авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 16 |

«Федеральное агентство по образованию Российской Федерации Центр кризисологических исследований при ГОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический университет» ...»

-- [ Страница 13 ] --

Именно эта идея, на наш взгляд, легла в основу сфор- Так, в родоплеменных обществах индивид считался мировавшегося в науке рубежа XIX–XX вв. «историко- «лично ответственным (не фигурально, а физически: выкуп, романтического» подхода к проблеме поколений. Предста- кровная месть) не только за самого себя, но и за всех своих вители этого направления (В. Дильтей, Х. Ортега-и-Гассет, соплеменников и предков». проблемы имяслАвия К. Мангейм) полагали, что люди составляют одно поколение Идея ответственности, передающейся из поколения в именно потому, что являются современниками и испытывают поколение, была присуща многим религиозно-философским воздействие одних и тех же факторов. Поколение — это круг системам Древнего Востока, в которых имела место вера в людей, связанных общностью времени их детства и юности, переселение душ (буддизм в Индии, даосизм в Китае и др.).

внутренний мир которых сформировался под влиянием од- Эта же идея присутствовала в учении орфиков, в пифагоре них и тех же исторических событий. изме в Древней Греции.

Итак, с одной стороны, интерес к проблеме поколений Представления о взаимной ответственности поколе обостряется в эпоху социальных кризисов, с другой, — на- ний характерны и для средневековой цивилизации, в том трАдиции и учная интерпретация этой проблемы определяется оценкой числе, — русской.

того, какой из двух феноменов (поколение — социальный А.М. Панченко, ссылаясь на В.Л. Комаровича, утверж кризис, социальное изменение) детерминирован другим. дает, что в XI–XIII вв. у князей Рюрикова дома было при Как мы видели, один из подходов к проблеме, традиционно нято уповать на помощь «дедней и отней молитвы». При называемый позитивистским, состоит в том, что масштабные этом, конечно, никто не мог поручиться, что усопшие деды потенциАл исторические перемены объясняются сменой поколений. С и отцы, к которым обращались за помощью, не пребывают модернА точки зрения второго подхода («историко-романтического»), в геенне огненной, а, следовательно, заступничества от них напротив, важные исторические события, пришедшиеся на ждать нелепо. Безусловно, молитва эта — пережиток язы пору ранней социализации некоторой генерации людей фор- чества, отголосок древнего культа Рода и Рожаниц (имена Антикризисный ЧАсть III. пути мируют поколение, определяют его специфику.

этих мифологических покровителей первобытного коллек тива говорят сами за себя). Поэтому в XIV в. «отцова молит II. Отношения между поколениями традиционно описы- ва» на Руси вытесняется молитвой «святого отца»: достигнув ваются в терминах «кризис» (иначе — «разрыв», «конфликт») взрослости, каждый человек совершенно свободно избирал поколений или преемственность. И в том, и в другом случае себе духовного отца, который нес за своих духовных детей речь идет об отторжении или принятии молодыми поколени- абсолютную ответственность. Все население страны теперь 440 ями духовных ценностей старших. Однако межпоколенные состояло из семей кровных и семей «покаяльных». «Счита отношения отнюдь не исчерпываются трансляцией — инте- лось, что православные на том свете предстают перед неу риоризацией духовных ценностей. мытным судией именно семьями. “Се аз, Господи, — гово Межпоколенные отношения — это отношения взаимо- рит духовный отец, — а се мои дети”».4 Такая система духов зависимости (физической, экономической, эмоциональной ного «окормления», (а, по сути, — система представлений о и т.д.), они предполагают взаимные требования, ожидания передающейся из поколения в поколение ответственности) и обязательства. Следовательно, основой этих отношений сохранялась в России вплоть до середины XVII века.

должна являться ответственность. Думается, что данному Революционные события Нового времени радикально аспекту отношений между поколениями — их взаимной изменили ситуацию. Впервые отношения между поколе ответственности — в науке сегодня не уделяется должного ниями приобретают конфликтный характер, а традици внимания. онное подчиненное положение младших по отношению к Между тем, представления об ответственности различ- старшим вытесняется идеей равенства поколений. Один ных поколений друг перед другом отнюдь не новы. Напро- из основателей позитивизма Г. Спенсер, отразивший на тив, они были совершенно естественны для обществ перво- строения своей эпохи, полагал, что этические принципы бытности и древних цивилизаций. в межпоколенных отношениях сводятся к следующему: с одной стороны, «каждый индивид находится в долгу перед об ответственности перед «своими» — родственниками, пред предшествующими ему индивидами за издержки, связан- ками, «покаяльной» семьей — сменяются идеей ответствен ные с производством и воспитанием будущих индивидов»5;

ности перед призрачным «будущим». Эта ответственность с другой, — «нравственный кодекс природы не позволяет декларируется как ценность, в то время как ответственность проблемы имяслАвия родителям уклоняться от исполнения своих обязанностей, реальных, а не абстрактных поколений друг перед другом т.е. всех тех действий, благодаря которым дети готовятся перестает реализовываться как норма.

к жизненной борьбе»6. Однако межпоколенные отноше- В связи с вышеизложенным можно предположить, что ния развиваются в направлении «уменьшения подчине- формирование оптимальных межпоколенных отношений, ния жизни взрослых целям воспитания детей до возможно при которых ответственность поколений друг перед другом наименьшей величины»7. В то же время, вмешательство представала бы и ценностью, и нормой, возможно лишь на родителей в жизнь детей (по крайней мере, — взрослых основе религиозного мировоззрения.

детей) должно быть минимизировано: право родителей трАдиции и руководить деятельностью детей должно утрачивать си лу, «как только возросший индивид делается способным к самоподдержанию»8. ПРИМЕЧАНИЯ Г. Спенсер справедливо отмечает также, что, если рань Олейников Д.И. Поколения в истории России XIX века // Отцы и ше межпоколенные отношения регулировались моралью, потенциАл дети: Поколенческий анализ современной России / Сост. Ю. Лева традицией, то теперь они регулируются правом. Это, по мне модернА да, Т. Шанин. – М., 2005. – С. 146 – 147.

нию мыслителя, ведет к пренебрежению своими обязанно Нора П. Поколение как место памяти // Новое литературное обо стями как родителями, так и детьми. К примеру, «обязан- зрение, № 30 (2/ 1998). – С.69.

ность защищать родителей от нужды и прямых физических Антикризисный ЧАсть III. пути Кон И.С. Открытие «Я». – М., 1978. – С. лишений» теоретически признается всеми, но на деле недо- Гумилёв Л.Н., Панченко А.М. Чтобы свеча не погасла: Диалог. – статочно осуществляется, и «лишь немногие сознают обязан- Л., 1990. – С. 42 – ность сделать своими заботами и нежностью старость родите- Спенсер Г. Синтетическая философия. – Киев, 1997. – С. лей по возможности счастливой»9. Там же, С. Таким образом, в межпоколенных отношениях просле- Там же, С. Там же, С. живается определенная тенденция. В древности ответствен- 442 Спенсер Г. Синтетическая философия. – Киев, 1997. – С. ность поколений друг перед другом признавалась, но не становилась предметом рефлексии, она представляла собой социальную норму, которую соблюдали, но о которой не за думывались;

во-вторых, это была «физическая» ответствен ность (деятельностная, но не моральная). Мировые религии, составлявшие основу духовной жизни средневекового обще ства, учат человека вглядываться вглубь себя и следить за чистотой своих помыслов. Поэтому в средние века взаимная ответственность поколений предстает уже как осознанная:

она отрефлексирована и сознательно возлагается на себя людьми. Очевидно, что это ответственность не только физи ческая, но и моральная, духовная. Она выступает в качестве нормы, но, в то же время, упомянутые религии проповедуют ответственное отношение различных поколений друг по отно шению к другу как ценность. В Новое время представления В социальном воспроизводстве следует выделить два М. Н. Макарова компонента. Первый представляет собой воспроизводство си Специфика процессов стемы. Это базовый компонент воспроизводства, поскольку по социального воспроизводства следнее предполагает, прежде всего, сохранение и трансфор проблемы имяслАвия мацию определенных отношений, обеспечивающих устойчи в современную эпоху вое развитие общества как целого. Второй компонент предпо и типы субъектности лагает воспроизводство субъекта как совокупность стратегий и способов поведения и восприятия субъектом социального В условиях модернизации становится необходимым мира, посредством которых осуществляется воспроизводство построение новых моделей социального воспроизводства, системы в целом. Следует учитывать многообразие субъектов предусматривающих как специфику инновационного потен- воспроизводства на различных уровнях — социальной систе циала современных обществ, так и необходимость фиксации мы в целом, отдельных социальных институтов, групп и ин трАдиции и социальных связей и отношений, обладающих набором отно- дивидов, каждый из которых, используя многообразные типы сительно устойчивых характеристик. В социальной теории ресурсов, обеспечивает различные аспекты и формы воспро можно выделить ряд аспектов изучения социального вос- изводства. Гибкость и размытость социальной структуры и производства, которые затрагивают различные сферы жиз- социальных связей в современном обществе приводит к тому, недеятельности людей. Поскольку воспроизводство является что воспроизводство уже не становится процессом сохранения потенциАл наиболее широким понятием и включает в себя не только неких раз и навсегда данных отношений.

