авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |

«Федеральное агентство по образованию Российской Федерации Центр кризисологических исследований при ГОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический университет» ...»

-- [ Страница 7 ] --

о совершенстве родившегося человека Л. Н. Толстой сделал Принцип свободы в обучении и воспитании, который основой своих взглядов на природу детей. Гуманизм, вера в поддерживал Л. Н. Толстой в яснополянской школе, прежде потенциальные возможности человека сочетались в его ми- всего означал новый тип общения между учителями и учащи ЧАсть II. берегА Антикризисный ровоззрении с глубоким реализмом и подлинной мудростью. мися — важнейшее условие духовно-нравственного и интел Очень важным аспектом исследования толстовского лектуального развития детей. Обучение детей должно быть педагогического наследия является осмысление его с позиций пронизано новым духом, который способствовал бы расцвету антропологии, близкой к общехристианскому учению о чело- творчества детей, определяя стиль работы школы в целом.

веке. Атеистическое мировосприятие, так долго господство- В своих педагогических сочинениях он значительное вавшее в сознании нашего общества, фактически вытеснило внимание уделяет обоснованию и раскрытию идеи свобод из духовной практики христианское миропонимание. Педа- ного воспитания, которую рассматривает как основу для 224 гогика в этом отношении пострадала более всего. В. Зень- формирования личности. Свободное воспитание он рассма ковский считал, что “в педагогической деятельности христи- тривает не как анархию и вседозволенность, а как условие анизация мысли особенно трудна, так как неминуемо должна и результат тесного сотрудничества учителя и учащихся.

выйти из рамок теории в практику и жизнь”. Л. Толстой под- Он делает вывод, что принудительное образование сковы черкивал, что человек никогда не может быть свободен, если вает личность, оно может быть заимствованным, ненацио смысл его жизни находится в делах плотских. В религиозно- нальным, свободное не может идти в разрез с народным нравственном учении Толстого соединены свобода и ответ- характером. Свободу Толстой рассматривает не только в ственность, которые понимаются как способность принять решении учебно-воспитательных задач, но и в решении или не принять нравственные установки, смыслы, ценности и организационно-педагогических проблем, связанных с от отвечать за свои поступки. Толстой понимал, что перестройка крытием народных школ. В свободной школе должен реа сознания и духовный рост, требующий усилий человека, — де- лизовываться в качестве основы воспитания принцип слу ло непростое. Это — жизнь, поступки, деятельность. На самом жения добру и следования историческим особенностям рус же деле люди часто не хотят ни свободы, ни ответственности. ского народа. Идея народности у него тесно связана с вос Толстого очень беспокоила тема сознательной утраты свобо- питанием у детей глубокого патриотизма и любви к своему ды, так как это связано со снижением ответственности. отечеству. Народность для Толстого выражалась, прежде всего, в родном языке и классической литературе, которые А.В. Тарасов должны занять в школе приоритетное место.

Становление философии Толстой мыслил школу, которая должна быть местом нравственного совершенствования детей, в основе которой проблемы имяслАвия хозяйства в России:

лежит идея “непротивления злу”, принцип “служения добру и совершенствованию”. Деятельность учителя рассматривал от почвенников — как искусство, в котором “оконченность и совершенство бес к С. Н. Булгакову конечны”. Свою яснополянскую школу он превратил в педа гогическую лабораторию, в которой проверялись педагогиче ские идеи, ориентированные не только на воспитание чело И.В. Киреевский раскрыл внутреннюю связь протестан века его эпохи, но обращенные в будущее.

тизма с католицизмом, которая выразилась в том, что в ходе В поздние годы жизни Л. Н. Толстой особенно любил трАдиции и Реформации в протестантизме односторонне усилились рас мысль Канта: «Воспитывая детей, надо помнить, что мы судочные начала, заложенные еще в схоластике Средневе воспитываем их не для жизни в теперешнем, а в будущем, ковья. Это привело к полному господству рационализма. По лучшем состоянии человеческого рода, т. е. для жизни в этой причине европейская культура пришла к недооценке иных, лучших, условиях жизни. Воспитывая же детей духовных основ жизни и атеизму, отрицающему религиоз для будущего, лучшего, устройства мира, мы этим самым потенциАл трАдиции ную веру, то есть саму движущую силу истории.

улучшаем будущее устройство мира”. Мысль Канта была Фактически отказавшись от религии Бога, заменив её близка Л. Н. Толстому, и, развивая ее, он писал: “Для того обрядами, человечество старается изобрести новую религию, чтобы воспитывать человека, годного для будущего, надо воспитывать его, имея в виду вполне совершенного челове- при чем ищет божеств для нее в себе и кругом себя, внутри ЧАсть II. берегА Антикризисный ка, — только тогда воспитанник будет достойным членом и вне. Поочередно изобретаются и применяются: религия того поколения, в котором ему придется жить”. Необходи- разума, религия человечества Канта и Фейербаха, религия мо помнить, что для Л. Н. Толстого идеал совершенства социализма, религия чистой человечности, религия сверх был связан с “Божеским совершенством”, воплощенным в человечного и т.д. У человечества, теряющего Бога, в душе первую очередь в образе беспредельной, жертвенной, бес- каждого человека должна непременно образоваться страш корыстной любви. ная пустота, ибо она может принять ту или иную доктрину, Однако в душе каждого человека возникают вопросы, ко- но не может не слышать в себе голоса вечности, жажду абсо 226 торые мучили предшественников Толстого — величайших му- лютного содержания жизни.

дрецов мира, его самого, его последователей, которые волнуют Николай Яковлевич Данилевский считал, что Россия и нас: как достичь совершенства? Возможно ли воплощение не является частью Европы «ни по происхождению, ни по идеала в жизни? Размышляя над этими вопросами, Л. Н. Тол- усыновлению». Основой, почвой, на которой может вырасти стой постоянно осознавал всю сложность их решения. В итоге он самобытная славянская цивилизация, может стать Всесла пришел к выводу: «Важно не быть совершенством, а стремиться вянский союз — новая политическая система государств во к нему». В стремлении к совершенству, к идеалу, который недо- главе с Россией, сягаем, но к которому надо идти постоянно, он понимал смысл Данилевский вводит понятие разрядов культурной жизни человека. Высокую миссию учителя, воспитателя он ви- деятельности. Под эти разряды подпадают все стороны дея дел в оказании помощи ребенку в этом духовном движении. тельности народа, деятельности, которая приводит к поня По существу, Л. Н. Толстой и его предшественники соз- тиям «культуры» и «цивилизации». Таких разрядов четыре.

дали методологию жизни человеческого духа. Но сегодня Один из них:

лишь немногие обращаются к ней, тогда как она могла бы Деятельность общественно-экономическая, объемлю быть необычайно полезной в разработке теории и практики щая собою отношения людей между собою не непосредственно, воспитания и образования.

как нравственных и политических личностей, а посредствен- говорить себе и другим, что совесть его вполне спокойна, что но — применительно к условиям пользования предметами он совершенно чист перед Богом и людьми, что он одного внешнего мира, следовательно, и добывания, и обработки их. только просит у Бога, чтобы другие люди были на него похо Блестящий анализ противоречивости русских и европей- жи”. Если он столкнется с общепринятым понятием о нрав проблемы имяслАвия ских принципов дан И. В. Киреевским в статье «О характере ственности, он выдумает себе оригинальную систему нрав просвещения Европы и его отношения к просвещению России». ственности и опять успокоится. “Русский человек, напротив Католицизм, и протестантизм, по мнению славянофилов, того, всегда живо чувствует свои недостатки и чем выше вос противопоставив единство и свободу, исказили дух первона- ходит по лестнице нравственного развития, тем более требу чального христианства, которое “в полноте своего божествен- ет от себя и поэтому тем менее бывает доволен собой”.

ного учения представляло идеи единства и свободы неразрыв- В истории России произошло слияние духовных цен но соединенными в нравственном законе взаимной любви”. ностей православия с народной жизнью. В результате этого Склад ума, находимый Киреевским у Восточных От- оформился “дух народа”, благодаря которому народ стано трАдиции и цов Церкви, — “безмятежная внутренняя целость духа” как вится подлинным субъектом исторического процесса. В ка основа всего поведения и мышления. Вместе с христиан- честве народа выступает не просто совокупность людей, на ством этот тип духовной культуры был усвоен русским наро- селение, а люди, объединенные общей исторической судьбой дом, культура которого была чрезвычайно высока в XII-XIII и общими духовными ценностями и идеалами.

веках. Целостность и разумность — основные черты ее, а на Величайшая заслуга славянофилов заключается в том, потенциАл трАдиции Западе — раздвоение и рассудочность. Во множестве прояв- что они стали рассматривать нацию как духовное явление.

лений жизни ярко выражено это различие: Славянофилы придерживались органического взгляда на 1) в Западной Европе — рассудочно-отвлеченное богос- общество как на естественно сложившуюся общность людей, ловие, обоснование истины путем логического сцепления имеющую собственные принципы организации жизни. Ор ЧАсть II. берегА Антикризисный понятий;

на Руси — стремление к истине “посредством вну- ганический взгляд на общество означал, что его развитие треннего возвышения самосознания к сердечной целостно- представлялось процессом саморазвития по аналогии с яв сти и средоточию разума”;

лениями живой природы.

2) на Западе — государственность из насилий завоева- А.С. Хомяков писал о том, что жизненных начал обще ния, на Руси — из естественного развития народного быта;

ства производить нельзя: они принадлежат самому народу 3) на Западе — враждебная разграниченность сосло- или самой земле. Хомяков предупреждал об опасности грубого 228 вий, — в Древней Руси их “единодушная совокупность”;

вмешательства в общественную жизнь. Нельзя насильственно 4) на Западе — поземельная собственность — первое от- ломать целостность народной жизни и втискивать ее в чуждые ношение гражданских отношений, на Руси — собственность ей формы культуры. А.С. Хомяков убеждает, говоря — беда, только случайное выражение отношений личных;

когда выкидываются все корни своего исторического дерева и 5) на Западе — законность формально-логическая, на превращают прошлое в чистую доску. Но не меньшая беда и Руси — выходящая из быта. тогда, когда жизнь начинают строить по умозрительной схеме, Вообще на Западе раздвоение духа, наук, государства, что неизбежно приведет к ее разрушению.

