авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 |

«Федеральное агентство по образованию Российской Федерации Центр кризисологических исследований при ГОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический университет» ...»

-- [ Страница 15 ] --

«…в старом перево щаеши тму мою» — новый: «…просветиши…». «В старом де, — справедливо указывает Кутузов, — слышен как бы переводе, — подчёркивает Кутузов, — больший духовный призыв: если будешь бояться Бога, то Он будет тебе дер смысл, Бог ведь всегда нас просвещает» (20). жавой, защитой — вот как полезно для тебя и хорошо бо Или — ещё: Пс., 17 : 47. Старый текст: «И избави мя от яться Господа. В новом же переводе смысловая нагрузка пререкания людей» — новый: «Избавиши мя от пререкания пассивная, здесь уже нет активного призыва бояться Го людий». ««Людий» — неверно. Законы языка предписывают спода, а просто сообщение факта. … И, явно, близки к истине слова протопопа Аввакума: «Как говорил Никон, Кутузов приводит поучение свт. Василия Великого, так и сделал: «Печатай, Арсен, книги как-нибудь, лишь который призывал «держаться имён, положенных в Писа имяслАвия в контекстАх древних и новых бы не по-старому!» — так су и сделал»…» (25). нии..,» отмечая, что «переводчики, переложившие Писание Ещё — пример. Старый текст: «И исцели мя» (Пс., с еврейского языка на греческий, не осмелились истолко проблемы имяслАвия 29 : 2) — новый: «И исцели мя еси». Характеризуется ав- вать значение некоторых имён и оказали… благоговение тором как «неоправданное усложнение и нагромождение не только к именам Божиим, но и ко многим другим… Они речевых элементов». не отважились на истолкование некоторых имён, дабы не Или — ещё. Старый текст: «Лета наша яко паучина ослабить ясности и силы выражения…» (29). В принципе, в паучахуся» (Пс., 89 : 10) — новый: «…поучахуся». «В старом усилении этой позиции нетрудно открыть некоторый анти варианте, — комментирует Кутузов, — «паучахуся» — от сло- герменевтический импульс, хотя, очевидно, что свт. Васи ва «паук». Т. е. годы нашей жизни идут бесплодной чередой, лий Великий указывает на пределы истолкования, на са как паутина, наслаивающаяся слой на слой пауком где-то в моэнергийность имён, несущих уже в силу своей сакраль трАдиции и глухом углу. В новом же варианте — бессмыслица! Как мо- ной природы колоссальный герменевтический потенциал, гут годы и паутина поучаться и чему поучаться — остаётся не подлежащий, однако, адаптирующей девальвации в на совести правщиков» (26). просветительских усилиях всё сделать доступным челове Кутузов, цитируя «Камешки на ладони» Владимира Со- ческому разуму и всем понятным… лоухина, особенно подчёркивает, что «языковая форма важна И вот здесь, как ни странно, позиция традиционалиста потенциАл ЧАсть IV.

проблемАтикА для нас потому, что мы имеем дело с поэзией, точнее, с духов- Кутузова, увы, неожиданно граничит с просветительской и ной поэзией, высокие образцы которой дают нам Псалтырь, даже позитивистской. Приведём пример — Пс., 136 : 1. Ста Октоих и другие богослужебные книги. … А ведь поэзия рый текст: «На реце вавилонстей» — новый: «На реках ва легко уязвима, современный профессиональный писатель вилонских». «Автор псалма, — комментирует это сопостав Антикризисный говорит об этом так: «У стихотворения (у рассказа) есть свои ление Кутузов, — видимо, описывал вполне конкретный нервные узлы. Чтобы убить произведение незачем кромсать случай, как сидели у реки и оплакивали своё пленение, и его на куски, достаточно ужалить в два-три нервных узла. как стражники попросили спеть песни и получили отказ.

Операция может быть незаметной, а стихотворение между Не на всех же реках и речках это происходило…» (30). При тем парализуется и обвисает, как тряпка»…» (27). Вспоми- таком заявлении обнаруживается какая-то метафизическая нается здесь и мысль А. Блока о том, что стихотворение дер- глухота и невосприимчивость к символическому смыслу би 516 жится на нескольких удачных ядерных словах — именно они блейского повествования о Вавилонском пленении, равно несут на себе максимальную нагрузку целого… как и элементарное непонимание, что речь идёт вовсе не о Насколько решающую роль может играть элементар- «всех реках и речках» вавилонских, но о двух главных ре ное изменение грамматической формы видно из следующего ках — Тигр и Ефрат, между которыми возник древнейший примера. Старый текст: «Аз рех, бози будете» (Пс., 81 : 6) — культурный очаг — Двуречье, ставшее для иудеев символом новый: «Аз рех, бози есте». Известно, что «Бог стал человеком, рабства, подобно тому как Египет остался символом плене для того чтобы человек стал богом» — то есть человек дол- ния. Это, кажется, вполне должно быть доступно Кутузову, жен стать богом в будущем, следовательно, опять больший ибо он же пишет: «…убежав из египетского зла, из Египта, духовный разум находим в старом переводе» (28). Больше в духовном понимании — вырвавших из плена демонских того, если глубже продумать расхождение рецептируемых страстей, царства дьявола. Находим тут и глубокий духов здесь смыслов, то нетрудно подойти к известной дилемме: ный смысл. Почему же новый перевод гласит: «египетского Богочеловек — человекобог, ставшей предметом духовной зла избежав», когда речь идёт об исходе из Египта, извест рефлексии уже в XIX–начале ХХ веков у Ф. М. Достоевского ном историческом прообразе?» (31). Причём, здесь конкрет и его интерпретаторов, представителей русской религиозно- ная культурно-историческая реальность переводится в выс философской мысли… ший символико-пневматологический план… Неоправданным также Кутузов считает изменение слов возможности интерпретации христианства как тайны: разве в кондаке за упокой «жизнь вечная» на «жизнь бесконечная»: не является сокровенной реальностью само Откровение Бо имяслАвия в контекстАх древних и новых «бесконечным можно назвать пространство, дорогу, но не жие, присутствие Св. Духа в мире, совокупность церковных жизнь;

«жизнь вечная» — так будет правильно» (32). Здесь, таинств, в которых мы со-участвуем, приобщаясь к тайнам проблемы имяслАвия однако — в этом конкретном случае — сказывается особое Божественной вечной жизни?

Во всяком случае, ясно, что проблемы, встающие в свя опространстливание времени, присущее всегда церковному и — шире — сакральному символизму. Сам Аввакум часто зи с темой русского церковного раскола ХVII века, серьёзнее говорит о грядущих сроках и их достижении, как о движении и глубже, чем обычно принято думать, и существенная их в пространстве: «до этих мест». Этот оборот довольно часто им часть весьма далека от однозначного решения;

коренятся же используется в «Житии…» как раз в темпоральном смысле и они по преимуществу в области сопряжения Бытия и Слова и даже — в значении достижения вечности. Сам символиче- присущего ему драматизма разъятия, эсхатологического ис ский образ Царства Божьего представляет собою даже с при- чезновения связи между именами и сущностями… Поэтому трАдиции и вычной, обыденной, точки зрения более пространственную мы можем однозначно утверждать, что имяславческая про реальность, некую распростёртую обитель Истины, хотя и не блематика имеет праобраз в мысли староверов XVII века… без скрытой идеи нескончаемой длительности. Всё дело в том, Так, с самого начала Авакумова «Жития…» возникает что в подлинном церковном гнозисе, укоренённом в архаиче- образ Слова — родного Слова — говоря языком Хайдеггера, ском миропонимании, пространство и время вообще не могут Слова как «дома Бытия»: «…реченно просто, и вы, Господа потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА быть разделены и рассматриваться как, допустим, «формы ради, чтущие и слышащие, не позазрите просторечию наше существования материи»… В санскрите, например, лексема му, понеже люблю свой русский природный язык, виршами vartma весьма многопланова в семантическом отношении: философскими не обык речи красить… … …не латинским это — и время, и вращение, и колесо, и путь, и даже засеки языком, ни греческим, ни еврейским, ниже иным коим ищет Антикризисный в лесу, раскрытие, раздвижение и обнажение-обнаружение от нас говоры Господь, но любви… Я и не брегу о красноречии свободного пространства… Вообще у древних пространство и не уничтожаю своего языка русского…» (35). Приведённые и время, подобно концу и началу (санскр., nakonti), обозна- мысли Аввакума свидетельствуют о его укоренённости в по чались единым словом — и это хорошо известно. Суждения чве — в почве родного языка — «русского природного язы Кутузова не всегда отмечены действительной глубиной по- ка», как говорит Аввакум, того языка, которому не сродни нимания, на которую он, кажется, претендует, защищая бо- «философские вирши»… И, однако, тут же автор демонстри 518 лее древний богослужебный язык… Ср., например, у самого рует высочайший уровень образованности, причём, именно Аввакума: «Верный да разумеет, что делается в земли нашей на эллинско-философский (!) манер: «…языком возглаголю за нестроение церковное. Говорить о том полно;

в день века Дионисия Ареопагита о божественных именех, что есть Бо познано будет всеми;

потерпим до тех мест» (33). гу присносущие имена истинные, еже есть близостные, и что Приводя сравнение текстов старой молитвы перед при- виновные, сиречь похвальные. Сия суть сущие: сый, свет, ис частием «Не повеем бо врагом Твоим тайны Твоея…» с новой тина, живот;

только четыре свойственных, а виновных много, «Не бо врагом твоим тайну повем…», Кутузов пишет: «В ста- сия суть: господь, вседержитель, непостижим, неприступен, ром тексте, в согласии с евангельским сообщением, говорит- трисиянен, триипостасен, царь славы, непостоянен, огнь, ся о тайне, которая касается непосредственно Самого Христа дух, Бог, и прочая по тому разумевай»;

«того ж Дионисия о («тайны Твоея»). … В новом же тексте слово «тайна» уже истине: … …истина сущее есть, истины испадение сущего теряет конкретную направленность, соответственно еван- отвержение есть… Мы же речем: потеряли новолюбцы Суще гельскому повествованию, и получает расплывчатый смысл, ство Божие испадением от истинного Господа…» (36).

