авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 16 |

«Федеральное агентство по образованию Российской Федерации Центр кризисологических исследований при ГОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический университет» ...»

-- [ Страница 9 ] --

Взгляд компетентного врача или педагога квалифициру- Кроме контроля над пространством имеется и контроль ет и нормирует лишенного взгляда и языка пациента или времени, выраженный в расписании уроков, которое влечет ученика. М.Фуко определяет дисциплину как «непрерыв- за собой упорядочивание дневного, да и ночного времени.

ную игру рассчитанных взглядов». Сменяемость времени, отведенного для занятий и досуга, трАдиции и С XVII века, вместе с возникновением индустриального распространяется на внешкольное время, организует режим общества, появляются дисциплинарные институты. М. Фу- дня, не только ученика, но и всей семьи.

ко детально рассматривал некоторые из них, прежде всего, Вторая функция школы, как дисциплинарного инсти больницу и тюрьму. Дисциплинарные институты выполняют тута, заключается в интенсификации полезности. Эта функ несколько функций. Во-первых, они формируют и поддержи- ция, по мнению М. Фуко, общая для всех дисциплинарных потенциАл трАдиции вают дискурс Власти-Знания, где воспитание, исправление институтов. В них ведется работа с телом, над телом, при по и лечение «души» становится целью политических техноло- мощи тела. Тело ученика послушное, следовательно полез гий, а тело рассматривается как инструмент, или медиум, ное. Чем более послушное, тем более полезное. Благодаря указанного влияния. В дискурс включены также оценочные, этой обретенной пользе тело становится экономически про ЧАсть II. берегА Антикризисный диагностические, прогностические и нормативные суждения изводительным. Оно позволяет получать выгоду и осущест о человека, его назначении, отношениях с другими людьми, влять господство. В дисциплинарных институтах, в том чис суждения об обществе и т.п. ле школах, бесполезное (детское) тело разбирают, тщательно Школьное пространство востребовано в работах М. Фу- обрабатывают, а затем, вновь собирают уже в новом, полез ко как поле сравнения с институтом клиники или тюрьмы. ном, качестве, в котором оно будет включено в социальный Обнаруживается, что в европейской школе Нового времени порядок [Фуко, 1999:201]. Все обучение в школе, пишет М.

294 дисциплина — основополагающая практика. Человеческое Фуко, непрерывное упражнение» во всех его формах: мате тело вовлечено здесь в технологию Власти-Знания. Благо- матические задачи, упражнения в письме и чтении, физиче даря дисциплине, тела школьников становятся тотально ские упражнения, опыты.

контролируемыми, так же как тела ненормальных, которые Наконец, третья функция дисциплины заключается в помещены в больницы, тюрьмы. Работные дома и т.д. Кон- том, что она является стратегией индивидуализации (субъ троль, по мнению М. Фуко, возможен потому, что школьники ективации). Объектом власти, по мнению М.

Фуко, являет распределены в пространстве так, чтобы быть доступными ся индивид, а не масса, что отличает его позицию от точки наделенному власть взгляду. Ученики разделены на классы, зрения Г. де Тарда или Г. Лебона. Но индивид не только что уже само по себе означает классификацию. То есть под- объект, но и, в то же время, продукт Власти-Знания и ее ору разделение по разрядам. В классе они разделены по партам, дие. Дисциплина — это не только «приспособление», которое расставленным рядами. В истории европейской школьной позволяет видеть, но и способ сделать «видимыми» тех, на организации существовали классы, в которых место ученика кого они воздействуют. Для продуцирования индивидов со свидетельствовало о его успехах в учебе. Трудно поручиться, вершаются действия, чей смысл состоит в дифференциации что эти сообщения являются действительностью, а не желае- одного человека от другого. В рамках дифференциации осу мым идеалом. Тем не менее, различие между отличниками, ществляются следующие операции: сравнение индивидов друг с другом;

соотнесение их с неким средним или общим между положением детей, происходящими из семей с раз правилом;

количественное измерение успехов (оценки, ко- ным уровнем материального достатка, так и между учени личество баллов, уровень развития, техника чтения). Таким ками с одной стороны и учителями и представителями ад образом, при помощи соотнесения устанавливается степень министрации — с другой. Школьная форма, прежде всего, проблемы имяслАвия соответствия между индивидуальными особенностями и является манифестацией этого последнего неравенства.

общей нормой. Попутно определяются пределы различия, Казалось бы, во введении школьной формы должны в рамках которых поведение признается нормой, а другие быть заинтересованы те школы или классы, где учатся дети проявления считаются «не нормальными». Это позволяет из наименее состоятельных родителей. Однако, в первую «измерить» отклонения. Следует помнить, что нормализа- очередь школьная форма стала вводиться в гимназиях и ция не только типизация, но и индивидуализация. Таким лицеях. В сельских школах правила, связанные с одеждой образом, дисциплинарный институт превращает человека в наименее строгие.

«конкретный случай», сопровождая этот процесс детальной, Здесь можно продуктивно применить теорию П. Бур трАдиции и ежедневной записью: занесением в журнал, личное дело, дье. Позиция учеников школы, учителей, родителей пред корпус архивных документов. писывает способы поведения, поддерживающей инсти Поскольку все более индивидуализируются подвласт- туционализованные практики социализации. Но, чтобы ные, постольку Власть становится все более анонимной. Это подкрепить каждую позицию, необходимо воспроизводить полная противоположность традиционной культуре, где соответствующие габитусы, в которых воплощены различ потенциАл трАдиции анонимны именно подвластные, подчиняющиеся персона- ные виды капитала: экономический, социальный, симво лизированной Власти. лический, с явным преобладанием последнего. Школьная Каково может быть значение школьной формы? Она, система приписывает различный уровень культурной несомненно, выполняет все функции, определенные нами компетенции, а также обладание неким культурным ре ЧАсть II. берегА Антикризисный для дисциплинарных практик: осуществляет контроль, сурсом, разным агентам поля. В обществах, где передача имеет утилитарное значение и осуществляет индивидуа- знания институциализированна, символический капитал лизацию. Одетые в школьную форму дети подлежат кон- объективируется, то есть нет опасности, что символиче тролирующему взгляду Власти, она удобна для учителей и ский ресурс может исчезнуть вместе с агентом-носителем.

родителей и позволяет индивидуализировать детей с точки Есть необходимость постоянно воспроизводить каналы, по зрения соблюдения и нарушения нормы. Важно, что ноше- которым будет осуществляться трансляция. Для этого под 296 ние школьной формы понимается агентами поля как некая держивается иерархия учитель — ученик, с включением «малость». М. Фуко справедливо обнаруживает связь с аске- третьего звена — родителей (семьи), которая обеспечивает тической традицией, где всякая «малая» вещь важна в гла- поддержку указанной связи. Титулы делают положения зах Бога (Фуко, 1999:204), так ношение школьной формы, агентов устойчивыми, особенно тех, кто осуществляет отно вообще скрупулезное соблюдение «малых» требований на- шения господства. Они легитимируют положение вещей, ходит отражение в детализированности европейского вос- оправдывают господство. Однако, наиболее продуктивна питания, как в религиозной, так и в светской педагогике. не словесно оформленная идеология, замечает П. Бурдье, Второй аргумент в защиту школьной формы, присут- а «то практическое оправдание существующего строя, ко ствующий в объясняющих схемах, связан со способностью торое она доставляет, скрывая под явно гарантируемым школьной формы сглаживать социальные различия. Пред- ею отношением титулов и должностей… Самые верные полагается, что в классе, где дети носят школьную форму идеологические эффекты — это те, которым для своего осу социальные различия нивелируются. Этот тезис, одна- ществления требуются не слова, а круговая порука и за ко, скорее является элементом дискурсивных схем, неже- малчивание» (Бурдье, 2001:264]. Таким образом, габитус ли частью социальной практики. В пространстве школы выстраивает отношения близости и отдаленности, которые имеются другие способы демонстрации неравенства как мобилизуются для житейских потребностей.

Символизм школьной формы для детей означает их По мнению Д. МакДугалла некоторые общества, со зависимый статус в школе. Следует учитывать, что име- общества и институты могут быть названы «гиперэстети ется различие: младшие школьники сначала переживают ческими», так как в них социальная эстетика применяется повышение социального статуса, более привилегирован- наиболее системно. Среди таковых он помещает как раз проблемы имяслАвия ного, чем статус малышей-дошкольников, поэтому школь- образовательные учреждения. План здания, внешнее и ная форма для первоклассников — предмет гордости, знак внутреннее оформление, одежда и прически учителей и этого статуса. Манифестация обретенного символического учеников, вещи и предметы, которые сопровождают их капитала. В дальнейшем этот эффект исчезает и ношение деятельность включены в эстетический паттерн. Элемен форменной одежды остается знаком зависимого статуса. ты, их составляющие, могут быть незаметными или обре Символизм тем более неосознан, чем более официальный менительными, но они всегда будут обладать качеством и коллективный характер носит деятельность. «привычности». В силу этого трудно отделить эстетические Степень свободы, которую может проявить человек паттерны от других социальных факторов: политических, трАдиции и в рамках габитуализированных схем, зависит от степе- экономических, исторических идеологических. Мы виде ни коллективности, степени институционализации и ли на материалах СМИ, что обсуждение школьной формы степени официализации. Те, кто занимает в социальном возникает как экономически выгодный или убыточный пространстве доминирующие позиции, привязаны к ука- проект, как элемент отправления власти, как исторически занным характеристикам, поэтому именно учителя и, в сложившийся элемент системы школьного образования.

потенциАл трАдиции меньшей степени, родители инициируют использование Однако, практически отсутствует понимание школьной школьной формы. формы как составляющей части эстетического паттерна.

