авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию Российской Федерации

Центр кризисологических исследований при ГОУ ВПО

«Шуйский государственный педагогический университет»

Антикризисный

потенциАл трАдиции

и проблемы имяслАвия

1

Иваново–Шуя, 2009

ББК 71.00

О-50

СОДЕРЖАНИЕ Печатается по решению проблемы имяслАвия редакционно-издательского совета ГОУ ВПО «ШГПУ»

Часть I. НАУКА О КРИЗИСЕ Научный редактор – Океанский В. П., Океанская Ж. Л.

доктор филологических наук, профессор В. П. Океанский Россия в условиях мирового кризиса (концепция, горизонты и методология исследований)..................................................... трАдиции и Рецензенты: Добродеева И. Ю.

доктор философских наук, профессор А. Н. Портнов, Зарубежная русская философия о катастрофе доктор филологических наук, профессор Д. Л. Шукуров начала ХХ века в России............................................................ (инок Дамаскин) Никовская Л. И.

потенциАл Анализ кризиса в контексте социально политических настроений постсоветской России.................. В настоящий сборник вошли наиболее интересные материалы научно-практической конференции «Антикри- Сулакшин С. С.

зисный потенциал Традиции» и научного семинара, посвя- Экспресс-анализ мирового и российского Антикризисный щённого проблематике имяславия, подготовленные в рам- финансово-экономического кризиса........................................ содержАние ках научно-исследовательского проекта «Антикризисный по- Осипов Ю. М.

тенциал русской интеллектуальной культуры конца Нового Кризис — время разочарований, времени», поддержанного Советом ведомственной целевой прозрений и надежд (тезисные заметки)............................... программы «Развитие научного потенциала высшей школы Шелкопляс Е. В.

(2009–2010 годы)». Статьи публикуются в авторской редак Вехи и знаки движения России 2 ции. Это — третье издание Центра кризисологических ис от догматических смыслов к смыслу гармонии.................. следований при ГОУ ВПО «Шуйский государственный педа гогический университет». Первым изданием была моногра- Якимец В. Н.

фия докторанта Ж. Л. Океанской «Ословесненный космос от- Гражданская инициатива ца Сергия Булгакова»;

вторым — монография научного ру- и межсекторное партнерство — ководителя Центра, профессора В. П. Океанского «Мир Хо- системные условия преодоления кризиса............................ мякова: Церковь и культура». Мишуров С. С.

Роль Смыслов и Традиции в понимании экономических институтов............................. ISBN Толкачёв С. А.

Постмодерн как этика перманентного кризиса экономической теории и практики (тезисы)........................ © В. П. Океанский, руководитель проекта, 2009 Гиренок Ф. И.

© Коллектив авторов, 2009 Почему я антиглобалист?....................................................... Часть II. БЕРЕГА ТРАДИЦИИ Патрикеева Н. А.

А. Тарковский и А. Платонов: проблема поиска смысла жизни в контексте русской традиции..................... Давыдов О. Б.

Православный универсализм Невзорова И. М.

проблемы имяслАвия как альтернатива глобализму................................................175 Валерия Цветаева — преемница семейных традиций..... Усманов С. М. Бараев В. В.

Интеллигенция и Православная традиция Метафизика Воробьевых гор.................................................. в современной России............................................................... Грудкина Т. В.

Антикризисный потенциал современной литературы......192 Часть III. ПУТИ МОДЕРНА Тамаев П. М.

Раков В. П.

Пасхальная тема в творчестве А. С. Хомякова................... трАдиции и Не кризис, а единение Логоса и Меона................................ Ермилова Г. Г.

Когаловский С. Р.

Пафос падения и восстановления На каком понимании развития основывается в «Дневнике писателя» Ф. М. Достоевского......................... развивающее обучение математике?.................................... Волохова Н. В.

потенциАл Холодный В. И.

Л. Н. Толстой и традиция мировой мудрости.121 Соборно-феноменологическая гипотеза как поиск о воспитании «совершенного» человека философской (универсальной) идеологии............................ Тарасов А. В.

Кудряшова Т. Б.

Становление философии хозяйства в России:

Антикризисный Антикризисный потенциал платонизма от почвенников — к С. Н. Булгакову.................................... и внутренняя форма языка..................................................... Смирнов В. А.

содержАние Крохина Н. П.

Семантика «золотых ворот» в сказочной и архитектурной Культура как неомифология традиции (историко-типологический аспект)..................... (Идея культуры в дискурсе Серебряного века)................... Федосеева Ю. А.

Иванников, игумен Феодосий.

Мотивы «небесного ограждения»

Россия между Востоком и Западом.

в лирике Д. Н. Семёновского.................................................. 4 Попытка евразийского «синтеза»........................................... Едошина И. А.

Сметанин В. А.

Феномен красоты в русском народном сознании Традиции древнерусского зодчества (на материале северных сказок)............................................. в российской архитектуре Нового времени.......................... Лобова А. А.

Борзых Б. А.

Феврония и Гризельда:

Эко-логика................................................................................... идеал женской добродетели в кризисную эпоху................. Серов Н. В.

Закуренко А. Ю.

Перспективы культурологического образования Традиция, образование в средней и высшей школе...................................................... и проблемы гуманитарных наук в средней школе............ Пушина Л. Ю.

Власова Т. А.

Социальные кризисы и проблема поколений..................... Школьная форма как традиционный элемент школьного образования............................................................293 Макарова М. Н.

Специфика процессов социального воспроизводства Чикин Л. А.

в современную эпоху и типы субъектности.......................... Традиции отечественной юриспруденции........................... Ерофеева К. Л.

Традиции и новации в религиозном сознании информационной эпохи............................................................ Наумов Ю. В.

проблемы имяслАвия Тематика власти в наследии Ф. Ницше и В. Соловьёва.. Серопян С. С.

От «Еврейского вопроса» Достоевского до Даниэля Штайна, переводчика........................................ Часть I.

Ермилов Ю. И. Кто чем управляет и управляет ли?........ Уткин И. В. Предопределена ли судьба?............................ НАУКА О КРИЗИСЕ Иголь Е. Л. Почему Филипок не ходит в школу?............... трАдиции и Часть IV. ПРОБЛЕМАТИКА ИМЯСЛАВИЯ В КОНТЕКСТАХ ДРЕВНИХ И НОВЫХ потенциАл Владимиров, протоиерей Артемий.

Всякий, кто призовёт имя Господне, спасётся (Деян., 2 : 21).. Закуренко А. Ю. Слово, имяславие, поэзия. Тезисы......... Океанский В. П., Океанская Ж. Л.

Антикризисный Бытие и Слово в Житии и творениях протопопа Авваку ма Петрова: проблематика «философского имяславия»

и «конца истории» в древлеправославной мысли XVII ве ка (культурно-морфологические наброски и материалы).. Семененко А. М.

Имя и земля: протопоп Аввакум Петров и край Иванов.. Бирюков Д. С.

6 Традиция и язык в святоотеческом наследии ранневизантийской эпохи: спор о традиции между св. Григорием Богословом и имп. Юлианом и современная научная парадигма, полемика о происхождении и природе языка в арианских спорах... Раков В. П.

Имяславский контекст и релятивистская поэтика (система ключевых терминов)................................................ Ермилов Ю. И.

Рецензия на книгу Ж. Л. Океанской «Ословесненный космос отца Сергия Булгакова: «Философия имени»

в контексте поэтической метафизики конца Нового времени (Иваново–Шуя, 2009)...................... Краткие сведения об авторах......................................... Океанский В. П., Океанская Ж. Л.

Россия в условиях проблемы имяслАвия мирового кризиса (концепция, горизонты и методология исследований) Логос России в контексте глобального кризиса — един ственное, что является в данном вопросе существенным. Но трАдиции и сначала — простейшее. Когда мы говорим о России — то го ворим о двух вещах: о территории и совокупности смыслов, то есть — о физике и метафизике, о земле и небе. Нараста ющий в ходе истории глобальный кризис связан с эсхатоло гическим нарушением глубинного равновесия, заложенного потенциАл о кризисе в символико-мифологическом ресурсе союза «и». Россия как духовная смыслоформа и природное месторазвитие обраще на к реконструкции этого антикризисного потенциала. На стоящий материал посвящён преимущественно вершинно Антикризисный ЧАсть I. нАукА му, небесно-метафизическому фактору русского бытия, и мы убеждены в том, что начинать надо именно с этого, что осо бенно очевидно для мыслящего сознания после печально го завершения советского материалистического эксперимен та, запретившего метафизику декретом совнаркома — одна ко же, мы нисколько не склонны умалять сам грандиозный 8 фактор земной основы, мистически пережитой глубины роди ны, её естественной и беспрецедентной обширности. Скорее, напротив, мы видим и здесь, в природно-географической фи зиогномике нашей страны, в образе её пространства, опреде лённый метафизический залог, но оставим это для будущих интересных размышлений… 1. Пресвятая Троица и софийность времени:

антикризисный потенциал православной традиции Когда мы говорим о Кирилло-Мефодиевской традиции, необходимо сразу указать на её исток, точнее — культурно историческую завязку, поскольку метафизическим истоком является само Божественное Откровение. Интересно, что в этой житийной завязке наличествуют несомненные символи- и тяжёлой для нас форме — мысли… Его мысль, — прила ческие указания на присутствие глубочайших смыслов, свя- гая европейские оценки, — стоит в уровень, по качеству и занных не только с общебиблейской традицией, но и с интел- силе, с Шопенгауэром и Ницше…»