допускает различные толкования, в том числе и такое явно Здесь уже очерчивается парадокс: эллин Ареопагит, однако, абсурдное, будто «тайна» — это само евангельское учение, са- остаётся несомненным авторитетом в церковных вопросах для ру мо христианство» (34). Сомнительно, однако, само сомнение в сака Аввакума. По логике Аввакума, «философский эллинизм»

и «астрология» полностью растворяются, исчезают внутри Церк- Мы, однако, ничего не поймём здесь, если не воспри ви;

но тогда остаётся непонятным: почему же не исчезает внутри мем глубочайший теологический дискурс (кроме явно со имяслАвия в контекстАх древних и новых Церкви русизм? Чем он предпочтительнее эллинизма? мнительной в отношении латинской «четверицы» авторской В «Книге толкований» в разделе «Что есть тайна хри- квалификации), свободно доступный мышлению Аввакума, проблемы имяслАвия стианская и как жить по вере Христове?» Аввакум, для ко- в частности, связанный с проблематикой «филиокве», пред торого «Платон и Аристотель сильно мудрёна быша и во ад полагающей ипостасное исхождение Св. Духа не только от угодиша, погибоша», идёт ещё дальше и кидает словесные Отца, но и от Сына. Аввакум обращается к тринитарной те пики в риторику и философию: «Не ищите риторики и фи- ме и решает её вполне в духе восточной Церкви: «Особно бо лософии, ни красноречия, но здравым истинным глаголом есть Отцу нерождение, Сыну же рождение, а Духу Святому последующее, поживите. Понеже ритор и философ не мо- исхождение: обще же им божество и царство» (41).

жем быть христианин» (37). Однако же, экзегетико-сотериологическое решение (по Но вот что парадоксально — воцерковленные плоды фи- нимание предуведомления «вочеловечивания Бога-Слова к трАдиции и лософского эллинизма принимаются им весьма охотно: «Тешит вашему спасению»), касающееся Аввакумовой интерпрета нас Дионисий Ареопагит, — пишет в Житии Аввакум, — сей ции Предвечного Совета, представляется несколько необыч Дионисий научен вере Христове от Павла апостола, живый во ным для святоотеческой традиции: «Рече отец сынови: сотво Афинех, прежде, даже не прийти в веру Христову, хитрость рим человека по образу нашему и по подобию. И отвеща дру имый исчитати беги небесныя;

егда ж верова Христови, вся гий: сотворим, отче, и преступит бо. И паки рече: о единород потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА сия вмених бытии яко уметы. К Тимофею пишет в книге сво- ный мой! о свете мой! о сыне и слове! о сияние славы моея!

ей, сице глаголя: «дитя, али не разумеешь, яко вся сия внеш- Аще промышляеши созданием своим, подобает ти облещися няя блядь ничто же суть, но токмо прелесть и тля и пагуба? Аз в тлимого человека, подобает ти по земли ходити, плоть вос проидох делом и ничто ж обретох, но токмо тщету». Чтый да приятии, пострадати и вся совершити. И отвеща другий: бу Антикризисный разумеет. Исчитати беги небесные любят погибающие, понеже ди, отче, воля твоя. И посем создася Адам» (42). Согласно та любви истинныя не прияша…» (38). кому пониманию Гефсиманская мука и сомнения Христа, о Аввакум демонстрирует здесь характерное для первых которых писал вызвавший столько ортодоксального протеста веков христианства и повторившееся в барочных веяниях митрополит Антоний Храповицкий в «Догмате искупления», России ХVII века сочетание утончённо-упадочной поздне- начинаются вообще не на земле, а в предвечных глубинах эллинской образованности с магическим мирочувствием, Св. Троицы: получается, что грехопадение человека было не 520 абсолютизирующим обрядово-речевые формы и символиче- просто предуведомлено, но даже и предрешено!

ские знаки: «Дионисий пишет о небесных силах, росписует, Все жизненные неудачи и нестроения Аввакум восприни возвещая, како хвалу приносят Богу, разделяяся девять чи- мает как козни диавола: «…дьявол, — часто подчёркивает про нов на три тройцы. … Григорий Нисский толкует: алли- топоп, — воздвиг на меня бурю» (43);

«…дьявол лих до меня, а луия — хвала Богу;

а Василий Великий пишет: аллилуия люди все до меня добры,» — говорит он даже о своих мучителях, — ангельская речь, человечески рещи — слава тебе, Боже! видя в них тоже жертвы сатаны — сосуды его злобы… Это глу … У святых согласно, у Дионисия и у Василия;

трижды бочайшее понимание внеантропологической природы мирово воспевающее, со ангелы славим Бога, а не четырежи, по рим- го зла — есть черта древняя и средневековая, утрачиваемая в ской бляди;

мерзко Богу четверичное воспевание сицевое: Новое время, причём, не только изнутри «фаустовского» куль аллилуия, аллилуия, аллилуия, слава тебе, Боже! Да будет турного мира (сам Фауст, как хорошо известно, продаёт душу проклят сице поюще» (39). «Велика во аллилуи хвала Богу, дьяволу!), но и практически повсеместно — в планетарных а от зломудрствующих досада велика, — по-римски Святую масштабах, что, впрочем, связано с глобализированным рас Троицу в четверицу глаголют, духу и от сына исхождение яв- пространением именно «фаустовской» цивилизации… Здесь ляют;

зло и проклято се мудрование Богом и святыми. Пра- Аввакум всецело ещё пребывает в глубинах Традиции, ни воверных избави Боже сего начинания злаго…» (40). когда не соскальзывая в новоевропейскую моралистическую рефлексию, которая придёт в Россию столетием позднее — Аввакуму присущи и экзистенциальные сомнения, уже в ХVIII веке — через просветителей и масонов, заложив- связанные с необходимостью фундаментального выбора, о имяслАвия в контекстАх древних и новых ших основы прогрессивно разлагающейся буквально на на- котором, три века спустя, заговорит вослед М. Хайдеггеру ших глазах так называемой «современности». Ж.-П. Сартр: «Опечаляся, сидя, рассуждаю: что сотворю?

проблемы имяслАвия Любопытно, что Аввакум неоднократно сравнивает Проповедаю ли Слово Божие или скроюся где? Понеже же реформаторов-никониан с древней ересью арианства;

отец на и дети связали меня. И веде меня печальна, протопо Сергий Булгаков в начале ХХ века также писал об импли- пица моя приступи ко мне со опрятством и рече ми: «Что, цитном арианстве всей новой культуры, проложившей путь господине, опечалился еси?» Аз же ей подробну известих:

к полной деонтологизации и радикальной психологизации «Жена, что сотворю? Зима еретическая на дворе;

говорить духовного мира. Впрочем, сентиментально-психоделические ли мне или молчать? — связали вы меня!» Она же мне черты можно при желании найти и в стилистике самого Ав- говорит: «Господи помилуй! Что ты, Петрович, говоришь?

вакума: например, при характеристике последствий челове- Слыхала я, — ты же читал, — апостольскую речь: «при трАдиции и ческого грехопадения через вкушение запретного плода (из вязался еси жене, не ищи разрешения;

егда отрешишися, статьи «Списание и собрание о Божестве и о твари и како соз- тогда не ищи жены». Аз тя и с детьми благословляю: дер дал Бог человека»): «О миленькие! одеть стало некому, ввёл зай проповедати слово Божие попрежнему, а о нас не ту дьявол в беду, а сам и в сторону. Лукавой хозяин накормил и жи;

дондеже Бог изволит, живём вместе, а егда разлучат, напоил, да и с двора спехнул…» (44). Соединение в одном ли- тогда нас в молитвах своих не забывай;

силен Христос и потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА це «лукавого хозяина» и того, кто изгоняет первых людей из нас не покинуть! Поди, поди в церковь, Петрович, обличай библейского Рая — то есть Ангела, не говоря уже о том, что блудню еретическую!» Я-су ей за то челом и, отрясшее от их, в принципе, «накормил-напоил» сам Бог — выглядит, по себя печальную слепоту, начах попрежнему слово Божие меньшей мере, странным, и может быть квалифицировано проповедати и учити по градом и везде, ещё же и ересь Антикризисный как издержки проторомантического психологизма в сочета- никониянскую со дерзновением обличал» (45).

нии с общим традиционалистским онтологизмом Аввакумо- Аввакум понимает всю глубину и безысходность ва восприятия духовной реальности. горя, обрушившегося на русский мир: «…ведает то Бог, Часто говорят о парадоксах романтизма и романтиков в что будет ему»;

«…необходимая наша беда, невозможно их отношении к Традиции;

