авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |

«МЕДИЦИНСКОЕ ПРАВО. ПРАКТИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО ДЛЯ ЮРИСТОВ И 1. ...»

-- [ Страница 5 ] --

стационарной и стационарозамещающей. При этом в законопроекте отсутствуют четкие критерии разграничения. Порядок оказания каждого вида помощи либо не описан, либо существует отсылочная норма, например, «порядок, оказания, виды и объем высокоспециализированной помощи устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения». Таким образом, договор оказания любого вида медицинских услуг в случае принятия рассматриваемого законопроекта вновь окажется в пустом правовом поле.

Четвертое замечание. Законопроект чрезвычайно приближен к существующей номенклатурной государственной системе здравоохранения, так что практически не остается поля для деятельности частных медицинских организаций. Такая система ограничивает не только деятельность частных компаний, но и вынуждает граждан обращаться в государственные медицинские учреждения с недостающим уровнем медицинской помощи и практическим отсутствием реального финансирования.

В октябре 2003 года был разработан проект постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении Правил оказания платных медицинских услуг'а]*. Предложенный проект не только не предполагает повышения качества нормативного регулирования, не учитывает современные тенденции развития законодательства, но и предлагает худшую, по сравнению с существующей систему регулирования рассматриваемых правоотношений.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что проект разработан в соответствии с Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан. Вместе с тем Основы во многом являются во многом декларативным актом, который в общих чертах определяет порядок организации охраны здоровья граждан, права пациента, условия и гарантии оказания медико социальной помощи, права и обязанности медицинских работников, условия привлечения к ответственности за вред, причиненный здоровью. При этом Основы не устанавливают четкий механизм реализации провозглашенных норм, что, несомненно, приводит к выводу о необходимости внесения изменений в Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан.

По этой причине принятие рассматриваемого проекта постановления в полной мере не решит проблемы правового регулирования отношений в сфере оказания медицинских услуг, будет находиться в вакууме правового регулирования.

Первое что бросается в глаза, это механическое повторение положений Федерального закона «О защите прав потребителей» без учета специфики регулируемых отношений. Так, по мнению разработчиков Правил, при оказании платных медицинских услуг необходимо Стр. 119 из учитывать «гарантийные сроки результата услуги», «право потребителя при обнаружении недостатков услуги требовать безвозмездного устранения недостатков оказанной услуги, безвозмездного повторного оказания медицинской услуги». Тем самым медицинская услуга приравнивается к товарам, покупаемым гражданами в магазине, что совершенно недопустимо с учетом особенностей объекта правоотношения!

218 Юридическое заключение по указанному проекту было подготовлено в октябре года Исследовательским центром частного права при Президенте РФ Более того, в силу специфики отношений в сфере услуг (не только медицинских), к ним не может быть применен ряд правил, содержащихся в главе III Закона о защите прав потребителей.

В подобных ситуациях необходимо обращение к общим нормам ГК об обязательствах, положениям ГК о договорах: как общим, так и специальным. Проект Правил никаких отсылок к гражданскому кодексу не содержит.

Анализируемый проект также содержит ряд неточностей в определении субъектов правоотношений. Абзац 3 пункта 1 проекта Правил предусматривает, что «под потребителем платных медицинских услуг понимается гражданин, имеющий намерение приобрести, либо приобретающий или использующий медицинские услуги исключительно для личных, семейных и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности». Данное определение в точно воспроизводит определение потребителя, установленное Законом о защите прав потребителей. Вместе с тем, учитывая особый объект воздействия — организм человека, невозможно представить ситуацию, когда медицинские услуги могли бы использоваться для иных нужд, кроме личных. По этой причине, лицо, заключающее договор в пользу пациента, никак не может быть названо потребителем. Данное обстоятельство проект Правил также не учитывает. Такая путаница создает ситуацию, когда из сферы регулирования исключаются договоры, заключаемые иными лицами, в том числе организациями в пользу пациентов (работников организаций), что представляется абсолютно нелогичным.

Дополнительно проект вводит понятие "пациент", под которым понимается потребитель, лично пользующийся услугой (абзац 4 пункта 1 проекта), что с учетом проведенного выше анализа представляется чрезмерным и создает казуистическое, запутанное регулирование.

В представленном проекте не учтены также действующие нормы законодательства о здравоохранении, что позволяет выявить несогласованность систем регулирования. В частности, указанные недостатки могут быть определены при анализе части 2 проекта.

Так статья 39 Основ законодательства об охране здоровья граждан предусматривает абсолютное право граждан на получение бесплатной скорой медицинской помощи. В то же время проект сужает случаи бесплатного предоставления, указывая, что бесплатная скорая помощьгарантируется при ч состояниях, требующих срочного безотлагательного медицинского вмешательства.

Стр. 120 из Несогласованность норм может быть выявлена также при проведении анализа части статьи 2 проекта. Рассматриваемая норма устанавливает правило, согласно которому медицинская организация, оказывающая бесплатную медицинскую помощь на основе соответствующих договоров219 вправе предоставлять за плату медицинские услуги сверх видов и объемов медицинской помощи, предусмотренных заданиями на выполнение Программы государственных гарантий. Вместе с тем данная программа призвана действовать параллельно с общим порядком оказания медицинской помощи: медицинские организации, оказывающие медицинскую помощь по системе ОМС, вправе предоставлять медицинские услуги и вне этой системы (статья 20 Федерального закона от 28.06.1991 № 1499-1 «О медицинском страховании граждан в РФ»).

Установленное правило подтверждается общей системой организации системы ОМС:

программа обязательного медицинского страхования включает практически все допустимые разновидности оказываемых медицинских услуг. В такой ситуации введение положения о праве медицинских организаций оказывать услуги сверх программы ОМС фактически приведет к невозможности таких организаций оказывать платную медицинскую помощь.

Абзац 1 пункта 9 проекта Правил предусматривает, что "простые медицинские услуги.

могут оказываться на основании публичного договора". При этом согласно идее разработчиков проекта договор на оказание сложных и комплексных платных медицинских услуг заключается в письменной форме. Таким образом, публичный договор заключается только 219 По всей видимости, имеется в виду оказание медицинских услуг в рамках системы обязательного медицинского страхования, однако ввиду неточности формулировки и несогласованности норм невозможно сделать окончательный вывод о квалификации понятия «соответствующие договоры». на некоторые (простые) виды услуг, что не соответствует статье 426 ГК, в соответствии с которой все договоры, заключаемые коммерческой организацией, в отношении каждого кто к ней обратиться являются публичными договорами.

Таким образом, как законопроект «О здравоохранении», так и проект Правил оказания платных медицинских услуг должны быть значительно переработаны в целях выработки новых правил, согласованных с действующей системой регулирования отношений в сфере здравоохранения и учитывающих требования гражданского законодательства, особенности предмета регулирования и тем самым являющихся более специальными (а не дублирующими) по отношению к общим нормам о защите прав потребителей.

