авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 |

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Курский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению ...»

-- [ Страница 16 ] --

Сборы подъёмного материала, особенно по распахиваемой или иначе повреждённой поверхности археологического памятника, тем более нахо дящегося в аварийном состоянии, — полноправный способ его научного изучения. Разумеется, при условии фиксации, музеефикации, а в идеале и публикации добываемого таким путём вещевого материала. Для учёного археолога так называемая «подъёмка» — сугубо вспомогательный приём, ценный лишь в комплексе с разведками, раскопками, картографической съёмкой и прочими составляющими научной методологии изучения и экс понирования древностей. Собиратель же дилетант ставит эту методику с ног на голову — в его руках бездумно вырытая из культурного слоя древ няя вещь теряет едва ли не большую часть потенциально заключённой в ней исторической информации, да и, пожалуй, экспозиционной ценности.

В конце концов, зачем научной археологии неизвестно откуда взявшиеся украшение или даже монета, пломба, когда однотипных с ними и без того множество в музейных собраниях? Тут, верно, отдельным археологам очень хочется отличиться — заиметь именно в «своём» регионе для пуб ликации, экспозиции редкие находки.

Причём одно дело, когда Эрмитаж, Государственный Исторический музей, иное центральное учреждение культуры принимает на экспертизу и приобретает для своих фондов у частных лиц раритеты, чьё происхожде ние затерялось на просторах страны. Другое дело — провинциальный му зей, одна из прямых обязанностей которого — мониторинг сохранности памятников старины в его так или иначе обозримой округе.

Вместо того чтобы привлечь заядлых коллекционеров и торговцев ан тиквариатом к ответственности за порчу археологических памятников, му зей выполняет экспертизу их добычи с курских городищ, экспонирует её у себя для широкой публики;

частично приобретает для своих фондов, включает в монографии и учебные пособия многочисленные изображения его «даров». В известной пьесе Е.Л. Шварца «людоеды служат оценщика ми в городском ломбарде», а у нас теперь частные торговцы древностя ми — внештатными сотрудниками муниципального музея.

Только на поверхностный взгляд приваживание государственными учреждениями кладоискателей да лидеров собирательских объединений оправдано задачей спасти для науки и культуры самую ценную часть их добычи. Рассуждая так, археолог покидает устои своей профессии и ска тывается к давно устаревшему в научном плане коллекционерству, так на зываемому знаточеству.

Вполне почтенное само по себе, любительское со бирание древностей не должно, как известно, нарушать законодательства об охране национального достояния нашей страны. Вырванная из контек ста культурного слоя памятника, а тем более из комплекса сопредельных находок вещь почти всегда обесценивается для науки. Недавно феде ральные законодатели, наконец, внесли соответствующие изменения в Кодекс Российской Федерации об административных нарушениях. К этим последним приравнены покушения на памятники истории и культуры. Од на статья (7.15) предупреждает «Ведение археологических разведок или раскопок без разрешения», а другая (7.33) — «Уклонение от передачи обнаруженных в результате археологических полевых работ культур ных ценностей на постоянное хранение в государственную часть Му зейного фонда Российской Федерации» (Выделено мной — С.Щ.). Ад министративные штрафы за указанные нарушения составляют для граждан от 15 до 25 минимальных размеров оплаты труда, а для юридических лиц — от 400 до 500. Разумеется, с конфискацией предметов, добытых в результате незаконных работ, также их инструментов и оборудования 1.

Так что теперь человек с миноискателем и без открытого листа на археоло гическом памятнике никакой не «краевед», а правонарушитель. Ничем не отличимый от человека с отмычкой на складе чужого добра или в чьей-то Российская газета. 2006. 27 июля. № 162 (4128). С. 6.

квартире. А музейный работник, научный сотрудник, археолог, который консультирует такого незаконного поисковика, принимает его находки на экспертизу — его сообщник в административном правонарушении. По су ти и букве закона — скупщик краденного.

Что же сказать в заключение всему приведённому выше скопищу фак тов «чёрно-белой» «археологии» «в одном, отдельно взятом» регионе? В основе всего этого культурного криминалитета, думается, лежит уровень воспитания и образования представителей среднего и младшего поколений нашей археологии. Его низкий уровень, называвшийся ещё недавно ме щанским, и породил тот «чересполосный цвет» нынешних поисковиков и «хранителей» национальных древностей в некоторых субъектах Россий ской Федерации. Археологи, стоящие вне профессиональной этики, не от реагируют ни на какие меры убеждения, кроме административных. В чис ло этих последних напрашиваются следующие: плановая сверка археоло гических фондов музеев независимыми комиссиями, включающими в себя представителей соответствующих центральных ведомств и академических институтов;

инспекция хода проведения раскопок по открытым листам и, попутно, состояния поставленной на охрану территории изучаемых памят ников;

согласование замеченных нарушений законодательства и профес сиональной этики с руководством тех учреждений науки и культуры, где трудятся специалисты, запятнавшие себя сотрудничеством с грабителями памятников.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Володихин Д., Елисеева О., Олейников Д. История России в мелкий горошек. М., 1998.

2. Енуков В.В. Славяне до Рюриковичей. Курск, 2005. («Курский край». Т. III).

3. Зайцев В.В.. О новых находках древнерусских монет X–XI вв. // Средневековая нумизматика Восточной Европы. Вып. 2. М., 2007.

4. Зорин А.В., Стародубцев Г.Ю., Шпилёв А.Г. О проблеме сохране ния археологического наследия // РА. 2004. № 1.

5. Зорин А.В., Стародубцев Г.Ю., Шпилёв А.Г., Щеглова О.А. Очерки истории Курского края (с древнейших времен до XVII в.). Курск.

6. Молчанов А.А., Селезнёв А.Б. Сребреник Владимира Святославича с Бесединского городища под Курском // Нумизматический альманах.

2000. № 4 (15).

7. Флёров В.С. Найдено на аукционе «Christie». Роль эксперта в тор говле древностями // РА. 2004. № 2.

8. Щавелёв С.П. [Выступление на заседании редакционной коллегии и редакционного совета журнала:] «Незаконные раскопки и археологиче ское наследие России. Материалы круглого стола, проведённого редакцией и редколлегией журнала «Российская археология»» // РА. 2002. № 4.

«ГОЧЕВСКИЕ ДРЕВНОСТИ ОБОЯНСКОГО УЕЗДА КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ» Д.Я. САМОКВАСОВА 1909 г.:

ВЕК АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ КОМПЛЕКСА ПАМЯТНИКОВ НА ВЕРХНЕМ ПСЛЕ В 2009 г. исполняется 100 лет с начала изучения археологического комплекса в районе села Гочева некогда Обоянского уезда Курской губер нии, а ныне Беловского района Курской области. Здесь расположен сгу сток объектов разных эпох, от неолита до позднего средневековья (Архео логическая карта…, 1998. С. 130–152). О его существовании в Губернской учёной архивной комиссии узнали в 1905 г. из сообщения здешней учи тельницы Е.И. Резановой (1866 – после 1936), собиравшей фольклор (Реза нова, 1911). А ещё раньше некто А.А. Филиппенко из Обоянского уезда писал о Гочеве в ИМАО (Филиппенко, 1897).

1. Разведка, произведенная по верхнему течению Псла главой губерн ского акциза К.П. Сосновским (1861 – после 1916), очертила эпицентр Го чевского комплекса — два близлежащих городища и курганник, насчиты вавший первоначально от 4 до 5 тысяч насыпей. Сердцевинная его часть — между бывшим валом и рекой, так называемое Предгородье, давно и всё шире распахивалась (Сосновский, 1915). Так что задуманные курянами раскопки носили охранный и даже спасательный характер. Руководить ими был приглашён известный археолог Д.Я. Самоквасов, имевший давние связи с Курщиной и предложивший финансировать поездку.

2. В 1909 г. состоялась экспедиция членов ГУАК во главе с Д.Я. Само квасовым, которая с 18 по 26 августа провела здесь раскопки: вскрыла курганов, шурфовала (с помощью 4 траншей) городища, разведывала ур новые погребения возле соседней д. Шмыревой. Профессору, который «переходил от кургана к кургану и руководил работами, постоянно загля дывая в журналы, обсуждая записи и поправляя их, если было нужно»

(Дневник…, 1915, С. IV–V), сопутствовали председатель комиссии А.Н. Кобылин, её члены Н.И. Златоверховников, К.П. Сосновский, Ф.П.

Амелин, П.П. Афанасьев. Добытые вещи реставрировали и нашили на кар тоны помогильно. Оказавшись впоследствии в областном краеведческом музее, гочевские древности были всё-таки депаспартизированы.

Обострение смертельной болезни помешало профессору самому дове сти до конца издание гочевских древностей. В его завещании 300 руб. от водились на публикацию «Дневника раскопок в окрестностях с. Гочева» и большеформатного «Атласа гочевских древностей». В 1915 г. эти издания увидели свет и стали своеобразным эталоном введения в научный оборот помогильных комплексов курганных находок, в их полным перечнем, точ Опубликовано в сокращенном виде в кн.: Труды II (XVIII) Всероссийского ар хеологического съезда в Суздале. Т. III. М., 2008.

ными изображениями, как правило, в натуральную величину или же в масштабе;

с характеристикой состава и структуры соответствующих по гребений.

3. Первым желание «продолжить исследования, произведённые проф.

Д.Я. Самоквасовым» выразил в 1912 г. выпускник Московского Археоло гического института, учитель Курского реального училища П.С. Рыков. К нему присоединился гимназист Л.Н. Соловьёв (1894–1967). Сосновский рекомендовал им «повести раскопки планомерно», т.е. не в разных местах могильника наудачу, как с рекогносцировочной целью делалось ранее, а срыть все насыпи подряд на одном определённом участке. Молодые люди так и сделали — раскопали целиком, на снос 109 курганов, обнаружив там 111 погребений. Находки подтвердили самоквасовскую атрибуцию основ ной части могил как славянских, причём накопившихся за несколько веков (X–XII). Профессор вычленял здесь разные типы могил: захоронения ос татков кремации покойников на стороне в керамических урнах;

погребения с обугленными костяками и богатым инвентарём;

гробницы христианского обряда, почти без вещей. Рыкову и Соловьёву удалось проследить в Гочеве переход от полной, затем частичной кремации к ингумации в ямах и, нако нец, в гробах. Позднее и тот, и другой стали видными советскими археоло гами, и П.С. Рыков опубликовал результаты своих гочевских раскопок с посвящением первоисследователю памятника (Рыков, 1923).

