авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Содержание ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ И ЦИКЛЫ СОЛНЕЧНОЙ АКТИВНОСТИ (исторические прецеденты и ...»

-- [ Страница 4 ] --

в конечном счёте, она понадобится в аналогичной роли для разгрома Японии. И, наконец, она нужна будет нам как подлинный друг и деловой клиент в послевоенном мире... Если союзники победят, Россия будет одной из трёх самых могущественных стран мира. Во имя будущего всеобщего мира мы должны быть подлинными друзьями и иметь возможность так направлять мировые события, чтобы обеспечить безопасность и процветание. Далее, после войны потребности России в американской продукции будут попросту колоссальными... Из вышесказанного представляется очевидным, что отношения с Советским Союзом имеют более важное значение для нас, чем отношения с любой другой страной, за исключением только Соединённого Королевства..." [14, т. 2, с. 282 - 285].

Логика этой аналитики выказывает не только объективные причины, по которым США нуждались в тесном союзе с Москвой, как в военный, так и в послевоенный период, но и причину, по которой США могли "привязать" к себе СССР. Эту причину - экономическое могущество США, которое позволило бы им быть главным солистом послевоенного мироустройства, - Рузвельт включал в свои стратегические расчёты.

Необходимые уступки интересам СССР не означали отказа от "идеалистического" подхода к мировой политике, который был оптимален для национального интереса США.

Но они означали необходимость трезвого расчёта возможного баланса между "идеализмом" и "реализмом". Иллюстрацией такого расчёта может служить известное высказывание Рузвельта, относящееся к 1943 году: "...Миру повезёт, если он получит 50% от ожидаемых результатов стр. войны (совершенно очевидно, результатов, соответствующих американским целям. В.С.). Это будет высокая средняя величина" [цит. по: 20, р. 63].

Такой реалистический подход характеризовал позицию Рузвельта во время его двух исторических встреч со Сталиным - в Тегеране и Ялте. В Тегеране (30 ноября - 2 декабря 1943 г.) выяснилось, что в "Большой тройке" на самом деле главенствуют Рузвельт и Сталин. Сталин после триумфальной Сталинградской битвы чувствовал себя уверенно, и уступки ему были неизбежны. Рузвельт признавал это и делал всё, чтобы расположить к себе советского лидера. Он демонстративно дистанцировался от Черчилля и очаровывал Сталина. Черчилль, как потом вспоминал Рузвельт, "багровел и выходил из себя, но чем больше он это делал, тем больше Сталин улыбался". На следующий день после тесного общения со Сталиным Рузвельт впервые назвал его "дядя Джо" и завоевал, как ему показалось, сердце восточного вождя [2, с. 370].

В Тегеране Рузвельт твёрдо пообещал Сталину открыть второй фронт в мае 1944 г., а Сталин в ответ заверил, что СССР откроет после победы над Гитлером собственный фронт против Японии. Относительно планов послевоенного мироустройства были достигнуты принципиальные договорённости. Подтверждалось коллективное руководство международным миропорядком через посредство Организации Объединённых Наций (учреждалась решением от 1 января 1942 г.). Руководящая роль в поддержании международного мира отводилась рузвельтовским "четырём полицейским" - СССР, США, Великобритании, Китаю. В конце 1943 г. было ясно, что двумя "императорами" в четвёрке будут США и СССР. Территориальные претензии Сталина были Рузвельтом поддержаны.

Он не возражал против включения Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР (правда, попросил Сталина провести среди прибалтийских народов по этому вопросу плебисцит, и Сталин согласился на такую меру, но "без международных наблюдателей"). Была воспринята сталинская концепция послевоенных границ Польши, как и передача СССР Восточной Пруссии с Кенигсбергом. Уступкой со стороны "дяди Джо" был видимый отказ от мировой коммунистической революции (за полгода до Тегерана был распущен Коминтерн), что, конечно, не означало отказа Сталина от расширения, уже иными средствами, советской сферы влияния в мире.

Ялтинская конференция, проходившая 4 - 11 февраля 1945 г., в первую очередь её итоги, вызвала ожесточённые споры в политических кругах США. Они были продолжены историками и сохраняют актуальность по нынешний день. В Соединённых Штатах громко звучал голос тех, кто объявил позицию Рузвельта, как минимум, ошибочной и, как максимум, предательской. Профессиональные исследователи уделяли пристальное внимание субъективным "ошибкам" Рузвельта. Одни видели их в непонимании Рузвельтом "органического" характера "имперской сути" России [26, р. 104 - 105], которая не могла быть устранена никакими обязательствами Сталина, как и любого из советских вождей. Другие полагали, что Рузвельт не принял в расчёт "параноидального" характера Сталина, действия которого по этой причине были непредсказуемы и доверять которому хоть устным, хоть письменным обязательствам с его стороны - было ошибкой [19, р. 168].

Другая часть политиков и исследователей исходила из того, что Рузвельт действовал в соответствии с буквой и духом политического реализма и получил, если воспользоваться приводившимся выше суждением Рузвельта, "50% стр. от ожидаемых результатов войны". Г. Киссинджер, один из наиболее последовательных американских защитников политического реализма, обосновывал эту точку зрения лапидарно: "Ялта стала символом позора с точки зрения формирования послевоенного мира. И всё же, когда проходила эта конференция, советские войска уже давно перешагнули все границы 1941 года и были в состоянии односторонне навязать советский политический контроль над всей остальной Восточной Европой" [2, с. 369]. Дж. Гэддис, полагавший, что Рузвельт недооценивал фактор "сталинской паранойи", вместе с тем, в принципиальной оценке итогов Ялты фактически солидаризировался с Киссинджером:

"Вопреки последовавшим обвинениям, Рузвельт в Ялте не уступил Сталину ничего, что тот уже реально или потенциально не контролировал" [19, р. 166]. Можно также привести известную оценку самого Рузвельта, что в Ялте он "сделал для поляков всё, что было в его силах", как и сослаться на результат авторитетных американских опросов общественного мнения, свидетельствовавших, что после ялтинской конференции не более 9% респондентов сомневались в справедливости её решений [28, р. 1084].

Ялтинская конференция одобрила как фундаментальные принципы послевоенного мироустройства, так и конкретные решения по поводу завершающей фазы войны [33, р.

89 - 95]. Среди фундаментальных соглашений, одобренных лидерами "Большой тройки", присутствовала Декларация освобожденной Европы, закреплявшая основополагающее положение Атлантической хартии: "Принцип Атлантической хартии заключается в праве народов выбирать форму правления, в которой они желают существовать, что предполагает возвращение суверенных прав и самоуправления тем народам, которые были лишены их при помощи силы нациями-агрессорами". Другой фундаментальный документ касался членства в Организации Объединённых Наций, созыв которой назначался на 25 апреля в США. Советскому Союзу предоставлялись дополнительные места, которые должны были занять Украина и Белоруссия. В Совет Безопасности, выступавший в качестве замены "Четырём полицейским", предполагалось включить СССР, США, Великобританию, Китай и Францию. Каждый член Совета Безопасности наделялся правом вето в отношении обсуждаемых решений.

Побеждённая Германия, согласно решениям Ялтинской конференции, должна была быть разделена на четыре оккупационные зоны, а в "клуб" четырёх победителей, помимо "Большой тройки", включалась Франция. СССР обязывался через три месяца после капитуляции Германии вступить в войну против Японии. Южный Сахалин и прилегающие острова, отчуждённые от России Японией в 1904 - 1905 гг., должны были быть переданы СССР. Также Япония уступала СССР Курилы.

Отдельная декларация конференции, ставшая впоследствии источником жёсткой критики Западом Советского Союза, касалась Польши. Признавая, что новая ситуация в Польше определялась её "полным освобождением Советской Армией", декларация, вместе с тем, указывала, что созданное в результате "Временное правительство должно быть реорганизовано на широкой демократической основе с включением в него демократических лидеров, находящихся как в самой Польше, так и в эмиграции". И далее:

"Это новое правительство должно после этого именоваться Польским временным правительством Национального единства", оно "должно взять обязательство проведения свободных стр. выборов в максимально короткие сроки на основе всеобщего избирательного права и тайного голосования", при этом в выборах "имеют право участвовать и выдвигать кандидатов все демократические и антинацистские партии".

События после Ялты свидетельствовали, что её решения относительно территории Европы, занятой Советской Армией, не оказались для Сталина обязательными. Это стало важной причиной изменения в негативном направлении отношений между США и СССР.

Рузвельт не отказался от принципиальной позиции сотрудничества с СССР, но между Москвой и Вашингтоном возникла трещина, реально углублявшаяся ещё при жизни Рузвельта.

