авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |

«Федеральное агентство по образованию Российской Федерации Центр кризисологических исследований при ГОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический университет» ...»

-- [ Страница 10 ] --

сандра Александровна, урожденная Дюрваль, бабка Варвары С 1932 г. Валерия вела занятия в детских кружках, но их число Дмитриевны, теща Д.И.Иловайского), худенькую, подвижную, в также неуклонно сокращалось. Известно, что в 1933 г. она работа старости — темноволосую, без седины. Именно «мамака», владев- ла тренировщиком в студии К.С.Станиславского, с 1939 г. — ре 328 шая иностранными языками, помогала историку Д.Иловайскому жиссером постановщиком программ в Мосэстраде, а после войны, править корректуру, до глубокой старости сохранив ясную па- в 1946 г. — педагогом-режиссером в студии при Госцирке (Музы мять («Записки» В.И.Цветаевой, с. 62, 133). Трехпрудного переулка, с. 284–285).

В 1903 г. они посетили художника Федора Петровича Реймана Замятина Е.М. Воспоминания о Валерии Ивановне Цветаевой // 25 (1842–1920), выпускника СПб Академии художеств, в течение 12-ти Цветаевский вестник — Таруса, 1990, октябрь, с. 2.

лет работавшего в темноте и сырости, при свете керосиновых ламп в Емельянова И. Легенды Потаповского переулка. Б.Пастернак.

римских катакомбах, делая акварельные копии с осыпавшихся и близ- А.Эфрон. В.Шаламов: Воспоминания и письма — М.: Эллис Лак, ких к гибели стенных росписей, — И.В.Цветаев хотел воспроизвести в 1997, с. 306.

Музее копию Римской катакомбы (И.В.Цветаев создает музей, с. 195). О Валерии см.: Марина Цветаева в письмах сестры и дочери:

Зайцева (урожд. Орешникова, в первом браке Смирнова) Вера Письма Анастасии Цветаевой (1943–1946) / Вступ. слово и публика Николаевна (1878–1965). В.Н.Бунина пишет о ней: «…ставшая к то- ция Р.Б.Вальбе // «Нева», 2003, №3, с. 186.

му времени (1906 г. — И.Н.) Верой Зайцевой». Уточним, что знаком- Цветаева А. Моя Сибирь — М.: Сов. пис., 1988, с. 133–134.

ство ее с Б.К.Зайцевым состоялось в ноябре 1902 г., а обвенчались Эллис (наст. Кобылинский Лев Львович;

1879–1947), поэт, пере они в 1912 г. («Напишите мне в альбом»: Беседы с Н.Б.Соллогуб в водчик, теоретик символизма.

Бюсси-ан-От / Авт.-сост. О.А.Ростова;

Коммент. Л.А.Мнухина — М.:

Русский путь, 2004, с. 245).

Московскому университету имени М.В.Ломоносова В. В. Бараев и его выпускникам всех времен и народов!

Метафизика ALMA-MATER:

«ПОД БРЕМЕНЕМ ПОЗНАНЬЯ И СОМНЕНЬЯ»

проблемы имяслАвия Воробьевых гор Роман-воспоминание В. Бараева «Альма-матер»

рассказывает о Московском университете 1950–55 годов, когда все его двенадцать факультетов ютились на Мохо- Как же били метафизику в годы нашего студенчества!

вой и Герцена, а затем переехали на Ленинские горы. Противопоставив её диалектике, из неё сделали пугало.

Владимир Бараев родился и вырос в таёжном Обвинения в метафизическом подходе означали отход от Прибайкалье, окончил школу в Улан-Удэ. Учёба на марксизма-ленинизма. Ими проваливали курсовые работы, философском факультете началась в год выхода тру- дипломы и диссертации. У Даля метафизика — наука о мире да Сталина «Марксизм и вопросы языкознания». Ещё невещественном, духовном. В словаре Ушакова (1938) — ми трАдиции и в силе постановление ЦК о журналах «Звезда» и «Ле- ровоззрение, противоположное диалектике;

«метафизические нинград», идет борьба против «низкопоклонства перед бредни». У Ожегова (1978) — идеалистическое философское Западом». Смерть Сталина, расстрел Берии почти не учение, рассмотрение явлений вне их взаимной связи, непо меняют ситуацию. Продолжается борьба против гене- нятное, заумное, чересчур отвлечённое.

потенциАл тики, кибернетики, космополитизма. Теория относи трАдиции Однако как ни громили метафизику, она продолжает тельности считается проявлением буржуазной фило- жить. В Москве, в Центральном доме литераторов, проходят софии. В таких условиях шло формирование будущих заседания Клуба метафизического реализма, возглавляемо идеологов… го Юрием Мамлеевым. «Литературная газета», «Ex Libris»

ЧАсть II. берегА Из 145 выпускников философского факультета Антикризисный (приложение к «Независимой газете»), другие издания уде 1955 года 29 стали докторами наук, 60 кандидатами, ляют этому направлению постоянное внимание. Удостоился пятеро работали в ЦК КПСС. Курсами старше учи- премии «Большая книга» писатель Рустам Рахматуллин за лись Александр Зиновьев, Мераб Мамардашвили, сборник эссе «Две Москвы, или метафизика столицы». В мо Лен Карпинский, Юрий Карякин, Юрий Левада, Раи- де метафизические полотна и театральные спектакли.

са Титаренко, вышедшая замуж за студента юрфака Но это писатели, деятели искусств, что с них возьмёшь?

М.Горбачева, будущего президента СССР. Курсами А как наши философы? Большинство их были атеисты, апо 330 ниже учились Н. Мотрошилова, П. Гайденко, В. Ме- столы марксизма-ленинизма. Раньше они презирали мета жуев, Э. Соловьев. Из гуманитариев МГУ тех лет ста- физику и вместе с теологией, метемпсихозом (переселением ли известными А. Аджубей, И. Скобцева, В.Лакшин, душ) были готовы выбросить её за пределы метагалактики, Н. Эйдельман, В. Осипов, по повести которого снят а теперь стали гораздо терпимее. «Философский энциклопе фильм «Неотправленное письмо», Э. Иодковский, ав- дический словарь» называет метафизику наукой о сверхчув тор песни «Едем мы, друзья», А. Аскольдов, режиссер ственных принципах и началах бытия. Метафизика родилась кинофильма «Комиссар». На естественных факульте- ещё в Древней Греции. Аристотель считал её самой ценной тах МГУ учились будущие открыватели новых элемен- после физики наукой, которая существует не как средство, а тов в Дубне, покорители микромира и космоса. как цель человеческой жизни и источник наслаждения!

Летопись Владимира Бараева, на первый взгляд, Платон использовал метафизику как самостоятель очень личная, вместе с тем воссоздаёт живые картины ный метод и описал высший тип знания, восходящего от университета на Моховой и Стромынке. Учёба, турпо- эмпирической реальности к бестелесным сущностям — ходы, спорт, первая любовь, худенькие липы, посажен- идеям. Кант разделил метафизику природы и метафизику ные студентами на воскресниках у МГУ на Ленинских нравов, в которой противоречия чистого разума находят горах, которые станут Воробьевыми… практическое разрешение… И мне, выпускнику философского факультета, сам Бог велел Накануне его отхода из Москвы,18 октября, под Тарутино выразить своё отношение к нынешней метафизике. Потому я и на- был разгромлен маршал Мюрат. 24 октября под Малоярослав писал «Метафизическое послесловие», тем более, что я использо- цем русские преградили путь французам на Кулугу. На следую вал метафизику в романе «Гонец Чингисхана». щий день, ещё более невероятное — Наполеона едва не взяли в проблемы имяслАвия На первый взгляд, эти заметки не очень стыкуются друг с плен казаки Платова. Император еле спасся от позора и повер другом, но их объединяют метафизика и мистика Воробьёвых гор. нул войска на Смоленск. Отныне Кутузов полностью диктовал свою волю. Под ударами русской армии и партизан — «дубины народной войны», император еле унёс ноги из России.

НАПОЛЕОН НАД МОСКВОЙ-РЕКОЙ 19 октября 1812 года, после 34 дней тщетного ожидания ключей от города, затем подписания мира, Наполеон повёл ЛЕГЕНДЫ О РЕКТОРЕ своё войско из Москвы. Велев свернуть с Калужской дороги к Наш курс учился при двух ректорах — А.Н. Несмеяно окраине Воробьёвых гор, он увидел купола Новодевичьего и ве и И.Г. Петровском. В 1951 году Александр Николаевич трАдиции и Донского монастырей, башни Кремля, который он приказал стал Президентом Академии наук СССР. Но до того он успел взорвать после его отъезда. Столица ещё кое-где дымилась. пробить и начать строительство новых зданий МГУ на Ле Над Москвой — острое, горькое марево. Запах гари доносил- нинских горах. А Иван Георгиевич стал первым «высотным»

ся до Воробьёвых гор и уходил в тревожное осеннее небо. ректором. При нём учёные МГУ нашли под Новгородом пер Скрестив руки на груди, император стоял и продолжал вые берестяные грамоты, начали открывать в Дубне новые потенциАл трАдиции думать, что это за Россия и что это за русские, которые подо- микрочастицы. При нём созданы факультет журналистики жгли Москву, чтобы она не досталась врагу? и Институт восточных языков.

Наполеон пытался сходу разгромить русских, но Куту- Петровский принимал участие во многих акциях физиков зов, Багратион и Барклай де Толли превзошли Наполеона и лириков. При нём родились уникальное празднество «День ЧАсть II. берегА Антикризисный в искусстве маневрирования и уводили свои войска в глубь рождения Архимеда» и прекрасный Студенческий театр, где страны. Почти полумиллионная армия без боёв шла по Рос- вспыхнули звёзды — Алла Демидова, Ия Саввина… Иван Ге сии, но всюду горели сёла. Тактика выжженной земли приве- оргиевич любил утренние прогулки. От своего дома в Калуж ла к отсутствию провианта и голоду солдат, падежу лошадей, ском переулке (ныне улица Петровского) шёл пешком через не привыкших к подножному корму. Из-за создания гарни- Нескучный сад и поднимался на Ленинские горы. К высотному зонов для борьбы с партизанами армия французов уменьши- зданию подходил у обсерватории или у Ботанического сада.