сословий, семейных прав и обязанностей;

в России — стрем- Структурной единицей организации русской народной ление к цельности “бытия внутреннего и внешнего”;

“ посто- жизни славянофилам представлялась община, главной ха янная память об отношении всего временного к вечному и рактеристикой которой является самоуправление. Общинное человеческого к Божественному” — такова древнерусская устройство, основанное на началах общей ответственности, жизнь, следы которой сохранились и теперь в народе. выработке совместных решений в соответствии с голосом со Оторвавшись от бесконечной цели, поставив себе мел- вести, чувством справедливости, народными обычаями было кие задачи, “западный человек почти всегда доволен своим для славянофилов зримым воплощением свободной общно состоянием”;

он “готов, с гордостью ударяя себя по сердцу, сти. Общинный дух русского народа они противопоставляли западноевропейскому индивидуализму. Только православие Славянофилы выступали против личной собственности восприняло и сохранило, по мысли славянофилов, вечную правового государства. Они считали, что род, семья, община, истину раннего христианства во всей ее полноте, а именно социальные связи, являются наилучшей средой для суще идею тождества единства и свободы (свободы в единстве и ствования личности. Всем формам внешней свободы — по проблемы имяслАвия единства в свободе). Ими было включено в историософию литической, правовой, экономической, они противопоставля важнейшее понятие, характеризующее русское своеобразие, ли внутреннюю свободу личности, основанную на ценностях которое вошло в содержание «русской идеи» — «соборность», внутреннего мира, освящённых религией.

выражающее свободную общность людей. Сергей Николаевич Булгаков в 20 веке начал построе Русское общество того же периода — это бесчисленное ние собственной и российской философской системы, рассма множество маленьких общин, расселенных по всей земле тривающей Мир как хозяйство. На основе глубокого изуче русской и составляющих каждая свое согласие или свой мир. ний различных европейских философских систем изучения Эти маленькие согласия сливаются в большие согласия, ко- хозяйства, он отметил близость всех этих учений и необходи трАдиции и торые, в свою очередь, составляют согласия областные и т.д., мость иной системы хозяйства.

пока, наконец, не слагается одно общее согласие, «согласие В монографиях «Философия хозяйства» и «Свет Неве всей русской земли, имеющее над собою великого князя всея черний» Булгаков намечает основы собственного учения, Руси, на котором утверждается вся кровля общественного идущего в русле софиологии Вл. Соловьева и Флоренского, здания, опираются все связи его верховного устройства». идей славянофилов, а также включая целый ряд собствен потенциАл трАдиции Из учения о Церкви Хомяков выводит собственное уче- ных идей, питаемых интуициями православной религиоз ние о личности, «отдельная личность есть совершенное бесси- ности. Он разрабатывает идеи социального христианства, в лие и внутренний непримиримый разлад». Лишь в Церкви, широком спектре, включающем анализ православного отно то есть свободном, проникнутом братской любовью к другим шения к экономике и политике.

ЧАсть II. берегА Антикризисный людям единении во имя Христа, — только здесь личность об ретает все свои дары, всю полноту ее личного богатства. Что же касается идеализации истории России, то для того чтобы ЛИТЕРАТУРА убедиться в обратном, достаточно посмотреть очерк А.С. Хо Булгаков С. Н. Философия хозяйства // Булгаков С. Н. Сочинения в мякова “О старом и новом”, где с огромной силой обличаются 2-х тт. Т. 1. Философия хозяйства. Трагедия философии. М., Наука, некоторые порядки допетровской Руси. Славянофилы не рас 1993. 605 с.

230 сматривали русскую историю как идеальную и бескризисную, Булгаков С.Н. Догматическое обоснование культуры // Сочинения а, наоборот, подчеркивали ее сложность и драматичность. в 2-х тт.

Однако болезненные явления, считали они, не могут быть Зеньковский В.В. История русской философии. В 2 т. преодолены внешними заимствованиями. Океанский В.П. Русский Леонардо. Шуя, 2006.

Известный спор славянофилов с западниками XIX век Лосев А.Ф. Философия, мифология, культура. М., 1991.

разрешился в пользу последних. Причем проиграли не толь- Лосский Н.О. История русской философии. — М., 1991.

ко славянофилы (в середине века), проиграли и народники (к Хорутий С.С. Философский процесс в России как встреча филосо концу столетия). Россия пошла тогда по западному, т.е. капи- фии и православия. Вопросы философии, № 5. 1991.

талистическому пути развития. XX век этот приговор можно сказать пересмотрел. Российский «эксперимент», основанный на западноевропейской модели прогресса, потерпел тяжелое поражение. Потому что уничтожили святая святых — общи ну, артель, назвав это «великим переломом», — по сравнению с которым «перелом», пережитый страной в эпоху Петра, был не более чем легкой коррекцией ее естественного развития.

Окончательно покончил со столь агрессивными устрем В. А. Смирнов лениями лишь Святослав, разрушивший хазарские крепо Семантика «золотых ворот» сти Итиль, Белую Вежу (на Дону), а сама иудейская верхуш в сказочной ка Хазарского каганата вынуждена была осесть в Тамархе проблемы имяслАвия (Тьмутаракани), Крыму, и последним ее «деянием» было и архитектурной традиции пленение черниговского князя Олега Святославича, высыл (историко-типологический ка его сначала в Константинополь, а затем на осторов Родос.

аспект) Вернувшись в Тьмутаракань, Олег, как сообщают летописи, «иссекоше козары», то есть отомстил за свое изгнание и воз можное покушение на жизнь.

Семантика «Porto aura», как известно, непосредственно Его двоюродный брат Владимир Мономах далеко неслу связана с триумфом, победой, прохождение через них рим чайно меняет привычный вектор пути «из варяг в греки». Дол ских легионов, самого триумфатора знаменовало апогей сла трАдиции и гое время в нашей исторической науке господствовало мнение вы, приобщение к «божественному небу». Эта традиция со о том, что этот путь был перекрыт половцами, контролировав хранилась вплоть до Нового времени, достаточно вспомнить шими его в самой уязвимой части у Хортицы («у порог»).

создание Триумфальных ворот в Москве после Полтавской Однако как раз половцам он был и выгоден, так как они битвы, а затем — Бородинской.

получали отдельную плату «тамгу», таможенное с проходя потенциАл В то же время историки культуры и архитектуры от трАдиции щих судов4.

мечают, что в градостроительной системе это наиболее уяз Причины же «залегают» куда глубже: это прежде всего вимая часть, поэтому их старались не только тщательно торговая экспансия «фрягов», то есть то есть генуэзцев, по укрепить, но и отдать под покровительство «высших сил».

строивших в самом Константинополе крепость Галату и дик ЧАсть II. берегА Антикризисный Отсюда и весьма распространенная практика строительства тующих свои условия международной торговли.

надвратной церкви, чаще всего в честь Покрова Богородицы, Именно генуэзцы спровоцировали впоследствии (в 1204 г.) небесной Девы, особо покровительствующей Руси.

погром Константинополя крестоносцами, именно они возводят Праздник Покрова Богородицы был учрежден Андреем в Судаке (Суроже), Феодосии (Кафе) грандиозные крепости, а Боголюбским в честь победы над Волжскими Булгарами в в конце XIII века прибирают «к рукам» весь Крым, причем в 1164 г. В других православных государствах (Болгарии, Гре XV веке настойчиво добиваются у великих «князей владимир ции, Сербии, Румынии) его попросту нет или он появился 232 ских» права на монопольную торговлю пушниной с Великой под русским влиянием уже в XIX веке. С идеей Покрова (за Беармией, Пермью. Далеко не случайно на Куликовом поле ступничества, покровительства) Богородицы было связано и присутствовала и генуэзская пехота, да и сам Мамай вряд ли строительство храма Покрова на Нерли, и градозащитная бы решился после сражения на Воже диктовать свои условия семантика Владимира Залесского1.

Дмитрию Донскому.

Главными, репрезентативными воротами в нем, как мы уже Начиналось же, как мы видим, все значительно рань говорили, являются Золотые, но в большинстве случаев почему ше. В этом случае мы должны учитывать саму «этикетность»

то забывают о том, что в городе есть ворота Серебряные, Медные, средневекового мышления, его своеобразную повторяемость, Волжские, Иринины, Ивановские… Нетрудно объяснить, почему что, по словам Д.С. Лихачева, и дает ключ к пониманию мно Иринины или, скажем, Волжские. Сам путь «из варяг в арабы»

гих событий, далеко не лежащих на поверхности.

стал осваиваться, как отмечает И.В. Дубов, славянами уже в VIII Уже название «Иринины ворота», с нашей точки зре веке, но затем он был перекрыт хазарским каганатом2.

ния, дает такой ключ. Так звали бабушку Владимира Моно Его экспансия, как показали исследования М.И. Артамо маха, и, создавая первый центр Руси, Руси Залесской, он, не нова, С.А. Плетневой, Л.Н. Гумилева длилась свыше стапяти сомненно, опирался и на родовую память, и на знание сим десяти лет, конечной ее целью было овладение великим «шел волики «небесного града».

ковым путем» и покорение Киевской Руси, ее закабаление3.