Рузвельт не мог не реагировать на давление американского общественного мнения, в котором на завершающем этапе войны достигла пика убеждённость в том, что главной целью победы над фашизмом являлась реализация либерально-демократических принципов, как они фиксировались в Атлантической хартии и Декларации освобождённой Европы. Сталин же откровенно вёл себя в освобождённой Восточной и Центральной Европе, как в своей законной сфере влияния, не обращая внимания на ялтинские обязательства. США отвечали собственными односторонними действиями, среди которых наиболее скандальным оказался "бернский инцидент". Весной 1945 г. американская разведка начала односторонние консультации с нацистами в Берне по вопросам капитуляции немцев в Италии. На возмущённый запрос по этому поводу советской стороны американцы отвечали уклончиво и обтекаемо [6, с. 303 - 304]. Даже в этой ситуации Рузвельт искренне стремился восстановить доверие между ним и Сталиным. До своей кончины (12 апреля) он убеждал себя и окружающих, что без партнёрства с СССР сохранить прочный и длительный мир после победы над фашизмом не удастся.

Создаётся впечатление, что Рузвельт до конца дней верил в возможность изыскивать средства приобщения СССР к мировому порядку по-американски. В противном случае невозможно объяснить, почему он исповедовал не только целесообразность, но и реальность не просто сосуществования двух "тотально отличных" сверхдержав победительниц, но их тесного сотрудничества. Представляется, что Рузвельт видел тому как объективное, так и субъективное основание. Объективное основание заключалось в том, что в годы войны США совершили мощный рывок не просто к лидерству, но к гегемонии и доминированию в мировой экономике. Их удельный вес в мировой экономике вырос с довоенных 20% до более чем 50%. Но экономическое доминирование выражалось не только в этих цифрах. Не менее важным было то, что Рузвельту удалось свершить в сфере мировой экономики то, о чём В. Вильсон не мог даже мечтать в годы Первой мировой войны.

На завершающем этапе войны США создали прочные международные институты экономической гегемонии. В середине 1944 г. в Бреттон-Вудсе (г. Вашингтон) был учреждён Международный банк реконструкции и развития, активы которого практически полностью принадлежали Соединённым Штатам. Всемирный банк, как его стали для краткости называть, предназначался для восстановления экономики европейских стран, а также помощи новым нуждающимся странам Азии, Латинской Америки, Африки. В то же время там же был создан Международный валютный фонд (МВФ). Он был призван обеспечить стабильность международных денежных расчётов и обращения. Его резервами стали золото и доллары вместо прежних золота и фунта стерлингов.

стр. США тогда контролировали две трети мировых запасов золота, и по золотой обеспеченности доллар был вне конкуренции. В обоих международных финансовых центрах большинство постов принадлежали американцам.

Субъективное основание заключалось в самом Рузвельте. Он никогда не был фаталистом и верил в способность человека менять ход истории. Реалии 1930- 1940-х годов убеждали многих и многих (среди них, вероятно, и самого американского президента), что именно Рузвельт являлся таким человеком. Он спас американскую цивилизацию от экономического краха в 1930-е годы, а в 1940-е годы поднял США до уровня экономической и военно-политической сверхдержавы. И в 1930-е, и в 1940-е годы он руководствовался принципом "в мире нет ничего страшного, кроме самого страха" и блестяще доказывал на практике свою оптимистическую правоту. Политическому гроссмейстеру Рузвельту казалось, что, взаимодействуя со Сталиным в "лайковых перчатках", используя экономическую зависимость Москвы от Вашингтона и обладая "сухим порохом" ядерного оружия, он сможет "полюбовно" управляться со второй мировой сверхдержавой. Судьба не дала ему возможности реально испытать объективное и субъективное основания американского "превосходства" над СССР.

Сомнительно, чтобы "фактор Рузвельта" принципиально повлиял на Сталина при подведении окончательных итогов Второй мировой войны, как и в послевоенном обустройстве Европы и мира. Но смерть Рузвельта оказала воздействие на отношения СССР и США. В годы войны в Советском Союзе Рузвельту был создан образ искреннего друга России. "Дядя Джо" чувствовал себя комфортно при личном общении с великим и обаятельным американским лидером. Новость о смерти Рузвельта 12 апреля 1945 г.

погрузила СССР в национальный траур. Миллионы советских людей искренне плакали и были уверены, что Россия потеряла лучшего зарубежного друга.

Опасения советских руководителей по поводу последствий смены национального лидера в США не заставили себя долго ждать. Сменивший Рузвельта на президентском посту Трумэн не был политическим гроссмейстером, а тем более, уровня Рузвельта. Будучи, как и Рузвельт, приверженцем концепции "Американского века", Трумэн не обладал желанием и искусством действовать в отношениях с Москвой в "лайковых перчатках". Он с самого начала выказал намерение полагаться на силу. Когда 23 апреля 1945 г. В. М.

Молотов, советский министр иностранных дел, впервые встретился в Вашингтоне с Трумэном, тот без промедления окатил московского союзника ушатом ледяной воды. Сам американский президент впоследствии горделиво отмечал, что нанёс советскому министру сходу "двойной удар в челюсть", жёстко потребовав выполнять ялтинские соглашения [19, р. 169]. А накануне той встречи в беседе с А. Гарриманом, американским послом в Москве и единомышленником Рузвельта, высказавшим новому президенту мысль о важности компромиссов, Трумэн отрезал: "...В важных вопросах мы должны получать 85% того, что хотим" [6, с. 320]. Помощникам президента нужно было забыть о рузвельтовских 50%. Трумэн был готов к радикальной перемене отношений с главным союзником по антигитлеровской коалиции. Она не замедлила произойти.

Список литературы 1. Год кризиса, 1938 - 1939. Документы и материалы. Т. 1. М., 1990.

2. Киссинджер Г. Дипломатия. М., 1997.

стр. 3. Мальков В. Л. Россия и США в XX веке. М., 2009. С. 225.

4. Москва - Вашингтон. Политики и дипломатия Кремля. Сборник документов в трёх томах / Отв. ред. Г. Н. Севостьянов. М., 2009. Т. 3. 1933 - 1941.

5. Мягков М. Ю. Проблема послевоенного устройства Европы в американо-советских отношениях. 1941 - 1945. М., 2006.

6. Печатнов В. О. Сталин, Рузвельт, Трумэн: СССР и США в 1940-х гг. М., 2008.

7. Печатнов В. О., Маныкин А. С. История внешней политики США. М., 2012.

8. Рузвельт Ф. Беседы у камелька. М., 2003.

9. Сидоров А. Ю., Клейменова Н. Е. История международных отношений. 1918 - 1939. М., 2008.

10. Смирнов В. П. Краткая история Второй мировой войны. М., 2005. С. 63 - 104.

11. Согрин В. В. Три ключевые проблемы истории Нового курса Ф. Д. Рузвельта // Новая и новейшая история. 2007. N 5.

12. Согрин В. В. Демократия в США. От колониальной эры до XXI века. М., 2011.

13. Фляйшхауэр И. Пакт. Гитлер, Сталин и инициатива германской дипломатии. 1938 1939. М., 1990.

14. Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс. Глазами очевидца. Тт. 1-2. М., 1958.

15. Юнгблюд В. Т. Внешнеполитическая мысль США 1939 - 1945 годов. Киров, 1998.

16. Bailey Th. A. A Diplomatic History of the American People. New York, 1958.

17. Burns M. Roosevelt: the Lion and the Fox. New York, 1956.

18. Dallek R. The American Style of Foreign Policy. Cultural Politics and Foreign Affairs. New York, 1983.

19. Gaddis J.L. Russia, the Soviet Union and the United States. An Interpretive History. New York, 1978.

20. Gardner L.C. A Covenant with Power: America and the World Order from Wilson to Reagan. London, 1984.

21. Gardner L.S., LaFeber W.F., McCormick T.J. Creation of the American Empire: U.S.

Diplomatic History. Chicago, 1973, 1976.

22. Henderson L.W. A Question of Trust. The Origins of U.S. -Soviet Diplomatic Relations.

Stanford, 1986.

23. La Feber W. The American Age. United States Foreign Policy at Home and Abroad. 1750 to the Present. New York, London, 1994.

24. Maddux Т. Н. Years of Estrangement: American Relations with the Soviet Union, 1933 1941. Tallahasee, 1980.

25. Moley R. After Seven Years. New York, 1939.

26. Perlmutter A. Making the World Safe for Democracy: A Century of Willsonianism and It's Totalitarian Challengers. Chapel Hill (NC), 1997.

27. Powaski R.F. The Cold War. The United States and the Soviet Union, 1921 - 1991. Oxford (NY), 1999.

28. Public Opinion, 1935 - 1946 / Ed. H. Cantril, M. Strunk. Princeton (NJ), 1951.

29. Public Papers and Addresses of Franklin D. Roosevelt / Ed. S.I. Roseman. 13 vols. New York, 1938 - 1950.

30. Rosenberg F.S. Spreading the American Dream: American Economic and Cultural Expansion, 1890 - 1945. New York, 1982.

31. Saul N. Friends or Foes? The United States and Soviet Russia. 1921 - 1941. Lawrence (Kansas), 2006.

32. Tugwell R.G. The Democratic Roosevelt. New York, 1957.

33. Two Centuries of U.S. Foreign Policy. The Documentary Record / Ed. S.J. Valone. Westport (Ct), London, 1995.

34. Wartime Correspondence between President Roosevelt and Pope Pius XII / Ed. by M.

Taylor. New York, 1988.

