получения прибылей капиталистов: «Верно, что пролетария делает пролетарием не то, что он за свой труд не имеет доли в средствах производства, а то, что он не равноправный партнёр при определении применения капитала и использования дохода от него… Корень пролетаризации лежит не в бедности, а в безвластии». Feldmann Gerald D. Armee, Industrie und Arbeiterschaft in Deutschland 1914 bis 1918.

Berlin/ Bonn. 1985. S. Ibidem. S. Berglar P. Walter Rathenau. Op. cit. S.275- В целом Берглар более объективно оценивает заслуги Ратенау, чем многие другие историки, но считает его эпигоном и эклектиком в рассмотрении вопросов коллективного хозяйства: «мысль об обобществлении стара, Ратенау пытался её трансцендировать (одухотворить), но ему не хватило оригинальности для её духовного раскрытия».2 Новое во взглядах Ратенау, по мнению Берглара в том, что он стремился примирить все теоретико-экономические принципы своего времени путем общего синтеза.

В конце концов «Ратенау спроецировал систему частно капиталистического государственно-дирижистского общественного хозяйства».1 Довольно точно Берглар оценивает вклад Ратенау в создание «новой теории»: «Он разводнил принципиальные положения разговорами о душе, а классовые противоречия, борьбу за власть замазал идеалистическими туманными представлениями. Короче, он не мог перешагнуть своей тени и вырваться из системы, привилегированным функционером которой он был». Однако Берглар подчеркивает: «Популярность и сила трудов Ратенау и сейчас заключаются в том, что он не был бедняком, революционером, пролетарием, социалистом. Самое замечательное таится в том, что не раб свергает рабство. Не крепостной – феодализм, не рабочий свергает капитализм, а что удар против господствующей системы исходит от привилегированного отшельника и что он объявляет ей окончательный приговор». Завершал свою книгу «О проблемах будущего» Ратенау такими рассуждениями: «Мы не имеем права привить наши мысли и чувства цивилизованным нациям земли, так как они могут стать их слабостями, потому что мы ещё не достигли одного: ВОЛИ к собственной ответственности». «Новая жизнь не может быть ничем иным как пробуждением души… Возникнет что-то, что ни один из нас сейчас живущих Ibidem. S. Ibidem. S. Ibidem. S. Ibidem. S. не может обещать… мы умираем как поколение перехода, пораженного определенными обстоятельствами, наш урожай не ценен».4 Но мы должны, по крайней мере, «наметить швы в крепком строительстве современности». Ратенау, независимо от других мыслителей начала 20 века, считал, что хозяйство будущего вырастет как примат над политикой и это хозяйство будет не голой манипуляцией в технике и финансах, а будет выступать как старание (Muhe) дать людям достойную человека жизнь, а это значит освободить «путь душе» (Seelen – Weg), путь по которому только и можно идти в 20 веке. Пролетарское состояние по этическим соображениям нельзя низводить до проблемы собственности. Не то делает пролетария пролетарием, что он не имеет за свой труд доли в средствах производства, а то, что он неравноправный партнер при определении применения капитала, использования дохода. Вопрос о власти – основная проблема капитализма как и социализма, корень пролетаризации лежит не в бедности, а в безвластии.1 Изменения или даже отмены недостойного существования Пролетария нельзя ожидать от «догмы социализма» от «марксистской каучуковой интерпретации, так как парадокс её состоит в том, что эта догма может стать самой сильной поддержкой трона алтаря и буржуазии». Ратенау высказал, что капитализм может так долго просуществовать как долго будет механизация хозяйственной формой, т.е. необозримое время.

Спекулянт, монополист и крупный землевладелец не будут иметь места в будущем обществе.3 В работе содержится антикапиталистическая критика, критика классового разделения общества. Догматическому социализму он противопоставляет теорию возвышения роли государства, но в разгар войны, опасаясь негативной реакции общественности, не стал категорически писать о существующих государственных и общественных отношениях. Мысли Rathenau W. Von Kommenden Dingen. S. Ibidem. S. Berglar P. Walter Rathenau. Op. cit. S. Berglar P. Walter Rathenau. Op. cit. S. Ibidem. S. Ратенау стали известны и популярны после деятельности в военно-сырьевом отделе, когда он британскую блокаду сделал недейственной.

Известный немецкий историк Эрнст Трёльч отрицательно отнёсся к книге: «В целом это утопия, в качестве морального требования можно желать таких отношений, но в действительности реализация таких положений лежит в другой плоскости».4 Старый Шмоллер, которому Ратенау послал в мае г. три главы труда, признал серьёзность, с которой народнохозяйственный, нравственный и политический поворот требуется, не возражал против «далеко идущего государственного социализма», но возражал против нравственных путей совершенствования» он считал это самым слабым пунктом книги.1 Его государственный социализм близок старопрусскому.

Его планы нравственных реформ - большие и благородные концепции. Но чтобы «он стал большим государственным мужем, нашим германским государственным судном управлять, его книга недостаточное доказательство». На наш взгляд, Ратенау в работе «О проблемах будущего» дал нравственно-философское, экономическое обоснование необходимости преобразования германского общества с позиций передовой буржуазии. Его книга отражает борьбу социалистического и либерального мировоззрений, а также борьбу в самом лагере буржуазии по поводу приручения рабочего класса, т.е. его интеграции в капиталистическую систему. Труд Ратенау является ярким свидетельством того, как наиболее дальновидные представители правящей элиты в период первой мировой войны пришли к осознанию, что они живут в переходную эпоху. Кричащие противоречия книги, о которых так много пишут немецкие авторы, были результатом ломки довоенных представлений в сознании Ратенау – книга была начата до войны - и автор тогда рассуждал о необходимости с помощью нравственных Schulin Ernst. Walter Rathenau. Reprsentant, Kritiker und Opfer seiner Zeit. Zrich;

Frankfurt am Main, 1979. S. Ibidem. S. Ibidem.

методов воздействия на души людей прекратить «безобразия»

капиталистического общества: лень, расточительство, унижение бедных, национальных меньшинств и других народов. Он хотел создать «просвещенное общество» на основе капитализма. Под влиянием разрухи, взяточничества, казнокрадства, коррупции, особенно обострившейся хищнической конкуренции (например, Крупп продавал свою сталь противникам Германии), когда все моральные, нравственные представления экономической правящей элиты были отброшены в погоне за гигантскими прибылями, Ратенау понял, что конкуренция погубит капиталистическое общество и пришел к выводу о необходимости изменения, прежде всего, экономических порядков, замены «освободительного капитализма»

капитализмом «организованным».

В отличие от либеральных буржуазных политиков периода войны, требовавших парламентаризации, демократизации, политических привилегий буржуазии, Ратенау предлагал немедленное построение «нового общества», в котором были бы упорядочены отношения конкурентов. Эту задачу, по государство1.

мнению Ратенау, могло выполнить только одно Как дальновидный капиталист, знающий слабости своего класса, Ратенау не видел в обществе иной силы, способной навести порядок, кроме государства, поэтому он и отводит столько места аргументации мысли о необходимости сильного государства, «сильной воли».

Свой «новый порядок» или «новое общество» Ратенау мыслил в сущности как соединение черт капитализма и социализма (плановое начало и частная инициатива, упразднение нетрудовых доходов и сохранения частной собственности и т.д.). В проектах «нового общества» очень явственно обнаруживаются черты будущего регулируемого капитализма: возвышение роли государства, особенно в экономических вопросах, привлечение государства к решению социальных вопросов, улучшение «сверху»

материального положения рабочего класса и допуск его к управлению Rathenau W. Von Kommenden Dingen. S. производством, реформа финансовой политики, введение ограничения конкуренции и т.д. Ратенау искренне призывал к строительству «нового общества» и также искренне, но ещё более настойчиво стоял на страже частного предпринимательства, защиты частной собственности.