Перед нами своеобразный анабасис, путь из прибрежной Смоленского входит в тот же ряд»8. «Сам по себе символ «от долины, из «приморья» в горы, анабасис как восхождение к рубленной головы», — отмечает исследовательница, — но «себе высшему». (Далеко не случайно на фронтоне Дмитров- сит универсальный характер. Значение его, хотя и разное в ского собора во Владимире мы видим изображение Алексан- разных архаических культурах, поддается обобщению. В са проблемы имяслАвия дра Македонского, которого поднимают к небу грифоны). мых общих чертах «отрубленная голова» — это для античных Таким анабасисом для Владимира Мономаха и было греческих культов (используя формулировку Вяч. Иванова) освоение Волжского пути, но без особых сакральных, символи- вместилище жизненных сил человека, прежде всего половой ческих знаков это было бы попросту невозможно. Таким зна- возрождающей силы, мужского начала, подлинной расти ком для него было знамение Одигитрии («Путешествующей»), тельной мощи, семя, несущее в себе зародыш новой жизни, поведшей князя из Переславля Южного сначала в Смоленск, фаллический символ, сосредоточие пророчественной силы»9.

а затем по знаменитым волокам «Оковского леса» к Волге. Вне жертвенности, следовательно, не может быть и ге Как отмечает Т.В. Краснова «После смерти Чернигов- роического подвига, деяния. Но тот же предикат жертвенно трАдиции и ского князя Всеволода Ярославича икона («Одигитрия» — сти мы видим и в обрядовой традиции, а затем в сказке.

В.С.)» перешла к его сыну Владимиру Мономаху, матерью Как отмечает В.Н. Топоров: «Только в ритуале достига которого была греческая царевна Анна. Владимир Мономах ется переживание целостности бытия и целостного знания о перенес Одигитрию из Чернигова в Смоленски поставил ее в нем, понимаемое как благо и отсылающее к идее божествен соборном храме Успения Богоматери, заложенном в 1101 го- ного как носителя этого блага. Это переживание сущего во потенциАл трАдиции ду. С этого времени икона стала называться Смоленской»5. всей его интенсивности, особой жизненной полноте дает че Внешне все выглядит довольно просто: взял и «перенес». ловеку ощещение собственной укорененности в земном уни Но, повторяю, вряд ли такое «перенесение» в эпоху средневе- версуме, сознание вовлеченности в сферу закономерного, ковья с его «этикетностью», особой семантикой «жестов» было управляемого определенным порядком, благого»10.

ЧАсть II. берегА Антикризисный возможно. «Отрицая» обряд (ритуал) сказка «снимает» (в диалекти Возвышение Смоленска, по мнению крупнейшего наше- ческом понимании) его наиболее продуктивное «ядро», идею го историка М.Н. Тихомирова, было связано как раз с пере- жертвенности, а следовательно выхода видеальное про мещением вектора торгового пути из «варяг в арабы»6. странство и время. В свое время В.Я. Пропп писал: «Огром В 1101 году Владимир Мономах действительно заложил ное большинство направлено к посылке героя в Тридесятое каменную соборную церковь Богородицы — «епископью». царство. Герой должен доказать, что он побывал там, что он 234 «Почти одновременно, — пишет М.Н. Тихомиров, — тот же способен отправиться туда и вернуться, или погибнуть. От князь обратил внимание на Залескую землю, где окружил него, например, требуется достать предметы, диковинки, ко валом городок на Клязьме»7. торые можно достать только там. Этим предметам присуща Если учесть, что раньше «епископья» была в Переславле золотая окраска»11.

Южном, вотчинном (наследственном) владении Владимира Сама инициация, временная смерть героя сказки пред Мономаха, то многое становится понятным. Роль Смоленска полагает не только жертвенность, но и выход из состояния возрастает, так как новый торговый путь обеспечивал эконо- «элиминальности», то есть посредственности. Следователь мическое процветание не только старых залесских городов но, сама символика сказочного «медного царства» непосред (Ростова, Суздаля), но и могущественного Ганзейского союза. ственно связана с определенной стадией развития, мышле Как мы видим, идеологическое обоснование «пере- ния. Недаром мы говорим «медный лоб», характеризуя тем носа» иконы Смоленской Божьей Матери, а впоследствии самым крайний примитивизм, посредственность.

Владимирской Андреем Боголюбским было хорошо про- Приобщение же к «серебряному царству», царству тай думанным, взвешенным. Как показали исследования ного женского знания, а затем — и «золотому», как идеально М.Б. Плехановой, последующие сюжеты о Покрове Смо- му, свидетельствует о том, что сама женитьбу героя мысли ленской Божьей Матери «”отрубленная голова” Меркурия лась как осуществление права на власть.

Так, В.Я. Пропп писал: «…за задачами кроется некото- Ю. А. Федосеева рое испытание. От героя хотят узнать, был ли он в преис Мотивы подней, в солнечном царстве, в ином мире. Только тот, кто побывал там, имеет право на руку царевны»12.

проблемы имяслАвия «небесного ограждения»

Далеко неслучайно на клеймах иконы Белозерской Бо жьей Матери (реплики Владимирской) мы видим символи в лирике ческую «гибель» Андрея Боголюбского в водах Вазузы, при Д. Н. Семёновского токе Волги. Такое обрядовое «утопление», женитьбу героя на хозяйке реки, земли и давала ему право на власть.

Примечательно, что после гибели в Орде Александра Е.Н. Трубецкой в очерке о русской иконе «Умозрение в Невского его родовая икона Федоровской Божьей Матери красках» (1916), написанном в годы первой мировой войны, сама приплыла из Городца в Кострому, и именно это обстоя трАдиции и отмечает: «Вопрос о смысле жизни, быть может, никогда не тельство дало право на великое владимирское княжение ко ставился более резко, чем в настоящие дни обнажения миро стромскому князю Василию Ярославичу, а уже после оконча вого зла и бессмыслицы»1. Философ вспоминает увиденные ния Смуты и династии Романовых.

им в берлинском синематографе сцены из жизни хищного водяного жука, который побеждает в борьбе за существо потенциАл трАдиции вание благодаря своим мощным челюстям и ядам. Жизнь человечества, по мысли Трубецкого, поразительно напоми нает то, что можно видеть на дне аквариума...принципы, фактически управляющие жизнью человечества, пораз ЧАсть II. берегА Антикризисный ительно уподобляются тем законам, которые властвуют в ПРИМЕЧАНИЯ мире животном…2 Однако в человеке «есть зачатки другого мира, другого плана бытия»3.

Тихомиров М.Н. Древнерусские города. М., 1959. С. 112 – 114.

Дубов И.В. Северо-Восточная Русь в эпоху раннего Средневековья Сложное и противоречивое положение человека в си (историко-археологическая серия). Л., 1982. С. 129 – 130. туации смены эпох, показанное Е.Н.Трубецким, свидетель Артамонов М.И. История хазар. М., 1959. С. 89 – 90;

Плетнева С.А.

ствует о том, что особое значение в это время приобретает От кочевий к городам. М., 1967. С. 17 – 18.

поиск путей выхода из господствующего хаоса, определе 236 Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989. С. 315 – ние места и назначения человека в мироздании.

317.

А.В. Лавров в статье «Мифотворчество «аргонавтов»

Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории древне отмечает характерное для аргонавтов и всех писателей русского государства. М., 1851. С.123 – 124.

и поэтов начала XX века «устремление из косности на Краснова Т.В. Да избавит град наш от беды ратник // И.А. Бунин стоящего в будущее, неведомое и трепетно, вдохновенно и русская культура. Елец, 1995. С. 123.

ожидаемое»4. А. Белый, входивший в общество «аргонав Тихомиров М.Н. Указ. соч. С. 96.

тов», пишет о возможности преодоления господствующего Тихомиров М.Н. Указ. соч. С. 98.

Плюханова М.Б. Сюжеты и символы Московского царства. М., в мире хаоса: «Брезжит надежда, что русская поэзия при 1995. С. 89 – 90. близится к великой задаче организации хаоса для оконча Топоров В.Н. О ритуале: Введение в проблематику // Архаиче тельной победы над ним»5.

ский ритуал в фольклорных и раннелитературных памятниках. М., Важное место в духовно-философских и творческих ис 1988. С. 12.

каниях мыслителей и художников XX века занимает обра Пропп В.Я. Исторически корни волшебной сказки. Л., 1986. С.

щение к высшему женскому творящему началу, почитание 126.

которого уходит своими корнями в глубокую древность.

Пропп В.Я. Указ. соч. С. 129.

Как отмечает А.В.Лавров, «историю русской поэзии во- Значительный интерес представляют циклы стихотво обще Белый рассматривает как воплощение потенций к рений Д.Н.Семеновского о матери и Богородице. В стихот раскрытию «лика» «Жены, облеченной в солнце»6. А.Белый ворениях о матери, имеющих безусловную биографическую упоминает одно из воплощений единого женского творящего подоснову, центральное место занимает тема жертвен проблемы имяслАвия начала, которое и заключает в себе возможность перехода от ной материнской любви. Особый интерес в этом отноше хаоса к космосу, преображения мира и творчества. нии представляют стихотворения «Звездным ликом в окно Сходные творческие искания мы увидим и у А.А.Блока, заглянула…»(1918) и «Мне жаль тебя такую хрупкую… в поэтической системе которого существует невероятно слож- »(1920). В названных стихотворениях в облике матери воз ный и многогранный образ женского начала в разнообразных никают признаки надорванности, мучительной физической его воплощениях, что обусловлено во многом обращением по- и духовной усталости:

эта к мифологии и фольклору. Д.Е.Максимов, исследователь Плечи мамы сгорбили вёдра, творчества Блока, отмечал следующую весьма значимую чер- Чугунами надорван живот, трАдиции и ту в ранних размышлениях Блока о мифологии: «Мифология Загрубело лицо от ветра, для молодого Блока «повествует о тайном сочетании здешне- А в уме забота живёт го и нездешнего», как бы открывая путь к «вечной женствен- («Звездным ликом в окно заглянула…»)11.

ности» («Перед нами Невеста — будущая Жена»)7. Мне жаль твоих усталых рученек Молодой Блок в набросках статьи о русской поэзии (1901– И дней, загубленных в труде потенциАл трАдиции 1902), как позже и Белый, измерял достоинство и ценность......

русских поэтов — Тютчева, Фета, Полонского, Вл. Соловьева Ты — в дикой непролазной рамени — отношением их поэзии к Вечноженственному, по сути, ми- Надломленное деревцо.