Кроме того, учитывая либерализацию правового регулирования, увеличение с одной стороны числа диспозитивных норм в гражданском праве, с другой - проникновение в сферу частноправового регулирования публичных элементов, в целях защиты прав человека и социальных интересов государства есть основания полагать, что оправдано после детальной проработки вопросов о существе и характеристиках правоотношений по оказанию медицинских Стр. 121 из услуг, внести ряд изменений, касающихся регулирования договора оказания медицинских услуг.

Во-первых, целесообразно конституировать договор оказания медицинских услуг как специфический вид договоров, регулируемых 39 главой ГК РФ. Может быть предложено два варианта решения данной задачи.

Первый вариант - расширить главу 39 ГК, включив в нее параграф, регулирующий отношения по договору оказания медицинских услуг (подобная техника использована законодателем в частности при выделении договора розничной купли-продажи, бытового подряда). При этом необходимо предусмотреть правило, согласно которому общие нормы, регулирующие договоры оказания услуг, подлежат применению лишь в случае их непротиворечия специальным нормам и существу обязательства по оказанию медицинских услуг.

Второй вариант (более предпочтительный) - по модели построения германского законодательства урегулировать договор по оказанию медицинских услуг специальным законодательством, имеющим приоритет над общими нормами главы 39 ГК.

Во-вторых, было бы полезным нормативно закрепить признаки медицинской услуги в целях отграничения от договора оказания медицинских услуг оказание сервисных услуг или немедицинских услуг с использованием медицинской науки (например, проведение косметических действий в целях улучшения эстетического внешнего вида человека), а также социальных медицинских услуг.

В-третьих, с учетом выявленных характеристик предлагается исключить деятельность по оказанию медицинских услуг из предпринимательской деятельности (по аналогии с адвокатской), что позволит создать специальную модель регулирования деятельности по оказанию медицинских услуг и учесть выявленные специфические характеристики правоотношений по оказанию медицинских услуг. При этом важно устранить путаницу, существующую в отношении правоотношений по оказанию услуг в рамках системы ОМС и отнести их к правоотношениям по оказанию истинных медицинских услуг.

В-четвертых, представляется важным урегулировать проблематику, связанную с оказанием медицинской помощи лицу, находящемуся в бессознательном состоянии. Поскольку помощь может быть оказана только в неотложных случаях, необходимо законодательно закрепить определение неотложного случая как острого нарушения физического и/или психического здоровья человека, угрожающего его жизни (при несчастных случаях, травмах, отравлениях и острых заболеваниях), и требующего немедленного медицинского вмешательства, в частности проведения искусственного дыхания, массажа сердца, остановки наружного и внутреннего кровотечения, иммобилизации, наложения повязки на рану, промывания желудка, инъекции.

Стр. 122 из В целях максимальной защиты прав пациента предлагается создать нормативную модель регулирования законного представительства интересов пациента, находящегося в бессознательном состоянии, независимо от уровня 163 его дееспособности. Допустимо включение в число норм, регулирующих отношения по оказанию медицинских услуг, права законных представителей (т.е. близких родственников) лица, находящегося в бессознательном состоянии (дееспособного, ограниченно дееспособного, несовершеннолетнего в возрасте от 14-ти до 18-ти лет), в неотложном случае дать согласие на совершение необходимого медицинского вмешательства.

В-пятых, целесообразно законодательно закрепить конструкцию аналогичную институту публичного договора, применимую к отношениям по оказанию медицинских услуг не зависимо от осуществления медицинской организацией предпринимательской деятельности. Данное решение позволит защитить пациента, распространив императивные нормы, в частности, об обязательном заключении медицинской организацией договора с пациентом, на государственные медицинские учреждения. Кроме того, следует провести работу по подготовке и изданию правил оказания медицинских услуг, которые будут обязательны для медицинских организаций всех организационно-правовых форм.

Еще одно предложение касается ужесточения норм, регулирующих порядок расторжения договора. Как указано выше, по общему правилу, исполнитель по договору оказания услуг вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке с возмещением заказчику убытков, связанных с такимрасторжением. Конституционный суд РФ признал невозможность такого расторжения в случае, если медицинские услуги оказываются коммерческой организацией в рамках публичного договора (Определение от 06.06.2002 № 115 0). В то же время значимость медицинских услуг не умаляется при оказании медицинских услуг государственными медицинским учреждениями. Таким образом, следует ввести общий законодательный запрет одностороннего расторжения договора исполнителем по договору оказания медицинских услуг.

Представляется важным урегулировать вопросы, связанные с надлежащим исполнением договора медицинской организацией и предусмотреть обязанность медиков в случае наступления негативных 164 последствий для здоровья пациента предложить ему заключить договор оказания дополнительных медицинских услуг. При этом следовало бы решить вопросы увеличения срока оказания медицинских услуг, увеличения их стоимости в случае необходимости проведения дальнейшего лечения при условии соблюдения принципа информированного согласия пациента на медицинское вмешательство.

Назрела необходимость привести в законодательстве в соответствие нормы, касающиеся определения порядка и условий выдачи сертификатов специалистам в сфере медицины, а также решить вопрос о том, необходимо или нет проведение сертификации медицинских учреждений.

Стр. 123 из Большое значение имеет законодательная работа по установлению нормативных требований к содержанию и условиям договора. Важнейшим вопросом в этой области является обязательная сертификация медицинских услуг, введение стандартов качества оказания медицинских услуг. Такое нормативное правило позволит не только усилить контроль над деятельностью медицинских организаций, врачей post factum, но и обеспечит пациентам доступ к информации о предполагаемом объеме услуг и о степени риска проводимых медицинских мероприятий. При этом, система стандартов должна быть достаточно гибкой и предусматривать возможность отступления от стандарта в определенных случаях, например, в случае согласия пациента на применение нового сертифицированного медицинского препарата.

Еще одно предложение связано с установлением тарифов оказания медицинской помощи.

Учитывая повышенное социальное значение медицинских услуг и проблематичность развития конкурентного рынка оказания услуг в сфере здравоохранения, представляется целесообразным установить общие тарифы оказания медицинских услуг (не только в системе ОМС), что исключит возможность чрезмерного завышения врачами стоимости услуг и, в то же время будет гарантировать право врача на получение причитающегося вознаграждения.

Конкретные предложения по дополнению ГК РФ и законодательства в сфере здравоохранения точными формулировками специальных правовых норм, касающихся договора оказания медицинских услуг, требуют тщательной многосторонней проработки, проверки и могут составить предмет самостоятельного научного исследования.

Необходимо еще раз отметить, что любые изменения в сфере регулирования деятельности по оказанию медицинских услуг должны учитывать важнейшие и неотъемлемые права человека на жизнь, здоровье, личную неприкосновенность и тайну частной жизни.

Перечень нормативных актов Международные акты Всеобщая декларация прав человека 1947 года Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1956 года Международный кодекс медицинской этики 1950 года (принят Всемирной Организацией Здравоохранения) Токийская декларация Всемирной Медицинской Ассоциации 1975 года -«Руководящие принципы врачей»

Резолюция 37/194 37-ой сессии Генеральной ассамблеи ООН от 18.12.1982 -Принципы медицинской этики Европейская конвенция по биоэтике 1996 года Нормативные акты РФ Конституция РФ Стр. 124 из Гражданский кодекс РФ. Части 1-ая, 2-ая и 3-я. Уголовный кодекс РФ. Особенная часть.