мы, однако, видим, что парадок- миновать!.. Выпросил у Бога светлую Россию сатона, да сальность Аввакума носит аналогичный — или очень близ- же очервленит ю кровию мученическою. Добро ты, дья 522 кий к романтическому — характер, что только подтвержда- вол, вздумал, и нам то любо — Христа ради, нашего све ет мысль отца Георгия Флоровского о романтизме раскола… та пострадать!.. воля Божия так лежит». Довольно инте Осознавая трагичность грядущего сопротивления, Аввакум, ресно, что последнюю аввакумовскую цитату полностью как благородный рыцарь-романтик, выбор дальнейшей приводит Саша Соколов в своём замечательном романе судьбы в борьбе за старую веру предоставляет «прекрасной «Школа для дураков». Не только в ХIХ, но и в ХХ веке даме» — своей жене, Анастасье Марковне, которая с ним Аввакума стремились ощущать своим современником, «бредёт» в сибирских снегах… Аввакум знает, что мукам его воспринимающим реальность экзистенциально. Если бы не будет конца на земле, спокойно и просто принимая это действительно можно было всерьёз говорить о древлепра как должное. Когда жена спрашивает: «долго ли муки сея, вославном экзистенциализме, то протопоп Аввакум дол протопоп, будет» — он отвечает ей: «Марковна, до самыя до жен, несомненно, быть признан одним из самых ярких и смерти!» Она же вздохня, отвещала: «добро, Петрович, ино глубоких его представителей. Впрочем, реальность не во ещё побредём». Интересно, что этот отрывок из «Жития» древ- всех своих сегментах и синтагмах неизменного трагиче леправославного романтика ХVII столетия Аввакума воспро- ски либо заунывно серьёзна — всегда, а подчас и в самых изводит в своих «Дневниках» неоромантик-экзистенциалист критических её моментах, находится место доброму юмо ХХ века, теоретик «абсурдного героизма» Альбер Камю… ру, особенно — на фоне мрачной сюрреальности… Экзистенциализм же есть, вне всякого сомнения, постро- Безусловно, с учётом только что сказанного, в никонов мантическое явление (что было хорошо отмечено Р. Гварди- ском вполне благородном стремлении поднять жречество имяслАвия в контекстАх древних и новых ни в работе «Конец Нового времени»): «Романтизм, — пишут (49) над царством и землёй просматривается именно «фау и авторы современного учебника, — дал корни многим се- стовская» вертикальная тенденция равно враждебная как проблемы имяслАвия годняшним литературным и философским течениям, напри- «равнинному», так и «магическому» мирочувствованию — мер, экзистенциализму и герменевтике» (46). напротив, в аввакумовском образе мысли прихотливо соче Вместе с тем, отмеченный проторомантизм раскола — ве- таются все эти морфологические компоненты… роятно, не главная черта той культурно-смысловой субстан- Но заслуживает, разумеется, особого исследовательского ции, которая прорастает в русской истории начала Нового внимания кроме более вразумительной проблематики «Рос времени, обещающего наряду с романтической деградацией сия и Европа», как раз эта «магичность», «арабески» в Авва западной цивилизации мощное грядущее возрождение эпи- кумовом мышлении, его осведомлённое (интеллектуально ческих форм символического миропонимания в ландшафт- обогащённое, как мы уже видели) отталкивание как от трАдиции и ных просторах русско-сибирского мира. риторико-философской античности, так и от фаустовского В этом отношении поражает отрывок из второго письма волевого безразличия к знакам («В начале было дело»): они Аввакума к Симеону: «…праведницы просветятся и взяты идут, по всей видимости, от арабовизантийского магического будут на облацех по воздуху на встретение Господне. Златоу- культурного кода, согласно которому правят бытием некие стый пишет: тогда бо плоть святых легка будет, яко выспрен- неразложимые смыслоформы, от века богоустановленные.

потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА на;

носится по воздуху начнёт, яко птичья;

полетим, братия, Именно Шпенглер очень хорошо писал об особом «ме тогда надёжу своего встречать с великою радостию и весели- тодологическом» значении универсального гештальта «ма ем и с ним воцаримся во веки веком. А никонияня валяются гической культуры», тяготение к которой просматривается у на земли, и валяются яко огорелыя главни» (47). интеллектуалов ХХ века от Р. Генона до Х.-Л. Борхеса: «Ма Антикризисный Между тем, всё происходящее, воспринятое магически гическая культура — территориально и географически наи мыслящими староверами как эсхатологический Конец, в ме- более серединная в группе высших культур, единственная, тафизическом отношении было одним из глубоких тектониче- которая в пространственном и временном отношении сопри ских первотолчков к ещё и по сей день исторически не раскрыв- касается почти со всеми другими. Поэтому всё вообще строе шемуся в полной мере инореальному Началу. Ожидание его ние целостной истории в нашей картине мира полностью за грядущего пробуждения великолепно запечатлено у Освальда висит от того, познаем ли мы внутреннюю форму магической 524 Шпенглера: «Прасимвол русскости, бесконечная равнина, не культуры…» (50).

находит пока твёрдого выражения как в религиозном, так и Смысловым эпицентром этого «магического» мира вы в архитектоническом отношении. Холмообразная церковная ступает судьба величайшего собора — Святой Софии Кон крыша почти не выделяется на фоне ландшафта, и торчат на стантинопольской, о котором есть интереснейшие мысли в ней шатровые коньки с «кокошником», маскирующие и ней- «Автобиографических заметках» русского послереволюцион трализующие обращённость вверх. Они не возносятся, подобно ного эмигранта, отца Сергия Булгакова (Константинополь, готическим башням, и не покрывают, подобно куполам мече- начало 1923 года);

согласно его мысли, София есть «актуаль ти, но именно «торчат», подчёркивая этим горизонтальность ное единство мира в Логосе, внутренняя связь всего со всем»:

строения… Отсутствие какой-либо вертикальной тенденции в «…поистине храм св. Софии есть художественное, нагляд русском жизнечувствовании проявляется и в былинном образе нейшее доказательство и оказательство, явление св. Софии, Ильи Муромца… Даже Христос ощущается как брат. Фаустов- софийности мира и космичности Софии… Св. София есть ское, совершенно вертикальное стремление к личному совер- платоновское царство идей в камне, — восставшая над хао шенствованию представляется подлинному русскому тщеслав- сом небытия и его победившая, ибо убедившая, идея, акту ным и непонятным. Вертикальная тенденция отсутствует и в альное всё, всё как единое, всеединство. Оно явлено и пока русских представлениях о государстве и собственности» (48). зано здесь миру. … Ныне молятся здесь Аллаху, святыня отнята от Христа и отдана лжепророку. И соблазняются о Само же это метаисторическое «чаяние» может ведь ней сыны человеческие. Однако, и теперь здесь молятся Богу культурно-морфологически воплотиться в целостную гряду имяслАвия в контекстАх древних и новых и молятся достойно, и достойнее, может быть, тех, кому при- щую эпоху и вполне реального исторического времени, свя надлежал бы ныне Храм… Бог сдвинул светильник и отдал занного с позитивными творческими созидательными уста проблемы имяслАвия Храм чужому народу, как некогда отдал святыни Первого новками (54), впрочем, как и с жуткими срывами в необрати Храма завоевателям… У старообрядцев есть мудрое, как я мо, казалось бы, преодолённую духовно-просветительскими вижу теперь, верование, что восстановление креста на Со- усилиями лучших представителей человечества меональ фии (конечно, не циркулярно-завоевательное, но всемирно- ность агрессивного хаоса… историческое) означает конец истории. Если освободить В том же ряду — недопонятые блоковские стро эту мысль от эсхатологического испуга, её окрашивающего, ки об апокалиптическом будущем, писанные вполне по и выявить скрытое в ней видение, то она означает, что Со- древлеправославному (и по форме, и по смыслу), с одной фия станет осуществима лишь в полноте христианства, т. е. буквой «И» в имени Господнем: «Впереди — Исус Христос!».

трАдиции и в конце истории, когда явлен будет её последний и зрелый Они — отнюдь не о ведомости красным Антихристом тех две плод, и сверкнём в мире православное Белое Царство. Ему, надцати псевдоапостолов кровавого Диониса, рождающего а не политическому завоевателю, не «всеславянскому царю» новую трагедию из падшего духа революционной музыки, откроются врата Царьграда, и ему дано будет воздвигнуть как всегда думали и учили неглупые люди, а — о грядущем крест на Софии, которую освятит не распутинский ставлен- навстречу всем нам и нашим делам Господе Второго Прише потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА ник, как и не «вселенский» патриарх, но в сознании своём ствия, которое в отличие от всех человеческих прибытий не иерарх вселенский… И посему история ещё не кончена, и может быть сорвано. Над этим будущим — непроницаемая рано собрались мы воздвигать крест на Софии. Мы всё ещё в для смертных апокалиптическая завеса;

на ней же (пред!) «средних веках» в смысле варварства, но идём к новому сред- начертаны всевозможные срывы, провалы и обвалы… Антикризисный невековью в смысле грёз и вдохновений. Опускается ночь с своими тайнами и с своими звёздами, — гряди ночь!» (51). ПРИМЕЧАНИЯ 1. Гоготишвили Л. А. Лингвистический аспект трёх версий имясла Ушедший в изгнание Булгаков, впрочем, тоже здесь вия (Лосев, Булгаков, Флоренский) // Лосев А. Ф. Имя. СПб., 1997.

выступает как весьма своеобразный европейский роман Необходимо здесь также обратить внимание на статью Н. А. Бер тик, томящийся ностальгией по «иерарху вселенскому» и дяева «Гасители духа» и работы В. Ф. Эрна «Борьба за Логос» и осо осуществляющий свой выбор в западном футуристическом бенно — «Разбор послания Св. Синода об имени Божием» (1917 г.).

526 направлении — оставшимся же в стране Советов предстояло Предпосылки этого разбора имеют очень интересную и во многих тотально пережить красный террор со стороны «новоявленных отношениях трагическую историю, восходящую к известным афон иуд» (образ из песни Игоря Талькова «Россия»), возрождение ским спорам 1912 — 1913 гг. об Имени Божием. Поводом к ним архаического восточного рабовладения, «галерные работы», послужила книга схимонаха Иллариона «На горах Кавказа», на потрясающие душу затопления в бассейне «русского Нила» и писанная старцем-подвижником, который жил в уединённом кав других великих «водных артерий»… Потонувший в водах озе- казском скиту. Книга излагала собственный духовно-молитвенный ра Светлояра легендарный Китеж, как и Молога, ушедшая опыт кавказского отшельника. Восточная монашеская традиция, уходящая в первые века христианского подвижничества, ориенти на дно Рыбинского моря — стали прасимволами креативно рует человека, посвятившего себя Богу, на постоянное молитвен фантазийной ностальгии у тех, кому не вытоптали окончатель ное призывание Имени Господа Иисуса Христа, в чём заключается но культурно-историческую память и не заглушили грохотом основа духовной жизни монаха. Опираясь на древних св. отцов и пятилеток живую мысль (52). Затопленная земля — «русская современных церковных авторов — отца Иоанна Кронштадтско Атлантида», как пишут для туристов — для них стала не толь- го и епископа Игнатия Брянчанинова, автор книги выясняет, что ко концом, но и странной мистерией проявляющегося из эс- спасительность молитвы Иисусовой (Господи, Иисусе Христе, Сыне хатологического будущего инореального Начала «воскресения Божий, помилуй мя, грешного) — в привитии сердцу сладчайшего мертвых и жизни будущаго века» (53). Имени Иисусова, а оно — Божественно, оно — сам Иисус, ибо Имя неотделимо от Именуемого. Высокие духовные состояния во время 15. Там же.