лектуальной — философской и символико-эзотерической — О Хомякове же, этом «русском Леонардо», стоит сказать проблемы имяслАвия культурой античного мира, по-своему обращённой к опыту здесь особо. Дело в том, что русский культурный герой и ев приобщения Софии-Мудрости, некоему гнозису о премудрой ропейский мир — тема вполне архетипическая. Тарковский верховной согласованности Бытия. и Европа, Бердяев и Европа, Достоевский и Европа, Гоголь и Св. Константин Философ, он же — в схиме св. Кирилл, Европа… У каждого из них — своя Европа, то гипнотическое Первоучитель словенский, согласно агиографическим источ- место земли, откуда, как с «бесконечно дорогого кладбища», никам, блестяще учился в Константинополе. Вместе с ним и «вернувшиеся», и «невернувшиеся» в сущности никуда и не за партой сидел будущий византийский император Миха- уходили. Хомяков — не просто один из таких «русских ев ил, а в числе преподавателей был Фотий, будущий патри- ропейцев». Его мысль исходно была направлена, как сказал трАдиции и арх Константинопольский. Интересно, что его ещё в школе бы Хайдеггер, на осмысление «метафизических оснований»

прозвали Константином Философом… Приняв сан иерея, он западного мира. А потому не Малер и «тюбингенская шко получил должность хранителя патриаршей библиотеки при ла», как представлялось Флоровскому — но Единство как не храме Святой Софии. Это было очень высокое назначение сбывшаяся грёза и западная культура, сбывшаяся как исто для столь молодого человека. Но Константин пренебрёг все- рическая грёза о таком Единстве, находятся на фарватере потенциАл о кризисе ми благами и попросту бежал в один из дальних монасты- хомяковской мысли.

рей на Чёрном море. Его разыскали и вернули. И назначили Эгологизм раннего романского предпросвещения, свя преподавателем философии в высшей Константинопольской занного с мощным «влиянием исламской цивилизации на школе… Но при первой возможности Константин удаляется Европу» в конце первого тысячелетия, задолго до эпохи Воз Антикризисный ЧАсть I. нАукА к своему старшему брату Мефодию, на гору Олимп — в ме- рождения предопределил автономизацию западной хри сто обитания прежних языческих богов, занятое теперь пра- стианской истории. Ближний Восток и даже Индия — в вославным монастырём. И Константин, в отличие от брата, культурно-историческом отношении есть глубокое дно Ев уже на Олимпе начинает заниматься славянским языком.

ропы, а отнюдь не «иные миры»… Для Хомякова вся исто Философия, согласно основателю нашей письменности, есть рия новой Европы — изживание путей забвения взаимной «знание вещей божественных и человеческих, насколько мо- любви, исходно явленной в опыте Христовой Церкви. Тень 10 жет человек приблизиться к Богу, которое учит человека де- фатальной разобщённости, глубочайшего одиночества и го лами своими быть по образу и подобию сотворившего его». рестной богооставленности людей лежит на всей западной Энергийность древних индоевропейских имён, пре- культуре, но более всего эти характерологические качества ображённое до-философское «олимпийство» церковно- заметны в наиболее ярких её проявлениях. Если рок — тра славянского Слова, к которому восходят братья-подвижники гедия античного мира, а карма ведической традиции — не своими трудами, осенёнными Божественными благодатью и смываемое антропологическое тягло, то западноевропейская произволением, и через которое мы сами оказываемся опре- культура проживает трагедию человеческого одиночества.

делённым образом включены в макроисторию умозрений В поле рефлексивного внимания Хомякова — вся ев древнего мира, становится через опыт русской религиозно- ропейская философия, древняя и новая: Гераклит, Платон, философской мысли последних двух столетий (от А. С. Хомя- Аристотель, блаж. Августин — Спиноза, Лейбниц, Кант, Ге кова — до А. Ф. Лосева) вновь осмысляемой (!), а прежде гель, Шеллинг… Отмечены «любопытные точки соприкосно почти забытой на путях новоевропейской истории реально- вения» русского православного мыслителя с «певцом миро стью. Но истинным проклятием России всегда было недо- вой скорби» Шопенгауэром (в «Истории русской философии»

верие к интеллектуальной традиции: «Хомяков, — горько о. Василия Зеньковского). Но идеи Хомякова обнаружива иронизировал В. В. Розанов, — был гением в непривычной ют удивительные изоглоссы и в будущей интеллектуальной культуре Европы: у Ницше, Дильтея, Бергсона, Шпенглера, на восходе Нового времени Иоахим Флор, а на его закате Н.

Генона и даже в хайдеггеровско-дерридианской проблемати- А. Бердяев писали о трёх эпохах мировой истории: Отца, Сы ке… «Будущая мысль», которая «уже не философия, потому на и Святого Духа. Однако же, если эту модель рассматри что мыслит ближе к истокам», находит некий образ своего вать не линейно-футуристически, как это было органично проблемы имяслАвия бытия именно в поле хомяковского «письма», не заботящего- для понимания времени в Новое время, а с соблюдением тех ся о том, чтобы стать «книгой». иконологических пропорций и ипостасно-смысловых соотно Хомякова, писавшего об изначальной ложности «рели- шений, как это явлено на иконе преп. Андрея Рублёва — пе гии» и необходимом «возвращении западных племён в ло- ред нами откроются важнейшие моменты в понимании со но церкви», можно считать и первым экуменистом, пришед- фийной природы самого времени, равно как и те искажения, шим «несвоевременно»: «слишком рано» для людей и «слиш- которые происходят при нарушении равновесия таких смыс ком поздно» для их истории… Хомяковская тематика «собор- лов, когда мудро понятое время оказывается иконологиче ности» выводит за социо-антропные пределы: в экклезиоло- ским свидетельством о Пресвятой Троице.

трАдиции и гии Хомякова заложены структурные элементы его латент- Прошлое представлено здесь в образе Ангела, симво ной космологии (на что указывали Бердяев и Зеньковский) лизирующего ипостась Отца;

Настоящее — в образе Ангела, и даже будущей софиологии (прежде всего, конечно, булга- символизирующего ипостась Сына;

и, соответственно, Буду ковской). Современные экклезиологические идеи православ- щее — в ангелическом символе Св. Духа. Второй и третий ного грека Яннараса имеют неартикулированный праобраз Ангелы склонили головы в направлении первого, первый потенциАл о кризисе в хомяковском богословии! — в направлении их. Он обуславливает их в той же мере, в При обращении к проблематике онтологических основа- какой они обращены к нему. Они не просто «внемлют» друг ний языка Хомяков обнаруживает парадоксальную попытку другу и именно «таким» образом, но пред-вечно со-гласны, динамического совмещения крайностей «реализма» и «номи- делая этот образ единственным.

Антикризисный ЧАсть I. нАукА нализма», что также является своеобразной рифмой к тоске со- Какой вывод отсюда вытекает? Метафизическая отече временного европейца по «дому Бытия» — дому, которого нет… ственность (!) Прошлого и онтологическая приоритетность Хотя, конечно же, нет сомнения и в том, что впервые отнюдь его в софийной структуре Бытия… Собственно такую аксиоло не Хомяков выводит русскую мысль к своему исключительно- гическую установку разделяет всякий нормальный традицио му неподражательному слову, прозвучавшему в русле «фило- нализм. Однако здесь следует учитывать то принципиальное софии имени» у Булгакова, Флоренского и Лосева, а уже сле- обстоятельство, что речь идёт не о создании идола из того или 12 дующее, XX столетие, по отношению к которому Хомяков оста- иного исторического момента человеческого прошлого (напри ётся на дальних подступах — полузабытым предтечею… мер: 1937-й год от Рождества Христова, либо периоды актив Крайняя историоризация новоевропейского сознания ности древнего Молоха…), но о символах небесной вечности в привела к предельным формам онтологизации идеи необра- земном времени. В любом случае, даже оставаясь не воспри тимости мирового времени и монстр Прогресса, подобно ми- нятыми по существу, символы просвечивают в истории, и если фологическому Кроносу пожирающий своих детей, оказыва- люди отвращаются от неба — над ними довлеет земное про ется наиболее внятным отражением именно такого образа шлое, с которым, по Марксу, люди расстаются, «смеясь», чего времени. Но «история, — подчёркивал отец Сергий Булга- опыт живой человеческой истории отнюдь не подтвёрждает… ков, — свершится не тем, что падут великие державы и бу- Нарушение этого неколебимого в вечности равнове дет основано одно мировое государство с демократией, циви- сия, связанного с онтологической приоритетностью Прошло лизацией и социализмом, — всё это, само по себе взятое, есть го, оборачивается во времени двумя онтологически обуслов тлен и имеет значение лишь по связи с тем, что совершает- ленными деформациями, связанными с абсолютизациями ся в недрах мира между человеком и Богом…». Западноевро- Настоящего или Будущего. К чему это приводит? Абсолю пейская культура в целом в известном смысле абсолютизи- тизация Настоящего — к эгологии и отказу от жертвенно ровала фактор прогрессистски понимаемой темпоральности: сти… Абсолютизация Будущего — к истощающему слепому футуризму, который смотрит в онтологическую пустоту… Очень важно учитывать именно библиоцентричность Здесь — все миазмы авангарда и постмодерна, который на Св. Истории как основу для понимания символической ло самом деле лишь пародирует метафизику традиционализма, гики мировой истории, но другим важнейшим аспектом для отсекая фактор онтологически конкретного Будущего (ре- формирования космоцентрированного бытия человече проблемы имяслАвия зультат — бездуховность!) и представляя Настоящее как не- ства оказывается философское наследие древних греков. И определённую совокупность Следов (результат — децентра- ословесненный космос русского мира, замысленный на этих ция христологичности культурного опыта). теокосмологических основаниях, ждёт не просто своего ре Между тем, все кризисы и даже катастрофы могут иметь ликтового открытия, но и пробуждения, а значит Рождения.