модернА воспроизводство социально-классовых отношений, но и био- Осмысление многосубъектности социального воспро логическое воспроизводство человеческого рода, существует изводства и поиск взаимосвязи между его объективными и много его определений. Тем не менее, во всех определениях субъективными факторами можно обнаружить в концепци Антикризисный ЧАсть III. пути оно означает замену существующих субъектов (индивидов, ях Э. Гидденса и П. Бурдье. Исходной посылкой обеих кон групп) или структур (типов отношений) новыми, подобными цепций является идея о взаимообусловленности процессов существующим, таким образом, что система может сохра- воспроизводства объективных структур и субъективных ха нять свои свойства. В буквальном смысле в «воспроизвод- рактеристик, кроме того, как Гидденс, так и Бурдье отме ство» означает «производство заново» или «создание копии» чают трансформационный характер воспроизводства и рас (reproduction). «Воспроизводство» в Оксфордском словаре сматривают изменения социальной структуре в качестве его 444 определяется как «действие или процесс формирования, соз- основного условия и продукта.

дания или обеспечения повторяющихся элементов в суще- В этих условиях понятие воспроизводства начинает ста ствовании». В словаре Ф. Элвелла эта категория понимается виться под сомнение либо становится синонимом социаль как «процессы, которые увековечивают характеристики со- ных трансформаций. Поэтому категории «воспроизводство циальной структуры за периоды времени». системы», «воспроизводство статуса, социальной позиции»

Несмотря на то, что воспроизводство предусматривает становятся проблематичными в связи с постоянными изме сохранение и поддержание существующих отношений, в об- нениями в социальной структуре. В этой связи целесообраз ществе постоянно происходят изменения под влиянием эко- ным будет рассмотреть модели воспроизводства различных логических, демографических, социальных и экономических типов социальных структур. Следует отметить, что выделе условий, а также новых технологий и процессов. С течением ние «идеальных типов» обществ и типов социальных субъ времени образуются новые структуры и способы отношений ектов воспроизводства, им соответствующих, обусловлено между субъектами в социальной системе. Воспроизводство как объективно реализующимися в социально-исторической общества — особенно в современную эпоху — с необходимо- практике способами социальных отношений, так и типами стью включает значительные изменения в структурах, ин- дискурсов, используемыми в социальных науках для их обо ститутах и социальных отношениях. значения. В зависимости от способа социальных отношений мы рассмотрим три типа обществ, характеризующихся существующей системы социальных отношений. Для этого определенными способами социальных связей, механизма- типа воспроизводства свойственна множественность коллек ми и каналами социального воспроизводства, а также типа- тивных субъектов, между которыми уже нет жестких верти ми субъектов с определенным характером идентичности и кальных отношений.

проблемы имяслАвия стратегиями усвоения или изменения социальной среды. Следует говорить об идеологическом характере идентич Наиболее простым и в то же время традиционным спо- ности оппозиционного субъекта, причем коллективная иден собом воспроизводства социальных образцов является мо- тичность преобладает над индивидуальной и приобретает дель господства — подчинения. В этой форме ведущая роль форму «мы — они». Этот уровень представляет собой тема принадлежит воспроизводству системы. Несмотря на разли- тизацию доксического опыта посредством социально детер чие способов дифференциации в социальной системе, этот минированных конструкций. Следовательно, на этом уровне тип воспроизводства можно назвать «массовым» по двум становится возможной рефлексия. Однако эта рефлексия не причинам. Во-первых, он имеет аналогию с массовым, «по- идет далее первичных общественных регламентаций и не трАдиции и точным» производством (производством товаров), обеспечи- подвергается дальнейшей верификации.

вая прежде всего репродукцию социально значимых, а не На фоне становления новых структур и их постоянных индивидуально-личностных качеств, а во-вторых, каковы изменений массовые и коллективные стратегии воспроиз бы ни были способы социального расслоения, основан на водства начинают уступать индивидуальным стратегиям.

контроле нижестоящих групп вышестоящими. На каждом Ситуация неопределенности, отсутствие упорядоченных ме потенциАл уровне социальной иерархии существуют определенные ханизмов воспроизводства требует от индивида реализации модернА каналы воспроизводства, которые посредством нормативно- его творческого потенциала и креативных навыков. Подоб ценностных регулятивов, а также путем создания специфи- ный тип воспроизводства можно назвать индивидуализиро ческой «доксической» социокультурной среды регулируют ванным, а тип субъекта — индивидуальным. Этот тип вос Антикризисный ЧАсть III. пути поведение индивида и создают условия для приобщения его производства является ответом на изменяющиеся объектив к социальным нормам. В современной социальной теории ные условия, но именно к индивидуальному субъекту здесь можно обнаружить два направления, которым наиболее бли- предъявляются те или иные требования, которые жестко не зок представленный способ воспроизводства: марксистский и определены и постоянно меняются. Индивид уже не подчи структуралистский подходы. няется правилам, он сам создает правила, выстраивая соб Вторая модель возникает как ответ на контроль соци- ственные стратегии поведения.

446 альных институтов над процессами воспроизводства и со- В этом случае процесс идентификации грозит разрыва циальным поведением индивидов и групп. Сопротивление ми, аномалиями и, соответственно, усилением возможностей контролю, стремление к «самобытности» и социальному при- рефлексии. Особенно часто возникает подобная ситуация, знанию заставляет субъектов объединяться в союзы, орга- когда индивид стоит перед выбором между различными низации, движения, стоящие в оппозиции к существующей идентичностями. В этих условиях он вынужден выносить се власти. Одним из важнейших механизмов этого типа вос- бя «за скобки» идентификационного процесса и осмысливать производства является идеология, проповедующая оппози- свое прошлое, настоящее и будущее. Поэтому для подобного ционность как постоянное состояние борьбы с окружающим типа субъекта характерен рефлексивный тип идентичности.

миром и угрозу уничтожения. Поэтому такой тип воспро- Три представленные модели воспроизводства в различ изводства может быть назван оппозиционным, хотя формы ных проявлениях и с различных точек зрения могут харак протестной деятельности могут быть достаточно мирными и теризовать современное общество. Они представляют собой ограничиваться лишь самопрезентацией. Что касается субъ- различные типы социальной структуры, воспроизводящиеся екта воспроизводства, то это уже не массовый, а локальный определенными способами и формирующие различных субъ субъект, защищающий некие интересы и претендующий на ектов воспроизводства. Представленная трехмерная модель определенную территорию для воспроизводства в рамках воспроизводства имеет универсальный характер и позволяет рассматривать различные компоненты социальной структу- К.Л. Ерофеева ры и социальные группы как в контексте воспроизводства их Традиции и новации основных характеристик, так и применительно к происходя щим в них изменениям.

проблемы имяслАвия в религиозном сознании Представленный анализ образования с точки зрения информационной эпохи его функций в различных типах воспроизводства еще раз подтверждает, что процесс социального воспроизводства в современном обществе можно рассматривать как много линейный и полисубъектный, обусловленный множеством Эпоха глобализации и информатизации с необходимо факторов. Кроме того, различные уровни рассмотрения стью влечет за собой значительные метаморфозы религи общественных процессов предполагают фокусирование на озного сознания. Информационная открытость, незамкну определенных типах субъектности, выступающих в каче- тость культурной системы делает невозможным тотальное трАдиции и стве основных механизмов социального воспроизводства. господство той или иной религиозной доктрины в сознании Степень и характер активности субъекта воспроизводства, индивида. Такое положение характерно лишь для общества тип и уровень его идентичности, наряду с объективными традиционного. Даже в том случае, если личность получила процессами социальной дифференциации, социокультур- в семье родителей ортодоксальное воспитание в рамках той ными факторами, определяют преобладание того или иного или иной конфессии, она не может быть полностью изолиро потенциАл типа воспроизводства в обществе. вана от внешних влияний. Эти влияния, разумеется, суще модернА ствовали и в историческом прошлом, но в эпоху медиа они приобрели новое качество. Информация становится общедо ступной, открытой, что создает для индивида новую степень Антикризисный ЧАсть III. пути духовной свободы. Вследствие распространения принципи ально новых средств коммуникации, интеграция отдель ного человека в общечеловеческую культуру приобретает более полный и всесторонний характер, что дает основание говорить о качественно новом, универсальном состоянии со циальности человека. Разумеется, переход к универсально 448 сти — это всего лишь возможность, но возможность не аб страктная, а вполне реальная. Как отмечает отечественный исследователь медиа-культуры В.В.Савчук, «новые средства коммуникации порождают новую конфигурацию субъекта, отличительной чертой которого является децентрация, а в пределе — всеприсутствие» (1).

Попытаемся проследить те тенденции и черты, которые характеризуют религиозное сознание столь специфической новой эпохи. Важно уяснить, какие противоречия традици онно присущи религиозному сознанию, а какие появились недавно и выражают специфику современности. Религиозное сознание представляет собой один из самых сложных ком понентов духовной жизни общества и отдельного индивида.

Оно содержит в себе множество коллизий и противоречий.

Некоторые из них касаются самой религиозной доктрины, некоторые — способов и форм отправления культа, регла- глобальных проблем эсхатологические масштабы (3). Еще ментации жизни верующих. Причем среди обеих групп одна группа причин касается духовного состояния общества.

можно выделить противоречия внутри одной конфессии и Как подчеркивает В.В. Кизима, «хрупкость и бессмыслен межконфессиональные противоречия. Отдельную группу ность индивидуальной жизни сегодня порождает очередной проблемы имяслАвия представляют собой когнитивные и психологические проти- всплеск голода человека по бессмертию и обостряет трагиче воречия: между верой и разумом, мистическим опытом и дог- ское чувство» (4). Утрата идентичности, а точнее, плюрализм мой и т.п. Наконец весьма существенны для культуры ново- в понимании идентичности, характерный для эпохи постмо го и новейшего времени противоречие между религиозным дерна, заставляет личность обращаться к религии как уни сознанием как таковым с одной стороны, и атеистическим версальному способу самоидентификации.