Федеральный закон от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей»

Основы законодательства РФ от 22.07.1993 № 5487-1 «Об охране здоровья граждан»

Федеральный закон от 08.08.2001 № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»

Федеральный закон от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании»

Федеральный закон от 21.12.1994 № 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»

Федеральный закон от 22.12.1992 № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека»

Федеральный закон от 28.06.1991 № 1499-1 «О медицинском страховании граждан РФ»

Федеральный закон от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» № 125-ФЗ Федеральный закон от 02.07.1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»

Федеральный закон от 30.03.1995 № 38-Ф3 «О предупреждении распространения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)»

Федеральный закон от 17.09.1998 № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней»

Федеральный закон от 28.03.1998 № 53-Ф3 "О воинской обязанности и военной службе" Постановление Правительства РФ от 13.01.1996 № 27 «Об утверждении Правил предоставления платных медицинских услуг населению»

Постановление Правительства РФ от 04.07.2002 года № 499 "Об утверждении Положения о лицензировании медицинской деятельности" Постановление Правительства РФ от 13.08.1997 № 1013 «Об утверждении Перечня работ и услуг, подлежащих обязательной сертификации»

Приказ Минздравмедпрома от 26.07.2002 № 238 «Об организации лицензирования медицинской деятельности»

Приказ Минздравмедпрома России от 17.11.1995 г. № 318 "О положении о квалификационном экзамене на получение сертификата специалиста» (отменен 10 октября года) Стр. 125 из Приказ Минздравмедпрома от 19.12.1994 № 286 "Об утверждении Положения о порядке допуска к осуществлению профессиональной (медицинской и фармацевтической) деятельности" (отменен 10 октября 2000 года) Приказ Минздрава России от 27.08.1999 г. № 337 "О номенклатуре специальностей в учреждениях здравоохранения" Приказ Минздрава России от 19.08.1997 г. № 249 "О номенклатуре специальностей среднего медицинского и фармацевтического персонала" Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 17.03.2003 № 20.

Приложение 20 к СанПиН 2.4.4.1204- Судебные акты Определение Конституционного Суда РФ от 06.06.02 № 115- Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31.08.99 № 422/ Определение Верховного Суда РФ 25 июля 2002 № КАС02- Дореволюционное законодательство Свод законов Российской Империи. Т. X. СПб. Свод законов Российской империи. Т. XIII. Врачебный Устав Российской Империи. СПб.

Законодательство советского периода Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 01.12.24 «О профессиональной работе и правах медицинских работников»

Постановление СНК СССР от 15.09.37 «О порядке проведения медицинских операций»

Основы законодательства Союза СССР и союзных республик о здравоохранении от 19.12. Законодательство ФРГ Buergerliche Gezetzbuch. 53 Auflage.2003 Sozialgesetzbuch. Fuenftes Buch. Elvtes Buch. Auflage. 2003 Krankenhausfinanzierungsgesetz. 20.12.1984 Gezetz ueber die Ausuebung der Zahnheilkunde. 04.12.2001 Bundespflegesatzverordnung. 26.09.1994 Bundesaerzteordnung.

16.04.1987,27.09.1993 Gebuerenordnungen flier Arzte und Zahnarzte. 6 Auflage. Musterberufsordnung der deutschen Arzte. Allgemeine Vertragsbedingungen fur Kreiskrankenhauser des Landkreis Landshut. 01.01. Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Сироткина, Анна Александровна, 2004 год Стр. 126 из 1. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. Избранные труды по гражданскому праву. Том 1. М., АО «Центр ЮрИнфоР». 2. Агарков М.М. К вопросу о договорной ответственности. Избранные труды по гражданскому праву. Том 2. М., АО «ЦентрЮрИнфоР». 3. Агарков М.М. Ценность частного права. Правоведение. 1992. №№ 1- 4. Акопов. В. И. Медицинское право в вопросах и ответах. М. Изд-во ПРИОР, 5. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М., Издательство «Норма», 6. Афанасьева Е.Г. Правовое регулирование оказания коммерческих медицинских услуг в США. Диссертация. М., 7. Белозеров А.В. Понятие и содержание обязательства по возмездному оказанию образовательных услуг. Диссертация. М., 8. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., «Статут», 9. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., «Статут», 10. Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть. М. «Зерцало». 2003 Германское право. Ч. 1. под ред. В.В. Залесского. М. 11. Гражданское право. Учебник. Под. ред. Е.А. Суханова. М., Издательство «БЕК», 12. Гражданское уложение. Проект. Под ред. И.М. Тютрюмова. Т. 2. СПб. 13. Гомьен Д., Харрис Д., Звакк J1. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М. 14. Договорное право по решениям Кассационного сената. Владимир. 15. Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената. Под ред. И. М.

Тютрюмова. СПб. 16. Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М. «Спарк». 17. Жаркович А., Затцингер В., Милк А., Джон Ю., Гришин В.В., Семенов В.Ю. Вопросы политики в области здравоохранения в бывших социалистических странах. М. 18. Иоффе О.С. Гражданское право. Избранные труды. М., «Статут», 19. Кабатов В.А. Договор оказания услуг. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ.

Часть 2. М., 1998.

Стр. 127 из 20. Калмыков Ю.Х. К понятию обязательства по оказанию услуг в гражданском праве.

Советское государство и право. 1996, № 21. Карми А. Доклад на 12-ом Всемирном конгрессе по медицинскому праву. Венгрия.

Шифок. 22. Квернадзе Р.А. Некоторые аспекты становления и развития законодательства в области здравоохранения. Государство и право. 2001. № 8.

23. Комментарий к Конституции РФ. Под ред. Л.А. Окунькова. М., Издательство БЕК, 24. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под ред. Ю. И. Скуратова. М, ИнфраМ НОРМА. 25. Кротов М. В. Обязательство по оказанию услуг в советском гражданском праве. JI., 26. Малеина М. Н. Личные неимущественные права граждан. М. 27. Материалы исследования компании UCB Pharma GmbH, Германия;

(протокол SPCE F 3001);

материалы исследования компании Bristol Myers Squibb, США, (протокол CV 137-120) 28. Мурзин Д.В. Моделирование безвозмездного обязательства по оказанию услуг. Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. М., «Статут». 29. Нечаев В.Н. Теория договора. Юридический вестник. 1888. № 30. Новицкий И.Б. Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. 31. Овчинникова Г.В. Виды профессионально-хозяйственного риска. Правоведение. 1994.

№ 32. Ойгензихт В.А. Нетипичные договорные отношения в гражданском праве. Учебное пособие. Душанбе. 33. Отдельные виды обязательств. М., 34. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья. М. «Статут». 35. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., «Статут», 36. Попов В.Л., Попова Н.П. Правовые основы медицинской деятельности. СПб. Изд-во «Деан». 37. Проблемы гражданского и предпринимательского права Германии./пер. с нем. М.

Издательство «БЕК». 38. Проблемы теории государства и права. Под. Ред. М.Н. Марченко. М., «Проспект».

Стр. 128 из 39. Римское частное право. Под. ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского.