положительный смысл, если они ведут к софийному преоб- Нельзя сказать просто — Возрождения, ибо он в определён ражению, к благодатному преобразованию сознания… В со- ном смысле ещё не родился, но только Рождается. Здесь ока фийном опыте вечность и время не противостоят друг другу, зываются метафизически общими и дело Св. Кирилла Фило религия и наука, культура и цивилизация не должны быть софа, и философия русской словесности, и культурный потен трАдиции и всегда и непременно противопоставлены, а метафизика и циал согласовавшего имена и сущности философского имяс диалектика непримиримо враждебны… Кризисологическое лавия (Эрн — Флоренский — Булгаков — Лосев) — опыт, свя разделение как молния проходит внутри всего этого, оно со- занный с грандиозной попыткой реконструкции символиче вершается в пространстве экзистенциально-этического ха- ского миропонимания древности в начале ХХ века… рактера, но на чисто человеческом уровне не подлежит окон- Мы — о Кирилло-Мефодиевской цивилизации как потенциАл о кризисе чательному Суду. недореализованной культурно-исторической возможности… Кризис — это по определению Суд. Он свершится не Цивилизация указывает на символическую причастность го только в геометрически понятом конце истории, но и творит- роду, а город — не только дело потомков Каина, но и замы ся в самой истории. Каждый исторический акт имеет свою сел Божий о спасённом человечестве, Небесный Град. Хри Антикризисный ЧАсть I. нАукА апокалиптическую составляющую. Интересен устойчивый стос, говорящий о неотмирности своего Небесного Цар кризисологический символизм. Мы говорили уже о футуро- ства, тем не менее, указывает именно на Царственность центричности кризисологии — в ещё большей степени мож- Его — не провинциальность, не идилличность или пустын но говорить о её окцидентоцентричности;

иными словами: ность… Последние качества как иллюзии и преграды — кризис — это структура смыслов, имеющих динамическое лишь на мытарственных путях к этому Его Граду.

развёртывание, во-первых, на запад и, уже во-вторых, в бу- В наше культуртрегерскую эпоху последних двух-трёх 14 дущее. Сама история последних тысячелетий имеет вектор столетий, когда «культура становится культурной поли на за-пад, на закат, вослед уходящему Солнцу, и движется в тикой» (Хайдеггер) и «гибнет от средств к культуре» (Ниц этом направлении с катастрофическим ускорением… В пре- ше), когда только самый ленивый из демагогов не говорит о деле — человеческая история укрупняется в Апокалипсис. «культурных ценностях» и слово «культура» оказывается са Темы «Вхождение русских в историю», «Русский мир в мым частотной лексемой современного разговорного языка мировой истории», «Россия и глобализация» тесно связаны т. наз. «интеллигенции» (имя которой так же связано с вы с христианским самоопределением славянского мира в кон- рождением весьма глубоких смыслов, но это — отдельный це первого тысячелетия от Рождества Христова. С возник- вопрос…), нам представляется отнюдь не лишним возвраще шим в XVII веке феноменом старообрядчества связана тра- ние к некоторому позитивному смыслу, заложенному в сло гедия противопоставления русского мира и апокалиптиче- ве «цивилизация» и связанному с архетипом небесного го ской истории, в которой видится не только продуктивное тор- рода (в этом контексте блаж. Августин Аврелий говорил «о можение, но и эсхатологический тупик. Преодоление языче- граде земном и граде Божием», противопоставляя их;

ана ства, всех форм обрядоверия и критическое о(у)своение опы- логично религиовед-феноменолог ХХ века М. Элиаде в кни та зарубежной истории — по сей день остаются первоочеред- ге «Миф о вечном возвращении» писал, что «у городов… есть ными задачами русского мира. свои божественные прототипы»: «…окружающий нас мир, где ощущается присутствие человека и результаты его тру- от однозначно негативистского восприятия феномена кризиса, дов, все эти горы, куда он взбирается, заселённые и возде- поскольку культурологически понятый кризис составляет кре ланные земли, судоходные реки, города, святилища — име- ативную основу культурной истории. Поскольку кризис — тем ют внеземные прототипы, представляемые или как «проект», поральное понятие, кризису во времени соответствует хаос в проблемы имяслАвия «образец» или как собственно «двойник», существующий на пространстве: и подобно тому, как в современной науке хаос высшем космическом уровне». чаще всего рассматривается не как мешанина, но как динами Кризисологическое понимание цивилизации, идущее ка неравновесных процессов (хаос — часто специфика восприя от О. Шпенглера и Н. А. Бердяева, во-первых, акцентирова- тия непостижимого многообразия!), так и кризис — не есть не но исключительно на земное понимание цивилизации, а, во- пременно метафизическая дегенерация смыслоформ, но, ско вторых, оказывается лишь одною гранью поставленной ими рее, открытие их проблематичности;

можно сказать и так, что проблемы культуры и цивилизации — не только у Р. Гено- кризис — это конкретно-жизненная воплощённость диалекти на и А. Дж. Тойнби, но так же у А. С. Хомякова и В. С. Соло- ки, антиномичности культурно-исторического бытия и опыта.

трАдиции и вьёва, В. В. Розанова и С. Н. Булгакова — то есть у классиков Кризис — не просто временное состояние, кризис указывает русской религиозно-философской мысли — мы можем найти на сущность временности, на неабсолютность времени, что по вполне позитивные точки отсчёта в самом понятии цивилиза- зволяет уйти от натуралистического фантазма «всепожираю ции и хозяйства (мы не говорим сейчас о логической безупреч- щего жерла» времени. Неабсолютность времени имеет в каче ности их общей позиции в решении этого вопроса) — точки от- стве ещё одного существенного момента онтологическую воз потенциАл о кризисе счёта, позволяющие осмысливать уранические (небесные) ис- можность свободы, а значит реальной альтернативности Бы токи самой культурно-цивилизационной деятельности… тия, воплощающейся как «ветвящаяся вселенная» истории че Можно провести любопытную параллель по отношению ловеческой культуры.

к идее всемирно-исторического хозяйства и макроэкономиче- Наш сегодняшний интерес к отечественной филосо Антикризисный ЧАсть I. нАукА ской экзистенции человечества у двух крупнейших предста- фии языка, к философскому имяславию как особому фе вителей философской мысли ХХ века на Западе и в России: номену интеллектуальной культуры конца Нового вре это — М. Хайдеггер («Европейский нигилизм») и С. Н. Бул- мени, и шире к опытам русской культурологической и гаков («Философия хозяйства»). Если для первого весь этот релгиозно-философской мысли, начиная с Хомякова, связан универсализированный опыт интерпретируется как «по- с недореализованными (по ряду нефиксируемых здесь на став», «добывание сокрытого из потаённости», «превращение ми причин!) в мировой истории возможностями Кирилло 16 земли в гигантскую бензоколонку», «тотальная десакрализа- Мефодиевской цивилизации (в не меньшей степени, одна ция мира» и т. п. в этом роде, а позитивный смысл оставляет- ко, этот культурно-цивилизационный вектор макроистории ся лишь для натурального и ремесленного типа хозяйствен- может быть проименован и Хомяковско-Булгаковским:

ной деятельности (здесь — своеобразный сентиментализм те же церковная аксиология, персонологический базис, ме хайдеггеровской аксиологии!) — то для булгаковского пони- тафизическая надмирность, искание Небесного Града…);

мания хозяйство выступает исходно фактором положитель- таким образом, тема «Россия и глобализация» в глубинно ным, свидетельствующим о высоких религиозных смыслах, сущностном направлении связана с преодолением технокра конкретизированных в евангельской антропологии и космо- тического операционализма и креативной реконструкцией логии, но проходящим кризисологическую стадию испыта- символического миропонимания древности.

ния в человеческом времени: куда и на что направит чело- Известный историк русской культуры Г. П. Федотов, век, говоря кантовским языком, «максиму своей воли»? а наряду с ним и такой крупный философ как Г. Г. Шпет, В последние годы нами было разработано понимание в полемике со славянофильством говорили о «тупиковости кризисологии не просто как учения о культурных кризисах, Кирилло-Мефодиевской цивилизации» — мы же видим сво но — как прежде всего смысловой структуры, универсальной им научным долгом показать обратное этой весьма распро формы культурно-исторического смысла, позволяющего уйти странённой в интеллектуальных кругах точке зрения, и не только указанием на колоссальное всемирное влияние (хотя но даже и — сколь бы то ни казалось кому-то странным! — бы и подспудное, не всегда прямое — но чаще и вполне оче- на «мировоззренческом» уровне, поскольку её происхожде видное!) отечественной словесной культуры, идущей от бо- ние залегает значительно глубже, а именно — в сфере та говдохновенных трудов македонца св. Кирилла Философа, инственного развёртывания Бого-человеческих отношений, проблемы имяслАвия но и констатацией того факта, что путь человечества к на уровне непостижимых мифооснов человеческого бытия Богу сегодня лежит через Россию и далеко не только в в-мире, если «Непостижимое» воспринимать так интимно смысле сырьевой базы, но и в смысле поиска утраченных ли- осердеченно, как это сделал С. Л. Франк в одноимённой ра бо же ещё не найденных ориентиров. боте, а миф — так же тотально-универсалистски, как это Современная Россия — это активно обновляющийся представлено в лосевской «Диалектике мифа» и замеча Фонд Мира. Кирилло-Мефодиевским начинаниям здесь бу- тельных дополнениях к ней… дет принадлежать самая существенная роль. Согласно Лосеву, «переход от Средних веков к Новому времени — эпоха величайшей мировой катастрофы. Человече трАдиции и ство никогда не переживало столь огромного перерождения, и 2. Критика эгологического разума:

никогда ещё человек так не издевался и не глумился над той макрокультурный кризис старой святыней, которую сам же он превозносил со всем па и антикризисный потенциал фосом и могуществом, какие только ему свойственны. Смешны В центре нашего дальнейшего внимания — герменев- попытки огромной массы больших и малых историков объяс потенциАл о кризисе тика русской мысли конца Нового времени, предполагаю- нить Возрождение то взятием Константинополя и появлением щая активную включённость в разработку этого метафизи- греков в Италии, то возрождением античных наук и искусств, ческого ресурса, а значит — осмысление ключевого антикри- то, наконец, усилиями личности стать свободным индивидуу зисного значения отечественной интеллектуальной куль- мом.