332 лась вдвое. Первый бой русские дали под Смоленском лишь Однажды, выбежав на зарядку, я увидел, как он стоит у для того, чтобы отвести основные войска. цветущей яблони, любуясь лепестками и вдыхая их аромат.

7–9 сентября — небывалое доселе в мире сражение у Бо- Перейдя на шаг, я поздоровался с ним. Он повернулся и с родино. Французы потеряли 58 тысяч воинов, русские — 44 улыбкой протянул руку. Иван Георгиевич узнал меня, так тысячи. Счёт погибшим генералам тоже «в пользу» францу- как недавно (17 мая 1961 года) я как корреспондент газеты зов — 9:5. Но они считали себя победителями, ведь русские «Московский университет» был в его кабинете во время вру отступили, сдали Москву. чения физику Нильсу Бору звания почётного доктора Мо Глядя на Воробьёвы горы, с которых он любовался по- сковского университета. А после пошёл с ними на физфак на верженной Москвой после взятия её, Наполеон снова убе- «День рождения Архимеда».

дился, что это место удобно для сражения — можно сбросить Позже родилась, мягко выражаясь, странная легенда о врага под откос. Кутузов тоже думал о сражении здесь, но от- смерти ректора Петровского. В книге «Университет Ломоно ложил его. Кстати именно здесь, на Воробьёвых горах, было совых» (М., 2003) Владимир Димов пишет, будто бы 15 ян родовое имение Голенищево, где прошло его детство. Окинув варя 1973 г. Ивана Георгиевича не пустили в здание ЦК на взглядом Москву-реку, Наполеон приказал развернуть каре- совещание, куда его пригласили, так как у него, беспартий ту и вернулся на Калужскую дорогу. ного, не было партбилета:

«Дежурный «прапор» наотрез отказался пропускать В начале XXI века появились новые легенды о Петров ректора МГУ, депутата Верховного Совета СССР, академи- ском. Люди уверяют, что видят Ивана Георгиевича после ка и Героя Социалистического Труда… Нелепость ситуации, полуночи в Ботаническом саду и у церкви на Воробьёвых оскорбительный тон «стража» сделали свое дело». Ниже В. горах. В детстве он был крещён. Возглавляя университет, проблемы имяслАвия Димов пишет о разносе Петровского министром образования он не мог ходить в храм, а сейчас как бы навёрстывает упу Елютиным, что позволило ему заявить о «противостоянии щенное. В любую погоду он ходит с непокрытой головой, ректора-гуманиста и серых кардиналов Кремля», о «заговоре сверкая лысиной в лунные ночи. Встречая его, люди зами на Старой площади». рают, кто от страха, кто от восхищения.

Как всё было на самом деле, мне рассказал Р.И. Косола- Однажды у обсерватории молодой астрофизик, при пов, бывший тогда заместителем заведующего отделом про- дя на ночную смену, увидел ректора и поздоровался с ним.

паганды ЦК КПСС. Иван Георгиевич улыбнулся, махнул рукой, непостижимо — О том, что Петровского увезли в больницу, я узнал бук- проскользнул сквозь узкую решётку ограды и оказался на трАдиции и вально через полчаса. Накануне к ректору пришёл академик куполе телескопа. Оглядев звёзды, он бесшумно вознёсся в Сахаров. Андрей Дмитриевич сказал о том, что из МГУ отчис- небо и улетел ввысь. Может, на родину, в город Севск Брян ляют его внучатую племянницу, студентку. Тогда он вошёл в ской области, а, может, на Тянь-Шань, где есть перевал, от противостояние с властями и посчитал это сведением счётов с крытый альпинистами МГУ и названный его именем… ним. Иван Георгиевич тут же навёл справки и узнал, что девуш потенциАл трАдиции ка прогуливает занятия, имеет хвосты, и сказал об этом Андрею ПРИЗРАКИ НА АЛЛЕЕ ФОНТАНОВ Дмитриевичу. Тот пригрозил, если родственницу отчислят, рас- Лунная ночь. Аллея фонтанов заполнена людьми. Они сказать обо всем западным корреспондентам. Всё это на повы- полупрозрачны и светятся изнутри. Боже мой! Это души шенных тонах, с употреблением крепких слов. умерших сокашников по университету. Видимо, я впал в ЧАсть II. берегА Антикризисный Иван Георгиевич хорошо знал и уважал Андрея Дмитрие- шаманский транс и вижу их, но не виден им, ведь мы в раз вича, хотел как-то помочь ему и погасить скандал, бросающий ных измерениях. Голоса их «сплющены», как в мультфиль тень на университет. Наутро Петровский поехал посоветоваться мах, огоньки сигарет — синие, как костры сибирских духов.

к завотделом науки ЦК КПСС С.П. Трапезникову, без всяких Ночью фонтаны отключены, но в параллельном мире бьют препон прошёл в здание, рассказал о сути дела, о шуме, кото- беспрерывно. У сибиряков духи умерших выглядят такими, рый может подняться на Западе. Трапезников обещал погасить какими их застала смерть, но я вижу сокашников молоды 334 скандал. В результате Иван Георгиевич, к тому времени пере- ми, какими они остались в моей памяти.

нёсший два инфаркта, переволновался и, выходя из здания ЦК, Высокий стройный Юрий Левада на лавочке с ноутбу почувствовал себя плохо. Дежурный «прапор» уложил его на ком на коленях. Вставив флэшку с данными социологиче диван, вызвал машину. Иван Георгиевич стал отказываться от ского опроса, он смотрит на экран и качает головой… больницы: «Мне ещё надо выступить». Однако дело оказалось Александр Зиновьев и Карл Кантор горячо спорят о серьёзным, и он скончался прямо в машине». коммунизме Первый низвергает его, второй яростно защи Позднее Сахаров написал в воспоминаниях: «Крупный щает. А Эвальд Ильенков ухмыляется рядом… математик, он согласился в начале 50-х годов принять на се- Мераб Мамардашвили и Георгий Щедровицкий со бя трудную должность ректора… В те мрачные времена он, смехом говорят Ивану Фролову: «Как же ты, потомок бе несомненно, был человеком, проявившим большую смелость и логвардейца, продался большевикам?» Иван отвечает: «Я настойчивость, защищая преподавателей и студентов. А защи- не прямой потомок. Мой дядя сражался за белых, а я его щать было от чего. Честных и талантливых преподавателей — любил»… от обвинений в низкопоклонстве перед Западом. Евреев — от Эмма Федькова и Юра Сафонов идут, взявшись за ру неприкрытого антисемитизма»… Уверен, что в архиве Сахарова ки. «Вот липа, которую мы сажали! — восклицает Эмма.

есть строки сожаления о случившемся, но они мне неизвестны. «Какая тонкая была и какой стала!» — говорит Юра.

Американисты Лёша Богомолов и Анюр Каримский в МГУ, но не прошла по конкурсу. Окончив пединститут в Улан-Удэ, стала секретарём обкома комсомола, дослужилась спорят о философах США.

до высоких постов. «Но почему она здесь?» — удивляюсь я.

Рейнгольд Садов советует Меружану Мелкумяну как Арчил Ильин как-то уловил вопрос и сказал: «У неё было делать докторскую диссертацию. Дело кончилось тем, что проблемы имяслАвия хобби — выискивать земляков, окончивших МГУ». Он рабо Реня целиком переписал её, и Вано стал доктором наук, а тал в Улан-Удэ и первым узнал об этом. «Для чего?» — удив Реня остался кандидатом.

ляюсь я. «Нимаева солила им за то, что они попали в МГУ, Эдик Струков и Андрей Могилёв обсуждают рукопись куда она не прошла». Эти козни испытали на себе многие.

книги о социалистическом образе жизни… Выше я писал о неприязни к университету, но дойти до того, Наши красавицы Мила Глаголева и Рудина Барано чтобы преследовать его выпускников… ва идут рядом, чего не было в жизни. Все смотрят на них с восхищением, провожают взглядами. Гриша Квасов бросает Далее — незнакомые мне люди, но я помню, как они на них взгляд и резко машет рукой. Этот жест-дуплет — не трАдиции и погибали.

только Дине, но и Саше Титаренко. Гриша упрекает его в В раскрытом окне зоны В сидит девушка загорает на том, что в монографии по социалистической эстетике мало солнце с книгой в руках, свесив ноги с подоконника. Кто отражены коммунистические идеалы.

то открывает входную дверь в блок, сквозняк распахивает Вдруг на аллею выбегает Коля Стяжкин, пиная фут дверь комнаты, окно хлопает девушку в спину, и она падает больный мяч. Хочу крикнуть, как мы с ним кричали, болея потенциАл трАдиции с 15-го этажа… за «Крылышки». Но, знаю, он не услышит меня.

Две девушки мчатся на мотоцикле от Воробьёвых гор к Арсен Макаров уговаривает Гаврилу Лихошерстных не стадиону МГУ. Знаю, что на углу они попадут под грузовик, идти в посольство США. А тот, добродушно усмехаясь, всё но не могу предотвратить беду… таки решает бросить портфель с рукописью в защиту теории ЧАсть II. берегА Антикризисный На крыше зоны Ж стоит наголо стриженый парень. Ви относительности за ограду… дел его на тренировках в манеже. Дует метель, беспокоюсь, Володя Тлостанов сидит, прикрыв рукой глаза. Он ре что он простынет. Но произошло более страшное — он бро шил развестись с Валей Добрыниной, но не знает, как ска- сился вниз. Стук расколовшегося об асфальт черепа прозву зать ей об этом. Её рядом нет. Значит, жива… чал как выстрел… Тимофей Джумарин стоит, качаясь из стороны в сторо ну, оплакивая Сталина… На 24-м этаже отмечают 55-летие литературного объе 336 Инга Кичанова, доктор наук по атеизму, стыдливо, чтоб динения «Высотник». Отсюда Воробьёвы горы как на ладони.