Третий аргумент, доказывающий необходимость суще- Школьная форма выделяется здесь нами, во-первых, ствования школьной формы связан с тем, что она обеспе- по причине исключительной значимости как наиболее ре ЧАсть II. берегА Антикризисный чивает «эффект видимости». Благодаря форменной одежде презентативного элемента, а, во-вторых, из-за явной соот ученики школы распознаются в качестве таковых. Анализ несённости со стратегиями власти, так как в требовании интересующих нас практик возможен в концептуальной носить школьную форму следует увидеть проявление со сфере, связанной с категорией «социальной эстетики». По- циального контроля. Таким образом, школьная форма мо нятие «эстетика» в том контексте, в каком он использует- жет пониматься в качестве элемента ландшафта школы, ся в социологии и социальной антропологии, не имеет от- и более узко, школьного класса, она предстает родом ма 298 ношения к красоте или искусству, включая наивное или териальных объектов, произведенных социальной эстети фольклорное понимание народного искусства. кой. Большинство школ в нашей стране располагают до Вслед за Д. МакДугаллом, внесшим решающий вклад вольно ограниченными средствами, поэтому ландшафт от в анализ понятия «социальная эстетика», мы полагаем, вечает идеалу эстетики минимализма. Свежая краска на что каждую отдельную школу все образовательное про- стенах, цветы на подоконниках и занавеска окнах — вот странство следует рассматривать в качестве «культурного основные эстетически нагруженные предметы ландшафта ландшафта» [МакДугалл, 2007:216]. Это понятие, в свою провинциальной школы. Минимализму ландшафта и со очередь, соотносится с понятием «социальное простран- ответствует минимализм одежды детей.

ство» Пьера Бурдье. Д. МакДугалл связывает проявления В ходе исследования Д. МакДугалл убедился, что не социальной эстетики с диапазоном культурно паттернизи- возможно прямо показывать аспекты, которые могли бы рованного чувственного опыта, позволяющего «определять определяться в качестве эстетических. Эстетические пат то, что знакомо и незнакомо» [МакДугалл, 2007:219]. В терны выделяются лишь теоретически, а практически пределах ландшафта воспроизводятся образцы поведения они воплощены в разных особенностях жизни Д. Мак и дискурсивные структуры, которые распознаются члена- Дугалл пишет: «Когда я впервые попал в дунскую шко ми сообщества или сообществ, помещенных в ландшафт. лу, она мне поразительно напомнила театр. Происходило представление. Звонил звонок, и каждый ученик должен Л.А. Чикин был выбежать, одетым в определенный костюм. Часом или Традиции отечественной двумя позже звонил другой звонок и они бросались к по рогу уже в другом костюме».

проблемы имяслАвия юриспруденции Таким образом, в ходе удалось установить, что, благо даря использованию школьной формы в пространстве шко лы воспроизводится привычный порядок: прихода и ухода, Последние десятилетия XX века ознаменовались для занятий, перемен, поощрений и наказаний. Уравновешива- России непрерывной чередой системных государственных ется то, что все агенты поля знают как физические потребно- кризисов. Основным препятствием для нормального разви сти, красота и комфорт. Возникающее эстетическое чувство тия государства и общества, как тогда казалось, было моно регулирует ощущение удовлетворенности или возмущения. польное идеологическое господство одной партии — КПСС, Учителя заинтересованы не только в том, чтобы снабжать игнорировавшей проповедовавшиеся Западом демократиче трАдиции и учеников словесными инструкциями, но и в том, чтобы по- ские ценности.

рядок присутствовал в окружающем пространстве. В 1991 году на месте некогда огромного по территории СССР возникло несколько независимых государственных об разований, в том числе и Российская Федерация. Пришед потенциАл трАдиции шие в результате этого к высшей государственной власти ЛИТЕРАТУРА реформаторы взяли курс на полную интеграцию с Западом.

С этой целью проходило реформирование не только инсти 1. П. Бурдье. Практический смысл. СПб.: Алетейя, 2001.

туциональной, но и содержательной составляющей всей 2. МакДугалл Д. Социальная эстетика и Дунская школа (Перевод ЧАсть II. берегА Антикризисный государственно-правовой системы. Начало нового тысяче В.Л. Круткина) // Визуальные аспекты культуры — 2007. Ижевск летия было связано с надеждами на построение правового «УдГУ», 2007.

государства с сильной вертикалью власти, на обретение го 3. Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М. «Ad Marginem», 1999. сударственного могущества, что способствовало бы занятию 4. Фуко М. Рождение клиники. — М.: Смысл, 1998. достойного положения на международной арене. Однако 5. Ярская-Смирнова Е.Р., Романов П.В. Социальная антропология. заканчивающееся первое десятилетие XXI века для России Ростов н/Д, 2004. С. 366–367. помимо мирового экономического кризиса, продемонстриро 300 вавшего уязвимость нашей неразвитой экономической систе мы, с особой остротой обнажило и другие проблемы.

Одной из таких проблем, по нашему мнению, являет ся непонимание и, как следствие, игнорирование испол нительной, судебной и особенно законодательной ветвями власти многих традиций, выработанных в отечественной юриспруденции.

В научной литературе стало правилом деление тра диций на две группы. Первая группа — прогрессивные.

Они позволяют развиваться обществу и государству и оце ниваются как положительные. Вторая группа — консерва тивные, способствующие стагнационным процессам и ве дущие к застою общественной жизни и в конечном итоге — регрессу. Данное структурирование традиций, по нашему мнению, создает определенные трудности в практическом их использовании лицами, наделенными государственно- считал, что «правовой нигилизм в нашей стране продол властными полномочиями, т.к. руководствуются они под- жает оставаться характерной чертой нашего общества. Мы час субъективными соображениями и оценками. должны исключить нарушение закона из числа наших на Поэтому мы полагаем, что следует отказаться от тако- циональных привычек, которым наши граждане следуют в проблемы имяслАвия го подхода и использовать в отношении правовых традиций своей повседневной деятельности» [3]. Как приговор звучат принципами объективности и историзма: прежде чем при- его слова: «Правовой нигилизм заселил всю Россию» [4].

менять или игнорировать те или иные традиции и обычаи От первых лиц государства не отстают чиновники и народа, надо их знать, изучить все их стороны и связи. Для более низкого ранга. Так, заместитель Генерального проку этого необходимо ответить на следующие вопросы: как они рора А. Звягинцев констатирует, что все «наши беды не от возникли? как связаны с жизнью народа? какие социальные дураков и плохих дорог, а от того, что во все времена законо функции выполняют? какие изменения претерпевают в сво- послушание было не самой большой добродетелью на Руси.

ем развитии и «самодвижении»? Наше Отечество еще и сегодня во многом остается страной трАдиции и Фундаментом игнорирования традиций отечествен- обычаев. Поэтому очень непросто дается строительство пра ной юриспруденции и народных обычаев является край- вового государства» [5].

не низкая оценка уровня правосознания граждан России Представляется, что непонимание правовой менталь представителями властно-государственных структур при ности граждан России, игнорирование идеологического одновременной идеализации западной модели правового компонента в строительстве государственности и, как след потенциАл трАдиции развития общества. ствие, бездумная рецепция западного права не способствуют Основой такого мировоззрения является либеральная пониманию истоков правового нигилизма и не могут отра идеология, восходящая своими корнями на русской почве к жать всей глубины заявленной проблемы. Данная позиция XIX веку. Еще П.Я. Чаадаев в своих «Философических пись- позволяет игнорировать истинные причины отчуждения ЧАсть II. берегА Антикризисный мах» указывал: «Идея законности, идея права для русского на- значительным количеством населения нашей страны цен рода бессмыслица», делая вывод о том, что «в противополож- ностей западной правовой культуры и переложить всю вину ность всем законам человеческого общежития Россия шеству- за «пробуксовывающие» реформы с плеч правящей элиты на ет только в направлении своего собственного порабощения и плечи «неблагодарных и незаконопослушных» россиян. В порабощения всех соседних народов» [1;

404]. Идею о том, что этой связи будет уместно привести слова известного русско правовой нигилизм традиционно присущ российскому народу, го философа Л. Шестова: «Обман и иллюзии умеют служить 302 высказывали также и многие другие мыслители, но квинтэс- людям не хуже, чем истина» [6;

48].

сенцией, максимой данного мнения стала фраза Н.А. Бердяе- Несомненно, народу необходимо знать и исполнять за ва, сформулированная в «Философии неравенства»: «Русский коны своего государства — это входит в систему правовой нигилизм был русским национальным явлением» [2;

107]. культуры общества. Вместе с тем мы не можем согласиться Этот подход к пониманию правосознания сохраняется со столь широкими обобщениями и с такой оценкой правосо и на сегодняшний день. В качестве примера приведем все- знания граждан нашего государства. Народ по своей соци го лишь несколько характерных высказываний первых лиц альной структуре стратифицирован и не представляет собой страны. Так, В.В. Путин (по образованию — юрист), будучи однородной и безликой массы.

главой государства, рассуждал в свое время, что «недостатки На этом основании более обоснованным, по нашему и ошибки нашей судебной системы способствуют росту пра- мнению, выглядит позиция видного юриста и социолога, вового нигилизма. … Они боятся, «как бы их не засудили». И приват-доцента Московского университета Б.А. Кистяков что самое опасное — теряют уважение к закону...» [3]. ского, заявившего еще в 1909 году в известной статье «В Такую же позицию занимает и вновь избранный Пре- защиту права» следующее: «Притупленность правосозна зидент Российской Федерации. Будучи еще кандидатом ния русской интеллигенции (выделено — Л.Ч.) и отсут на высший пост, Д.А. Медведев (по образованию — юрист) ствие интереса к правовым идеям являются результатом нашего застарелого зла — отсутствия какого бы то ни было западноевропейской философии права, сформировавшей правового порядка в повседневной жизни русского наро- ся в XVIII и XIX веке и формулированной Руссо, Монте да» [7;

109]. Он делает вполне обоснованный вывод о том, скье, Кантом и Гегелем» [11;

375].