В 1913 г. здесь работал «окончивший курс в Московском Археологи ческом институте» В.С. Львович, менее опытный археолог (что видно по его слишком обобщённому, раскритикованному А.А. Спицыным отчёту) (Львович, 1913). Его послала сюда графиня П.С. Уварова, чтобы «не усту пать» богатого памятника «конкурентам» из Петербурга. На его долю пришлось 35 могильных насыпей. В том же 1913, затем в 1915 г. в Гочеве работал член-сотрудник ИРАО В.Н. Глазов, всего раскопавший 206 насы пей и обследовавший городище «Крутой Курган» (Глазов, 1913;

1915).

Сохранившиеся в архивном фонде ИАК отчёты всех этих раскопок используются современными исследователями археологического Гочева, тем более что за прошедшее время многие его части оказались разрушены распашкой и прокладкой ЛЭП.

4. В советское время гочевскую экспедицию возглавил «старший на учный сотрудник Института истории АН тов. Рыбаков», будущий акаде мик. Решение доцента МГУ возобновить раскопки на Курской земле под держали не только указанный академический институт, но и ГИМ, и МГУ, где Рыбаков также сотрудничал. Часть денег и рабочих рук дал курский областной музей, с которым москвич заключил джентльменский договор о разделе находок (по заранее намеченным частям раскопа). После первого сезона (в основном на городище «Царёв дворец») работ в 1937 г. Рыбаков пришёл к выводу, что «Гочевское городище весьма интересный памятник, имеющий значение для решения ряда важных общих проблем и необходи мо дальнейшее исследование его», и решил предпринять «раскопку полно стью всей его территории, срез всех валов и пробную раскопку городища «Царский дворец»». Что и было сделано той же экспедицией в 1939 г. Ре зультаты этих раскопок отражены в сугубо конспективных отчётах Б.А. Рыбакова, с тех пор надолго затерявшихся в архивах (См. их публика цию: Щавелёв, 2002, с. 161–176). Автор задумывал итоговое издание этого памятника (объёмом до 5 печатных листов) — «Гочевское городище и его могильник». «Книжка, — по его мнению, — должна быть написана попу лярно (но не элементарно) и рассчитана на среднего массового читателя (учителя, студента, школьника старших классов и т.д.). Здесь должны быть даны некоторые общие сведения о славянах, их хозяйственном и бытовом укладе, специально сведения о племени северян, населявших Курскую об ласть, и обобщены данные о Гочеве как интереснейшем комплексе славян ских древностей (городище, селище и курганы). … Для могильника можно будет сделать сводную таблицу типов вещей (чтобы не повторять, как это делал Самоквасов, один и тот же [точнее — похожий — С.Щ.] рисунок де сятки раз» (ГАКО, Ф. Р-3139. Оп. 1. Д. 148. Л. 8 об. – 9). Однако вместо отдельной книжки, суммарный очерк своих раскопок Гочева Б.А. Рыбаков привёл в своей монографии «Ремесло Древней Руси», где применительно к данному памятнику говорится о пограничном укреплении Киевской дер жавы в XI–XIII вв., с разноплемённым гарнизоном (северяне, радимичи, мордва).

Вспоминая на склоне лет вехи своей работы как археолога-полевика, Б.А. Рыбаков, подробно перечислял свои раскопки на местах 12 древне русских городов, но не упоминает Гочева. Запомнилась маститому акаде мику только подаренная ему судьбой именно тут «возможность видеть ог ромный ритуальный хоровод всех женщин и девушек села (около 150 че ловек), собравшихся перед полуночью в честь праздника древних славян ских богинь Лады и Лёли, покровительниц брака» (Рыбаков, 1997. С. 10– 11). В устных беседах престарелый академик припоминал лишь свою вер сию названия безымянного поселения Древней Руси — город «Гостев» (по его расположению на торговом тракте Киев — Булгар, им же предполо женном).

Планы продолжить раскопки Гочева на рубеже 1930-х – 1940-х гг.

строил, но не осуществил Д.Н. Эдинг (1887–1946).

5. В послевоенные десятилетия Гочевский комплекс археологических памятников разных эпох неоднократно привлекает к себе внимание иссле дователей. Среди них Б.А. Шрамко (Харьков), Е.А. Шинаков (Брянск), Е.А. и В.М. Горюновы, О.А. Щеглова (Санкт-Петербург), Р.В. Терпилов ский (Киев);

Ю.А. Липкинг (гипотетически отождествивший Гочевские городища с летописным городом Римовым), Н.А. Тихомиров, А.Н. Апаль ков, А.В. Зорин (при помощи Г.Ю. Стародубцева) (1998 и др.) (Курск). От чёты об этих раскопках и публикации по их материалам лучше известны нынешним специалистам (См. подробнее: Шинаков, 1982;

Щавелёв, 2002).

В 1990-е – 2000-е гг., наряду с археологами, гочевские курганы ежегодно посещают так называемые «чёрные копатели». Их незаконные находки от сюда активно участвуют в распродаже на интернет-рынке антиквариата (Незаконные раскопки…, 2002. С. 85–89;

Щавелёв, 2007. С. 154–161).

6. Один из археологических сюрпризов Гочева — обряд погребения в камерах, больших могильных ямах с деревянными сооружениями под кур ганами, который пришёл из Скандинавии на Русь вместе с варягами в IX– X вв. Пересмотр старых отчётов позволил и здесь выделить серию сугубо камерных захоронений, а также целый ряд похожих на них ингумаций в подкурганных ямах. Как видно, престижная на Севере Европы погребаль ная традиция претерпела на просторах Руси некоторые изменения, послу жила формой перехода от языческой к христианской её стадии (Щаве лёв А.С., 2002).

7. Вековое изучение курского Гочева представителями всех поколе ний русских археологов — яркая страница истории отечественной науки о древностях. Предстоящий вскоре столетний юбилей этих раскопок пред ставляет удобный случай более полно ввести их материалы в научный оборот, продолжить их интерпретацию с позиций исторической археоло гии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Археологическая карта России. Курская область. Ч. 1 / Автор составитель А.В. Кашкин. М., 1998.

2. Глазов В.Н. Отчёт о раскопках курганной группы близ д. «Гочево»

Обоянского у. Курской губ. // Рукописный архив ИИМК. Ф. 1. Оп. 1913 г.

Д. 123.

3. Глазов В.Н. Отчёт о раскопках, произведённых... в Обоянском у.

Курской губ. // Рукописный архив ИИМК. Ф. 1. Оп. 1915 г. Д. 93.

4. Дневник раскопок в окрестностях с. Гочева Обоянского уезда Кур ской губернии, произведённых проф. Д.Я. Самоквасовым в августе 1909 г.

М., 1915.

5. Зорин А.В., Стародубцев Г.Ю. Этапы становления древнерусского порубежного города (попытка реконструкции) // Материалы международ ной научной конференции «Юг России в прошлом и настоящем». Белго род, 1998.

6. Львович В.С. Дневник раскопок, произведённых в некрополе у с.

Гочева Курской губ. Обоянского у. // Рукописный архив ИИМК. Ф. 1. Оп.

1913 г. Д. 330.

7. Незаконные раскопки и археологическое наследие России. Мате риалы круглого стола, проведённого редакцией и редколлегией журнала «Российская археология»» // РА. 2002. № 4.

8. Резанова Е.И. О курганах близ с. Гочева Обоянского уезда;

Мате риалы по этнографии Курской губернии // Труды Курской ГУАК. Вып. 1.

Курск, 1911.

9. Рыбаков Б.А. Отчёт о раскопках городища «Крутой курган» близ Гочева Курской обл. в 1937 г. // ГАКО. Ф. Р–3139. Оп. 8. Д. 2.

10. Рыбаков Б.А. Курская область. Гочевское городище. [Отчёт о рас копках 1937, 1939 гг.] // Рукописный архив ИИМК. Ф. 35. Оп. 1937 г.

Д. 239.

11. Рыбаков Б.А. Заглядывая в предысторию Руси // Историки России о времени и о себе. Вып. 1. М., 1997.

12. Рыков П.С. Отчёт о раскопках, произведённых близ с. Гочева Курской губ. Обоянского у. // Рукописный архив ИИМК. Ф. 1. Оп. 1912 г.

Д. 116.

13. Рыков П.С. Юго-восточные границы радимичей (Раскопки кур ганного могильника близ с. Гочева, Обоянского уезда, Курской губер нии) // Учёные зап. гос. Саратовского университета. Т. I. Вып. 3. Саратов, 1923.

14. Сосновский К.П. Городища и курганы в бассейне верхнего тече ния р. Псла... // Труды Курской ГУАК. Вып. 2. Курск, 1915.

15. Филиппенко А.А. Городище «Гочев» Обоянского уезда Курской губернии // Древности. Труды ИМАО. Т. XVI. М., 1897.

16. Шинаков Е.А. Население верхнего течения р. Псла в XI–XII вв.

(по материалам Гочевского археологического комплекса) // Вестник МГУ.

Серия 8 «История». 1982. № 2.

17. Щавелёв А.С. Камерные погребения Гочевского могильника (во просы атрибуции, социокультурной интерпретации) // Русский сборник.

Брянск, 2002.

18. Щавелёв С.П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки ис тории археологического изучения южнорусского края. Вып. 3. Курск, 2002.

19. Щавелёв С.П. «Дело краеведов ЦЧО» 1930–1931 гг. (Курский «филиал»). Курск, 2007.

РИТУАЛ КРЕСТНОГО ХОДА: ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОЕКЦИИ Понятие ритуала в гуманитарном познании востребуется всё чаще и шире 2, что, впрочем, не способствует пока его экспликации. Этимологи чески этот термин восходит (через прямой перевод латинского ritus — об ряд, обычай) к идее порядка, точнее — более или менее сознательной упо рядоченности, т.е. заданности и повторительности каких-то моментов по ведения животных и людей. В этих своих предпосылках любой ритуалитет похож на повседневность. Однако же он институционализирован настоль ко, что далеко перекрывает её. Оставляя в стороне интересные сами по се бе, но весьма спорно сопрягаемые с социологией зоопсихологию, этоло гию ритуализации, обратимся к тем её культурологическим аспектам, что располагаются на идейной границе онтологии и гносеологии.