никто не увидел, крестится по пути в церковь на Воробьёвых Они испещрены странными пунктирами — это маршруты, горах… по которым ходили мы с Юлей, Шереметьева с Дёмушкиным Юрист Лёня Плешаков предлагает сразиться физику и тысячи других удачно и неудачно влюблённых. Видны ку Володе Мадуеву. И они решают, на ринге или татами. Оба пола Новодевичьего монастыря. А башни Кремля, высотные весёлые, могучие… здания на площади Восстания, Смоленской, Котельнической Смотрю на всех и хочу извиниться перед некоторыми за тонут в густом тумане времени. Эдмунд Иодковский читает то, что написал такое, что может им не понравиться. Но они не поэму «Ощущение высоты». Затем читают свои стихи Вален услышат меня. И я обращаюсь к однокашникам, которые про- тин Сидоров, Светлана Козлова, Юрий Емельянов, Миша чтут эту книгу, и прошу простить, если я кого-то обидел, воспо- Курганцев. В заключение все поют хором песню Эдмунда:

миная их. Но я был беспощаден, прежде всего, к самому себе… Мы пришли чуть свет Из кустов блестят зелёные окуляры. Какая-то дама Друг за другом вслед, Нам вручил путёвки смотрит в прибор ночного видения. Когда она опускает его, Комсомольский комитет.

узнаю Лидию Чимитовну Нимаеву. Она дважды поступала Едем мы, друзья, — Как можно отрицать марксизм-ленинизм, когда оно понятно каждой собачке?

В дальние края, — Товарищ Торгованов, — из-за стола президиума вста Станем новосёлами и ты и я.

ёт декан Гагарин, — Мы уважаем вас как большевика с полу проблемы имяслАвия вековым стажем, но регламент исчерпан, партсобрание счи У них в руках ярко-красные путёвки с чёрной каймой.

таю закрытым. А главное, никто здесь ничего не отрицает.

Не на целину, а в вечность, точнее, на тот свет. Ведь их нет — Вы что, против отрицания отрицания? — прищурил в живых. Но они, испытав «Ощущение высоты», верят в своё ся ветеран. — Но это же четвёртая черта диалектики!

бессмертие. Лица их бледны, устремлённые ввысь глаза го — Да нет же! — испугался Гагарин, — Всё-всё, об рят. Вдруг кто-то тихо, но внятно читает стихи:

этом — в другой раз!..

Толпой угрюмой и скоро позабытой «ПОКОРИ ВОРОБЬЁВЫ ГОРЫ!»

Над миром мы пройдём без шума и следа, трАдиции и Этот клич ежегодно провозглашают газеты. Условия и Не бросивши векам ни мысли плодовитой, задания конкурса печатают в Интернете. Может ли ныне Ни гением начатого труда… парень из тайги, вроде меня, поступить в МГУ? Не знаю, ка ким чудом, но без всякой подготовки мне удалось пройти по В комнате возникает гробовая тишина. Все смотрят, кто конкурсу. А сейчас бы вряд ли поступил. Дело не в репетито же осмелился прочесть такое. И вдруг догадываются, это сам потенциАл трАдиции рах, а в стоимости проезда. Сибирякам и дальневосточникам Лермонтов осадил пыл «высотников».

билеты не по карману.

Потом вдруг возникает старое здание университета на Нынешний ректор МГУ В.А. Садовничий борется с ком Моховой. В Круглом зале Анатолий Емельянов поздравляет мерциализацией, пытался уйти от платного обучения, но нас, первокурсников: «Вот в эти дверцы входил Герцен». И в ЧАсть II. берегА Антикризисный не смог избежать его. Выступает Виктор Антонович и про «дверцах» тут же появляются юные Саша Герцен и Николень тив приёма в университет по пресловутому ЕГЭ — Единому ка Огарёв, а за ними — ещё более юный Миша Лермонтов… государственному экзамену, и против приватизации универ А в начале 1850-х годов зал взрывается овацией на лек- ситетских структур, на чём настаивают некоторые ретивые ции Тимофея Грановского. Его коллега профессор Степан головы. Пока это удаётся, но надолго ли?

Шевырёв демонстративно выходит из зала. А кто-то ехидно Московский университет кузница не только учёных, но читает вслед эпиграмму, посвящённую ему: и вузов. Не все знают, что нынешняя Медицинская академия 338 имени Сеченова, МГИМО, РГГУ когда-то были факультета Преподаватель христианский, ми МГУ. Однако новые факультеты продолжают появлять Он в вере твёрд, он духом чист;

ся, их численность достигла тридцати вместо двенадцати в Не злой философ он германский, наши годы. Кроме того, появляются филиалы МГУ в даль Не беззаконный коммунист. них краях России и странах СНГ.

И скромно он по убежденью На пятидесятилетии целины, которое Казахстан отме Себя считает выше всех, тил в 2004 году в Астане и Москве, я неожиданно встретился И тягостен его смиренью с ректором МГУ В.А. Садовничим. Банкет проходил в «Ме Один лишь ближнего успех. трополе». Меня представили как ветерана целины, на моей груди — только что врученная медаль «50 тынга жыл» (« Колесо времени переносит в 1950 год. На трибуне ветеран лет целины»). Виктор Антонович пожал мне руку, поздравив с партии Торгованов. Он в морском кителе с колодками орденов и наградой, а я сказал, что в своё время писал о студентах МГУ, медалей, якорями на пуговицах, из-под него видна тельняшка, работавших в совхозах Булаево, Кургальджино и других ме стах Казахстана. Сказал и о том, что пишу воспоминания о на портупее пустая кобура пистолета, через плечо пулемётная МГУ. Он пожелал удачи и попросил показать рукопись.

лента без патронов, но вид у ветерана грозный. И он говорит:

В 2006 году я окончил первый вариант книги и отвёз ру копись на родной философский факультет. Не застав декана В.В. Миронова, я оставил рукопись в приёмной. Через месяц секретарь Л.А. Николаева, ответила на мой звонок, что руко проблемы имяслАвия пись у декана, но его сейчас нет. Позже узнал, что рукопись читают ветераны факультета. Прошло три года, а ответа нет.

Кого-то явно возмутила глава «Ненавижу я философов».

Однако работа шла, уточнялись факты, дописывались Часть III.

эпизоды, которых не было в дневнике. Друзья советовали использовать не только записи, но и воспоминания. И к на ПУТИ МОДЕРНА чалу 2009 года рукопись обрела нынешний вид. На этот раз, видимо, исполню просьбу ректора Садовничего показать ему трАдиции и рукопись.

В 1976 году я посетил МГУ в день открытых дверей. Тог да я был внештатным преподавателем журфака, вёл семина ры по мастерству журналистики. В Актовом зале послушал потенциАл ректора Р.В. Хохлова, сменившего на этом посту И.Г. Петров ского. Встретив давних друзей, зашёл с ними в аудиторию 02, где было много народа. Саша Андриевский, снимавший меня в 60-х годах как чемпиона МГУ по метанию диска, ре Антикризисный шил заснять меня на трибуне. Попросив сделать вид, будто я выступаю перед абитуриентами, он незаметно включил ми крофон. Я начал говорить, как поступал в университет. Мо лодые люди стали слушать меня, а Саша щёлкает камерой.

Кончив импровизацию, пошёл от трибуны, но меня остановили вопросами, какой конкурс был тогда, откуда я 340 приехал, почему выбрал философский. Только тут понял, что меня слышал весь зал. Грожу Саше пальцем, а он сме ётся, мол, продолжай в том же духе. Пришлось сказать, что я с Байкала, что конкурс был десять человек на место, что сейчас философский факультет совсем не такой, каким был тогда. Меняются не только философские воззрения, но и дру гие гуманитарные науки.

— Не бойтесь экзаменов, держитесь увереннее, и это по может вам взять крепость под названием МГУ! — закончил я и получил в награду аплодисменты.

То же самое я хочу повторить всем будущим абитуриен там, решившим покорить Воробьёвы горы:

— Дерзайте. И вы победите!

В. П. РАКОВ Не кризис, а единение Логоса и Меона проблемы имяслАвия Парадигмальный сдвиг, случившийся на рубеже XIX– ХХ столетий, связан с постриторическим состоянием куль туры1, что не могло не изменить представлений о языке литературного творчества. Реакция на этот процесс со сто роны научной мысли весьма противоречива: одни филологи ассоциируют произошедший переворот с кризисом, другие трАдиции и же, и, похоже, их большинство, усматривают в новой эсте тической формации признаки поступательного движения и существенное креативное содержание. Мы полагаем, что последняя точка зрения реалистичнее, нежели первая, еще не успевшая отдалиться от горячечной атмосферы советского потенциАл литературоведения с его агрессивной полемичностью ко все модернА му, что не соответствовало канонам жизнеподобия и так на зываемому «здравому смыслу». Сейчас нет надобности опро вергать анахронический скептицизм, полезнее высказать Антикризисный ЧАсть III. пути соображения, которые базируются на аксиомах, принятых в современной науке.

Прежде всего здесь необходимо сказать о новом зрении, в горизонте которого оказалась культура и творчество вообще.

Изменился модус их восприятия, что приблизило исследова телей к адекватному пониманию художественных шедевров 342 и литературного процесса Серебряного века. Стало ясно и то, что в ноосферном пространстве эпохи установился режим известного [у]ожесточения самой онтологии искусства, его ритмики и темпа, напоминающих развитие, не лишенное моментов катастрофизма. Исследователь пишет по этому по воду следующее: «В акте саморазрушения только и может те перь существовать культура. Пока она себя не подрывает, не подтачивает, она не живет. Вне импульса саморазрушения она может быть только лживой, мертвой и поддельной»2.