35. Welles S. Where Are We Heading. New York, 1946.

36. Willkie W. One World. New York, 1943.

стр. АМЕРИКАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ЗА РУБЕЖОМ: ПРАКТИКА Заглавие статьи СОЗДАНИЯ И РАЗВИТИЯ Автор(ы) Н. А. Цветкова США - Канада. Экономика, политика, культура, № 11, Источник Ноябрь 2013, C. 87- Образование Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 36.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи АМЕРИКАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ЗА РУБЕЖОМ: ПРАКТИКА СОЗДАНИЯ И РАЗВИТИЯ Автор: Н. А. Цветкова УДК 327. Н. А. Цветкова* Санкт-Петербургский государственный университет Автор анализирует образовательную политику США в области продвижения американских университетов за рубежом. Правительство поддерживает и контролирует 47 университетов во всех регионах мира. В статье рассмотрены методы финансирования и оценки эффективности учебных заведений, деятельность Агентства международного развития как основного администратора политики США в данной сфере.

Ключевые слова: Американский университет за рубежом;

публичная дипломатия;

образовательная политика;

Агентство международного развития.

Создание национальных университетов за рубежом приобретает всё большую популярность в правительственных кругах многих государств. Китай, Иран, Саудовская Аравия, Германия разрабатывают проекты по открытию учебных заведений в других странах. США остаются лидером по числу создаваемых университетов за рубежом. С середины XIX века частные американские фонды открывали вузы и школы в других государствах. В 1959 г. правительство запустило программу бюджетного финансирования имеющихся американских университетов и приступило к созданию новых в зарубежных странах. Очень часто американские университеты за рубежом использовались в качестве площадки для переподготовки политиков и членов неправительственных организации.

Так было, например, во времена "холодной войны" или "арабской весны". За период существования политики по распространению американских университетов за рубежом правительство сумело выработать эффективный механизм поддержания жизнедеятельности и сохранения американских черт своих зарубежных вузов, несмотря на различные политические проблемы, возникающие в странах-реципиентах. Многие подходы и методы, использованные США при создании и развитии национальных вузов за рубежом, могут быть использованы в российской внешней политике и публичной дипломатии [2].

Вопрос о том, как США создают и развивают американские университеты за рубежом, остаётся малоизученным. В современной науке исследованы такие проекты правительства США, как Американский университет в Ливане, * ЦВЕТКОВА Наталья Александровна - кандидат исторических наук, доцент кафедры американских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета. E-mail: tsvetkovana@sir.edu стр. Египте и Болгарии [11;

29]. Тема о развитии американских колледжей для женщин в Армении, Греции и других странах также является разработанной [20]. Изучались отдельные вопросы образовательной деятельности американских фондов в Иране и Саудовской Аравии в период "холодной войны" [16]. Однако современный период американской политики по созданию университетов за рубежом остаётся открытым, хотя сегодня правительство США предпринимает новые масштабные шаги по созданию и реформированию вузов в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), Ближнего Востока, а также использует американские учебные заведения за рубежом в политических проектах.

Исходя из этого, цель данного исследования - выявить особые черты политики США по созданию и развитию американских университетов за рубежом. Мы рассмотрим только те американские университеты, которые получают гранты от правительства США и, соответственно, реализуют цели правительства.

Первая часть статьи посвящена анализу правительственного механизма, политических и региональных приоритетов американской образовательной политики по созданию американских университетов в других странах. Здесь представлены способы финансирования и методы оценки эффективности работы американских учебных заведений. Во второй части выявлены особенности политики правительства США по созданию и развитию американских учебных заведений за рубежом с 1959 по 2013 год.

Американский университет за рубежом: методы создания и контроля за деятельностью Правительство США, по данным на 2013 г., поддерживает 47 американских университетов в зарубежных странах. Почти половина из них не содержит в своём названии определения американский [7]. Однако все учебные заведения были открыты американскими организациями и получают финансовую поддержку от правительства США. Такие учебные заведения созданы сегодня во всех регионах земного шара и наибольшее их число работает в странах Африки и Ближнего Востока (табл. 1).

За всю историю существования правительственной образовательной политики США в данной области (1959 - 2012 гг.), самые наибольшие объёмы финансовых средств были потрачены на страны Ближнего Востока и Евразии (табл. 2).

Правительственная поддержка американских учебных заведений за рубежом появилась в 1957 г. По закону "О взаимной безопасности", "американские университеты, созданные по частной инициативе американских граждан в зарубежных странах, являются важным инструментом продвижения американских идей и культуры, а также подготовки специалистов для стран третьего мира" [12]. Первые гранты были распределены в 1959 г.

Сегодня деятельность правительства США в этой области регулируется и финансируется законом о зарубежной помощи. Статья 214 закона гласит, что правительство США обеспечивает помощь учебным заведениям за пределами США, которые созданы американскими организациями и демонстрируют идеи и практику американского государства [19].

стр. Таблица Число американских учебных заведений за рубежом, поддерживаемых правительством США, 2013 г.

Общее число Из них:

Регион учебных университетов школ заведений Африка 18 13 Ближний Восток 17 13 Евразия 12 10 Латинская 8 4 Америка АТР 7 7 Общее 62 47 количество American Schools and Hospitals Abroad. Regions. USAID (www.usaid.gov).

Таблица Кумулятивное финансирование правительством США американских образовательных учреждений в зарубежных странах, 1959 - 2012 гг.

Регион Млн. долл.

Ближний Восток Европа и Евразия АТР Латинская Америка Африка American Schools and Hospitals Abroad. Regions. USAID (www.usaid.gov).

За всю историю существования данной политики правительство США редко меняло её цели. В период "холодной войны" она преследовала цель противостоять "экспансии коммунизма в регионе Средиземного моря (Балканский полуостров) и в государствах Ближнего Востока". Правительство США активно поддерживало проекты по развитию уже созданных американских университетов в Египте, Греции, Ливане и Турции [12].

Современная цель поддержки существующих вузов США за рубежом обозначена следующим образом: "продвижение положительного имиджа США, подготовка лидеров (элиты) и расширение понимания экономических, политических институтов США посредством обучения" [6].

Интересы Соединённых Штатов в отдельных странах и регионах оказывают влияние на подходы правительства к продвижению американской модели обучения. Например, на постсоветском пространстве и в странах Восточной Европы задача формирования новой профессиональной группы бизнесменов и политиков демократического толка была приоритетной, а программы в этой области получили широкое распространение в американских университетах, созданных в Средней Азии, Болгарии и Армении [1;

8]. В странах Ближнего Востока стоит задача по изменению имиджа США и по демократизации региона. Поэтому программы в области свободных искусств являются приоритетными в американских университетах в Египте, Ливане и в ОАЭ.

стр. Агентство международного развития США и его отдел - Американские учебные заведения и больницы за рубежом - это основные спонсоры и администраторы учебных заведений США в других странах. Агентство международного развития подчиняется Госдепартаменту и получает финансирование от Конгресса США. Перед ними Агентство несёт ответственность за продвижение внешнеполитических интересов Вашингтона через деятельность американских университетов за рубежом. Их финансирование предоставляется агентством не напрямую, а через американских посредников, которые создавали эти университеты, или через американские советы попечителей подобных образовательных учреждений. С каждым из посредников Агентство международного развития заключает контракт о финансировании и реализации особых задач, обозначенных правительством США в данном документе. Исходя из изученных документов можно сделать вывод, что Агентство контролирует два важнейших компонента в жизнедеятельности американских университетов за рубежом. Первый выполнение поставленных внешнеполитических задач, второй - распространение американской модели университета в регионе.

Все американские университеты за рубежом, получающие финансирование от Агентства международного развития, обязаны развивать образовательные программы в области свободных искусств, управления бизнесом, медицины, точных наук и сельского хозяйства;

осуществлять обучение на английском языке;

создавать совет попечителей, который включает американских граждан и придерживаться принципов академической свободы [8]. Следует отметить, что этим университетам удаётся в большинстве случаев следовать данным обязательствам.

Кроме этого, агентство осуществляет оценку эффективности работы американских университетов за рубежом. Их деятельность признается успешной, если университет 1) "воспитывает" специалистов, способных распространить и использовать на практике американские идеи в области бизнеса, государственного управления и науки;

2) следует модели американского образования и распространяет её среди других учебных заведений в регионе и 3) продвигает положительный имидж США [36].

Особенности политики США Политику правительства США в области создания американских университетов в зарубежных странах можно разделить на два периода. Первый период - 1959 - 1990 гг., когда идеологическое противостояние с СССР повлекло за собой формирование масштабной политики открытия вузов для обучения элиты, ориентированной на американские ценности. Второй период - 1990-е -2013 гг., когда новые внешнеполитические задачи США в странах Евразии и Ближнего Востока способствовали резкой политизации этих заведений.

В период "холодной войны" идеологическое противостояние с СССР способствовало открытию новых вузов, которые формировали лояльную элиту в отношении Америки.