М., Юрист, 40. Синайский В.И. Русское гражданское право. М., «Статут», 41. Степанов Д. И. Услуги как объект гражданских прав. Российская юстиция. 2000. № 42. Стеценко С.Г. Юридическая регламентация медицинской деятельности в России (исторический и теоретико-правовой анализ). Автореферат. СПб. 43. Ступаков И.Н, Роль биомедицинской этики в практическом здравоохранении.

Медицинское право. № 1. 44. Суховерхий В.Л. Гражданско-правовое регулирование отношений по здравоохранению. Советское государство и право. 1975, № 45. Таль Л.С. Положительное право и неурегулированные договоры. Ярославль. 46. Теория государства и права. Курс лекций. Под ред. Матузова Н.И. и Малько А. В. М., «Юрист». 47. Тихомиров А.В. Медицинская услуга: правовые аспекты. М. Информационный издательский дом «Филинъ». 48. Тихомиров А.В. Медицинское право. Практическое пособие. М. «Статут». 49. Черепахин Б. Б. К вопросу о частном и публичном праве. В кн. Труды по гражданскому праву. М., «Статут». 50. Шаблова Е.Г. Гражданско-правовое регулирование отношений возмездного оказания услуг. Автореферат дис. Екатеринбург. 51. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула. «Автограф». 52. Шешенин Е.Д. Классификация гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг.

В кн. Антология уральской цивилистики.1925-1989. М., «Статут», 53. Шешенин Е.Д. Общие проблемы обязательств по оказанию услуг. В кн. Антология уральской цивилистики.1925-1989. М., «Статут», 54. Amann Н. Kommentar zum Buergerliche Gezetzbuch mit Einfuehrunggezetz und Nebengezetzen. Zweites Buch. Recht der Schuldverhaeltnisse. Berlin. 55. Bamberg, Roch. Kommentar zum Buergerlichen Gesetzbuch. Berlin. Springer-Verlag. 56. Geilen G. Einwillung und aerztliche Aufklaerungspflicht. Bielefeld. 57. Handbuch des Arztrechts von A.Laufs Gesamtred.Munchen.Beck. 58. Hart D., Francke R. Aerztliche Verantwortung und Patienteninformation. Stuttgard.

Ferdinand Enke Verlag. Стр. 129 из 59. Medizin und Strafrecht. Strafrechtliche Verantwortung in Klinik und Praxis. Berlin.

Springer-Verlag. 60. Meyer G. Die Unfaehigkeit des erwachsenen Patienten zur Einwillung in den aerztlichen Eingriff. Frankfurt am Main. Peter Lang. 61. Munzel H. Chefarzt- und Belegearztvertrag. Munchen. Beck. 62. Pfleger F. Krankenhaushaftung und Organisationsverschulden. Zivilrechtliche Grundlagen der Haftung des Krankenhaustraegers fuer medizinische und organisatorische Fehlleistungen. Berlin Heidelberg. Springer-Verlag. 63. Das Recht in der Arzthaftung. Berlin Heidelberg. Springer-Verlag. Стр. 130 из 5. О РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С НЕНАДЛЕЖАЩЕЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩЬЮ (ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ).

Статьи 01 Декабря В условиях развития современного общества здравоохранение приобретает особое социальное значение. Объективные экономические процессы, происходящие в нашей стране, не только обострили традиционную проблему финансирования отрасли, но и привели к возникновению новой, связанной с правовым обеспечением, деятельности медицинских учреждений и их работников.

В современных условиях общее количество нормативно-правовых актов, регулирующих профессиональную деятельность медицинских работников, определяет необходимость их знания и безусловного исполнения. Сегодня практический врач, особенно руководитель медицинского учреждения, должен обладать определенным объемом медико-правовых знаний и умением их практической реализации.

При этом медицинские учреждения работают в условиях, когда средства массовой информации занимают активную позицию по формированию негативного общественного мнения по случаям неблагоприятных исходов оказанной медицинской помощи.

И как следствие - нарастающая судебная практика рассмотрения гражданских исков пациентов, предъявленных в связи с неблагоприятным исходом оказанной медицинской помощи, с требованиями компенсации причиненного им материального ущерба и морального вреда.

Анализ гражданских дел показывает, что с исками о возмещении вреда здоровью вследствие некачественного оказания медицинской помощи обращались в основном граждане (пациенты).

Лишь по одному делу в суд обращался прокурор (дело по заявлению прокурора Октябрьского района г. Ростова-на-Дону в интересах г-н И-ых к БСМП) о возмещении Стр. 131 из материального ущерба и морального вреда.

В качестве ответчиков по большинству изученных дел указывались лечебно профилактические учреждения, обладающие правами юридического лица. Такая позиция представляется правильной.

Однако некоторые суды допускали ошибки в определении надлежащих ответчиков.

Так, например, г-ка О-ва обратилась в городской суд с иском к врачу Г-вой о возмещении материального ущерба и морального вреда, указав, что врач отказала ей в лечении, не провела необходимого обследования, считая ее здоровой.

В результате г-ка О-ва вынуждена была обратиться в лечебное учреждение г. Ростова-на Дону, где ей был установлен диагноз заболевания, оказана платная медицинская помощь.

Решением суда с врача в пользу истицы была взыскана сумма возмещения материального ущерба и морального вреда.

Отменяя решение суда по кассационной жалобе врача Г-вой, судебная коллегия Ростовского областного суда указала, что вред, причиненный работником при исполнении трудовых обязанностей, возмещается по правилам ст. 1068 ГК РФ, и суду следовало решить вопрос о привлечении к участию в деле в качестве надлежащего ответчика онкологический диспансер, с которым Г-ва состояла в трудовых отношениях. Врач Г-ва должна участвовать в деле в качестве 3-го лица на стороне ответчика.

Эти положения закона судом учтены не были, и иск был удовлетворен за счет 3-го лица, право требования к которому в порядке регресса имеет работодатель согласно ст. 1081 ГК РФ.

По ряду других дел медицинские работники - причинители вреда участвовали в делах в качестве соответчиков наряду с лечебными учреждениями, что также нельзя признать правильным.

Судам первой инстанции следует иметь в виду, что надлежащим ответчиком является Стр. 132 из медицинское учреждение, с которым работник состоит в трудовых правоотношениях либо гражданско-правовых отношениях, применительно к положениям ст. 1068 ГК РФ, а сам работник участвует в деле в качестве 3-го лица на стороне ответчика.

Выбор средства защиты нарушенных прав и основания для обращения в суд По всем изученным делам граждане обращались в суд путем предъявления исковых заявлений о возмещении материального ущерба и морального вреда либо только требований о возмещении морального вреда.

Некачественная медицинская помощь гражданам, повлекшая обращение в суд, оказывалась в стоматологических поликлиниках (дело в Первомайском райсуде по иску г-ки Н ой к зубопротезной поликлинике, дело в Кировском райсуде по иску г-на М-го к стоматологической поликлинике). Основанием для обращения в суд явилось удаление здоровых зубов при лечении, неправильное изготовление зубных протезов и коронок.