Само собой разумеется, что речь не идет о каком-то ма зохистском самоуничтожении. Напротив, творчество расши ряет пределы своих созидательных возможностей и стремит ся обрести такую свободу, которая не сковывается ограниче ниями, в первую очередь, обязательным принципом смыс ловой ясности, как это понималось риторико-классической традицией. Живая процессность эстетического мышления эстетического высказывания, как отсутствие в нем морфно вскрыла его большую сложность и загадочность, чем предпо- сти. Это — вакуум между словами, названный М. Цветаевой лагалось ранее. Было уяснено, что «смысл искусства не сво- «безднами», которые содержательно «резче и весче слов»6.

дится к тому, чего ждет от искусства культурный, разумный Однако этот вакуум обнимает речение всецело — не толь проблемы имяслАвия … хомо сапиенс», ставя теоретиков творчества перед за- ко изнутри, но и — в его начале и в конце. Таким образом, дачей: «осваивать проблему Иного»3. Что собою представляет высказывание становится дискретным, включая в себя до- и это Иное, мы попытаемся установить в данном кратком очер- пост- словесные зоны. Стиль, следовательно, состоит из тек ке об основных концептах релятивистской поэтики. Но вер- ста и его мнимости, которая обладает не меньшей значимо немся к кризисологическим аспектам проблемы, содержание стью, чем лексическая (логосная) его составляющая.

которой необходимо освободить от эсхатологических оберто- Можно считать, что с этого рубежа стиль мыслится нами нов. Вслед за А. Ф. Лосевым, скажем, что бескризисных эпох в качестве сложной синергетической системы, воспринимае история не знает. Стагнация традиционных методов и стилей мой в виде континуума, исток которого располагается в коор трАдиции и перекрывается другими эстетическими доминантами, что и динатах безосновности или ничтойности, волею художника наблюдается в эпоху Серебряного века. Художественный и и его слова вовлеченной в выразительный семиозис искус философский Ренессанс — одна из блестящих страниц рус- ства. Чтобы быть точным и оперировать средствами языка, ской культуры, и мы должны смотреть на подобные явления который используется как философами, так и писателями с позиций их ценностной значимости, как это делают, напри- Серебряного века, следует сказать так: стиль новой форма потенциАл мер, специалисты в области истории европейского искусства. ции включает в себя не только Логос, но и то, что выражает модернА Один из них указывает, «что Возрождение — плоть от плоти ся термином «меон» ( ). Он означает стихию небытия и Средних веков и что оно является затяжным и чрезвычай- деструкции, являясь иным по отношению к определенности но плодотворным кризисом средневековой культуры … ».4 формы, структуры и вообще порядка. В живой ткани искус Антикризисный ЧАсть III. пути Более того, искусство этого времени как бы перерастает са- ства категория меона насыщена глубоким и разносторонним мого себя, движимое профетическими интенциями, опреде- содержанием. Надо ли говорить о том, что представление о лившими «характер европейского искусства на полтысячи меоне или ничтойности исторически изменчиво, поэтому та лет вперед, вплоть до беспредметного искусства ХХ века»5. кой оригинальный мыслитель, как В. В. Налимов, писал о Сказано верно! Что же касается Серебряного века, то, несмо- том, что оно «скользит», «как любое другое понятие, разви тря на обширную специальную литературу, делать выводы, ваемое творческим интеллектом»7.

344 подкрепленные конкретным знанием морфологии искусства Если окинуть мысленным взором стиль в его конструк эпохи, составности и типологии стилей, — преждевременно. тивной выстроенности, то он развернется перед нами в ви В наших ранее опубликованных работах эти проблемы по- де неисследимой ничтойности, на фоне и в глубине которой лучили частичное освещение. Там мы размышляли о так на- разбросаны лексемы и их группы. Эта картина — осущест зываемых релятивистских стилях. Этот термин — отнюдь не вленная проекция неохватного космоса с его светилами и символ творчества, замешенного на идее сквозной иронии. пространством между ними. Такой модус конструирования Он означает лишь то, что в результате слома классических стиля имеет свои следствия и — немалые. Но сейчас важ стереотипов созидания слово лишилось прерогатив абсолют- но утвердиться в мысли о том, что космичность как мор ной величины в составе литературного стиля: ведь, кроме фологический элемент телеологической структуры перево него, в телеологических структурах нового типа проявляют дит ее из традиционного — в совершенно другое филолого себя и такие ингредиенты, которые, как и логосные состав- культурологическое измерение, требуя соответствующих ляющие эстетического речения, обладают порождающими методик постижения литературного творчества. Эта пове и регулятивными функциями. Новость тут и в том, что ис- лительность совпадает с тенденцией современного знания следователь сталкивается с дотоле не встречавшимся фе- к синтезу гуманитарных и естественнонаучных дисциплин, номеном. Мы имеем в виду такой специфический признак пролагая тем самым путь к «открытой эпистемологии»8.

Раз уж мы заговорили о космичности как онтологиче- высказывания, его сплошность. В таких случаях словесные ском свойстве стиля, скажем и о том, что тут нельзя сбиваться массы следуют, по мысли Л. Толстого, логике сцепления — на пустые абстракции. Надо помнить об антропном принци- одной лексемы с другой и всеми последующими. Вся эта мас пе постижения Вселенной. Поэтика Серебряного века мани- сивность манифестирует себя как целостность, закованная в проблемы имяслАвия фестирует эстетическое единство человеческого и той стихии, рамки стереотипно оформленной страницы. Поэтому возни что простирается вокруг и в неоглядных далях меона. кает впечатление, что расположение текста на поверхности Теперь самое время сказать, что в новых стилях мы име- листа эстетически нейтрально — и по отношению к тому, что ем дело с такой моделью художественной речи, которую мож- дано в содержании, и к тому, как эту внешнюю речевую ком но отнести к типу квантованной, а поэтику, возведенную на позицию воспринимает читатель.

этом принципе, считать дискретно-волновой. Читателю тре- Более интересна (2) разуплотненная формация стиля.

буется определенное усилие, чтобы привыкнуть и к необыч- Она созидается с целеустремленным культивированием ной конфигурации эстетического речения, и к рождающейся лакун между словами, неожиданных сгибов в строчности трАдиции и на глазах «темнотной» семантике текста, взывающей к ин- речевого потока и его змеения. Чередование ничтойности и туитивному ее постижению. вербальных средств выразительности, опять-таки охвачен Стили Серебряного века многочисленны и разнообраз- ных стихией меона, есть принцип визуализации стиля как ны. Но мы неоднократно повторяли, что в искусстве нет «чи- речевой системы. Здесь есть что разглядывать, как и присут стых» форм, тем более, в эпохи их взаимного тяготения друг ствует то, над чем необходимо задуматься. В первую очередь, потенциАл к другу9. Традиция и новизна сосуществуют в них вполне важна общая картина текста: она слагается спонтанно, при модернА органично, намекая тем самым на извечное единство худо- хотливо, избегая возможности быть рационально объясни жественного творчества. При этом мы говорим о доминиру- мой. Новые стили не только графичны, но и орнаментальны;

ющих характеристиках стилей релятивистского типа, под- они несут в себе мифологию и символику, семантика которых Антикризисный ЧАсть III. пути черкивая, что они базированы не на издавна известных и теряется во мгле тысячелетий. Читательский взор следит за «правильно» структурированных лингвистических средствах извивами речи. Однако он останавливается и на разрывах выразительности, а на основе умышленно размытого смыс- между словами, утрачивая надежду на постижение их целе лового паттерна с вытекающими отсюда следствиями фор- сообразности. Так художник стремится сосредоточить внима мального характера. ние воспринимающего на непонятном, которое дотоле не то Писатели рубежа столетий не были ортодоксами, их чтобы игнорировалось искусством и теоретической мыслью, 346 творческое самочувствие не утеснялось той или иной идео- но, скажем так, подвергалось известной дискриминации со логией и практикой выразительных форм. Напротив, они стороны рационализированных поэтик с их требованием яс работали в системе и так называемых «монолитных» стилей, ного смысла и хорошо структурированной формы в любых и в модусе дискретно-волновых методологий, причем те и произведениях литературы.Теперь же утверждалось другое:

другие не существовали у них порознь, но нередко были яв- единство понятного и непонятного, морфного и бесплотного, лены в границах одного и того же произведения. Примеры формированного и аморфно данного. Во множестве опубли из творений А. Белого, футуристов, М. Цветаевой и других кованных работ мы писали о пристрастии футуристов, А. Бе художников были бы здесь как нельзя более убедительными. лого и иных прозаиков и поэтов к меонизированию стиля, Но тут выявляется проблематика, интересная как для исто- чем достигался эффект взаимного сенсорно-семантического риков, так и теоретиков литературы. обогащения гармонических и деструктивных его элементов.

Первым, что бросается в глаза, является различная ме- Мы пытались также обосновать тезис о синергетической при ра уплотненности художественного текста на всей протяжен- роде художественных структур релятивистского типа, свя ности стилевого построения. Здесь мы наблюдаем (1) участки зав, таким образом, новую поэтику с современными учения нераздельного лексического единения эстетических рече- ми о неравновесных структурах, порядке, хаосе и другими ний. Это — характерная черта традиционной риторичности концепциями в области квантовой физики.