Греки всегда были в Италии, да, кроме того, не достаточ Антикризисный ЧАсть I. нАукА туры последних двух столетий (по существу — религиозно- но ли античных материалов в самой Италии? Античная нау философской мысли XIX–XX веков, выросшей преимуще- ка и философия также достаточно процветала в Средние ве ственно из проблематики русской художественной словесно- ка. Какого Аристотеля нужно возрождать (или Платона), ес сти, поэзии и романистики), ключевого значения этого опыта ли самые Средние века немыслимы без этих философов? Как для понимания духовной специфики глобального культур- можно считать Возрождение эпохой индивидуализма, если всё ного кризиса, а также реальная оценка перспектив необхо- средневековое мировоззрение основано… на культе и стихии 18 димого ментального преобразования на путях преодоления личности, на самом зорком и внимательном отношении к её антропологической катастрофы. судьбам? ‹…› Возрождение открывает собою тот период исто Прежде всего нам хотелось бы указать на сам глобаль- рии, когда человек будет ненавидеть Бога, злобствовать на Не ный макрокультурный кризис, который интенсивно проявля- го, бороться с Ним. ‹…› Убить Бога и занять Его место — завет ется в жизни народов земли как минимум несколько послед- ная мечта человека, лишь немногим более поздняя, чем мечта них столетий: это — кризис религиозный и одновременно ан- о всецелом подчинении. Отсюда если средневековое мировоз тропологический, он связан с утратою метафизических осно- зрение все называют теологией, то новое миросозерцание точ ваний, разрушением древнейших мифооснов человеческого но так же все должны бы были называть сатанологией, если бытия;

это — закат древнего символического миропонимания, бы не вековое ослепление либеральными побрякушками».

натурализация и десакрализация земли и мира. Этот Кри- Это понимание сопровождало и самые глубокие умы за зис — во-истину, это Кризис с большой буквы! — породил тот падного мира: наиболее глубокая — после исходного (проло феномен, который В. Франкл назвал «экзистенциальным женного по следам шопенгауэровского пессимизма) ницшевско вакуумом»: потребность человека в смысле жизни не нахо- шпенглеровского диагноза о «Закате Европы» — критика всей дит убедительного удовлетворения в мире. Мы полагаем, логики западной истории принадлежит, на наш взгляд, что эта проблема не решаема не только на идеологическом, Р. Гвардини, Р. Генону, М. Хайдеггеру и К.-Г. Юнгу… Итальяно-немецкий католический теолог Р. Гвардини высвободилось огромное количество энергии, которая устре отчал, что «средневековый образ мира и обусловленный им милась по древним каналам любопытства и приобретатель настрой культуры», когда «человек видит символы повсю- ства, из-за чего Европа сделалась матерью драконов, по ду», «начинает разрушаться в ХIV веке»;

впервые в истории жравших большую часть земли. С тех пор протестантизм ста проблемы имяслАвия культур возникает «космическое переживание бесконечно- новится рассадником расколов и в то же самое время источ сти», при котором «человек получает простор для движения, ником быстрого роста науки и техники, настолько привлек но зато становится бездомным», «теряет объективную точку ших к себе человеческое сознание, что оно забыло о неисчис опоры, которая в прежнем мире у него была»;

«у человека нет лимых силах бессознательного... Не слишком трудно заме больше ни своего символического места, ни непосредственно тить, что силы подземного мира — если не сказать ада — ра надёжного убежища»;

«возникает новая, враждебная христи- нее скованные и служившие гигантской постройке ума, тво анскому Откровению… ориентация, и отныне она определя- рят ныне или пытаются создавать государственное рабство ет развитие культуры»;

«начинает чувствоваться вся пробле- и государство-тюрьму, лишённое всякой интеллектуальной трАдиции и матичность человека». или духовной привлекательности… Всё это развитие подоб Между тем, новоевропейский антропос своими силами но року… Несомненно одно — современный человек, будь он пытается увильнуть от этого разламывающего проблематиз- протестантом или нет, утратил защиту церковных стен, ста ма: так, современный человек, согласно франко-египетскому рательно возводившихся и укреплявшихся с римских вре мыслителю-традиционалисту Р. Генону, окончательно от- мён... Протестант остался в одиночестве перед Богом…».

потенциАл о кризисе вернулся от неба под предлогом покорения земли. Таким об- Можно, однако, вполне однозначно сказать, что вся от разом, мы имеем дело с радикально новым в культурной ма- ечественная религиозно-философская традиция от Хомяко кроистории, эго-натуралистическим по своей содержатель- ва и Киреевского до Булгакова и Лосева есть критика эгои ной наполненности и гео-космо-центрированным по своей стического разума (находясь в географической и культурно Антикризисный ЧАсть I. нАукА организующей структуре, обезбоженным мифом, который исторической близости от Западной Европы русская мысль да на уровне нерефлектируемых стереотипов определяет бытие же обречена на эту фундаментальную критику эгологическо всей современной а-теистической цивилизации. го разума!), рациональным обоснованием которого западно Вот несколько штрихов, которые набрасывает в качестве европейская интеллектуальная культура занималась как ми характеристики данной культурно-исторической ситуации нимум целое тысячелетие, начиная с автономизации римской крупнейший немецкий мыслитель ХХ века М. Хайдеггер: «… церкви и последующего догматического модернизма: от «фи 20 явление Нового времени — обезбожение. ‹…› Обезбожение — лиокве» — до теологических измышлений постпротестантских двоякий процесс, когда, с одной стороны, картина мира рас- сект… Хомяковым был великолепно вскрыт весь этот тысяче христианизируется, поскольку вводится основание мира в летний культурно-исторический процесс складывания мен качестве бесконечного, безусловного, абсолютного [вспомним тальных оснований западного мира, ставшего сегодня плане здесь знаменитую ленинскую мысль о том, что «в мире ниче- тарной реальностью через повсеместное распространение за го нет, кроме развивающейся и движущейся материи»! — ав- падной техники и информационных технологий. Древнейшие торы], а с другой — христиане перетолковывают своё христи- восточные культуры (точнее, их останки) сегодня модернизи анство в мировоззрение (христианское мировоззрение) и та- руются даже более быстрыми темпами, чем сам Запад.

ким образом сообразуются с Новым временем. Обезбожение Ресурс понимания самой внутренней логики деструктив есть состояние принципиальной нерешённости относительно ности западного индивидуализма, ставшего мрачным зна Бога… В её укоренении христианам принадлежит главная мением всего так называемого «цивилизованного» челове роль. ‹…› Возникшая пустота заменяется историческим и пси- чества, заложен в интеллектуальной культуре православ хологическим исследованием мифа». ной традиции и её социальном праксисе: активизация это Крупнейший швейцарский культурфилософ, мифо- го ресурса — в центре русской религиозной философии XIX– лог и психоаналитик К.-Г. Юнг отмечает в этой связи: «… XX веков. Речь идёт прежде всего о принципе «соборности» и связанным с ним антиклерикалистским пониманием Церк- «деятельный идеализм», о котором говорил отец Сергий Бул ви не как юридической инстанции, но как организма исти- гаков, будет направлен на усвоение этого опыта — у нас есть ны и любви по модели идеальных семейных отношений, ре- шанс совершенно иного культурно-исторического бытия, не ализуемой в патриархальном обществе. «Церковь, — писал жели незавидная судьба плестись в обозе догнивающего за проблемы имяслАвия об этом А. С. Хомяков, — не есть множество лиц в их лич- падного мира и питаться его заманчивыми отбросами.

ной отдельности, но единство Божьей благодати, живущей Щадя вкусы наших европолюбцев, можно было бы, во множестве разумных творений, покоряющихся благода- конечно, встать на возвышенную точку зрения и, подоб ти». И спасение мыслится в православной традиции как сво- но Шпенглеру, предаться стоической скорби о смерти «фа бодное вхождение в соборное Бого-общение на земле и небе, устовского» культурного мира, но истина состоит в том, что а не как индивидуалистическое выживание, к чему тяготеет западно-европейская культура никогда ведь и не была ре западное христианство. альным возрождением духа, но только — тысячелетней де Человек, согласно русским неоправославным филосо- градацией и упадком его (ведь Фауст, как хорошо извест трАдиции и фам, трансцендирует самого себя, выходит за свои преде- но, продаёт душу дьяволу!), полуоккультным вырождением лы — к некоему высшему смыслу, ради которого стоит жить греко-византийско-арабского культурного наследства, при и умирать. В противоположность этому индивидуалистиче- чём, изнутри его контринициатического синтеза, особенно ская псевдосотериология западного постхристианства лиша- глубоко проникшего в наше мышление под секулярным име ет человеческий мир этого смысла… С другой стороны, хри- нем «научного мировоззрения». Нас задавят не деньги и не потенциАл о кризисе стиане западного мира, учёные, богословы, всё более обра- технологии, с которыми мы, в конце-то концов, конечно же, щаются к опыту восточной церковной традиции, к русскому управимся — нас существенно деформировала «картина ми религиозно-философскому наследию, которое можно рассма- ра», транслированная в ходе последних веков западной исто тривать как определённую часть её предания в более широ- рии всему человечеству в качестве общеобязательного циви Антикризисный ЧАсть I. нАукА ком смысле слова. Об этом, например, очень хорошо пишет лизационного минимума, которая на самом-то Западе давно современный французский православный мыслитель, недав- уже трещит по всем швам. И вот если России удастся в гряду но почивший, О. Клеман. И он же великолепно показывает, щей истории завершить ментальное преобразование, только что романтическое умонастроение былой Европы постепен- ещё начатое русскими религиозными мыслителями послед но вырождается в своеобразный эмерсоновский «рай для ду- них двух столетий, отходящими от бездумного и раболепного раков»: «Игнорируя ”небо“, человек сегодняшнего дня вновь вознесения последствий «славных дел Петра» — наши пер 22 обретает ”землю“, символ этого — великие зимние и летние спективы совсем не печальны, как многим кажется сегодня.