фологическому началу, в котором он видел не только «живую Багровый ад печного пламени ЧАсть II. берегА Антикризисный жизнь», но и древнее — «чистое от Астарты и Афродиты»8. Всю жизнь сушил твое лицо.

Д.Е.Максимов, подробно рассматривая важнейшую для («Мне жаль тебя такую хрупкую»)12.

творчества Блока мифологему пути в своей книге «Поэзия и Вся жизнь матери проходит в постоянном труде, луч проза Александра Блока», сравнивает путь гениального рус- шую часть себя она отдала детям. «Её любовь к нам — детям, ского поэта и гетевского Фауста: «И путь Блока, как и Фауста, была поистине самоотверженной», вспоминал старший из вел его к надежде на воссоединение раздробленного челове- сыновей.

238 ка (блоковское «вочеловечение»), направляя его к людям, к Однако изможденность облика матери в стихотворениях «делу», к жизненной практике на благо человечества и — в Семеновского и наделение ее любви чертами жертвенности конечной философской перспективе — к слиянию с тем, что нельзя объяснить только биографическими фактами из жиз оба поэта на своем символически-условном языке называли ни матери поэта. Для понимания глубинного смысла образа вечноженственным началом (курсив наш — Ю.Ф.), любо- матери и особенностей материнской любви необходимо обра вью и гармонией мира»9. тить внимание на следующие семантически напряженные На своеобразие воплощения женского начала в творче- компоненты рассматриваемых произведений. В стихотворе стве Блока обратил внимание и Г.А.Левинтон в своей статье нии «Звездным ликом в окно заглянула…» наряду с образом «Заметки о фольклоризме Блока». Исследователь отмечает матери присутствует образ звёздного неба. Человек ещё в наличие «многочисленных реминисценций брачных и сва- древности поднимает глаза к звёздам, небо представляется дебных мотивов у Блока»10. воплощением гармонии. Звёзды становятся путеводителем Поэт Ивановской земли Д.Н.Семеновский был орга- человека. У всех народов мира по достижении определённо нично включен в сферу творческих и духовно-нравственных го возраста происходило приобщение к звёздной карте ми исканий своих современников. В лирике поэта женственное ра. Приобщение к космосу, обретение гармонии возможно начало в разных его воплощениях занимает особое место. только при наличии особых сил и знаний. Мать обладает необходимым знанием, обретённым ею при рождении ребён- Звездная символика, связанная с образом Богороди ка. Рожая, женщина сама рождается, приобщается к гармо- цы, упоминается не только в начальной, но и в заключи нии и получает сакральные знания. Поэтому именно мать тельной строфе стихотворения:

может приобщить ребёнка к звездному небу, наделяя его си- Травы сбирает целебные.

проблемы имяслАвия лами и знаниями. Образы матери и звёздного неба в поэтиче- Звезды мерцают на плате.

ской системе Д.Н.Семеновского тесно связаны между собой. Гимны поют ей хвалебные В стихотворении «Мне жаль тебя такую хрупкую…»(1920) в Легкокрылатые рати облике матери появляется весьма значимая черта: Тесная связь образов матери и Богородицы с символи Мне жаль твоих усталых рученек кой звездного неба далеко не случайна. Чтобы выяснить И дней, загубленных в труде. истоки и характер этой связи, необходимо обратиться к се Твой каждый палец — светлый мученик, мантике народного искусства, которое поэт хорошо знал и На каждом ногте — по звезде13. любил, во многом благодаря своей матери, Варваре Ива трАдиции и Каждый ноготь матери увенчан звездой — это подчер- новне Троицкой. В автобиографии, написанной в 1954 го кивает приобщённость ее в результате великого труда к ду, когда поэт уже многое подытожил, осмыслил, он писал звездному небу, космизм ее образа, высокую роль в достиже- об особой материнской щедрости сердца, научившего его нии гармонии. поэтически видеть мир18.

Особое значение в лирике Д.Н.Семеновского приоб- В народном искусстве присутствует сквозной мотив, потенциАл трАдиции ретает и сыновний долг перед матерью. Л.А.Розанова в который А.А.Потебня назвал «космическим ограждени книге о творчестве Д.Н.Семеновского отмечает: «Сын — ем». Этот мотив берет свое начало в обрядовой поэзии, в вечный должник перед матерью и потому, что обязан ей заговорах: «Встану я... между небом и землею;

отынуся жизнью, и потому, что ее любовь поселяется в его сердце14. частыми звездами, подпояшуся белым светом, замкнуся ЧАсть II. берегА Антикризисный Л.А.Розанова пишет и о том, какой видится отдача этого я... молодым светлым месяцем»19. На Украине, когда великого долга: «Везде есть мотив сыновнего долга. Но са- мать выводит жениха из хаты с тем, чтобы он ехал к неве мое важное, пожалуй, в том, какой видится его отдача — сте, дружки поют: «Мати Юрася родила, мiсяцем обгороди с помощью гипербол тут и раскрывается представление о ла, сонечком пiдперегла, до мило виряджала»20.

необъятности материнской любви: «Я свел бы с неба все У сербов же поют: «Ана сунцем главу повезала, меся светила // Поклониться тебе лучезарным челом»;

«Заста- цем се опасала, а звездами накитила»21. C такой же идеа 240 вил бы звезды перед тобой поклониться» (в вариантах — лизацией величаемых мы встречаемся и в украинских ко поклониться за беззаветную любовь»15. лядках, и в русских вьюнцах22. Связано это с добыванием Материнская любовь настолько высока и значима, особой невесты, космической идентификацией персона что даже небесные светила склоняются перед ней. Образ жей23. Именно так изображается Царевна-Лебедь в «Сказ матери сближается с образом Богородицы, который мил- ке о царе Салтане» А.С. Пушкина.

лионам людей кажется высочайшим воплощением мате- Вспомним царевну в русской сказке. Чтобы женить ринства и любви. ся на царевне, герой должен пройти испытание, что да В стихотворениях Семеновского образ Богородицы так- леко не случайно, поскольку царевна — олицетворение же взаимодействует с семантикой звездного неба. В одном типа вещей невесты. Как отмечает Е.Н.Трубецкой, «образ из произведений, входящих в цикл «Иконостас», Богоматерь вещей невесты представляет собою сочетание мудрости изображена в затканном звездами плате: и власти над тварью…но с мудростью и властью в вещей Статная, ликом пригожая, невесте сочетается и красота, обладающая силою волшеб В затканном звездами плате, ного действия…»24. Брак с такой невестой, следовательно, Около терема Божия знаменует приобщение к красоте, гармонии, мудрости, са Ходит пречистая Мати16 кральному знанию.

Мотив космического ограждения, образ солнца, месяца, солнце со луною, со теплою маревою»;

«чисто полё со трава звездного неба оказывается связан в фольклоре с приобще- ми, с шелковыма цветами» — вышивает Настасья Митри нием к высшему женскому началу, а потому и сближение евна по углам ширинки. «На серёдке» вышивает она «си образов матери и Богородицы в лирике Д.Н.Семеновского нё морё со волнами, со черныма кораблями26. На ширинке проблемы имяслАвия далеко не случайно. Образы матери, Богородицы и звездно- девица Настасья Митриевна вышивает, таким образом, все го неба в произведениях поэта рифмуются. Земная любовь элементы мироздания, воспроизводя акт творения мира.

матери к детям поднимается до уровня любви космической, Следует отметить, что в рассматриваемом «виноградии»

гармонизирующей весь окружающий мир, приближается к присутствует также и мотив ритуального брака. Возле белого высокой любви Богородицы. полотняного шатра «Ходит гуляёт удалой молодец // Да что Важнейший религиозно-мифологический образ Бого- по имени Александр от Петрович сокол»27. Он «куницами матери в произведениях Семеновского значительно углу- лисицами обвесился», «черныма соболями круг утыкался»

бляется и усложняется. Вокруг этого образа поэт создаёт и похваляется бел-полотняной шатёр разбить, а девицу «за трАдиции и удивительно напряжённое и насыщенное смыслами семан- себя бы взамуж взять»28.

тическое окружение, включающее семы, которые восходят Взаимосвязь демиургической роли высшего женского к древнейшим мифологическим представлениям. В резуль- начала и мотива «космического ограждения» в рассматри тате использования и взаимодействия таких сем, как «сизая ваемом «виноградии» безусловна.

горлинка», «венки», «кукушка» и «берёзка» (цикл «Иконо- Мотив «космического ограждения» присутствует не потенциАл трАдиции стас»: «Аль по зеленому саду ходила…», «Издеваясь, ругаясь только в словесных произведениях народного искусства, он и мучая…»), возникает связь образа Богородицы с образом отражен также и в вышивке, присутствует в элементах на языческой богини, покровительницы плодородия через об- родного костюма. Б.А.Рыбаков в работе «Язычество древних ряд «крещения» и «похорон кукушки». Богородица предстаёт славян» обращается к семантике народной вышивки и ука ЧАсть II. берегА Антикризисный как демиург, в процессе творения мира она приобщает к са- зывает на наличие небесной символики в устойчивой риту кральному, позволяя вырваться из границ профанного вре- альной сцене вышивок: «Весь русский Север — от Пскова мени и пространства. С Богоматерью связан весьма важный на западе до обширных архангельских краев на востоке — мотив ритуального брака, приобщения путём умирания и изобилует полотенцами с устойчивой ритуальной сценой: в рождения в новом качестве к Космосу и гармонии. центре — крупная женская фигура (часто с поднятыми к Представления о женщине как творительнице мира, как небу руками), а по сторонам ее — два всадника, тоже неред 242 демиурге, должны были быть известны Д.Н.Семеновскому, ко с поднятыми к небу руками. У женской фигуры обычно поскольку находили отражение в фольклорных произве- в руках бывают птицы — символ неба. Иногда композиция дениях, которые поэт хорошо знал. В северных областях, в меняется: вместо всадников по сторонам женской фигуры местах, близких месту рождения Семеновского, были сде- вышивальщицы изображали двух огромных птиц, но фигу ланы записи особой разновидности колядок — «виногра- ра женского божества оставалась главной, сохраняла свое дий». В одной из колядок, адресованных хозяйке дома или центральное место в композиции...В олонецкой вышивке её дочери, возникает образ женщины-творительницы мира. композиция с двумя всадниками представляет особый ва В начале произведения мы видим чистое поле, в котором риант: центральная женская фигура громадна;

она в три под «березой кудреватою» стоит «бел-полотняной шатёр». раза выше коней, на голове у нее — рога, а вокруг боги В нём сидит «красна девица» — Настасья Митриевна. Она ни и всадников — звезды и нечто вроде небесного свода»29.