Если искать необходимую точку отсчёта для категориального опреде ления ритуала, то придётся, как водится, различить его широкий (как пра вило, переносный) и узкий (собственный) смыслы. В первом ритуал будет означать все без исключения варианты как-то организованного, стандарти зированного (обычаем, законом, привычкой, нуждой, престижем, ещё ка кой-то идеей или ценностью) поведения человека. В таком понимании ри туал заполоняет собой почти всё пространство человеческой жизни и пре вращается в своего рода социальный рефлекс, культурный инстинкт (спать, есть, одеваться, общаться, работать, отдыхать, любить, конфликто вать, болеть, даже умирать и т.д., и т.п. не как-нибудь, а более или менее строго определённым образом). За рамками столь расширительно понятого ритуала останется немного — всякого рода экстравагантности и причуды, инициативы и вызовы традиции, т.е. акты творчества и конфликты. С по вседневной точки зрения — эпизоды социального «безумия» (у которого, впрочем, также имеется своя «логика», т.е. своего рода ритуалистика на выворот).

Ритуал в собственном и тем самым куда более эвристичном смысле этого слова может находить себе разные бинарные оппозиции, но наиболее соразмерной из них представляется именно повседневность как неспециа лизированная — бытовая, отчасти досуговая и даже профессиональная практики и соответствующие им горизонты сознания и знания (здравый смысл, народная мудрость, наивный реализм, шаблонизированные элемен ты труда, т.п. эпистемы). Если принять сознание и поведение Homo trivialis — Человека обыденного за некую норму (хотя бы чисто количест венную по максимальной частотности и массовости его мыслей и поступ ков), то любой ритуал будет означать периодическое изменение этого соз Опубликовано в кн.: Касавин И.Т., Щавелёв С.П. Анализ повседневности. М., 2004. С. 108–114. Здесь перепечатывается в качестве некоего комментария к оформле нию обложки словаря.

См. подр.: Ритуальное пространство культуры. Материалы международного форума. СПб., 2001.

нания и поведения. Но отступление не в сторону социальной патологии, деградации роли личности в социуме или же иного вызова его идеалам, а, напротив, переход на время к иной, как правило, более строгой и масштаб ной норме.

Первой из ритуализированных оппозиций повседневности должен быть назван обряд как действия, направленные на символизацию (возвы шение и меморацию) определённых моментов жизнебытия личности и (чаще) коллектива, общины. В большинстве случаев обрядность прямо или косвенно связана с религией, хотя и разного уровня (от примитивной ма гии язычества до рафинированного молебства мировых культов). Типоло гические же разновидности обрядовых действ относятся к инициациям подросших поколений, другим памятным датам семьи, общины, потестар но-политического образования;

рубежам календарных циклов хозяйства;

прочим бытовым вроде бы поводам, но ключевым, центральным в про странстве повседневности;

демонстрациям идеологии и политики тех или иных общественных групп;

наконец, погребениям и поминаниям усопших.

Хотя разные люди в различной степени склонны к периодической ри туализации своего поведения, а некоторые даже бросают принятым в со циуме ритуалам открытый вызов, закономерность внешне показных действ очевидна. Ведь повседневность как бы растворяет в своей элементарист ской среде общественные ценности (родины, партии, профессии, земляче ства, клана и т.п.). Созерцая и демонстрируя коллективную сопричастность этим идеям, личность как бы «инвентаризирует» их, преодолевает сомне ния в осмысленности собственного существования. Обрядность тем самым представляет собой своего рода демонстрацию жизнеспособности и даже имитацию социального бессмертия людей. Она овнешняет преемствен ность между личностью и группой, малыми и большими группами, чьи ин тересы на чём-то сходятся. Поэтому календарные планы ритуальных меро приятий «цементируют» массу «песчинок» — повседневных дел и забот, вершащихся по принципу «моя хата с краю».

Сознание, ритуализированное церковной или светской мистерией, по её идее и сценарию воспаряет ввысь над житейской суетой (будь то храмо вая служба или же партийное собрание, по которым так ностальгируют те перь иные наши сограждане). Для своих организаторов подобные меро приятия носят вполне практичный, деловой до обыденности характер (не зависимо от возможных и у них иллюзий, либо опасений насчёт степени рациональности происходящего на подмостках такого ритуала). Что каса ется «массовки» на официальных демонстрациях «веры, надежды, любви»

к божеству небесному либо земному, то с практичностью её сознания дело обстоит сложнее. Имевшие место в истории самых разных стран и народов попытки развенчать одни духовно-практические мистерии обычно влекли за собой создание других, только с обратным идеологическим знаком (Сравни хотя бы постановку христианских церквей по местам разорённых языческих капищ;

или же раскаты «Интернационала» под сводами уже православных храмов, превращённых в лучшем случае в сельские клубы;

наконец, снова православные чтения в Кремлёвском Дворце некогда пар тийных съездов). Таким образом, серьёзные, но чисто символические дей ства удовлетворяют коллективистским потребностям личности.

Попробуем иллюстрировать соответствующие моменты общественной практики предельно наглядно – замечательными образцами русской реали стической живописи. Выбранные мной объединяет один и тот же по сути сюжет — крестный ход. В православной церкви он представляет собой торжественное шествие с хоругвями, иконами и прочими мобильными святынями прихожан того или иного диоцеза, нередко вкупе с паломника ми и всем прочим примкнувшим к ним людом. Наиболее распространены такого рода хождения на Пасху и в день Богоявления (Крещения) (т.е. при уроченные к сезонным пикам — летнему и зимнему, как и соответствую щие празднества язычников). Они стали наиболее выразительными демон страциями народности православия, объединения разных слоёв общества вокруг его святынь.

Накануне отмены крепостного права, на очередном изгибе отечест венной истории, демократизация общественного сознания и, в том числе, реалистического искуства в России прокламировалась, в частности, полот ном Василия Григорьевича Перова (1834–1882), изображающим крестный ход в сельской глубинке. На выпуске из Московского училища живописи и ваяния он представил в Академию художеств эскиз «Светлый праздник в деревне» (1861). Академики отвергли его «за непристойность изображения духовных лиц». Тогда начинающий живописец варьировал тему, изобразив «Проповедь на селе» (1861) в более пасторальных тонах. Получив за эту картину золотую медаль Академии и стипендию для поездки в Италию, Перов там закончил-таки первую работу. Вышло несколько авторских ва риантов «Сельского крестного хода на Пасху» (1861). Участники ритуаль ного действа позиционированы с нарочито неприглядных сторон. Броса ются в глаза их неряшество, опьянение, формальное «отбывание номера» в составе процессии. Они не составляют композиционного единства, каждая фигура рассмотрена художником по отдельности. Отталкивающее впечат ление от убогой деревушки и её обитателей усиливается мрачным, по сути зимним пейзажем (небо за тучами, корявое облетевшее дерево, пронзи тельный ветер). Сюжет трактован прямолинейно, предвзято разоблачительно. В результате картину сняли с выставки Общества поощ рения художников и вплоть до 1905 г. запрещали репродуцировать.

Социально-политическая тенденциозность сглажена на известной кар тине Ильи Ефимовича Репина «Крестный ход в Курской губернии» (1883), одной из центральных, наиболее значительных в творчестве мастера. За шесть лет работы над этим полотном художник добился органичного соче тания предельной выразительности отдельных персонажей (судорожно ко выляющий вслед людскому потоку юноша-горбун, степенно вышагиваю щие мужики с «фонарём», семенящие богомолки с футляром иконы, чин ная купеческая чета, конные жандармы, щёголь протодьякон с кадилом, многие другие) с впечатлением внутреннего, морально-психологического единства всех действующих лиц этого живописного исследования русской духовной жизни накануне революционного перелома. Многотысячная тол па, бредущая из губернского центра за два десятка вёрст по летней жаре в Коренную пустынь, разнолико представлена своим авангардом. Черты ис товости, сознания своей миссии соседствуют на лицах с равнодушием, а то и откровенным отупением. Дышащий среднерусским привольем, прони занный лучами жаркого солнца воздух веет в трёхмерном пространстве масштабного изображения. В этой картине находили обильную пищу для ума и сердца и богословы, и атеисты;

и консерваторы, и большевики.

Михаил Васильевич Нестеров (1862–1942) для своего показа крестного хода выбрал не рядовое, а кульминационное событие в истории всей стра ны и её народа. Показательны для его замысла последовательные варианты названия этой картины, писавшейся с начала Первой мировой войны, в 1914–16 гг., – «Христиане», «Верующие», «Душа народа», «На Руси». По словам самого художника, на его полотне «народу много, народ всякий, и получше, и похуже, все заняты своим делом — верой. Все «верят» от души и искренне, каждый по мере своего разумения. И никому не обвинить, что де верят плохо — верит всяк как умеет» 1. Как и у Репина, нестеровская толпа движется, медленно, но неуклонно. Место действа – привольный бе рег Волги, так называемый Царёв курган возле Жигулей. Изображён весь русский народ Нового времени — от царя в шапке Мономаха, со скипет ром и булавой;

иереев в парадных облачениях;

воевод с дружиной;

мысли телей (Достоевского, Льва Толстого, Владимира Соловьёва) до юродивого, скитниц, послушников, сестры милосердия времён Отечественных войн (Приём внеисторического коллажирования, позднее доведённый до формы кича И. Глазуновым). Впереди процессии, на отшибе от толпы — подрос ток в одежде сельского пастушка, с котомкой за плечами и туеском в руке («Мальчик, разумеется, и придёт первым в царствие небесное...», – пояс нял сам художник). К правде жизни (Богу) русские люди идут разными пу тями, кто радостно переживая сближение с мечтой, кто сомневаясь и умст вуя. Безгрешный отрок указывает путь всем им, примиряя социально психологические противоречия.

Эстафету живописания русской соборности принял любимый ученик Нестерова Павел Дмитриевич Корин (1892–1967). Он ещё молодым ху дожником, в 1919 г. начал работать над огромной панорамой «Реквием».

Увидав эти эскизы, А.М. Горький предусмотрительно переименовал кар тину в «Уходящую Русь». Это ещё один, последний крестный ход в рус ской живописи. На нём изображены участники поместного собора Русской православной революции после революции. Характерно, что проработав над полотном более трёх десятков лет, сделав сотни поразительных этю дов, сведя их в общую экспозицию, живописец так и не завершил картины, а советская художественная критика её намертво замалчивала (отделыва ясь ссылками на «трагедию уходящего мира» в коринском исполнении).

Цит. по: Никонова И. Михаил Васильевич Нестеров. М., 1984. С. 131.

Полотно стало поистине реквиемом живописной правде русского искусст ва.