что нигилистические настроения были присущи в основном Наиболее раскрытой и аргументированной выглядит проблемы имяслАвия представителям интеллигенции. Более того, Б.А. Кистя- позиция по данному вопросу юриста и философа И.А. Ильи ковский первым в отечественной науке выделяет критерии на. Он, рассматривая дефекты отечественного правосознания оценки уровня (высокий, низкий) правосознания. При этом конца XIX–начала XX века, определил следующие детермини мы должны оговориться, что в качестве аксиологических рующие его факторы: это западноевропейская либеральная иде критериев определения правосознания выступали либе- ология, позитивистское мировоззрение, а также развитие капи ральные, т.е. прозападные ценности. Таковым, по мнению талистических отношений.

указанного мыслителя, являлись а) отношение субъекта к Ответственность за искажение правосознания народа правам личности, б) правовым идеям, в) правовым формам, Ильин возложил на правящие круги. Они не ценили «автоном трАдиции и г) правовым институтам [7;

109–135]. ную лояльность в подданном, требуя покорности и формализуя Невнимательному читателю может показаться, что на по- сами цели государственности, которая периодически являла добной позиции стоят и многие современные ученые-юристы свою гетерономию то в форме беспредметной тирании, то в унизи (В.М. Ведяхин [8;

4], Н.И. Матузов [9;

493] и др.), тем более тельном образе временщика» [12;

209]. Более того, наделенные что ими были восприняты без должного критического анали- властными полномочиями и «черезмерными» государствен потенциАл трАдиции за аксиологические критерии западного общества. Так, один ными привилегиями «верхние слои длительно и традиционно из современных исследователей права, доктор юридических злоупотребляли своим преобладанием, обоснованным их куль наук Р.С. Байниязов на страницах журнала «Правоведение» турностью, но не обоснованным или недостаточно оправдывав заявил: «Российский менталитет неадекватно воспринимает шимся их воленаправлением и их социально-политическим об ЧАсть II. берегА Антикризисный ценности правовой культуры общества, правовой ментали- разом действий» [12;

210].

тет дистанцируется от правовой культуры, от ее общечелове- Необходимо отметить, что именно практика заставляла ческих ценностей и начал, таких, как неотчуждаемые права дореволюционных юристов поднимать вопросы правопони человека, правовая автономия индивида в рамках юридиче- мания. Поиски соотношения «законного» и «справедливого», ского сообщества, доминанта права над государством и т.д. «законного» и «жизненного», «законного» и «народного» и т.п.

Это происходит, поскольку данные социально-правовые цен- уже проходили в естественно-правовом контексте. Катего 304 ности для российской ментальности нетрадиционны. Они не рии «законности формальной» и «законности духовной»;

«за стали «родными» для российского сознания, что объясняется конов духовных» и «законов гражданских»;

«мертвой спра его нерациональностью» [10;

39–40]. ведливости», отстаиваемой ученым-позитивистом, и «живой Но разница подходов к определению правосознания правды», определяемой совестью человека и защищаемой русского народа у Б.А. Кистяковского и у Р.С. Байниязова сторонниками естественно-правового направления, и на се очевидна. Она кроется, прежде всего, в социальной струк- годняшний день противопоставляются друг другу, причем туре общества. Кистяковский указывал, что носителем в таком же духе, как в «Слове о Законе и Благодати» ми нигилистического отношения к праву является русская трополита Илариона. Сравнивая Ветхий завет (закон, соз интеллигенция, Байниязов же объясняет неадекватность данный фарисейскими книжниками) и Новый завет (новый восприятия ценности норм позитивного права русским закон, основанный на христианской нравственности), осно (всеобщим — Л.Ч.) менталитетом. воположник русской политико-правовой мысли утверждал:

Еще П.И. Новгородцев очень точно отметил, что осно- «Прежде закон, потом — Благодать, прежде тень, потом — вополагающие идеи, образующие суть русского духа в его истина». Закон — это «иссохшее озеро»;

Благодать — «на понимании жизни и истории, государства и права, озна- воднившийся источник» [13;

17, 28]. Другими словами, фор чают «решительное отрицание всех основ классической мально определенному позитивному закону (букве закона), который основан на физическом принуждении, что, как из- правилах поведения тех социальных групп, которые прямо вестно, является исключительной прерогативой государства, не участвуют во властных структурах, но приспосабливаются противопоставляется жизнь по душе, по правде, справедли- в условиях государства к его власти.

вости, которая вырабатывалась опытом предков. Как совершенно справедливо отмечают С.А. Зинченко и проблемы имяслАвия Подобной дистинкции придерживались большинство рос- С.Н. Мрыхин, «многие живые системы существуют бесконеч сийских авторов политико-правовых теорий. Выясняя проис- но долго, если они после медленного становления и бурного хождение феномена права (и, следовательно, природу этого развития переходят на стационарный режим функциони феномена), они избирали в качестве точки отсчета ту «совокуп- рования. Именно здесь и будет востребован в полной мере ность сил умственных и телесных», которую являл собой че- институт обычая как ведущего регулятивного начала для ловек в естественном состоянии. На эти исходные способности упорядочивания отношений практического гуманизма все человека могут быть наложены ограничения как силами при- сторонне развитых ассоциированных индивидов» [15;

299].

роды, так и силами других людей. Но ни то, ни другое ограни- Интересно, что еще в 70-х годах XIX века С.В. Пахман трАдиции и чение само по себе еще не приобретает свойств права. Силу, при изучении русских обычаев констатировал, что «народ регламентирующую поведение человека, делает правом лишь ному правосознанию вовсе не чуждо общее представление санкция «закона», но закона не позитивного, а «нравственного» о существе обязательства. Этого мало: из близкого ознаком [14;

92]. Иными словами, для «силы» права, в том числе для си- ления с различными формами обязательств в отдельности лы государственной (реализующей себя в позитивно-правовых нельзя не убедиться, что в юридической их обстановке скры потенциАл трАдиции установлениях), все-таки предусматриваются барьеры, кото- ваются иногда такие начала, которые свойственны развитой рые иначе, как естественно-правовыми, не назовешь. системе права» [16;

65].

Необходимо подчеркнуть, что большинство населения Другой исследователь, А. Ефименко, несколько позже, дореволюционной России проживало в сельской местности изучая повседневную жизнь русских крестьян, сделал любо ЧАсть II. берегА Антикризисный и унаследовало традиции крестьянской общины, в рамках пытный вывод, что «такое безусловно необходимое юридиче которой наиболее мощным и авторитетным регулятором об- ское отношение, как договор, существующее в каждом чело щественного поведения был обычай. Он прямо исходил из веческом обществе, хоть немного возвысившемся над состоя опыта той социальной группы, где применялся, и менялся нием первобытной дикости, есть и у нашего крестьянства и, вместе с нею. В такой пластичности обычая и сосредоточено как многое, имеет у него своеобразные формы, хотя, конечно, его преимущество перед законом (позитивным правом), ко- по существу оно не может сильно уклоняться от того опреде 306 торый более статичен и не всегда успевает измениться вслед ления, которое вытекает и из закона» [17;

10].

за регулируемыми им общественными отношениями, стано- В этой связи нельзя не упомянуть позицию русского об вясь мертвым, фиктивным, недействующим. Более того, фор- щественного деятеля Л.А. Тихомирова, с которой мы также мирование норм обычаев происходит под влиянием общего полностью согласны: «Величайшее обеспечение справедли культурного контекста и базируется на элементах «достойно- вых межчеловеческих отношений и обеспечение общества го» поведения в границах социума. Наиболее значимым для от преступлений составляет не закон, а всенародная вера в социума является представление о том, что человек должен правду» [18;

170, 423, 539] При нормальном порядке вещей исполнять свои обязанности не только по отношению к своим из «права нравственного» вырастает «право юридическое».

родственникам, но и к окружающим. Это предопределяется Действительно, обычай, возникающий из повседневной необходимостью налаживать сотрудничество с другими ин- жизни и регулирующий так называемые правоотношения дивидами, проживающими на данной территории, не при- субъектов, в ценностном измерении неизмеримо более могу бегая к средствам физического принуждения, и защищать щественнее юридического (позитивного) права, создаваемого «слабых» (дети, старики, пострадавшие и т.п.). Кроме того, от имени государства специальными органами. Обычай, бу обычай, в отличие от закона, как правило, отражает сложив- дучи обусловленный природой социальной цели, не может шиеся традиции, нашедшие свое выражение в определенных быть ни создан, ни полностью уничтожено государством.

Для законодателей и правоприменителей в своей де- ЛИТЕРАТУРА ятельности очень важно не только понимание, но и учет 1. Чаадаев, П.Я. Философические письма // Полное собрание сочи национально-культурной идентичности и сформировав нений и избранные письма. Т. 1. — М.: Наука, 1991. — 768 с.

шихся на ее основе юридических традиций и обычаев на проблемы имяслАвия 2. Бердяев, Н.А. Философия неравенства. — М.: ИМА-Пресс, 1990.

селения. Это тем более важно, что население нашей стра — 288 с.

ны многонационально.

3. Коммерсант. Суббота. 2008. 16 февраля.

К сожалению, формат статьи не позволяет в полной 4. В обществе Д. Медведева // Российская газета. 2008. 23 января.

мере осветить все стороны заявленной проблемы, но тем 5. Проповедь от прокурора // Российская газета. 2008. 13 февраля.

не менее мы можем сделать некоторые выводы. 6. Шестов, Л. Власть ключей // Шестов, Л. Собрание сочинений в 1. Традиционно в отечественной юриспруденции 2 т. Т. 1. — М.: Наука, 1993. — 667 с.

присутствует два типа правопонимания, имеющих в сво- 7. Кистяковский, Б.А. В защиту права // Вехи;

Интеллигенция в ем основании аксиологические ориентации: а) основан- России: Сборник статей 1909–1910. — М.: Молодая Гвардия, 1991.

трАдиции и — 462 с.

ные на западных ценностях, сформировавшихся в лоне 8. Ведяхин, В.М. Некоторые правовые факторы формирования и римско-католической церкви и протестантизма, таких реализации принципов права // Актуальные проблемы правоведе как рационализм, прагматизм, индивидуализм и сво ния. 2005. № 1(10). С. 3 — 14.

бода личности во всех ее проявлениях;

б) учитывающие 9. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: курс лек сложившиеся на основе православия отечественные цен потенциАл трАдиции ций. — М.: Юристъ, 2002. — 512 с.