Эти интеллектуальные процедуры нужны нам не для Единство такого рода запечатлено прежде всего в ми того, чтобы эстетизм искусства растворить в когнитивных нимальной единице эстетического высказывания — кван принципах науки, а для того, чтобы в опыте последней най- те. Этот термин был введен в поэтологические и языковые ти ответы на вопросы, ранее поставленные художниками штудии Р. Якобсоном. Правда, ученый дал его трактовку на проблемы имяслАвия Серебряного века. материале традиционно понимаемой модели высказывания, Подчеркнем, что задача языкового расширения искус- но все же такой признак кванта, как его волнообразность, ства была одной из главных в системе литературного нова- им был зафиксирован. В нашем понимании, исходный эле торства. И тогда, когда были открыты бездны ничтойности и мент речения есть сочетание меональной бесплотности и когда меон стал пониматься не только как бессмысленный морфности, словесного небытия и бытия, и далее — во мно хаос, ужас и деструктивная хтоника, но, вместе с тем, как жественной вариативности: семантически нулевого и лекси лоно и источник потенциальных, возможностных смыслов и чески определенного, звукового и безмолвного, монолитно творческих импульсов, — тогда возник вопрос о том, как чи- непрерывного и дискретного. Все эти качества характеризуют трАдиции и сто практически, то есть речевым образом семантизировать сущность кванта и его волновую специфику: он есть частица и наделить некими знаками эту стихию. Ясно, что в форме (речения) и волна, задаваемая импульсом прерывности. На собственно образов этого не сделать, ведь она, стихия, если и сегодняшний день процесс формирования кванта остается созерцаема, то только умным видением, а не воображением, рационально необъяснимым;

можно говорить, что он подчи воспитанным на телесно-классическом и чувственном искус- няется логике случайности или, этот термин для нас предпо потенциАл стве. Точка и линия были призваны к тому, чтобы, выража- чтителен, спонтанности, которую В. В. Налимов трактовал модернА ясь языком В. В. Налимова, распаковывать те потенциаль- как понятие, более фундаментальное, полагая, что оно от ные смыслы, которые залегают в неисследимом меоне. Они, носится к динамике и эволюции текстовых смыслов в их не эти знаки, — не эйдосы, но всего лишь их символы, не изо- предсказуемой взаимосвязанности. Квант — языковая еди Антикризисный ЧАсть III. пути бражение, но означивание. Функциональная нагруженность ница, соединяющая в себе принцип безосновности и опреде их весьма велика, а семантика — не описываема, потому что ленность морфности, какой бы она ни была — семантически содержание, которое стоит за ними — невыразимо. Слож- насыщенной, разреженной или откровенно заумной.

ность этих синтаксических средств и именно в контексте Безосновностью кванта аргументируется его трансцен релятивистских стилей многократно возрастает оттого, что дентность, открытость в необозримые просторы ничтойности, они отдалены от законов грамматической конвенциональ- где «упакованы» неисповедимые смыслы. Квант напрямую 348 ности, действуя в импровизационных системах, где очень связан с феноменом эстетического чуда, невиданного в системе силен элемент спонтанности в деле построения морфологии классических стилей. Релятивистская поэтика более изобрета и структуры высказывания. Не будем входить в глубину тельна в обращении со словом, с проектированием его места проблемы, сейчас нам важно знать, что точка и линия — до- в общей архитектуре речения. Она утверждает такие конфи ступные человеку инструменты символизации меона. Этого гурации эстетического высказывания, с которыми традицион достаточно для того, чтобы не чувствовать себя теоретически ные риторика и поэтика практически были не знакомы.

бессильным перед мглистой стихией в составе стиля: ведь ее Слову и синтаксическим знакам предписана задача как означенность есть указание на победу Логоса, который во- можно более обширной экспансии космичности, в значении влекает тьму в просторность смыслового света и заставляет которой полагается страница, ставшая в художественном ее служить запросам телеологии художественных структур. сознании творца текста «вотчиной поэзии» (С. Малларме).

Поэтому начальное представление о целостности стиля как И эта операция осуществляется не только путем «расстава»

главенствующей дефиниции релятивистской поэтики бази- (А. Белый) слов на поверхности листа, но и его разрисовкой руется на идее меонально-логосного единства, содружества, множественной точечностью и прямо-таки роскошным мно как уже отмечалось, понятного и непонятного, вербально- гообразием линий. Так происходит освоение Логосом стихии предметного и бесплотного. меона, вовлечение его в границы смыслового паттерна, что вовсе не означает его, меона, окончательной исчерпанности. положение можно считать неколебимым. Усиливающей нотой Художнику это было бы не по плечу, да он и не стремится к здесь может служить указание на классические стили или подобной цели: ведь в случае ее достижения он потерпел бы дискурсы с их речевой монолитностью и, вспомним выраже творческую неудачу, оказавшись в тенетах плоской рацио- ние Ю. Н. Тынянова, с теснотой ( у него — стихового) лексиче проблемы имяслАвия нальности, то есть все того же меона, который, по заключе- ского ряда. Грамматика возлагает на себя тяготы упорядочи нию В. Ф. Эрна, есть не что иное, как из нее «вытекающее, вания — семантического и формального. И в этом проявляет тайное и скрытое» следствие10. ся ее логосная природа. Смысловой и выразительный дизайн В сфере релятивистской поэтики сказывается усилен- грамматически оформленной речи ведет к ее геометризации, ная роль пространственного фактора, определяющего кон- возбуждая провокативную энергию зрелищности высказыва фигуративную специфику текста. Мы также знаем, что эф- ния — по крайней мере, в его письменной осуществленности, фект космической разбросанности лексических масс на стра- на что остро отреагировал Якобсон, отметивший, что «здесь нице достигается путем мобилизации ресурсов синтаксиса, наблюдается глубокая аналогия между ролью грамматики в трАдиции и помогающего создать, по характеристике О. Шпенглера, поэзии и живописной композиции, базирующейся на явном «язык дали», где сочетаются смысловая глубина и ее опти- или скрытом геометрическом порядке … »17 Прервем цита чески воспринимаемая структура11. «В этом отношении, как ту, чтобы вскоре вернуться к ее продолжению.

писал Р. О. Якобсон, грамматика напоминает геометрию»12, Дело в том, что филолог опирался в своих суждениях, в посрамляя при этом излишне жесткую позицию сторонни- основном, на стратегический опыт классических стилей и по потенциАл ков идеи монолитности стилей. тому не фиксировал внимание на иных моделях эстетическо модернА С синтаксисом связано весьма многое в тексте — с точки го высказывания18. В противном случае он снабдил бы более зрения его качественного своеобразия. Это, в первую очередь, принципиальной коннотацией окончание только что при топографическое отличие высказывания от речений, постро- веденного периода. Последний же завершается так: « … Антикризисный ЧАсть III. пути енных по классическим моделям, вследствие чего происходит или на отпоре против геометричности»19. Как часто бывало возникновение сенсорных и семантических обертонов, вы- у мэтра, тут его интуиция опередила собственно дискурсив зываемых образующимися лакунами в структуре наррации. ную реакцию, оставив в стороне специальное рассмотрение Гнезда речевой апофатичности возникают «поверх конкрет- иррационально-дискретную составляющую новых стилей.

ной лексической «утвари» словесного искусства»13. Здесь бу- Однако в любом случае его соображения о некоем единстве дет уместным привести исследовательские наблюдения над грамматики и геометрии стиля остаются и доныне большой 350 стилем Фр. Ницше, этого предтечи релятивистских стратегий научной ценностью.

в литературе. Читатель произведений немецкого мыслителя, Элементы иррационального, выраженные средствами указывает К. А. Свасьян, «сталкивается с парадоксом превос- синтаксиса, о чем сказано выше, конечно же, подчинены те ходящего себя языка, который всякий раз оказывается чем-то леологическим заданиям стиля, какими бы загадочными эти большим, чем он есть»14. Углубляя и конкретизируя анализ, задания ни были. Сверхвербальный уровень выразительности ученый замечает, что, кроме вербального уровня текста, у с особой убедительностью реализуется в новой поэтике сред Ницше высокозначимым является «слой интонационно- ствами, если воспользоваться термином Ж. Деррида, «настоя ритмической семантики, информирующей поверх чисто сло- щей графической риторики»20. Об этой стороне дела мы знаем варной семантики»15. Далее автором развивается мысль о еще очень мало, но заметим, что эстетические структуры ре стиле как танце, что отличает новую поэтику от ее классиче- лятивистского типа с их разрывностью и «безднами» — «двус ских вариантов16. Теперь хотелось бы сказать следующее. мысленными и сверхдетерминироваными» — располагают То, что грамматика, в частности синтаксис, выступает в таким содержанием, которое по своим когнитивным параме качестве устроительного и регулятивного принципа культу- трам вполне способно превзойти традиционную стилистику.

ры, с особой наглядностью видится в литературных текстах. «Неискоренимо графическая поэтика»21 возвращает читателя По состоянию гуманитарного знания на сегодняшний день это и исследователя к истокам начертательного запечатления мысли, ибо, как говорит автор сочинения «О грамматологии», со стороны точной науки явилась для художника желанным «мыслить — это значит починать эпистему резцом своего сюрпризом. Но в чем сказалась реальная функция числа? — письма»22, которое, как известно, начинается с точки и линии. В том, что именно оно стало маркировать (в прикровенном Несколько ранее мы размышляли не только о живопис- виде, конечно) меональную стихию, ознаменованную точ проблемы имяслАвия ных характеристиках изучаемой поэтики, но и о признаках ками/отточиями, линиями — тире/дефисами и, наконец, те ее зрелищности. Но что значит зрелищность стиля? «бездны», которые остаются графически неозначенными (как Прежде всего это — его оптика, имеющая как внешнюю это наблюдается у футуристов), но визуально дают знать о сторону, так и внутреннюю призму, восходящую к глубинам себе в форме лакун между словами. А то неисследимое, что художественного мировоззрения. Первая из них строится для составляет до- и посттекстовое пространство, также матема восприятия стиля как явления — чужим взглядом, взглядом тически (оптически) актуализировано, потому что не может наблюдателя. Другая же имеет интимную природу, сигнали- не быть втянутым в развернутую структуру текста. Во всех зирующую о зрительной реакции на мир, подобно тому, как подобных ситуациях мы говорим не о чем ином, как об опе трАдиции и это изображено на одной из картин Эль Греко: ночь в Толедо рации счисления бездн — внутри текста и вне его.