Таким образом, один и тот же ритуал в разные периоды российской истории, с разных идеологических и художественных позиций представал на полотнах выдающихся живописцев то карикатурой, то историческим исследованием, то эпосом, то мифологией в красках. Надо признать, что все эти проекции реалистично отразили разные стороны и стадии соответ ствующей обрядности на отечественной почве. Ритуал суть форма, проти воречиво связанная с содержанием народной жизни, – так можно понять уроки старых мастеров кисти и мольберта.

Эпистемологическое измерение обрядности составляет своего рода житейскую философию, вообще жизненную «теорию» по сравнению с «эмпирией» повседневности. На параде и молебне все мало-мальски созна тельные обыватели напоминают себе об исторических традициях и заветах предков, истинных масштабах своей этничности и гражданственности. Со ответствующие моменты общественного и личного бытия концентрируют в себе его символику и историческую атрибутику, включая их в живое по ведение своих участников. Ежедневность отодвигается на задний план, чтобы не мешала осознанию и ощущению практических абстракций (Ро дины, народа, пережитого ими и преодолённого совместно). Обряд на глядно демонстрирует групповой, социальный опыт, потерявший свою утилитарность, но сохраняющий моральную ценность для тех, кто отвеча ет за дальнейшие судьбы социума.

ИНТЕРВЬЮ А.А. ФОРМОЗОВА (данное С.П. Щавелёву 12 декабря 2008 г.) Дорогой Александр Александрович!

Повод взять у Вас интервью самый что ни на есть законный — ско ро, под самый конец уходящего 2008 года, Вам исполняется 80 лет! Я уве рен, что десятки людей, и старших, и младших наших коллег, будут ис кренне рады сердечно поздравить Вас с юбилеем и от души пожелать Вам здоровья и благополучия. Предыдущий Ваш юбилей — 75-летний — был отмечен публикацией сразу двух — в Москве и в Санкт-Петербурге — посвящённых Вам сборников статей археологов и историков, написанных по Вашим, формозовским темам. О некоторых из них же давайте погово рим сейчас.

Как водится в юбилейных разговорах с учёными, вопросы к Вам на прашиваются и лично-биографического, и проблемно-тематического пла на. Начну с традиционной жизненной ретроспекции. В своих книгах и статьях, особенно вышедших в 2000-е годы, Вы уже затронули немало автобиографических моментов: и о родителях, и о выборе пути в науке, и об учителях в Московском университете и в академических институтах, и о развитии Ваших исследовательских интересов. Тем не менее, не грех кое-что повторить и дополнить Попробую ответить на вопросы.

Итак, предлагаю начать с начала. Средняя школа. Вы учились в ней во второй половине 1930-х – первой половине 1940-х годов. Что сохрани лось в памяти? Хорошего или плохого? Как повлияли учителя, товарищи по классу на Ваш гуманитарный выбор?

Я учился в трёх школах. Сначала в рядовой московской № 70. Потом два года в Актюбинске. Наконец, в образцовой № 110 снова в Москве. Я опоздал с приездом из Казахстана к началу учебного года. Приехал в де кабре. Год пропадал. Школа № 110 была подшефной МГУ. Отец пошёл к директору, и он меня взял. Школа Нансеновская (потом имени Зелинского) была образцовой, учителя хорошие. Об одном из них — И.И. Зеленцове вышла сейчас книга. Но школу я не любил и мало чем ей обязан. Отталки вали официальщина, показуха, ложь.

Как признавались Вы в написанной Вами биографии отца, Александра Николаевича Формозова, он, вполне понятно, мечтал увидеть в сыне, то есть в Вас, свои собственные качества — натуралиста, испытателя при роды, охотника и следопыта. Ваше равнодушие к живой природе, её оби тателям, его поначалу огорчало. Идти наперекор родительской воле, осо бенно в благополучной семье, нелегко. Как определился Ваш выбор фа культета в университете? Какое отношение к этому выбору имели ро дители, возможно, другие родственники и близкие к Вашей семье люди?

Мой интерес к истории связан с её возвращением в число преподавае мых предметов. Выходило много книг, «Библиотека исторических рома нов». Была выставка в Третьяковке «Русская историческая живопись». В театрах пьесы о Суворове, Кутузове, Иване Грозном. Это и заинтересова ло. Отец свёл меня на истфак МГУ, где был кружок для школьников. Так и пошло. Отец хотел другого, но не препятствовал.

У советских подростков, конечно, городских, первым «университе том», как мне показалось, что называется, на собственной шкуре, был двор. Не было домофонов на парадных дверях, шприцы наркоманов не ва лялись по подъездам, все террористы сидели по лагерям, дети после уро ков допоздна шлялись на улице. Интеллигентные мамы отзывали своих чад со двора пораньше, часов в 9 вечера. Дворовую школу воспели наши «барды», Окуджава и Высоцкий. Первый лиричнее, второй драматичнее.

Вы обходили дворовую компанию стороной или как-то в ней участвовали?

Двор в моей детской жизни роли не играл.

Этнограф Владимир Рафаилович Кабо в своих эмигрантских (из Ав стралии) мемуарах вспоминает, в том числе, и Вас — студента истори ческого факультета МГУ. О большинстве своих старых знакомых он от зывается зло, пристрастно, но вот о Вас студенте — уважительно. А Вам кто особенно запомнился по студенческим годам? Кто из однокаш ников оказался Вам ближе по интересам, складу личности?

С Кабо я знаком с университетских лет. Когда он вернулся из лагеря, помогал ему с защитой. Потом мы встречались в Звенигороде, где он жил, снимая коттедж у академика С.Л. Соболева, а мы — в пансионате. С ним была уже вторая его жена Лена. Мы много гуляли, беседовали. Отсюда и его отношение.

Курс, где я учился, большой, человек двести. В основном демобили зованные. Шли сюда, ибо химфак или физфак — труднее. В основном на кафедру истории КПСС или истории СССР периода социализма. От этой группы — отчуждение. Были хорошие ребята — В.Б. Кобрин, В.Л. Янин, но истфак вспоминаю без любви.

Вам, ещё студенту старшекурснику, сделали «предложение, от ко торого невозможно было отказаться» (казалось бы) — приступить к преподаванию на историческом факультете, возглавить специализацию студентов-археологов по каменному веку, после безвременной кончины М.В. Воеводскому кадрово оголённой. Вы тактично отказались. Не пожа лели? В результате МГУшная школа палеолитчиков оказалась к сего дняшнему дню довольно бледной… Не жалею об отказе иметь дело с МГУ. Положение с преподаванием каменного века плохое. Янин взял в штат и возвел в доктора наук невеже ственную и нахальную Н.Б. Леонову. Моей вины в этом нет.

Выбор академического института выпускником истфака Формозо вым чем был обусловлен? В какой степени Ваши ожидания совпали с реа лиями этого «храма науки»?

Я мог пойти по окончании МГУ или в музей (ГИМ, антропологии), или в ИИМК. «Храм», конечно, не ахти. Но это скопление ведущих спе циалистов. О выборе не жалею.

Опыт археологического поля, руководства раскопками был ли безус ловно необходим Вам в дальнейшей исследовательской работе? Вы вспо минаете о своих крымских и кубанских экспедициях с сожалением или с ностальгией?

Я как экспедиционный работник не очень силён. Но поездки в Крым и на Кавказ вспоминаю с удовольствием.

«Голодный Старый Крым»… Кажется, это Волошин. Каковы Ваши воспоминания об этом замечательном полуострове? Случайно или нет, так совпало, что и Ваша супруга, известный историк античной культуры Марианна Казимировна Трофимова — уроженка Ялты?

Выбор Крыма и место рождения М.К. не связаны.

Вы несколько раз в Ваших книгах упоминаете о себе как о прирож дённом холостяке. Вместе с тем все Ваши последователи и посетители Вашего дома пользуются гостеприимством Вашей супруги Марианны Ка зимировны. Как это вообще вышло с Вашей женитьбой? Если вопрос по кажется Вам чересчур личным — пошлите меня куда подальше — и я ту да пойду… Установки и привычки холостяка, каким я был до пятидесяти лет, у меня остались. С М.К. знакомы были много лет. Сошлись в очень трудные для меня годы. Она меня поддержала. Её помощь и забота обо мне неиз менны. Я только благодаря ей выжил в этом году.

Она не во всём принимает мою позицию по части историографии ар хеологии, но считает, что я праве её иметь и отстаивать.

Честно сказать, как-то не вяжутся с Вашей сегодняшней фигурой те Ваши действия в молодости, что вспоминают Ваши товарищи — Аб рам Давыдович Столяр, Игорь Сергеевич Каменецкий — вот Саша Фор мозов бросается купаться в каждой встреченной на экспедиционном пути речке;

вот он выходит к ночному костру чужой экспедиции с рюкзаком на плечах… А потом Ваши поездки по всем петроглифам СССР… Выходит, Ваш отец поспешил огорчаться Вашим равнодушием ко внегородской, экспедиционной жизни?

В юности был и весел, и задирист, и бесшабашен. Рассказы реальны.

Александр Александрович Зимин. Что связывало Вас с этим челове ком? Почему до сих пор не изданы его воспоминания «Храм науки»? Автор ведь определил и Вас в число своих литературных душеприказчиков. И Вы достойно отработали этот завет, впервые опубликовав фрагменты из зиминской версии «Слова о полку Игореве» в «Вопросах истории». Что конгениально Вам, а что чуждо в фигуре и характере А.А. Зимина?

С Зиминым меня познакомил Монгайт как раз в момент создания его «Слова». Что-то я ему подсказал, чем-то я ему понравился. Общее между нами — преданность науке, стремление служить ей, не оглядываясь на си туацию. Человек был умный, знающий, думающий. Мемуары его не изда ны, ибо реакция была бы та же, что и на мои книги последних лет издания.

Людей, готовых заняться его делами, уже нет. Кобрин умер. Овчинников инвалид-колясочник. Я не историк.

Вам пришлось писать некрологи, статьи, отзывы, причём сугубо по ложительные, доброжелательные о многих своих старших коллегах и ро весниках. А о ком не довелось такого написать? Кого ещё Вы упомянули бы одобрительно, тепло среди наших археологов, историков, других гума нитариев старших поколений? Ведь они, как говорится в сегодняшней те лерекламе, этого заслуживают.

Было немало достойных людей. Хотел подробно написать о Замятни не, Иессене, Грязнове. Кого-то ценил, но знал мало — Артамонова, к при меру. О многих написали без меня в Санкт-Петербурге.