сознанием и мировоззрением — с другой. Все перечислен- В частности, это характерно для отечественного массово ные виды противоречий общеизвестны. Они существовали го сознания. Представляется, что, несмотря на все экономиче в самых различных исторических условиях бытия религии, ские и политические коллизии постперестроечных лет, имен трАдиции и включая даже периоды тотального господства той или иной но последняя группа причин активизации религиозного со формы ортодоксальной религиозности в культуре. знания для нашей страны оказалась наиболее существенной.

В данном случае нас интересует религия как комплекс- Д.Белл подчеркивает, что сейчас «прежние социальные связи ный социокультурный феномен, выполняющий в социальной разрушаются, и люди перестают понимать, во что они верят, системе ряд функций. Противоречивость ее в качестве тако- к какой общности принадлежат, кто их друзья, а кто — враги.

потенциАл вого и обусловливает, в частности, противоречия современ- Поэтому в религиозной жизни братство, община или приход в модернА ного религиозного сознания. В целом, как отмечает Д. Белл, большинстве случаев оказываются важнее абстрактного сим религия переживает расцвет везде, кроме Европы (имеются вола веры» (5). В настоящее время эти слова можно отнести в виду страны в основном западной Европы) (2). и к отечественной, православной религиозности. В течение Антикризисный ЧАсть III. пути Для настоящего периода представляются наиболее акту- долгого времени именно западное, прежде всего, протестант альными две функции религии как социально-культурного ское христианство характеризовалось акцентами на совмест феномена. Первая — это функция объединяющая, консоли- ное социальное действие, общение. Теперь, в силу указан дирующая. Она реализуется всегда для некой обширной со- ных американским социологом причин, русская «воцерков циальной группы. Вторая, реализующаяся для отдельного ленная» религиозность все больше реализуется в таких же индивида, субъективности, это функция экзистенциально- формах. Высока аналогичная активность мусульман, в том 450 психологическая, компенсаторная. В соответствии с ними, числе — проживающих в западной Европе, России. Консо религиозное сознание имеет две формы проявления. Оно лидирующая функция религии сопряжена с опасностью на предстает как средство обретения культурной идентичности ционализма, шовинизма, политического экстремизма разно (осознание индивидом своей принадлежности к определен- го толка. В то же время, нельзя не видеть созидательного ной конфессии) и как стержень мировоззрения (вера как потенциала религии в мире разобщенности, «атомизации», внутреннее религиозное переживание). Обе эти формы акту- утраты большинства социальных связей.

ализируются в современном мире. Обе они имеют под собой Не следует забывать, что характер индивидуального основания в самой социальной реальности эпохи глобализа- религиозного сознания и чувства во многом определяет ции и информатизации. ся человеческой субъективностью определенного типа (6).

В современной постиндустриальной цивилизации есть Существование каждого человека можно представить как много причин, способствующих активизации интереса к ре- противоречие духовного и жизненного начал (7). Уникаль лигии. Целый ряд их касается самого социального бытия. ное сочетание этих двух неотъемлемых компонентов бытия Экономическое, экологическое, политическое неблагопо- человека дает уникальную субъективность со всеми ее пси лучие большинства стран мира вызывает неуверенность, хофизиологическими особенностями. Жизненное начало экс страх перед будущим. Причем страхи принимают в эпоху травертно и экспансивно по своей сути. Оно направлено на внешний предметный мир, на действие, самосохранение и религии, конфессии всегда очень различались. Верующие, самовоспроизводство. Тип личности с преобладанием экстра- чья индивидуальная сущность определяется авторитарным вертного, жизненного начала тяготеет к массовым, внешним характером и содержит садомазохистские тенденции, созда проявлениям религиозности. Само религиозное чувство для ли модель ада (в той или иной форме) как места наказания, проблемы имяслАвия такой субъективности основывается на социальных потреб- абсолютного страдания за неправедное поведение на земле.

ностях и социальных эмоциях, выступает как производное Разумеется, здесь опять необходимо помнить и о социальных от них. В несколько гротескной, но вполне адекватной фор- функциях религии. В качестве одной из главных среди этих ме такой тип религиозного сознания отражен Достоевским в функций в истории всегда выступала функция дисциплини «Легенде о Великом Инквизиторе». Умение ориентироваться рующая, репрессивная. Но понимать идею посмертного воз в практической ситуации соседствует у подобного типа субъ- даяния за грехи лишь как идеологическое средство устра ективности с неумением и нежеланием вести духовный по- шения было бы неверно. В ней явственно прослеживаются иск. В сфере идейной, метафизической такой человек прояв- черты определенного психологического типа, типа челове трАдиции и ляет беспомощность и незрелость. Стремление препоручить ческого характера. Напротив, люди, склонные к гуманному, выбор и принятие решения кому-то другому побуждает субъ- толерантному отношению к другим создали и развивали в ективность подобного типа выбрать некий безусловный ав- рамках религиозного сознания идею милосердия Бога, идею торитет и слепо ему следовать. Вера оказывается в подобном постепенного искупления земных грехов в посмертном су случае средством ухода от ответственности как неотъемлемо- ществовании человека. (Ориген с его идеей апокатастасиса, потенциАл го компонента свободы. Религия не является единственным идея чистилища в католицизме, Достоевский).

модернА средством самоидентификации подобной личности. Место В современном массовом религиозном сознании в целом религии в субъективном мире человека названного склада явно преобладает тенденция к «мягким», «гуманным» пред может занимать любая доктрина, идеология. ставлениям о жизни души после смерти. Это связано с преоб Антикризисный ЧАсть III. пути Тип интровертный, с преобладанием духовного начала, ладанием мягкого, ненасильственного воспитания детей в се напротив, чувствует себя неуверенно в житейских ситуаци- мье, с нарастанием гуманистических тенденций в обществен ях, связанных с практическим действием, выгодой. Зато в ных нравах. Можно согласиться с П.К. Гречко в утвержде сфере духовной жизни он более самостоятелен. Как субъект нии, что при всех его издержках постмодернизм — это новый религиозного сознания он зачастую имеет тенденцию к пере- гуманизм. Он конкретнее, чем прежний, чересчур абстракт живанию мистических состояний и чувств. Рациональный ный гуманизм Нового времени (8). Поэтому неудивительно, 452 компонент религиозности у подобного человеческого типа что названная особенность религиозного сознания присуща и связан с критичностью, самостоятельностью мышления, что христианской, и буддистской, и мусульманской культуре.

часто порождает противостояние общепринятым формам ре- В то же время, в современном мире красноречиво за лигиозности. Разумеется, реальные конкретные субъектив- являют о себе отдельные экстремистские религиозные на ности сочетают в себе эти две формы в разных «модификаци- правления и секты, которые обещают загробное спасение ях» и «пропорциях». лишь избранным и, соответственно, требуют религиозной Исторические модели религиозных представлений о нетерпимости в земном существовании верующего. Нетер жизни и смерти наглядно иллюстрируют различия индиви- пимость такого рода может проявляться в ненасильствен дуальных сущностных характеристик людей. Например, по- ных формах, в виде идейной непримиримости, уклонения нимание загробного мира как места, где всем воздастся по от общения с людьми, критикующими их взгляды (свиде справедливости, характерно для самых разных религиозно- тели Иеговы, некоторые ортодоксальные православные и культурных моделей бессмертия. Это понимание можно т.п.). Она может принимать и «злокачественные» формы, встретить и в античности (Платон), и во всех модификациях выливаться в открытое насилие, в идеологическую апо буддизма, христианства, ислама. Однако сами представле- логию насилия, как это происходит с исламским радика ния о божественной справедливости в рамках одной и той же лизмом. Устойчивость религиозной вражды, приводящей к войнам, терроризму, локальным конфликтам, объясня- не определяется равенством, но имеет даже прямо обратное ется не только социальными, но, в не меньшей степени, значение — оно основывается на признании того, в чем эти индивидуально-психологическими причинами. существа не равны между собою» (11). Насколько же приме В современной цивилизации с ее гедонизмом и куль- нимы эти рассуждения к состоянию нынешней типичной се проблемы имяслАвия том потребления религиозное сознание становится зачастую мьи? Очевидно, в условиях, когда единственный ребенок рас легковесным, поверхностным.

Бог для субъективности, при- сматривается как центр и смысл существования последней, выкшей лишь осуществлять свои примитивные желания и истинность любого из приведенных утверждений становится не привыкшей к ответственности перед другими, это всего весьма сомнительной. Если любое желание ребенка воспри лишь некая высшая инстанция, в которую следует обращать- нимается родителями как закон, если ребенок постоянно слы ся с просьбами. Ни чувства благоговения, ни моральных обя- шит, что ему положено получить лучшее лакомство, лучшее занностей, ни систематических духовных усилий такой тип место и т.п., у него скорее формируется представление о роди религиозности не предполагает. Еще более ста лет назад телях как о слугах, средстве удовлетворения его потребностей трАдиции и В.С.Соловьев с горечью констатировал, что религиозность и прихотей. В дальнейшем такое же отношение переносится становится делом личного вкуса. Сегодня, в эпоху постмодер- на посторонних старших — педагогов, представителей все на, смешения культурных потоков, глобализации религия возможных социальных институтов, а затем и на всех людей.