и созерцающее ее око. Понятно, что в литературе подобный Штриховая обрисовка проблемы показывает: вопрос феномен инспирируется логосной энергией, получившей у о числе в составе новых стилей заключается в том, что ма нас название самого себя мыслящего слова23, благодаря кото- тематический компонент располагает не только мифолого рому стиль созидает себя в модусе визуального «обольщения», символическим потенциалом, но и функцией корреляции потенциАл очарования или, как говорила М. Цветаева, «чары». Только динамико-топографических координат художественно-язы модернА при таком усилии Логоса возникает возможность обозревать ковой структуры. Чередование лингвистической морфности телеологическую структуру в ее фигурности, лакунарной не- и вакуума, а также пространственное манифестирование ожиданности внутри лексического строя, а также в меональ- этого монолитно-дискретного единства — такова компетен Антикризисный ЧАсть III. пути ной беспредельности, которой охвачены словесные массы в ция числа в релятивистской поэтике.

начале и в конце эстетического речения. Таким образом, ли- Итак, в настоящей работе изучаются проблемы таких сти тература пришла к философии новой поэтики как проекции лей, где средства синтаксиса, а также их отсутствие (живой па космического дизайна на поверхности вербализованной ком- радокс модернистского творчества!) создают головокружитель позиции24. Творческие поиски в этом направлении носили ные узоры речений, таящие в себе археологическую память и интенсивный характер, о чем не подозревают спешно пишу- мглистые ассоциации докультурных времен. Поэтому прежде 352 щие люди, убежденные в том, что «в России никогда не было всего здесь необходимо отдать должное той дефиниции, содер никакой оптики. Сегодня ее нет и на Западе, нет нигде»25. жание которой налагает печать впечатляющей оригинально Вышесказанного достаточно, чтобы продвигаться даль- сти на всякий стиль, входящий в систему новой поэтики. Эта ше, уделив внимание числовому срезу релятивистских сти- дефиниция — (1) меон во всем разнообразии его семантики. В лей. Для начала полезно напомнить общеизвестное, именно, данном месте мы имеем основания привести лишь самое общее неподдельный интерес как символистов, так и писателей определение понятия, получившего разъяснения и коммента футуристического круга, к вопросам математических основа- рии в научной литературе. А. Ф. Лосев, например, излагает ний творчества. Об А. Белом, в частности, о его реакции на свои суждения следующим образом: «Меон не есть ни какое теорию множеств Г. Кантора, нам уже доводилось писать26. либо качество, ни количество, ни отношение, ни бытие, ни Здесь же скажем, что интерес художника к трудам матема- устойчивость, ни движение. Он есть только по отношению ко тика диктовался тем, что «учение о множествах есть учение о всему этому, и именно иное по отношению ко всему этому»28.


некоторой несомненной идеально-оптической фигурности»27. В стилях риторико-классической формации слово есть В поэтологической системе А. Белого оптика стиля играет основа текста, оно же выступает и как инструмент его за важнейшую роль, начиная от внешнего устроения и кончая вершения. В этом смысле традиционное речение гомоген его глубинными уровнями. Поддержка творческих исканий но, тогда как эстетическое высказывание в системе новой поэтики предполагает свою инаковость, то есть вот этот этапом развития культуры. Однако следует подчеркнуть, самый меон, о котором только что сказано. Формы проявле- что обе эти тенденции могут быть представлены как син ния инаковости несметны, но здесь подчеркнем, что, в про- хронно сосуществующие. Напряжение между ними … тивоположность привычной сплошности текста, лексемы составляет один из наиболее постоянных механизмов проблемы имяслАвия новых стилей, благодаря наличию меона, подразумевают культуры как целого. Господство одного из них возможно (2) пространство между ними и некую атмосферу, создавае- не как полное подавление противоположного типа, а лишь мую не только благодаря вербальному ряду, но и деструк- в форме ориентированности культуры на определенные ции, привносимой меоном в монолитность высказывания29. структуры как доминирующие»30. В нашем случае присут Очевидно также, что если в классике стиль базируется на ствует лишь та особенность, что раздельность в устроении обосновывающем себя слове, образуя связность морфных текстов представлена в более чем гипертрофированном ви единиц текста, то новая поэтика культивирует (3) прин- де, обнажая тот драматизм, который свойствен не только цип безосновности эстетического речения — в том плане, стилевому, но и общекультурному поставу (термин М. Хай трАдиции и что оно не всегда начинается со слова, но — то ли с некой деггера) упомянутой эпохи.

гилетически-смысловой и эмоциональной активизации «пу- Кажется, релятивистская поэтика могла бы укрепить стоты» страничной поверхности, то ли с ряда отточий;

что безымянную историю литературы: ведь в текстах этой пара же касается финала высказывания, то он ознаменовывает- дигмы, в самой их организации и структуре так много факто ся теми же отточиями или тире, а то и вообще исчезнове- ров, вроде бы изгоняющих автора: и эти пустоты между сло потенциАл нием каких-либо синтаксических символов. Таким образом, вами, и они же, означенные отточиями и тире — в до- и пост модернА можно смело говорить (4) о расширении морфологической текстовом пространстве, да и, наконец, сама пустая страни составности стиля за счет введения в нее как «пустого» ме- ца. Так что для «смерти» индивидуальности здесь много и она, так и ранее не актуализировавшихся элементов син- причин, и места. Однако тот, кто так подумает, грубо ошибет Антикризисный ЧАсть III. пути таксиса, (5) часто используемых, и это — правда, в режиме ся. В новых стилях ярко проявляется тактика следовой реа а-грамматизма. В результате семантика словесных масс лизации творческого «я» писателя — в рисунке образов, их становится содержательно (6) углубленной и обогащенной контурах и в содержательности замысла произведений, во признаками невыразимого. Так (7) «графическая риторика» площенного (10) в визуально-игровое и целостно-зрелищное стиля смыкается с его апофатикой. С этого порога можно единство. Структура этого единства случайностна и трудно полагать, что нами уяснены формотворческие принципы, предсказуема. Господство графики как одного из ведущих 354 на которых (8) возникают фигурность и кривизна реляти- принципов оформления текста на странице подчинено спон вистских стилей, а также их (9) квантованное устройство, танности синтагм, на первый взгляд, не находящих сколько начиная с наименьшей величины высказывания и кончая нибудь рациональных объяснений. Но все же есть, пусть и не масштабами идиостилей как целостных образований. универсальный, способ извлечения из этих кривизн извест Как известно, в искусстве нет «чистых» форм, потому ного смысла. Тут на помощь приходит «средство» Пифагора, что оно хранит в себе, как отмечалось, свою археологию. полагавшего, как известно, что число залегает в причине В релятивистской поэтике мы находим разнородность вы- всего, равно как и в основе искусства. Регулятивная пара разительных средств, указывающих на ее, поэтики, связь дигматика числа в корпусе релятивистских стилей (11) соз с предшествующими моделями эйдологического дискурса. дает возможность их математического моделирования, пере Монолитность и разрывность, сплошность и дискретность водя, таким образом, доразумную стихию меона — в план речевых художественных практик — почти обычное явле- фигурно-логического его понимания.

ние в мировой литературе. Ю. М. Лотман, хотя и был да- Есть еще одна проблема, требующая пристального рассмо лек от нашей проблематики, тем не менее, сформулировал трения. Мы имеем в виду (12) континуальность стилей нетра мысль о том, что «доминирование текстов дискретного или диционной формации. К сожалению, нам неизвестны работы, недискретного типа может быть связано с определенным в которых осознавалась бы острая актуальность этой темы.

В свое время Николай Кузанский писал: « … умом Великое начинается с малого. Это хорошо видно на при (mens) является то, от чего возникает граница и мера мерах самой составности новых стилей, где функционируют (mensura) всех вещей»31. Текст классического типа цели- такие величины, с которыми ранее никто не связывал идею ком соответствует данному определению: ведь он строит- парадигмального сдвига в искусстве. Но вот В. Кандин проблемы имяслАвия ся художником с пониманием того, что есть его начало и ский, развивая мировую культурную традицию, писал, что окончание. Ко всему прочему, автор словесного сочинения внедрением, например, точки в словесную структуру были стремится к соразмерности всех его частей, на основе чего и «потрясены самые основы печатного текста»33. В том же духе формируется гармония как высшая мера эстетизма произ- размышлял писатель и мыслитель Г. К. Честертон, специ ведения. Совсем иначе обстоит дело в системе релятивист- ально подчеркивавший: «Первая линия рисунка перерезала ской поэтики, в которой воплощается (13) принцип безмер- историю мира»34. В том и другом случаях говорится не о чем ности и отсюда вытекающие следствия: (14) без-начальность ином, как о парадигмальных качествах указанных символов.

и (15) бес-конечность самого стилевого тела, почему и мыс- Несомненно, что такой угол зрения открывал возможность трАдиции и лимого в виде (16) открытой формы. Вероятно, понадобится для осмысления точки и линии — именно в сфере искусства, феноменологическое литературоведение, которое, в част- искусства письма, где эстетическое начинается с чуда, без ности, займется изучением гиперсложной темы, именно, чего непредставима никакая новизна в этой области творче телеологией стилей нового типа. В наших же силах — лишь ства35. Пожалуй, меон, точка и линия — это понятия, с кото наметить некоторые опорные пункты этой проблематики. рых и надо начинать исследование релятивистских стилей, потенциАл Поэтому в настоящем исследовании можно говорить только явившихся основой и своеобразной прогностикой искусства модернА о «попытке понимания космоантропного смысла» изучае- нашего времени.

мых нами «форм выражения»32.

Заимствуя у лингвистов известную формулу, обычно пи Антикризисный ЧАсть III. пути ПРИМЕЧАНИЯ шут (17) о семантике объекта изучения, (18) его синтактике и (19) прагматике. О первых двух задачах автора настоящего См.: Аверинцев С. С. Предисловие // Аверинцев С. С. Риторика и труда, кажется, сказано довольно явственно. Что же каса истоки европейской литературной традиции. М., 1996. С. 12. См.