Чем можно объяснить притягательность Вашей личности для кол лег младших поколений? Вы ведь не располагали властью администрато ра, издательскими возможностями. Скорее, наоборот, находились в опале у начальства. Тем не менее Вашего общения всегда искали многие археоло ги, что моложе Вас;

Ваши публикации были нарасхват в нашей среде;

Вам совершенно добровольно посвящали сборники статей, даже похвально шутливые стихи (А. Сорокин). Сегодня отзывами на Ваши книги пестрит Интернет (Где живёт в основном молодёжь). Короче, в чём секрет Ва шей популярности среди археологической, да и прочей научной молодёжи?

Популярности у меня никогда не было. С самого начала очень отрица тельно относились ко мне в Ленинграде. В Москве считали карьеристом.

Молодёжь побаивалась. Но я многим давал — темы, материал для работ;

дарил книги. Так что постепенно отношение менялось. Сейчас я уже нико му не нужен.

В своих историографических работах Вы делите своих учителей (в широком смысле этого слова), точнее говоря, всех старших коллег, на две группы — несколько упрощая, но и проясняя — хороших и плохих. И в науч ном, творческом, и в житейском, моральном планах. Безусловно хорош Замятнин, в основном хороши Пассек, Фосс, Воронин, Монгайт;

более хо рош, чем плох Киселёв;

более плохи, нежели хороши многие другие;

безус ловно плохи ещё кое-кто. Такое ранжирование идёт наперекор общепри нятой в научной корпорации системе оценок предшественников. Оценок, конечно, почти сплошь комплиментарных. То есть за глаза, вне печатной строки, почти все археологи не прочь посудачить о самодурстве Рыбако ва, идейном авантюризме Окладникова, прочих недостатках былых науч ных начальников. Поясните, пожалуйста, ещё раз, какими Вы видите критерии оценки личностей и научного наследия наших предшественни ков?

Надо различать две стороны. Одна — вклад в науку. Многие сделали полезное дело — копали, издавали и т.д. Другое дело — линия поведения.

Хорошие специалисты порой вели себя плохо. В моей книге «Человек и наука» в основном речь о второй стороне.

Ну, и наоборот, относительно других фигур из новейшей истории российской археологии — вроде Пиотровского, Артамонова, Ляпушкина, Третьякова, Рогачёва, некоторых других — мы с Вашей лёгкой руки при знаём прежде всего их заслуги, нравственную стойкость этих личностей, а какие-то их же недочёты списываем на трудные времена их работы.

Это и есть «гамбургский счёт» в историографии?

О нравственной стойкости Б.Б. Пиотровского говорить вряд ли мож но. Остальные сделали много полезного, а вели себя по-разному.

Недавний съезд археологов России в Суздале был посвящён 100 летним юбилеям трёх академиков — Рыбакова, Окладникова, Пиотров ского. В пленарных докладах о каждом из них говорилось только хорошее.

Мы что, обречены на такую историографическую полуправду? Вынесет ли время более справедливый вердикт?

Думаю, что окончательных вердиктов не будет никогда. Симпатии и антипатии останутся.

У Вас, помню из предыдущих разговоров, есть своя периодизация раз вития отечественной археологии. Воспроизведите её, пожалуйста, ещё раз, хотя бы вкратце.

Периодизация в схеме такова. 1) Период разрозненных наблюдений;

2) Организация научных работ по плану Петра I на базе Академии наук;

3) Период дворянского дилетантизма;

4) Сложение археологических учре ждений — ИАМК, РАО, МАО;

5) Предреволюционный период. Съезды.

Систематизации Городцова и Спицына. Преподавание;

6) Распад империи и кризис науки;

7) НЭП;

8) Создание ГАИМК как центра. Марр и его «но вое учение», стадиальность. Централизация;

9) После войны. Усиление московской группы. Издание книг. Восстановление системы отчётов и т.д.;

10) Распад. Новосибирский центр. Неудача «Сводов археологических ис точников» и «Археологии СССР»;

11) Наука в загоне и постепенное воз рождение её. Роль провинциальных центров.

«Пушкин. Тайную свободу пели мы вослед тебе» — с этими строками Блок сошёл в могилу. Чем вызван, чем поддерживался Ваш повышенный интерес к фигуре первого поэта России? Не жалеете ли, что променяли пушкиноведение на археологию?

Большую роль сыграл пушкинский юбилей 1937 года. С тех пор лю бовь к эпохе Пушкина и декабристов. Мог бы и заняться ею.

Ваше увлечение балетом, вообще театром пошло от влияния родст венника актёра? Припомните, пожалуйста, Ваших любимых деятелей сцены.

Увлечение балетом имело ряд причин. Балет на очень высоком уров не. Гениальная Уланова. Балет как пример преемственности с начала XIX века. Я увлёкся балетом ранее нашего знакомства с А.Д. Грачом. Он поставлял билеты в Мариинку в дни моего приезда в Ленинград. Знал его мать — балетного педагога Тюнтину, балетоманов той поры и их кумиров (Тарасюк и Федичева). Помимо Улановой, ценил в Санкт-Петербурге Оль гу Моисееву, в Москве Ермолаева, в отдельных партиях Плисецкую.

Как-то на фуршете в Институте философии РАН я спросил у Вади ма Львовича Рабиновича: «Кто ваш любимый поэт?» Он ответил: «Ко нечно, я. Затем Хлебников». А у Вас, Александр Александрович?

Кто любимый поэт? Остаюсь верен классической традиции. Пушкин, Лермонтов, Тютчев. Городецкий, Высоцкий, Вознесенский и т.д. чужды.

Как Вы оцените такую тему историографического исследования:

«Археологические темы в русской поэзии»? Подскажите наиболее выиг рышные имена в этой связи… Тема «Археологические мотивы в русской поэзии» любопытна. Ко нечно, «Курган» А.К. Толстого. И.Б. Брашинский говорил мне, что его друг составил антологию стихов о раскопках в Крыму и она очень инте ресна. Вероятно, Бобров с его «Херсонесидой». Сейчас им очень интере суются. Видят в нём даже предтечу Маяковского, но для меня он бездар ный Бибрис. Вероятно, Зайцевский с его «На раскопках Херсонеса». Но что может показать такая антология? Зависимость художественных пред ставлений от развития науки? Это и так ясно.

Какие фигуры, периоды, школы в истории русской археологии Вы считаете незаслуженно обойдёнными историографическим вниманием?

Тем много. Сейчас в моде локальные обзоры, вроде Вашего. У нас была аспирантка Жукова по тверской археологии. Я руководить ей не стал, руководил Мерперт. Кое-что ей всё же дал. Читал её диссертацию. Любо пытные моменты есть, и общие, и частные. Я за такие работы.

Ведя с Вами эти беседы, я выступаю в роли самозванца. Не будучи ни Вашим коллегой по Институту археологии, ни даже москвичом, остава ясь провинциалом;

не археологом, а философом… И тем не менее Вы неко гда, а именно в 1980 году охотно и подробно откликнулись на моё письмо с вопросами о раскопках Сизова и Самоквасова;

с тех пор постоянно кон сультировали меня, редактировали мои публикации в журнале и состав лявшихся Вами историографических сборниках. Как я скоро выяснил, кро ме, до и после меня к Вам прибилось ещё десятка два относительно моло дых исследователей из разных городов нашей страны, даже с Украины.

Все мы по нескольку раз в году бываем у Вас в гостях, ещё чаще переписы ваемся, созваниваемся. Что заставляло Вас уделять такое внимание, по сути дела, посторонним людям? К тому же очень разным по характерам, уровню культуры… Привлекательность не во мне, а в том, что когда-то я что-то мог: из дать, помочь с защитой. Теперь меня выгнали, шеф историографии Пряхин издаёт сборники. И люди пойдут к нему.

Ну, не все историки археологии так-таки и пойдут куда то ещё. А что, по-Вашему, заставляло Ваших последователей раз за разом прибе гать к Вашим консультациям? Когда вполне можно было бы, казалось, обойтись и без них?

Без моих консультаций обойтись можно, что люди и делают. Но по чему бы не взять у человека что-то, если не отказывает?

Если не считать Ваших книг, первую систематическую историю рус ской археологии составил Глеб Сергеевич Лебедев. Вы отозвались об этом его труде сочувственно, он упомянул Вас в нём благодарно. После его без временной кончины петербургские коллеги успели переиздать его книгу о викингах на востоке Европы, а вот курс историографии не успели. Стоит ли его переиздать? Что придётся в этом случае пояснить и дополнить?

Книга Лебедева. Неплохая по замыслу, плоха по исполнению. Куча ошибок и неточностей. Всё это надо исправить, но автора нет. Санкт Петербург вроде бы хотел переиздать книгу. Я не против.

В продолжение некоторых предыдущих вопросов: Вы довольны тем, что сделали в историографии те специалисты, что объявляют себя Ва шими учениками, последователями? Чьи работы Вам понравились больше из этого неформального формозовского кружка? (Мои-то Вы и похвали вали, и поругивали местами — за дело, то есть фактические ошибки, ме тодологические изъяны) Из вышедших за последние годы книг этой тематики хороши сводка Ирины Владимировны Тункиной, «300 лет сибирской археологии» Матю щенко, «Оленин» Файбисовича.


Чем Вы можете объяснить повышенный интерес к археологической историографии? Почему вслед за Вами в 1980-е – 2000-е годы ею занялись совершенно разные люди в различных центрах науки и образования? В ре зультате к сегодняшнему дню практически о каждой губернской учёной архивной комиссии защищено по диссертации. Много работ по истории археологии разных регионов России, немало биографий археологов прошло го. Как, кстати, Вы оцениваете качество этих публикаций последнего времени?

Интерес к истории науки связан с интересом к прошлому страны, её культуры. Хочется понять, что мы имеем, что потеряли, что стоило бы раз вивать.

Вы написали послесловие для книжки Вити Бердинских из Кирова (Вятки) об истории русского кладоискательства. Мне довелось её рецен зировать для журнала «Российская археология», и я, как Вы знаете, оце нил эту работу сугубо отрицательно — как позорный призыв к молодёжи грабить национальные древности. Почему Вы согласились поддержать своим авторитетным именем столь сомнительное издание?

Я считаю «Кладоискательство» Бердинских — неудачей, хотя у авто ра есть и хорошие книги («Вятские историки», «Провинциальные истори ки» [«Вятлаг» — С.Щ.]). Вашу рецензию считаю справедливой. Бердин ских писал мне и задавал вопросы в ходе работы. Я старался его напра вить. То, что он не использовал, указал в послесловии. Книга при интересе к теме успеха не имела. Он пытался её переиздать, но не вышло. Ну и лад но.