порой превращается даже в своеобразную игру. Й. Хейзин- Человек, воспитанный в такой ценностной парадигме, если га, один из наиболее известных теоретиков феномена игры, он воспримет религию в той или иной ее форме, скорее всего, потенциАл дает ей такое определение. Это «добровольное действие либо перенесет свое потребительское отношение и на Бога. В его модернА занятие, совершаемое внутри установленных границ места и сознании будут преобладать мотивы требований, претензий к времени по добровольно принятым, но абсолютно обязатель- Творцу, а не представление о собственном долге перед ним.

ным правилам с целью, заключенной в нем самом, сопрово- Между тем, как отмечают уже многие современные ав Антикризисный ЧАсть III. пути ждаемое чувством напряжения и радости, а так же сознани- торы, назрела общественная потребность в таком типе лич ем «иного бытия», нежели «обыденная» жизнь» (9). Религия ности, которая занимала бы ответственную, «взрослую» по в современном мире всецело подпадает под подобное опреде- зицию по отношению ко всему, что происходит в большом и ление. Все перечисленные компоненты и признаки отвечают малом социуме. В эпоху глобальных проблем дефицит чув духовному настрою типичного современного верующего. ства ответственности может обернуться всемирной катастро Среди моральных качеств, необходимых для гармонич- фой. Все мы, казалось бы, на рациональном уровне понима 454 ного существования нравственности в обществе, велика и ем это, и, тем не менее, постиндустриальная цивилизация незаменима роль чувства благоговения. В.С. Соловьев, как продолжает существовать по закону потребительского, обы известно, считал это чувство одной из трех основ нравствен- вательского индивидуализма. В таких социальных условиях ности (10). Размышляя о специфике морального отношения отдельный человек обнаруживает не лучшие, а худшие, наи благоговения, философ констатировал: «Несомненно, здесь более примитивные свои черты. Как отмечал С.Л. Франк, есть нечто особенное, специфическое, несводимое к справед- «Человек способен на великие дела не когда он действует ливости и человеколюбию и не выводимое из жалости. Ребе- под влиянием личных интересов и инстинктов, а лишь когда нок непосредственно признает превосходство родителей над он сознает себя слугой и выполнителем высших, сверхчело собою, свою зависимость от них, он чувствует к ним благого- веческих предначертаний» (12). Поэтому многие начинают вение, и отсюда вытекает практическая обязанность послу- сегодня понимать значение религиозного ренессанса для шания. Все это выходит из пределов простого альтруизма, отдельного человека и для общества. Так Ю.А. Ротенфельд логическая сущность которого состоит в том, что я признаю подчеркивает, что социально зрелый индивид сегодня дол другого подобным и равным с собою, утверждаю за ним то жен отдавать и служить, а не потреблять, что «образ Иису же самое значение, которое приписываю самому себе. Нрав- са, освобожденный от мистических и утопических наслое ственное отношение детей к родителям, напротив, не только ний, наиболее близок современным потребностям» (13). Без «сервистических общественных отношений» народ не может одобряемого поведения. Естественно, подобный процесс мо повзрослеть, утверждает он далее (14). В современной науч- жет быть только очень длительным, сложным, исполненным ной литературе, посвященной проблемам религии, нередко коллизий. Как и сама наша информационная, постиндустри прослеживаются большие надежды на эту древнейшую фор- альная цивилизация, как и сам процесс глобализации, по проблемы имяслАвия му духовности. «Всеобъемлющего освобождения человека, и добная эволюция религиозного сознания представляет собой следовательно, смысла истории и самих гарантий ее продол- нечто принципиально новое, беспрецедентное, невиданное.

жения не может быть без зрелого религиозного сознания» — Поэтому никто из исследователей современного общества, утверждает, например, Г.С. Киселев (15). вероятно, не сможет предсказать последствий этой эволюции Как видим, вместо характерных для нового времени сегодня, в самом ее начале.

представлений о том, что религия порабощает человека, в Тем не менее, представляется, что основания для уме современную эпоху утверждается противоположный подход. ренного оптимизма все-таки есть. Религиозная вера как В религии многие видят путь к подлинной свободе. И это не нравственный императив, как стержень мировоззрения и трАдиции и парадокс, а следствие изменения исторической ситуации. самоопределения личности может вырастать именно из са Все дело в том, от чего свободен, по отношению к чему не мостоятельного переосмысления традиционных богослов свободен человек той или иной эпохи. Освободившись за пе- ских и мировоззренческих вопросов: о Боге, о долге человека риод новейшей истории от множества религиозных, право- перед ним, о смысле и сущности исторического и морального вых, политических запретов, человек массы, возможно, еще зла. Разумеется, чем больше самостоятельности в вопросах потенциАл более чем в былые эпохи, не свободен от идеологии, давле- веры, тем больше и опасность заблуждений, самообмана и модернА ния социальных стереотипов, многократно усиленных воз- самооправдания для отдельного носителя религиозного со действием СМИ. Сегодня эти социальные факторы способ- знания (как коллективного, так и индивидуального). Однако ствуют порабощению индивида его собственными низменны- представляется, что вред от подобного плюрализма не столь Антикризисный ЧАсть III. пути ми стремлениями и импульсами — его греховной природой, велик, как от религиозной нетерпимости в рамках той или если использовать религиозную терминологию. иной официально существующей конфессии. Подобная не терпимость — одна из одиозных черт, характеризовавших в В целом современную ситуацию можно обозначить как историческом прошлом основные ветви христианства и ис универсальное богоискательство. Как и богоискательство лама (в меньшей степени — буддизма). Нельзя забывать, конца ХIХ–начала ХХ века, оно порождено жаждой обре- какими историческими бедствиями, вспышками деструкции 456 тения веры в условиях тотальной секуляризации сознания, оборачивалась эта нетерпимость. И сегодня, когда ни одна цивилизации, системы ценностей. Если субъектом этого про- из мировых религий в ее «официальной» форме не поощряет цесса в дореволюционной России была в основном творческая экстремизма по отношению и иноверцам, религиозная рознь интеллигенция, точнее лишь небольшая часть ее, то теперь, нередко оказывается причиной и поводом террористических спустя столетие, богоискательство стало частью духовной акций, изуверства, насилия.

жизни самых широких слоев, различных социальных групп, В свете сказанного, можно лишь приветствовать возрас вне зависимости от пола, возраста, национальности, страны тание самостоятельности религиозного поиска. Чем меньше проживания и т.п. Об этом говорит тот факт, что лишь малый формальных моментов будет разделять верующих в Бога, процент людей считает себя атеистами, но в то же время, ча- тем больше поводов объединения во имя решения общих ще всего люди не причисляют себя к какой-то определенной проблем, преодоления социальной несправедливости, эколо конфессии, либо причисляют с оговорками. гического кризиса, военной угрозы. Люди различны по сво Современное богоискательство — это процесс возвра- им жизненным устремлениям, психологическим реакциям, щения утраченной религиозности как внутреннего чувства, ментальным способностям. Поэтому во многом различна и а не внешнего исполнения обрядов, как состояния челове- их вера. Но общей для всех нас, представителей рода люд ческой души, а не как социального института и социально ского, была и останется жажда единения с трансцендентным началом, надежда на осмысленность своего пребывания в Ю.В. Наумов мире, страдания, смерти. Пройдя период религиозного скеп Тематика власти в наследии тицизма и атеизма, человечество в своем историческом раз Ф. Ницше и В. Соловьёва витии, подобно блудному сыну, возвращается в отчий дом.

проблемы имяслАвия Это возвращение только начинается — предстоит долгий и трудный путь. Религиозность человека третьего тысячелетия В наследии Ф. Ницше (1844–1900) и В. Соловьева (1853– не может и не должна быть такой же, как в предыдущие ве- 1900) существуют несколько пластов осмысления феномена ка. Хочется надеяться, что она будет более самостоятельной, власти. Условно мы разделим их на два: метафизика власти зрелой, что люди, наконец, перестанут приписывать Творцу (философско-категориальное построение теории власти) и собственную ограниченность и нетерпимость. социально-политические (не всегда логически выстроенные и печатно выраженные) конструкции власти. Как мы попро буем показать ниже, идейный комплекс обоих мыслителей ПРИМЕЧАНИЯ трАдиции и 1. Савчук В.В. Медиафилософия. Основные проблемы и понятия. сопоставим и ценен как решительный шаг к осознанию и Материалы международной научной конференции «Медиа как преодолению макрокультурного кризиса конца Нового и на предмет философии». 16–17 ноября 2007 г. / под ред. В.В. Савчука. чала Новейшего времени.

СПб. 2008. С. 20.

Мы, вслед за М. Хайдеггером, осмысляем ницшеанскую 2. Белл Д., Иноземцев В. Эпоха разобщенности. Размышления о волю к власти как замыкающее звено Западно-Европейской потенциАл мире ХХI века. М.: Свободная мысль. 2007. С.77.

метафизики, как метафизику воли [9]. Для Фридриха Ницше модернА 3. См.: Киселев Г.С. Новая религиозность как проблема сознания // воля к власти — это глубинная внутренняя эссенция бытия, Вопросы философии.. 2002 № 5. Автор отмечает, что «социальность как всего сущего в целом. Воля должна открыть глобальный оказалась неистощимо изобретательной на превращение едва ли ландшафт, где покажутся возможности возрастания власти.

не любой деятельности человека в источник его страдания». Это Антикризисный ЧАсть III. пути Она также неразрывно связана с переоценкой ценностей, по власть, церковь, идеология, промышленность, деньги, оружие… буждая преодолевать и сокрушать все на своем пути, на пути (С. 173).

4. Кизима В.В. Деидентификация человека и антропологический к сверхчеловеку (Uebermensch).