Создались новые университеты в АТР, в странах Латинской Америки и Ближнего Востока [12;

24;

25].

стр. Основным реципиентом американской модели образования оказался Ближний Восток.

Именно там проходила главная линия противостояния между сверхдержавами за новых союзников. Самый знаменитый - Американский университет в Бейруте (The American University in Beirut) стал плацдармом для распространения американкой модели образования в странах Ближнего Востока. Создание факультета свободных искусств и факультета менеджмента, обучение на английском языке, самоуправление студентов впервые были внедрены именно в Ливане. Американский университет превратился в региональный центр подготовки членов правительства и элиты для 118 стран Персидского залива, Африки, Ближнего Востока, а также АТР. Он стал самым крупным вузом США в мире: если в других американских университетах обучалось максимум 2,5 тыс. студентов, то в Бейруте - около 7,5 тыс. Представитель Агентства международного развития в Ливане принимал участие в отборе студентов, в формировании учебного плана, а также занимался вопросами рекрутирования студентов в других странах региона [33].

Большинство выпускников занимали высокие посты в правительстве своих стран, что повлияло на имидж вуза как кузницы элиты. Кроме того, статус пан-арабского университета, в котором идеи арабского национализма процветали при поддержке США, также способствовали его популярности среди молодёжи. Это давало возможность правительству США использовать его в качестве инструмента пропаганды. Студенты перевозили американские фильмы в другие страны Ближнего Востока и организовывали особые летние школы для американских военных по изучению арабского языка и культуры [17]. Только в 1980-е годы из-за военных конфликтов в Ливане, университет стал переживать тяжёлые времена. Сократилось число студентов: в 1978 г. в Бейрут приехали примерно 300 студентов, в 1988 г. - только семь человек [34].

Американский университет в Каире (The American University in Cairo) представляет собой ещё одно уникальное учебное заведение, которое является центром американского образования в регионе Северной Африки и Персидского залива. До конца 1940-х годов Американский университет в Каире позитивно воспринимался арабскими государствами туда стекались студенты из различных государств Ближнего Востока. Приход к власти социалистического правительства Насера в 1950-е годы поставил под вопрос существование университета. Все иностранные учебные школы были закрыты правительством Египта. Однако умелая дипломатическая деятельность США и желание дочери президента учиться в Американском университете стали факторами сохранения университета. Вскоре университет в Каире превратился в место обучения для египетской элиты. Супруга будущего президента Мубарака, дети членов правительства получили дипломы в области управления бизнесом, английского языка и свободных искусств [15].

Благодаря популярности вуза среди элиты, правительству США удавалось удерживать американский состав попечителей университета, через который поступало финансирование вуза.

Другим центром притяжения американской образовательной политики в тот период стал Иран. Сразу после переворота в 1953 г. США предложили новому и лояльному шаху Пехлеви открыть американский университет. Одна стр. ко Иран не спешил сотрудничать с США в области образования. Только в 1960 г. шах позволил правительству США и университету в штате Пенсильвания начать реформы в одном из технических училищ. Были открыты американские учебные программы в области свободных искусств [30]. В 1966 г. США создали на базе училища новый университет, который носил имя иранского шаха - Pahlavi University. Перед вузом была поставлена задача по подготовке проамериканской политической элиты. Правительство США наладило систему отправки американских преподавателей для чтения лекций, многие иранские политики получили учёные степени в США. Кроме того, преследуя цель демократизации Ирана, в 1968 г. правительство США создало женское высшее учебное заведение, известное как Демавенд-колледж. Он выполнил важнейшую социальную и политическую функцию - сформировал профессиональную прослойку учителей английского языка и способствовал развитию политического активизма современных иранских женщин [23].

После исламской революции американские специалисты покинули вузы и попечительские советы были распущены. Однако модель американского образования сохраняется и сегодня в бывшем университете Пехлеви, известном сейчас как Ширазский университет.

Преподавание многих дисциплин ведётся на английском языке. Несмотря на изменение политических отношений между США и Ираном, Демавенд-колледж продолжает готовить преподавателей английского языка в Иране [26]. Иранский опыт показывает, что, несмотря на ухудшение политических отношений между странами, черты американского образования и программ остаются почти неизменными.

Окончание идеологического противостояния США и СССР в начале 1990-х годов позволило американскому правительству расширить число американских университетов в странах Восточной Европы и в бывших советских республиках. Особую роль в расширении влияния США приобрели американские университеты в Болгарии, Армении, Косово и Киргизии. Они стали центрами регионального образования, привлекающими студентов из соседних государств, и моделями для реформирования местных вузов.

Американские университеты в Армении и Болгарии стали первыми вузами, открытыми в бывших странах Восточного блока в 1991 г. Программы в области управления бизнесом и английской филологии являются наиболее популярными в Американском университете в Армении. Профессура из Калифорнийского университета принимает основное участие в развитии этого вуза [22;

32]. Американский университет в Болгарии был создан по договору между Фондом Сороса, правительством Болгарии и Университетом штата Мэн в США. Именно Университет штата Мэн получает финансирование от Агентства международного развития и несёт полную ответственность перед правительством США за успешность болгарского проекта. Университет приобрел огромную популярность среди болгарской молодёжи, которая связывала успешную карьеру с получением магистерской степени в Американском университете. Кроме этого, университет осуществил переподготовку болгарских военных после вступления Болгарии в НАТО [11].

Центральная Азия стала приоритетным направлением американской внешней политики с середины 1990-х годов. Задача расширения экономического, политического и военного влияния США была реализована благодаря стр. созданию масштабных программ помощи в различных сферах. В 1993 г. правительство США предложило Киргизии создать американский университет. Киргизия согласилась только на открытие школы, но в 1997 г. президент А. Акаев подписал декрет о создании Американского университета в Киргизии (The American University in Kyrgyzstan) на базе данной школы. Правительству США удалось добиться независимого статуса университета от Министерства образования Киргизии и создать американский совета попечителей.

Однако Киргизия вмешалось в дела университета, когда встал вопрос о выпускных экзаменах и выдаваемых дипломах. После длительных переговоров Американский университет согласился предоставлять студентам два диплома -диплом государственного образца Киргизии и диплом бакалавра американского вуза. А студенты должны сдавать два государственных экзамена - историю Киргизии и английский язык в виде теста TOEFL. К 2002 г. университет приобрёл статус международного университета и его название было изменено. Сегодня он называется Американский университет Центральная Азия и выполняет миссию по "созданию поколения элиты, способной на демократические трансформации в Центральной Азии" [34].

Продвижение демократии и свободного рынка - основные задачи, поставленные перед новыми американскими вузами. Кроме университета в Киргизии, американские университеты в Косово, Афганистане и Палестине выполняют ряд политических задач. В 2003 г. на территории будущего государства Косово был открыт Американский университет (American University in Kosovo). Как следует из документов правительства США, он способствует демократизации нового государства посредством распространения классического образца американского университета. Как и в случае с Американским университетом в Болгарии, вуз в Косово пользуется популярностью среди молодёжи.

Лозунг о том, что Американский университет откроет студентам двери в мир, активно продаётся на образовательном рынке Косово и всех других Балканских стран [9].

Американский университет в Афганистане (The American University of Afghanistan) представляет уникальный пример создания и функционирования вуза в период военных действий. Он был создан в 2006 г, как частное учебное заведение при финансовой поддержке Агентства международного развития, а его представитель в Кабуле полностью контролирует учебный процесс в вузе [5;

37]. Перед университетом были поставлены задачи: стать моделью для распространения магистерских программ в других вузах Афганистана и расширить доступ к высшему образованию среди женского населения.

Судя по отчётам, университет постепенно выполняет поставленные задачи. Созданы программы бакалавриата и магистратуры в области гуманитарных наук, государственной политики, менеджмента и информационных технологий. Для расширения доступа женщин были проведены рекламные кампании и построено новое общежитие для студенток [3].

Однако американские реформаторы сталкиваются с серьёзными проблемами на пути укоренения этого университета в Кабуле. Необходимость ежедневно обеспечивать безопасность студенток, которые становятся жертвами повстанцев, плохое знание английского языка студентами и отсутствие местного преподавательского состава снижает эффективность работы вуза. Для стр. решения первой проблемы используются оккупационные войска, которые охраняют университет во время занятий. Для тех, кто не знает английского языка, созданы курсы подготовки к обучению в университете. А проблему с кадрами решили, отправив в США около 100 афганских преподавателей, которые получили магистерскую степень. В итоге новый университет в Кабуле быстро приобретает черты американского учебного заведения, за которым последуют другие афганские институты.