Определенное количество дел связано с некачественным лечением в медицинских учреждениях, оказывающих акушерско-гинекологическую помощь:

- г-ка Р. обращалась в суд с иском к женской консультации из-за заражения вирусным гепатитом при производстве мини-аборта;

- г-ка Б. обращалась в Каменский горсуд с иском к горбольнице о возмещении материального ущерба и морального вреда из-за гипоксического поражения головного мозга при операции по удалению внематочной беременности;

- г-ка А. обратилась в Октябрьский райсуд с иском к горбольнице о возмещении вреда, причиненного здоровью вследствие перфорации матки во время производства аборта, повлекшей воспалительный процесс и удаление матки;

- г-ка Б. обращалась в Гуковский горсуд с иском к муниципальному предприятию территориального медицинского объединения г. Гуково, так как из-за несвоевременного и некачественного оказания медицинской помощи при родах умерла ее дочь.

О возмещении материального ущерба и морального вреда вследствие причинения родившимся детям термических ожогов в суд обращались прокурор в интересах г-н И-ых с иском к БСМП и г-на О-ва с иском к Миллеровскому горздравотделу.

Стр. 133 из Исковые требования о возмещении вреда здоровью заявлялись также из-за небрежности медперсонала при проведении медицинских процедур (дело по иску г-ки Ч-ой к ЦРБ медсестра сделала инъекцию лекарства под кожу вместо вены) и из-за заражения золотистым стафилококком вследствие антисанитарных условий (дело по иску г-на Б-ко к ОКБ).

Определенное количество дел связано с возмещением материального ущерба и морального вреда вследствие неправильного установления диагноза болезни, повлекшего тяжелые последствия. Такие дела рассматривались в Шахтинском горсуде (дело по иску г-ки О вой к онкологическому диспансеру), в Ворошиловском райсуде (дело по иску г-ки М. к поликлинике), в Советском райсуде (дело по иску г-на Е-ого к Ростовской ОКБ), в Октябрьском сельском райсуде (дело по иску г-на Р-ко к Туапсинской ЦГБ). Г-н О-ян обращался в Кировский райсуд с иском о возмещении морального вреда к поликлинике из-за отказа направить его на МСЭК на предмет определения группы инвалидности.

Применение законодательства по рассмотренным делам При разрешении дел данной категории суды в целом правильно руководствовались действующим законодательством РФ.

Рассматриваемые спорные правоотношения регулируются ст. 41 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

22 июля 1993 г. в РФ приняты Основы законодательства РФ "Об охране здоровья граждан". Это основной нормативный акт, регулирующий правоотношения между пациентами и лечебно-профилактическими учреждениями.

Суды в основном правильно исходили из того, что правовым основанием, порождающим возникновение правоотношений по оказанию медицинской помощи, является волеизъявление больного, т.е. обращение гражданина, нуждающегося в медицинской помощи, в соответствующее лечебно-профилактическое учреждение. На медицинское учреждение в этом случае возлагается обязанность, используя данные медицинской науки и практики, соответствующую медицинскую технику, специальные знания, опыт медицинских работников, произвести необходимые действия по обследованию пациента, установлению правильного Стр. 134 из диагноза, проведению надлежащего качественного лечения.

При этом согласно ст. 32 Основ законодательства РФ "Об охране здоровья граждан" медицинское вмешательство любого характера: диагностические мероприятия (рентген, УЗИ и т.п.), анализы, оперативное вмешательство, применение сложных методов лечения и диагностики - ни при каких условиях не могут быть выполнены без получения информированного согласия от пациента, достигшего 15 лет. Что касается пациентов в возрасте до 15 лет либо недееспособных граждан, такое согласие должно быть получено от родителей, законных представителей.

В экстремальных ситуациях решение о медицинском вмешательстве принимает консилиум врачей либо лечащий или дежурный врач.

Согласно ст. 33 Основ законодательства РФ гражданин вправе отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения. В этом случае ему в доступной форме должны быть разъяснены возможные последствия.

Отказ от медицинского вмешательства оформляется записью в медицинской документации, подписывается гражданином и медицинским работником. Медицинское вмешательство без согласия граждан допускается в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, совершивших общественно опасные деяния, страдающих тяжелыми психическими расстройствами (ст. 34 Основ законодательства РФ "Об охране здоровья граждан").

В случае причинения вреда здоровью граждан, либо нарушения их прав в области охраны здоровья, вследствие недобросовестного выполнения медицинскими и фармацевтическими работниками своих профессиональных обязанностей ст. 66, 68 Основ предусматривают обязанность виновных возместить потерпевшим ущерб в объеме и в порядке, установленном законодательством РФ.

Таким образом, Основы прямо ориентируют суды на необходимость применения норм ГК РФ, регулирующих вопросы возмещения вреда здоровью граждан.

При удовлетворении исковых требований о возмещении материального ущерба суды Стр. 135 из руководствовались ст. 1064 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, и ст. 1068 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный работником юридического лица или гражданином при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, возмещается юридическим лицом или гражданином, которые в соответствии со ст. 1081 ГК РФ имеют право на предъявление регрессного иска к своему работнику в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

Разрешая и приходя к выводу об удовлетворении требований о денежной компенсации морального вреда, суды правильно руководствовались ст. 150 ГК РФ, так как жизнь и здоровье граждан являются их нематериальным благом, за виновное посягательство на которые предусмотрена компенсация морального вреда.

Анализ дел показывает, что суды взыскивали в счет возмещения материального вреда затраты на приобретение лекарств, на проезд в лечебное учреждение, на дополнительное питание, на приобретение санаторных путевок, на погребение, потерянный заработок в связи с доказанностью факта несения этих материальных затрат.

Размер компенсации морального вреда определялся судами от 5000 до 15 000 руб. Всего по одному гражданскому делу Октябрьский сельский райсуд взыскал компенсацию морального вреда в сумме 40 000 руб. (дело по иску г-на Р-ко к ЦГБ о возмещении материального ущерба и морального вреда). Обстоятельства этого дела таковы, что истец во время отдыха обратился в ЦГБ по поводу болей в области живота. Врачи неправильно установили диагноз, провели лечение и выписали г-на Р-ко из больницы. А в ОКБ г. Ростова-на-Дону был установлен правильный диагноз "Острый аппендицит, абсцесс", проведена операция, истец длительное время находился в больнице, вынужден был взять академический отпуск в институте. Как указано в заключении экспертов, причиной тяжелых осложнений после операции в ОКБ явилось неправильное установление диагноза в ЦГБ, приведшее к несвоевременному оперативному вмешательству. Вина ответчика заключается в том, что не были выполнены все необходимые исследования, в результате истца лечили от несуществующего заболевания.

При определении размера морального вреда суд принял во внимание степень вины ответчика, степень физических и нравственных страданий истца, его индивидуальные особенности и взыскал моральный вред в размере 40 000 руб.

Стр. 136 из Данное дело истребовалось для проверки в порядке надзора, оснований для внесения протеста в порядке надзора установлено не было.

Определение круга доказательств Основными доказательствами, подтверждающими вину лечебно-профилактических учреждений, являлись заключения судебно-медицинских экспертиз, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, приказы отделов здравоохранения, акты служебных расследований, внутренние приказы лечебно-профилактических учреждений.