Популяризируя свои идеи, Ратенау часто выступал. Так, 18 ноября года он сделал доклад в «Германском обществе 1914 года» под названием «Проблемы мирного хозяйства», в котором проводил мысль о том, что будущее хозяйство - дело не индивидума, а всего общества. Для Германии это самая острая проблема, - говорил он, - поскольку она большинство продуктов питания и сырья ввозит из-за границы и только строгая организация труда, потребления и распределения в состоянии обеспечить нормальное развитие хозяйства. «Не нужно бояться тесного сотрудничества государства и экономики, хотя государство должно несколько перестроиться и стать действительно самым высоким органом общественной воли и духа и на время войны и на последующий период»1. В 1917 году Ратенау написал работу «Новое хозяйство, в которой продолжил рассуждения о «проблемах грядущего». Он полагал, что великое событие, вылившееся в форму «националистической» гражданской войны между европейцами, является переворотом, преимущественно социально-политического характера и писал:

«Независимо от внешних последствий, вызванных продолжительными военными действиями, результаты войны скажутся преимущественно на внутренней жизни».2 Обязательным социальным следствием войны Ратенау считал переход через «новый хозяйственный строй» к новой форме общества, так как возврат к свободной конкуренции невозможен: «Прошлое ушло безвозвратно и никогда не будет восстановлено. Если оно было раем, то это рай потерянный». Выход из трудностей, созданных войной, Ратенау видел в росте производства, увеличении производительности труда, повышении Rathenau W. Gesammelte Schriften in funf Bnden.Bd.5 S.79, Ратенау В. Новое хозяйство. М. 1923. С.7- Там же. С. жизненного уровня трудящихся (в частности, в повышении заработанной платы).4 Отличительной особенностью нового хозяйства должна стать планомерность, так как на основе научной организации, под влиянием регулирующих сил и принципов экономика в состоянии произвести во много раз больше, чем ныне дает «хаотическая борьба всех против всех».5 «Новый строй должен быть основан на частном хозяйстве, но ограничен в свободе». Главный аргумент, который выставил Ратенау против программного положения об общественной собственности социалистов, сводился к тому, что прибыль не представляет собой продукта, отнятого у «четвёртого сословия», а есть якобы некоторый запас средств, в которых хозяйство нуждается для своего роста. Эта прибыль, за исключением суммы умеренной, но произвольно взятой капиталистом для личного потребления, возвращается в хозяйство. С течением времени хозяйство утратит частнособственнический характер, утверждал Ратенау, поскольку больше появляется акционерных обществ, которые он причислял к коллективным собственникам.1 То, что было туманно в «Проблемах будущего», ясно обнаружилось в этой работе. Ратенау требовал государственного вмешательства в экономику, но на определенных условиях: предприятия должны сохранить хозяйственную инициативу, а государство должно контролировать социальный порядок, имея право создавать на предприятиях органы с включением представителей государственных учреждений. Буржуазная действительность начала 20 века, общество, идолом которого являются деньги, не вполне устраивали Ратенау как интеллигента с высокими духовными запросами, признававшего в качестве главной человеческой ценности - труд на благо «нового» общества. Предлагавшийся им идеал «нового общества» означал подчинение масс сильной «воле», олицетворением которой являлось бы государство. Некоторые известные Там же. С. Там же. С. Там же. С. Там же. С. 28- Там же.

немецкие авторы, в том числе Ю. Кучинский, считали, что идеи Ратенау проложили дорогу фашизму. На наш взгляд, это совсем неверно, Ратенау никогда не был расистом, на первое место ставил экономические отношения, а не политический диктат, был противником всякого насилия, тем более террора, искренне почитал демократию. Признание же за государством особой роли в жизни индустриального общества стало характерным и очевидным обстоятельством для позднейших теоретиков регулируемого капитализма, среди них самого популярного экономиста Дж. М. Кейнса и философов О. Шпенглера, М. Хайдеггера, А. Камю и др. и ежедневной практикой сегодняшней действительности. Во время войны всерьез рассуждения Ратенау не приняли ни левые, ни правые, ни социалисты, ни либералы, что осложнило его политическую и государственную карьеру в демократической республике.

Глава IV. Влияние войны на экономику. Программа Гинденбурга Во время войны государство приняло ряд законов и осуществило некоторые мероприятия, которые вывели Германию, по замечанию В.И.

Ленина, на первое место по организованности и эффективности хозяйственного механизма.1 Кстати, с этой характеристикой военного хозяйства Германии вполне согласны современные немецкие исследователи. Скудные природные ресурсы Германии, ограниченные возможности для реализации продукции во время войны толкали к строгому распределению сырья, продуктов и топлива и т.д., что, естественно, вело к централизованному регулированию хозяйственного организма. Гутше в своих статьях довольно подробно освещает деятельность государства по регулированию хозяйства и называет формы ГМК, типичные для Германии:

1) непосредственная уния государственных органов и монополистических союзов, которая особенно выявилась в военном хозяйстве и гражданском управлении оккупированных областей и в обоих случаях была требованием военных органов;

2) сотрудничество через посредников и личные связи в имперской канцелярии, министерствах внутренних дел и иностранных дел, верховном командовании армии - это был преобладающий способ;

3) Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т. 34. С. Шульце Хаген. Краткая история Германии. «Весь мир». Москва. 2004. С.136.

давление на «общественность», которое осуществлялось с помощью партий, союзов, прессы. В начале войны правительство создало правовую основу для государственного вмешательства в военное хозяйство. 4 августа 1914 г.

рейхстаг принял закон «Об усилении роли бундесрата в экономических мероприятиях». В 3 параграфе этого закона говорилось, что бундесрат уполномочен предписывать во время войны те меры, какие окажутся необходимыми для устранения экономических неполадок. На заседании имперской бюджетной комиссии 3 марта 1915 г. Статс секретарь министерства внутренних дел К. Дельбрюк заявил: «Только война даёт возможность реализоваться новой системе хозяйствования, отличительная особенность которой состоит в том, что государство должно действовать вместе с монополиями… Принцип Laissez faire, Laisser aller экономику». должен уступить государственному вмешательству в Объективными причинами складывания механизма ГМК были потребности военного хозяйства, которые вынуждали к тесным экономическим институциональным и персональным связям государства и монополистического капитала. В годы войны правительство не могло не поддерживать позиции монополий. Ещё до войны в германской монополистической буржуазии сложилось два направления, которые отстаивали свои корпоративные интересы. Первая группа – экстремисткое крыло – возглавлялось рейнско-вестфальскими горными промышленниками (Крупп, Тиссен, Клекнер), принявшими августа 1914 года программу аннексии северной Франции, всей Бельгии, Gutsche W. Zu einigen Fragen der staatsmonopolistischen Verflechtung in den ersten Kriegsjahren am Beispiel der Auspnderung der belgischen Industrie und der Zwangsdeportation von Belgien // Politik im Krieg 1914-1918. Berlin. 1964. S. 68-69.

Deutschland im ersten Krieg. Bd. I. S. 395.

Ibidem. S. 411.

Gutsche W. Der Einfluss des Monopolkapitals auf die Entstehung der aussenpolitischen Konzeption der Regierung Bethmann Hollweg zu Beginn des Ersten Weltkrieges. Jahrbuch fur Geschichte (JbfG). Berlin. Bd. 5. S. 123.

Польши, Украины, Литвы, Курляндии, Лифляндии, Эстляндии, Финляндии путём прямого захвата.4 Гутше называет это крыло консервативно– империалистским направлением в связи с консервативными методами империалистической политики в широком смысле.

Вторая группа – либерально-империалистская – представляла интересы электроиндустрии, немецкого банка, больших судоверфей (Ратенау, Баллин, Рехенберг). В 1914-1915 гг. к нему примкнули средненемецкие и верхнесилезские горнопромышленники. Эта группа рассматривала в качестве главной цели войны создание Европейского экономического союза под германским руководством. Монополисты выступали преимущественно замаскировано, отклоняли прямую аннексию на Западе (но не захваты на Востоке), стремились к мировому господству. В либерально империалистской группе были свои разногласия относительно плана «Срединной Европы». Так, Ратенау выступал за единый цивилизованный Запад, а Ф. Науман (один из основателей германской прогрессивной национальной партии) признавал возможность экономического союза со странами Восточной и Юго-Восточной Европы и Турцией. Гутше подчёркивал, что в первые годы войны соотношение сил между обеими группировками буржуазии было стабильно. Свидетельством тому было создание военного комитета германской промышленности в самом начале войны (8 августа 1914 г.) путём объединения двух крупнейших предпринимательских союзов (Центрального союза немецких промышленников железа и стали и Союза промышленников готовой продукции и экспорта) по инициативе председателя пангерманского союза Класса и председателя директората Круппа – Гугенберга. Комитет должен был выработать единую политическую тактику монополистической Gutsche W. Erst Europa…S. 751.