Задача продвижения американских интересов в зоне Персидского залива и распространения положительного бренда США поставлена перед другим Американским университетом, открытым в Объединённых Арабских Эмиратах. Впервые с 1920-х годов, когда американские нефтяные компании вступили на Аравийский полуостров, а дипломаты начали нескончаемые и неудачные переговоры с правительствами Саудовской Аравии, а позже Омана, Бахрейна и других государств Персидского залива об открытии американских университетов, правительству США удалось создать Американский университет в Шардже (American University of Sharjah) в начале 2000-х годов. Создание первого американского университета на Аравийском полуострове - это победа американской дипломатии. Американский университет в Шардже создан по американской модели, но с чертами арабской культуры - так гласит официальная информация об этом вузе. Однако американские черты довлеют над арабскими. Образовательные программы созданы по американскому стандарту: факультеты свободных искусств, точных наук, управления бизнесом и пр. Обучение проводится на английском языке, а ведущие посты в администрации занимают профессора из США [10].

Самый сложный проект США связан с функционированием Американского университета на территории Палестины. Создание и последующее развитие университета, который получил название Арабо-американский университет в Енине (Arab American University Jenin), происходили на фоне постоянной войны между палестинцами и израильтянами.

Непростой проблемой оказалось преподавание на английском языке: палестинцы не видели необходимости преподавать и управлять вузом на иностранном языке. Сейчас администрирование университета, а также общение между преподавателями и студентами вне занятий осуществляется на арабском языке, а обучение - на английском [13]. Но самая серьёзная проблема - это нескончаемая война. Американские документы свидетельствуют о том, как в моменты обострения конфликтов университет оставался без питания, воды и студентов. Тем не менее, правительство США заявляет, что сегодня в Арабо американском университет в Енине учится более 1 тыс. студентов из Сектора Газа, Иордании, Саудовской Аравии и Израиля [14].

Наконец, традиционные американские университеты в Ливане и Египте получили новый толчок для развития в первое десятилетие XXI века, когда Вашингтон проводил масштабную программу по распространению демократии в странах Ближнего Востока.

Американские университеты в Ливане использовались для обучения активной молодёжи, политиков, представителей СМИ, наблюдателей на выборах и т.п. [21;

28]. На какой-то период Американский стр. университет в Бейруте стал местом, куда стекались представители различных оппозиционных движений из многих стран Ближнего Востока. Приём студентов был резко расширен за счёт грантов правительства США, и они выделялись студентам из бедных семей, а не представителям среднего класса и политической элиты [35].

Американский университет в Каире стал центром демократизации Египта. Университет проводил масштабное обучение египетской бюрократии в области английского языка, прав человека и т.п. Только в течение одного года около 60 членов правительства Мубарака учили английский язык [18]. В 2004 г. США убедило правительство Мубарака принять закон об обязательном курсе лекций по правам человека на каждом факультете египетских университетов. Как следствие, в 2005 - 2006 гг. правительство США провело масштабную подготовку преподавателей вузов в области прав человека. Около преподавателей вузов прошли переобучение и получили опыт в деле развития неправительственных организаций за пределами университета [27]. В период "арабской весны" Американский университет стал платформой для распространения знаний и навыков по использованию социальных сетей для мобилизации граждан. Правительство США направляло американских специалистов, которые проводили семинары в данной области для студентов и египетской публики под крышей университета [4]. Другими словами, в 2000-е годы два американских университета - в Бейруте и Каире - стали центрами подготовки активистов, лидеров и центрами переподготовки членов правительства.

*** Можно выделить следующие черты американской политики в области создания и развития национальных университетов в других странах.

Во-первых, американские университеты за рубежом придерживаются традиций американского образования. Во всех вузах существуют попечительский совет, факультеты свободных искусств и управления бизнесом, все они обладают автономией, а преподавание и общение студентов с профессорами ведётся на английском языке.

Американским вузам за рубежом удаётся поддерживать свои национальные черты и проявлять гибкость в отношении потребностей страны или региона, в которых они функционируют. Выдвигаемые местным правительством требования выполняются правительством США, если они не задевают основных принципов функционирования университета.

Во-вторых, Агентство международного развития США как правительственное ведомство предоставляет финансирование американским вузам за рубежом, если они способствуют реализации внешнеполитических задач США и распространяют американские модели обучения в местных вузах. Гранты передаются американским организациям-посредникам, что гарантирует реализацию политических задач.

В-третьих, США эффективно используют американские вузы за рубежом в качестве инструмента внешней политики. Например, последний проект по демократизации стран Ближнего Востока сделал некоторые американские университеты за рубежом центрами подготовки политиков, активистов, наблюдателей на выборах, журналистов.

стр. Наконец, в-четвёртых, данная образовательная политика США оставляет серьёзный след и в тех государствах, которые запретили деятельность США по созданию американских вузов. Примером может служить Иран, который ликвидировал присутствие США в своих образовательных учреждениях. Однако созданные университеты функционируют, сохраняя черты американской модели образования.

Список литературы 1. Мазурова Н А. Федеральные образовательные программы США как инструмент внешней политики, 1936 - 1999 гг. Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. СПб: СПБГУ, 2000.

2. План мероприятий Россотрудничества на 2013 г. // Россотрудничество (http://rs.gov.ru/).

3. Цветкова Н. А. Информационная война талибов: Вашингтон в обороне // Азия и Африка сегодня. 2013. N 1. С. 10 - 16.

4. Цветкова Н. А. Публичная дипломатия США и революции в арабском мире // Мир и политика, 2011. N 4. С. 45~53.

5. Afghanistan's Building Education Support Systems for Teachers Project. Report. USAID (www.usaid.gov).

6. The AID/American University of Beirut. Training Grant Operation Annual Report, 1979 1980. USAID (www.usaid.gov).

7. The AID/American University of Beirut. Training Grant, 1989. USAID (www.usaid.gov).

8. American Schools and Hospitals Abroad Overview, 2013. USAID (www.usaid.gov).

9. American Schools and Hospitals Abroad. Assisted Institutions Worldwide (2000 to Present).

USAID (www.usaid.gov).

10. American Schools and Hospitals Abroad. Regions. USAID (www.usaid.gov).

11. American University in Kosovo (http://www.aukonline.org/).

12. American University of Sharjah (http://www.aus.edu/).

13. Amthor R., Metzger S. Neoliberalism, Globalization, and the American Universities in Eastern Europe: Tensions and Possibilities in 'Exported' Higher Education // Globalizations.

February 2011. Vol. 8. No. 4. P. 65 - 80.

14. Annual Budget Submission, Office of American Schools and Hospitals Abroad, 1990.

USAID (www.usaid.gov).

15. Annual Report of University Linkage Project between Utah State University and Arab American University-Jenin, 2001. USAID (www.usaid.gov).

16. Arab American University-Jenin (http://www.aauj.edu/).

17. Bertelsen R. Private Foreign-Affiliated Universities, the State, and Soft Power: The American University of Beirut and the American University in Cairo // Foreign Policy Analysis.

ГОД? Vol. 8. No. 3. P. 297.

18. Daniel R. L. American Philanthropy in the Near East, 1820 - 1960. Athens, Ohio, 1970.

19. Department of State Bulletin. 21.05.1951. P. 825.

20. English Language Training for the People's Assembly and Shura Council. Final Report.

Submitted to USAID/Kairo by the American University in Cairo, 1997. USAID (www.usaid.gov).

стр. 21. Foreign Assistance Act, 1961. U.S. Congress (http://thomas.loc.gov).

22. Freely J. A History of Robert College: The American College for Girls, and Bogazi3i University. Istanbul: Bosphorus University, 2000.

23. Fuller G.F. The Youth Factor: The New Demographics of the Middle East and the Implications for US Policy. US Policy Towards the Islamic World. Brookings Institution.

Analysis Paper. June 2003. No. 3 (http://www.brookings.edu).

24. Grant by the United States of America to American University of Armenia Corp. for American University of Armenia, 1995. USAID ('www.usaid.gov).

25. Grant by the United States of America to Damavand College Foundation for Damavand College, Tehran, Iran, 1978. USAID (www.usaid.gov).

26. Grant by the United States of America to the American Board of Sogang University for Sogang University, Korea, 1975, 1990. USAID (www.usaid.gov).

27. Grant by the United States of America to Universidad De Las Americas, Inc. for Universidad De Las Americas, Mexico, 1988. USAID (www.usaid.gov).

28. Heisey R. Reflections on A Persian Jewel: Damavand College, Tehran // Journal of Middle Eastern and Islamic Studies (in Asia). 2011. Vol. 5. No. 1. P. 21.

29. International Human Rights Law Outreach Program. The American University in Cairo Project. Evaluation Report, 2009. USAID (www.usaid.gov).

30. Lebanon Revisited: A Transition Strategy 2003 - 2005. USAID (www.usaid.gov).

31. Murphy L. The American University in Cairo: 1919 - 1987. Cairo: The American University in Cairo Press, 1987.

32. Report of a Study of United States Foreign Aid in Ten Middle Eastern and African Countries: Turkey, Iran, Syria, Lebanon, Jordan, Israel, Greece, Tunisia, Libya, Egypt.

Committee on Government Operations. U.S. Congress. Washington, D.C.: GPO, 1963.

33. The Political Situation in Lebanon. Hearing Before the Subcommittee on the Middle East and South Asia Committee on Foreign Affairs. U.S. House of Representatives, 18.04.2007. U.S.