ности, такие как сострадание к ближнему, идея справед- 10. Байниязов, Р.С. Правосознание и российский правовой мента ливости, общинности, авторитетной власти, бескорыстно литет // Правоведение. 2000. № 2. С. 31 — 40.

служащей своему народу, служение на благо общества 11. Новгородцев, П.И. О своеобразных элементах русской филосо (государства) и т.п.

ЧАсть II. берегА фии права // Новгородцев, П.И. Сочинения. — М.: Раритет, 1995.

Антикризисный 2. Позитивное право в России традиционно не — 448 с.

воспринимается как высшая универсальная ценность. 12. Ильин, И.А. Основные задачи правоведения в России // Собра ние сочинений в 10 т. Т. 9-10. — М.: Русская книга, 1994. С. Это обстоятельство обусловлено неприятием формализо — 232.

ванной сущности права, противоречащей глубинным на 13. Илларион. Слово о законе и благодати // Слово Древней Руси. — чалам социально-культурной и государственно-правовой М.: Панорама, 2000. С. 15 — 55.

жизни русского народа. Когда позитивное право стремит 14. Хомяков, А.С. Мнение иностранцев о России // Хомяков, А.С. О 308 ся вытеснить традицию, то оно теряет чувствительность старом и новом. — М.: Современник, 1988. — 464 c.

к жизненным проблемам, оно тормозит общественную 15. Зинченко С.А., Мрыхин С.Н. Право и обычай в экономической жизнь и государственное строительство. жизни общества: соотношение, тенденция, развитие // Обычное 3. Государственно-организованное и формализо- право в России: проблемы теории, истории и практики. — Ростов ванное право призвано выражать культурно-исторические на-Дону, Издательство Северо-Кавказской академии государствен особенности развития того или иного сообщества людей. ной службы, 1999. — 367 с.

Следствием такого подхода должна стать оценка позитив- 16. Пахман, С.В. Обычное гражданское право в России. Юридиче ские очерки. Т. 1. — СПб., 1877. — 447 с.

ного права как особенной формы свободы, выражающей 17. Ефименко, А. Исследования народной жизни. Обычное право.

ся в возможности общества действовать в соответствии Выпуск 1. — М., 1884. — 398 с.

со своими интересами. Тем более что опыт строительства 18. Тихомиров, Л.А. Монархическая государственность. — М.:

нашего государства убедительно доказывает: слепой, ме Айрис-пресс, 2006. — 624 с.

ханистический перенос западных ценностей, рецепция права и соответствующих им правовых институтов не на ходят своего развития, оставаясь, по сути, формальной фиксацией инноваций.

каждого по-своему уникален, самобытен, обладает чертами Н.А. Патрикеева глубокого авторства и признан в мировом искусстве «явле А. Тарковский нием» как «язык Тарковского» и «язык Платонова», прежде всего эти языки остаются явлениями русского искусства, ибо проблемы имяслАвия и А. Платонов: проблема рождены русской мыслью и высказаны русским словом.

Вопрос о подлинной традиционности творчества Тарков поиска смысла жизни ского и Платонова обретает все более зримые и определен в контексте ные черты, когда убеждаешься в стремлении художников к правдивости и истинности их авторского слова, когда все на русской традиции носное, чужое и чуждое оказываются намеренно отброшен ными, и остается лишь тонкой занавесью на ветру у раскры того окна (один из любимых образов Тарковского), звенящая «Польский режиссер Кшиштоф Занусси, вспоминая о по трАдиции и правда обнаженного авторского сердца, отозвавшаяся из его ездке Андрея в Америку, рассказал, что однажды на встрече со глубин, выросшая на детских впечатлениях, снах, слов ма зрителем молодой американец спросил Андрея: «Что я должен тери, теплой руки отца — на том, что дается землей, домом, делать, для того, чтобы стать счастливым?» Андрей сначала родителями, и что по своей сути и составляет традицию. Тог вопроса вообще не понял, а потом сказал: «Сначала надо за да «прямое чувство жизни» Платонова, которым написаны потенциАл трАдиции думаться — для чего вы живете на свете? Какой смысл вашей его произведения, и «свидетельство о правде мира» Тарков жизни? Почему вы появились на земле именно в это время? Ка ского, звучащее голосами героев его кинолент, одновременно кая роль вам предназначена? Разберитесь во всем этом. А сча становятся мерилами и свидетелями традиционности обоих стье?.. Оно или придет или нет». Американец ничего не понял, художников: из высказываний Тарковского — «художник ЧАсть II. берегА Антикризисный и Занусси отметил, что это был очень русский ответ»1, — ответ свидетельствует об истине, о своей правде мира. Художник был действительно русский, почему он и оказался непонят должен быть уверен, что он и его творчество соответствуют ным молодому американцу, и не согласиться здесь с великим правде. Я отвергаю идею эксперимента, поиска в сфере ис режиссером нельзя, ибо тема назначения человека, роли его кусства. Любой поиск в этой области, все, что помпезно име пребывания в окружающем мире и сопричастная ей — поиска нуют «авангардом», — просто ложь»2;

из дневников Платоно смысла своего существования — темы для русской культуры ва: «Писать надо не талантом, а «человечностью» — прямым глубоко традиционные. И два ее истинных представителя, два 310 чувством жизни... Сущностью, сухой струей, прямым путем русских художника, два Андрея — Тарковский и Платонов, надо писать. В этом мой новый путь»3.

на первый взгляд, разделенные пространством культурно Ниже приводится анализ основных ключевых образов и исторических эпох, пропитанных иными идеями, смыслами, мотивов, составляющих идейно-тематический формат твор переживаниями, принадлежащие к различным сферам искус чества художников, образов, по сути принадлежащих миро ства — кино и литературе, оказались друг другу близки, ибо вой традиции, но исполненных в рамках русской, с присущей избрали ведущей и осевой в архитектонике своих философско ей глубиной, масштабностью, бесконечностью векторов шири эстетических воззрений тему поиска, чем и выразили свою и дали, с фигурой человека, предстоящего перед лицом этого принадлежность русской традиции.

океана пространства и вопрошающего его о смысле своего су Их традиционность нашла свое отражение не только ществования — со всем тем, что продиктовано русским ланд в единстве идей, но и в общности художественных средств, шафтом и воспитанной в его поле русской душой.

ими используемых, как то — единые ряд ключевых образов, Пространство. Пространственность есть первичное и взгляд на возможности и способы их раскрытия, набор ин основополагающее свойство космоса Тарковского. Пано струментов, с помощью которых осуществляется их бытие рамность пейзажей, ширь горизонта, стелющийся под силой на экране или страницах книг, иными словами — художни ветра ковер трав и растений, темнеющий вдалеке лес — все ков объединяет общность языка. И несмотря на то, что язык это является основными чертами его космического ландшаф- Оставленный наедине с пространственной стихией («лю та, который с особой тщательностью демнострируется напри- ди лежали навзничь и вверху над ними медленно открывалась мер в «Зеркале», в сцене ожидания матерью отца. трудная, смутная ночь»)6 Человек Платонова испытывает прежде Однако, если пространство Тарковского заполнено жиз- всего страдания физические, не нравственные, как это проис проблемы имяслАвия нью — шумящей водой, шумом ветра, пением птиц, обладает ходит у героев Тарковского, — страдания от пронизывающего внутренней сконструированностью, определенной расстав- его тело ветра, гуляющего под его ветхой одеждой, от беспре ленностью предметов — поле, лес, дом, дорога, то простран- станного голода, спасение от которого он намеренно находит ство Платонова отличается пустынностью, бесприютностью и во сне, от всего того, что неизменно поддерживает в человече вызывает у героев лишь тоску: «Шел вечер, распространяя ском теле жизнь: «Гопнер уже уснул, но дыхание его было так по небу удаляющийся долгий и грустный звук, отчего в каж- слабо и жалко во сне, что Дванов подошел к нему и боялся, как дое открытое сердце проникала тоска и сожаление»4. Про- бы не кончилась жизнь в человеке»7. Поэтому настолько силь странство характеризуется необустроенностью и встречает ным и пронзительным является у Платонова в теме человека мо трАдиции и героев голой ширью горизонта и одиноко блуждающим по тив «тела» и «телесности»: «Гюльчатай всегда жила босой,.. у нее степи ветром: «Назар стоял на краю темной земли,.. среди было лишь одно голое тело»8;

«странные скрипящие звуки шли песчаных покойных бугров... ютился мелкий ветер, бредущий из тела матери;

сухие кости ее скелета с трудом и болью пре и плачущий, изгнанный издалека»5. Именно «степь» становит- одолевали трение друг друга»9. Поэтому настолько внимателен потенциАл ся доминирующим образом у писателя, как это можно на- писатель к образам животных и так часто прибегает к приему их трАдиции блюдать в романе «Чевенгур», или «пустыня», являющаяся глав- олицетворения, а вернее «очеловечивания», не поднимая живот ным героем его рассказов о Средней Азии и повести «Джан». ное на один уровень с человеком, а уравнивая их обоих перед Одной из немногих составляющих платоновского простран- стихиями жизни и смерти, подчеркивая тем самым важность ЧАсть II. берегА ства остается лишь дорога, не имеющая однако никаких первой для всего живущего: (в тоске по убитым подругам) «Ба Антикризисный определенных ландшафтных очертаний и остающаяся лишь ран закричал и повернул голову в пустое направление степи...

в сознании героев жгучим вопросом о настоящем выборе их Он давно жил среди овец и бывал как муж внутри тех мертвых, пути. Но при всей разнице взглядов художников на простран- которые лежали, — он знал худобу их костей и теплоту цельного ство и пространственность, их присутствие в художественном и смирного тела»10.