ется третьего звена приведенной формулы, то оно столь же также: Лахманн Р. Демонтаж риторики. Риторическая традиция и многосоставно, как содержание и конфигуративный облик понятие поэтического. СПб., 2001.

стиля. Тут, видимо, актуально изучение и коммуникативно- Якимович А. Генрих Вёльфлин и другие: О классическом искус 356 суггестивных спектров эстетических высказываний, и лич- ствознании неклассического века // Вёльфлин Г. Ренессанс и барок ностных культурно-поведенческих моделей с их, может быть, ко: исследование сущности и становления стиля барокко в Италии.

не всегда верифицируемыми смыслами. Просторы неиссле- СПб., 2004. С. 46.

димого, где размещены дискретные стилевые структуры, Там же. С. 47.

взывают (20) не столько к жизненно-реалистической герме- Степанов А. Искусство эпохи Возрождения: Италия. XIV-XV века.

СПб., 2003. С. 10.

невтике, сколько к ее (21) вероятностным и даже (22) вир Там же. С. 70.

туальным методам, содействующим широкомасштабному Цветаева М. Смерть Стаховича // Цветаева М. Собр. соч.: В 7 т. М., выявлению активности человеческого духа, выраженного в 1994. Т. 4. С. 497.

логосно-меональных формах новой поэтики.


Золотухина-Аболина Е. В. В. В. Налимов. Москва-Ростов н/Дону, В заключение обратим внимание на следующее. 2005. С. 56.

Как известно, наиболее очевидное многими людьми Нестерук А. Логос и космос: Богословие, наука и православное не замечается. Так, специалисты по Серебряному веку предание / Пер. с англ. М., 2006. С. 80.

проходят мимо такого понятия, как меон, в то время как Специально и подробно об этом см., напр.: Корецкая И. В. Литерату оно не сходит со страниц сочинений философов и писате- ра в кругу искусств // Русская литература рубежа веков (1890-е–начало лей той эпохи. Досадно. 1920-х годов). Кн. 1. М., 2000. С. 131-190.

Эрн В. Ф. Борьба за Логос. Опыты философские и критические. // С.Р. Когаловский Эрн В. Ф. Соч. М., 1991. С. 78.

Подробнее об этом см.: Раков В. П. Филология и культура. Ива На каком понимании развития ново, 2003. С.54–56.

проблемы имяслАвия основывается развивающее Якобсон Р. Поэзия грамматики и грамматика поэзии // Семиотика / Сост., вст. ст. и общая ред. Ю. С. Степанова. М., 1983. С. 473.

обучение математике?

Там же.

Свасьян К. А. Примечания // Ницше Фр. Соч.: В 2 т. М., 1990.

Т. 2. С. 772.

Вынесенный в заголовок вопрос делает естественным Там же.

обращение к исследованиям, посвященным механизмам Подробнее об этом см.: Раков В. П. Стиль как визуальный образ // Принцип визуализации в истории культуры. Шуя, 2007. С. 56. умственного развития человека, и не в последнюю очередь Якобсон Р. Указ. соч. С. 472.

к значимой монографии [18], в которой обосновывается под трАдиции и Подробнее об этом см.: Раков В. П – (…) + etc. (К теории языко чиненность хода умственного развития общим принципам вого кванта) // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художе развития органических систем — принципу развития от ственные искания ХХ века. Межвуз. сб. научн. тр. Иваново, 2004.

общего к частному, от целого к частям и принципу си С. 187–188.

стемной дифференциации и обсуждается значение этих Якобсон Р. Указ. соч. С. 472.

принципов для теории и практики обучения.

потенциАл Деррида Ж. О грамматологии / Пер. с франц. и вст. ст. Н. Автоно модернА «Если природный ход развития познания мож мовой. М., 2000. С. 229.

Там же. С. 231. но сравнить с ростом и развитием дерева, то и в Там же. С. 233. обучении, с самого его начала, в ум ребенка должны См.: Раков В. П. Стиль как визуальный образ. С. 59-60.

быть вложены некоторые фундаментальные, базо Антикризисный ЧАсть III. пути См.: Раков В.П. Языковой квант в тотальности стиля // Констан вые «корневые и стволовые» общенаучные основания.

тин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ ве Поэтому обучение должно начинаться с небольшо ка. Межвуз. сб. науч. тр. Иваново, 2006. Вып. 7. С. 279.

го числа наипростейших элементов, однако таких, Маяцкий М. Некоторые подходы к проблеме визуальности в рус которые содержат в себе целое, которое потом вы ской философии // Логос. 1995. № 6. С. 49.

растает и развивается» ([18, с. 424–425]. Каковы же эти См.: Раков В. П. Бесформенность, точка и число в составе реляти «фундаментальные, базовые «корневые и стволовые» обще вистских стилей // Малые жанры: теория и история. Иваново, 2006.

358 научные основания»? Каковы эти «наипростейшие элемен Лосев А. Ф. Музыка как предмет логики // Лосев А. Ф. Форма – Стиль – Выражение. М., 1995. С. 499. ты, содержащие в себе целое», если наличие знаний само Лосев А. Ф. Философия имени. М., 1990. С. 54.

по себе не обеспечивает успешности обучения ребенка в См.: Лосев А. Очерки античного символизма и мифологии. М., школе, если успешность его обучения предопределяется, 1993. С. 52.

прежде всего, уровнем развития у него соответствующих Лотман Ю. М. Письмо от 15 сент. 1971 г. // Лотман Ю. М., Успен психических механизмов и мыслительных операций [2]?

ский Б. А. Переписка (1964 – 1993). М., 2008. С. 187–188.

В [18] дается следующий ответ на этот вопрос: «В … пе Кузанский Николай. Простец об уме // Кузанский Николай. Соч.:

дагогической мысли прошлого века были популярны В 2 т. М., 1979. Т. 1. С. 38.

идеи генетического метода, сторонники которого Бычков В. В. Код к художественному синтаксису культуры // Быч ков В. В. Художественный апокалипсис культуры. Строматы ХХ ве- ратовали за «естественный» путь обучения и вос ка. 2-я кн. М., 2008. С. 806. питания, воспроизводящий историю умственного Кандинский В. Точка и линия на плоскости. СПб., 2001. С. 208.

развития человечества… Но в попытках реализа Честертон Г. К. Вечный человек / Пер. с англ. Н. Л. Трауберг.

ции идей генетического метода в практике обуче М., 2006. С. 59.

ния его сторонники обращались, как правило, к со См., напр.: Раков В. П. Стиль как чудо: Точка (Материалы к теме) держательной стороне развития познания, считая // Филол. штудии. Сб. науч. тр. Иваново, 2002. Вып. 6.

что речь должна идти не столько о развитии содержательной необходимым как-то воспроизвести в обучении сме стороны знаний, сколько о развитии их структуры, а на раз ну и преемственность содержания знаний, накапли витие продуктивных форм и способов мышления, сопрово ваемых человечеством, или шире — историческую ждающих и преображающих процессы освоения и развития смену содержаний сознания людей. В этом состояла проблемы имяслАвия содержательной стороны знаний, на освоение внутренней их главная ошибка и причина неудач… Между тем логики таких процессов, на следование ей, на формирование у Коменского, которого, безусловно, следует считать функциональных органов, отвечающих характеру учебной родоначальником генетического метода в педагоги деятельности, на развитие метакогнитивного опыта в смыс ке, речь шла не столько о развитии содержательной ле [16] на базе процессов освоения и развития содержатель стороны знаний, сколько о развитии их структуры, ной стороны знаний.

говоря современным языком, о том, что общий план И если это так, то для выявления причины неудач сто развития этой структуры в процессе обучения дол ронников классического генетического метода требуется бо жен повторять общий план развития познания вооб трАдиции и лее основательный анализ. В более основательном анализе ще… Этот метод органически вписывается в общую нуждается и вопрос о том, как и в какой мере генетический теорию развития систем. Поэтому он ориентирует метод, основывающийся на понятии развивающейся струк педагога не на воспроизведение в обучении конкрет туры знания в смысле [18], преодолевает принципиальную ного исторического пути развития знаний в разных слабость классического генетического метода. Такой ана потенциАл областях науки, но на такое построение учебных лиз требует, прежде всего, большей конкретизации поня модернА курсов, которое отвечает общим универсальным за тия структуры знания.

конам развития систем и законам умственного раз Вот что говорится на этот счет в [18]: «Разработка вития как их частного случая. Сегодня основным по нятием генетического метода должно стать, с на- принципа развития от общего к частному и идея Антикризисный ЧАсть III. пути шей точки зрения, понятие структуры знания как системной дифференциации целого … составляют сложной развивающейся системы, выступающей одну из сквозных линий развития психологической как внутреннее психологическое средство мышле- мысли… То же самое справедливо и по отношению к ния и познания» (с. 439–440). главному практическому следствию … из данного те Формирование в обучении структуры знаний возможно оретического подхода: … если «естественный» путь только при погружении учащихся в содержательный план развития познания — это путь развития от обще 360 учебной деятельности, при сообразовании учебной деятель- го к частному, путь многозвенной и многоаспектной ности с природой предмета изучения и выявлении значимых дифференциации какого-то простого малодиффе направлений его исследования. Оно возможно «только че- ренцированного исходного целого, то обучение … в рез освоение определенным образом организованно- школе, чтобы быть успешным, должно идти по воз можности тем же самым путем… (с. 424–425).