миграции туристических стад!». Станет ли это возвращением к «идеалам» Московской, Ницшеанствующий «буревестник революции» Максим Новгородской или Киевской Руси, к «монголизму» либо «ви Горький называл интеллигенцию «ломовой лошадью исто- зантизму», едва ли можно обсуждать всерьёз, ибо всё это вме рии», тем самым как бы перенося смыслопорожающую актив- сте есть наше глубочайшее символическое наследство — но ность с небес на землю, от Бога — к человеку будущего. Но то небывалое, что нас и наших потомков ещё ждёт впереди, ещё в седьмом веке преп. Максим Исповедник, мученически в истории, связано с реальным и никем не отменимым обре пострадавший за отстаивание присутствия человеческой во- тением огромного пространства, причём, теми людьми, кото ли во Христе, развивал своеобразное космологическое учение рые здесь живут и собираются жить дальше. В духовном по о семенных логосах всех существ — о божественных смыслах, нимании традиционного исходно заложена мистерия совер пронизывающих всё мироздание. По нашему убеждению, шенства, выражающегося в глагольно-грамматической сим подлинная цель образования — пробуждение восприимчиво- волике совершенного вида и передающего метафизический сти к ним, к этим небесным смыслам. Именно такой свое- опыт свершённого, эонического времени. Но именно поэтому образный христианский платонизм отличает мысль русских Традицию стоит понимать не только как сбывшееся, но и как религиозных философов последних двух столетий. И если то, что непременно сбудется, раскроется и свершится… И последнее. Кризис, о котором в предельном понимании «Исторический мир, которому мы (Москва, Россия) при ведёт речь развиваемая нами кризисология, есть универсаль- надлежим, — подчёркивал в этой связи на исходе прошлого ный способ саморазвёртывания Тотальности во эонах време- тысячелетия В. В. Бибихин, — ещё не знает и по-настоящему ни, изнутри коего бессмысленно и вполне наивно было бы го- не назвал себя. Он ещё скажет о себе. Уже давно его тон, проблемы имяслАвия ворить о каком бы то ни было «преодолении кризиса» — и, на- язык, словесность, пение, живопись, неписанный закон (не против, «выход» из такого кризиса, согласно двойному симво- изученная virtus rossica) складываются в самобытное уни лизму ворот, есть известный апокалиптический вход в стра- кальное присутствие, способное обходиться и без своего ну, где «времени больше не будет». Поэтому антикризисный осмысления. Мысль нашего мира пока не сумела даже най потенциал русской религиозно-философской, в основе своей ти себе имя, кроме условного, как “религиозная философия”.

— христианско-платонической, мысли, как и всякое ”анти-“, Эта мысль с трудом держится на собственных ногах и шата не снимает отрицаемое, в данном случае — кризисологиче- ется в отталкивании от Запада, таком же неизбежном и необ ское «измерение» Бытия, но, коренясь в нём самом, создаёт ходимом, как безвыходном. Это отталкивание от Запада, на трАдиции и тем не менее весьма продуктивное напряжение смыслов в на- щупывая помимо негативных критериев позитивные точки правлении метафизического прорыва в Надмирное и Непре- отсчета, снова и снова приводит у нас к заявке на исключи ходящее, именуемое в платонической традиции словом Веч- тельное знание и уникальный, собственный наш его источ ность. Последняя же не только исходно-трансцендентна, но и ник, от которого ожидают способность неожиданно и вдруг энергийно входит в имманентную структуру нашего времен- превзойти то, что накоплено на Западе тысячелетиями не потенциАл о кризисе ного существования через символическую метафизику при- прерывного труда».

родного мира и культуры, через сам перманентно нарастаю щий во внутриэонической макроистории глобальный кризис, 3. Проблема метода:

особо обострившийся в нашу эпоху, и даже — через житей- технологические, гуманитарные Антикризисный ЧАсть I. нАукА ские метаморфозы летучей повседневности либо же текучей и духовные перспективы повсеночности… Вечное, над-временное, таинственно пре бывающее всегда, запечатлено и в самой изначальной стран- Возможно ли в принципе окончательное решение ме ности и новизне всего происходящего с нами теперь, во вре- тодологической проблемы? — вокруг этого исторически обо мени, в вечной свежести его непосредственного присутствия. стрившегося вопроса собираются три возможных ответа: а) Реальная реконструкция символико-иконического ми- да, и это зависит от специфики того или иного подхода, при 24 ропонимания, связанного с теми образами, которые смотрят определённой настойчивости по необходимости достигающе на нас более, чем мы сами их видим, а также креативное об- го своего «методологического решения»;

б) нет, поскольку ме ращение к энергийности имён, в которых всё уже наперёд тод представляет собой с неизбежностью некое субъективное сказано — важнейшие проблемно-тематические узлы, остав- перекрытие предметно-объектной сферы, начиная с первых ленные нам в наследие отечественной интеллектуальной шагов её «моделирования»;

в) крайне редко, ибо решение, культурой конца Нового времени: труды священников Пав- это событие итога, обнаруживается как «смерть субъекта» и ла Флоренского и Сергия Булгакова, а также А. Ф. Лосева, «воскресение истины». Во всех остальных случаях мы име сами их идеи, резонирующие с мыслями и деяниями десят- ем дело с нерешаемой «проблемой метода», иными словами ков других ярких имён, способны стать катализаторами того — с объективно обусловленной «методологической проблема ментального и, разумеется, методологического (!) сдвига, ко- тикой». Рассмотрим каждую позицию подробнее: это позво торый, быть может, и выведет когда-нибудь русскую думу из лит нам увидеть, что первые есть две формы мнений (само плена антропоцентрической «возрожденской» западни и об- мнения и мнимости, соответственно) — тогда как последний ратит навстречу истине, сходящей «с высоты Востока». Эти путь, «царский», оказывается единственно правильным, че будущие и вечные трансформации сознания ныне становят- го лишь по естественной замутнённости сознания опасается ся уже узнаваемыми… интеллигенция, предпочитая ему анархию «мнений»… а) Для первого, технологически достижимого и сугубо тем, что можно было бы назвать ономасиологией и семасио положительного варианта особо характерна в качестве со- логией языка», в этой же связи особо подчёркивал: «Не сто провождающей оркестровки деляческая психология, весь- ит останавливаться сейчас на проблемах методов… По ме ма распространённая в наши дни: это — предприимчивость, ре углубления в ту сферу, которую мы назвали основания проблемы имяслАвия никогда не поднимающаяся выше плана феноменального… ми науки о литературе, будет, по всей видимости, прояснять Здесь никогда не идут до конца — и все, остающиеся нере- ся, что сегодняшнее многообразие ”методов“ — дело услов шёнными, «метафизические вопросы» подлежат комфорта- ное и преходящее (хотя, конечно, и в этих ”методах“ отра бельной «редукции». Непосредственно с самих метафизи- жение истинности-адекватности отношения к истории). При ческих позиций такой оборотистый активизм «одномерного обдумывании сути науки о литературе, при её осмыслении и человека» предстаёт «рациональным хаосом», броуновским по мере такого осмысления методы, наверное, будут отодви движением атомизированных монад, утративших былое си- гаться от нас в область сугубо исторической относительности нархическое согласие, потерявших то, что можно было бы, и необязательности». Ещё П. Фейерабенд в знаменитой кни трАдиции и вослед В. Франклу, назвать «сверхсмыслом». Такая методо- ге «Против метода» (1975 г.) выступил куда более радикаль логия с неизбежностью носит имманентный, сугубо техниче- но, отрицая любую объективную детерминацию и с завидной ский характер, и её прагматическая польза столь очевидна, убедительностью обосновывая теорию анархического субъек что не слишком понятно, в чём же собственно проблема ме- тивизма: «В общеобязательных школах изучение почти всех тода, ибо сам выбор между тем или иным методом вполне областей науки является обязательным. В то время как ро потенциАл о кризисе банален и никогда не достигает сущностной сферы методо- дители шестилетнего малыша могут решать, воспитывать ли логического проблематизма… У сторонников этой позиции из него протестанта, католика или атеиста, они не облада всегда легко просматриваются черты несмываемого больше- ют такой свободой в отношении науки. Физика, астрономия, визма: экзистенциальные вопросы объявляются мелкобур- история должны изучаться. Их нельзя заменить астрологи Антикризисный ЧАсть I. нАукА жуазным вздором и даже преследуются в силу сложившихся ей, натуральной магией или легендами. В наших школах не правил «научной жизни». довольствуются просто историческим изложением физиче б) Второй путь в лучшую сторону отличается от первого, ских (астрономических, исторических и т. п.) фактов и прин поскольку приводит мыслящего человека в критическое — ципов. Не говорят так: существовали люди, которые верили, патовое! — состояние: здесь впервые начинается продумыва- что Земля вращается вокруг Солнца, а другие считали её по ние оснований и понимание того, что они весьма зыбки;

здесь лой сферой, содержащей Солнце. А провозглашают: Земля 26 встают вопросы об историчности, релятивности, иллюзиониз- вращается вокруг Солнца, а всё остальное — глупость. На ме… Так, Г.-Г. Гадамер в книге «Истина и метод» (1960 г.) од- конец, принятие или отбрасывание научных фактов и прин нозначно показывает, что выбор совершается между ними: ципов полностью отделено от демократического процесса ин «истина» или «метод»? — так стоит вопрос. Сама методоло- формирования общественности, обсуждения и голосования.