Gutsche W. Mitteleuropaplanungen in der Aussenpolitik des deutschen Imperialismus vor 1918 //ZfG. 1978. H. 5. S.533-538.

буржуазии и оказывать давление на правительство.2 В этом комитете были представлены имперский министр внутренних дел, а также министр торговли и промышленности. Правительство должно было считаться с мнением комитета в основных экономических и политических вопросах. Образование военного комитета закончило целый период истории германского капитала и положило начало новому этапу, на котором все отрасли крупной промышленности ещё сплоченнее и агрессивнее выступили за дальнейшую экспансию. Военный комитет промышленности способствовал ускорению процесса концентрации производственного капитала, усилению позиций крупного капитала, содействовал объединению государства и монополистических групп. Большую роль в деятельности комитета играл Ратенау, который находился в окружении Бетман Гольвега и имел на него влияние.

К осени 1916 года военные, внешнеполитические, экономические и внутриполитические трудности Германии приобрели размеры угрожающего кризиса. Вследствие потерь под Верденом и особенно кровавого лета – бои на Сомме - потерпела крах выдвинутая начальником Генштаба генералом Э.

Фалькенгеймом стратегия измора противника, а державы Антанты смогли доказать свое явное преимущество в материальных силах. В то время как германские войска ощущали все возраставшую нехватку вооружения, противник использовал артиллерию с невиданной до сих пор интенсивностью, да к тому же применил новое оружие – танки.

Правительству, генералитету, промышленникам и банкирам стало ясно, что все меры, принятые Германией к тому времени в области экономики, оказались недостаточными и не всегда эффективными. Общее хозяйственное положение также не давало повода для оптимизма. Хотя в 1916 г. добыча каменного угля приблизилась к уровню 1914 года, а производство стали Gutsche W. Die Entstehung des Kriegsausschusses der deutschen Industrie und seine Rolle zu Beginn des ersten Weltkrieges // ZfG. 1970. H.7. S. Gutsche W., Klein F., Petzold J. Von Sarajevo nach Versailles. Deutschland im ersten Weltkrieg. Berlin. 1974. S. 91.

даже несколько превысило уровень того года, чугуна было получено значительно меньше, чем в 1914 году. Что касается довоенного 1913 года, то в 1916 году стали было произведено примерно на 20%, чугуна выплавлено на 40%, а угля добыто на 15% меньше. Плохой урожай вследствие уменьшения площадей посева и сбора урожая, а также неблагоприятной погоды угрожал ещё больше обострить положение. До войны Германия была самым большим импортером аграрных продуктов, составлявших 38% ввоза, т.е. одна треть потребности в продуктах питания доставлялось из-за границы. В 1913 ввозилось 3,2 млн.

тонн зерна, 8,3 млн. тонн жиров – 50% общей потребности. В течение войны аграрное производство снизилось на одну треть, в том числе производство зерновой продукции – на 36%, продукции животноводства на 40%, картофеля на 35%.1 Государство немедленно занялось организацией рационирования питания. Цены на зерновые фиксировались государством. В январе 1915 г.

были введены хлебные карточки сначала в Берлине, а с июня по всей империи. С февраля 1915 г. правительство ввело новые методы регулирования: все производство зерновых было поставлено под государственный контроль и установлены максимальные цены.2 В мае 1916 г.

было создано «Ведомство военного питания», которое подчинялось Бундесрату (только для гражданского населения, армия снабжалась по своим каналам).

В 1916 году германское правительство было вынуждено первым из правительств воюющих стран вести в стране карточную систему на продовольственные товары. По установленным нормам население могло получить в сутки: хлеба –270 г, мяса – 35 г., жиров – 12,7 г, картофеля – г.3 Германия превращалась в страну «гениально организованного голода». Baudis D. Nussbaum H. Wirtschaft und Staat..S. Hans –Ulrich Wehler. Deutsche Gesellschaftsgeschichte. Von Beginn der Ersten Weltkriegs bis zur Grundung der beiden deutschen Staaten. 1914-1949. Mnchen. 2003. S.58.

Ibidem. S. Шифман М.С. Война и экономика. С.42.

Ленин В.И. Полн. собр. соч., Т.3, С. Принимаемые меры были не эффективны. Зиму 1916-17 назвали брюквенной, все основные продукты питания: молоко, масло, жиры животные и растительные, хлеб и др. были заменены брюквой. Что привело во многих городах к акциям протеста. В важнейших промышленных городах – Гамбурге, Берлине власти вынуждены были увеличить нормы рациона питания. У населения росло недовольство против верхних слоев, крестьян и торговцев, их считали виновниками всех бед. Ф. Эберт, выступая в рейхстаге (апрель 1916 г.), констатировал: «большие массы народа должны теперь фактически голодать». В феврале 1917 был назначен государственный комиссар по снабжению населения продуктами питания, им стал Георг Михаэлис (будущий канцлер), положение несколько изменилось, но не намного. В последние два года войны из-за недостатка продуктов питания увеличилась смертность детей, особенно в больших городах.1 Население, немецкое общество медленно, но неудержимо выходило из-под контроля государства.

Авторитет государственных органов был подорван как и легитимность существующего порядка. Экономическое влияние войны вело к значительным изменениям социальной структуры Германии. Число рабочих в секторах индустрии, горного дела, строительства и бытовом обслуживании за 1907-1925 гг. выросло с 39,9 до 42,3%. Стр. 97а число занятых в аграрном секторе снизилось с 33,9 до 30,3%. Германия в конце войны выглядела все еще индустриальной державой с необычайно сильным аграрным компонентом. В благоприятном положении оказались лишь предприниматели, производившие вооружение. Они получили прямой доступ к сырьевым запасам и имели лучшие позиции по сравнению с предпринимателями, непосредственно не связанных с военным производством. Особенно Mommsen Wolfgang J. Die Urkatastrophe Deutschlands. Der erste Weltkrieg 1914 1918. Klett-Gotta. 2001. S. Mommsen Wolfgang J. Op. cit. S. Ibidem. S. выиграли предприниматели черной металлургии и стальной индустрии, машиностроения и тяжелых отраслей промышленности, а также химической промышленности, соответственно значительно большие прибыли получали владельцы крупных концернов. Эти процессы вели к диспропорциям в социальных гарантих и жизненном уровне граждан различных регионов. Владельцы мелких и средних предприятий в указанных отраслях имели более скромные доходы. Нарастал дисбаланс внутри экономической системы. Серьёзно ухудшилось и внешнеполитическое положение Германии, ей объявили войну Италия и Румыния. Наступление русской армии под командованием генерала Брусилова на Юго-Западном фронте нанесло такой удар по австро-венгерским войскам, что они до конца войны не были способны вести активные действия. Их приходилось постоянно подкреплять немецкими войсками, что «было равносильно дальнейшему ослаблению Западного и Восточного фронтов Германии».1 Наилучший выход в сложившейся ситуации представители политической элиты, кайзер и канцлер видели в смене Фалькенгейна лицом, пользующимся доверием военщины, симпатиями народа и промышленников. Все представители различных фракций германской буржуазии Г. Стиннес, (самый могущественный монополист военного и послевоенного времени между и 1924 гг.) создал империю такого масштаба, какого не знала Германия. Г. Крупп, К.Дуйсберг, В. Ратенау, а также рейхсканцлер Т. фон Бетман Гольвег были едины в том, что начальник генерального штаба должен быть сменен «победителем при Танненберге» Паулем Гинденбургом3, и известным своими личными связями с некоторыми ведущими промышленниками Ibidem. S. Ibidem. S. Weber H. Ludendorff und die Monopole S.26.

Гюнтер Оггер. Фридрих Флик мультимиллионер. Стр. Пауль Гинденбург (фон Бенекендорф унд фон Гинденбург), 1847-1934, сын офицера. 22.8.1914 г. назначен командующим 8-й армией, действовавшей на Восточном фронте.

Людендорфом. генералом Эрихом Это требование недвусмысленно выражала явно инспирированная монополистами памятная записка от августа 1916 года начальника секции боевой техники при ОХЛ талантливого, коварного майора Макса Бауэра, являвшегося связующим звеном между Г.