вышивает ширинку «красным золотом», «чистым серебром», Появление в вышивке такого сюжета и сопутствующей ему «скатным жемчугом» и «самоцветными камешками»25. Осо- символики неба далеко не случайно. Б.А.Рыбаков пишет о бой значимостью обладают те узоры, которые вышивает де- ярком открытии в области семантики вышивки, сделанном вушка. «Божью церковь со крестами, со чудными образами»;

В.А.Городцовым в 1921 году на основе выставки русского «светел месяц со зарями, со частыма со звездами»;

«красно крестьянского искусства в Историческом музее в Москве:

«В.А.Городцов увидел в вышивках и Великую Мать всего ПРИМЕЧАНИЯ Трубецкой Е.Н. Умозрение в красках // Трубецкой Е.Н. Три очерка сущего, и солярный культ, и изображения «прибогов» — о русской иконе. М.,1991. С.6.

всадников, сопутствующих Великой Богине»30. Таким обра Там же. С.6.

зом, семантика вышивки доказывает особую значимость и проблемы имяслАвия Там же. С.6.

сакральный смысл образа звездного неба, его связь с Вели Лавров А.В. Мифотворчество «аргонавтов» // Миф-Фольклор кой Матерью всего сущего, с высшим женским началом.

Литература. Л., 1978. С.143.

Особый интерес представляют также изображения на Белый А. Поэзия В.Брюсова//Новый путь. 1904. №7. С.109.

кокошниках: «…в центpе композиции — солнце, по сторонам Лавров А.В. Указ.соч. С.148.

которого расположены сильно стилизованные птицы. Ниже Максимов Д.Е. О мифопоэтическом начале в лирике Блока//Рус солнца — ступенчатая пpегpада, напоминающая иконопис- ские поэты начала века: Очерки. Л., 1986. С.210.

ные лещадки (земля?). Над солнцем, в верхнем небесном Там же. С.211.

яpyсе, — две pожаницы, вписанные одна в дpyгyю»31. Максимов Д.Е. Поэзия и проза Ал.Блока. Л., 1981. С.44.

трАдиции и Левинтон Г.А. Заметки о фольклоризме Блока // Миф-Фольклор Приведенные примеры убедительно доказывают, что Литература. Л., 1978. С.176.

мотив «космического ограждения» является «сквозным» мо Семеновский Д.Н. Избранные произведения. М., 1976. С.55.

тивом русского фольклора и играет важную роль, поскольку Дмитрий Семеновский и поэты его круга. Л., 1989. С.108.

знаменует приобщение к высшему женскому началу, соеди Там же. С.108.

нение личности с мировым Целым, обретение гармонии.

потенциАл трАдиции Розанова Л.А. Он – поэт настоящий. Ярославль, 1977. С.74.

В переломной ситуации смены эпох каждый человек Там же. С.74.

мучительно ищет выход из кризисного, пограничного со- Дмитрий Семеновский и поэты его круга. С.112.

стояния, стремится перейти от хаоса к Космосу, обрести Там же. С.113.

гармонию. Д.Н.Семеновский в начале XX века обращается ЧАсть II. берегА Смирнов В.А. Фольклор в творчестве Д.Н.Семеновского // Творче Антикризисный к произведениям фольклора, таящим в себе глубину на- ство писателя и литературный процесс. Иваново, 1986. С.29.

родного миросозерцания. В творчестве поэта не происходит Потебня А.А. Объяснение малорусских и сродных народных пе сен. Часть I. Варшава, 1887. С.173.

механического заимствования фольклорной образности.

Милорадович В. Народные песни в Лубенском у. Полтавской В стихах Семеновского энергии, заключенные в фолькло губ.//Киевская сторона. 1900. Вып.1. С.111.

ре, находят выход и приводят к оригинальным художе Потебня А.А. Указ.соч. С.174.

ственным открытиям. Важнейший для фольклора мотив Смирнов В.А.Украинские колядки и русские вьюнцы (к вопросу о 244 «космического, небесного ограждения» в поэтике Семенов генезисе восточнославянского эпоса) // Атриум. Сер.Филология. То ского органично усвоен и указывает поэту путь выхода из льятти, 1998. №2. С.23-24.

«профанного» пространства и времени в «сакральное»32, Веселовский А.Н. Разыскания в области русского духовного благодаря приобщению к женскому творящему началу, стиха//Зап. Академии наук. Спб., 1884. № 4. Т. LX. Приложение.

которое гармонизирует мир, сохраняет его целостность. С. 17–19.

От космизации личности матери Семеновский приходит к Трубецкой Е.Н.Иное царство и его искатели в русской народной особому осмыслению религиозно-мифологического образа сказке // Трубецкой Е.Н.Избранные произведения. Ростов-на-Дону, 1998. С.476.

Богородицы, сочетающего в себе целый комплекс разных Обрядовая поэзия. М., 1989. С.85.

идей. Духовно-мировоззренческие и творческие искания Там же. С.86.

Д.Н.Семеновского созвучны и художественным поискам со Там же. С.86.

временников, чувствовавших в священном женском начале Там же. С.86.

гармонизирующую основу мироздания. Масштаб дарова Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1981. С.38.

ния Д.Н.Семеновского значительно выходит за узкие рам- Там же. С.472.

ки «поэта земли Ивановской», творчество его имеет большое Там же. С.485.

значение для истории русской литературы XX века. Элиаде М. Космос и история. М., 1987. С.12.

куполом, обнимающим собою и воду и сушу, круглою про И.А. Едошина зрачною чашею, опрокинутою над землею»4. Афанасьев ис Феномен красоты пользует лексему видимое, благодаря которой небо и получа в русском народном сознании ет очертания миросозерцательного феномена5.

проблемы имяслАвия Как справедливо замечает современный исследователь, (на материале северных сказок)1 визуальную составляющую в осмыслении бытия «нельзя со знательно сконструировать, открыть, изобрести. Реализуясь в сознательной творческой деятельности, она вместе с тем пред Красота — такая же реальность, стает как нечто объективно предпосланное этой деятельности как вновь появившаяся звезда.

в качестве одного из ее универсальных императивов, который Князь Ю.А. Олсуфьев меняется независимо от человеческого сознания и только с Понятие «красота» не чуждо любой культуре, каждая из изменением фундаментальных основ всего общественного трАдиции и которых вносит в это понятие собственные семантические от- организма»6. В языке эти изменения отражаются той части тенки. Тем не менее, «красота» не становится феноменом без речи, которая способна схватить действие или состояние как берегов, будучи во всех культурах соотносимой с некоей не- процесс, — в глаголе. Так, в глаголе видеть запечатлена спо пререкаемой истиной. Как заметил Д. Китс, собность сущностного постижения человеком чего-либо, воз можность схватывания глазом предмета и одновременно (че потенциАл Beauty is truth, truth beauty, — that is all трАдиции рез родственно корневое ведать) узревание его сути.

Ye know on earth, and all ye need to know.

В красоте видится отражение истины, в постижении Зрению должен открыться онтологизм мироустроения, смысла этой взаимосвязи заключается сущностное знание только в этом случае зрение может стать «светильником для человека о мире. тела», соединяя таким образом мир чувственный и мир сверх ЧАсть II. берегА Антикризисный Но всякий народ отличается от другого (или сближается чувственный, придавая полноту (глубину) миросозерцанию7.

с другим) пониманием мира и отношением к миру. Своеобра- Приоритет созерцания неизбежно актуализирует визу зие ментальности русского народа определяется сущностным альные образы предметного мира, стремясь обнаружить в значением миросозерцательности. Не делание нового (иного) них гармонию или ее отсутствие. В народном сознании кра мира, не приспособление его под свои нужды, а именно — со- сота высвечивает личность, предъявляет личность миру. По зерцание в качестве высшей формы понимания того, что было этим причинам красота как форма гармонии играет особую 246 сотворено раньше человека, что превышает человека и его воз- роль в русском народном миропонимании.

можности2. Отсюда — один из образов традиционной русской Этимология свидетельствует, что слово «красота» более культуры — Илья Муромец. Он тридцать три года лежит на позднего происхождения, нежели его синонимы «краса» и печи, только необходимость защиты государства заставляет «лепота». М. Фасмер соотносит лексему «краса» с древнегре его расстаться с привычным образом жизни3. ческим словом «», указывая на изначально присущее Когда сознание полностью не охвачено суетой жизни, этим словам значение «гармония». В этом аспекте синони оно устремляется в иные миры, ему открываются нездеш- мом «красе» является старославянское «лепота»8.

ние истины. За кажущейся неподвижностью таится богатая В народном сознании красота дается и через опреде и действенная, внутренняя жизнь, которая всегда больше и ление «красна» («красный»), например — красна девица.