гическая озабоченность перекрывает возможность усвоения Мы принимаем научные законы и факты, изучаем их в шко культурно-исторического самораскрытия истины. Данный лах, делаем их основой важных политических решений, да тезис стал ключевым в современной западной герменевти- же не пытаясь поставить их на голосование. Изредка обсуж ке: любая последовательная методологически проведённая даются и ставятся на голосование конкретные предложе стратегия исследования с фатальной неизбежностью всегда ния, но люди не вмешиваются в процесс создания общих тео только мешает открытию собственной истины художествен- рий и основополагающих фактов. Современное общество яв ного произведения. А. В. Михайлов, отмечавший, что «одна ляется ”коперниканским“ потому, что коперниканцами яв из важнейших, насущных, актуальных задач современной ляются учёные, и потому, что их космологию сегодня прини науки о литературе и, следовательно, её теории — это заня- мают столь же некритично, как когда-то принимали космо тия историей её слов и понятий, пребывающих в вечном исто- логию епископов и кардиналов. Это слияние государства и рическом движении и в смысловой неустойчивости, занятия науки ведёт к парадоксу, мучительному для демократии и либерального мышления». Довольно интересно этих вопро- метода. По сути это — всегда методологический ансамбль, в сов касался Ж. Деррида во время своего приезда в «перестро- который необходимо осмысленное включение. К такому по ечную» Москву — при этом апелляция шла уже не к совре- ниманию, предполагающему одухотворённое со-чувствие, менному состоянию управляемой демократии, а к хайдегге- приблизились многие русские религиозные мыслители проблемы имяслАвия ровскому осмыслению «древнегреческого чуда»: «Вы навер- ХIХ–ХХ века. Так, А. С. Хомяков в работе «Церковь одна»

няка знаете текст Хайдеггера о ”годосе“ и ”методосе“, где он подчёркивал, что оная «не есть множество лиц в их личной говорит о том, что греки не знали ”методоса“, но только ”го- отдельности, но есть единство Божией благодати, живущей дос“. Методологическая же забота — таков тезис Хайдегге- во множестве разумных творений, покоряющихся благода ра, и я оставляю это на его ответственности — появляется у ти»: тем самым, по словам Ю. Ф. Самарина, «церковность Декарта, Гегеля и т. д., но греки, утверждает Хайдеггер, ин- понимается им как метод». Н. Н. Страхов в книге «Мир как тересовались ”годосом“, а не ”методосом“, не формализаци- целое» замечательно писал о «трагикомедии атомизма»;

на ей какой-либо технической процедуры. Так что ”годос“ — это то же самое указывали В. С. Соловьёв в труде «Кризис за трАдиции и прорыв, след;

след же — то, благодаря чему и как открывает- падной философии» и отец Сергий Булгаков в работе «Тра ся путь;

путь есть способ раскрытия пространства и раскры- гедия философии», обнаруживая «трагедию» и «кризис» в тия нового пути, который прежде не был открытым;

а писать самой эгологической структуре мысли. Отец Павел Флорен или читать текст, если делать это в духе нового начала, это ский в монадологически ориентированных «Именах» и В.

и есть раскрытие новой формы опространстливания в тек- Шмаков в «Основах пневматологии», где «пластическая ин потенциАл о кризисе сте или обретение для себя нового пространства». Главная туиция» ставится выше «монадной», видели в зерне любого же трудность, с которой сегодня сталкивается любой мысля- смысла прежде всего поток, формирующий свои берега: ме щий учёный, была великолепно обозначена самим Хайдег- тод как реальный путь, обладающий «чертами конкретной гером: «Решительное развитие современного производствен- метафизики». Следуя славянофильскому идеалу, в ХIХ ве Антикризисный ЧАсть I. нАукА ного характера науки создаёт соответственно и новую породу ке С. Н. Трубецкой писал о «метафизическом социализме», людей. Учёный исчезает. Его сменяет исследователь, вклю- но в ХХ столетии продолжающий холистическое направле чённый в штат исследовательского предприятия. Это, а не ние отечественной мысли А. Ф. Лосев в своей «Диалектике культивирование учёности, придаёт его работе злободнев- мифа» отмечал, что «соборности и организму» противостоят ность. Исследователю уже не нужна дома библиотека. Кро- «канцелярская смета», «кооперация и буржуазный по своей ме того, он везде проездом. Он проводит обсуждения на кон- природе социализм»… Уже в наше время греческий право 28 ференциях и получает информацию на конгрессах. Он свя- славный богослов Х. Яннарас развивает праксиологию ис зан заказами издателей. Они теперь, между прочим, опреде- тины как соборного Богообщения. Церковность при таком ляют, какие надо писать книги». Для Хайдеггера «поворот» понимании лучше всего была раскрыта в следующих сло к мифу и «прислушивание к языку» ранней античности — вах Н. А. Бердяева (не — в концептуальном объёме его эго своеобразный выход, прихотливо осуществлённый на инди- логической философии!): «Истины антропологии и космоло видуальном уровне, оставляющем в глубокой яме все «мето- гии не были ещё достаточно раскрыты христианством все ды» и их обломки… Ещё Шпенглер говорил о своём крупней- ленских соборов и учителей церкви… Церковь космична по шем труде «Закат Европы» (1918–1922 гг.): «Метод — это я!». своей природе, и в неё входит вся полнота бытия. Церковь Шпенглеровская «эксклюзивность» культурного опыта, его есть охристовленный космос».

невоспроизводимость и недоступность — могут служить те- Эзотерические модели западного традиционализма ХХ оретическим итогом этого по-своему весьма глубокомыслен- века, связанные с именем Р. Генона, по-своему приближают ного бес-путия… ся к этим духовным открытиям, но «в огромной мере зависят в) Метод как Путь, которым уже прошли и на который от предпосылок своей традиции»: француз Генон, писавший надо вступить, чтобы непременно дойти до Цели — таков о плодотворном «влиянии Исламской цивилизации на Евро образ, реализуемый в третьем варианте решения проблемы пу», как хорошо известно, уходит в мусульманство, объявляя это своим «личным решением», которое не должно служить Необходимо также подчеркнуть, что «постноминальное»

примером для какого-либо «подражания». Яркие генонисты: возвращение к «священным именам», о «нетости» которых Ю. Эвола, А. Г. Дугин, Г. Джемаль (каждый по-своему) — ра- так впечатляюще писал ещё Хайдеггер и на духовное зна ботают в жанре захватывающей метафизической импровиза- чение коих столь развёрнуто и убедительно было указано в проблемы имяслАвия ции, но она навсегда остаётся путём одинокого охотника за имяславческом движении русской интеллектуальной куль восхитительными миражами… туры, позволит нам сущностно и окончательно перейти от то Проблема метода состоит ещё и в понимании того фак- тальности кризисологической структуры Бытия — к его не та, насколько трудно найти с-путников и реализовать этот обратимой холистической реконструкции, в результате кото путь со-путствия в наше за-путанное время, избегая упрёков рой уже не мы будем искать «правильный метод» в сгущаю в методологической эклектике: это видно хотя бы из того, что щихся сумерках пространств и времён — но сами окажемся все вышеперечисленные авторитеты третьей позиции их не найденными, обретёнными со всеми своими путями и целя избегли… ми, в близкой вечности. В этом, однако, состоит уже генера трАдиции и Существует и дьявольская пародия на этот Путь в форме лизирующая интенция человеческой метаистории… «партийности» с её рас-путством, исходно-обращённой к сугу бо имманентному плану, его активному присвоению и разра- 4. Человек и техника:

ботке. Сегодня мы имеем дело с инерционной трансгрессией о перспективах гуманитарного образования в России этой модели в самые различные в идейно-содержательном от потенциАл и ключевых причинах его былых неудач о кризисе ношении стратегические векторы модного «искусства управ ления», — а потому остаются навсегда актуальными следую- Главная причина провала всех гуманитарных ориента щие слова одного из замечательных русских богословов ХХ ций в конце ХХ века и, в частности, многократно деклари века: «Сын Божий, Истина-Христос сошёл на землю. К нам рованной гуманитаризации образования в «перестроечной»

Антикризисный ЧАсть I. нАукА пришёл Он. Пришёл незаметным образом, неузнанный, хо- России залегает в специфике самой гуманитаризации, а не тя и ясно начертанный пророками и через них Богом в мире во внешних по отношению к ней факторах. Гуманитаризация проповеданный. Не люди, а Ангелы первыми возвестили о изначально оказалась связана с активизацией релятивно Его пришествии в мир, и, по слову пророка Давида, вся зем- исторического плана сугубой антропологической имманент ля поклонилась Рождённому: своего Творца приветствовала ности, а если об этих вещах говорить на языке библейско Природа, склонила главу свою пред Истиной-Христом, в ли- христианского миропонимания, то — с отсутствием «страха 30 це волхвов, Наука, пришли поклониться Ему и дети Труда Божьего», который есть «начало Премудрости» (Прит., 1 : 7).