Congress (http://foreignaffairs.house.gov).

34. Report on American University - Central Asia (AUCA) Preparedness for Accreditation by New England Association of Schools and Colleges. USAID (www.usaid.gov).

35. Report Presented to the U.S. Agency for International Development by the Eurasia Foundation, 2007.


36. The USAID Grant & Contract Process: A Basic Guide, 2013. USAID (www.usaid.gov).

37. Zoepf K. American Higher Education Comes to Kabul. Chronicle of Higher Education.

27.01.2006. Vol. 53. No. 21. P. A46-A47.

стр. КОРРУПЦИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ: ПОДХОД Заглавие статьи АМЕРИКАНСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ Автор(ы) В. В. Борцев США - Канада. Экономика, политика, культура, № 11, Источник Ноябрь 2013, C. 98- Размышляя над прочитанным Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 30.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи КОРРУПЦИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ: ПОДХОД АМЕРИКАНСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ Автор: В. В. Борцев УДК: 330. В. В. Борцев* Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова Статья посвящена изучению проведённых американскими учёными исследований по выявлению связи между коррупцией и экономическим ростом. Показаны отличительные характерные черты эмпирических работ в этой области, а также рассмотрены исследования, основанные на экспериментальных данных, произведён анализ основных результатов.

Ключевые слова: коррупция, экономический рост, эмпирические исследования, эксперимент Феномен коррупции исследуется с применением инструментов экономического анализа учёными со всего мира уже продолжительное время [1;

15;

24]. Особое место среди таких трудов занимают исследования американских учёных - в первую очередь, по причине высокого качества этих материалов и их чрезвычайно высокой научно-практической значимости, так как в процессе выявления причин возникновения коррупции, оценки масштабов и последствий этого явления исследователи сталкиваются с множеством сложностей. Так, ряд параметров, условий и предпосылок для анализа невозможно "встроить" в существующие модели. Поэтому в последнее время учёные всё чаще прибегают к математическому, статистическому и эконометрическому моделированию.

Использование таких методов анализа, наряду с обширными массивами данных, позволяет учитывать большее количество параметров, что делает результаты исследования более репрезентативными. Такие исследования в большинстве своём, направлены на поиск взаимосвязей между изменяющимися уровнями коррупции и различными экономическими и неэкономическими факторами в процессе межстранового анализа на макроуровне.

Одним из наиболее спорных моментов среди учёных в процессе изучения феномена коррупции является воздействие этого явления на экономический рост. Существует множество теоретических работ, в рамках которых коррупция рассматривается как фактор, безусловно тормозящий экономический рост [13;

21]. Некоторые исследователи, напротив, расценивают воздействие * БОРЦЕВ Валерий Викторович - аспирант кафедры политической экономии экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. E-mail: bal_1988@mail.ru стр. коррупции как позитивное [12;

14;

16;

17]. На смену теоретическим исследованиям постепенно пришли эмпирические. Их отличительной чертой является то, что они основываются на статистических данных по обширному количеству стран. Наиболее общепринятыми показателями масштабов коррупции и их динамики считаются "Индекс восприятия коррупции" (Corruption Perceptions Index - CPI), составляемый неправительственной международной организацией по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции по всему миру "Транспэренси интернэшнл" (Transparency International), и "Международные показатели индекса коррупции" (International Country Risk Guide -ICRG) международной группы "Политикал риск сервисиз" (PRS Group).

Большая часть фундаментальных трудов в исследуемой области выполнена учёными из США. Несмотря на то, что проблема коррупции в самих США особую остроту не создаёт, у американских исследователей эта тема вызывает значительный научный интерес. Часть таких трудов направлена на изучение ситуации на основе эмпирических данных, полученных из развивающихся стран, и небольшую долю занимают работы местных учёных, однако нередко они публикуются в американских профильных периодических изданиях.

Классическим эмпирическим исследованием, посвящённым выявлению наличия взаимосвязи между коррупцией и экономическим ростом, следует считать работу американского учёного Паоло Мауро [18]. В его исследовании использовались данные по девяти индикаторам институциональной эффективности. Базовыми в этом исследовании являлись предпосылки об "эффективной бюрократии" как наиболее действенном способе борьбы с коррупцией, об иностранных инвестициях и ВВП как индикаторах экономического роста. Важнейшим результатом исследования является выявление "каналов воздействия" изучаемого феномена на экономический рост. Мауро пришёл к выводу, что усиление коррупции влияет на совокупное количество инвестиций, снижая их и тем самым уменьшая объём ВВП.

Ещё одно эмпирическое исследование, которое также следует считать классическим, было предпринято американскими учёными в 1997 г. [26]. В нём получены результаты, схожие с выводами Мауро: чем выше уровень коррупции, тем выше объём государственных инвестиций и тем ниже эффективность государственных доходов. Более того, обширный масштаб коррупции отрицательно сказывается на качестве инфраструктуры, что повышает издержки деловой активности и в частном, и в общественном секторе. В дальнейшем этими же учёными было предпринято ещё одно исследование на основе данных по 97 странам мира [27], результаты которого также подтвердили ранее полученные выводы.

В отличие от классических работ, посвящённых изучению воздействия коррупции на экономический рост, современные исследования характеризуются тем, что в модели включается большее количество ограничивающих условий. Такие работы также отличаются тем, что выводы, которые можно получить на основе их результатов, позволяют не только определить направление воздействия одного параметра на другой, но и выявить конкретные условия, в рамках которых возникают подобные ситуации. Так, например, в исследовании, предпринятом американскими учёными Мендезом и Сепульведой в 2005 г., помимо показателей экономического роста в модели учитывался и тип политического режима [19]. Введение такого индикатора, впрочем, не является стр. новым, целесообразность использования этого параметра была описана ранее в теоретических исследованиях Эрлиха и Льюи [9].

В рамках ещё одного исследования, направленного на изучение взаимосвязи коррупции и экономического роста, коррупция условно подразделяется на два типа: в одну категорию выделена коррупция, вызванная институциональными причинами, в другую - коррупция, связанная с остальными причинами [20]. Для анализа были использованы данные по стране с 1996 по 2004 год. Результаты этого исследования показывают, что в зависимости от причин возникновения, коррупции может оказывать различное влияние на экономический рост. Так, выяснилось, что коррупция, связанная с институциональными причинами, отрицательно влияет на экономический рост и накопление капитала.

Ситуация относительно коррупции, вызванной иными причинами, оказалась диаметрально противоположной. Для государства это может означать, что борьба с коррупцией без параллельного улучшения работы или проведения институциональных реформ, повлечёт за собой исключительно отрицательные последствия. К тому же коррупция, вызванная неинституциональными причинами, оказывает в разных странах различное воздействие на экономический рост. Положительное влияние наблюдалось в странах с плохо работающей институциональной средой, а отрицательное - с развитой институциональной инфраструктурой. Однако вряд ли возможно строго трактовать результаты этого исследования. За рамками моделей остаётся множество параметров (по причине их большого количества), способных влиять на экономический рост. Помимо этого, могла иметь место явная обратная зависимость: бурный рост экономики в данной стране привёл к развитию бизнеса и к увеличению количества коррупционных сделок.

Более того, в странах, экспортирующих, например, нефть, экономический рост стимулируют увеличивающиеся цены на этот энергоресурс, а вовсе не коррупция.

Результаты эмпирических исследований взаимосвязи динамики коррупции и экономического роста в большинстве своём способствуют исключительно развитию понимания характера воздействия явлений друг на друга. Практическое применение результатов ограничивается тем, что отсутствуют точные данные характера максимально возможных значений динамических зависимых переменных (показателей). Исходя из теоретических предпосылок, нулевое значение коррупции должно было бы сопровождаться бесконечно быстрым экономическим ростом, однако это идёт вразрез с реальной ситуацией.

В 2012 г. в свет вышла работа, выполненная учёными из Пакистана и направленная на выявление характера взаимозависимости между динамикой коррупции и экономическим ростом [8]. Эмпирической базой для неё послужили панельные данные по 71 стране за 25 летний период. Важным отличием модели, использованной в этом исследовании, от других моделей явилась группировка стран по уровню дохода, т.е. условное деление на развитые и развивающиеся страны. Результаты позволяют судить о наличии уровня коррупции, при котором достигается максимальное значение экономического роста.

Оказалось, что взаимосвязь между уровнем коррупции и экономическим ростом описывается функцией, имеющей не линейную, а горбообразную (перевернутую U образную) форму. То есть в действительности снижение коррупции позитивно отражается на ускорении экономического роста только до определённого момента, а после достижения этого максимума, темпы роста сокращаются стр. параллельно значению показателя уровня коррупции. В качестве ещё одного результата исследования, учёные отметили существенную роль качества общественных (социальных) институтов для экономического роста. Были выявлены и каналы, через которые коррупция воздействует на экономический рост. Среди них в первую очередь выделяются инвестиции (как внутренние, так и прямые иностранные) и государственные расходы.