Ваш убедительный голос прозвучал на «круглом столе», проведённом несколько лет назад в редакции «Российской археологии» и посвящённом анализу криминальной, так называемой «чёрной археологии». Каковы Ва ши оценки её сегодняшней экспансии? Что посоветуете предпринять, чтобы спасти для науки и культуры хотя бы остатки памятников нацио нальной археологии?

Деятельность «чёрных археологов» вредна. Попытки противостоять им малоэффективны. Надо продолжать это дело по спасению националь ного культурного наследия. Нужен указ правительства, без чего не обхо дится ни одно дело.

Чем обусловлен Ваш скептицизм относительно попыток разработки теории и методологии археологии? Вроде нескольких книжных «кирпичей»

Л.С. Клейна… Я за развитие теории археологии, но слишком часто то, что выдаётся за теорию, это просто болтовня. Стремление придать себе вес и т.п.

Если вернуться к биографической канве нашей беседы — что для Вас Москва? «Город, знакомый до слёз» или надоевший мегаполис, где за хле бом, допустим, надо выезжать куда-то на метро. Потому что на Ленин ском проспекте, где Вы живёте, цены на всё повседневно необходимое за предельные… Москва какого исторического времени Вам ближе?

Москву люблю той, что застал в детстве, болезненно воспринимаю уничтожение её специфики. Но что поделать? Идёт объективный процесс.

Мне остаётся поблагодарить Вас за терпение и благосклонное от ношение к моим вопросам. В заключение я только повторю моё глубочай шее убеждение в том, что авторизированную Вами запись нашей юбилей ной беседы с патриархом русской археологии с интересом прочтёт мно жество профессионалов и любителей археологии, и вообще гуманитарной науки.

Итак, до новых встреч и бесед, дорогой Александр Александрович 1.

Избранная литература по исторической регионалистике и историографии Курского края Авдеева М.Т., Дьякова В.И. Топонимика и краеведение (по материалам Воронежской области) // Центрально-Чернозёмная деревня: история и со временность. М, 1992.

Академическое дело 1929–1931 гг. Вып. 1. Дело по обвинению акаде мика С.Ф. Платонова / Отв. ред. В.П. Леонов. СПб., 1993.

Академическое дело 1929–1931 гг. Вып. 2. Дело по обвинению акаде мика Е.В. Тарле. Ч. 1–2 / Отв. ред. В.П. Леонов. СПб., 1998.

Акимов В. Деятельность курского земства по народному образова нию // Журнал министерства народного просвещения. 1910. № 11.

Акиньшин А.Н., Ласунский О.Г. Региональный фактор в изучении рос сийской истории // Общественная жизнь в Центральной России в XVI – начале XX вв. Воронеж, 1995.

Акиньшин А., Ласунский О. Пахарь духовной нивы. Историко краеведческие этюды. Воронеж, 1996.

Александров-Липкинг Ю.А. Далёкое прошлое Соловьиного края. Во ронеж, 1971.

Антология советской археологии. Т. 1–3. М., 1995.

Археологическая карта России. Курская область. Автор-составитель А.В. Кашкин.

Ч. 1. г. Курск, Курский, Беловский, Большесолдатский, Глушковский, Горшеченский, Дмитриевский, Золотухинский, Касторенский, Коренев ский, Конышёвский, Курчатовский районы. М., 1998;

Ч. 2. Льговский, Мантуровский, Медвенский, Обоянский, Октябрь ский, Поныровский, Пристенский, Рыльский, Советский, Солнцевский, Суджанский, Тимский, Фатежский, Хомутовский, Черемисиновский, Щиг ровский районы. М., 2000.

Ашнин Ф.Д., Алпатов В.М. «Дело славистов»: 30-е годы. М., 1994.

Баринова И.К. Охрана памятников истории и искусства в культурной политике Российской Федерации (1917–1990 гг.). Автореф. дисс. … докт.

ист. н. М., 2006.

Бахта В.Н. Краеведение и музейное дело в СССР. М., 1977.

Это интервью оказалось последней работой А.А. Формозова.

31 января 2009 г. он скончался.

Бердинских В.А. Губернские статистические комитеты и русская про винциальная историография 1860-х – 1890-х гг. Автореф. дисс. … докт.

ист. н. М., 1994.

Бердинских В.А. Русская провинциальная историография второй поло вины девятнадцатого века. М.–Киров, 1995.

Богданов Г.М. Внеклассная работа по истории и конституции СССР (из опыта работы). Курск, 1954.

Брачев В.С. Крестный путь русского историка. Академик С.Ф. Плато нов и его «дело». Самара, 2005.

Бугров Ю. А. Курские встречи. Воронеж, 1991.

Бущик Л.П. Очерк развития школьного исторического образования в СССР. М., 1961.

В одном строю. Сб. статей по вопросам культуры и искусства. Курск.

1968.

В помощь учителю. Методический сборник для школ Курской облас ти. Вып. 4. / Под ред. С.И. Завыленкова. Курск, 1936.

В помощь агитатору и пропагандисту. Сб. статей / Сост. Я.А. Серов.

Курск, 1939.

Габель В.Ф., Гулин И.Н. Курск. М., 1951.

Генинг В.Ф. Очерки по истории советской археологии. Киев, 1982.

Город меняет лицо. Курск в новой пятилетке / Сост. Х.Я. Лейбельман.

Курск, 1947.

Горская Н.А. Борис Дмитриевич Греков. М., 1999.

Гревс И.М. История и краеведение // Краеведение. 1926. № 4.

Добренький С.И. Рефлексия исторического краеведения и региональ ная история в российской историографии конца XX – начала XXI вв. // Краеведческие исследования. Вып. 2. Рязань, 2004.

Дубровский А.М. Формирование концепции истории феодальной Рос сии: историческая наука в контексте политики и идеологии (1930-е –1950-е гг.). Автореф. дисс. … докт. ист. н. СПб., 2006.

Евгеньев-Максимов В., Березина В.Г. Николай Алексеевич Полевой.

Очерк о жизни и деятельности. Курск, 1946.

Жук А.В. Проблемы археологической культуры в России в конце XIX – начале XX вв. // Вопросы истории исследований и историографии археологии Западной Сибири. Сб. научных трудов. Омск, 1992.

Зевелёв А.И. Историографическое исследование: методологические аспекты. М., 1987.

Зорин А.В., Щавелёв С.П. [Рец. на кн.:] Курский край в истории Отече ства. Курск, 1996 // Городские известия. Курск, 1996. № 94–95.

Зорин А.В., Раздорский А.И., Щавелёв С.П. Курск. История города от Средневековья к Новому времени: X–XVII века. Курск, 1999.

Из истории Курского края. Сборник документов и материалов. Воро неж, 1965.

Историческое краеведение / Под ред. Г.Н. Матюшина. М., 1980.

История Курской области. Воронеж, 1975.

История отечественной археологии: дореволюционное время. Мате риалы IV чтений по историографии археологии Евразии / Отв. ред.

А.Д. Пряхин. Воронеж, 2004.

Кашкин А.В. Археология Курской области // Археологическая карта России. Очерки археологии регионов. Кн. 1. М., Клейн Л. С. Феномен советской археологии. СПб., 1993.

Козляков В. Провинциальный «мир». очерки истории и культуры. Ря зань, 2002.

Колесникова М.Е. Краеведческое описание — жанр провинциальной историографии (XIX – начало XX вв.) // Ставропольский альманах Россий ского общества интеллектуальной истории. Вып. 5. Ставрополь, 2004.

Коллингвуд Р.Д. Идея истории. Автобиография. М., 1980.

Корзун В.П. К спору о провинциальной исторической науке // Россий ская провинция: реалии культурной жизни. Пенза, 1997.

Краеведение. Пособие для учителя / Под ред. А.В. Даринского. М., 1987.

Краеведение в России. История. современное состояние, перспективы развития / Отв. ред. С.О. Шмидт. М., 2004.

Краеведческий сборник (Материалы в помощь учителю истории) / Ред. С.В. Курдяев, Г.М. Лунёв, А.А. Лямзин, П.К. Староверов. Курск, 1952.

Край наш курский (Библиографический указатель литературы) / Сост.

Е. Капустина. Курск, 1985.

Купчинский П. Курск и куряне. Из истории Курска. М., 1906.

Курск в революции. Курск, 1927.

Курск. Очерки истории города. Изд. 3-е, перераб. и доп. Воронеж, 1975.

Курская область в цифрах. Справочник для агитаторов и пропаганди стов / Отв. ред. М.И. Захаров. Курск, 1939.

Курский областной краеведческий музей. Путеводитель / Ред.

Л.В. Струкова и др. Курск, 1973.

Курские тетради. Курск и куряне глазами учёных / Отв. ред.

А.Т. Хроленко. Тетради 1–7. Курск, 1997 – 2006.

Курский сборник, издаваемый Курским губернским статистическим комитетом. Вып. 1. Курск, 1901;

Вып. 2. Курск, 1902;

Вып. 3. Курск, 1902;

Вып. 4. Курск, 1903;

Вып. 5. Курск, 1905;

Вып. 6. Курск, 1907;

Вып. 7.

Курск, 1912.

Куряне — выдающиеся деятели науки и техники. Курск, 1950.

Кызласова И.Л. Александр Иванович Анисимов (1877–1937). М., 2000.


Лебедев Г.С. История отечественной археологии. 1700–1917. СПб., 1992.

Литература и культура Древней Руси. Словарь-справочник / Под ред.

В.В. Кускова. М., 1994.

Лохин П.И. Развитие экономики и культуры Курска. Курск, 1957 (Ма териал для докладчиков и лекторов).

Макаров Н.А. Грабительские раскопки как фактор уничтожения ар хеологического наследия России. М., 2004.

Мамаева Т.П. Роль курского губернского земства в подготовке учи тельских кадров в конце XIX – начале XX вв. // Общественная жизнь Цен трального Черноземья в XVII – начале XX вв. Сб. научных трудов. Воро неж, 2002.

Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Курская область. М., 1979.

Мезенцева Г. Дослiдники археологii Украiни. Енцеклопедичний сло варь-довiдник. Чернiгiв, 1997.

Методология региональных исторических исследований. Материалы международного семинара / Сост. А. Кобак и др. СПб., 2000.

Милов Л.В. К истории создания «Географического словаря» Афанасия Щекатова // Археографический ежегодник за 1968 г. М., 1970.

Народное образование в Курской области. Доклад тов. Никифоро ва И.Г. I Областному съезду советов Курской области (Январь 1935 г.).