мире Тарковского и Платонова предваряет и обуславливает Таким образом, у Платонова в изображении Человека пре становление и развитие у них главной темы — темы поиска, обладает физическое начало — проблема собственного жиз 312 ибо положеное противостояние Пространства и Человека не- неутверждения и буквального становления себя в окружающем избежно вызывает у последнего стремление найти в противо- мире, при этом происходит и осознание себя как носителя двух стоящем, но окружающем свое место. неразрывных начал — духовного и физического, встает пробле Человек. Первенство темы поиска у Тарковского и Пла- ма выбора доминанты между ними, ее результатом становится тонова среди прочих выводит Человека центральной и осевой понимание необходимости их гармоничного единства. Осо фигурой их творчества. Символично его изображение невер- знавая свою природу, платоновский человек уготавливает се ной детской рукой на клочке бумаги привешенном к двери Ге- бе дорогу героев Тарковского, которые давно оставили позади баряна в кинофильме «Сталкер». Все герои этого кинофильма платоновский путь, и теперь стоят у истоков определения и по многократно используют в своих монологах и беседах слово иска нравственных начал. И те, и другие герои находятся в поис «человек» и его вариации, затрагивая при этом тему «человече- ке, только герои Тарковского ищут Человека-Личность, а герои ского» и «человечности»: «Человеку нужен человек», — утверж- Платонова — Человека-человека.

Макрокосм. Мотив противостояния Человека и Простран дает в своем монологе Снаут;

оправдывая поведение Криса, Хари говорит, что он «в нечеловеческих условиях ведет себя по- ства, проходящий красной нитью через творчество обоих худож человечески»;

жестокий приговор выносит Сарториус Хари: «Да ников, рождает тему Макрокосма и Микрокосма, как внутрен вы не женщина и не человек!» нее, содержательное наполнение этого мотива. В картинах Тарковского поражает обилие деталей, с тщательностью про- них не эстетическую ценность, а подчас оборачиваются угрозой:

думанных, отобранных и расположенных в четко установленных так в рассказе «Семен» в одном из эпизодов указывается причи местах — там, где указал на это художник-постановщик, тот на, по которой младший брат мальчика Семена не мог далеко же А. Тарковский. Такую продуманность деталей внешнего ми- уходить — «его били встречные предметы — по лбу, по боку, в проблемы имяслАвия ра можно было бы объяснить его профессиональным чутьем живот, и он вскоре сваливался от боли и плакал»11. Необустро не только как режиссера, но и как действительно художника. енность мира Платонова существует прежде всего в сознании Однако внимательный просмотр его произведений показыва- героев, в их отсутствии понимания окружающего, хаотичность ет, что набор деталей неизменен — обрамленные рамками внешнего есть лишь калька внутреннего. Таким образом, осо фотографии, небольшие эстампы, картины, различного рода знав и восприняв эстетику внешнего мира, герои Тарковского сосуды — кувшины, чашки, чаши, другие емкости из глины, ме- занимаются эстетикой внутренней организации — вопросами талла, стекла, определенные предметы мебели, на которых ху- нравственности, в то время как герои Платонова находятся на дожник делает намеренный акцент — стол, стул, кровать, рас- пути к ее познанию.

трАдиции и Микрокосм. Тема внутреннего и внешнего пространства крытые окна, играющие на ветру занавеси, цветы в вазе — все это, а также их соположенность закономерны, а значит несут не близка как для Тарковского, так и для Платонова — разделение только эстетическую, но и смысловую нагрузку. Символичность мира на «этот» и «тот», «близкий» и «дальний» одинаково актуаль каждой детали знаменательна, но не менее знаменательной но для обоих художников. Примечательно, что у каждого эти темы потенциАл является их общая обустроенность в пространстве. Обустро- моделируются, например, в образах «дома» и «комнаты», где трАдиции енность — значит, определенная гармония, и это важно, ибо внутренность дома олицетворяет внутренний мир человека, как именно это отличает здесь Тарковского от Платонова. У Тар- в его физическом, так и духовном проявлениях, а стены — грани ковского существует собственная Геометрия мира — ему цы, как телесные (телесная оболочка), так и границы сознания, ЧАсть II. берегА важно показать в деталях не только их содержательную сторо- разделяющие внутренний мир с внешним. Можно предполо Антикризисный ну, но и форму — не только распахнутость окна, но и прямоу- жить, что излюбленный образ Тарковского — Дом, уподоблен те гольник его рамы, на котором оператор всегда останавливает лу Человека. Он есть проекция его духовной и физической жизни.

камеру, не только зеркало, но и геометрию квадрата, прямоу- Духовная жизнь состоит из воспоминаний, которыми наполняет гольника, круга его формы и даже ажур рисунка его дере- ся сознание героя во время его пребывания в доме — воспоми вянной рамы, разнообразные формы сосудов от глубоко при- наниями детства — о матери, отце, запахе хлеба и льющегося из земистых до высоко вытянутых, геометрия рамок фотографий, крынки молока. Это все детские наблюдения за происходящим, 314 рисунка кафельной плитки на полу в «Сталкере», сочетание чтением книг, которые тут и там расставлены на полках библио причудливых окон на станции в «Солярисе», даже костюмы тек и раскрытыми лежат на столах, эта вся та работа сознания, героинь представляют собой лоскутную мозаику, как напри- которая случается в человеке во время его жизни. С другой сто мер, у Хари в «Солярисе» или мозаику кружевных плетений роны, Дом у Тарковского — это воплощение физики Человека.

там же — платье матери Криса. Движение камеры по стенам комнат, ее прохождение по его В противоположность миру Тарковского мир Платонова — длинным коридорам дает впечатление обзора строения чело хаотичен. Здесь наблюдается невыстроенность — как «чернею- века изнутри, где комнаты — это пустоты туловища, головы, а щие от старости дома», «покосившиеся плетни», бесприютно коридоры, возможно — отличающиеся удлиненностью пустоты растущие у забора лопухи (противоположность образа вазы с рук и ног. Тогда все предметы, наполняющие Дом, можно объ цветами у Тарковского), одиноко лежащий на дороге кем-то яснить как механизмы внутренней человеческой организации, за оставленный лапоть. То, что пытаются обустроить платоновские счет которых человек дышит, движется и живет. Тогда объяснимы герои зачастую заканчивается неудачами, как в строительстве присутствие множества сосудов в Доме, округлость их форм общего дома в «Котловане» и обустройстве города коммуниз- и символичная наполненность их водой — жидкостью, которая ма в «Чевенгуре». Это усугубляет хаос не только в окружающем, в теле Человека может иметь весьма разнообразное значение.

и в душах самих героев. Окружающие детали представляют для Окна Дома — это глаза. Неслучайно камера подводит героев к окну и дает и много наблюдать за внешним. Нередко камера Ребенок — образ счастливого будущего, именно для него ведет к порогу, двери, возможно, ища какого-то выхода созна- строился общий дом в «Котловане» — так у Платонова;

вопло нию, но всегда останавливается раньше, ибо выйти «из себя» не- щение нравственной чистоты — так у Тарковского. Неслучайно возможно, так Тарковский нацеливает героев на поиск в себе и при изображении детей Тарковский использует фоновые знаки проблемы имяслАвия снова возвращает к вопросам нравственности. белого снега, белого льющегося молока... У обоих художников Дом Платонова — это тоже мир его героя. Он не столь ребенок — это вершина треугольника, и только в нем есть ис ярок, уютен и притягателен, как Дом Тарковского. Писатель ча- тинная правда вещей и надежда.

сто ограничивается лишь данностью оболочки — «комната была Но из этих трех ликов у Платонова все же сильнейший жен пуста». У него нет подробных описаний деталей жилища, но не- ский, ибо «женщина рождает все» (Платонов остается верен изменным образом остаются тихо идущие в тишине комнаты теме внешнего мирообустройства), у Тарковского — детский, часы-ходики, символично воплощающие работу человеческо- ибо чистая почва дает надежду на будущее взращение истин го сердца. Герои Платонова отличаются от героев Тарковского ных цветов (так Тарковский поднимает Человека до высших — трАдиции и большей внутренней обеспокоенностью и большим стремле- нравственных высот).

нием выйти «наружу», поэтому они едут в неизвестные Дали и Пространственность как особенность авторского мышле города, как муж Фро из одноименного рассказа, как Фросин ния в русской культуре дает возможность для создания и вы отец, отправленный на пенсию, проводит время на железнодо бора множества путей, поэтому проблема в ней поиска всегда потенциАл рожной насыпи, наблюдая за работой других, как и сама Фро трАдиции актуальна, но истинный среди них лишь один, он существу ся, гонимая боязнью оставаться дома в ожидании мужа, ходит ет, а значит есть выход и надежда — «для меня состояние обучаться на курсы и устраивается на «неспокойную» работу катарсиса — чисто эмоциональное... это именно сопережива почтальона, требующую более занятости ног, нежели мысли.


ние с выходом в покой. К счастью, к перспективе»12.

ЧАсть II. берегА Таким образом, для платоновских героев Дом часто становится Антикризисный.

ловушкой, ибо не обретя гармонии с внешним миром, они не в силах смириться с внутренним, поэтому Платонов всегда допу скает мотив «снаружи», выпуская своих героев во внешний мир, ПРИМЕЧАНИЯ ибо чтобы обрести внутренний, сначала надо познать внешний.

Мужчина. Женщина. Ребенок. Три лика одинаково равно Трудно быть Сталкером// www.atarkovsky.ru велики и значимы у обоих художников. Мужчина — искатель: у Тарковский А. Последнее интервью// www.atarkovsky.ru 316 Платонова новых неизвестных земель и Далей, у Тарковского ис Корниенко Н. Повествовательная стратегия Платонова в свете тинных ценностей, и те, и другие всегда находятся в пути, как уже текстологии// «Страна философов» Андрея Платонова. Проблемы упомянутый выше муж Фроси из рассказа Платонова «Фро», творчества. М., 1998. Вып. 2. С.320.

как Саша Дванов из романа «Чевенгур», и его брат Прошка, Платонов А. Счастливая Москва// Новый мир. М. 1991.9. С. Платонов А. Джан. //Платонов А. Собрание сочинений в 3-т. М., как герои «Сталкера», исследующие Зону, и герои «Соляриса», 1985.Т.2. С. 14.