Наличие каналов воздействия означает, что изменение величины одного показателя (например, значение уровня коррупции) не влияет напрямую на изменение значения конечного показателя (например, величина экономического роста). Воздействие происходит опосредовано через какой-либо показатель (или группу показателей).

Весьма интересным исследованием является работа 2010 г., посвящённая изучению воздействия коррупции на устойчивое развитие [3]. Необходимо особо подчеркнуть, что в рамках "Концепции устойчивого развития" (КУР) устойчивое развитие представляет собой более широкое понятие, нежели просто экономический рост, так как включает в себя не только рост экономики, но также и заботу об экологии и социальную стабильность.

Статистической базой в указанном исследовании послужили панельные данные по странам за период с 1996 по 2007 г. Результаты показывают, что коррупция является одним из основных препятствий устойчивому развитию. Более того, исследователям удалось выявить наиболее негативные направления воздействия такой коррупции. Так, оказалось, что наиболее негативной является коррупция, уничтожающая стимулы (то есть, создающая антистимулы) к защите и сохранению капитала. Фактически это означает, что государственная политика, направленная на преодоление коррупции, в первую очередь должна противодействовать коррупционный практике в сфере добычи (освоения) природных ресурсов и природоохранной деятельности.

Как это ни парадоксально, но на современном этапе изучения воздействия коррупции на экономический рост и другие социально-экономические индикаторы учёные стремятся к получению практических результатов, в первую очередь - с целью формирования антикоррупционной политики. В свете этого показательным является исследование, посвящённое изучению воздействия коррупции на экономический рост при различных политических режимах [2]. Типы режима в работе определялись по "качеству политических институтов". Несмотря на то, что модель является в значительной степени упрощённой, результаты эмпирического исследования следует считать репрезентативными. В работе выделены два основных типа политических режимов:

1. Режим, при котором качество политических институтов находится на достаточно высоком уровне, чтобы граждане имели возможность реального практического применения механизмов смены власти.

2. Режим характеризуется несовершенством политических институтов. При этом граждане не имеют возможности контролировать деятельность правительства.

Результаты исследования позволяют однозначно судить об отрицательном воздействии коррупции на экономический рост. Однако такое влияние оказывается в значительно меньшей степени при втором типе политических режимов. Комментируя подобные результаты, следует напомнить об известном теоретическом подходе к изучению явления - "коррупция как смазка", в рамках которого феномен коррупции рассматривается, как вспомогательный инстру стр. мент функционирования экономики в условиях плохой институциональной среды, заменяющий собой плохо функционирующие или полностью неработающие институты.

Выводом таких теоретических исследований в разное время становились утверждения о вспомогательной роли коррупции и её способности к стимулированию экономического роста, при наличии вышеописанных предпосылок. Результаты рассмотренного эмпирического исследования показывают, что подобный эффект имеет место быть, однако не в столь значительной степени, как описывается в теоретических трудах. Вывод однозначен - коррупция не способна оказать положительного воздействия на темпы экономического роста даже при плохой институциональной среде.

Изучению подобного вопроса посвящена ещё одна фундаментальная работа, статистической и вычислительной базой для которой являются результаты и модели эмпирического исследования [7]. Несмотря на наличие результатов некоторых, в первую очередь теоретических, исследований, свидетельствующих о положительном воздействии коррупции на экономический рост, современные эмпирические работы не подтверждают этих теорий. Результаты рассматриваемого труда, позволяют, помимо всего прочего, выявить некоторые региональные особенности. Так, в странах Азии, Ближнего Востока и Северной Африки коррупция по сравнению с другими регионами оказывает более сильное отрицательное воздействие на экономический рост. В целом же, результаты подтверждают ранее полученные выводы, т.е. демонстрируют несостоятельность теории, что коррупция стимулирует экономический рост. Эмпирических подтверждений этому теоретическому предположению выявлено не было. Воздействие коррупции на экономический рост может только ослабляться по тем или иным причинам (преимущественно институциональным), но оно всегда является отрицательным.

Результаты могут найти применение при разработке государственных антикоррупционных программ, так как они формируют понимание реальной ситуации, связанной с опасностью коррупции. Более того, научные результаты могут быть использованы при формировании внешней политики как на правительственном уровне, так и на уровне фирм.

Отдельно выделяются исследования, которые основываются на данных по отдельным регионам или странам. Рассмотрение воздействия коррупции на экономический рост по каналам инвестирования проведено в работе американских учёных, основанной на панельных данных по 33 африканским странам за 1982 - 2001 гг. [5]. Авторами был проведён анализ влияния коррупции по каналам государственного и частного инвестирования. Результаты эмпирического исследования показывают, что коррупция воздействует на рост доходов как прямо, так и через инвестирование. Коррупция в значительной степени отрицательно влияет на частное инвестирование, однако имеет положительное воздействие на государственное инвестирование. Подобная связь между коррупцией и государственным инвестированием объясняется тем, что коррумпированные чиновники, преследуя цель максимизации личной выгоды, стремятся увеличить объём государственных инвестиций. Выявленная связь коррупции с частным инвестированием объясняется увеличением издержек ведения бизнеса - это и есть так называемый "коррупционный налог".

Исследования на уровне эмпирических данных по отдельным странам, например по Ливии, позволяют судить о снижении продуктивности человеческого капитала и неэффективности государственных расходов [10]. Аналогичные стр. результаты были получены и в исследовании с использованием данных по Нигерии 1986 2007 гг. [4]. В нём подтвердились выводы как об отрицательном воздействии коррупции на человеческий капитал, так и о положительном влиянии на объём государственных инвестиций.

В 2009 г. было предпринято исследование, "интересное" в том смысле, что оно было направлено на выявление обратного эффекта, выражающегося в воздействии экономического роста на уровень коррупции [6]. В работе были использованы панельные данные по 20 регионам Индии за 2005 - 2008 гг. Полученные результаты показали, что при положительном экономическом росте общий показатель масштабов коррупции сокращается, однако при этом восприятие коррупции населением и представителями бизнеса не изменяется. Такие результаты были получены, скорее всего, по двум причинам: во-первых, экономическому росту могло соответствовать параллельное улучшение институциональной среды, а во-вторых, в модели применены данные о динамике площадей застройки лесных зон, использованной в качестве одного из основных индикаторов экономического роста, что, безусловно, ставит под сомнение вопрос о репрезентативности результатов.

Изучение воздействия коррупции на экономический рост производится и в других развитых странах, помимо США. Однако их отличительной чертой является "догоняющий" характер и крайне малое число публикуемых трудов. Так, в работе 2012 г.

использовались данные по 20 регионам Италии за 25-летний период, с 1980 по 2004 г.

[11]. В модели, которая использовалась в исследовании, присутствует переменная государственных расходов. (Средства выделялись в рамках программ, направленных на сокращение разницы в доходах между северными и южными регионами Италии). Новым, по сравнению с аналогичными трудами, является, анализ эффективности воздействия этого индикатора на экономический рост на фоне изменяющегося уровня коррупции.

Согласно результатам, коррупция оказывает исключительно негативное воздействие на динамику экономического роста. Увеличение государственных расходов позитивно влияет на экономический рост, однако коррупция нарушает такую связь, оказывая строго негативное воздействие. Важным уточнением полученных результатов является предпосылка безусловной эффективности государственных расходов или, по крайней мере, их нейтральности. В противном случае, предполагая, что государственные расходы могут являться малоэффективными и негативно отражаться на величине экономического роста, коррупция смогла бы ослабить возникающий отрицательный эффект.

Несмотря на то, что коррупция считается серьёзной проблемой для многих стран, правительства большинства из которых предпринимают попытки борьбы с этим явлением, получение точных эмпирических данных для анализа является практически невыполнимой задачей. Современные статистические данные позволяют наблюдать только относительную динамику масштабов явления, не претендуя на точность. Такие сложности объяснимы: коррупция связана с теневой экономикой, а в некоторых случаях может играть роль и политический фактор. Отсутствие данных затрудняет точную оценку последствий коррупции, проверку различных теорий и гипотез. С этой точки зрения особенный интерес представляют исследования на основе эмпирических данных, полученных экспериментально. Полевые исследования коррупции являются крайне трудоёмким процессом, а их проведение становится стр. возможным исключительно на микроуровне, ограничиваясь каким-либо регионом или даже группой лиц. Очевидно, что наиболее репрезентативными могут явиться результаты исследований, произведённых на основе экспериментальных данных в регионах, где коррупция имеет значительные масштабы. Как правило, это относится, в первую очередь, к развивающимся странам. Однако, учёные, работающие в этих регионах, редко используют возможность проведения такого рода практических полевых исследований.

Сложившиеся в таких странах ситуации чрезвычайно сильно интересуют американских учёных, занимающихся изучением коррупции. Так, большой интерес в области экспериментального анализа коррупции представляет серия исследований профессора Массачусетского технологического института Бенджамина Олкена (Olken B. A). Его работы базируются на данных, которые были получены экспериментально в некоторых регионах Индонезии.