Круппом, К. Дуйсбергом и Г. Стиннесом, с одной стороны, и П.Гинденбургом и Э.Людендорфом, с другой. В записке говорилось, что «нам не хватает ясной воли и твердого решения. Это стратегия проедания всего заработанного… Мы находимся в состоянии бесперспективной обороны, а тем самым – в величайшей опасности… Спасти нас может, вероятно, только человек сильной воли, который благодаря доверию, которым он пользуется, воодушевит народ на крайние жертвы и который сумеет принять осуществить смелое решение».1 Хотя в этой памятной записке имя Людендорфа не упоминалось, имелся в виду именно он. Ведь он считался человеком, не останавливающимся ни перед какими средствами, гением организации и ловким мастером милитаристской пропаганды. В его пользу говорило и то обстоятельство, что его фактическую власть можно было прикрывать от всех антивоенных настроений и выступлений народа созданным нимбом «старого Гинденбурга», самой выдающейся чертой которого было «искусство, фактически играя роль слепого исполнителя желаний своих советников, делать вид, будто он именно является начальником, действующим по собственной воле». Ратенау в конце 1915 года лично познакомился с Людендорфом.

Позиция Ратенау как ведущего промышленника предоставляла ему случаи Эрих Людендорф (9.4.1865, Крушчевня, Позен – 20.2.1937, Татцинг, Бавария), генерал пехоты. Сын помещика, офицера резерва. Образование получил в высшей кадетской школе в Берлине-Лихтерфельде (1882) и Военной академии (1892). В начале 1894 направлен на полгода в Россию для совершенствования в русском языке. С начальник 2-го отдела (стратегическое развертывание армии) Большого Генштаба. С командир пех. Бригады (Страсбург). 22.8.94 император Вильгельм II лично вручил ему орден Pour le Merite (За заслуги). 2.8.94 назначен начальником штаба 8-ой армии, с.0. главнокомандующий на Востоке. – Кто был кто в Первой Мировой Войне.

Биографический энциклопедический словарь. Москва. Астрель. Аст. 2003. С.375-376.

Weber H/ Op.cit. S. Ruge W. Hindenburg. Portrt eines Militaristen. VEB Deutscher Verlag der Wissenschaften. B. 1980. S.23.

участвовать в паломничествах в Ковно (ставка верховного командования), когда он и нанес визит Людендорфу. Позднее в письмах сообщал: “С этого дня я присоединяюсь к числу тех, кто делал все возможное, чтобы проложить ему путь в Верховное военное руководство».3 Ввиду нарастания военно политических сложностей усилил свои попытки поставить во главе ОХЛ Гинденбурга и Людендорфа также и рейхсканцлер, который 10 июля года писал Р. Валентини, главе тайного гражданского кабинета, что «наследниками Фальгенгейна могут быть только Гинденбург и Людендорф …в их лице мы имеем подходящих людей».4 Бетман Гольвег воздействовал на кайзера, заявив ему 23 июля, что «Гинденбург является грозой врагов».

Армия и народ питают к этому генералу безграничное доверие. Его имя может «воспламенить» массы и оказать такое воздействие на народ, что тот любую проигранную битву примет за победу, если это произойдет только под командованием Гинденбурга».1 К этому событию (обсуждение в верховной ставке планов ведения войны) немецкие историки относят рождение программы Гинденбурга. 29 августа, как только было получено известие об объявлении войны Румынией, кайзер вызвал Гинденбурга и Людендорфа в Большую ставку и сообщил им, что они призваны возглавить ОХЛ. 31 августа 1916 года Гинденбург направил письмо в военное министерство, в котором требовал «поднять производство снарядов и минометов вдвое, орудий, пулемётов и самолётов втрое». С созданием третьего Верховного командования начинается новый этап военно хозяйственной политики. Военные события сделали абсолютно необходимыми изменения в военной экономике, если правящие круги хотели и дальше экономически обеспечивать ведение войны. Такими событиями стали как расширение театров военных действий вследстие вступления в Weber H. Op.cit. S.40;

Rathenau W. Tagebuch. 1907-1922. S.92.

Gutsche W. Aufstieg und Fall eines kaiserlichen Reichskanzlers. Theobald von Bethmann Hollweg. Veb Deutscher Verlag der Wissenschaften. B, 1973. S. Gutsche W. Aufstieg und Fall. S. Людендорф. Мои воспоминания о войне 1914-1918. Том первый. С. 193.

войну Италии и Румынии на стороне Антанты, так и невиданные по масштабам битвы военной техники и снаряжения под Верденом и на Сомме, затмившие все до сих пор известные требования войны к экономике страны.

Под Верденом, например, за 30 недель боёв было израсходовано 1350 тыс.

тонн стали, т.е. 50 тонн на 1 га территории боёв.3 Если масштабы расхода материалов привели уже в начале войны к организации военного хозяйства и к коренным изменениям спланированной до войны схемы мероприятий, то теперь потребность в материалах так выросла, что они превышали мощность немецкой военной промышленности при существовавших условиях её организации. Усиление принудительных военно-хозяйственных мер значительно ускоряло происходившее все заметнее развитие регулируемого капитализма. В 1916 году нехватка военных материалов была очень острой в различных областях. «Перемалывание средств» под Верденом и на Сомме привело к осложнениям со снабжением войск орудиями и боеприпасами.

Хотя ежемесячное производство орудий, составлявшее в начале войны шт., превысило уже к 1916 г. 600 шт. потребность в них увеличивалась в значительно большей степени.1 Для увеличения производства военных материалов III ОХЛ потребовало увеличения ежемесячной добычи угля на млн. тонн, а железной руды на 800 тыс. тонн, кроме того, доменные печи и сталепрокатные заводы должны были использоваться вплоть до абсолютного предела их мощности. Эти мероприятия получили название впоследствии «Программа Гинденбурга». Она была хотя бы приблизительно выполнима только в случае срочного расширения производственных мощностей военной промышленности за счет дальнейшего ограничения производства для гражданского потребления. Следовательно, появилась необходимость в новых принудительных мероприятиях в целях усиления жестокой эксплуатации трудящихся и в обширных структурных изменениях в Mottek H., Becker W., Schrter A. Wirtschaftsgeschichte Deutschlands S. Mottek H., Becker W., Schrter A. Wirtschaftsgeschichte Deutschlands S. организации военного хозяйства.2 Центральным звеном, ответственным за осуществление программы Гинденбурга стало военное ведомство (кригсамт), ответственное за все формы военного хозяйства от сырья до рабочей силы вплоть до права объединять и останавливать предприятия.3 Несмотря на широкие полномочия, военное ведомство, как это обычно бывает у новых учреждений, когда они без ликвидации старых ставятся рядом с последними, скорее увеличивало хаос военнохозяйственной организации, чем уменьшало.

Тем более, что монополистическая группа тяжелой промышленности энергично противодействовала всем шагам военного ведомства до тех пор, пока им руководил генерал Гренер.4 Программа Гинденбурга была очень выгодна важнейшим группам монополистической буржуазии, прежде всего, потому, что в ней предпринимались попытки создать дополнительные прозводственные мощности. Уже в начале февраля 1917 года Людендорф в значительной мере отказался от этой программы, поскольку необходимые строительные работы требовали слишком много времени, а монополистам, прежде всего в тяжелой промышленности, предоставлялись для этих работ крупные субсидии. Конечно, субсидии для тяжелой промышленности были не только результатом программы Гинденбурга. Уже в 1914 г. ведущие представители индустрии добились введения этой выгодной для них практики, а с 1915 года значительное число предприятий тяжелой промышленности, изготовлявшие взрывчатые вещества, получали государственные пособия, имевшие обычно форму длительных ссуд.1 После провозглашения программы Гинденбурга не только существенно возросла эта форма перераспределения национального дохода в пользу военных концернов, но и были обеспечены предпосылки их участия в ней.

Субсидии, полученные от государства крупнейшими монополиями, имели такие колоссальные размеры, что их просто невозможно Schrter A. Krieg, Staat, Monopol S. Ibidem.

Militr und Innenpolitik. Teil. 1 S.