Курск, 1934.

Никонова Г.Н. Краеведение. М., 1984.

Основания регионалистики. Формирование и эволюция историко культурных зон Европейской России / Отв. ред. А.С. Герд. СПб., 1999.

Очерки истории русской и советской археологии / Отв. ред.

А.А. Формозов. М., 1991.

Панченко А.М. «Другая история» // В его кн.: Я эмигрировал в Древ нюю Русь. Россия: история и культура. Работы разных лет. СПб., 2005.

Пештич С.Л. Русская историография XVIII в. Л., 1965.

Письма русских историков (С.Ф. Платонов, П.Н. Милюков) / Отв. ред.

В.П. Корзун. Омск, 2003.

Подпольная печать курских большевиков (1901–1908). Сб. докумен тов. Курск. 1962.

Проблемы истории отечественной археологии. СПб., 1993.

Пряхин А.Д. Археологи уходящего века. Воронеж, 1999.

Революционные события 1905–1907 гг. в Курской губернии. Сб. доку ментов и материалов. Курск, 1955.

Региональная история в российской и зарубежной историографии / Отв. ред. А.А. Севастьянова. Рязань, 1999.

Русская историческая периодика 1861–1917 гг. (Материалы к библио графии) / Сост. С.Н. Ущиповский. СПб., 1992.

Русская провинция. Культура XVIII–XIX вв. Сб. статей. М., 1993.

Русская провинция. Записки краеведов / Сост. Р.В. Андреева. Воро неж, 1992.

Санкт-Петербург и отечественная археология. Историографические очерки. СПб., 1995.

Рязанов Н.В. Другой вариант решения «исторического уравнения» // Городские известия. 1994. 20 августа. № 91. С. 5.

Сахаров А.М. Историография истории СССР. Досоветский период. М., 1978.

Севастьянова А.А. Русская провинциальная историография XVIII в.

М., 1998.

Серых Д.В. Всероссийские археологические съезды как форма органи зации отечественной археологической науки. Автореф. дисс. … канд. ист.

н. Ижевск, 2006.

Склярук В.И. Ещё раз о Феодосии Печерском // Городские известия.

1994. 10 сентября. № 100. С. 6.

Солодкин Я.П. Загадка остаётся загадкой // Городские известия. 1994.

10 ноября. № 125. С. 4.

Степанов В. Наместники и губернаторы Курского края. 1779– 1917 гг. Исторические очерки. Курск, 2005.

Страницы истории города Курска. Важнейшие события и даты с древ нейших времён до наших дней. Воронеж, 1981.

Супруненко О.Б. Археологiчнi дослiдження та сiбрання лубенського музею К.М. Скажинскоi. Автореф. дис. … канд. iст. н. Киiв, 1997.

Труды Курского губернского статистического комитета. Вып. 1–4.

Курск, 1863–1874.

Труды Курской губернской учёной архивной комиссии. Вып. 1.

Курск, 1911;

Вып.2. Курск, 1915.

Тихонов И.Л. К вопросу о начале университетской археологии в Рос сии // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2 «История».

2004. Вып. 1–2.

Тункина И.В. Русская наука о классических древностях Юга России (XVIII – середина XIX вв.). СПб., 2002.

Тункина И.В. Русская наука о классических древностях Юга России (XVIII – середина XIX вв.). Автореф. дисс. … докт. ист. н. СПб., 2002.

1917–1957. Статьи, воспоминания, очерки. Курск. 1957.

Формозов А.А. Очерки по истории русской археологии. М., 1961.

Формозов А.А. Археологические путешествия. М., 1974.

Формозов А.А. Начало изучения каменного века в России. Первые книги. М., 1983.

Формозов А.А. Страницы истории русской археологии. М., 1986.

Формозов А.А. Русское общество и охрана памятников культуры. М., 1990.

Формозов А.А. Археология и идеология ([19]20-е – [19]30-е гг.) // Во просы философии. 1993. № 2.

Формозов А.А. А.С. Уваров и его место в истории русской археоло гии // Российская археология. 1993. № 3.

Формозов А.А. Русские археологи до и после революции. М., 1995.

Формозов А.А. Историография русской археологии на рубеже XX–XXI веков (Обзор книг, вышедших в 1997–2003 гг.). Курск, 2004.

Формозов А.А. Исторические сочинения Н.Г. Леклерка и П.Ш. Левека и русская историография // Восточная Европа в Средневековье. К 80-летию В.В. Седова. М., 2004.

Формозов А.А. Статьи разных лет. Курск, 2008.

Фукс А.Н. Отражение концепции отечественной истории в школьном учебнике С.Ф. Платонова // Вопросы отечественной и всеобщей истории в трудах русских историков XIX – начала XX вв. Межвузовский сб. научных трудов. Воронеж, 1883.

Чайлд Г. Прогресс в археологии. М., 1949.

Час, помiнкi, людзi. Памяти репрессированных археологов. Минск, 1993.

Чепелёва И.Д. Участие научно-краеведческих обществ в общественно политической жизни России в конце XIX – начале XX вв. (на материалах Воронежской, Курской, Тамбовской губерний). Автореф. дисс.... канд.

ист. н. М., 1993.

Черепнин Л.В. Русская историография до XIX в. М., 1957.

Черкасова Н.Н. Повседневная жизнь земских учителей российской провинции во второй половине XIX – начале XX вв. (На материалах Кур ской губернии). Автореф. дисс. … канд. ист. н. Курск, 2006.

Чернышов А.Г. Столичный центр, регион, провинция // Свободная мысль. 1999. № 3.

Чесноков В.И. Обзор движения университетов в Российской импе рии // Российские университеты в XVIII – XX вв. Сб научных статей. Во ронеж, 1998.

Шанский Д.Н. Вклад Московского университета в изучение отечест венных древностей (вторая половина XVIII – начало XIX вв.) // Вестник Московского университета. Серия 8 «История». 2005. № 6.

Шапиро А.Л. Историография с древнейших времён по XVIII в. Л., 1982.

Щавелёв С.П. Курский край в «Истории России» [С.М. Соловьёва] // Курская правда. 1981. № 167.

Щавелёв С.П. Живые страницы истории [Рец. на кн.: Страницы исто рии города Курска. Воронеж, 1981] // Книжное обозрение. 1982. № 6.

Щавелёв С.П. Историк и археолог [Д.Я. Самоквасов] // Курская прав да. 1983. 22 октября. С. 3.

Щавелёв С.П. Мемориал совести [О памятнике жертвам сталинских реп-рессий] // Огонек. 1988. № 37. С. 29.

Щавелёв С.П. В квартирантах у истории. Памятники Курской земли // Курская правда. 1988. 14 сентября. № 212. С. 2.

Щавелёв С.П. Поиски краеведов [Рец. на кн.: Николаенко А.Г. К тай нам истории. Воронеж, 1989;

Пряхин А.Д. Археология... Наследие. Воро неж, 1989] // Курская правда. 1989. 30 сентября. № 225. С. 4.

Щавелёв С.П. И.Е. Забелин и Д.Я. Самоквасов: моменты сотрудниче ства // Научные чтения к 170-летию И.Е. Забелина [в Государственном ис торическом музее]. М., 1990. С. 3–5.

Щавелёв С.П. Без языка? [О курском говоре] // Курская правда. 1990. июля. № 155. С. 2.

Щавелёв С.П. Чувствовать себя первооткрывателем: история отчего края // Политический диалог. Курск, 1990. № 17 (1071). С. 13–18 (В соав торстве с В.Ф. Бахмутом).

Щавелёв С.П. Профессионал и любитель как субъекты практики // Идеология и перестройка (Республиканская научно-практическая конфе ренция. Тезисы докладов). Витебск, 1990. С. 131–132.

Щавелёв С.П. Д.Я. Самоквасов: заповiт археолога // Археологiя. 1991.

№ 1. С. 98–108.

Щавелёв С.П. Вклад Д.Я. Самоквасова в изучение и охрану древно стей Полтавской губернии // 100-рiччя Полтавського краезнавчого музею.

Матерiали ювилейноi науковоi конференцii. Ч. II. Археологiя Полтавщини.

Полтава, 1991. С. 12–17.

Щавелёв С.П. Искатели кладов // Летопись. Вып. 4. Курск, 1991.

С. 4–5.

Щавелёв С.П. Перечень археологических исследований Д.Я. Самоква сова, составленный им самим в 1910 – 1911 гг. [Публикация, коммента рий] // Археология и история юго-востока Руси. Тезисы конференции.

Курск, 1991. С. 4–8.

Щавелёв С.П. Первые страницы истории курской археологии (А.И. Дмитрюков и Д.Я. Самоквасов) // Там же. С. 95–97.

Щавелёв С.П. Практическое значение гуманитарного знания // Гума нитарное знание: сущность и функции. Межвузовский сборник. СПб., изд во Санкт-Петербургского ун-та, 1991. С. 56–69.

Щавелёв С.П. Личностное познание как феномен практики // Мышле ние и субъективный мир. Сборник научных трудов. Ярославль, изд-во Яро славского ун-та, 1991. С. 90–93.

Щавелёв С.П. Вопросы теории и методики в археологических трудах Д.Я. Самоквасова // Очерки истории русской и советской археологии / Сост. и отв. ред. А.А. Формозов. М., Ин-т археологии РАН, 1991. С. 25–50.

Щавелёв С.П. Микола Макаренко та Дмитро Самоквасов: зустрiч на теренi вивчення старожитностей Украiни // Червоний проминь. Суми.

1992. № 5. С. 6–7 (В соавторстве с В.Б. Звагельским).

Щавелёв С.П. Первый опыт массового учёта археологических памят ников в России (анкета Д.Я. Самоквасова 1872–1873 гг. и её результаты) // Российская археология. 1992. № 1. С. 255–264.

Щавелёв С.П. «Москва. Девичье поле. Архив. Профессору Д.Я. Само квасову...» // Московский журнал. 1992. № 7. С. 52–58.

Щавелёв С.П. Становление археологической методологии и методики в России (Вклад А.С. Уварова и Д.Я. Самоквасова) // Теория и методика исследования археологических памятников лесостепной зоны. Тезисы док ладов научной конференции. Липецк, 1992. С. 9–12.

Щавелёв С.П. А.И. Дмитрюков — первый курский археолог и этно граф // Архивная находка. Тезисы выступлений на научно-практических чтениях. Вып. 1. Курск, 1992. С. 25–29.

Щавелёв С.П. Эпизоды истории русской археологии (К 150-летию со дня рождения Д.Я. Самоквасова) // Российская археология. М., 1993. № 1.