кризис. // культура народов Причерноморья. Научный журнал. Следует констатировать, что ницшеанская концепция Вып. № 106. 2007. С. 59. воли к власти полисемантична. Это и метод самостановле 5. Белл Д., Иноземцев В. Эпоха разобщенности. С. ния сверхчеловека, и его сущность, и причина краха хри 6. Подробнее о различных типах человеческой субъективности см.:

458 стианской аксиологии, и свойство человеческой личности Ерофеева К.Л. Человек в информационном обществе: сущность и как материально-духовной субстанции. Критикуя класси существование. Иваново. 2007.

ческую философию и делая обратные ей, инициатистски 7. См.: Шелер М. Положение человека в космосе.. М.: Весь мир.

интуитивные, квазирелигиозные выводы, Ницше завершает 1999.

эту традицию философствования. Не порвав окончатель 8. Гречко П.К. О мнимой смерти человека в постмодернизме // Лич но с тем, что проклинал, он проложил утопические шатко ность. Культура. Общество. 2006. Т.8. Вып.1(29) С.112.

субъективистские и экзистенциальные пути ее дальнейшего 9. Хейзинга, Й. Homo Ludens. М.:«Прогресс-Академия» 1992. С. 54.

10. Соловьев В.С. Оправдание добра. Соч. в 2-х томах. Т. I. М.: развития. Жизнь мыслилась философом фундаментально Мысль. 1988. самодостаточной. Или, иначе говоря, — свободной. Свобод 11. Там же. С. 170. ной от любой метафизики, включая религиозную, христиан 12. Франк С.Л. Культура и религия // Вопросы философии.. 1991.

ской аскезы и этических канонов. Философ отстаивал неза № 7. С.. висимость от Бога, и даже утверждал, что Он умер.

13. Ротенфельд Ю.А. Проблема сверхчеловека // Вестник РФО.2003.

Воля к власти, как сущностная характеристика чело № 1. С. 136.

века, после своего осмысления закономерно нуждается в пе 14. Там же. С. 137.

реоценке ценностей. Она стремится к автолегитимации, не 15. Киселев Г.С. Указ. соч. С. 182.

признавая ничего вне сущего вообще. В силу своей неизбыв- истории философии. Однако он уже в одном из первых своих ности и всеохватности воля к власти должна преодолевать сочинений «Кризис Западной философии. Против позитиви самое себя, становясь тем самым вечным становлением, воз- стов» объявил войну классической метафизике картезианско вращением. Сверхчеловек — реальное воплощение воли к гегелевского типа. Но так как в качестве преодоления отвле проблемы имяслАвия власти — довершает аксиологическую революцию, пребывая ченного философствования в духе Гегеля Соловьевым пред в круговороте вечного возвращения. лагалось конструирование новой системы на базе понятия Концепция сверхчеловека ведет также и к глобаль- «сущего» — такого же отвлеченного понятия — преодоление ной антропологической катастрофе. Ввиду того, что сверх- метафизики и спекулятивного метода осталось лишь декла человек является сгустком энергии воления, воли к власти ративным [7;

Т. 1, 691–717].

с абсолютным ее характером и предельным стремлением к Философия Соловьева — метафизика всеединства и в осуществлению, он не потерпит себе подобного. Ведь трудно ней ощутимо влияние Б. Спинозы и Ф. Шеллинга. «В фило представить себе клоны с одинаковой вершиной обладания софии всеединства, — считает Н.Ф. Уткина, — речь шла о трАдиции и властью. А значит, формирование сверхчеловеков в своей за- единении Бога и человечества;

идеальных и материальных вершающей стадии приведет к фатальному столкновению начал;

единого и множественного (когда часть тождествен и непримиримой жесточайшей борьбе их друг с другом. В на целому);

рационального, эмпирического и интуитивно конце же этой коллизии должен остаться один истинный мистического знания;

нравственности, науки, религии, эсте сверхчеловек, одержавший победу над более слабыми, то тики» [8;

59].

потенциАл есть достойными истребления и уничтожения. Но, думается, «Я называю истинным, или положительным, всеедин модернА что благоденствие его не будет продолжительным, так как ством такое, — характеризует свою концепцию Соловьев, — он рано или поздно осознает свою несостоятельность к даль- в котором единое существует не на счет всех или в ущерб им, нейшему превосхождению самого себя в стремлении к наи- а в пользу всех. Ложное, отрицательное единство подавляет Антикризисный ЧАсть III. пути высшему типу сверхчеловека. Сама бесконечность воления или поглощает входящие в него элементы и само оказывает воли к власти не может вместиться в рамки стационарного ся, таким образом, пустотою;

истинное единство сохраняет понимания сверхчеловека и поэтому он должен либо окон- и усиливает свои элементы, осуществляясь в них как полно чательно потерять какие-либо черты того, что мы называем та бытия» [7;

Т. 2, 552].

Homo Sapiens, либо самоуничтожиться. В работе «Россия и Вселенская Церковь» Соловьев стро Таким образом, мы видим, что концепция бесконечного ит концепцию свободной теократии, в которой ратует за объ 460 преумножения воли к власти заходит в метафизический ту- единение трех самых больших христианских конфессий — пик самопожирания или абсолютной трансформации в дру- католической, православной и протестантской. Первенство гую субстанцию. В этой связи спасением становится мысль власти отводилось им духовному, религиозному началу. Как Ницше о вечном возвращении, разрывающая порочный круг гипотетическое построение Царства Божьего на земле эта самовозрастания воления, возвращающая его на те же пути. идея Соловьева по признанию многих утопична.

Однако с точки зрения логики это не решает главного про- Труд «История и будущность теократии» посвящен даль тиворечия. А именно, как с помощью вечного возвращения нейшей разработке теократической утопии мыслителя. «За воля к власти может оставаться вечно самопреодолевающей дача моего труда — оправдать веру наших отцов, возвести и превосходящей самое себя? ее на новую ступень разумного сознания», — цитирует Со Тематика власти в творчестве известного русского фило- ловьева В.В. Зеньковский [2;

468]. То есть то самое свободное софа Владимира Сергеевича Соловьева занимает не глав- разумное мышление, составляющее основу секулярного и от ное и не всегда легко редуцируемое место. Соловьев — это влеченного знания, с которым философ борется в «Критике бесспорно христианский мыслитель, но не догматик, не бо- отвлеченных начал» и других своих книгах, конституирует гослов, не схоласт. В его работах зрима опора на философ- и фундамент философствования, так как ориентируется на ский категориальный аппарат, энциклопедическое знание высшую инстанцию ratio.

В «Чтениях о Богочеловечестве» власть трактуется Со- или порабощению всех несогласных с этим, опрометчиво. Это ловьевым как Богочеловеческий феномен. Бог, создав чело- значит пойти на поводу у тех, кто долгое время пытался сде века, наделил его властными полномочиями и предоставил лать из философа антисемита и германофила. А все было с сотворенную Землю ему в управление. Однако человек через точностью до наоборот: «Проклятые антисемитские дурни, — проблемы имяслАвия грехопадение лишился полноты этой власти, она стала фраг- восклицал мыслитель в письме своей сестре, — не смеют при ментарной и трудноосуществимой. Лишь возвращение лю- касаться к моему идеалу!!» [5;

195]. «Куда бы ни простиралась дей в Богочеловеческое состояние способно воссоздать былую Германия, — писал Ницше, — она портит культуру» [3;

253].

глобальную гармонию между человечеством и остальным Антисемитом и нацистом философ стал во многом бла миром, личностью и обществом, душой и телом индивида. годаря своей сестре Элизабет Ферстер-Ницше. С момента по Мы видим, что как Ницше, так и Соловьевым осозна- мешательства брата она плотно взялась за издание его книг ние глубокого кризиса классической метафизики и стрем- и рекламу, которую тщательно подгоняла под набирающее ление его преодолеть является лишь трансформацией этой силу немецкое национал-социалистическое движение.

трАдиции и самой метафизики. Основы ее сущностно не поколеблены, Однако несомненно другое. То, что Ницше явился од но открыты новые тропы философского мышления, которые ним из идеологов нацизма в теоретическом смысле. «По всей станут буквально исхоженными и очень популярными в XX вероятности, предшественником может считаться не только веке. Тематика власти, казалось бы, имеет место здесь лишь тот идеолог, кто прямо указал путь явлению. Достаточно, ви косвенно. Однако, как мы постараемся показать далее, тео- димо, и того, что он предполагал возможность этого явления.


потенциАл ретическое богатство представленных идей было реализова- Поскольку Ницше объявил, что «бог мертв», то стал правоме модернА но совсем скоро «адептами» Ницше и Соловьева с неоспори- рен любой нигилизм в любой форме: «все возможности откры мой и трагической силой. ты» [4;

41]. Философ остается все же философом. Уделом его Обратимся к проблеме соотнесения наследия Ницше с является слово, а уж умелые руки политиков сконструируют Антикризисный ЧАсть III. пути идеологией фашизма. Адольф Гитлер и подвластный ему по- необходимое и насущное. Причем при изменении политиче литический ресурс умело использовали некоторые довольно ской конъюнктуры зачастую пересматривается и идеология.