непрестанной молитвы привели автора к мысли: «В Имени Божи- 16. См.: Старообрядчество: Лица, события, предметы, символы: Опыт имяслАвия в контекстАх древних и новых ем присутствует Сам Бог — всем Своим существом и всеми Своими энциклопедического словаря. М., 1996. См. также: Зеньковский С.

бесконечными свойствами» (Схимонах Илларион. На горах Кавка- Русское старообрядчество. Минск: Белорусский Экзархат, 2007.

проблемы имяслАвия за (третье издание). Киев, 1912. С. 16.). Смиренный аскет, вероятно, См. также диссертационную филологическую работу: Водясова О.

не мог даже предположить, катализатором каких страстей послу- А. Функции образов материального мира в житийной литературе жат его размышления в русских монастырях на Афоне — много- второй половины ХVII века. Дис. … к. филол. н. Петропавловск вековой цитадели православного монашества, откуда сначала по- Камчатский;

Ярославль, 2006.

следовала отповедь его идеям, а потом развернулась непримири- 17. Кутузов Б. Церковная реформа ХVII века, её истинные причины мая борьба вокруг них… «Автор номинальное, невещественное имя и цели». Рига, б. г. С. 8.

«Иисус» олицетворяет в живое и самое высочайшее существо Бога. 18. Там же. С. 9.

Такая мысль есть пантеистическая», — писал один из насельников 19. Там же. С. 10.

Афона. Монашествующие разделились на две партии: одна из них, 20. Там же.

трАдиции и получившая название «имяславческой» («имяпоклоннической», 21. Там же. С. 11.

«имябожнической»), продвигала идею книги, причём, в самой зао- 22. Там же. С. 12.

стрённой форме («Имя Божие есть Сам Бог») — другая же, опреде- 23. Там же.

лившаяся как «имяборческая», отрицала божественное достоинство 24. Там же. С. 13.

имени и обвинила противников в ереси, в новом идолотворчестве. 25. Там же. С. 14.

потенциАл Постепенно этот спор втянул в себя широкую церковную обществен- 26. Там же. С. 16.

ЧАсть IV. проблемАтикА ность, вышел за её пределы и имел очень тяжёлые последствия для 27. Там же. С. 12.

многих афонских монахов, подвергшихся гонениям, ссылкам и пре- 28. Там же. С. 24.

следованиям накануне окончательного крушения последней право- 29. Там же. С. 25.

славной империи (см.: Бердяев Н. А. Падение священного русского 30. Там же. С. 27.

Антикризисный царства: Публицистика 1914 — 1922. М.: «Астрель», 2007.). С другой 31. Там же. С. 37.

стороны, эта внутрицерковная полемика носила печать эсхатологи- 32. Там же. С. 34.

ческого знамения распада мира и послужила толчком к появлению 33. Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его философии слова, озабоченной воссозданием одухотворённой миро- сочинения. М.: ГИХЛ, 1960. С. 67. См. также: Шахов М. О. Авва вой целостности. Мы не говорим здесь о том, что в буре революци- кум // Русская философия: Словарь / Под общ. ред. М. А. Маслина.

онных потрясений она вообще не была замечена ни главными архи- М.: «Республика», 1995. С. 5–6.

текторами нового мира, ни тем более пластичными массами… 34. Кутузов Б. Церковная реформа ХVII века, её истинные причины 528 2. Флоровский Г. В. Пути русского богословия. Вильнюс, 1991. С. 67. и цели». Рига, б. г. С. 45.

3. Там же. С. 68. 35. Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его 4. Там же. С. 68–69. сочинения. М.: ГИХЛ, 1960. С. 63.

5. Там же. С. 69. 36. Там же. С. 64.

6. Там же. С. 70. 37. Там же. С. 172.

7. Там же. С. 72. 38. Там же. С. 65–66.

8. Там же. С. 73. 39. Там же. С. 68–69.

9. Зеньковский В. В. История русской философии. Л., 1991. Т. 1. Ч. 40. Там же. С. 69.

1. С. 52–53. 41. Там же. С. 70.

10. Бердяев Н. А. Русская идея // О России и русской философской 42. Там же. С. 71.

культуре. М., 1990. С. 52. 43. Там же. С. 75.

11. Там же. С. 53–54. 44. Там же. С. 274.

12. Федотов Г. П. Трагедия интеллигенции // О России и русской 45. Там же. С. 112.

философской культуре. М., 1990. С. 416. 46. Воротников А. А., Горшковоз О. Д., Еркина О. А. История ис 13. Там же. С. 432. кусств: Учебное пособие для учащихся художественных школ и учи 14. Струве Н. А. Православие и культура. М., 1992. С. 84. лищ. Минск: «Литература», 1997. С. 476.

47. Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его А.М. Семененко сочинения. М.: ГИХЛ, 1960. С. 341.

имяслАвия в контекстАх древних и новых Имя и земля:

48. Шпенглер О. Закат Европы: Очерки морфологии мировой исто рии. М.: «Мысль», 1993. Т. 1: Гештальт и действительность. С. 368.

проблемы имяслАвия протопоп Аввакум Петров 49. В чём, кстати, видел его непреходящую заслугу митрополит Ан тоний Храповицкий, почитавший Никона святым. См. подробно о и край Иванов патриархе Никоне: Патриарх Никон: трагедия русского раскола.

М.: Издательский Совет Русский Православной Церкви, Издатель ство «ДАРЪ», 2006.

Тяжел был путь неведомый. Угрюма 50. Шпенглер О. Закат Европы: Очерки морфологии мировой исто И холодна Сибирь. Едва брела рии. М.: «Мысль», 1998. Т. 2: Всемирно-исторические перспективы.

Подруга протопопа Аввакума.

С. 194. Освальд Шпенглер, начавший с докторской диссертации по Гераклиту Эфесскому, в «Закате Европы» подводит к восприя- Упала и подняться не могла.

трАдиции и тию западного христианства как «фаустовской» редакции Логоса, «Доколе, протопоп, та мука злая?»

а восточного как проявления его более изначальной, «магической» — «До самой смерти, Марковна!..» С трудом редакции. Исследуя культурологические аспекты церковной исто- Она встает и говорит, вздыхая:

рии, нельзя закрывать глаза на те результаты, к которым приводит «Добро, Петрович, дальше побредем!..»

подобный подход, ибо любая критика Шпенглера не может спра потенциАл Летели годы, бушевали вьюги.

виться с потрясающей правдоподобностью именно результатов ЧАсть IV. проблемАтикА И тысячами славных жён его метода… Был облик Авакумовой подруги 51. Булгаков, протоиерей Сергий. В Айа-Софии // Булгаков, протои Во всём его величье повторён.

ерей Сергий. Автобиографические заметки. Париж: YMCA-PRESS, И ты хранишь его черты, родная, 1991. С. 95, 97–99. Последние слова в булгаковской цитате хроно Антикризисный И ты, любовью жертвенной полна, логически предвосхищают аналогичные по «фаустовскому» смыслу и стилю фрагменты из берлинского «Нового Средневековья» Н. А. Мужаешься, горюя и страдая, Бердяева, а также ряд мыслей о надвигающейся «мировой ночи» Как та, душою стойкая, жена.

послевоенного М. Хайдеггера… Довольно любопытную «равнинную Д.Н. Семёновский.

перекодировку» софийности осуществил В. В. Бибихин: «София. Стихотворение «Марковна» (1944).

Сколько глубокомысленных конструкций. Спокойнее вернуться к первому значению: ловкость. Человек: другая ловкость, захват 530 Протопоп Аввакум является выдающейся фигурой в при захваченности, не поедание, а понимание: не ассимилировать общественно-политической, интеллектуальной и литератур пищу, а ассимилироваться с ней. Такая София просто развёрнута ной истории позднего российского средневековья. Изучением в фило-софии: захваченность захвата. Что — захватывающее? Мы и изданием трудов Аввакума занимались такие крупные ис уже сказали: мир. РГГУ, февраль 1993 г.»;

см.: Бибихин В. В. Мир.

следователи как академик Д.С. Лихачёв, Н.С. Тихонравов, СПб.: «Наука», 2007. С. 430.

Н.И. Субботин, Я.Л. Барсков, В.А. Мякотин, П.С. Смирнов, 52. См., например: Андреев Д. Л. Роза мира. М.: «Мир Урании», В.В. Виноградов, Н.К. Гудзий, В.И. Малышев, А.Н. Робинсон, 2005.

53. Двенадцатый член православного Символа Веры. Ср.: Эсхато- Н.С. Демкова, И.М. Кудрявцев, Н.Р. Понырко, С.А. Зеньков логический сборник / Отв. ред. Д. А. Андреев, А. И. Неклесса, В. Б. ский и др. Кроме того, о личности и творчестве протопопа Пррозоров. СПб.: «Алетейя», 2006. уважительно отзывались Ф.М. Достоевский, граф Л.Н. Тол 54. См.: Бердяев Н. А. На пороге новой эпохи // Бердяев Н. А. Исти стой, И.С. Тургенев, Н.Г. Чернышевский.

на и Откровение: Пролегомены к критике Откровения. СПб.: Изд Советские писатели Д.А. Жуков и Ю.М. Нагибин по во Русского Христианского гуманитарного института, 1996.