значительнее любых ее внешних проявлений. Потому миро- При грамматической родственности слов «краса» и «красна»

созерцание есть онтологическое основание русской культуры («красный») в значении «красивая» («красивый») Фасмер их в целом, что нашло явственное отражение, например, в ми- дифференцирует. «Красный» в большей степени указывает фологических образах неба. Напомню из «Поэтических воз- на внешние данные, потому соотносится с древнегреческим зрений славян на природу» А.Н. Афанасьева: «Н е б о, види- «ra‹oj»9 — «пригодный, созревший». В таком случае опре мое очами смертного, представляется огромным блестящим деление «прекрасный» указывает на превосходную степень лексемы «красный» и потому обладает полнотой описания, не в труде выявляется. Героиня хороша именно потому, что спо требуя никаких дополнений или пояснений. Отсюда типич- собна выполнить любую работу, физически тяжелую в том ные определения Василиса Прекрасная, Елена Прекрасная. числе. Красота наделяется народным сознанием природным Премудрость включает мудрость, превышающую человече- единством с силой, которая более значима, нежели богат проблемы имяслАвия ское разумение. Определение прекрасная указует на высшую ство. Символом красоты героини (а через нее гармонии) ста степень красы, являющейся человеческому зрению. Их кра- новится белая сорочка, которую она надевает на мужа перед сота есть свидетельство явленной идеальной формы бытия, разлукой:


которая располагается вне компетенции человека, потому Если сорочка бела замараетця, то я с ума сбилась, а если не подлежит описанию и не требует его. Наоборот, любые от- рубашка бела, дак живу крепко, исправильно (О, 132).

клонения от изначально заданной формы должны быть опи- Белая сорочка напрямую связана с эпизодом, когда ге саны, чтобы стать узнаваемыми: через видимые отклонения рой увидел «весьма хорошую» девицу и решил жениться на открываются нестроения мира (небесное прошлое Бабы Яги, ней. Потому белая сорочка оказывается не только разновид трАдиции и например) или человека (зооморфные образы героев). ностью одежды, но и условием счастливой жизни: «купець У В. Даля «краса» соотносится с видным, пригожим, кой сын» с женой представляют лад семейного бытия. Одна взрачным человеком. Кажется, вновь актуализируется ко лад между людьми может не обеспечивать материального опять-таки видимое, чувственно воспринимаемое. Но через благополучия в силу того, что в народном сознании счастье более позднюю форму — «красота» — поясняется и смысл ис- и деньги не равночестны. Потому «купецькой сын» уезжает в потенциАл трАдиции ходной, ранней формы слова: «Соединение истины и добра Пруссию, торговля его идет бойко:

рождает премудрость, во образе красоты»10. В обоих случаях И живет поживает, может, и с год време, а рубашка на речь идет об онтологическом схватывании в слове гармони- ем бела, как снег. Он стал торговать. У его товар вовсе хорошо ческого состояния мира.

ЧАсть II. берегА идет, а у иных купцей — плохо. Другие купци, его не любя, коро Антикризисный Таким образом, определения «красна», «красный», «пре- лю доносят, што он волшебник, волшует: у его товар идет, а у красный» апеллируют, в первую очередь, к визуальному нас нет (О, 132).

(феноменологическому) облику героев, который с разной сте- И король решает проверить, правду ли говорят «другие пенью успеха подвергается своеобразной «проверке». В свою купци». Он собирает на пир «торговых людей, там каких очередь, в «красе»/«красоте» является целостность гармони- нибудь генералов, хрестьян и всякого звании людей» (О, ческого состояния личности, которая именно по этой причи- 132), зовет и «купецького сына».

248 не с любыми испытаниями справляется, успешно сохраняя У его рубашка всё бела, бела как снег. Стали пировать и самоё себя. жировать, потом пошла гулянья. Потом они стали бороться и все В знаменитом сборнике «старин и сказок» под условным прибились и все припотели и все припатрались (запачкались.

названием «Пятиречие» (записи О.Э. Озаровской)11 «красо- — И.Е.), — у его рубашка всё бела.

та» предстает и в феноменологическом, и онтологическом Король сочтил его волшебником знатливым: знат много, — смыслах. Уже в первой сказке цикла — «Верная жена» — за- нать его в тюрьму.

даются параметры красоты. Герой, «купецькой сын», впер- — Зачем же вам меня запирать? Никак я не волшебник.

вые встречает будущую жену в минуту, казалось бы, мало Мне рубашку жена надела. Если как с умом живет, всё рубаш пригодную для знакомства: ка бела, а если забалует, дак и рубашка замаратца.

[герой. — И.Е.] идет возле речки по угору, гуляет, девиця бе- Король того не внимает. Его в тюремный замок (О, 132).

Белизна рубашки символизирует гармонию отношений лье полошшет, весьма хороша, ему пригленулась.

мужа и жены, на этой гармонии и торговля «купецького сы Удумал: возьму я эту девицю взамуж. Штож што она на» держится, и дом, и мир на том стоит или должен стоять.

небоhата, — вовсе она приглядна (О, 131).

Как видим, «приглядность» девицы не только не отделя- Судя по аресту «купецького сына», дальнейшим проверкам ется народным сознанием от труда, но, судя по этому эпизоду, верности его жены, человеческое общество утратило доверие к этим истинам, но не сами истины. Свидетельством стано- Однако невеста не только строптива («гордёна, набало вана, любит, штоб шапки перед ей ломали»), но еще «она ро вится постоянно возникающая фраза «а рубашка всё бела», бить ницё не хочет: ни пресь, ни ткать, ни жать, ни косить, которая отсылает к началу сказки, где внешняя краса девуш ни корову обредить, ни травы накосить» (О, 180). Иными сло ки неразрывно сочетается с существенными нравственными проблемы имяслАвия вами, руководствуясь собственным выбором, Иван находит основами жизни — трудолюбием и верностью мужу.

девушку, чьи характеристики прямо противоположны тем, Другая особенность народного понимания красоты за что должны быть в будущей жене, хранительнице домашне ключается в некоторых подробностях ее внешней формы. В го очага и его благополучия, что испокон веку воспринима народной культуре худая, с непокрытыми волосами женщи лись как основа семьи.

на не может быть красивой:

Парадокс этой сказки заключается в том, что на самом Дедушко вгляделся.

деле герой не утратил этих основ, впитав их с молоком ма — И впрямь та, та сама! Да где ж твоя басота, да где ж твоя тери. Его своеволие — кажимость, не более. Женившись лепота? Весь тук сронила. Тьфу!

трАдиции и на «строптивой» девушке, через совместное преодоление ее И энергично сплюнул. Не понравилось ему, что похудела «нравного» характера (отцу Катерины не удалось справиться Московка. Куда была лучше полной.

с норовом своей жены, а потом и дочери), Иван, «красивой, — И волосья… ловкой», возвращает миру подлинную красоту, потому они с Он тронул волосы.

женой живут «хорошо, советно» (О, 184). Живут в согласии, потенциАл — Ты бы хошь в повойник убрала. С лица не столь стара, а трАдиции лад которого преодолел строптивость женского характера, а седата. Тьфу! (О, 153) по сути — преодолеть дисгармоническое состояние бытия.

Народное сознание явно раздражает несогласованность В сказке «Красавица под флёром» Ванюшка оказывает еще достаточно молодого лица с сединой волос вкупе с худо ся в столичном городе за границей. Днем он отправляется бой. Нарушена гармония, и красота исчезла. Потому через ЧАсть II. берегА Антикризисный прогуляться и сталкивается с тем, что «среди бела дня и не «тьфу!» этот мир порицается и отрицается.

дают по улице иттить» (О, 164). А далее местный пожилой Не может быть красивым и тот герой, чья внешность не житель открывает Ванюшке причину:

гармонирует с характером. Визуальная красота должна со- — Вот видите, у нашего императора есть прекрасная дочь, ответствовать внутреннему состоянию. Греки эту норму бы- дак штоб не влюблялся молодой народ, для этого всех с про тия называли калокаготией. Нарушение нормы вводит мир спектов загоняют (О, 164).

в ситуацию катастрофы. Определение «прекрасная» сразу вводит иноземную 250 В сказке «Укрощение строптивой» рассказывается, что у красавицу в круг знакомых герою понятий. Странным пред старика со старухой был сын Иван, которого отдали в ученье. ставляется одно: почему красота скрыта под флёром? Пусть Сын выучился, стал работать, но из-за смерти отца вынуж- тонкой и прозрачной, но все-таки тканью, вместо того, чтобы ден был вернуться домой. Мать решает его женить, сын ни- предъявить себя миру, как было бы у героя на родине.

чего против брака не имеет, но невесту желает выбрать сам. Вот он, знаете, задумался, как бы это посмотреть. Нашел Она было: щелку в заборе и стал глядеть. Ну, и действительно, видел: в трех — Да как?! Стары люди всеhда уж так делывали. Можешь- коретах проехали фрейлины и императорская дочь. Но она бы ле выбирать? Понимает-ле мушшина обиходну работу? Нать, ла под флёром. Лица невозможно видеть (О, 164).

Невозможность увидеть лица красавицы рождает в Ва штоб была и пряха, и ткея, и в дому обиходна и к людям уцлива, нюшке сначала печаль, а потом страстное желание осуще и тебе повинна и мне почина (О, 180).

Но сын настаивает на своем, и, как результат, выбирает ствить свою мечту и заглянуть в лицо девушки. Узнав, что весьма своеобразную девушку по имени Катерина. в один из дней императорская семья будет в театре, герой отправляется туда же.

Вот услыхал, што в одной волосте есть боhата невеста и Ну, штож видит: фигура человеческа, высока девушка, така гордёна горделива, што нихто ю из боhатых не брал, а за стройна, а лица не видно, под флёром (О, 165).

бедного сама не шла… (О, 180).

Ванюшка окончательно влюбляется в императорскую в жизни императорской дочери страданиями. Она вынуж дочь, которой не видел, влюбляется в ее загадочный и таин- денно, против своей воли оказывается на царском троне, к ственный образ. О необыкновенной красоте императорской тому понудили ее обстоятельства. При первой же возмож дочери словно говорил ее высокий стройный стан. Частично ности императорская дочь отказывается от власти в силу проблемы имяслАвия открывшаяся герою красоты девицы вселяет в него задум- женской природы. В сказке императорская дочь есть полное чивость, а невозможность увидеть лицо, скрытое флёром, — воплощение самой сути красоты в народном сознании. Эта болезнь. Ванюшка худеет лицом, не ест. Дядя, который при- красота вмещает и внешнюю пригожесть, и природный ум, плыл вместе с племянником Ванюшкой, удивляется: и женственность, и умение справляться с любыми трудностя ми и тяготами жизни. А главное — героиня умеет сильно и — Ох, чудак, лица не видел, а так влюбилса! Надейся, Ваня. Это глубоко любить своего суженого, быть верной ему при любых я могу сделать, штобы посмотреть. За деньги все можно (О, 166).