Schrter A. Op.cit. S. реконструировать в полном объеме. Вот хотя бы несколько примеров. Для выполнения всех заказов Крупп получал кредит, часть которого ему не нужно было погашать. В металлообрабатывающей промышленности также выдавались многочисленные долгосрочные ссуды, которые вообще, или частично не нужно было погашать.2 Пороховые заводы получили кредит в размере 10 млн. марок, причем их положение дел позволило им сократить срок погашения кредита с 15 лет до 1 года. Кроме того, государство участвовало в многочисленных смешанных предприятиях, что часто одновременно означало субсидирование концерна-компаньона. соответствующего Благодаря всем этим многочисленным субсидиям, а также высоким военным доходам монополий, в германскую промышленность в годы войны были сделаны крупные инвестиции.1 Во время первой мировой войны быстро росла государственная собственность на средства производства. Около 200 тыс. рабочих было занято только на государственных военных предприятиях. Для удовлетворения военных потребностей, главным образом в алюминии, электроэнергии и азоте, государство создавало новые и расширяло старые предприятия. Значительная часть этих предприятий стала собственностью государства. В большинстве своем они снабжали частные монополии сырьем по умеренным ценам, способствуя росту их прибыли.

Главное внимание в ходе реализации программы Гинденбурга уделялось не столько созданию новых производственных мощностей, сколько более полному и эффективному использованию уже имеющихся, пригодных для непосредственного производства, но ещё не полностью милитаризованных предприятий. Это происходило путем непосредственного вмешательства государства в производственный процесс, что было до сих пор чуждо капитализму. Под лозунгом более эффективной загрузки и Deutschland im ersten Weltkrieg. Bd.2 S. Schrter A. Op.cit. S. Ibidem. S. Deutschland im ersten Weltkrieg. Bd.3 S. указывая на недостаток сырья, рабочей силы и, частично, современного специального оборудования, крупнейшие монополисты добивались через военное ведомство концентрации соответствующего производства на объявленных особо эффективными, главным образом контролируемых ими крупных предприятиях. Это означало остановку многочисленных мелких и средних предприятий, терявших свою рабочую силу, машины, а также предназначенное им сырьё в пользу соответствующих крупных предприятий.

Программа Гинденбурга предусматривала резкое сокращение производства для гражданского потребления. Для этого военное ведомство разработало план закрытия значительного количества «излишних», не имеющих военного значения предприятий. Эти закрытия осуществлялись затем как официально, так и путем лишения соответствующего предприятия сырья и рабочей силы. За два последних года войны осуществлялся процесс принудительной концентрации большого числа предприятий следующих отраслей:

полотняная, шелковая, хлопчато-бумажная, цементная, обувная, мыловаренная, стекольная, деревообрабатывающая, бумагоделательная.1 Как правило, закрывалось от 30% до 70% существовавших в этих отраслях преприятий, что в пересчете на общее количество существовавших в то время в Германии предприятий означало закрытие 8-10%. Программа Гинденбурга способствовала усилению структурных сдвигов внутри народного хозяйства. Производство предметов вооружения и другого военного снаряжения к концу войны составило 75% всей промышленной продукции Германии.3 Программа Гинденбурга вела к перегреву (Uberhitzung) экономики и перенапряжению имеющихся ресурсов.


Зимой 1917 г. Это привело к тяжелому транспортному кризису;

Рейхсбан оказался в огромном перенапряжении, так как одновременно нужно было перевозить вооружение и значимые товары, а с другой стороны были Schrter A. Op.cit. S. Ibidem. S. Mller A. Die Kriegsrohstoffbewirtschaftung 1914-1918 im Dienste des deutschen Monopolkapitals. VEB Deutscher Verlag der Wissenschaften. B. 1955. S. Шифман М.С. Указ. Работа. С. сильные морозы. В итоге в важнейших индустриальных центрах снабжение продуктами питания было сорвано.4 Программа Гинденбурга изменила прежнее равновесие производственных факторов внутри экономической системы и это привело к далеко идущим последствиям: многие находящиеся в строительстве сооружения остались недостроенными. Кроме того цены на многие продукты выросли также и прибыли предпринимателей и заработки рабочих в то время как заработная плата и жизненный уровень других слоев населения остался прежним. На рубеже 1917-1918 годов стало очевидно, что Германия не может удерживать повышение производства, к которому стремилась программа Гинденбурга ни в одном производственном секторе. Новое военное ведомство оказалось также бюрократично, как и военное министерство.1 В соревновании фабрик и фронта за людей верх снова одержал фронт.

Американский историк Фелдман Г. считает, что, в конце концов, программа Гинденбурга должна была «вправить мозги» и предпринимателям и государству, так как Германия могла производить выставленное количество стали, как позволяли её производственные мощности. Крушение экономики было следствием политических причин, а не экономических.2 Первая мировая война революционизировала отношения экономики и государства.

Промышленники поняли, что «независимо от вида и интенсивности их отрицания новой республиканской системы» необходимо признать континуитет новых экономических задач и их реализацию в военное и мирное время.3 Более того, Фелдман утверждает, что программа Гинденбурга не означает какого-либо нового периода в развитии хозяйства Германии, а естественно интегрируется в период 1914- 1923гг. Главным процессом 1916-1918 гг. был не становление регулируемого капитализма, т.е.

Mommsen Wolfgang J. Op. cit. S. Ibidem. S. Gerald D. Feldman, Heidrun Homburg. Industrie und Inflation. Studien und Dokumente zur Politik der deutschen Unternehmer 1916-1923. Hamburg. 1977.S. Ibidem. S. Ibidem. S. слияние государства и монополий в единый кулак, а борьба между ними, что и привело к невиданной инфляции сначала в войне, а потом и после войны. Промышленники использовали инфляцию для расширения производства и активов и через уступки рабочим продолжали альянс производителей против потребителей, с другой стороны они боролись против принудительного хозяйства со «свойственным смешением страха и почтения»5. Промышленники были недовольны военным ведомством.

Ведомством по демобилизации и их приверженцами и творцами – технократом Рихардом Моллендорфом, его временным ментором – Вальтером Ратенау и «социальным» генералом Вильгельмом Гренером, потому что видели в их учреждении временный характер или переходный, а не модель для продолжительного государственного контроля. Война показала, что капиталистические монополии и государство хотя и стояли во главе экономики, однако давно не были «организованной силой», как считал Р. Гильфердинг в 1915 году. Борьба окончилась в 1918-1919 г. победой промышленников в форме трудового содружества с профсоюзами. 1918 год не представляет, по Фелдману, «законченной главы в экономической истории Германии»1. Реализация программы Гинденбурга показывает наглядно, что военные не могли установить жесткую диктатуру ввиду противодействия промышленников и рабочих, массовые организации которых продолжали действовать во время войны. Наглядным примером противостояния мероприятиям диктатуры и перехода некоторых генералов (например, генерала Гренера) на сторону гражданских деятелей является деятельность кригсамта – военного ведомства, созданного для упрочения влияния военных.

Gerald Feldman. Der deutsche Organisierte Kapitalismus. 1914-1923. Gttingen. 1974.

S.153- Ibidem.S. Gerald Feldman. Der deutsche Organisierte Kapitalismus. S. Глава V Деятельность кригсамта. Закон о вспомогательной службе отечеству.

Крах империи.

Целью этой главы является пересмотр стереотипных оценок марксистской исторической литературы о характере и содержании диктатуры Гинденбурга – Людендорфа, роли ее фактического главного исполнителя - Гренера, начальника военного ведомства – кригсамта, созданного в 1916 году, и его главного детища – закона о «вспомогательной службе отечеству».