святили Аввакуму свои известные произведения. Так, Наги бин, не раз бывавший в Кохме, написал рассказ «Огненный протопоп», посвящённый личности Аввакума. (См.: Нагибин Ю.М. Огненный протопоп. Рассказы. М. 2005. С. 5–34). Жу- ни порядка. Скоморохи устраивали свои представления, хо ков написал дилогию «Огнепальный», состоящую из двух тя в 1648 г. царь запретил скоморошество. Около Богоявлен имяслАвия в контекстАх древних и новых произведений «Аввакум Петров» и «Владимир Иванович». ской церкви кликушествуют лжепророки. В хоромах знать Д.А. Жуков проделал весь путь в Сибири и на Севере по сле- играет в зернь, проигравшись, дерутся до тех пор, пока голо проблемы имяслАвия дам мученических странствий Аввакума, который ни разу вы не проломят друг другу. В церковь многие и вовсе дорогу не изменил своим убеждениям, несмотря на все гонения и забыли... И взялся яростный главный юрьевецкий поп наво даже пытки, «до самыя до смерти» на костре. Повесть была дить порядок и неукротимо приводить жителей к праведной набрана в «ЖЗЛ» в 1972, а потом рассыпана из-за появления жизни. Вот что сообщают в своих изысканиях местные крае статьи зав. идеологическим отделом ЦК КПСС А. Н. Яковле- веды о методах работы Аввакума: «Встаёт он рано. До заутре ва «Об антиисторизме». Будущий «великий демократ» и член ни проповедует. Затем, не дожидаясь звонаря, сам бежит на Политбюро ЦК КПСС исчислял историю России от октябрь- колокольню. После службы берёт у воеводы пушкарей и идёт ского переворота 1917. Через год повесть был «спрятана» в по посаду. Провинившихся попов бьёт и за бороды таскает.

трАдиции и сборнике «Русские писатели XIX века», снабженном преди- Боярских детей из корчмы разгоняет». (См.: Полякова Л.Л., словием Д. Лихачева, и благожелательно воспринята чита- Шлычков Л.А. Юрьевец. Путеводитель. Ярославль. 1975.

телями и критиками. (См.: Жуков Д.А. Протопоп Аввакум. // С. 24–26;

Полякова Л.Л. Юрьевец. Историко-краеведческий Русские писатели XVII века. Сборник. М. 1973). Ивановский очерк. Ярославль. 1984. С. 28–29;

Баделин В.И. Земля Ива поэт Д.Н. Семёновский посвятил судьбе Аввакума стихотво- нов. Историко-литературные очерки. Иваново. 2004. С. 85– потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА рение «Марковна». (См.: Библиотека ивановских писателей. 90;

Семененко А.М. Юрьевец: начало пути на Голгофу. // Выпуск 6. Антология поэзии. Иваново. 2006. С. 72). Таким Наша Родина — Иваново-Вознесенск. 2006. № 1. С. 23–25;

образом, жизнь и творчество протопопа Аввакума, этого не- Балдин К.Е., Барвенко В.Г., Иванов Г.В. Ивановский край заурядного человека, изучена, в целом, неплохо. Но она всё в истории Отчества. Иваново. 2007. С. 64–65 и др.). Сам про Антикризисный равно привлекает внимание самых разных специалистов. топоп был мужчиной крепким, и сладить с ним мало кто мог.

Аввакум Петров (1620 или 1621–1682) приобрёл извест- Восемь недель терпел посад порядки Аввакума, но в июне не ность как глава старообрядцев, лидер Раскола в Русской выдержал и поднялся на бунт.

православной церкви. Причиной раскола стали реформы Вот что он сам писал об этом периоде своей жизни в Патриарха Московского и Всея Руси Никона начатые ещё в «Житии протопопа Аввакума, им самим написанном», соз 1652 году. Патриарх распорядился заменить при богослуже- данном им в период 1672–1673 г.г. в пустозерской тюрьме:

532 нии земные поклоны поясными, креститься велел тремя пер- «Помале паки инии изгнаша мя от места того вдругоряд. Аз стами вместо двух и привести иконы и церковные книги в же сволокся к Москве, и Божиею волею государь меня велел полное соответствие с греческими образцами. Называть ста- в протопопы поставить в Юрьевец-Повольской. И тут пожил ли противников никоновских реформ старообрядцами, или немного, — только осмь недель: дьявол научил попов, и му раскольниками. Любопытно, что лидеры двух противобор- жиков, и баб, — пришли к патриархову приказу, где я дела ствующих сторон, Аввакум и Никон, приходились друг другу духовныя делал, и, вытаща меня из приказа собранием, — земляками, ибо были уроженцами Нижегородской земли. человек с тысящу и с полторы их было, — среди улицы би В мае 1652 г. его назначают протопопом в Юрьевец- ли батожьем и топтали;

и бабы были с рычагами. Грех ради Повольский, т.е. в город Юрьевец, что сейчас находится в моих, замертва убили и бросили под избной угол. Воевода с Ивановской области. «Протопоп» — это вышедшее из упо- пушкарями прибежали и, ухватя меня, на лошеди умчали требления название настоятеля Соборной церкви. При сём в в мое дворишко;

и пушкарей воевода около двора поставил.

обязанности протопопа входило и управление приходскими Людие же ко двору приступают, и по граду молва велика.

церквами. В Юрьевец Аввакум поехал с многочисленным се- Наипаче же попы и бабы, которых унимал от блудни, вопят:

мейством, намереваясь обосноваться надолго. Прибыв в го- «убить вора, блядина сына, да и тело собакам в ров кинем!»

род, он с огорчением заметил, что нет в нём ни благочестия, Аз же, отдохня, в третей день ночью, покиня жену и дети, по Волге сам-третей ушел к Москве. На Кострому прибе- на древесину, а потому заготовить много дров не получилось жал, — ано и тут протопопа ж Даниила изгнали. Ох, горе! и костры вышли небольшие. На смерть обрекались, кроме имяслАвия в контекстАх древних и новых везде от дьявола житья нет! Прибрел к Москве, духовнику него, поп Лазарь, дьякон Фёдор, бывший инок Соловецкого Стефану показался;

и он на меня учинился печален: на што- монастыря и церковный писатель Епифаний. Им до казни проблемы имяслАвия де церковь соборную покинул? Опять мне другое горе! Царь усекли языки, а Лазарю ещё и кисть, Фёдору — половину пришел к духовнику благословитца ночью;

меня увидел тут;

ладони. На них надели мешки-рубахи, пропитанные ог опять кручина: на што-де город покинул? — А жена, и дети, непальной смолой, а потому вспыхнули и сгорели Лазарь, и домочадцы, человек с двадцеть, в Юрьевце остались: неве- Епифаний и Фёдор быстро, не успев даже закричать от боли.

домо — живы, неведомо — прибиты! Тут паки горе». В этом Аввакуму рубище смолой не пропитали, и горел он на низ отрывке он рассказывает о восстании жителей Юрьевца про- ком, вялом пламени, испытывая жесточайшие муки. За каз тив его методов наведения порядка. нью четверых раскольников сквозь прорубку в стене следил Спустя трое суток, придя в себя, оставив жену и детей, стрелецкий десятник, которому и велено было организовать трАдиции и Аввакум ночью ушёл в Москву. В столице его встретили с сожжение «еретиков». Согласно решению Церковного Собо упрёками, в том числе и сам монарх: «На што-де город по- ра Русской православной церкви всех противников реформ кинул?» Никона отлучили от церкви, а потому они стали считаться Заметим, что изгнание протопопа было вызвано не еретиками и подлежали сожжению.

только тем, что он требовал от мирян и духовенства благо- Аввакум почитается в большинстве старообрядческих потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА честивого образа жизни, но и жёсткими методами взыскания церквей и общин как священномученик и исповедник. В налогов в патриаршую казну. 1916 году старообрядческая церковь Белокриницкого согла … А вскоре начался Раскол. Никон, проводя свои замыс- сия причислила его к лику святых. 5 июня 1991 года в селе лы в жизнь, был крут и жесток. Но нашла коса на камень — Григорово Нижегородской области, на родине Аввакума, со Антикризисный против него поднялся не менее упорный, не менее яростный стоялось открытие памятника этому незаурядному человеку.

и упёртый характер. В дальнейшем судьба Аввакума — это С казнью предводителей старообрядчества проблема путь нескончаемых жестоких лишений, пока не был поса- Раскола в РПЦ не исчезла. Прежней остроты конфликт давно жен в земляную яму, в которой обретался в немыслимых для уже не имеет, но разделение на официальную и старообрядче человеческого существования условиях. Его пытались уве- скую церкви в русском православии сохраняется до сих пор.

щевать и царь, и самые высокие государственные чины, на- Что касается нашего края, то раскольничье учение ак 534 пример, боярин Артамон Матвеев (со временем принявший тивно здесь распространялось. Старообрядческая община су смерть на стрелецих пиках во время бунта, только что воз- ществовала в селе Иванове. (См.: Балдин К.Е., Барвенко В.Г., вратившись из опалы в Москву из Луха). Иванов Г.В. Ивановский край в истории Отчества. С. 64).

Пока Аввакум сидел в яме, отошли в мир иной и Алек- Во второй половине XVII века в районе Кинешмы, Решмы, сей Михайлович, и Никон. Узнав о кончине царя бывший Юрьевца создавались старообрядческие группы. (См.: Бал протопоп восклицал: «Бедной, бедной безумное царишко! дин К.Е. Наш край в истории России с древнейших времён до Что ты над собой сделал?.. Ну, сквозь землю пропадай!» С февраля 1917 года. Иваново. 1994. С. 30;

Балдин К.Е., Ильин царём Аввакум был знаком ещё с 1647 года. Ю.А. Ивановский край в истории Отечества. Иваново. 1998.

А 11 (1) апреля 1681 г. в Пустозерске (сейчас этого го- С. 19 и др.) Старообрядчество оставалось весьма влиятельной рода не существует) по указу царя Фёдора Алексеевича со- общественной силой в Иваново-Вознесенске и в ряде других стоялась казнь лидеров старообрядчества, включая Авваку- окрестных городов и сёл вплоть до начала XX века.