ищущие контакта с океаном.

Платонов А. Чевенгур. М., 1988. С. 337.

Женщина всегда ожидающая и берегущая любовь ушед Там же. С. 246.

шего искателя-мужчины, в этом она сильна у Платонова, и голос Платонов А. Джан//Платонов А. Собрание сочинений в 3-т. М., совести у Тарковского, вразумляющая мужчин, запутавшихся в 1985. Т.2. С. сухих теориях о нравственных истинах, так это делает Хари в Там же. С. 74.

«Солярисе». «Женщина — душа Мира» — так сформулировал Там же. С. 56.

Платонов, и «носитель нравственных ценностей», возможно, Платонов А. Семен// Платонов А. Собр. соч. в 3-х т. Т. 2.

сказал бы Тарковский, что по сути одно, ибо «голосом совести» Тарковский. А. Из дневников// «Сталкер». Рецензия. www.

делает женщину ее сердечность и чувственность, противостоя- atarkovsky.ru щая мужскому рацио, а «душа» и «сердце», что одно.

как никто из четверых детей И.В.Цветаева, помнит начало И.М. Невзорова строительства Музея и не понаслышке воспроизводит собы тия тех лет. В предисловии3 к «Запискам» она отдает долж Валерия Цветаева — ное творчеству М.Цветаевой («В художественной литературе, проблемы имяслАвия даже для произведений в форме мемуаров, удачный вымы преемница сел бывает дороже действительности»), а также указывает на характер своих записей («Тем не менее, воскрешая в памяти семейных традиций былое, […] я берегу достоверность сообщаемого: факты беру только те, которым была свидетелем»).

Валерия отмечала: «Работа отца давала и фон и фун И сегодня близ Тарусы, в «Песочном», на дамент всей нашей семейной жизни»4. Напомним, что с высоком берегу Оки, высятся, доставая до неба, 1882 г., параллельно со службой в Московском университе четыре ели, посаженные Иваном Владимирови трАдиции и те, И.В.Цветаев заведует Отделением изящных искусств Ру чем Цветаевым в честь своих четверых детей — мянцевского музея (в 1901–1910 гг. его директор). А осенью Валерии. Андрея, Марины и Анастасии.

1889 г., после возвращения из длительной командировки по Статья посвящена старшей дочери профессора И.В. Цве- Италии, переходит с Кафедры классической филологии на таева — Валерии (9 января 1883, Москва — 17 августа 1966, Кафедру теории и истории изящных искусств и начинает потенциАл трАдиции Таруса), педагога, хореографа, мемуариста, волею судьбы заведовать Кабинетом (Музеем) изящных искусств и древ доселе остававшейся в тени. Цветаевский читатель привык ностей при Университете (изначально Музей изящных ис смотреть на Валерию (Лёра — звали ее в семье) глазами ве- кусств и задумывался как университетский). Это был финал ликого поэта. Однако, в последние годы опубликован ряд ма- научной переориентации И.В.Цветаева. Однако, он продол ЧАсть II. берегА Антикризисный териалов1, проливающих новый свет на судьбу и творческое жает заниматься римской словесностью, одним из важных наследие Валерии, а также на ее роль в становлении поэти- событий его жизни было участие в 1888 г. в праздновании ческого миросозерцания М. Цветаевой. Данная статья при- 800-летия Болонского университета, И.В.Цветаев был из звана на основе новых публикаций дать целостную картину бран «почетным доктором за исследовательские заслуги в творческой биографии В.И. Цветаевой в контексте семейных области латинской филологии»5. Валерия подчеркивает, что традиций;

а также развеять часто повторяемые ошибки и за- именно благодаря своей жене, Варваре Дмитриевне, отец 318 блуждения. постепенно стал склоняться в сторону античного приклад В 2005 г. впервые полностью опубликованы «Записки» ного искусства, все большее внимание уделяя скульптуре и В.И. Цветаевой, посвященные памяти отца (фрагменты пу- архитектуре. В этом признается и сам И.В.Цветаев, посвя бликовались и прежде2). Написанные в 1959–1964 гг., они щая свою работу «Учебный атлас античного ваяния» (часть I, заканчиваются 1913-м годом, годом его смерти. Отдельные 1890 г.) недавно умершей жене: «Под влиянием твоих речей факты и реплики говорят о том, что Валерия читала прозу и советов, мало-помалу совершился переход моих научных М. Цветаевой, в частности, «Дом у Старого Пимена». Воз- симпатий из чисто филологической области в сферу эллино можно, именно ее прочтение стало детонатором к написанию римских древностей».6 И.В.Цветаев «точно знал, как с на воспоминаний;

подтолкнуло к этому и открытие в 1959 г. на чала XIX века многие выдающиеся русские ученые выска фасаде Музея изящных искусств памятной доски, посвящен- зывались за устройство в Москве самостоятельного музея ной его основателю — И.В.Цветаеву, имя которого прежде античной скульптуры и способствовали этому»7;

кроме того, замалчивалось. Добавим, что к этому времени Ариадна Эф- понятен личный высокий духовный стимул И.В.Цветаева, рон уже построила домик в Тарусе и начала активную ра- заставляющий его заботиться о скорейшем возведении Му боту по воссозданию архива своей матери (т.е. цветаевские зея, античного памятника Любви. Все это придавало его хло тексты можно было найти). Отметим, что именно Валерия, потам уверенность и настойчивость.

В отличие от М.Цветаевой, утверждавшей, что на «го- но ведь воспитываются же там дети весьма почтенных се рящий дом» реагируют острее, чем на мирно стоящий (т.е. мейств. Выправки внешней там больше, чем в гимназии, делающей акцент на кульминационные моменты бытия), языки стоят там лучше;

другие предметы там сокращеннее, Валерии приходят на память будничные затеи и хлопоты. но, как знать, не к лучшему ли это для детей? В доме она проблемы имяслАвия Такое дополнение помогает осветить жизнь семьи с разных растет как-то одна: Андрюша и Марина малы для нее […] сторон и в широком спектральном диапазоне. Среди отдель- Думаю-думаю, ничего не нахожу лучше Института. Первым ных картин из жизни дома № 8 в Трехпрудном переулке, считается здесь Екатерининский»14. Как видим, причины пе сохраненных детской памятью Валерии — журфиксы (при- рехода Лёры в Институт более широкие, нежели указанные емный, гостевой день), в доме Цветаевых они проходили по в прозе М.Цветаевой (нелады с М.А.Мейн). Добавим, что все пятницам. Было много музыки и пения: В.Д.Цветаева, бу- внимание матери было приковано в это время к появившей дучи «законченной оперной певицей», выступала лишь в до- ся на свет дочери Анастасии15 (родилась 14 сентября 1894 г.) машних и камерных концертах. Отметим, что впервые опу- С осени 1895 г. Лёру перевели Институт Св. Екатерины;

она трАдиции и бликованные письма8 Варвары Дмитриевны (1858–1890) к отмечает, что состав преподавателей бы очень хорош. своему жениху развеивают миф о том, что она вышла замуж Из прозы М.Цветаевой мы знаем, что отношения у Лёры не по любви. Посещал дом и друг Ивана Владимировича — с мачехой не сложились. «Отчуждение у нас произошло», Александр Данилович Мейн (1836–1899). Иногда он при- скажет Валерия, что не мешает ей отмечать как достоинства ходил вместе с дочерью Марией (1868—1906), которая всег- М.А.Мейн, так и сложности ее характера. «Лёра ненавидела потенциАл трАдиции да «любовалась красотой Варвары Дмитриевны»9. Говоря о нотации, сцены. В ее почти угрюмом отвращении от них бы «журфиксах», Валерия уточняет: «В карты играть ни у нас, ла грация иного прикосновения к жизни»17, — утверждает ни у Иловайских не было принято»10, — будто опровергая А.Цветаева. Лёра была объектом пристального внимания строки М.Цветаевой, повествующей, как «институтка Лёра с М.Цветаевой. Разглядывая фотографии в альбоме Лёры, за ЧАсть II. берегА Антикризисный молодыми Иловайскими, запершись от нас на ключ» играет в видуя ей (ведь ее мама «нжила»), Марина делала свои вы винт (V, 107). «Молодые Иловайские» — дети историка Дми- воды, длиною в жизнь, об особости Лёры, непохожести на трия Ивановича Иловайского (1832–1920) от второго брака, них с Асей. И хотя, в конечном итоге, М.Цветаева освоила сверстники и друзья Валерии: Надя (1882–1905), Сережа материнский подход к «вопросам быта», предпочитая «но (1885–1905) и Оля11. Валерия подчеркивает свое уважение к скую» обувь, практичную одежду и т.д., — однако, ее моно деду: «Над диваном висит большой, в красках, портрет деда. логи и диалоги с невидимым двойником, продолженные в 320 Дед красивый, я его люблю и с удовольствием, и только ему прозе и стихах, свидетельствует о том, что в ее творческом одному, целую руку»12. мироощущении непрестанно борются аскетический герман Летопись жизни Валерии и других членов семьи ский дух, одержавший видимую победу, и неутоленный го И.В.Цветаева иллюстрируют впервые опубликованные его лод по простой человеческой нежности. Отмечено, что даже письма к филологу, профессору СПб университета Ивану страсть М.Цветаевой к украшениям имела языческую приро Васильевичу Помяловскому (1845–1906), т.к. его деловая пе- ду (кольца и браслеты как обереги), нежели у Варвары Дми реписка не обходится без семейной хроники13. Осенью 1893 г. триевны и Валерии — античную (украшения, подчеркиваю Лёра поступает в гимназию, а через год, в письмо от 29 сен- щие красоту тела, как предметы роскоши и обольщения).