В советской литературе приход Гинденбурга и Людендорфа к руководству германской армией (август 1916) трактовался однозначно и негативно. Априори насаждалось представление, что крупный монополистический капитал господствовал в государственном аппарате, непосредственно влиял на все институты власти и намеренно привел к власти военщину. В то время как «военные были озабочены только тупым ведением войны до победного конца». В таком же ключе оценивалась «программа Гинденбурга» - «амбициозная, невыполнимая, утопичная», а закон о вспомогательной службе отечеству характеризовался как «военная каторга для рабочих и раек для богатых». Специальных исследований о принятии и реализации закона о «вспомогательной службе» в марксистской исторической литературе не было и многие историки ограничивались ссылками на левую прессу социалистов, в которой кроме ругани империалистов и оппортунистов никакой объективной информации и оценок не существовало. Между тем деятельность кригсамта показывает, что в среде высшего военного руководства не было единства по кардинальным вопросам экономики, ведения войны, отношения к гражданскому населению оккупированных областей и самой Германии. В литературе ФРГ эти вопросы ставились иначе. Кокка на симпозиуме по проблемам организованного капитализма (1973г.) заявил, что «марксистско ленинский анализ остается пока единственной попыткой охватить экономическую и социальную историю Германии в мировой войне одной определенной теорией, но эта теория отказывает при объяснении тех решений государства, которые шли вразрез с интересами предпринимателей, а шли навстречу интересам лиц наемного труда». Самым ярким примером неправильности применения этой теории, подчеркивал Кокка, является анализ закона о «вспомогательной службе отечеству» - «у марксистских историков он недопустимо искажен».2 C этим положением трудно не согласиться.

Бесспорно, что во всех воюющих странах роль военных выросла, также и в Германии. Но это не была традиционная, патриархальная власть генералов. Не случайно на пост главы важнейшего органа по реализации Werner, Richter. Gewerkschaften, monopolkapital und staat im ersten weltkrieg und in der Novemberrevolution 1914-1919./ Richter Werner. - Berlin. 1959. S.83;

Weber, H. Ludendorf und die monopole. Deutsche Kriegspolitik. 1916-1918 / H. Weber. - Akademie -Verlag.

B.,1966. - S. 51. u.a.;

см. также Садовая, Г.М. Программа Гинденбурга в оценке историков ГДР. / Г.М. Садовая // Проблемы историографии внутренней и внешней политики зарубежных стран. Межвузовский сборник статей. - Куйбышев. 1987. - С. 130-131.

Kocka Jrgen. Klassengesellschaft im Krieg. Deusche Sozialgeschichte 1914-1918. / Jrgen Kocka. - Gttingen. 1973. - S.119-120.

Ibidem. S. программы Гинденбурга – кригсамта – был поставлен генерал, не отличавшийся диктаторскими замашками, выходец из низших военных чинов, человек долга, патриот, но не «тупой солдафон». В немецкой и отечественной литературе акцент делается на том, что в Германии была установлена фактически диктатура нового верховного командования (ОХЛ) или «военно-диктаторский» режим Гинденбурга-Людендорфа, который потеснил и парламент, и правительство, и кайзера.3 В литературе бывшей ГДР подчеркивалось, что монополисты, приведшие Людендорфа к власти, желали оплаты счетов, т. е. укрепления своих позиций в органах власти, подыгрывая военным в «тупом ведении войны до победного конца».

Современный петербургский историк Пленков О.П. считает, что с приходом к руководству третьего ОХЛ была установлена «популистская диктатура»1.

Факты свидетельствуют, что среди военачальников были генералы, в том числе Гренер, которые глубже, шире, адекватнее понимали необходимость политических, экономических, социальных преобразований, чем цивильные чиновники. Поэтому характер диктатуры Гинденбурга - Людендорфа нельзя определить однозначно негативно.

Вильгельм Гренер (22.11.1867, Людвигсбург - Вюртембург – 02.09.1939, Борнштедт, близ Потсдама). Сын полкового казначея, учился в военной академии. С 1912 г. – начальник отдела железных дорог Большого Генштаба. В августе 1914 г. назначен начальником полевого управления железных дорог Верховного командования, руководил перебросками германских войск на Восток. 26 июня 1915 г. возглавил службу снабжения.

11 сентября 1915 г. награжден орденом Pour le Merite («За заслуги») за успешное проведение мобилизации – ему удалось перебросить по железным Патрушев, А.И. Германия в XX веке. / А.И. Патрушев. - Дрофа. Москва. 2004. С.

65;

Иерусалимский, В.П. Германия: война, общество, рейх. /В.П. Иерусалимский // Мировые войны ХХ века. В четырех книгах. Книга 1. Первая мировая война.

Исторический очерк.- Москва. «Наука». 2002. – С. 416;

Schroter, Alfred. Krieg – Staat – Monopol. 1914-1918./ Alfred Schroter. - Berlin. Akademie Verlag, 1965. S. 94. u.a.

Пленков, О.Ю. Мифы нации против мифов демократии: немецкая политическая традиция и нацизм / О.Ю. Пленков. - Издательство Русского Христианского гуманитарного института. Санкт-Петербург, 1997. C. 11.

дорогам более 3 млн. человек и 860 тысяч лошадей. В 1916 г. же году в сжатые сроки провел блестящую переброску войск на румынский фронт. В этом же году получил звание генерал-лейтенанта. С 1 ноября 1916 – заместитель прусского военного министра и начальник военного управления.


В августе 1917 г. был отправлен в отставку с поста начальника военного ведомства, и назначен командиром 33 артиллерийской дивизии, действующим генералом XXV резервного корпуса. С сентября 1918 г. – преемник Людендорфа, Первый генерал-квартирмейстер. После революции, с 1920 по 1923 г. – министр транспорта, в 1928 г.– военный министр, в 1931 1933 гг. – министр внутренних дел. 29 августа 1916 г. начальником Генерального штаба стал Пауль Гинденбург, а вторым, равноправным начальником, стал Эрих Людендорф.

Чтобы не создавалось путаницы, и, в то же время, обеспечивалось фактическое равноправие, Людендорф предложил называть его пост, как «1 генерал-квартирмейстер». ый Заметим, что Генеральный штаб, первоначально являвшийся лишь прусским, в результате подчинения его германскому кайзеру как верховному главнокомандующему стал общеимперским органом и за прошедшие два года превратился во влиятельнейший орган власти всей Германии, а Людендорф стал самым могущественным человеком Германии.

К середине 1916 г. военно-стратегическое и экономическое положение страны было крайне тяжелым. Мероприятия по повышению эффективности работы промышленности и сельского хозяйства, проводимые с начала войны, исчерпали себя. 4 августа был принят закон о «максимальных ценах» (hochst preise), по которому на время войны предметы первой необходимости, Deutschland im Ersten Welthrieg. Hrsg. von Ulrich Cartrius. Texte und Dokumente 1914-1918. Mnchen. 1982. S.89;

Залесский К.А. Кто был кто в первой мировой войне.

Биографический энциклопедический словарь. Москва. Астрель. АСТ. 2003. С. 173- Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914-1918 гг. Том первый. Высший военный редакционный совет. Государственное издательство. Москва. 1923. С. 193.

Людендорф пишет в своих воспоминаниях, что «верховное командование и имперский канцлер были равны в правах». С. особенно продукты питания и корма для животных всех видов, а также сырье для пищевой промышленности подлежали ценовому государственному регулированию. Государство ограничило спекулятивный рост цен. Но в свою очередь, предприниматели требовали, чтобы государство гарантировало закупочные цены на производимую ими продукцию. Так директор немецкого банка Ар. Гвиннер при строительстве химической фабрики заявил, что «никто не знает, как долго продлится война, сколько потребуется пороховых продуктов, поэтому государство должно гарантировать весь сбыт продукции». По постановлению Союзного Совета от 10 июня 1916 года (с августа) одежду и белье можно было покупать в каждом случае при получении особого разрешительного свидетельства. Причем одежно бельевая карточка отличалась от продовольственной тем, что последнюю (хлебную, масляную, мясную) каждый человек мог получить без всяких оговорок. А одежно-бельевая выдавалась только тому, кто докажет агентам, что ему нужна новая вещь.1 Все перечисленные меры не давали желаемых результатов. Во всех бедах винили канцлера Бетмана Гольвега, его политику «неоориентации» (опору на партии середины и социал-демократов) и сверхосторожность, когда он при каждой неудаче военной стремился к переговорам с противником. В этом мнении были едины и кайзер, и Людендорф. Острая нехватка людских и материальных ресурсов подтолкнула Людендорфа к кардинальным шагам;

действовать через голову канцлера. Он решил вывести из-под контроля военного министерства экономику и людские резервы, работающие на войну. Действовал Людендорф через Deutschland im ersten Weltkrieg. Bd.bd.1-3. Berlin.1968-1969. Bd.1. S.120.