Конкретно вина работников лечебно-профилактических учреждений по изученным делам заключалась в следующем:

- проведение недостаточного осмотра и обследования больных, влекущее установление неправильного диагноза, - недооценка данных анамнеза и тяжести заболевания;

- нарушение общепринятой методики обследования, - небрежность ведения медицинской документации (история болезни, операционные журналы, наркозные книги и т.д.);

- несвоевременное оказание медицинской помощи:

- нарушение правил по уходу за новорожденными;

- нарушение ведомственных нормативных актов в части преемственности в деятельности медицинских учреждений;

- отсутствие надлежащего контроля со стороны должностных лиц за соблюдением норм;

- небрежность, невнимательность, недобросовестное отношение медицинского персонала к своим обязанностям.

Во всех случаях основанием для привлечения лечебно-профилактических учреждений к гражданско-правовой ответственности явилось наличие вины медицинских работников. Такая правовая позиция судов основана на законе, подтверждена судебной практикой. Так, по конкретному делу судебная коллегия ВС РСФСР еще в 1971 г. сформулировала общие основания ответственности больниц:

"Лечебные учреждения не могут нести ответственности за диагностические ошибки, обусловленные сложностью заболевания и не зависящие от внимания и добросовестности Стр. 137 из персонала.

Если же эти ошибки явились результатом недобросовестного отношения к работе медицинского персонала, то лечебное учреждение обязано возместить вред, причиненный здоровью больного по вине его работника при исполнении им своих обязанностей".

По другому делу Судебная коллегия ВС РСФСР указала, что "для возложения ответственности за вред на лечебные учреждения необходимо доказать вину персонала в ошибочном диагнозе, явившемся результатом небрежности, невнимания, недобросовестного отношения к труду, либо в необеспечении надлежащего ухода и несоблюдении правил лечения".

В настоящее время имеется и другая точка зрения, согласно которой медицинские учреждения должны нести ответственность за причинение материального ущерба здоровью граждан и при отсутствии вины. Ее сторонники считают, что на правоотношения пациентов и врачей должен распространяться Закон "О защите прав потребителей", ст. 1095-1097 ГК РФ, при этом они ссылаются на новую редакцию п. 13 Постановления Пленума ВС РФ "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей", принятую 17 января 1997 г.

Некоторые сторонники этой точки зрения считают, что вышеуказанные нормы права должны применяться только в случае причинения вреда при оказании платных медицинских услуг, другие предлагают распространить их на все, в том числе и бесплатные, виды услуг.

Данная точка зрения является спорной, поэтому представляется, что применение ее на практике является преждевременным.

Процессуальные сроки Практически все дела, представленные для обобщения судебной практики, рассмотрены с нарушением установленных ГПК процессуальных сроков.

Анализ дел позволяет сделать вывод о том, что причиной является ненадлежащее Стр. 138 из выполнение требований ст. 149, 150 ГПК РФ по подготовке дела к судебному разбирательству либо отсутствие этой обязательной стадии гражданского процесса.

Зачастую подготовка дела к судебному разбирательству заключается в вызове сторон на беседу, предложении представить письменный отзыв на иск либо некоторые документы, хотя ст. 150 ГПК РФ дает судьям большие полномочия по подготовке дел к:

- судебному разбирательству, в том числе суд может назначать экспертизу, предлагать сторонам представить дополнительные доказательства, истребовать по просьбе сторон письменные или вещественные доказательства и проводить другие подготовительные действия.

Нарушение сроков связано также с неявкой сторон в судебное заседание.

Подсудность Согласно ст. 29 ГПК иски о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, могут быть предъявлены истцом как по месту нахождения органа или имущества юридического лица, так и по месту жительства истца, т.е. имеет место альтернативная подсудность.

По изученным делам иски предъявлялись в основном по месту жительства истцов.

По одному делу (по иску г-ки Б-ко, проживающей в г. Цимлянске, к ОКБ) иск предъявлялся в Советский районный суд г. Ростова-на-Дону, по месту нахождения ответчика.

Учитывая, что право выбора суда принадлежит истцу, суды не должны необоснованно отказывать в приеме заявлений по мотиву неподсудности спора данному суду.

В настоящее время число так называемых медицинских дел, рассматриваемых в прокуратуре и суде, значительно возросло. За период с 1999 по 2002 г. были рассмотрены "медицинских дел", по которым имеются досудебные соглашения, решения и приговор суда, вступившие в законную силу. С 2003 г. по настоящее время находятся на разных стадиях рассмотрения в прокуратуре и судах - 5 уголовных дел и 7 гражданских исков.

Стр. 139 из В практической реализации вопросов медицинского права также имеются проблемы. Во первых, это готовность судов общей юрисдикции к рассмотрению одной из сложных категорий дел - "медицинские дела", при рассмотрении которых имеется специфическая медицинская терминология и большое количество ведомственных приказов, регламентирующих профессиональную медицинскую деятельность. Во-вторых, необходимость подготовки специальных юристов, способных квалифицированно представлять интересы сторон в такого рода делах в прокуратуре и суде.

Учитывая настоятельную необходимость всестороннего и объективного рассмотрения судами области "медицинских дел", Ростовский областной суд в течение ряда лет проводил анализ и обзор рассмотрения судами области этой категории дел. Обобщения и выводы Ростовского областного суда в виде "Бюллетеня судебной практики" направлялись в суды области.

Стр. 140 из 6. ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА Уважаемые пациенты, посетители сайт и уважаемые коллеги, сегодня я хотел бы поведать вам страшную тайну. Точнее, я хотел бы поговорить о тайне. О ВРАЧЕБНОЙ ТАЙНЕ. Что же такое врачебная тайна с точки зрения Закона? Какие моменты в работе медицинских работников и любых иных должностных лиц являются тайной? Какова ответственность за нарушение врачебной тайны? И осветить еще ряд вопросов касающихся врачебной тайны.

Врачебная тайна, в силу особенностей самой врачебной деятельности - важнейшее понятие деонтологии (от греч. deon - должное и logos - учение) как учения о принципах поведения медицинского персонала в общении с больным и его родственниками. Однако специфика врачебной тайны состоит в том, что её сохранность гарантируется законодательно, так же, как и законодательно обеспечивается путём установления определённых запретов и юридической ответственности за её разглашение.

Новейшая история законодательного регулирования врачебной тайны сегодня насчитывает полное десятилетие: 12 декабря 2003 г. исполнилось 10 лет со дня принятия Конституции Российской Федерации, которая сформулировала правовые основы для защиты врачебной тайны, и 22 июля 2003 г. - 10 лет со дня утверждения Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, определивших объём врачебной тайны и субъектов ответственности за её разглашение, а также ограничивших случаи предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина.

Часть 1 статьи 23 Конституции РФ устанавливает право каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Врачебная тайна, являясь личной тайной, доверенной врачу, относится к так называемым профессиональным тайнам.

Право на неразглашение врачебной тайны принадлежит к числу основных конституционных прав человека и гражданина.