ма. Согласно Ю.М. Нагибину она отличалась от знаменитой картины русского художника-передвижника Г.Г. Мясоедова «Сожжение протопопа Аввакума» (1897). В деревянном срубе разожгли несколько костров. Северная природа была скудна устойчивые семейства языковых игр, основанных на опреде Д.С. Бирюков ленных формах жизнедеятельности, то для свт. Григория имяслАвия в контекстАх древних и новых Спор о традиции между первоочередной интерес представляла, по сути, только одна языковая игра — трансляция языка Предания и расшире проблемы имяслАвия св. Григорием Богословом ние этого языка путем завоевания им новых пространств. В и имп. Юлианом пределах же этого захваченного пространства язык тяготеет к сохранению однозначности и постоянства значений, уста и современная новленных церковной традицией. Это сближает механизмы его функционирования с механизмами функционирования научная парадигма языка науки: подход к языку у свт. Григория можно соотне сти с пониманием языка в концепции научного реализма Х.

Во второй половине IV в. имел место последний суще- Патнэма. Возражая против методологического анархизма П.

трАдиции и ственный этап борьбы за умы между языческой и христиан- Фейерабенда, согласно которому значение любого термина ской субкультурами. Представителем языческой духовности изменяется при переходе из одной научной теории в другую, выступил император Юлиан, издавший указ о запрещении Патнэм утверждает, что научные термины вне зависимости христианам заниматься преподаванием наук. Для Юлиа- от конкретной теории термины привязаны к определенно на язык и его содержание, словесность и способ почитания му участку реальности, что обеспечивается каузальным ме потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА божества, выраженный в ней, неразделимы. Слова, исполь- ханизмом референции, который связан с представлением о зуемые в словесности и философии, согласно Юлиану, имеют единстве внутренней природы естественных видов, за счет значения, необходимо отсылающие к фиксированным дено- чего значения научных терминов образуют некоторое устой татам, традиционным для языческой культуры. чивое ядро, остающееся неизменным при изменении науч Антикризисный На декларируемую Юлианом концепцию «эллиниз- ных теорий, в которых фигурируют эти термины. В отличие ма», заключающуюся в неразделимости эллинского язы- от позиции Фреге, согласно которой значения слов являются ка и его содержания (а следовательно, и традиционных общим достоянием лингвистического сообщества, Патнэм, эллинских религиозных практик), которая являлась обо- в согласии со своей социолингвистической теорией, прини снованием этого эдикта, свт.


Григорий Богослов ответил мает, что точные значения научных терминов понимаются, критикой основоположений юлиановской концепции язы- уточняются и наращиваются кругом экспертов, квалифи 536 ка. Эта критика основывалась на понимании, что любое цированных в своей области, владеющих также и способом понятие, и вообще, любое языковое поле не имеет жестко распознавания предметов, к которым привязываются эти связанного с ним семантического поля, ибо связь между термины;

именно через них, вследствие подобного рода раз словом и значением гораздо сложнее. деления лингвистического труда, эти точные значения могут Ф. Норрис показал, что в целом понимание свт. Григори- стать доступными любому представителю языкового сообще ем природы языка подразумевает уверенность, что значение ства, который сам по себе может обладать размытым, нечет слова определяется в первую очередь контекстом его употре- ким пониманием значения.

бления;

изучая творения свт. Григория, Ф. Норрис пришел к Позицию имп. Юлиана можно соотнести с представле выводу о сходстве его подхода к языку с языковыми практи- ниями П. Фейерабенда: для каждого определяющим явля ками Л. Витгенштейна. Каждый из них принимает, что язык ется взгляд, согласно которому значения слов (терминов) по природе скорее конвенционален, чем естественен;

каж- определены однозначным образом в рамках данной куль дый утверждает, что контекст, формируемый языковым со- турной (научной) традиции;

при переходе к иной куль обществом, детерминирует значение. Однако на наш взгляд, турной (научной) традиции, слова (понятия) не сохраняют философия языка свт. Григория не исчерпывается концепци- ядра прежних значений, что влечет за собой отрицание воз ей Л. Витгенштейна. Если целью последнего было выявить можности использования одних и тех же слов (понятий) в рамках различных традиций. Конечно, в идеологическом Мы считаем, что одни из ключевых моментов, важных для отношении методологический анархизм П. Фейрабенда понимания позиций каждой из сторон указанной полемики, имяслАвия в контекстАх древних и новых противоположен радикальному традиционализму Юлиана, является вопрос о происхождении человеческого языка. Как однако в плане методологии их позиции схожи. представляется, расхождение позиций неоариан и православ проблемы имяслАвия Позиция свт. Григория и соотвествующие ей философско- ных в этом отношении соответствует различию в понимании научные представления Х. Патнэма противоположна вышео- природы языка в древних философских школах, а именно, в писанной: каждый в отношении своей области подразумева- перипатетической и стоической школах. Аргументацию Ев ет возможность однозначного соответствия некоего понятия номия, построенную на доводах «от имен», нельзя понимать и определенного денотата в рамках различных традиций;

упрощенно — так, будто для него имена неким «мистиче каждый настаивает на семантической кумулятивности, под- ским» образом являют сущность именуемого, либо так, будто разумевающей обогащение и уточнение значений понятий он отождествлял лексическое с онтологическим. Исследова с течением времени. Данная позиция подразумевает дина- ние текстов Евномия показывает, что его стратегия заклю трАдиции и мизм в отношении понимания природы языка. В отношении чалась в том, чтобы посредством введения промежуточного свт. Григория это проявляется, в частности, в том, что он элемента между мыслью и словом, а именно — «значения», заимствовал терминологию из античной философской тра- считая себя знающим природу Отца и Сына, привязать их диции — так, что некое смысловое ядро у заимствованных к определенным терминам, и в этом он, вероятно, следовал понятий сохраняется, но в определенном отношении эти по- одной из практик, принятых в стоической школе. Ответная потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА нятия и изменяют смысловую нагрузку. стратегия Каппадокийских отцов, соответственно, заключа лась в том, чтобы расшатать ту жесткую связь между именем и именуемым, сконструировать которую стремился Евномий, Полемика о происхождении для чего Василий Великий и Григорий Нисский следовали Антикризисный аристотелевскому пониманию природы языка, в рамках ко и природе языка торого отсутствует представление о «значении». Рассмотре в арианских спорах ние расхождений Евномия и свт. Василия в контексте антич ной парадигмы «установления имен» также показывает, что позиция свт. Василия соответствует аристотелевской схеме:

Лингвистическая проблематика в полемике Каппадо- значение имен устанавливается «по соглашению» между 538 кийских отцов с Евномием важна не только потому, что в ней людьми, в то время как позиция Евномия соответствует рас вырисовывается понимание природы языка учителей Церк- пространенной в эпоху эллинизма, но важной и для стоиков ви, и не только из-за того, что она являет собой фрагмент, схеме: «установление» имен произведено ономатетом «со позволяющий более отчетливо представлять картину раз- гласно природе» вещей. Выявив важные философские пара вития понимания языка в историко-философском контексте, дигмы, характерные для споров IV в., следует учесть их при но и, в частности, вследствие того, что она была задейство- осмыслении имяславской полемики начала XX в.

вана в спорах об именах Божиих между С. В. Троицким и о.

Антонием (Булатовичем). В качестве аргументации против позиции представителей имяславия С. В. Троицкий опирал ся в первую очередь на полемические утверждения, выска занные свт. Григорием Нисским против учения Евномия;

в свою очередь, о. Антоний (Булатович) и солидарный с ним С.

Булгаков, также указывали в качестве подтверждения своей позиции на определенные моменты учения о языке свт. Гри гория Нисского, высказанные в его полемике с Евномием.

сторонами, утрачивая свой смысл, теряясь за другими сло В. П. Раков вами, но при этом все еще сохраняя свою семантическую имяслАвия в контекстАх древних и новых Имяславский контекст устроенность, — оно проносит ее через века, чтобы напо следок … установиться в своей — делающейся истори проблемы имяслАвия и релятивистская поэтика ческой — истории»3. Таким образом, всякий существенный термин оказывается переключенным в новый план или из (система ключевых терминов) мерение, которое делает его «ключевым словом культуры»4.

Явление духовного порядка, запечатлевшее себя как Релятивистская поэтика — постклассическая формация событие истории, возрастает на семантике ключевых слов.

литературно-художественного творчества, к настоящему вре- Имяславие — как нельзя более убедительный пример тому.

мени остающаяся системно неизученной. Вместо того, чтобы Оно основывается на христианском ареопагитском платониз попытаться найти адекватные способы постижения этого фе- ме5 и включает в себя систему имен, служащих не только для трАдиции и номена Серебряного века, филологи продолжают использо- воплощения сердцевинных идей этой философии, но и своим вать привычный методологический инструментарий, исходя присутствием в позднейших дискурсах обозначают участие в из некогда усвоенных схем морфологического и структурного философских построениях П. А. Флоренского, С. Н. Булгако устроения стилей1. ва, А. Ф. Лосева и других мыслителей, а также содействует от Сложность новой поэтики заключается прежде всего в четливой манифестации исходных положений новой поэтики.

потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА укорененности ее парадигмальных аспектов в глубинах ми- Осознание этого характерно для пока еще малочисленных, ровой традиции — и не только литературной, но и философ- но методологически высокопродвинутых исследовательских ской, а также в неисповедимых далях докультурных времен, трудов по тематике Серебряного века. В них утверждается имевших, однако, определенные средства для выражения мысль о плодотворности срвнительно-типологического под Антикризисный коммуникативных намерений и целей. Этот синтез нуждает- хода к эстетическим теориям и религиозно-философским дис ся в иной герменевтике, нежели та, что принята в современ- курсам Серебряного века6. Но здесь, кроме детализированного ных штудиях. Какой она должна быть, сейчас сказать трудно, операционного языка, исследователю необходимо располагать но вполне очевидно, что ее универсализм можно отнести к такими дефинициями, которые обладали бы интегративными ряду желаемых качеств, залегающих в основе эффективных смыслами. В самом деле, когда мы используем, например, та исследовательских стратегий. Поэтолог, приступивший к де- кие термины, как до- и посттекстовое пространство, безначаль 540 лу и достаточно узнавший о своем предмете, видит, что в круг ное или бесконечное, а также бесплотное и некоторые другие, его обозрения входят такие проблемы, как до — и поствер- то не возникает ли «соблазн» найти для всего этого некую си бальное пространство, логосная сплошность и прерывность, нонимическую замену в виде, скажем, какого-то одного слова?