и Природы — пастухи. Ему не поклонились и не послужи- Безудержный, как казалось, рефлектирующий субъекти ли Ему дельцы. Между Природой и Наукой, между людь- визм оказался неизбежно детерминирован более могуще ми Науки и Труда существует прослойка, это — повседнев- ственными онтологическими факторами, к числу которых ную жизнь творящие дельцы;


они-то и не поклонились Ему. относится и фактор культурно-морфологический, порождаю Центром жизни и внимания этих людей является ”дело кня- щий на данном этапе мировой истории, вопреки традицион зя мира сего“, успех в делах своего общественного и полити- ному образу многотысячелетнего бытия, господство технико ческого ”я“. Истина, для познания и принятия которой необ- технологического способа существования-осуществления че ходимо от земли свой взор оторвать и ”возвести очи свои на ловечества. «Лирики» не могли победить «физиков» в си небо“;

Истина, требующая Небом землю осветить и освятить лу причин элементарного характера: первые давно потеря все дела мирские, является помехой в их расчётах, в полити- ли метафизическую точку опоры — тогда как в арсенале по ке их. Посему-то они Истину-Христа или преследуют, или от- следних, причём, чаще всего вопреки сознательному уразу вергают или же так извращают, чтобы можно было использо- мению самых учёных, «фаустовская» западная метафизика вать имя Христа и Церковь Его, именно использовать, в сво- была и остаётся наиболее действенной и даже правящей всё их мирских, часто явно анти-христианских замыслах». их дело культурно-исторической силой.

Не просто известный экономический активизм Нового Вероятно, наиболее частотная сегодня в языке совре времени, но таинственный образ самой судьбы и сложивши- менной науки и образования словоформа «технология» (что еся в глубинах существования формы креативной жизни — без особого труда видно из многочисленных изданий, доку в основе нового технократического пафоса современного ци- ментов и программ) является образом древнейшего маги проблемы имяслАвия вилизованного человечества. Миф о прогрессе, развёртыва- ческого заклятия, которое проговаривается не столько для ющийся под знаком техногенных катастроф и антропологи- углублённого понимания — сколько для реализации эф ческих кризисов, вопреки всем пессимистическим прогнозам фективного действия. Однако процесс расколдовывания, не идёт на убыль и будет, по всей видимости, дальше осу- снятия таинственных покровов с дремлющих сил далеко не ществляться в обозримой исторической перспективе, подоб- всегда должен приводить к инфернализации или фаталь но действию гравитационного или электромагнитного поля, ной утрате смысла, как это часто кажется гуманитариям.

дурманящему действию весны или заразной болезни. Мыс- Увидеть в технологиях искусство, а в последнем — мерца лящее традиционными символическими фигурами сознание ние бытийных тайн: такой шанс обещает нам тревожное и трАдиции и застигает здесь само себя перед образом-фактом моря, кото- заманчивое будущее.

рое необходимо переплыть, протяжённости-длительности, Вместе с тем, едва ли стоит сегодня воздерживаться которую нельзя одномоментно преодолеть-перепрыгнуть. Но от констатации факта сращённости самого технологическо эта фактичность — не повод для уныния. го отношения к реальности с развёртыванием на земле уто В самом существе нового по историческим часам сло- пической и взрывоопасной стратегии формирования систе потенциАл о кризисе ва «технология» дремлют древние энергии и смыслы, свя- мы глобального цивилизационного управления. В этой свя занные с античными словами «техне» и «логос». Нам пред- зи снова заостряются предельные вопросы: кто всем управ стоит немалая философская, культурологическая и фило- ляет? возможны ли в принципе технология спасения и алго логическая работа в направлении пробуждения этих ар- ритм творчества? доступна ли человеку последняя «форму Антикризисный ЧАсть I. нАукА хаических сил — герменевтический труд, связанный с ла мира»? Все известные нам технологические претензии ан археологией имени. Мы должны не просто «раскопать тропоса упираются в неразрешимую никакими человечески Трою» там, где уже давно поселились другие, но — про- ми средствами проблему аксиоматической неподконтрольно будить энергию древнего бытия, заложенную в самой его сти Бога, изливающего свои небесные блага на верующих и культурно-объективированной форме. Ибо сущность чело- неверующих, «праведных и нечестивых», «постившихся и не века (лица, которому отпущен свой век), вопреки изнаши- постившихся»… 32 ванию культурно-исторических одежд, остаётся на преж нем неколебимом месте. 5. Информационное общество и глобализация Потрясающим наше воображение фактом античной как культурно-исторические смыслы древности оказывается то обстоятельство, что у греков слово «техне» означало «искусство» и «поэзию», понимаемые в ка- Часто соотносимые в качестве однопорядковых на уров честве самого непосредственного способа раскрытия тайны не современного языкового употребления словесные смысло бытийной бездонности;

слово же «логос» означало универ- формы «информационное общество» и «глобализация» про сальный для индоевропейской метамифологии вообще рече- истекают из совершенно различных объективных источни вой (фоноцентрический) принцип космической организации ков, причём, как в историческом, так и в ценностном отно бытия. Но эти смыслообразы не остаются нам в наследство шениях. В центре нашего внимания — современные смыс лишь в качестве какой-то избыточной и трудноподъёмной лы, максимально артикулированные и минимально понима архаики — напротив, религиозно-философская мысль кон- емые. Попробуем прикоснуться к их сущности с точки зре ца Нового времени охотно обращается к этому своему древ- ния культурно-исторической относительности, не только не нейшему ресурсу, рассматривая, например, слово языка как исключающей метафизический статус абсолютности, но и «мир» и «арену самоидеации Вселенной». впервые адекватно реализуемой лишь на фоне его.

Информационное общество может быть с этих позиций нибудь они послужили во благо тому, кто в состоянии будет по рассмотрено отнюдь не аксиоматически — как постулат, не нять их и оценить. Поэтому я и писал немного, но это немногое обсуждаемое предписание и руководство к действию — но, писал обдуманно и в течение длительного времени».

скорее, как болезненная мутация старой моды на технокра- В 70–80-е годы ХХ века, на пороге крушения страны со проблемы имяслАвия тию, как очередная ментальная эпидемия, вроде «прогресса» ветов, было модно в интеллектуальных кругах говорить о кон и «покорения вселенной», над которыми сегодня серьёзные вергенции и наступлении постиндустриального общества;

се люди науки только иронизируют, если не хуже — возможно, годня говорят об информационном обществе… Всё это — ста через несколько десятков лет будут на все лады рассуждать дии холодной войны и своеобразного нейролингвистического об антропологической угрозе, которую несёт в себе са- программирования людей, втягивания в игру чужими карта ми. Возможно, впрочем, что эта игра уже давным-давно прои ма идея информационного общества… Большая проблема — в том, что мы пытаемся видеть ре- грана. Но ещё более ста лет назад известный подвижник бла альности не исторически (в диахронии), а как бы синхрони- гочестия говорил, что если «увидишь великое отступление — трАдиции и чески — в первой и последней инстанции, то есть «глазами не потщись своею немощной рукою остановить его, но сам по Бога». Проблема состоит в том, что как раз реальности та- старайся уклониться от зла». Мы — мыслящие люди гума кого беспроблемного видения у современного человека по- нитарной науки — должны сегодня встать на путь доступно просту нет. А если бы она возникла — мы сами стали бы дру- го нам «внутреннего делания», а это есть путь реставрации гими, приблизившись к сокровенному, качественному виде- смыслов — там, где нам предлагается информация.

потенциАл о кризисе нию сущности вещей… Мы должны выработать внутри самих себя критическое Информационный же план — это чисто внешний, де- отношение к наивному восприятию так называемых «базо сакрализированный, количественный уровень человеческо- вых ценностей» информационного общества: «открытость ин го существования, которому никогда прежде не придавалось формации» и её «доступность». Информация открыта и до Антикризисный ЧАсть I. нАукА столь исключительного значения как сегодня. В древних язы- ступна не вся и не каждому;

возможны неодолимые уровни ках или даже в новых философских и научно-теоретических защиты со стороны источника. Кому выгодно информаци системах знание присутствует в качестве конфигура- онное общество? Кто им управляет? Кем управляют? В ка кой мере? В условиях информационной экспансии всякая тивности смыслов, а отнюдь не информации.

Например, сколько «мегабайт» информации содержит шо- ли информация оказывается полезна? Говорят об информа пенгауэровский тезис «мир как воля и представление» или эйн- ционных войнах в современном мире. Это — игры. На наш 34 штейновская формула «Е = mc»? — вопросы, конечно же, аб- взгляд, дела обстоят несколько иначе: объявлена и идёт во сурдные. Там, где раньше прорастали смыслы — сегодня во- йна информации против реальности, а на более глубо царилась информация, холостая энергия, потерявшая форму и ком уровне это — отмеченная Хомяковым уже у Гегеля под не ставшая содержанием… Оттого что министры нас ориенти- мена бытия смыслами и формулами, некая исходная руют на информационное общество — его резоны не выраста- пангерменевтичность. «В Петербурге всё понимают, но ют! Ни наука, ни живая мысль не могут, не потеряв себя, об- ничему не сочувствуют!» — говорил в этой связи Хомяков… служивать департаменты. «Вообще, я предупреждаю, — вели- Совсем иное дело — с бездумно бичуемым глобализмом.