Ларин, Ю. Государственный капитализм военного времени в Германии (1914- гг.) / Ю. Ларин. - М.-Л., 1928. - С.60.

Людендорф, Э. Мои воспоминания о войне 1914-1918 гг. Том первый. С.247, Вильгельм II. События и люди 1878-1918. Воспоминия. Мемуары. – Мн.: Харвест. 2003. С.91.

своего любимца и правую руку полковника М. Бауера,3 посредника между верховной ставкой и деловыми кругами. В правящих кругах и профсоюзах Бауер числился как надежный «агент» крупной буржуазии и «реакционер».

Он признавался в своих мемуарах: «В Бетмане Гольвеге я видел главного врага кайзера… Бетман боялся обижать врагов, верил в лозунги либерализма и социал-демократию».4 Бауэр считал, что на время войны все руководство внутренней и внешней политикой должно лежать в руках ОХЛ. Гренер сообщает, что 8 сентября состоялась встреча Людендорфа с Круппом и Дуйисбургом в Эссене, где были намечены основные черты тотальной экономической и политической мобилизации всех ресурсов страны1. 13 сентября генерал-квартирмейстер направил письмо рейхсканцлеру, в котором категорично поставил два вопроса: 1) как обеспечить пополнение полевой армии;

2) как поднять военное производство. Людендорф считал, что призыв в армию следует начинать с лет, продлить призывной возраст до 55-60 лет. Для подъема промышленности он требовал введения военного положения.2 В. Гренер в своих воспоминаниях пишет: «Я считаю, что происхождение этого плана связано не с именем Людендорфа, а с именем полковника Бауэра, который приобретал все большее влияние»3. Немецкие историки В. Рихтер и Х. Вебер признают этот факт и считают, что план реформирования германской Макс Бауэр (1869-1929) – обер-лейтенант в большой главной квартире, посредник между верховным армейским командованием и промышленниками. В 1925-1929 гг.

военный советник Чан-кай-ши.

Bauer Oberst. Der Grosse Krieg in Feld und Heimat. Errinerungen und Betrchtungen. Tubingen, 1921. - S.123, 143.

По имперской конституции канцлер нес всю ответственность за внешнюю политику. Кайзер при несогласии с внешней политикой может только сменить канцлера, что в условиях войны грозило большими неприятностями, поскольку Бетман имел влияние и на профсоюзы и на социал-демократию. Поэтому генералы вынуждены были все время согласовывать свои действия с канцлером Groener, Wilgelm. Lebenserinnerungen. Jugend. Generalstab. Weltkrieg. Herausgegeben von Friedrich F. Sch. Hiller von Gaestringen. Gttingen. Vandenhoeck. Ruprecht, 1957. – S.

340.

Ibidem.

Ibidem. S. экономики был предложен Людендорфу Вальтером Ратенау.4 Эти факты подтверждаются немецкими исследователями Х. Нусбаум и Д. Баудисом:

«Программа Гинденбурга была выработана М. Бауэром с учетом предложений, представленных Ратенау, Круппом и Дуисбергом.5 Напротив, В. Гутше утверждает, что кригсамт был создан по инициативе экстремистской группы монополистического капитала, главной целью которой было осуществление тотальной войны. Это отчасти правильно. Действительно, монополисты Гугенберг, Стиннес, Левенштейн в письме к Гинденбургу указывали, что «новая программа повиснет в воздухе, если промышленность не будет обеспечена рабочими руками». Прусское военное министерство 16 сентября обсуждало вопрос о реализации «программы Гинденбурга». Военный министр Вилд фон Гогенборн, признаваясь в безграничном доверии к немецкой промышленности, просил понять экстремальные условия и выработать новые основы. Министр жаловался на недостаток сырья для военной промышленности, но самой трудной проблемой считал обеспечение армии солдатами, а промышленность рабочими руками. Он отметил, что все возможные средства для пополнения рабочей силой – привлечение женщин, подростков, военнопленных, рабочих с оккупированных территорий исчерпаны.1 Мероприятия по усилению эффективности промышленности обсуждались в отдельных германских землях, там была высказана полная поддержка прусскому военному министерству. 20 сентября 1916 г. министерство предложило проект создания военного ведомства (кригсамта), и сразу между армейским и имперским руководством возникла тихая, но «жесткая» борьба за государственно Werner Richter. Op. cit. S. 84;

Weber Helmut. Op. cit. S. Baudis D. Wirtschaft und Staat in Deutschland. Ende des Jahrhunderts bis 1918-1919. / D. Baudis, H. Nussbaum;

- Berlin. Akademie Verlag, 1978. - S. 289.

Gutsche, Willibald. Aufstieg und Fall - S.211;

Willibald Gutsche. Zu einigen Fragen am Beispiel der Ausplunderung der belgischen Industrie. - S. 85.

Militr und Innenpolitik im Weltkrieg 1914-1918. Dokumente. Bearbeitet von Wilgelm Deist. Dusseldorf. 1970. Teil I. - S. 486 - 487.

Ibidem. S. 492, 494-496.

правовую форму проведения «программы Гинденбурга». Людендорф предложил на пост главы нового органа (кригсамта) кандидатуру Вильгельма Гренера. Промышленники, в частности, Ратенау предлагал генерала – майора Купета на этот пост. Гренер в своих воспоминаниях указывает, что канцлер пытался провести мысль о преобразовании прусского военного министерства в «военно-промышленное ведомство с подчинением ему военного отдела труда и ведомства заготовок оружия и боеприпасов, а также военно-сырьевого отдела». Примечательно, что Гренер сразу занял позицию канцлера, полностью с ним согласившись.3 Людендорф, напротив, категорично возражал, и его точка зрения была проведена в письме Гинденбурга канцлеру 10 октября 1916 г.4 Гинденбург настаивал на организации самостоятельного органа – кригсамта, поэтому адресованное письмо канцлеру он просил не показывать военному министру, поскольку оно содержало проект высшего военного ведомства, фактически неподвластного военному министерству. Гинденбург сетовал на то, что прежние мероприятия по повышению эффективности промышленности и решению рабочего вопроса во всех деталях (доставка, обучение, распределение, питание) не достигают цели.1 Кроме того, все департаменты, отвечающие за военную продукцию и поставку людских резервов, не имеют необходимой самостоятельности и приказной силы. «Я считаю, что необходимы быстрые изменения и провести их надо через кайзеровский указ без участия законодательных органов», - писал генерал-фельдмаршал. 26 октября 1916 г. Бетман в Плесе (ставке верховного командования) обсуждал вопрос о военном ведомстве с Гинденбургом: после четырехчасовой беседы было принято решение о назначении Гренера шефом кригсамта, а военным министром стал генерал Штейн. Гренер без удовольствия принял назначение на пост главы кригсамта: «Я не был Grener W. Erinnerungen…- S. Militr und Innenpolitik… Teil I. - S.499.

Ibidem.

Ibidem. S. 500.

человеком, пригодным для этого поста… Очевидно, надо было отказаться от должности, поскольку она наполовину была политической, наполовину военной».3 Окончательно процедура назначения была оформлена указом кайзера 1 ноября 1916 года.

Кригсамт не стал полностью самостоятельным органом и формально был подчинен военному министерству. Это был военно-экономический орган, в его ведении находилась заготовка сырья, боеприпасов, оружия, ему подчинялись департамент труда по набору рабочих на военные предприятия, отдел ввоза и вывоза, отдел народного потребления и постоянная комиссия по объединению предприятий. В конце войны кригсамт насчитывал сотрудников и контролировал 3 млн. рабочих.4 Поскольку не последовало полного отделения военного ведомства от военного министерства, продолжали работать многочисленные органы заготовок, не подчиненные кригсамту. О диктаторских полномочиях военного ведомства не было речи, потому что не было средств (полномочий) наказать предпринимателей, не подчинившихся кригсамту. Притязания военных стать органом вышестоящим по отношению к промышленникам не оправдались.