бесплотное и морфное, начальное и безначальное, конечное и Для подобных целей античность выработала термин, назван бесконечное, прозрачно-смысловое и семантически смутное и ный А. Ф. Лосевым «прекрасным»7. Собственно говоря, это не т. п. Надо ли говорить о том, что содержательность названных столько термин, сколько философская категория, вошедшая в здесь терминов, претерпев длительную историческую эволю- ансамбль имяславия, без чего последнее непредставимо. Но цию, не удовлетворяется однозначным смыслом, выказывая вая поэтика занималась не только теоретическим осмыслени свое стремление к иному или, как написал А. В. Михайлов, к ем термина, но и, позволим себе сказать так, экстраполяцией вести об ином, где слышится «явственный отголосок неизве- его содержательных энергий в структуру произведений и в данного и неизвестного, невысказанного и несказанного»2. их динамическое развертывание. Меон во многом определяет В каждом из перечисленных слов, по суждению того конфигуративный облик эстетического высказывания и стиля же исследователя, «есть некоторая заданность смысла, в целом. Но прежде чем на примере показать это, приведем которому суждено и которому поручено жить в истории, определение затронутого понятия. В «Философии имени»


поворачиваясь, как всякое такое слово, разными своими А. Ф. Лосев сформулировал его следующим образом: «Меон не есть ни какое-либо качество, ни количество, ни форма, ни отно- что ознаменовывает его исчезновение, является исходным ме шение, ни бытие, ни устойчивость, ни движение. Он есть только тодологическим пунктом креативной стратегии при изучении имяслАвия в контекстАх древних и новых по отношению ко всему этому, и именно иное по отношению ко творчества символистов (в нашем случае — А. Белого) и фу всему этому»8. Важно принципиальное указание мыслителя на туристов (правда, немногих и только тех, чья поэзия отвечает проблемы имяслАвия диалектическую связность сущего и не-сущего (меона), в силу требованиям нового типа литературности). Сюда же следует чего то и другое «суть нечто единое»9. Продвигаясь по пути кон- отнести и творчество художников, не входивших в какие-либо кретизации понятия, ученый пишет, что если сущее есть опора объединения с заявленными программами или манифестами, смыслового, рационального, то меон — «необходимый иррацио- но тяготеющими к новым канонам письма, (как, например, нальный элемент в самой рациональности сущего»10. В. Розанов и М. Цветаева).13 Приведем один, может быть, не Исходя из целей статьи, намеренно уклонимся от об- самый, извините «сюрпризерный», но весьма показательный суждения богословских аспектов процитированного, ограни- фрагмент из романа А. Белого «Крещеный китаец». Прозаи чившись ссылкой на текст современного исследователя, за- ческие сочинения писателя изобилуют и более выразитель трАдиции и метившего, что «особое значение меона проявляется в разме- ными примерами новаторства, делающими его творения, по щении его в самом начале божественного именования»11. Что характеристике А. Ф. Лосева, невозможными для чтения.

же касается специального, то есть теоретико-литературного «Причем, — продолжает ученый, — это не просто образы, нет.

интереса к этому наблюдению, то оно приобретает свою углу- Все очень глубоко. Но настолько крепко и сбито, что получа бленную значимость в наших последующих работах, где бу- ется в таком напряженном виде, будто это трудный греческий потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА дут рассматриваться меональные зоны стиля с позиций та- текст. Чтобы прокомментировать, надо за каждым словом сле кого их содержания, как умное незнание или исихастская дить, как оно соединяется с другим»14. Вот этот текст:

специфика молчания12. Сейчас же подчеркнем, что введение «....................

в составность сущего признаков меона конвергирует с пред Антикризисный Удивителен я: одевают — в шелка, в кружева;

и кокет ставлением о бытии как словесной предметности, несущей ливо вьются темнейшие кудри на плечи;

и лоб закрыва в себе смысловой свет логоса и мглу доразумного. Ранее мы ют — до будущей лысины;

– много писали об этом, но здесь полезно сосредоточить внима- —Я– ние на следующем.

— точно девочка.

Введение в структуру стиля элементов иррационально Кудри откинуты: – сти вносит существенные коррективы в привычные представ — лоб изменяет меня;

ротик — чуть – 542 ления о морфологической составности едва ли не основной чуть увеличен;

он — дернется полуулыбкой, лукавой, дву дефиниции литературоведения и искусствознания. Со вре мен Аристотеля поэтика строила эстетическое высказывание смысленной, а из бессонных глазенок, прищуренных, севши в параметрах логичности (семантической прозрачности) и в круги, отемневших, огромнейших орбит, проступит глази – четкой структурированности. Понадобилась эпоха романтиз- щами – ма, чтобы был возбужден вопрос о хаосогенности в составе — празелень;

страшная! – стиля, и это было эмбрионом нового проекта творчества, про- — Локоны, платьице, бан екта, сполна реализованного в начале ХХ столетия. ты — личина: орангутанг: приседает за ней!

Итак, новизна нетрадиционной поэтики состоит в том,..........

что для нее жизненно необходимым является как наличное Поскорее ему котелок, бытие слова, так и его отсутствие, чем утверждается кон Поскорее ему сюртучок структивная, строительная миссия меона, то есть словесного И суконные тонкие брючки:

не-бытия. И если мы ставим задачу постижения организаци Засовывать ручки!

онных принципов релятивистской модели созидания художе.............. » ственного текста, то понимание единства того, что есть, и того, Лежащий перед нами текст достоин того, чтобы быть на- поэтом. В новой системе творчества речевая морфность званным зрелищным: так необычна его композиция на стра- дискретна, прерывна, что дает основание говорить о ре имяслАвия в контекстАх древних и новых нице и столь же оригинально расположение на ней синтакси- жиме ее пульсации — ритмически неравномерной и даже ческих символов. Визуализация стиля, часто гипертрофиро- нервозной. Это побуждает к размышлениям о квантовой проблемы имяслАвия ванное стремление подать эстетическое речение как предмет специфике анализируемого текста, как и тех многочислен созерцания его внешней формы, любование ее неожиданными ных примеров, которые нами привлекались ранее19.

обрывами и «змеением красоты», как это называл С. К. Маков- Мы сказали, что вербализованному тексту предше ский16, — типичные ценностные ориентиры художников новой ствует пустое пространство страницы. Это — правда, но парадигмы творчества. Традиции античности и Возрождения неполная. Как видно, указанное пространство здесь пред с их гипостазированием телесно-вещественных принципов ставлено не само по себе, но как-то означенным. Скажем мировидения переключены здесь в план вычерченности тек- определеннее: здесь мы имеем дело с меоном, выступаю ста и чисто зрительных реакций на него17. щим не только в своей глухой безмысленности и мгле, но трАдиции и Продвигаясь далее, аналитику стит бросить взгляд и маркированным средствами синтаксиса, в данном слу на этот текст с позиций риторико-классического дискурса. чае целым рядом отточий. Завершающая стадия текста Первым, что он заметит, будут, вероятно, признаки аграм- оформлена аналогично. Не забудем и о том, что средняя матичности приведенного фрагмента: расстановка знаков часть обширного речения разрежена (или заполнена) тем препинания здесь имеет не традиционную, а какую-то свою, же синтаксическим инструментарием.

потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА еще плохо понимаемую нами, логику. Немотивированность Русские имяславцы не упустили возможности выска местоположения синтаксических символов, что называется, заться по подобному поводу, причем, в конструктивном налицо. Но главное из всего нас интересующего — это во- ключе. Их суждения и сегодня звучат для литературове прос о начале текста и его окончании. дов как методологически программные и теоретически Антикризисный Зачином и продолжением всякого речения является перспективные. Относительно стилевой стратегии, ска слово. Никаких до- и поствербальных моментов в эстетиче- жем, А. Белого П. А. Флоренский писал, что стремление ских высказываниях риторико-классического типа (с точки художника заключается в том, чтобы «дать речи выкри зрения их морфологии) не предусматривается. Рассказыва- сталлизоваться в свободной среде, дать возможность для ние начинается в одной точке и в одной же точке, но уже молекулярных сил языка» участвовать в «организованном перемещенной в финал массированно организованной ре- изнутри целом, а не аморфной массе»20. Надо ли говорить о 544 чи, завершается. том, что эта мысль исследователя включает в свой горизонт Совсем иначе и сложнее обстоит дело в новой поэтике. не только точку, но и линию (тире, дефис), которые рас В наших ранее опубликованных трудах рассматривалась сматриваются совершенно в ином, нежели в филологии, эта проблема18, поэтому в настоящем очерке мы займемся измерении. «Молекулы языка» теперь изучаются в контек лишь кратким описанием отдельных ее аспектов. сте мировой философской традиции. Точка, например, по Всякий видит, что начало текста здесь положено не нималась Флоренским как (а) космизирующий принцип и словом, а тем, что предшествует ему, то есть пустым про- как (б) принцип «единения, целостности, средоточия жиз странством страницы с ее безмысленным содержанием. ненных сил, сосредоточения сил душевных21, то есть (в) в Далее этот вакуум внедряется в вербальную часть эсте- координатах глобально трактуемой идеи антропности. Но тических высказываний, которые компонуются таким об- точка воспринимается и (г) в качестве величины динами разом, что пренебрежение их к канонической строчности ческой, а также (д) онтолого-устроительной. Мыслитель предложений становится наглядно воплощенным. В клас- полагал, что космизирующая энергия этого знака позво сике монолитность или сплошность является никак не ляет выработать мировоззрение, в соответствии с которым оговариваемым принципом, организующим поверхность «истинной реальностью признаются точки, некоторые цен стиля. «Как жемчуг, нижутся слова» — так это выражено тры на самом деле исходящего из них действия»22.