В сказке одно необычное рождает другое: скрытая кра- обстоятельствах.

сота рождает тоску и желание ее увидеть. А способ находится Однако в народном сознании красота может приносить трАдиции и самый простой, даже примитивный — за деньги. В резуль- и несчастья. Обратимся к сказке «Иван Попович и прекрас тате, переодевшись в женский наряд, Ванюшка оказывается ная девица» в записи А.А. Шахматова12. После обычного за в спальне своей красавицы. В этом неожиданном сюжетном чина («жиy-быу свещенник… Была у нёго жона») сказка на повороте проявляется значимость визуального восприятия. чинается с описания лиц дочерей священника:

Потому облаченные в ткань лицо и тело полностью обнажа потенциАл быу у них згляд ясного сокола, бров у них была чорного со трАдиции ются. И герой видит, что «барышня очень красива, только боля, лицинько было белое и шоцьки у них алыи, очинно были вышее ростом» (О, 168). Мечта его сбывается даже в большей девици бравыи (Ш, 324).

степени, чем он ожидал: императорская дочь, красавица вы- Ритмическая организация текста вторит красоте сестер, сокого роста, полюбила Ванюшку. Далее она будет попадать а смысл тропов подчеркивает их какую-то странную связь ЧАсть II. берегА Антикризисный из одной перипетии в другую, и всякий раз красота ее будет с миром природным. В определении «бравыи» угадывается подвергаться испытаниям, а природный ум помогать их бла- недюжинная физическая сила, которая явно соответствует гополучно преодолевать. Таким образом, чисто физическая красоте сестер. Кроме них, у отца с матерью был еще «еди красота приносит несчастья, но в сочетании с добродетелью ный сын Иван Поповиць». Умирает мать, затем отец, но на и умом красота получает завершенность. В понимании сути последок дает сыну наказ: выдать сестер за первых женихов, красоты важен финал этой сказки. которые придут свататься.

252 Иван Поповиць — герой особый, медленно читающий Она (императорская дочь и невеста Вани. — И.Е.) надела некую книгу, из которой узнает:

женский костюм. Ваня приходит;

вместо государя — ево невеста.

— Теперь ты видишь, чьих рук это дело? Есь не в каком царьсвии (царьсва не знаю назвать), есь у Ваня пал на колени. царя доцька прекрасная дивиця, хто на ю посмотрит, тот с ума — Ваня, скажи, почему ты меня убил? рехнетця (хто на ю посмотрит) (Ш, 324).

Иван Поповиць целыми днями только эту книгу и чи — По письму.

тает, словно демонстрируя справедливость написанных в — Я так и думала.

книге слов: он еще девицы в глаза не видел, а рассудок уже, Ну, тут она заявила, што править государством больше не вроде бы, помутился. Далее в сказке начинают происходить желает: она не мушшина.

события, которые разлучают брата и сестер. Они отправля На этом сказка наша кончаласа (О, 177).

Этот финал поясняет, что высокий рост красавицы сви- ются на могилу родителей, начавшаяся гроза заставляет их детельствует о ее большем, чем у Ванюшки, уме. Героиня вернуться домой.

его выше по своим человеческим качествам. Напомню, что Вдруг молвия ударила в крыльцо, пау лёв-зверь с нёба… ее лицо Иван увидел с помощью хитрости, которую не сам приходит к Ивану Поповицю: «Иван Поповиць, давай сёстру за придумал. Его несамостоятельность, неумность обернется меня замуж» (за зверя) (Ш, 324).

Иван горюет, вспоминая завещание отца отдать сестер мой взгляд, все равно сохранит маркировку иным значе за первых, кто станет свататься. А сестра плачет и молит его: нием, о чем со всей наглядностью свидетельствуют соот ветствующие эпизоды сказки.

Братец мой, красота у меня ведь непомерная, белота в ли За волшебный «кукшиньчик» («как йисть захочешь, ци снигу белого, красота в лици соньця красного, бров у меня проблемы имяслАвия переверни кукшиньцик на другу сторону, выскоцит тибе чорного соболя, очьи у меня ясного сокола, не дай, братець, за тридеветь молодцов, подают тиби питья, еды, кушанья» [Ш, зверя меня (Ш, 325).

Обратим внимание на непомерную красоту девицы. Из- 326–327]) он хочет «увидать прикрасну дивицю в очи своэ, ю быточность этой красоты соотносима с природными стихиями посадить на стул голую» и его «голого».

солнца и снега, зверя и птицы. Потому появление лёв-зверя Вывели Иванушка на час целый к прикрасной дивици в представляется закономерным, как и сыновье послушание комнату ейну. «И не что такое, — спроговорит прикраснаа ди родительской воле. Двух других сестер тоже возьмут замуж виця, — догола скидывайся». И сама роздела рубашку и поси упавший с неба «зверь-медведь» и прилетевший «чорный во- дели час целый (Ш, 329).

трАдиции и рон» (Ш, 325). А Иван Попович все книгу читает: За «шкатульку» («переверни с колена на колено, тиби бу де хлеб и кушаньё тут», при этом девять молодцов расставят … читау ён ни много ни мало три года в ряд и дочитау до то шелковые шатры, настелют хрустальные полы, поставят ду го места, что идти ёму надо не в какоэ царьсвие, взять эту дочку бовые столики [Ш, 327]») Иван требует от царевны поцелуев.

замуж за себя (Ш, 326).

В поисках неведомого «царьсвия» и «прекрасной девици»

потенциАл И приходила ёна в темницю… а в темнице весьма хорошо трАдиции Иван совершенно случайно окажется в гостях у всех своих се- и красиво, так ей полюбилось в темници сидеть хорошо, цёло стер. И лёв-зверь, зверь-медведь, и ворон чорный окажутся вала ёна несколько раз ёго (Ш, 329).

людьми, которые способны превращаться в птиц и зверей. За волшебную «соуфетку» (появится палата грановита, Так становится понятным, почему им нужны были невесты столы с писарями, которые «прекрасну дивицю за Ивана до ЧАсть II. берегА Антикризисный непомерной красоты. Каждый из них предложит Ивану свою ставают» [Ш, 330]) он придумывает уже целое действо.

помощь в будущем и подарит волшебные предметы, которые Поди сходи к прекрасной дивици;

пущай ложитця на тисо пригодятся в его непростом путешествии — поиске красави- вую кровать спать, меня пускай повисят на арганы (на ремни) цы из книги. Наконец, герой достигает своей цели: на верёх супротиво ёй самой прекрасной дивици и на три часа Приходит ён х царьскому дворцю, удариу в звонок. «Милая выпустить этих стариков со мной прочь из тимници (Ш, 330).

Царевна на все соглашается, в результате Иван ока царевна, стречай меня, Ивана Попова сына». Прекрасная ца 254 зывается в ее постели и женится на ней. Цель достигнута, ревна крыкнула своим служителям: «Возьмите этого дурака, по и герой, кажется, не понял, что женился, потеряв разум.

ложите его в темницу» (Ш, 328).

Так постепенно открывается смысл зловещего воз- Они живут вместе, но семьи (лада) у них нет. Потому жена действия красоты царевны: «хто на ю посмотрит, тот с предлагает мужу: «Пойдем, Иванушка, гулять!» Совмест ума рехнетця». Ее красота обладает только внешними ное гуляние завершается похищением царевны «Соловьем качествами, за которыми скрывается существо жадное и розбойником». Причем похищением вполне добровольным.

обманчивое. Несколько меняется ее имя, героиня теперь Так соединяются красота, ведущая к утрате разума, и дикая по большей части называется «прикрасна дивиця». При- разрушительная сила «Соловья-розбойника».

ставка при- указывает на некое прибавление, увеличение А счастья своего Иван Попович так и не обретает. Его чего-либо, но не на превосходную степень. Действитель- забирает в свою семью лёв-зверь, муж одной из сестер. Таков но, стремясь выманить у Ивана волшебные предметы, ца- результат приобщения к красоте, которая описана в книге и ревна готова выполнить любое его требование: прибавить которая околдовала Ивана Поповича. Такого рода красота об новые нюансы в характеристике своей личности и пред- манчива, поскольку нравственно (исторически) не укреплена.

ставить их миру. Правда, приставка при- не исключает Эта истина тоже будет воспринята русской классиче полностью использования приставки пре-, которая, на ской литературой. В романе Л.Н. Толстого «Война и мiр»

красота Элен ослепительна и холодна в отличие от не столь ментальности и ее констант в русских сказках см. классиче ские работы А.Н. Афанасьева, Н.Е. Ончукова, Д.К. Зеленина, красивого, но освещенного искренностью чувств лица Ната В.Я. Проппа, В.П. Аникина и др.

ши Ростовой. У А.С. Пушкина в «Сказке о мертвой царевне»

Здесь русская традиционная ментальность явно коррелирует красоте самовлюбленной и бранчливой мачехи противопо проблемы имяслАвия древнегреческому мировидению, стремящемуся, по образному ставлена красота царевны, которая благодаря своему до определению В.В. Розанова, «увидеть и вечное небо, которое в ней брому нраву всегда оказывается «все милее, все румяней и (росе. — И.Е.) отражается, и мириады звезд, взглянуть на которые белее». Мачеха сеет в мире зло и смерть, царевна — добро и прямо ему никогда не суждено». — Аристотель. Метафизика. Пер.

любовь. Религиозно-нравственная неукрепленность красо- с древнегр. П.Д. Первова и В.В. Розанова. М.: Институт философии ты в вере губительна: и теологии св. Фомы, 2006. С. 25.