С. 221–235.

Щавелёв С.П. Д.Я. Самоквасов — историк русского государства и права (К 150-летию со дня рождения) // Государство и право. 1993. № 2.

С. 114–120.

Щавелёв С.П. Д.Я. Самоквасов — историк, археолог, архивист // Во просы истории. 1993. № 3. С. 177–183.

Щавелёв С.П. Д.Я. Самоквасов: эскиз археологического наследия // Проблемы истории отечественной археологии.Тезисы докладов конферен ции. СПб., 1993. С. 21–23.

Щавелёв С.П. Д.Я. Самоквасов: эскиз творческого наследия // Слов’яни i Русь у науковiй спадщинi Д.Я. Самоквасова. Матерiали iсторико-археологiчного семiнару, присвяченого 150-рiччю вiд дня народ ження Д.Я. Самоквасова (Новгород-Сiверський). Чернiгiв, «Сiверянська думка», 1993. С. 7–9.

Щавелёв С.П. Не менее Шлимана славен... Профессор Д.Я. Самоква сов и Курский край // Городские известия. 1993. 21 августа. № 120–121.

С. 4.

Щавелёв С.П. Историография провинциальных древностей (эскиз пе риодизации применительно к юго-востоку России) // Археология и история юго-востока Древней Руси (Материалы научной конференции). Воронеж, изд-во Воронежского ун-та, 1993. С. 91–93.

Щавелёв С.П. Социально-философская методология 1990-х: поход за пределы науки // Международная научно-практическая конференция «Фи лософия социального действия и перспективы демократии». Ч. 1. Методо логия социального действия в экстремальных условиях общественного развития. Минск, 1994. С. 7–9.

Щавелёв С.П. С.А. Фёдоров (1860–1934) — выдающийся ученый и инженер, организатор текстильной промышленности России — липецкий уроженец // История — философия — культура. Первые историко философские чтения, посвящённые 40-летию Липецкой области. Тезисы докладов и сообщений. Липецк, 1994. С. 42–43.

Щавелёв С.П. Древности для музея // Городские известия. 1994.

27 января. № 9. С. 5.

Щавелёв С.П. Практическое познание. Философско-методологические очерки. Воронеж, изд-во Воронежского ун-та, 1994.

232 с.

Щавелёв С.П. 150-летие со дня рождения рождения Д.Я. Самоквасова.

Юбилейные мероприятия // Российская археология. 1994. № 4. С. 244–246.

Щавелёв С.П. Научные конференции, посвящённые Д.Я. Самоквасо ву // Архив русской истории. Вып. 4. М., 1994. С. 234–237.

Щавелёв С.П. Клио в объятиях краеведов (Начало Курска: мифы, фак ты, гипотезы) // Городские известия. 1994. 17 мая. № 53. С. 3.

Рец.: Рязанов Н.В. Слово в защиту краеведов... // Городские известия.

1994. 25 июня. № 69. С. 2.

Щавелёв С.П. Историческое «уравнение с двумя неизвестными»: когда родился Феодосий Печерский и сколько лет он прожил на Курской зем ле? // Городские известия. 1994. 2 августа. № 83. С. 3, 6.

Рец.: Баскевич И.З. О Феодосии Печерском, писателе // Городские из вестия. 1994. 16 августа. № 89. С. 1, 3.

Щавелёв С.П. К.П. Сосновский и его археологические работы в По сеймье // Проблеми ранньослов’янськоi i давньоруськоi археологii По сейм’я. Матерiали науковоi конференцii, писвяченоi 900-рiччю Вира– Бiлопiл-ля. Бiлопiлля, 1994. С. 56–57.

Щавелёв С.П. [Рец на кн.:] Щёголев О. Хрестоматия для провинци ального юношества по истории города Рыльска. Курск, 1994 // Городские известия. 1994. 11 октября. № 113. С. 5.

Щавелёв С.П. Возраст личности и история общества: новое прочтение курской биографии Феодосия Печерского // Проблемы исторической де мографии и исторической географии Центрального Черноземья. Сборник научных докладов IV межвузовской конференции. М.–Курск, 1994.

С. 21–29.

Щавелёв С.П. Д.Я. Самоквасов как друг и сотрудник археологов Ува ровых // Уваровские чтения-II. (Муром, 1993). М., 1994. С. 52–57.

Щавелёв С.П. Украiнська археологiя у листуваннi Д.Я. Самоквасова // Археологiя. Киiв. 1994. № 1. С. 115–131.

Щавелёв С.П. Разведчик туманного прошлого: Ю.А. Липкингу — лет // Курская правда. 1995. 25 января. С. 4.

Щавелёв С.П. Союз двух муз: курские древности в стихах Сергея Ра менского и рисунках Ольги Даниловой // Городские известия. 1995. марта. № 29. С. 7 (Псевдоним: Сергей Раменский;

в соавторстве с О.Н. Енуковой).

Щавелёв С.П. Страда археологов // Городские известия. 1995. 15 июля.

№ 84. С. 5.

Щавелёв С.П. Новые книги по истории Курска // Городские известия.

1995. 7 сентября. № 107. С. 4–5;

10 октября. № 121. С. 5 [Под псевдони мом: С. Фёдоров].

Щавелёв С.П. Последний романтик краеведческой археологии (К 90 летию со дня рождения Ю.А. Липкинга) // Российская археология. 1995.

№ 3. С. 213–219.

Щавелёв С.П. Последний романтик курской археологии [Ю.А. Лип кинг] // Городские известия. 1995. 31 октября. № 130. С. 4–5.

Щавелёв С.П. Курский дебют П.С. Рыкова как археолога-полевика // Сеймские берега. Курск, 1995. № 3–4. С. 17–18.

Щавелёв С.П. «Курескъ на Тускоре»: происхождение названия и воз раст города // Городские известия. 1995. 14 ноября. № 135. С. 3.

Щавелёв С.П. Деснинская экспедиция М.В. Воеводского и её вклад в археологическое изучение Курского края // Деснинские древности. Сбор ник материалов межгосударственной научной конференции, посвящённой памяти Ф.М. Заверняева. Брянск, 1995. С. 12–15.

Щавелёв С.П. На пути изучения древностей Украины: сотрудничество Д.Я. Самоквасова и Н.Е. Макаренко // Полтавський археологiчний сбiрник. Т. 3. Археологiчнi дослiджения на Полтавщинi 1994 р. Полтава, 1995. С. 191–198.

Щавелёв С.П. Редакция и предисловие;

раздел: «Охрана и использова ние культурного наследия. Культура российской провинции. Курск и его округа в прошлом и настоящем» // Зыкина Е.Б. Культурология. Учебный курс для студентов медицинского университета. Курск, 1996. С. 3–4;

132–133.

Щавелёв С.П. Этноним «северяне» и его историко-географические особенности в Курском Посеймье // Проблемы исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья и Запада России.

Сборник тезисов V международной конференции. М.–Брянск, 1996.

С. 26–29.

Щавелёв С.П. Обречённый арьергард: курские краеведы 1920–30-х го дов и разгром провинциальной археологии в Советской России // Юг Рос сии в прошлом и настоящем: история, экономика, культура. Материалы региональной научно-практической конференции. Белгород, 1996. С. 4–6.

Щавелёв С.П. Феномен кладоискательства на юге России в предысто рии славянской археологии // Славяне и их соседи. Тезисы XV конферен ции. Миф и история. Происхождение и ранняя история славян в общест венном сознании позднего средневековья и раннего Нового времени. М., 1996. С. 55–58.

Щавелёв С.П. Н.К. Рерих как археолог и дальнейшие судьбы россий ских древностей // Мир через культуру. Материалы областной обществен но-научной конференции, посвящённой 60-летию пакта Рериха. Курск, 1996. С. 55–57.

Щавелёв С.П. Его уроки не забудутся [Рец. на кн.: Фроянов И.Я., Юдин Ю.И. Русский былинный эпос. Курск, 1995] // Городские известия.

1996. 25 июня. № 77. С. 3.

Щавелёв С.П. Юбилей Д.Я. Самоквасова // Сумська старовина. Сумы, 1996. С. 9–11.

Щавелёв С.П. Вы просили — мы откликнулись [Рец. на кн.: Курский край в истории Отечества. Курск, 1996] // Городские известия. 1996. июля. № 94–95. С. 7–8 (В соавторстве с А.В. Зориным).

Щавелёв С.П. Нитки от «красного пояса»? [О проекте краеведческого словаря-справочника «Курск»] // Городские известия. 1996. 26 сентября.

№ 123. С. 3.

Щавелёв С.П. История Курска на славянском конгрессе // Городские известия. 1996. 22 октября. № 124. С. 8.

Щавелёв С.П. Археологический почин курского учителя А.И. Дмит рюкова в 1820–30-е годы // Российская археология. 1996. № 4. С. 177–184.

Щавелёв С.П. Подвиг во имя христианских идеалов: образец Св. Фео досия Печерского (новая хронология) // Святий князь Михайло Чернiгiвський та його доба. Матерiали церковно-iсторичноi конференцii.

Чернiгiв, 1996. С. 67–69.

Щавелёв С.П. Этнографические материалы в научном наследии архео лога Д.Я. Самоквасова // Развитие культуры в каменном веке. Краткое со держание докладов на Международной конференции, посвящённой 100 летию Отдела археологии МАЭ. СПб., 1997. С. 164–165.

Щавелёв С.П. Курское Посеймье в «Поучении» Владимира Монома ха // Россия и Украина на пороге XXI века. Пути сочетания национальных интересов и братского взаимодействия (Тезисы докладов и сообщений ме ждународной конференции. Воронеж, 1997. С. 78–81.

Щавелёв С.П. Факультет разных вещей (Вспоминая истпед) // Город ские известия. 1997. 18 марта. № 33. С. 5.

Щавелёв С.П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Вып. I. Предпосылки и становление региональной историографии. Курск, 1997. 136 с.

Щавелёв С.П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Вып. II. «Золотой век» гу бернского краеведения: 1860–1910-е годы. Курск, 1997. 140 с.

Щавелёв С.П. Курских древностей судьбы [Интервью в связи с выхо дом книги «Первоткрыватели курских древностей»] // Городские известия.

1997. 14 августа. № 94. С. 5.

Щавелёв С.П. «Курескъ на Тускоре»: к вопросу о происхождении летописного города // Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Т. 2. Славянский средневековый город. М., 1997. С. 261– (В соавторстве с Ю.Ю. Моргуновым).



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.