В свете сказанного, ясно, что точка и отточия в контек- талантливых людей, совершенствовался и расширялся язык сте релятивистски сформированного стиля наэлектризованы научной коммуникации.

Осваивались понятия, осененные имяслАвия в контекстАх древних и новых глубоким и разносторонним содержанием, а также активизи- аурой взаимной духовной солидарности мыслителя и ху рованным потенциалом энергийности, дающим, заметим, им- дожника. В нашем случае это особенно интересно. Одним проблемы имяслАвия пульс миметическим стратегиям художественного творчества. из ключевых слов, например, в переписке друзей является Для имяславцев, в частности, П. А. Флоренского раз- «бездна» — во всей ее архетипной глубине и актуальной се мышления об онтологической проблематике сопрягались мантике времени. «Теперь, — пишет Флоренский, — тоже с такими категориями, как непрерывность/прерывность. С происходят переклики Бездны — и Бездны хаоса и другой, гимназических и университетских лет он задумывался над «нашей». Вот на этом-то факте следовало бы внимательнее типологией и строением собственного мышления. Позднее остановиться …»27.

им будет написано об этом так: «Мысль моя … всегда вол- Мы были бы сухими педантами и несносными формали новала и поражала меня. Она была всегда прерывистой, то стами, если бы занимались лишь схемной классификацией трАдиции и запрятываясь глубоко в область подсознательную, то вспы- опорных слов того или иного дискурса. Семантически густот хивая с ослепительной ясностью, чтобы тут же вновь скрыть- ные лексемы нужны нам для иных целей. Даже в состоянии ся в подсознательный мрак. Это была не линия течения, а не системной, а живой, спонтанной связности друг с другом, скорее пунктир, и образ подземных рек, простегивающих они способны, пусть и отрывочно, воссоздать некую картину земную поверхность, казался мне особенно близким»23. Фло- или, точнее, картинность явлений, попавших в сферу фило потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА ренскому принадлежит работа «Идея прерывности как эле- софского диалога, где обретают содержание уже не частного, мент миросозерцания», начатая в 1900 году и завершенная а общего характера. Так обстоит дело у Флоренского со сло в 1904-м;

тогда она не была напечатана, в наше время свет вом «бездна», используемого им в размышлениях о мире как увидело лишь «Введение» к ней24. ословесненном космосе. Но этот же термин входит в теорети Антикризисный Не менее существенным предметом его увлечений сле- ческий ансамбль новой поэтики, где разрывы между слова дует назвать волновую теорию звука и света. Она вызывала ми утверждают себя в качестве апофатического содержания, у него не только любопытство, но, как и в других случаях, которое, по суждению М. Цветаевой, часто бывает «резче и эмоциональный подъем и даже чувство переживания. Он весче слов»28. Эти внутритекстовые лакуны есть не что иное, писал о том, что им весьма остро воспринималась форма в как «провалы» в бездну, обымающую вербальные массы в их ее конфигуративной целостности: «Какие-то неизъяснимые начале и в конце. Текст, по сути дела, не имеет ни того, ни 546 наклонения во мне производили тонкие, еле уловимые от ра- другого. Он без-начален и бес-конечен.

циональных схем формы предметов. Были такие формы, от- Целесообразно присмотреться вообще к словарю Фло носительно которых казалось, что вот какая-то несказанная ренского. На первом месте у него, естественно, находит волнистость в мире, чуть предчувствуемый упругий изгиб ся Слово, «держащее в Себе, как в живом Разуме, полно близки душе так, что живут в ней, как душа души»25. ту всякого слова»29. Несомненно, философ говорит здесь Научные искания Флоренского происходили на бла- о Логосе с его державностью. А далее следует упоминав годатной почве. В университете он ознакомился с арит- шаяся нами картинность бытия, данного в своем масштаб мологией, открытой блестящим математиком профес- ном размахе, динамичности, цветности, запечатленных в сором Н. В. Бугаевым, отцом А. Белого. В теоретических «окликах Слова», в сполохах его смыслового света. Тут же исследованиях ученого утверждалось, что прерывность — устойчиво повторяется тема меона, «хаотического моря», более фундаментальное качество явлений, нежели непре- мятущегося, но под воздействием Слова выкристаллизо рывность26. Что же касается идеи волновости, то, наряду с вывающегося в «готические кружевные соборы, в стройную другими темами, она обсуждалась с автором знаменитых музыку Церкви»30. Этот эстетизированный ландшафт обо литературных «Симфоний». В этих диалогах постигалась ис- гащен «рассеянными звездочками», каждая из них — это тина, а также, как бывает при интеллектуальном общении пылинка, попавшая «в золотой сноп лучей». Видно, как «накопляются светоносные брызги …, и вся поверхность Имяславские идеи, изложенные в трудах П. А. Флорен моря — шумящего и мятущегося … чудовища … по- ского, С. Н. Булгакова и А. Ф. Лосева, получили философскую имяслАвия в контекстАх древних и новых крывается нежно сплетенной сетью — кружевом мерцаю- и лингвистическую обработку с включением в них обширно щей пены и мириадами блестящих искорок»31. го содержания, «простирающегося от Бога, платоновского проблемы имяслАвия Завораживающая живопись, не правда ли? Но нам мира идей, эйдоса, логоса, мифа и т. д. вплоть до конкретной хотелось бы сказать о том, мимо чего поэтолог пройти не индивидуализированной речи «здесь и теперь», в том числе может. Флоренский уподобляет меональную стихию обра- и «голый» бессмысленный звук»33. Как нами заявлено в на зу «хаотического моря» в его мятежном волнении. Одна- звании статьи, из всего этого богатства мы затрагиваем лишь ко хаос не всесилен, его мощь подчиняется энергийности дефинитивный уровень необъятной темы, намеренно огра Слова, Имени, в результате чего возникает нежно спле- ничивая себя в выборе ключевых терминов.

тенная сеть и кружево, мерцание блестящих пылинок — Фиксируя проблему космичности, отметим ее безуслов искорок. Тут надо бы мобилизовать ресурсы мифопоэти- ную актуальность. Ученый разносторонней компетенции трАдиции и ки с ее возможностями истолкования таких образов, как прямо пишет о том, что «именно это космическое измерение «сеть» и «кружево», «блеск» и проч. Но нам здесь доста- православного богословия часто забывается или игнориру точно сказать о том, что философ дал весьма конкретное ется, когда оценивают его воздействия на грандиозные до описание модели релятивистских стилей с их словесно/ стижения современной науки»34. В связи с этим, мы хотели бессловесной вязью, волнистостью и смысловым мерца- бы, чтобы читатель-филолог знал: в литературоведении, в потенциАл ЧАсть IV. проблемАтикА нием, то есть корпускулярностью, в основе чего, как мы частности, в теориях стиля, «космичность» как термин отсут заметили выше, лежит принцип квантованности художе- ствует и, понятно, не имеет какого-либо конкретного морфо ственного высказывания. Современные литературоведы, логического значения. Поэтому тут есть над чем подумать.

к сожалению, далеки от креативных идей и образов мыс- Осознавая сложность проблемы, надо искать, если не путь к Антикризисный лителя, предпочитая использовать затертый термин «ор- ее решению (не всё сразу!), то хотя бы ту почву, на которой наментальная стилистика». возможно найти ответы на первично возникающие здесь во В результате осуществленного языкового расширения просы. С. Н. Булгаков как раз и есть тот мыслитель, к твор возникли перспективы для синергетического подхода к из- ческому наследию которого поэтолог может обратиться — не учаемым проблемам, что, собственно, у Флоренского мы и безрезультатно для своих научных поисков. Природа слова видим в ситуациях, когда рассматриваются взаимодействия и его начала, грамматический срез языкового высказывания 548 Логоса и меона. При этом нельзя забывать о регулятивной и спектры его эстетизма — далеко не полный перечень тем, энергии Слова, о чем мыслитель говорит более чем ясно. В подлежащих освоению со стороны специалиста, изучающего одном из писем Д. С. Мережковскому он, как обычно, ис- стили релятивистского типа35. Но в данном очерке нас инте пользует образные средства для выражения своей мысли, ресует аспект космичности, как он представлен в имяслав подчеркивая, что «даже в грамматике черт не может скрыть ском учении С. Н. Булгакова.

своего хвоста и обнаруживает себя … нелепым, т. е. не- Релятивистская поэтика — многосоставная система, связным, немыслимым, неорганизованным словосочетани- впитавшая в себя разнообразные культурные источники.

ем … Таков, — продолжает Флоренский, — черт везде, Античность — один из них, и он — в каких-то моментах — мнимое,. Есть, — пока на него не направлено созида- определял «атмосферу, почву и инвентарь»36 не только ев ние … нет, как … только организующее займется им. ропейской, но и русской культуры эпохи Серебряного ве Мгла, — тающая в лучах Солнца»32. ка. В области поэтики это проявляется с убедительной на Мгла и Солнце… Образы, зовущие в иные просторы глядностью. В самом деле, когда мы говорим о точечно— и и измерения. Мы говорим об измерениях космических. линеарно-прерывистой структуре новых стилей, приходят Смысловым фоном размышлений на эту тему могли бы на память поэзо-философские построения Левкиппа и Де служить следующие соображения. мокрита, утверждавших, что каждый атом есть лишь «буква некой универсальной рукописи»37. Согласно этой концепции, слово и грамматика, слово и ритм, буква, звук и начало язы между атомами залегает пустота, сами же атомы находятся ка и многие другие, чтобы успеть сказать о том, что для пол имяслАвия в контекстАх древних и новых в вечном движении, образуя тело космоса, в результате чего ноты данной статьи представляется первоочередным.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.