тября 1894 г. И.В.Цветаев говорит о своем намерении пере- Однако, Валерия, несмотря на «отчуждение», отдавала вести ее на пансион в институт, объясняя причины: «Уче- должное талантам «новой мамы»: «Мария Александровна нием в гимназии я совершенно доволен, но это беганье по свободно играла на рояле, рисовала, знала языки, увлека утрам во всякую погоду, после наскоро проглоченного кофе лась литературой, преимущественно немецкой, и была под […] и хлеба с маслом, приносит много вреда. Прошлой зи- влиянием романтиков начала 19 века». Главное, что объе мой она из-за этого болела подолгу несколько раз. Конечно, диняло жену и старшую дочь И.В.Цветаева — они были есть немало отрицательных сторон и в институтской жизни;

его верными помощниками в деле создания Музея. Кроме того, но у них были две точки соприкосновения — музыка сонм девушек, Лёриных подруг, носили ее на руках по за и театр. «Эти две враждующих природы сходились только в гадочным лабиринтам Екатерининского института22. Проза пении, не они сходились — их голоса: негромкое, смущаю- М.Цветаевой «Черт» так и начинается: «Черт жил в комнате щееся быть большим контральто матери с превышающим у Валерии» (V, 32, 36). В этой комнате, ставшей источником проблемы имяслАвия собственные возможности Валерииным сопрано» (V, 49). вдохновения для М.Цветаевой, она искала образ любовь, ис М.Цветаева называет Валерию «настоящей наследницей кала спасение от одиночества23.

старопименовских страстей», главной из них считая «непро- Осенью 1902 г. Валерия прерывает обучение на щение» (V, 135). Но «соединяясь в пении», они соединяются историко-филологическом факультете Высших женских кур именно в акте взаимного прощения;

поскольку пение яв- сов В.И.Герье24, т.к. резко ухудшается состояние М.А.Мейн, ляется не только и не столько процессом творчества, но — требуется срочная перемена климата. 20 ноября 1902 г. Цве катарсиса. Прощение осложняется тем, что между двумя таевы уже в Нерви. Марина и Ася устроены в пансион, а Ва женщинами билось сердце одного мужчины, это знает и лерия ездит по Европе вместе с отцом, занятым делами Му трАдиции и маленькая Марина. Отметим, что М.Цветаева поверила в зея. Совершая поездки с отцом25, она проникала в существо силу и неотвратимость любви с малого возраста, сопере- музейных проблем, приобретала практические знания по живая влюбленным: «ожог — жуть тайны посреди груди» античному искусству и опыт по его сохранности, разбирала (V, 124) Вторым объединяющим началом М.А.Мейн и Вале- корреспонденцию, составляла письма отцу, «не вполне глад рии был театр: «Мария Александровна в то время пере- ко владевшему немецким», выполняла мелкие поручения, потенциАл трАдиции живала свое увлечение […] и для желанных выездов в театр постепенно осознавая масштаб строительства.

оказалась я удобным спутником. Третий билет был всегда Валерия не решается назвать в воспоминаниях, напи моим»18, — писала Валерия. А второй билет принадлежал санных в годы, когда друзья и близкие еще не вернулись из студенту-филологу Александру Павловичу Гуляеву19 — «ко- ссылок и минусов, а следы других вели в эмиграцию, — име ЧАсть II. берегА Антикризисный му в четыре руки — играли и в четыре руки — вышивали, на своих друзей. Обратимся к записям Веры Николаевны кому и о ком в два голоса — пели» (V, 50). Муромцевой (1881–1961). Она рисует встречу в родительском Валерию можно назвать героиней произведений доме (улица Поварская, дом № 26). О желании нанести визит М.Цветаевой: «То, что было», «Мать и музыка», «Черт», «Мой Ивана Алексеевич Бунина (18701953), с которым она позна Пушкин», «Дом у Старого Пимена», «Музей Александра III». комилась накануне, 4 ноября 1906 г. в доме Бориса Констан А.И.Цветаева утверждает, что Лёра «отличала Мусю — за тиновича Зайцева (1881–1972), ей сообщила ее подруга, Вера 322 резкую определенность желаний и нежеланий, ум, характер, Орешникова26. «Мать была в отъезде, папа в этот вечер не раннее развитие […] Муся платила ей пылкой любовью»20. вышел, — пишет В.Н.Бунина, — может быть, поэтому и бы «Обожания», потаенная сторона жизни институток, оставили ло непринужденно и весело». Кроме названных, завсегдаями яркий след и в душе Валерии: «На всех клочках рисовала я дома были: «Хорошенькая Оля Кезельман с мужем, которого профиль своей избранницы, была счастлива весь день, если я знала еще гимназистом пятой гимназии. Оля дочь извест встретишь ее где-нибудь невзначай, тоскуешь и плачешь, ес- ного историка Иловайского, с ее покойной сестрой Надей я ли не придет в обещанный срок погулять в коридоре. […] Как была закадычной подругой в гимназии, а Оля стала после важно было к случаю, в день именин в праздничную парту своего замужества своей в нашем доме, так как родители ей ее положить и свой подарок, […] И ждешь понравится ли не простили, что она вышла замуж против их воли за чело […] В свою очередь, уже в старшем классе, вдруг узнаю, что века с еврейской кровью. Против нее ее племянница, Лёра кто-то меня “обожает”»21. К «обожательницам» Лёры можно Цветаева, дочь профессора Ивана Владимировича и едино отнести и сестру Марину;

но это чувство проявилось в осо- кровная сестра Марины. Рядом с ней невзрачный репетитор бенной (романтической, завуалированной) форме: пока Ва- брата Андрюши (А.П.Гуляев — И.Н) […] Профессор Горбунов лерия училась в Институте, в ее комнате жил Черт. Возмож- сцепился с Буниным из-за стихов Минского “Пролетарии всех но, он поселился там для Марины как раз после того, как стран, соединяйтесь”, доказывая, что в них нет ритма. “Вы ошибаетесь, — возразил Иван Алексеевич, — в этих стихах античности Лёра была автором «пантомим», «живых картин», освещенных бенгальскими огнями31, воспитывая в сестрах ритм отличный”, — и он прочел несколько строф. […] Неожи «любовь к необычайному». В декабре 1921 г. в Москве откры данно Бунин спросил: “У вас есть Чехов? Я хочу прочесть вам та первая Школа Айседоры Дункан, под эгидой которой воз его рассказ” […] Все оживились, знали, что даже сам Антон проблемы имяслАвия никли студии. Среди них — «Государственные курсы искус Павлович любил слушать свои рассказа в чтении Бунина.

ства движения» (открыты при ВХУТЕМАСе, находившемся в […] Мы смеялись, действительно, Бунин читал мастерски»27.

ведении Наркомпроса). Их организатором, руководителем и В 1908–1918 гг., после окончания Высших женских одним из педагогов была В.И.Цветаева (вела занятия по «пла курсов Герье, Валерия преподает историю и русский язык в стическому движению»). Курсы Цветаевой (так их называли) Женской гимназии Е.Б.Гронковской. При поддержке дирек славились хорошей общей подготовкой учащихся, выпускни трисы, в 1909 г. она организует «Музей национального ис ки работали на эстраде, а с 1927 г., после открытия Цирково кусства и быта» (школьный этнографический музей). Герои го училища, успешно туда поступали32. Летом В.И.Цветаева ческий пример отца озарял ее мечты, когда она начала сбор трАдиции и с мужем выезжала в Тарусу на дачу и брала группу учени экспонатов для своего музея. Возможно, на этот шаг подвиг ее ков (к изучению «искусства движения» присоединялись и и случай: однажды, придя в Трехпрудный, она обнаружила, тарусянки). Снимали здании школы или другое помещение, что дорогие ей «Bibelots»* вынесены на чердак и свалены в расплачивались концертами, выступали в ближайших се кучу, что привело ее (привыкшую трепетно относиться к па лах. Курсы Цветаевой были ликвидированы в 1932 г. после мятным вещам и предметам старины) в отчаяние. Возможно потенциАл трАдиции травли в прессе и двухлетней борьбы за них В.И.Цветаевой также, что экспонатами школьного музея становились пред (свобода, пускай, лишь в танце, не вписывалась в политику меты, обнаруженные И.В.Цветаевым и не подходящие по Наркомпроса)33. Мечтая основать в Тарусе Школу искусства каким-либо причинам будущему Музею изящных искусств.

движения, она начинает строить дом в Тарусе (на Воскре Валерия продолжает расширять коллекцию своего школьно ЧАсть II. берегА Антикризисный сенской горе с видом на Оку). «Но времена изменились, на го музея, предпринимая поездки по России, по городам Евро чались репрессии, затем война» (в годы войны Валерия с пы, вплоть до 1918 г. (поездка по Алтаю описана ею подроб мужем жили в Тарусе), и снова репрессии. «И потек в дом но28, сохранились также акварельные зарисовки Валерии) Валерии Ивановны поток репрессированных, тех, кому не События, последовавшие за «великим октябрем», прервали было места в Москве», она «давала им приют, помогала музейную работу: после слияния мужских и женских гим- устраиваться на работу»34, — вспоминает ученица и соратни назий, смещения директрисы, музей был просто разгромлен ца В.И.Цветаевой — Елена Михайловна Замятина, жившая 324 (обычными мальчишками). Всё, что удалось спасти, Валерия в доме В.И.Цветаевой. По приглашению В.И.Цветаевой в Та передала в Строгановский музей. русу после возвращения из туруханской ссылки приехала и Будто оглядываясь на высокую лирику М.Цветаевой, Ва- ее племянница, Ариадна Эфрон (1912–1975) с подругой, Адой лерия дает важную ремарку к своим «Запискам»: «Вспоминая Шкодиной (Федерольд) (1901–1996);

к сентябрю 1958 г. домик и говоря о многом, почему ничего не говорю о чувстве, которое на подаренной тетей Лёрой «узкой полоске земли» был постро в молодости крушило, брало так много силы и так много да- ен, и Ариадна начинала каждый день словами: «Лучше наше вало? Чтобы говорить о том, надо быть Гамсуном29. Говорить го домика на свете нет»;

потом между теткой и племянницей же по-другому нет никакой охоты»30. Этим объясняется отсут- пробежала черная кошка (каждый оставался верен себе).