Предприниматели мечтали с помощью кригсамта обеспечить себя сырьем, необходимыми материалами, рабочей силой и, конечно, о повышении прибыли больше, чем о военных нуждах. Функции кригсамта определялись таким образом: 1) Верховное военное ведомство учреждается для руководства всеми вопросами заготовок, применения, питания рабочих, а также заготовок сырья, оружия, боеприпасов. 2) ВУМБА (ведомство заготовок вооружения и боеприпасов) ведомство по вопросам труда и отдел заготовок военного сырья военного министерства отныне должны подчиняться Верховному военному ведомству. 3) Начальники штабов корпусов должны подчиняться приказам Верховного военного ведомства. 4) Верховное военное ведомство должно контролировать мероприятия по Groener Wilhelm. Op. cit. S. 345.

Baudis D. Nussbaum H. Op.cit. S. 290.

питанию и снабжению рабочими военных предприятий. Для этого Гинденбург предлагал издать необходимые приказы начальникам штабов корпусов. Канцлер не стал возражать и одобрил создание кригсамта.

По существу, кригсамт распадался на две части: «ведомство пополнения армии», отправляющее мужчин в войска в качестве дополнительных рекрутов, по мере нарастания надобности в последних.

Число подлежащих призыву оно сообщало второму отделу «военному ведомству труда», в руках которого впоследствии стала находиться организация всеобщей трудовой повинности.1 Ведомство военного труда, по заявлению Гренера, было самым главным, обширным, сложным учреждением всей системы. В кригсамте были представлены предприятия АЭГ, заводы Круппа, металлургической промышленности и немецкий банк.

Ведущими сотрудниками кригсамта стали: Р. Мертен (АО Металлгезельшафт), К. Зорге (заводы Круппа), профессор Клингенберг (концерн АЭГ) и П.Ройш (Гутехоффнугсхютте). Во главе отдельных подразделений кригсамта стояли офицеры, которые имели опыт в экономической области. Промышленники заняли важные позиции в кригсамте. Рихард Мертон (АЭГ) считался доверенным лицом Гренера и отвечал за промышленные и трудовые вопросы. Макс фон Портен (директор Otavi-Mina) и железнодорожного общества, электрические компании представлял Рихард фон Моллендорф, а тяжелую промышленность - Пауль Рейш (ген. Директор горнодобывающих заводов).1 Вновь созданное военное ведомство под руководством Гренера практически теснило военное министерство, очень конфликтные отношения складывались и с министерством внутренних дел и его министром Гельферихом, (бывшим директором немецкого банка и директором анатолийского железнодорожного общества), заместителем канцлера. Гельферих открыто Вестник Европы. - 1916. - № 12. – С. 309.

Baudis D. Nussbaum H. Op.cit. S.289.

выступал против Гренера, неприкрыто защищал интересы крупной индустрии и настойчиво оппонировал профсоюзам. Разногласия между военным и политическим руководством привели к тому, что Людендорф обратился непосредственно к кайзеру по поводу скорейшей мобилизации всех сил для ведения войны. 28 октября 1916 года Гренер сообщил Бетману Гольвегу, что ОХЛ намерен обсудить мероприятия по привлечению к трудовой повинности лиц мужского пола с 15 до 60 лет и женщин. Уже 29 октября Гренер и канцлер обосновали необходимость введения трудовой повинности, а 1 ноября Гренер подписал проект закона о вспомогательной службе отечеству, который имел подзаголовок «результат совещания комиссаров от 30 октября 1916» 3. Проект закона гласил: «Каждый немец мужского пола, от полных 16 до полных 60 лет, если он не призван на военную службу, обязательно должен призываться к вспомогательной службе. Вспомогательная служба означает кроме службы в государственных органах, в военной промышленности, в сельском хозяйстве в больницах, в военно-экономических организациях, а также во всех прочих организациях, которые имеют непосредственное значение для целей ведения войны и народного снабжения. 2) Работодатели в торговле, промышленности, сельском хозяйстве обязаны по распоряжению военных органов предоставлять списки занятых персон на этих предприятиях. 3) Поскольку военно-трудообязанные не всегда готовы добровольно сообщить о своих занятиях, то последует их призыв через комитет, состоящий из одного офицера (председатель) + 1 государственный или коммунальный служащий + 1 работодатель или работонаниматель. Все возникающие конфликты должен решать комитет, образованный начальником штаба корпуса, или последняя инстанция, учрежденная при верховном военном ведомстве. Wehler, Hans-Ulrich. Das Deutsche Kaiserreich 1871-1918 / Hans-Ulrich Wehler. – Gottingen, 1973. - S. 205.

Militr und Innenpolitik…Teil I. S.506-507.

Ibidem. S. 506-508.

2 ноября 1916 года Гренер и Гельферих согласовали основные принципы закона. Любопытно, что в воспоминаниях Гельферих пишет:

«Кайзер запретил общественное обсуждение вопроса о трудовой повинности (во избежание реакции союзников)», а 6 ноября канцлер получил телеграмму «немедленно разделаться с законом».2 В течение от кайзера с требованием недели шли интенсивные переговоры правительства, ставки верховного командования, работодателей. 10 ноября на заседании прусского военного министерства Гренеру после очередной полемики с Гельферихом был вручен текст второго проекта закона под названием «закон о вспомогательной службе отечеству и директивы для его исполнения», который был подписан кайзером 13 ноября. В бундесрате проект был подписан 14 ноября, где призывной возраст изменен с «16» на «17» лет.3 Из протокола заседаний и собственно проекта закона были поразительно неясны практические меры его исполнения.

Четыре параграфа проекта закона определяли объекты «вспомогательной службы», призывной возраст для рабочих, а также санкции за неисполнение закона (штрафы могли быть денежными до 10 тыс.

марок и тюремный срок до 6 месяцев).1 Директивы для исполнения закона фиксировали для каждого предприятия потребности рабочих и служащих, а также процедуру применения закона. Все задачи по реализации закона решали комитеты, образованные генеральными комиссиями при штабах корпусов. Комитет состоял из офицера – председателя, двух высших госслужащих, из которых один должен быть членом совета предприятия, а также из одного представителя от работодателя или работонанимателя. Офицер подчинялся кригсамту, а прочие члены комитета постоянному высшему органу управления. Жалобы на решения комитета разбирались в центральном органе, организованном Helferich, K. Vom Kriegsausbruch bis zum uneingeschrnkten U- Bootkrieg / K.

Helferich. - Berlin, 1919. - S. 261.

Militr und Innenpolitik…S. 516.

Ibidem. S. 515- 516.

Ibidem. S. 518.

при военном ведомстве, который состоял из двух офицеров военного ведомства (один из них председатель) + двух служащих министерства внутренних дел и из служащих союзного государства, которому принадлежит данное предприятие. Рабочие силы, не занятые по основной статье, могут быть в любое время привлечены к «вспомогательной службе».

Привлечение последует через письменное распоряжение комитета, образованного для каждого округа. Те лица, которым прислали вызовы, должны искать работу на предприятиях, обозначенных законом о «вспомогательной службе». При ссылке на возраст, семейное положение, на прежнюю деятельность и прежнюю работу комиссии по возможности принимают обстоятельства во внимание. Канцлер понимал, что принудительное исполнение закона вызовет у социал-демократической фракции сопротивление, и пытался найти компромисс. Тем более, осенью 1916 г. по Германии прокатилась волна антивоенных демонстраций и стачек.

В течение августа-октября прошли кратковременные, но многочисленные стачки на шахтах и рудниках Рурской области и Саарского угольного бассейна. 3 – 4 ноября в Берлине состоялась политическая стачка рабочих ряда военных предприятий. 2 ноября в г. Дрездене состоялась массовая демонстрация с участием 7 – 8 тысяч рабочих в поддержку нелегальных листовок «Спартака» в связи с вынесением обвинительного приговора за участие в антивоенных демонстрациях их лидеру Либкнехту. Официальная политика социал-демократии и профсоюзов «крутилась в чёртовом колесе»: руководители должны были ограждать себя от нападок за нарушение гражданского мира и в то же время признавать, что участие в забастовках правильно и необходимо. Militr und Innenpolitik… S. 518.

Головачев, Ф. Ф. Рабочее движение и социал-демократия в Германии в годы первой мировой войны (август 1914 – октябрь 1918г.) / Ф.Ф. Головачев. - Изд-во Академии наук СССР. Москва, 1960. - С. 159-161.

Miller, Susanne. Burgfrieden und Klassenkampf. Die deutsche Sozialdemokratie im Ersten Weltkrieg / Susanne Miller. – Dsseldorf, 1974. - S. 253.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.