В первом исследовании показано насколько коррупция может тормозить реализацию государственных социальных инициатив на примере крупной программы по перераспределению риса в бедные районы [22]. Степень коррумпированности измерялась просто: официальное количество выделяемого риса на каждую деревню и район, указанное в правительственных документах, сравнивалось с фактически полученным количеством риса жителями. По результатам исследования, по крайней мере, 18% риса пропало по пути к месту назначения. Коррупция наблюдалась как в этнически гетерогенных (неоднородных) областях, так и в областях с низкой плотностью населения.

Это объясняется сложностью осуществления контроля за распределением продуктов.

Помимо этого, можно утверждать, что коррупция возникла в большей степени в бедных районах и в районах с малым количеством общественных организаций.

В следующей работе эксперимент проводился более чем в 600 индонезийских деревнях, в каждой из которых строился небольшой участок дороги [23]. Целью исследования являлось выявление наилучшей стратегии мониторинга коррупции: контроль "сверху вниз" с помощью государственных ревизоров, или контроль "снизу вверх" с участием самих граждан. В результате первый способ показал большую эффективность.

Повышение вероятности внешнего контроля с первоначальных 4% до 100% привело к сокращению "потерянных" средств с 27,7% до 19,2%. Одна из причин того, что уровень коррупции не снизился до нуля, заключается в том, что даже установка 100%-ного контроля над деятельностью потенциальных коррупционеров не означает полного раскрытия их преступлений.

Второй способ мониторинга - "снизу вверх" показал меньшую эффективность по причине слабых стимулов. В рассматриваемом случае профессиональные аудиторы приносят значительно больше пользы. Однако нельзя полностью отказываться от такого способа контроля, так как он показывает свою эффективность при реализации государственных программ, в большей степени затрагивающих частные интересы (например, субсидирование образования, медицинских услуг или субсидирование продовольствием).

То есть с ростом заинтересованности каждого гражданина, растёт и эффективность использования способа мониторинга "снизу вверх". Помимо всего прочего, для того, чтобы воспрепятствовать созданию коррупционных схем, в которые были бы вовлечены государственные проверяющие, необходимо либо с определённой стр. периодичностью менять аудиторов, либо внедрять данный тип мониторинга исключительно для краткосрочных государственных программ.

Ещё в одном исследовании анализировался рынок коррупционных услуг, предоставляемых полицейскими водителям грузовых автомобилей [24]. Поведение коррумпированных чиновников в работе рассматривалось как поведение фирм, максимизирующих свою прибыль, и уровень коррупции определялся структурой "рынка коррупционных услуг", эластичностью спроса на эти услуги и возможностью коррумпированных чиновников договариваться друг с другом об уровне цен. Именно этот подход и был использован при мониторинге процесса транспортировки товара грузовыми автомобилями, максимальный вес которых превышает допустимую норму. Согласно букве закона, такие грузовики не имеют права следовать далее пункта взвешивания до устранения перегруза. Сложившаяся ситуация и являлась основанием для дачи взяток полицейским. В процессе исследования было выявлено более чем б тысяч фактов дачи взяток в ходе всего лишь (!) 304 совершённых поездок. Таким образом, на каждую поездку пришлось около 20 выплат. Всего эти незаконные выплаты составили 13% стоимости каждой поездки, и их сумма превысила зарплату водителей грузовиков и их помощников.

В исследовании показано, что коррупционные модели совпадают со стандартными моделями ценообразования промышленной организации. Сокращение контрольно пропускных пунктов привело к росту "цен коррупционных услуг". Помимо того, что между пунктами досмотра существовала договорённость относительно уровня "цен", был выявлен ещё и факт ценовой дискриминации, для наиболее эффективной реализации которой полицейские анализировали возраст грузовых автомобилей, ценность груза, его количество и длительность хранения. Более того, на каждом четвёртом пропускном пункте устанавливался двухчастный тариф (two-part tariff). Эмпирически было доказано, что децентрализация коррупции ведёт к увеличению количества и размера взяток.

Проведённый анализ показывает, что наибольший вклад в научно-теоретическую базу в сфере исследований процессов и результатов воздействия коррупции на экономический рост (и на другие экономические индикаторы) внесли учёные из США. Их труды имеют важное практическое значение. Результаты этих исследований позволяют, во-первых, прогнозировать изменения экономической конъюнктуры, возникающие вследствие изменения уровня коррупции;

во-вторых, оценивать масштабы последствий коррупции;

в третьих, формировать вектор эффективной антикоррупционной политики и, наконец, выявить инструменты, наиболее подходящие для дальнейшего анализа феномена.

Список литературы 1. Роуз-Аккерман С. (2003). Коррупция и государство. Причины, следствия, реформы. М.:

Логос. 343 с.

2. Aidt Т., Dutta J., Vania S.). Governance Regimes, Corruption and Growth: Theory and Evidence // Journal of Comparative Economics. 2008. Vol. 36. No. 2. P. 195 - 220.

3. Aidt T.S. Corruption and Sustainable Development // CWPE 1061. University of Cambridge.

2010.

4. Aliyu S.U.R., Elijah A O. Corruption and Economic Growth in Nigeria: 1986 - 2007 // MPRA Paper 12504. 2008.

стр. 5. Beliamoune-Lutz M., Ndikumana L. Corruption and Growth in African Countries: Exploring the Investment Channel // University of Massachusetts Amherst Working Paper 2008 - 08.

6. Bhattacharyya S., Jha R. Economic Growth, Law and Corruption: Evidence from India // ASARC Working Paper. 2009/15. The Australian National University, Australia South Asia Research Centre.

7. Campos N.F., Dimova R., Saleh A. Whither Corruption? A Quantitative Survey of the Literature on Corruption and Growth // IZA Discussion Paper. 2010. No. 5334. Institute for the Study of Labor.

8. Eatzaz A., Muhammad A. U., Muhammad LA. Does Corruption Affect Economic Growth? // Latin American Journal of Economics. 2012. Vol. 49. No. 2. P. 277 - 305.

9. Elrich I., Lui, F. Bureaucratic Corruption and Endogenous Economic Growth // Journal of Political Economy. 1999. Vol. 107. No. 6. P. 270 - 293.

10. Farida M., Ahmadi-Esfahani F.Z. Corruption and Economic Growth in Lebanon. Australian Agricultural and Resource Economics Society. 2008.

11. Fiorino N., Galli E, Petrarca I. Corruption and Growth: Evidence from the Italian Regions // European Journal of Government and Economics. 2012. Vol. 1. No. 2. P. 126 - 144.

12. Friedrich C.J. The Pathology of Politics, Violence, Betrayal, Corruption, Secrecy and Propaganda. New York: Harper and Row, 1972.

13. Gould D.J., Amaro-Reyes J.A. The Effects of Corruption on Administrative Performance:

Illustrations from Developing Countries // World Bank Staff Working Paper. 1983. No. 14. Huntington S.P. Political Order in Changing Societies. Yale University Press, 1968.

15. Krueger A.O. The Political Economy of the Rent Seeking Society // The American Economic Review. 1974. Vol. 64. No. 3. P. 291 - 303.

16. Left N.H Economic Development Trough Bureaucratic Corruption // The American Behavioural Scientist. 1964. Vol. 8. No. 3. P. 8 - 14.

17. Lui F. T. An Equilibrium Queuing Model of Bribery // Journal of Political Economy. 1985.

Vol. 93. No. 4. P. 760 - 781.

18. Mauro P. Corruption and Growth // The Quarterly Journal of Economics. 1995. Vol. 110.

No. 3. P. 681 - 712.

19. Mendez F, Sepulveda F. Corruption, Growth and Political Regimes: Cross Country Evidence // European Journal of Political Economy. 2006. Vol. 22. No. 1. P. 82 - 98.

20. Mironov M. Bad Corruption, Good Corruption and Growth. University of Chicago, Graduate School of Business. 2005.

21. Myrdal G Corruption: Its Causes and Effects // Political Corruption: A Handbook, Transaction Books: New Brunswick (N.J.) and Oxford, 1989. P. 953 - 961.

22. Olken B.A. Corruption and the Costs of Redistribution: Micro Evidence from Indonesia // Journal of Public Economics. 2006. Vol. 90. No. 4 - 5. P. 853 - 870.

23. Olken B.A. Monitoring Corruption: Evidence from a Field Experiment in Indonesia // Journal of Political Economy. 2007. Vol. 115. No. 2. P. 200 - 249.

24. Olken B.A., Barron P. The Simple Economics of Extortion: Evidence from Trucking in Aceh // Journal of Political Economy. 2009. Vol. 117. No. 3. P. 417 - 452.

25. Shleifer A., Vishny R.W. Corruption // Quarterly Journal of Economics. 1993. Vol. 108. No.

3. P. 599 - 617.

26. Tanzi V., Davoodi H. Corruption, Public Investment and Growth // IMF Working Paper 97/139. International Monetary Fund. 1997.

27. Tanzi V., Davoodi H. Corruption, Growth and Public Finances // IMF Working Paper 00/182.

International Monetary Fund. 2000.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.