Это право гарантируется также пунктом 6 статьи 30 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан (далее - Основы), который относит сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении, к числу основных прав пациента.

Стр. 141 из Главная правовая норма в отечественном законодательстве, регулирующая врачебную тайну - статья 61 Основ.

В соответствии с ней, врачебную тайну составляют:

информация о факте обращения за медицинской помощью;

информация о состоянии здоровья гражданина;

информация о диагнозе заболевания;

иные сведения, полученные при обследовании и лечении гражданина.

Закон запрещает разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, специально оговорённых законом.

С согласия гражданина или его законного представителя законом допускается передача сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в интересах обследования и лечения пациента, для проведения научных исследований, публикации в научной литературе, использования этих сведений в учебном процессе и в иных целях.

Закон устанавливает перечень случаев, когда допускается предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя.

Так, предоставление сведений, являющихся врачебной тайной, без согласия гражданина допускается:

в целях обследования и лечения гражданина, не способного из-за своего состояния выразить свою волю;

при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;

Стр. 142 из по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством;

в случае оказания помощи несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет для информирования его родителей или законных представителей;

при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий.

Этот перечень является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.

Определённый нюанс появился с введением в действие Федерального Закона № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (01.07.2002 г.), который предоставил адвокатам обширные права, включая право на сбор сведений, необходимых для оказания юридической помощи, в том числе право запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций. Указанные органы и организации, в свою очередь, обязаны в порядке, установленном законодательством, выдавать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии.


Появилась ли с введением в действие названного Федерального Закона у лиц, профессионально обязанных соблюдать врачебную тайну, обязанность предоставлять сведения, её составляющие, также и по запросу адвоката?

На этот вопрос следует ответить положительно, так как:

Во-первых, уклон действующего процессуального законодательства от обвинительной направленности в сторону состязательности должен обеспечивать обеим сторонам в процессе равные возможности, поэтому защитник (представитель) гражданина также должен быть наделён полномочиями, равными с правами органов дознания и следствия.

Во-вторых, Федеральный Закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" вступил в действие позднее Основ, поэтому, согласно общему юридическому принципу действия закона во времени, можно говорить о том, что с 1 июля 2002 г. перечень лиц, имеющих право на запрос сведений, составляющих врачебную тайну, был дополнен в части запросов адвокатов. И наконец, Стр. 143 из В-третьих, законодательство обеспечивает неразглашение врачебной тайны также и соблюдением иной профессиональной тайны - адвокатской: согласно статье 8 названного закона, адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю;

адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с её оказанием.

Кроме того, ст. 61 Основ устанавливает также, что лица, которым в установленном законом порядке переданы сведения, составляющие врачебную тайну, наравне с медицинскими работниками с учетом причиненного гражданину ущерба несут за разглашение врачебной тайны дисциплинарную, административную или уголовную ответственность. Выявленное противоречие в указанных нормативных актах сегодня вынесено на обсуждение законодателя и в ближайшем будущем будет устранено.

Практика показывает, что разглашение врачебной тайны является довольно распространённым явлением среди медицинского персонала.

Так, анонимный опрос, проведённый среди сотрудников крупной многопрофильной больницы Санкт-Петербурга в 2002 году, показал, что до 55 процентов врачей и свыше процентов среднего медицинского персонала обсуждают в кругу семьи, с коллегами и друзьями особенности течения заболевания конкретных больных, не задумываясь при этом о нарушении требований законодательства и принципов деонтологии. Кроме того, более трёх четвертей опрошенного врачебного персонала указали, что, при общении с родственниками больных они никогда не интересуются документами, подтверждающими родство, и охотно беседуют о диагнозе и прогнозе заболевания с лицами, просто представившимися родственниками больного.

Между тем, отечественное законодательство предусматривает несколько видов юридической ответственности за нарушение врачебной тайны.

В первую очередь это ответственность, предусмотренная действующим гражданским законодательством. Так, статья 150 Гражданского Кодекса РФ (далее - ГК РФ) устанавливает, что личная тайна относится к нематериальным (неимущественным) благам человека, неотчуждаемым и непередаваемым иным способом.

Статья же 151 ГК РФ определяет, что, если вследствие разглашения врачебной тайны гражданину причинён моральный вред, то суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации такого вреда. При этом следует учитывать, что под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания гражданина, претерпеваемые им вследствие Стр. 144 из нарушения нематериальных благ или личных неимущественных прав.

Глава 59 ГК РФ конкретизирует положения статьи 151, и в статье 1064 указывает, что вред, причинённый личности гражданина, подлежит возмещению в полном объёме.

Статьи 1099-1101 ГК РФ непосредственно касаются компенсации морального вреда и определяют, в частности, следующее:

моральный вред подлежит возмещению только в судебном порядке;

компенсация морального вреда осуществляется только в денежной форме;

размер компенсации морального вреда никаким образом не связан с подлежащим возмещению имущественным вредом;

в случае причинения морального вреда вследствие разглашения врачебной тайны вред подлежит возмещению независимо от вины правонарушителя;

при определении размеров компенсации суд обязан принять во внимание степень вины причинителя вреда (правонарушителя) и иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинён вред;

при определении размера компенсации должны учитываться требования разумности и справедливости.

Следует учитывать также следующее - подавляющее большинство исковых заявлений, содержащих требование о компенсации морального вреда, причинённого вследствие разглашения врачебной тайны, адресовано к медицинскому учреждению (предприятию).

Действительно, согласно ст. 1068 ГК РФ, юридическое лицо возмещает вред, причинённый его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, независимо от того, выполнял ли работник работу на основании трудового договора (контракта) или по гражданско-правовому договору.

Однако, ст. 1081 ГК РФ предоставляет лицу, возместившему вред, причинённый другим лицом (работником-врачом), право обратного требования (регресса) к этому лицу (врачу) в размере выплаченного возмещения.

Таким образом, медицинское учреждение (предприятие), выплатившее пострадавшему денежную сумму в качестве компенсации морального вреда, причинённого разглашением врачебной тайны своим сотрудником, имеет право взыскать эту же сумму с самого сотрудника.

Помимо гражданско-правовой, законодательство устанавливает и уголовную ответственность за разглашение врачебной тайны. Примечательно, что ст. 137 Уголовного Стр. 145 из Кодекса РФ (далее - УК РФ), непосредственно касающаяся врачебной тайны, помещена законодателем в главу "Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина", что ещё раз подтверждает особую защиту врачебной тайны со стороны закона.

Действующий УК РФ предусматривает ответственность за распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или в средствах массовой информации, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности и причинили вред правам и законным интересам граждан. Так, совершение этого деяния лицом с использованием своего служебного положения (а ответственность за разглашение врачебной тайны лежит на лицах, которым она стала доступна именно в силу служебного положения) влечёт уголовное наказание в виде штрафа в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от пяти до восьми месяцев, либо лишение права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев.

Здесь следует отметить, что причинение вреда здоровью вследствие разглашения врачебной тайны может повлечь одновременно и уголовную, и гражданско-правовую ответственность.