враждебные и острые выпады мыслителя. Однако Гитлер в Мы думаем, что феномен гитлеризма и нацизма породил таком же стиле брал себе в союзники и Р. Вагнера, и И.В. Ге- глубокий духовный кризис Германии. Вспомним, что Гитлер те, и Ф. Гельдерлина, и Г. Гегеля. Попробуем же отделить пришел к власти законным демократическим путем. Види философию от политических технологий и всмотреться в этот мо зов разрушения шел изнутри народных масс, а отнюдь не 462 вопрос подробнее. был навязан извне. Нисколько не умаляя дар злого гения Ницше критичен в отношении демократии, потому что Гитлера, нужно сказать, что нигилистические, разрушитель она несет мораль равенства, которая поддерживает «малень- ные тенденции латентно были заложены в народе, а Гитлер ких людей», тех, которых слишком много. Отрицательный стал во многом лишь стимулятором этого явления. Не будь взгляд у Ницше и к социализму в силу господства в нем общество внутренне подготовлено к такому самообожествле догматизма. К тому же, мыслитель утверждал, в отличие от нию — отождествлению с легендарными арийцами — вряд К. Маркса, индивидуального человека. «Ницше, — пишет об ли бы подействовали громогласные речи низкорослого еврея этом Л.З. Немировская, — отвергал такое устройство обще- полукровки, в течение которых он терял в весе до нескольких ства, которое ведет народ к царству коллективизма и ко все- килограмм. Воля к власти, воспитанная в протестантском ду общей «подконтрольности», ибо оно, по его убеждению, не мо- хе выхолощенного христианства, органично вылилась в ан жет способствовать прогрессу, и нравственному тоже, а неиз- тихристианский, античеловеческий апофеоз Второй Мировой бежно приведет к упадку культуры, аморализму, коррупции войны, инициируемой Гитлером как псевдо-законное право и мошенничеству в государственных масштабах» [4;

19]. на арийское, то есть расово более древнее и ценное, превос К тому же, считать философа ненавистником евреев, ходство над другими народами, что является вымыслом при стремящимся к господству над всем миром и уничтожению непредвзятом взгляде на историю и культуру.

Глубокую и полисемантичную мысль Ницше о сверхче- Нас также не убеждает идеализация государства Соло ловеке и сверхчеловечестве Гитлер, бесспорно, использовал вьевым. Оно призвано по определению к благим намерени в корыстных целях, определяя немецкую нацию как народ ям и деятельному добру, так как это государство нормально, сверхчеловеческий. Довольно примитивная и прямолиней- считает Соловьев. Однако история не знает таких государств проблемы имяслАвия ная подтасовка исторических фактов нацистами обожестви- и, думается, вряд ли узнает. Любой чиновничий аппарат со ла народ, заботясь, вероятно, менее всего о нем. Философия стоит из людей, а людям свойственны страсти, пороки, коры Ницше предполагает длительный иерархически выстроен- столюбие, жадность, да и просто ошибки. Идея признания ный многоступенчатый путь, который невозможно конста- за государством упреждающих прав не нова. Одной из не тировать, а можно только экзистенциально внутренне пере- посредственных его функций является защита граждан, как жить и ощутить себя в нем, а не его в себе. в физическом смысле, так и в смысле метафизическом (сво Можно считать, с известной долей вероятности, что траги- боды, чести, достоинства и т.п.). Но, к сожалению, весь исто ческий жизненный путь мыслителя Ницше является моделью риософский трагический пафос идеализации государства в трАдиции и геополитической катастрофы Германии и ее болезни духа. том, что государством этот пафос никогда не оправдывался!

В работах 90-х годов В. Соловьев, в виду охлаждения к Видимо суть спора между Чичериным и Соловьевым своей теократической утопии, стал признавать за юридическим именно в антагонизме должного и сущего. Объявив на прак правом позитивное нравственное и общекультурное значение. тике исключительно положительными и благими упрежда Интерес к этой проблематике относится ко времени написания ющие функции государственного аппарата, мы, тем самым, потенциАл «Оправдания добра» и ряду тематически близких статей. развязываем руки индивидуальным страстям и диктатор модернА Есть мнения, что положение о принудительной реали- ским потенциям отдельных высоко стоящих управленцев, зации некоего нравственного минимума было выдвинуто главам этих государств. Предлагаемая Соловьевым дикта Соловьевым в противовес нравственному субъективизму тура добра по определению настроена на подавление и на Антикризисный ЧАсть III. пути Л. Толстого. Идеологом всеединства выдвигался, например, сильственное направление граждан в диктуемом нравствен и ряд ограничений личной свободы. В их числе вполне здра- ном векторе. Ни один нравственный идеал, будь это христи вый запрет на бесконтрольное завоевание природы. анская монархия с императором во главе, или республика, Эту позицию Соловьева критиковал другой русский или социализм, или демократия, да любой государственный мыслитель Б.Н. Чичерин, который, являясь убежденным строй, не способны угодить всем и быть одинаково моральны либералом, далеко не во всем был согласен с Соловьевым. ми в глазах абсолютно всех граждан.

464 «В.С. Соловьев, — пишет игумен Вениамин Новик, — был Коммунистический феномен 1917 года и, последовавшая мистическим либералом, и в этом он был очень одинок. Ре- за революцией, гражданская война есть прямое подтвержде лигия и свобода давно разошлись в России» [6;

104]. ние фундаментальной несводимости моральных норм к еди Чичерин критикует Соловьева за его прокатолическую на- ному политическому стандарту, когда брат шел на брата, а строенность и симпатии папизму, заметные в работе «Россия и сын на отца. Так и не получилось, даже в течение многих Вселенская Церковь», где особенно в Средние века было стрем- десятилетий, подтвердить советскому государству свою нрав ление к насильственной организации Добра (инквизиция, кре- ственную гегемонию и заставить всех жить по стандартному стовые походы), что роднит католицизм с социализмом, комму- диктату добра партии. Сколько миллионов несогласных в низмом и большевизмом. «Соловьев, — пишет об этом Алиева, борьбе за себя, за свою личность, семью, убеждения и совесть — обвинялся Чичериным не только в увлечении католическим потеряли все, включая собственные жизни!

теократизмом, но и в прокладывании дороги социализму и да- Чичериным, видимо, мыслилось практическое осущест же коммунизму» [1;

84]. Говоря о «всеобщей организации нрав- вление идеалистической этико-правовой утопии Соловьева.

ственности» Соловьев подходит к центральной идее своего эти- И, разумеется, опустившись с небес на землю и подставив на ческого опуса, которая оказала подспудное влияние на мораль- место лидеров идеального государства далеко не идеальных, ную идеологию в советской России [7;

Т. 1, 340]. а известных из истории людей, мы получаем болезненное, но неизбежное несоответствие идеи и ее воплощения. Соловьев ЛИТЕРАТУРА как раз наоборот был заинтересован в построении логиче Алиева А.Л. Вопросы нравственности и права в религиозной фило ски безупречной и нравственно направленной правовой си софии Вл. Соловьева // Вестник Московского университета. Серия 7.

стемы, где идейная последовательность и упорядоченность проблемы имяслАвия Философия. — 1999. — № 5. — С. 70-86.

является единственной целью. С этих позиций каждый из Зеньковский В.В. История русской философии. — М.: Академиче мыслителей прав по-своему. Развитие правовой сферы чело ский Проект, Раритет, 2001. — 880 с.

веческого социума не мыслимо без нравственного критерия. Лаханн Б. Существовать и мыслить сквозь эпохи! Штрихи к портре И в этом смысле теория Соловьева — бесспорный положи- ту Ф. Ницше / Пер. с нем. А. Егоршева // Иностранная литература.

тельный шаг на пути к осуществлению идеала государства, — 2001. — № 11. — С. 204-255.

который, однако, мыслится по-разному. Чичерин, справед- Немировская Л.З. Ницше: мораль «по ту сторону добра и зла». — ливо на наш взгляд, критиковал Соловьева за оторванность М.: Знание, 1991. — 64 с.

от жизненных реалий, в чем тоже, безусловно, прослежива- Ницше Ф. «Я не человек, а судьба». Письма 1887-1889 годов / Ниц трАдиции и ше Ф.;

пер. с нем. и вступ. ст. И. Эбаноидзе // Иностранная литера ется строгость мысли и позиция, настроенная, в отличие от тура. — 2007. — № 1. — С. 187-216.

Соловьева, гораздо реалистичнее и историчнее.

Новик Вениамин, игумен. Некоторые трудности восприятия фило Подводя итог нашему краткому экскурсу по тематике софии В.С. Соловьева в России // Россия и Вселенская Церковь.

власти в творчестве Ницше и Соловьева, мы можем конста В.С. Соловьев и проблема религиозного и культурного единения тировать скорее кризис рецепции обоих философов. Про потенциАл человечества / Под. ред. В. Поруса. — М.: Библейско-богословский цесс понимания или, скорее, интерпретации философско модернА институт св. ап. Андрея, 2004. — С. 100-108.


поэтического наследия Ницше и одного из лейтмотивов Соловьев В.С. Сочинения в 2-х т. / Общ. ред. и сост. А.В. Гулыги, этого наследия — воли к власти — остается до сих пор не- А.Ф. Лосева;

Примеч. С.Л. Кравца и др. — М.: Мысль, 1988. — Т. завершенным. Да и будет ли он когда-нибудь завершен? и т. 2. — по 822 с.

Антикризисный ЧАсть III. пути Наверное, каждое следующее поколение будет находить в Уткина Н.Ф. Тема всеединства в философии Вл. Соловьева // Во книгах Ницше ответы на свои вопросы, по-разному развора- просы философии. — 1989. — № 6. — С. 59-75.

Хайдеггер М. Слова Ницше «Бог мертв» // Вопросы философии. — чивая идеи этого бунтаря, ставшего классиком. Сказанное в 1990. — № 7. — С. 143–174.