колепно писал ещё полтора века назад упомянутый Шопенгау- Глобализация — процесс неизбежный и, в принципе, сопро эр, — что, если кто хочет познакомиться с моей философией, тот вождающий историю людей с незапамятных времён. И, как должен прочесть все мои сочинения до единой строки. Ибо я не это ни парадоксально покажется сегодня, глобализация — графоман, не фабрикант компиляций, не пишу ради гонораров процесс гуманитарный, связанный с актуализацией «об и не рассчитываю заслужить своими книгами одобрение мини- щечеловеческих ценностей», общечеловеческий процесс в стра. Мое перо не состоит на службе у своекорыстных целей — своих сущностных основаниях. В этом смысле все, даже са я стремлюсь только к истине и пишу так, как писали древние, мые элитно-утончённые и архипродуманные формы анти с единственным желанием сохранить свои мысли, чтобы когда- глобализма находятся на обочине глобализма.

Другой же вывод может быть связан с продуктивным Глобализм — не заговор, а макроисторический процесс. Под этим подписались бы Маркс и Гегель, Хомяков герменевтическим открытием исходной антропологиче и Булгаков, Генон и Ясперс — авторы самых разных «фило- ской ориентации на глобальное, которая интуитивна по софий истории». Другой вопрос, что история осуществляется форме и неистощима по содержанию;

об этом, в сущности, проблемы имяслАвия с идеями и людьми, именами и смыслами. Здесь важно ра- мысль В. В. Бибихина, которая здесь уместна: «Внуковское зобраться: что именно глобализируется на данный мо- шоссе. Семьдесят лет назад здесь тянулись сани, и возчики мент, какие зёрна побеждают и каково будущее… Важна со- в такой день с опаской гадали, хватит ли снега до города.

И семьсот, и тысяча семьсот лет назад было так, как семь держательная сторона глобализации!

Перефразируя немного Хайдеггера, можно сказать, что десят. Эти грязные машины схлынут, суть не в них, а в по «пока мы не вникнем мыслью в то, что есть» мы окажемся глощённом, завороженном человеке, который молча плетёт только слепыми заложниками «того, что будет». Над этими ве- в них свою паутину».

щами предлагается каждому из нас сегодня поразмышлять, трАдиции и сделав для себя предварительные выводы. Например, о гра 6. Молодость и традиция:

ницах применимости самого понятия «информация», а также связанного с ним технического и технологическо- молодёжь как культурно-исторический го способа отношения к миру: демаркационные линии, по- и аксиологический феномен видимому, совпадают с самой структурой «фаустовского созна потенциАл о кризисе ния», как его описывает О. Шпенглер, говоря о «закате Евро- Тупиковость любых форм современной молодёжной по пы», размах которого сегодня поистине планетарен. литики обусловлена далеко не этическими, а чисто метафи Научно-технический прогресс, впервые в истории авто- зическими обстоятельствами и вызвана не столько содержа номизировавший экономическую сферу человеческой жиз- тельными причинами, сколько самой ложной направленно Антикризисный ЧАсть I. нАукА ни с последующей её глобализированной трансформаци- стью волевых усилий: молодёжь выступает как культиви ей в планетарное метахозяйство, был осмыслен М. Хайдег- руемая ересь оглупевших в ходе истории старших поколе гером как некий «постав», интерпретированный им в каче- ний… К. Маркс, говоривший о том, что «люди, смеясь, рас стве «европейского нигилизма», понятого в свою очередь как стаются со своим прошлым», оказывается ярчайшим при «процесс» тотального «расколдовывания мира» и «приведе- мером «локомотивной» действенности этого инволюционно ния сущего в режим наличного», когда само «присутствие» го процесса, а потому широкое распространение марксизма, 36 становится подотчётным и контролируемым, исчислимым и его ментальная стереотипика и монументальная иерогли управляемым. В увеличении такого рода «воли к власти» и фика, являются откровенными симптомами упадка не толь установлении технологического «господства над землёй» за- ко религиозной веры, как это обычно полагают, но и ума, падноевропейское Новое время видит своеобразный «этос» главным образом — ума, которому всё окружающее прочит нового человека, его специфический идеал, отличающийся большое горе, горе от ума… от целеполагания представителей других эпох и традицион- Традиционалистский же опыт не оставляет никаких ре ных культурно-исторических форм. В этом, вообще говоря — альных шансов для программного культивирования самого сущностная новизна того времени, которое в истории челове- феномена молодёжи, к чему сегодня, к сожалению, мы оказа ческой культуры именуют «новым»: новый человек утрачи- лись почти безнадёжно приучены марксизмом-ленинизмом, вает сам вкус к тайнам мира — и лишь иначе осмысленный и о чём великолепно писал ещё Р. Генон, видя в самом этом язык обещает неожиданно вернуть в человеческое существо- «духе» одно из проявлений «кризиса современного мира», и вание измерение священного. Мы не будем здесь отдельно что по-своему развивал его ученик Ю. Эвола, пародийно ги останавливаться на том, что хайдеггеровская проблематика пертрофирующий эту мысль до сомнительной псевдоари находит отзвук на целых полстолетия раньше — в обширном стократической идеи аскетической регуляции продолже и многоплановом булгаковском наследии… ния человеческого рода (См. его книгу «Люди и руины»). Но молодость и детство — совершенно разные метафизические Но здесь уже открывается и своеобразная культурно историческая диалектика смыслов, когда десакрализация смыслы и символические формы. Детство есть по сути своей существования оборачивается полным буддийским разоча протоплазма вечности — молодость же оказывается началом рованием в земной жизни, а потому шансы возрождения эф скоропреходящего существования во времени… проблемы имяслАвия фективных и вполне управляемых молодёжных движений В традиционных культурах была инициация (испыту сегодня не очень велики, что, вопреки наследникам Маркса емый ребёнок проходил посвящение через символическую и Ленина, не следует, однако, воспринимать с большой печа смерть, вполне реально умирая в качестве прежнего, не по лью, поскольку было бы странно и противоестественно ждать свящённого в тот или иной род деятельности, и не менее ре по осени возвращения ласточек в наши сени… ально рождаясь в качестве человека зрелого для исполнения Вполне сбалансированно, на наш взгляд, хотя в целом и определённого рода функций), но не было молодости, растя достаточно пессимистично для современного прогрессистски гивающейся, как сегодня, чуть ли не на десятилетия, когда ориентированного сознания, А. Шопенгауэр оценивает в зна люди умирают от пресыщения, так ни до чего и не дозрев… трАдиции и чимой для нашего предмета книге «Афоризмы житейской му По указанным причинам молодёжь вполне однозначно от дрости» статус молодёжи в общечеловеческой системе истинных сутствует в традиционном обществе, где есть лишь готовящи ценностей, по отношению к которой становится несущественной еся к посвящению дети, посвящённые взрослые и умудрён мерцающая пестрота разнообразных культурно-исторических ные опытом старики.

одежд: «С точки зрения молодости, жизнь — бесконечно дол Модернистский взгляд, напротив, необычайно завы потенциАл гое будущее;

с точки зрения старости, это — очень краткое про о кризисе шает значение этой возрастной группы под весьма вульгар шлое… Надо достигнуть старости, то есть долго пожить, пре ным для традиционного слуха названием «молодёжь» (напри жде чем станет понятно, насколько жизнь коротка. Чем чело мер: «Коммунизм — это молодость мира, и его возводить мо век старше, тем мельче кажутся ему человеческие дела, всё во лодым!»;

«Молодым — везде у нас дорога, старикам — везде у Антикризисный обще и каждое в отдельности;

жизнь, стоявшая перед нами в ЧАсть I. нАукА нас почёт!» и проч.-проч. известные антитрадиционалистские юности как нечто прочное и устойчивое, оказывается теперь бы пошлости) и проект модерна предельно, на сколько это вообще строй сменой эфемерных явлений, — мы познаём ничтожество возможно, расширяет её границы: кому не доводилось видеть всего. Само время движется в нашей молодости гораздо более молодящихся пожилых людей и лоснящихся стариканов — медленным темпом… Как в весеннее время года, так и весной тот не жил в ХХ веке, не прикоснулся к достижениям его ци- жизни дни становятся даже в конце концов томительно долги вилизации и безнадёжно отстал от духа времени, «тормознул- ми. Осенью, в том и другом значении этого слова, они становят 38 ся» в ХIХ веке, но это — в лучшем случае, ибо уже тогда был в ся короткими, зато более ясными и устойчивыми».

общих чертах готов план постановки всей Новейшей истории, «В юности, — согласно «певцу мировой скорби», — пре если не замечать «прозадуманность» современной тотальной обладает интуиция, в старости — мышление;

вот почему пер косметичности существования в античном философском кос- вая — время для поэзии, вторая — более для философии. И мизме, оказывающимся, согласно Хайдеггеру, своеобразным поведение человека в молодости направляется наглядными метафизическим дном европейского Нового времени… представлениями и впечатлениями, в старости же — только Традиционно-ориентированному консервативному созна- мышлением. … Напротив, в молодости… смотрят на мир как нию представляется, что проводимая сегодня практически повсе- на картину…»;

«Как бы то ни было, молодость — время бес местно политика омоложения руководящих кадров является не покойства, старость — пора спокойствия, уже отсюда можно только не мудрой, но и вполне авангардистской затеей по выра- сделать вывод об их взаимном благополучии». И метафизи щиванию духовно-деструктивного либерал-коммунистического ческая структура обеспокоенности человека в молодости, до гибрида, направленного, в частности, на очередную тотальную бавим мы от себя, выходит за её возрастные пределы и в сущ мобилизацию наиболее незрелой части общественного созна- ности своей определяет всю отдельную человеческую жизнь, выражая конкретную специфику того, что мы именуем це ния, мобилизацию, как известно, на дальнейшую и углубляю лостным даром бытия… щуюся в истории десакрализацию земли и мира… С годами, отмечает Шопенгауэр, «мы во всём приобре- И ждёт в томленьи упованья:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.