го предметного содержания, через продвижение в Но возможно ли сформировать такое обучение, при этом содержании и в последующем порождении не которых новых форм этого содержания» [16, с. 198]. котором уже в ум ребенка могли бы быть вложены «фунда Оно становится возможным только при активизации и раз- ментальные, базовые «корневые и стволовые» общенаучные витии поисково-исследовательской деятельности учащихся, основания», служащие и «программами» многократных пре при развитии их способности выявлять специфику разных вращений методов познания, многократных превращений предметных содержаний, при развитии способности экстра- форм и способов мыследеятельности, «программами» пере гировать логический план из полипредметного содержания. ходов к более высоким уровням мыследеятельности? Могут Для этого обучение должно быть направлено не на освоение ли такие «программы» быть изначально вложенными в ум и развитие содержательной стороны знаний только самой по ребенка или они формируются только при погружении в себе и не на следование буквалистскому пониманию тезиса, соответствующие формы деятельности вместе с развитием психологических механизмов, рождающим необходимые Таким образом, «принцип дифференциации вме функциональные органы? И не являются ли «наипростей- сте с неразрывно связанным с ним принципом инте шими элементами» и одновременно тем целым, «которое грации и иерархической организации составляют потом вырастает и развивается», единственно огромные ядро системного подхода к процессам развития… проблемы имяслАвия потенциальные умственные возможности ребенка, вырас- Он раскрывает сущность развития как направлен тающие и развивающиеся посредством его культуросоо- ного изменения системы от менее упорядоченного к бразного развития? более упорядоченному состоянию, как рост ее орга низации» (с. 7).

«…В противоположность господствующим взгля Эффективность систем развивающего обучения Л.В. Зан дам В. В. Давыдов выдвинул тезис о необходимости кова и Д.Б. Эльконина–В.В.Давыдова является подтвержде развивать у школьников … тип мышления, назван нием продуктивности генетического метода обучения млад ный им теоретическим. Это мышление является по ших школьников, основывающегося на принципе развития от своему существу системным и должно развиваться трАдиции и общего к частному, от целого к частям и принципе систем «от абстрактного к конкретному» … и по принципу ной дифференциации. Но развивающее обучение в старших «от общего к частному».

классах должно предполагать более развитые формы учебной …Из положения о системной природе теорети деятельности, иной характер и иные направления ее разви ческого мышления вытекает, что и формировать тия. Формирование системы развивающего обучения в стар потенциАл … теоретическое мышление нужно отнюдь не пу ших классах не может не предполагать пересмотра дидакти модернА тем «от частного к общему» … Путь его формиро ческих принципов, долженствующих лежать в ее основаниях.

вания должен сразу начинаться с какого-то целого, Эффективность ряда частных систем обучения, рассма которое постепенно формирует свои части, раз триваемых в [16], как будто подтверждает продуктивность ворачиваясь в систему. … Это путь движения от Антикризисный ЧАсть III. пути генетического метода и при обучении старших школьников, абстрактного к конкретному, где абстрактное и Однако для полнокровного анализа его возможностей целе конкретное — это начальный и конечный момен сообразно обращение к таким ситуациям, в которых попыт ты расчленения отражаемой в познании действи ки последовательного воплощения генетического метода тельности. Абстрактное — это генетически исхо сталкиваются с трудно преодолимыми трудностями, и по дный момент развития, это … «неразвитое начало стижение природы этих трудностей.

развитого целого». Абстрактное — это простое … 362 *** образование, еще не приобретшее тех расчленений, Начала анализа входят в школьную программу уже которые делают его конкретным. Поэтому, чтобы более полувека, и за это время уровень и дух их изучения развивать у школьников теоретическое системное претерпели значительную инволюцию: от высокого теорети мышление, обучение каждому данному учебному ческого уровня до уровня рецептурного, от введения строго предмету должно начинаться именно с подобных понятия предела (последовательности, функции в точке) до неразвитых простых образований, однако содер исключения из употребления самого термина «предел».

жащих в себе все потенции перехода к развитой Начала анализа, имеющие большую образовательную целостной системе… В системе развивающего обучения Л. В. Занкова мы ценность, несут в себе и качественно новые возможности для развития математической и общей интеллектуальной обнаружим то же принципиальное соответствие уни культуры учащихся. Но эти возможности не реализуются.

версальному закону умственного развития. … Общую Их едва ли возможно реализовать, если обучение началам форму … программ, отличающих его систему, можно анализа основывается на первичных, размытых, не разви определить как дифференциацию, т. е. расчленение це ваемых интуитивных представлениях о предельном пере лого на многообразные формы и ступени, возникновение различий в процессе движения содержания (с. 429–430). ходе и непрерывности. Строгое же понятие предела, как показывает практика обучения, оказывается недоступным сложности его «прочтения». И такая связь сказывается в об большинству школьников. Причины этого видят в высоком учении тогда, когда процесс освоения понятия начинается уровне логической сложности определения этого понятия, а с обращения к его определению, когда в обучении довлеет также в том, что оно выражает «процессную» ситуацию на формально-логический план, когда обращение к содержа проблемы имяслАвия «статическом» языке1. Предлагающиеся многочисленные тельному плану, к смыслу допускается как вынужденный варианты построения начал анализа без использования компромисс, когда игнорируются законы психологии позна понятия предела, по сути, представляют собой варианты ния, когда, говоря короче, обучение следует традиционной решения узко-образовательных задач за счет развивающих парадигме педагогики математики.

целей. Какими бы ни были достоинства этих вариантов, Высокий уровень логической сложности определения они едва ли сопоставимы с огромным развивающим потен- понятия предела не является препятствием для освоения циалом процессов развития и преображения таких перво- этого понятия, ибо естественный путь к нему, то есть путь, со образов, таких первоидей, лежащих в основаниях матема- гласующийся с его природой и законами психологии позна трАдиции и тической мыследеятельности, как идеи непрерывности и ния, есть путь прорыва к нему от интуитивных представле предельного перехода, в строгие понятия, эффективно рабо- ний о предельном переходе как к продуктивной модели этих тающие и обретающие далеко идущее развитие в процессах представлений. Это не есть путь, ведущий через преодоле их реализации. ние логической сложности определения понятия. Это «вне Но не утопичны ли надежды на возможность снять на- логический» путь. «Логический», «однополушарный» подход потенциАл званные выше трудности освоения строгого понятия преде- к понятию, природа которого «двуполушарна», не просто не модернА ла и реализовать в общеобразовательной школе несомые им продуктивен, не просто бесплоден, но противоестественен.

развивающие возможности? Описываемые в [8] и [9] процессы восхождения к строго То, что строгое понятие предела выражает «процессную» му понятию предела и другим понятиям, относящимся к на Антикризисный ЧАсть III. пути ситуацию на «статическом» языке, является проявлением чалам анализа, состоят из следующих стадий:

его «двуполушарной» природы, проявлением того, что оно 1) формирование, использование и развитие интуитив выражает «правополушарный» образ рациональными, «ле- ных представлений, служащих истоками формируемых стро вополушарными» средствами. На примере этого понятия осо- гих понятий;

бенно зримо проявляется «информационно-психологическая 2) столкновение с пограничными ситуациями, приво специфичность организации мышления», состоящая в том, дящее к осознанию размытости этих представлений и необ 364 что мышление «представляет собой процесс непрерывно со- ходимости их уточнения. Создание такого рода кризисных вершающегося обратимого перевода информации с собствен- ситуаций подготавливает прорыв в новое пространство про но психологического языка пространственно-предметных цедур, значений и смыслов, прорыв на новый уровень учеб структур..., то есть языка образов, на психолингвистический, ной деятельности;

символически-операторный язык»2 [4, с. 134]. И путем освое- 3) осуществление процесса уточнения представлений, ния понятия предела должен быть не тот, который начина- приводящего к строгому понятию как средству решения за ется с приобщения учащихся к его определению и в котором дач, не решаемых на уровне представлений;

приверженцы традиционного подхода к обучению матема- 4) преображение сформированного понятия с помощью тике видят единственно «легитимный» путь приобщения формально-логических средств;

осознание того, что преобра учащихся к строгому понятию, а путь, согласующийся с этой женное понятие обрело новое качество, новую природу;

пер специфичностью. вичное испытание преображенного понятия на работоспо Что же касается высокого уровня логической слож- собность и одновременно первичное его освоение, первичное ности определения понятия предела, то нет прямой связи усмотрение качественно новых возможностей, которые оно между формальной и содержательной сложностями. Но есть несет;

осознание того, что преображенное понятие является связь между уровнем сложности определения и степенью продуктивной моделью исследуемого объекта.

Вот несколько более конкретное описание этих процессов. нового, необозримо более широкого пространства происходит Природа строгих понятий предела и непрерывности пересмотр, переосмысление последнего. Преображенное как продуктов развития деятельности, направленной на понятие несет в себе качественно иные возможности, чем исследование функций, раскрывается в процессах их фор- просто уточнение. Использование формально-логических проблемы имяслАвия мирования, отправляющихся от формирования первичного средств порождает метаморфозу продукта уточнения в про опыта деятельности в этом направлении, от задач, решение дукт творческого акта, в понятие, имеющее иное содержание которых ведет к формированию необходимых процедур и на- и предполагающее иную позицию рассмотрения, в понятие, выков их применения, смыслов, значений, ценностей, и вы- относящееся к иному смысловому пространству.

ражается такими процессами. Формирование такого первич- Выход в новое пространство значений и смыслов начи ного опыта и есть содержание первой стадии. Но этим роль нается с первичного испытания сформированного строгого первой стадии не исчерпывается. понятия на работоспособность, с обращения к задачам, кото Связки задач, представляющие нарастающее разноо- рые рассматривались на второй стадии процесса его форми трАдиции и бразие характеров поведения функций, образцы все более рования. И несоответствие их решений сложившимся инту «нестандартного» их поведения, подготавливают обращение итивным представлениям побуждает к новым испытаниям к пограничным ситуациям, в которых размываются сложив- сформированного понятия, служит движущей силой «обжи шиеся представления (о предельном переходе, о непрерыв- вания» нового пространства, осуществляемого посредством ности, и т. д.) и ставшие привычными значения и смыслы, активного взаимодействия интуиции и логических средств.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.