полной мере относится и к творчеству Соловьева, в котором тема власти сопряжена с метафизическими религиозными корнями христианства, а мысль об объединении католи 466 чества, протестантизма и православия остается до сих пор лишь упованием.

Стоит признать, что мыслители стали не только теорети ками новой антиспекулятивной философии, но и своего рода пророками глобальных политических катаклизмов XX века:

Ницше — национал-социализма, Соловьев — социализма коммунизма. Автор убежден в том, что ни тот, ни другой мыслитель не являются катализаторами озвученных поли тических антигуманных режимов. Они скорее предугадали и описали возможные катастрофы, усмотрев гибельный путь народов Европы. По нашему мнению, секуляризация и де градация религиозного сознания привели народы Германии и России к разным, но, по сути, все же к очень похожим поис кам спасения и счастья в имманентной земной действитель ности: здесь и сейчас.

Во веки веков! Уже ничто не возвратится на круги своя.

А.С. Серопян Если жизнь бежит по кругу, можно предвычислить сроки, кон От «Еврейского вопроса» цы и начала. Толкуя в свое время сивиллины книги о послед них временах, римляне остановились на том столетии, которое, Достоевского проблемы имяслАвия как потом оказалось, предшествовало рождению Христа: мир до Даниэля Штайна, подошел к самой важной вехе — к принятию на земле Христа.

Есть два переходных обряда в жизни человечества, при переводчика знает он богослужебный культ или не признает: это — празд ник и это — суд. На суде и в праздник отворяются врата неба В одном из интервью Людмила Улицкая признавалась, и преисподней. И на празднике и на суде есть много внеш что была бы счастлива, если бы роман «Даниэль Штайн, пе- него, ряженого, нарядного и театрального. Исток театраль реводчик» вместо нее написал человек «более умный, более ного действа — трагедия, то есть судящая судьба. Праздник трАдиции и образованный, более крупный». То есть, надо понимать, муж- без балагана, актеров, нарочито разыгранных массовых сцен чина. Но такого пока не нашлось. Меня это признание обра- и зрелищ — не праздник. Последний суд, последняя битва тило во-первых к знаменитой фразе У. Одена о Достоевском1, и последнее величайшее празднество — Страшный суд… во-вторых — к мысли, высказанной В.П. Океанским: «Вместо Страшный суд, как и всякий суд, является переход имен — фантомы и симулякры. Вместо Родины — культурно- ным обрядом, ибо суд меняет судьбу человека, переводит потенциАл исторический контекст. Вместо таинства Дома — разгадан- его в новое состояние. Нынче даже не осужденный судом, модернА ный в мысли и слове Мир» [1,122]. В настоящем докладе я но судимый, получает новое «звание» — оправданного, что, намерен говорить о таинстве Дома. Неопознанном и утерян- впрочем, начисто не обеляло его в советское время: в анке ном. О сакрофорах, превращающихся в реликты. О том, что тах торчал пункт — «был ли под судом или следствием».

Антикризисный ЧАсть III. пути подлинный разговор о прошлом России возможен только при Утвердительный ответ был несмываемым пятном на биогра постижении священного — русских святынь, зримых и незри- фии независимо от исхода суда или следствия. И сейчас еще мых. Наиболее значимая история — это история священного, в массовом сознании «судимый» значит социально неполно но и всего того, что с ним прямо или косвенно связано. ценный, чем бы ни кончилось дело.

Мир устоявшегося христианства не хочет жить в непре- Страшный суд весьма парадоксален: он спасителен рывно напряженном ожидании конца. Мир ищет компромис- и ожидаем, но вместе с тем губителен для нашего мира, 468 са: конец будет сдвигаться к каким-то датам. И вот еще ка- и люди, даже церковные, не с таким уж восторгом желают кая странность, столь характерная для русского менталитета: его прихода. О том, что Страшный суд есть не только конец упование на божественное спасение, возвещенное Христом- света, но и начало новой жизни, прямо говорится в библей Спасом, принимает какие-то более заземленные, историче- ских и иных пророчествах. Поэтому не случайно апокалип ские, а не мистические формы, а судьба России непостижи- тические прозрения имеют общие черты с сотворением ми мым образом определяет и судьбу Вселенной. Языческий мир ра, описанным в той же Библии. Ведь упомянутые события соединял концы и начала для вечного возвращения. Космиче- и образы представляют собою символы борьбы и гибели ские ритмы отмеряли сроки жизни людей и народов, но мело- и имеют почти прозрачные параллели не только в христи дия повторялась, подчиняясь кружению звезд. Христианское анской апокалиптике, но и в окончаниях очередного цикла откровение пронизано уже другим предчувствием: «И сказал во всевозможных мифологиях. Таким образом, напрашива Сидящий на престоле: се, творю все новое» (Откр.XXI;

52). ется мысль, что первый цикл совершился, начиная с семид История творится уже не из шарманки, а летит по прямой — невного начала и кончая всемирным потопом, но похоже как стрела, как трубный зов, и в конце истории диавол будет и на то, что здесь, скорее, сжаты целых два цикла, а от по «ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, топа до Страшного суда протекает третий цикл. Циклич и будет мучиться день и ночь во веки веков» (Откр. XX;

10). ность мироустройства по-своему говорит о его замкнутости, неуязвимости и конечности. За мифологической многоци- на лице неказистого Ахиллеса, еврея-пожарника, по выра кличностью стоит подчинение мировой жизни, божеств и ду- жению автора, есть только предубеждение, «исторический хов всеобщему закону смены жизни и смерти, смены поко- нарост», а не кроется в каких-нибудь гораздо более глубоких лений, закону вечного возвращения. Причем так назы- тайнах его закона и строя. Краеугольная публикация у До проблемы имяслАвия ваемые умирающие и воскресающие божества это не подра- стоевского на «еврейскую тему» — в мартовском выпуске ДП жание или следование природному круговороту, а подвласт- за 1877 г. Никакой комментарий не прояснит так позицию ность указанному общему закону бытия. В христианской же писателя в его отношении к евреям, как сам текст, написан апокалиптике после Страшного суда «смерти не будет уже» ный его рукой. Первую часть главы он так и назвал — «Ев (Откр.ХXI;

4), вместо вечного возвращения наступает вечное рейский вопрос», но тут же начал как бы оправдываться за блаженство спасенных и вечное мучение осужденных. Ибо это: «О, не думайте, что я действительно затеваю поднять Творец мира и его истории выше и могущественнее всех за- «еврейский вопрос»! Я написал это заглавие в шутку. Под конов и в силе отменить судьбоносную цикличность. нять такой величины вопрос, как положение еврея в России трАдиции и Цикличность мировых процессов в конечном счете и о положении России, имеющей в числе сынов своих три носит целительно-восстанавливающий характер. Эпидемии миллиона евреев, — я не в силах …. Но некоторое сужде греха, распространение разрухи, обесславливание святынь, ние моё я всё же могу иметь, и вот выходит, что суждени все более убыстряясь и обостряясь, завершают очередной ем моим некоторые из евреев стали вдруг интересоваться»

цикл повсеместным обвалом и грохотом. А вдали, на востоке, (26,167). Несимпатия, а не ненависть к евреям в России по потенциАл развертывается новое Небо и всплывает новая Земля. Страш- мысли Достоевского происходит «вовсе не от того, что он ев модернА ный суд должен возвратить человечество в новый Эдем. рей, не из племенной, не из религиозной какой-нибудь нена За этой величественной картиной стоит пралогос неиз- висти, а происходит это от иных причин, в которых виноват менности, как высший идеал и как вселенская основа. Абсо- уже не коренной народ, а сам еврей».

Антикризисный ЧАсть III. пути лютно реально только то, что неизменно. Оборвав на этом интригующем месте вторую часть ста На повторяющееся хорошо опираться, его легче предви- тьи, уже окончательно запутав читателя (всеобщая нена деть;

в мире, где есть повторы, не страшно жить. висть — ненависти нет — есть несимпатия), Достоевский, Время не позволяет чему-либо надолго, тем более на- переходит к третьей, кульминационной части этой главы вечно, утвердиться в этом мире, дабы не возгордился чело- мартовского «Дневника писателя». И, уж конечно же, назва век. Но после Страшного суда все утвердится навечно, и все ние он выбирает соответствующее — «Status in statu. Сорок 470 будет позволено, ибо Бог будет «все во всем». Священные об веков бытия». Достоевский сразу делает утверждение-посыл, разцы, преподанные Ветхим Заветом и засвидетельствован что-де 40 веков еврейской истории доказывают — без status ные Новым Заветом, завершат свое дело. Не станет более in statu нация эта не могла бы существовать. Так в чём же, жертвоприношений, циклов, погублений и прославлений по Достоевскому, состоит идея status in statu? «Излагать это святынь — всего того, что послушно следовало священному было бы долго …, да и невозможно ещё и по той даже при образцу, воспроизводимому Временем.

Чтобы победить Время, нужно сломать запоры у ворот, чине, что не настали ещё все времена и сроки, несмотря на за которыми простирается кладбище прошлого, нужно дать протекшие сорок веков, и окончательное слово человечества дорогу всеобщему Воскресению. А до той поры с непобеж- об этом великом племени ещё впереди, — пишет опять же в денного Времени стараются стащить ореол сакральности пророческом тоне он, однако берется хотя бы вкратце объ и празднуют мнимые победы — над его двойниками. И об яснить признаки и основную суть status in statu. — Призна этом мы хотели говорить. ки эти: отчужденность и отчудимость на степени религи Напомню об одном персонаже Достоевского. «Вековеч озного догмата, неслиянность, вера в то, что существует в ная брюзгливая скорбь, которая так кисло отпечаталась мире лишь одна народная личность — еврей…» (26.169).