… видишь, какая красавица! Ха, ха, ха! Красота! А ты мо- В ироническом облике идея миросозерцательности как основания бытия была усвоена русской классической литературой. В пьесе лись Богу, чтоб отнял красоту-то! Красота-то ведь погибель на Н.В. Гоголя «Женитьба» Иван Кузьмич Подколесин лежит и мечтает ша! Себя погубишь, людей соблазнишь, вот тогда и радуйся трАдиции и о том, как он женится, но в результате убегает из-под венца. Мечта красоте-то своей. Много народу в грех введешь! Вертопрахи на хороша в своей нереализованности, вариативности, в своем несовпа поединки выходят, шпагами колят друг друга. Весело! Старики дении с пошлостью жизни. В романе И.А. Гончарова «Обыкновенная старые, благочестивые, об смерти забывают, соблазняются на история» Александр Адуев-младший обладает душой возвышенной, красоту-то! А кто отвечать будет? За все тебе отвечать придется.

увлекающейся, искренней в своих порывах. Этому герою противопо потенциАл В омут лучше с красотой-то! Да скорей, скорей! трАдиции ставляется Петр Адуев-старший, преуспевающий, богатый и одновре Островский дает почти апокалиптический образ нестро- менно цинично-скучный. Кстати, в России дореволюционной, даже ения мира, погруженного в грехи. Один из этих грехов на- в советской было принято сочувствовать Александру Адуеву. Сегод прямую связывается драматургом с обманчивостью красоты няшние приоритеты, утверждаемые властью, нескрываемо связаны Катерины: ее внешняя красота скрывает натуру гордую, са ЧАсть II. берегА с образом Адуева-старшего. В другом романе Гончарова «Обломов»

Антикризисный молюбивую, способную на глубокое чувство и поступки. Сми- Илья Ильич Обломов лежит на своем знаменитом диване, а рядом рение менее всего свойственно Катерине. Напомню, что ее все время суетится Штольц, тоже герой сегодняшних дней. Но как он ни суетись, Обломов русскому сознанию ближе, но не бездельем, как признание случится на площади около остатков церковного может показаться, а умением созерцать мир, проникать в те его сторо здания с сохранившейся фреской Страшного суда. Катери ны, которые не деньгами и материальным благополучием меряются.

на поведает миру о своем прелюбодеянии, но не раскается в В результате русская литература рождает особого героя, имя которо нем, не умея и не желая смирить свое «я». Потому и покончит му ИДИОТ, он же — князь Мышкин. Миросозерцательный аспект в 256 жизнь самоубийством, потому и последние слова ее будут об литературе Серебряного века представлен в многочисленных «снах»

ращены к Борису. История Катерины Кабановой словно ил- в текстах Д.С. Мережковского, А.М. Ремизова и др. Иными словами, люстрирует народную мудрость: «Не родись красивой, а ро- русская литература наследовала живой интерес традиционной куль дись счастливой», «С лица воду не пить». туры к тому, что скрыто за чувственной оболочкой бытия.

На другой вопрос русской литературы (из романа «Иди- Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Опыт от» Ф.М. Достоевского): «Какая красота спасет мир?» — тра- сравнительного изучения славянских преданий и верований, в свя диционная культура давно уже дала ясный ответ: та, что зи с мифическими сказаниями других родственных народов: В 3 т. Т.

1. Репринт 1865 года, с исправлениями. М.: Индрик, 1994. С. 114.

соединяет в себе истину и добро.

Собственно, лексема феномен от греческого светиться, яв ляться, то есть получать внешнее, видимо-зримое оформление.

Сунягин Г.Ф. Визуальный опыт и пространственные построения ПРИМЕЧАНИЯ в живописи // Советское искусствознание. Вып. 20. М.: Сов. худож Тексты сказок, к которым я обращаюсь в статье, записаны позд- ник, 1986. С. 230.

но: в конце XIX–начале ХХ века. Но тем они и значимы, посколь- Актуализации визуальной составляющей в русской литературе на ку свидетельствуют о неизменности сущностных характеристик чала ХХ века в немалой степени способствовал живой интерес к тра русской традиционной ментальности. На предмет представления дициям народной культуры. В результате, например, в творческой установке ОБЭРИУтов 1928 года звучит призыв: «Посмотрите на А.А. Лобова предмет голыми глазами, и вы увидите его впервые очищенным Феврония и Гризельда:

от ветхой литературной позолоты». В «Науке зрения» (1907–1937) П. Романов замечает: «Одно из свойств так называемого таланта идеал женской добродетели проблемы имяслАвия есть уменье глубоко проникать в вещи и есть воля к такому про в кризисную эпоху никновенью. А я получил возможность научиться “видеть в вещах то, чего не видят другие”, когда начал пользоваться своим зрением по-новому». Вяч. Иванов даст сущностное для символизма опреде Любой кризис являет собой глобальную перемену во ление поэзии — «всезрящий сон». Этот «всезрящий сон» определя всех не только внешних сферах жизни общества, но и вну ется (замечу, в визуальном аспекте традиционными) корреспонден тренней жизни каждого из его представителей. Происходят циями этого и того миров, видимого глазом и не видимого. Может коренные перемены не только в политических, экономиче быть, наиболее ярко в эпоху Серебряного века у Эллиса, Бальмонта и Вяч. Иванова. В любом случае это движение, устремленное к выс- ских, социальных структурах, но и в сознании человека.

трАдиции и шей, подлинной реальности бытия, скрытой в нездешнем мире. Именно таким временем были XIV–XVII века, эпоха Полный церковно-славянский словарь. Составил священник ма перехода от Средневековья к Новому времени.

гистр Г. Дьяченко. М.: Изд. отдел Московского патриархата, 1993.

Философ Х. Ортега-и-Гассет назвал это время «великой С. 290. Напомню, что именно восхищение русских посланников ле драмой человечества», связанной, в первую очередь, с поте потой византийского храма и богослужения стало если не основа потенциАл рей человеком Бога.

трАдиции нием, то одной из причин принятия христианства на Руси.

«Человек, «выстреленный» отчаянием в сторону боже Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. Т. II. / ственной надмирности, поднимается вверх по дороге христи пер. с нем. и дополн. члена-корреспондента РАН О.Н. Трубачева.

анства вплоть до XIII века и затем вновь падает на землю, СПб.: Азбука;

Изд. центр «Терра», 1998. С. 367, 368.

ЧАсть II. берегА которую хотел покинуть». Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка:

Антикризисный Не случайно, что именно в это время появляются в литера В 4 т. Т. 2. Репринт издания 1903–1909 гг., осуществленного под ред. проф. И.А. Бодуэна де Куртенэ. М.: Изд. группа «Про- туре женские образы, которые словно подводят итог взглядам гресс»;

«Универс», 1994. Ст. 475, 476. на добродетель в сознании средневекового общества и которые Старины и сказки в записях О.Э. Озаровской / вступ. статья впоследствии станут моделью идеального женского образа в Ев Т.Г. Ивановой. М.: ОГИ, 2009. Далее ссылки на это издание даются ропе и на Руси. Этими образами стали Гризельда и Феврония.

следующим образом: (О, далее номер соответствующей страницы).

В кн.: Северные сказки в собрании Н.Е. Ончукова / сост., подгот.

258 Прежде, чем говорить о сходстве и различиях в этих текстов, вступ. статья, коммент. В.И. Ереминой. СПб.: Издательский образах, стоит вспомнить, какие требования средневековое дом «Мiръ», 2008. Далее страницы указываются по этому изданию общество предъявляло женщине в целом.

следующим образом: (Ш, далее номер соответствующей страницы) Средневековая система семи смертных грехов имела от Островский А.Н. Полное собрание сочинений: В 12 т. Т. 2 / под ношение и к мужчине, и к женщине (каждый человек дол общ. ред. Г.И. Владыкина, И.В. Ильинского, В.Я. Лакшина и др.

жен был держать ответ перед Богом за проявление гордыни, М.: Искусство, 1974. С. 256.

жадности, похоти, гнева, чревоугодия, зависти, уныния). Что же касается добродетелей, то женщине предъявлялись как общие, так и специфические требования.

Женщине особенно рекомендовалось воспитывать в себе такие общехристианские добродетели, как благочестие, бла горазумие и воздержанность.

Женщина должна быть благочестивой, религиозной, постоянно жить в страхе Божьем и, если она грамотна, чи тать религиозную литературу. Не случайно в средневековой литературе особой похвалы удостаивались женщины, ушед- двенадцать служанок Девы Марии символизируют женские шие в монастырь — те, кто предпочел умереть для мира и добродетели. Имена их — Умеренность, Замкнутость, Стыд жить для Бога. Но и вне монастырских стен женщина могла ливость, Внимание, Благоразумие, Робость, Честь, Усердие, проявить истинную веру и благочестие, ведя аскетический Целомудрие, Послушание, Смирение, Вера. проблемы имяслАвия образ жизни. И если на Руси подобное положение сохраня- Таковы, в общем, были требования, предъявлявшиеся лось довольно долго, то в европейской гуманистической пе- средневековым обществом женщине.

дагогике требование религиозности все же чаще уходило на второй план, уступая первенство светским добродетелям. Как мы уже говорили, в позднесредневековой литера Благоразумие женщины может и должно проявляться туре особо выделяются два женских образа, которые пред при управлении Домом. Скажем, в источниках часто можно ставлены авторами как идеалы женской добродетели, — это встретить сюжет о том, как какая-либо женщина управляла европейская Гризельда и русская Феврония.

домом с величайшим благоразумием. Общая канва сюжета историй об этих героинях весьма трАдиции и Особое значение придавалось соблюдению женщиной схожа. Обе девушки простого происхождения становятся же умеренности, воздержанности. нами знатных, благородных мужей и своими добродетелями Как особые и очень важные добродетели для женщи- завоевывают почет и уважение.

ны выделялись скромность и молчаливость. Почти все авто- Однако сами образы и их смысловой подтекст весьма ры средневековых дидактических произведений отмечают различаются, что обусловлено различными представления потенциАл трАдиции скромность, стыдливость, целомудрие как необходимые для ми католического и православного христианства на природу девочки качества. женщины и ее роль в семье и браке.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.