ствие любовной составляющей в повествовании Валерии. В 1966 г. Ариадна Эфрон в письме к своей младшей под Изучение искусства Айсдоры Дункан, ставшее профес- руге, Ирине Емельяновой, писала: «17 августа умерла Валерия сией Валерии — танец, основанный на элементах древнегре- Ивановна Цветаева;

это была последняя глава “Дома у Старого ческой пластики и вазописи, на импровизации, подчиненных Пимена” […] Вспоминается голубой плюшевый альбом, в кото музыке — также имеет истоком семейную традицию: любовь к ром она — в институтской пелеринке — гордая загадочная кра савица — из-под темных турецких век ясные ледяные глаза.

[…] А веку ее было 84 года»35,— письмо от 2 сентября 1966 г.

* Bibelot (фр.) – изящная вещица, безделушка.

Многие — близкие и далекие («исследователи») — в «Безо всякого вознаграждения»: Автографы И.В.Цветаева. «Запи ски» В.И.Цветаевой / Предисл., подгот. материала Н.А.Кублановской письменном виде оформили свои обиды на В.И.Цветаеву. И — Иваново: ОАО «Изд-во Иваново». 2005.

можно было бы махнуть рукой (мол, Господь всех простил).

Публикации: Цветаева В. Из «Записок» // Воспоминания о Марине Но поскольку легенды (часто взаимоисключающие) занима проблемы имяслАвия Цветаевой / Сост. Л.Мнухин и Л.Турчинский — М.: Сов. пис., 1992, ют место исторической правды, необходимо вносить коррек с. 14–21;

Марина Цветаева: Поэт и время / Каталог выставки к 100 тивы, чтобы путем процесса интерполяции приближаться летию со дня рождения (1892-1992) — М.: Галарт, 1992, с. 56–58;

к истине. Так, неумение и нежелание Валерии заниматься Цветаева В. Москва девяностых и девятисотых годов // И.В.Цветаев эпистолярными объяснениями процессов, происходящих создает музей / Сост. и коммент: А.А.Демская, Л.М.Смирнова;

вступ.

как в ее душе, так и вокруг (ведь она «не была Гамсуном»!), ст. Л.М.Смирновой — М.: Галарт, 1995, с. 378–392.

приписывают ее душевной глухоте36, не учитывая, что она, «Записки» В.И.Цветаевой, с. 49.

в силу природных качеств и воспитания была закрытым че- Там же, с. 72.

ловеком — имела иную «грацию прикосновения к жизни». «Устроить в Москве маленький Альбертинум»: Переписка Ивана трАдиции и Цветаева и Георга Трея (1881-1913)» / Государственные художе Так, даже повествование в ее «Записках» и «Дневнике» име ственные собрания Дрездена и Государственный музей изобра ет порой характер плана или наброска. Напротив, любимые зительных искусств им. А.С.Пушкина — Издательство Бёлау — «Bibelots» рассмотрены подробно, как в музейной описи.

Кёльн — Веймар — Вена, 2006, с. 39.

Нельзя не отметить, что если А.Цветаева повествует о Вале Цит. по: Музы Трехпрудного переулка, с. 47.

рии, основываясь на своих наблюдениях и умозаключениях потенциАл трАдиции «Устроить в Москве маленький Альбертинум», с. 39.

(пусть, субъективных), то А.Эфрон опирается исключитель- См. Письма В.Д.Иловайской к И.В.Цветаеву // Музы Трехпрудно но на тексты М.Цветаевой со всей дочерней преданностью, го переулка, с. 89–137.

прямые же свидетельства ее относятся лишь к последним Цит. по: И.В.Цветаев создает музей, с. 16.

годам жизни В.И.Цветаевой (1958–1966 гг.) Подчеркнем, что ЧАсть II. берегА «Записки» В.И.Цветаевой, с. 66.

Антикризисный А.И.Цветаева, говоря о помощи Валерии в годы ее ссылки, Иловайская (в первом браке Кезельман, во втором Матвееве) описывая с любовью и благодарностью содержимое ее посы- Ольга Дмитриевна, (1883 1958), в эмиграции жила в Сербии, Гер мании.

лок, говорит: «Но будь она даже и грешницей — много гре «Записки» В.И.Цветаевой, с. 96.

хов было бы ей прощено за одни только ее мне посылки, за См. Письма И.В.Цветаева к И.В.Помяловскому // Соснина Е. Му мысленную и действенную переселенность в мою избушку, зы Трехпрудного переулка, с. 139–169, 177–205, 229–277.

за страсть помочь»37.

Там же, с. 249.

326 И последнее. Назвав свою первую книгу стихов «Ве Цветаева Анастасия Ивановна (1894–1993), писательница, ме черний альбом», М.Цветаева вверила читателям — точнее, муаристка.

читателю, «Чародею» (Эллису)38 — свою душу, объяснилась «Записки» В.И.Цветаевой, с. 114. Директрисой Института бы в любви. «Альбомы, записки,.. симпатические чернила» ла Ольга Степановна Краевская, почетным опекуном — генерал (V, 36–37), — знаки любви, перечисляемые М. Цветаевой. Но лейтенант Александр Александрович Пушкин, старший сын Поэта.

особую значимость для нее, внушавшую и любовь, и зависть, Среди преподавателей: историки Михаил Николаевич Покровский представлял с малых лет вполне конкретный альбом — де- (1868–1932) и Роберт Юрьевич Виппер (1859–1954);

физик Сергей Александрович Чаплыгин (1869–1942), пианист и композитор Алек вичий альбом хозяйки красной комнаты — Валерии.

сандр Николаевич Скрябин (1872–1915), дирижер и главный хор мейстер Большого театра Ульрих Иосифович Авранек (1853–1937);

музыкальный инспектор Института Сергей Васильевич Рахмани нов (1873–1943), покинувший Россию в конце 1917 г.

ПРИМЕЧАНИЯ Цветаева А. Воспоминания. М.: Изд-во «Изографус», 2003, с. 45.

См. книги: Соснина Е.Б. Музы Трехпрудного переулка: Неизвест «Записки» В.И.Цветаевой, с. 136.

ное о семье Цветаевых в письмах, фотографиях, документах — М.:

«Свободомыслящий студент» Гуляев готовил «Андрюшу в приго Дом-музей Марины Цветаевой, Иваново: Изд. дом «Референт», 2005;

товительный класс Седьмой гимназии, а сестру Лёру, под шумок, себе в невесты» (V, 106). Любовь началась летом 1899 г. в Тару- Муромцева-Бунина В.Н. Жизнь Бунина: 18701906. Беседы с па се: «То, се, и по-дачному очень скоро» («Записки» В.И.Цветаевой, мятью — М.: Вагриус, 2007, с. 269-270. Заметим, что в прозе «Дом у с. 119), — замечает Валерия. Он писал ей письма в Институт, стоял Старого Пимена», посвященной: «Вере Муромцевой, одних со мной за решеткой институтского парка. А весной 1900 г., после торже- корней» (V, 104)), М.Цветаева неточна, называя Веру Муромцеву проблемы имяслАвия ственной церемонии окончания Валерией Института, И.В.Цветаев «институтской подругой» Валерии;

они учились вместе на Высших сообщает ей, что автор писем «теперь объясняется в чувствах Марии женских курсах Герье, причем, на разных факультетах;

но с ней Александровне». Но «он у нас больше не живет». «Отец не знал, — была хорошо знакома, т.к. часто бывала в доме Д.И.Иловайского.

замечает Валерия, — что переезд не много будет значить» («Запи- «Записки» В.И.Цветаевой (часть IV. «Алтай»), с. 173–195.

ски» В.И.Цветаевой, с. 122). На протяжении ряда лет отношения Гамсун Кнут (наст. Педерсен) (1859–1952), норвежский писа Валерии и Гуляева не прекращались вплоть до 1907 г. (реплика тель.

В.Н.Буниной о сопровождавшем Лёру «невзрачном репетиторе» от- «Записки» В.И.Цветаевой, с. 171. Отметим лишь, что со своим носится к концу 1906 г.;

датировке можно верить, т.к. она связана будущим мужем Сергеем Иасоновичем Шевлягиным (1882–1965), с другой, исторической датой: ее знакомства с И.А.Буниным). Этот филологом, учеником профессора И.В.Цветаева, преподавателем трАдиции и факт отчасти объясняет устойчивую враждебность, которую до по- латыни — Валерия была знакома с 1912 г.;

но брак был оформ следних дней испытывала М.А.Мейн к Валерии. лен лишь 12 мая 1934 г. (Музы Трехпрудного переулка, с. 290). У Цветаева А. Воспоминания, с. 43. них были дети, но они умирали в младенчестве. Подчеркнем двумя «Записки» В.И.Цветаевой, с. 111. чертами, что дата регистрации брака (обвенчаны они не были) раз См. письма М.Цветаевой к В.Н.Буниной от 5 мая 1928 г. венчает соображения типа: «Женясь на красивой, но с диким, чер потенциАл трАдиции (VII, 236). товским характером, Валерии, Сергей Иасонович в основном “бра В упомянутой книге Е.Сосниной «Музы Трехпрудного переулка» косочетался” с ее отцом — “сделал карьеру”, надеялся унаследовать особое внимание заслуживает глава 3, названная «Тайна красной дедовы должности» и т.д. (Из письма А.С.Эфрон к В.Н.Орлову от комнаты» (с. 207–223). Эпиграфом к ней даны слова М.Цветаевой: 18 августа 1966 г. // Эфрон А. «А душа не тонет...»: Письма 1942– ЧАсть II. берегА «Идите в детство, если можете — в младенчество. Там корни». 1975. Воспоминания / Публ., подгот. текста и коммент. Р.Б.Вальбе Антикризисный В 1900 г., сразу после окончания Института, Валерия посту- — М.: Изд-во «Культура», 1996, с. 289–290).

пила на курсы Герье, училась без особой охоты, просто «по при- Цветаева А. Воспоминания, с. 44–45.

вычке быть исправной», — признается она. Ей говорили, что она См. материалы сайта «В мире цирка и эстрады» (www.ruscircus.

похожа на трудолюбивую «мамаку» («Мамака» — Маркова Алек- ru).



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.