на всех без исключения лицах еврейского племени»3 (6, 396) И далее Достоевский цитирует, если можно так выразить- получивших первоначальную идею от своих основателей и ся, смысл сердцевинных постулатов Талмуда, главной иудей- подчиняясь ей исключительно в продолжение нескольких ской книги: «Выйди из народов и составь свою особь и знай, поколений, впоследствии должны необходимо выродиться что до сих пор ты един у Бога, остальных истреби, или в ра- в нечто особливое от человечества, как от целого, и даже, проблемы имяслАвия бов обрати, или эксплуатируй. Верь в победу над всем миром, при лучших условиях, в нечто враждебное человечеству, верь, что всё покорится тебе. Строго всем гнушайся и ни с как целому, — мысль эта верна и глубока. Таковы, напри кем в быту своем не сообщайся. И даже когда лишишься зем- мер, евреи, начиная с Авраама и до наших дней, когда они ли своей, политической личности своей, даже когда рассеян обратились в жидов. Христос (кроме его остального значе будешь по лицу всей земли, между всеми народами — навсегда ния) был поправкою этой идеи, расширив ее в всечеловеч верь тому, что тебе обещано, раз навсегда верь тому, что ность. Но евреи не захотели поправки, остались во всей сво всё сбудется, а пока живи, гнушайся, единись и эксплуатируй ей прежней узости и прямолинейности, а потому вместо и — ожидай, ожидай…Вот суть идеи status in statu, а затем, всечеловечности обратились во врагов человечества, от трАдиции и конечно, есть внутренние, а может быть, и таинственные рицая всех, кроме себя, и действительно теперь остаются законы, ограждающие эту идею» (26, 170), — комментирует носителями антихриста, и, уж конечно, восторжествуют Достоевский. Далее следуют воспоминания-легенды, служа- на некоторое время. Это так очевидно, что спорить нель щие лишь прелюдией к основной мысли: «И вместо того, зя: они ломятся, они идут, они же заполонили всю Европу;

потенциАл чтоб … влиянием своим поднять …, вместо того ев- всё эгоистическое, всё враждебное человечеству, все дурные модернА рей, где ни поселялся, там ещё пуще унижал и развращал страсти человечества — за них, как им не восторжество народ …повсеместно евреи на биржах, недаром они дви- вать на гибель миру!

жут капиталами, недаром же они властители кредита У Вас та же идея. Но Ваш потомок ужасного и гре и недаром … они же властители и всей международной ховного рода изображен невозможно. Надо было дать ему Антикризисный ЧАсть III. пути политики, и что будет дальше — конечно, известно и са- страдание лишь нравственное, сознание, кончить, сделав мим евреям: близится их царство, полное их царство! … из него кого-нибудь в образе Алексея человека Божия или Евреи всё кричат, что есть же и между ними хорошие люди. Марии Египетской, победившей кровь свою и род свой стра О Боже! да разве в этом дело? … Мы говорим о целом и об данием неслыханным. А Вы, напротив, выдумываете нечто грубо-физическое, какую-то льдину вместо сердца» ( 29,98).

идее его, мы говорим о жидовстве и об идее жидовской, Теперь посмотрим на лица Улицкой: «Знаешь, я вдруг охватывающей весь мир, вместо «неудавшегося» хри 472 стианства …» (26, 170–171). поняла, почему у евреев нет икон — и быть не могло: у них у Закончив мысль на этой обвинительной ноте, Досто- самих такие лица, что никакие иконы уже не нужны»4.

евский переходит к заключительной части и вдруг, совер- Икона — порог, входя в икону, человек выбирает, ку шенно не в тон разговора, восклицает в заголовке третьей да ему идти. Даниэль Штайн хочет вернуться на полторы главки: «Но да здравствует братство!»: «Но … я всё-таки тысячи лет назад, чтобы устранить вкравшиеся тогда “иска жения”. В своей безмерной толерантности готов оправдать стою за полное и окончательное уравнение прав — пото му что это Христов закон ….» ( 26, 173). В финальной связь девушки и женатого мужчины, отца троих детей. «Ты части статьи подчеркивается та самая 40-вековая скорбная для того и создана, чтобы тебя любили, — утешает он греш ницу. — Грех на другом человеке. Он брал на себя обет. Но и брезгливость.

В майско-июньской книжке ДП мелькнет «царство его я могу понять, Хильда. Женщины в любви почти всегда жидов», а окончательное мнение Достоевского прочитыва- жертвы». Ближайшая помощница Даниэля, Хильда, моло ется в письме (июнь, 1880) к певице-писательнице Ю. Аба- дая немка, приехавшая на ПМЖ в Израиль, чтобы внести за, повесть которой писатель оценивает: «А главное, что свою лепту в дело искупления вины немецкого народа перед евреями, полюбила здесь молодого красавца араба-католика, есть мысль — хорошая и глубокая мысль. Но боже, как из Даниэлева же прихода, и вступила с ним в связь, даром, Вы ее невозможно провели! Мысль эта, что породы людей, что он женат и имеет троих детей. Речь идет о верующих о православной иконографии? Но и католические эллипсо людях, нет надобности объяснять, как они переживают свой видные нимбы «над головой» в свою очередь по форме никак грех;

однако любовь их “сильна, как смерть”, и связь эта пре- самовар не напоминают. «Руки мои онемели и замерзли — любодейная продолжается около двадцати лет. Умиротворен как два куска льда»… Сравнивать нечто замерзшее со льдом проблемы имяслАвия лишь Даниэль, и на слова своей помощницы о том, что она еще не значит являть свой изысканный литературный вкус!

хочет уйти в монастырь, чтобы хоть как-то “оторваться” от Неужели мы слишком придираемся к мелочам? Но в таком своей преступной любви, отвечает только что-то вроде того, случае критика страдает обратным — не замечает мелочей что любовь, даже прелюбодейная, вещь серьезная и тонкая и вовсе и торопится с раздачей премий! И вот — шедевр в ее возможно только изжить, а не выжечь, чтобы не сломать конце романа при описании иконы, написанной монахиней человека в себе, так что нужны терпение и время, а пока православного монастыря: «Старуха догадалась, что Господа “Не морочь мне голову! У нас здесь дел невпроворот! Рабо- будет хвалить вся тварь — камни, травы, животные и даже тай здесь!”. Сказано в самом деле с любовью и пониманием, железные создания, сделанные рукой человека».

трАдиции и бережностью — хорошо сказано. Но опять-таки для любого Мы не будем анализировать догматические воззре “воцерковленного” человека тут, помимо любви и человечно- ния «положительно прекрасного» героя Улицкой, скажем об сти, встает вопрос, от которого никуда не денешься: Хильда одном: никакого по Штайну “непорочного” (правильнее — ведь только у Даниэля исповедуется. Значит, он раз за разом “бессеменного”) зачатия не было, Иисус был рожден, как и все, отпускает ей смертный грех, нарушающий не только ново- не Девой от Святого Духа, а — праведной, “святой”, но самой потенциАл заветную, но еще и Моисееву заповедь, — и что же, он еще “нормальной” женщиной — от Иосифа. “„Родившая Бога” — модернА и причащает ее эти двадцать лет, нераскаянную? Ведь цер- у благочестивого еврея от негодования отвалятся уши!” И у ковное покаяние — это не только слезы раскаяния, это “ме- евангелистов слова “Святой Дух” надо понимать в том смыс танойя”, то есть изменение образа мысли — и образа жизни. ле, что, по еврейским представлениям, Дух Божий участвует Антикризисный ЧАсть III. пути Я тебя прощаю, но ты иди и впредь не греши — вот Христово в каждом зачатии, освящая его. Это “в искаженном сознании отпущение греха. сексуальная жизнь непременно связана с грехом! А у евреев Представим, если бы Татьяна Ларина, выйдя замуж, зачатие не связано с грехом!... И все эти легенды о непороч оказалась менее целомудренной и кинулась в объятия Оне- ном зачатии родились в порочном сознании, которое видит в гина, как опьяненная страстью «жертва любви», — неужели брачном союзе мужчины и женщины грех. Евреи никогда так сей женский образ показался бы нам столь целостным и воз- не относились к половой жизни. Она освящена браком, и по 474 вышенным? Да и Александр Пушкин не опускался до созда- веление плодиться и размножаться подтверждает это”.

ния собственного понятия о нравственности. Дальше. “Культ Богоматери в христианстве очень позд Неблагозвучие фраз, как будто бы с трудом составленных ний, только в шестом веке он был введен”. “Легенда о рожде по-русски, свойственны и Улицкой: «— Хильда, а ты своим нии Иисуса от Марии и Святого Духа — отголосок эллинской языком не особенно размахивай про то, как я хасида вёз», — мифологии. А под этим — почва мощного язычества, мира говорит Даниэль. Можно ли «размахивать языком»? Или великой оргии, мира поклонения силам плодородия, матери «— Что ты хочешь подарить Богу? Свои любовные страдания? земли. В этом народном сознании присутствуют невидимо Это ты хочешь принести ему в дар?» Возможно ли было Ива- женские богини древности … Культ земли, плодородия, ну Бунину или Александру Пушкину допустить на своих изобилия. Всякий раз, когда я с этим сталкиваюсь, я прихо страницах тарахтящее сочетание «э-то-ты»? Многого стоит жу в отчаяние…” Кто тут не придет в отчаяние, сталкиваясь фраза «…Может, ты хочешь, чтобы у тебя над головой за- с таким кульбитом мысли.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.