Кроме того, ответственность вследствие разглашения врачебной тайны может наступить и в соответствии со ст. 286 УК РФ - "Превышение должностных полномочий": совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного до двух месяцев, либо лишением права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок до пяти лет, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырёх лет. Если это же деяние повлекло тяжкие последствия, то оно наказывается лишением свободы на срок от трёх до десяти лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок до трёх лет.

Особо следует отметить, что вменено совершение деяния, предусмотренного ст. 286 УК РФ, может быть только должностному лицу государственного или муниципального медицинского учреждения, несанкционированно разгласившему сведения, составляющие Стр. 146 из врачебную тайну, так как здесь речь идёт о незаконном нарушении неприкосновенности должностной (служебной) тайны. В отношении врачебного и иного персонала государственных или муниципальных медицинских учреждений, не являющихся должностными лицами, а также в отношении должностных лиц и иных сотрудников частных или ведомственных медицинских предприятий (учреждений) уголовное преследование по данному составу преступления исключено.

В последние годы существенно увеличилась правовая грамотность пациентов. Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что не менее двух третей исковых требований, предъявляемых по так называемым "медицинским" делам, основываются, в том числе, и на разглашении врачебным персоналом сведений, относящихся к врачебной тайне.

Более того, в подавляющем большинстве эти факты находят подтверждение.

Наиболее частым нарушением права граждан на неразглашение врачебной тайны является сообщение сведений о факте обращения за медицинской помощью, а также о диагнозе и прогнозе заболевания врачебным и средним медицинским персоналом в кругу коллег. Чаще всего это происходит в частных беседах, поэтому ответственность не наступает исключительно вследствие отсутствия огласки этого факта и неведения самого больного относительно нарушения его прав. Следует отметить, что здесь речь идёт не о получении лечащим врачом профессионального совета, а именно о частных, дружеских обсуждениях "интересных случаев из практики" с людьми, к лечению данного больного не имеющих никакого отношения.


Кроме того, нередко разглашение врачебной тайны имеет место в переписке с третьими лицами. Причём, если частная переписка врача не поддаётся учёту и не является предметом анализа нашего занятия, то служебная переписка, к сожалению, изобилует сведениями, в которых, при надлежащем подходе, можно усмотреть разглашение врачебной тайны. Так, я неоднократно наблюдал изложение и интерпретацию сведений о диагнозе и лечении заболевания с указанием личных данных пациента в переписке с третьими лицами.

В подавляющем большинстве такими "третьими лицами" выступают страховые компании.

В конструкции взаимоотношений "медицинское учреждение - страховая компания - пациент" имеется определенный правовой нюанс, не нашедший до сих пор законодательного разрешения.

Так, в соответствии со ст. 15 Федерального Закона "О медицинском страховании граждан Стр. 147 из в Российской Федерации", страховая компания обязана контролировать объём, сроки и качество медицинской помощи, а также защищать интересы застрахованных, в том числе с использованием предоставленного ей права предъявления в судебном порядке исков к медицинским учреждениям и (или) медицинским работникам на материальное возмещение ущерба, причинённого застрахованному по их вине. В такого рода исках страховая компания имеет процессуальный статус представителя и, безусловно, пользуется всеми правами, предоставленными гражданско-процессуальным законодательством представителю истца.

Однако, страховая компания - не адвокат. Упомянутый Федеральный Закон не наделил страховую компанию правом направления запросов и получения любых сведений для оказания правовой помощи своему клиенту (в этих отношениях истец-пациент по отношению к страховой компании и именуется по-другому: не "клиент", а "застрахованное лицо"), равно как и не включил страховые компании в число лиц, имеющих право на получение сведений, составляющих врачебную тайну (к которым относятся органы дознания и следствия, прокуратура и суд).

В сущности, из этого противоречия можно выйти тремя способами:

инициировать судебный запрос после принятия искового заявления к производству судом;

получить сведения, составляющие врачебную тайну, с согласия самого пациента (действительно, если страховая компания представляет его собственные интересы, пациент не станет отказывать своему представителю);

и, наконец, заключить соглашение с лицом, обладающим статусом адвоката.

Однако наибольшую проблему применительно к рассматриваемой теме представляют судебные иски самих страховых компаний к медицинским учреждениям, в которых пациенты не участвуют (иски, вытекающие из неисполнения или ненадлежащего исполнения договоров на оказание лечебно-профилактических услуг по обязательному медицинскому страхованию или добровольному медицинскому страхованию). По подавляющему большинству подобных исков в материалы арбитражных дел попадают сведения, которые однозначно относятся к составляющим врачебную тайну.

Следует отметить, что подобные факты, как правило, не получают дальнейшего развития и ответственность врачебного персонала и должностных лиц медицинских организаций за разглашение врачебной тайны не наступает вследствие, опять-таки, неведения самого пациента.

Однако суды, при выявлении случаев нарушения законности, наделены правом вынесения частных определений и направления их в соответствующие организации и соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах, а в Стр. 148 из случае, если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны и других участников процесса, должностного или иного лица признаки преступления, суд обязан сообщить об этом прокурору.

Примечательно, что в последнее время суды всё чаще используют это право при разглашении врачебной тайны, что влечёт уголовное, гражданско-правовое и административное преследование (так, заместитель главного врача одной из городских поликлиник Санкт Петербурга в текущем году был привлечён к дисциплинарной ответственности за факт предоставления (надо сказать, по собственной инициативе) пофамильного списка пролеченных больных с указанием диагнозов).

Реже нарушение врачебной тайны проявляется в виде сообщения о факте заболевания гражданина в средствах массовой информации, однако практически всегда такие факты приобретают огласку и общественный резонанс и завершаются, как правило, исковыми заявлениями о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Практика показывает, что чрезвычайно распространено нарушение врачебной тайны в следующих ситуациях: при нахождении пациента в стационаре родственники, друзья и знакомые интересуются состоянием его здоровья. Объяснима и понятна тревога родных за состояние здоровья близкого человека. Однако обратимся снова к ст. 61 Основ: информация о состоянии здоровья гражданина, информация о диагнозе заболевания и иные сведения, полученные при обследовании и лечении гражданина составляют врачебную тайну, и не могут быть разглашены без согласия самого пациента. Интересуются ли лица (преимущественно, средний медицинский персонал), отвечающие на телефонные звонки, степенью родства звонящего с пациентом? Каким образом по телефону можно проверить эту информацию?

Уверено ли лицо, сообщающее информацию о состоянии здоровья пациента, в том, что пациент не возражает против сообщения такой информации именно этому родственнику? Ответы на эти вопросы всем известны - в лечебных стационарах в таких ситуациях врачебная тайна не соблюдается.

Интересный нюанс содержится в правовой норме, регулирующей правовые последствия неблагоприятного прогноза развития заболевания. Так, при неблагоприятном прогнозе развития заболевания информация об этом должна быть сообщена в деликатной форме самому гражданину, а также членам его семьи, если сам пациент не запретил сообщать им об этом и (или) не назначил лицо, которому должна быть передана такая информация.

Стр. 149 из Следует обратить внимание на то, что во всех остальных случаях информация без согласия пациента не может разглашаться вовсе. Здесь же для неразглашения сведений должно быть не просто отсутствие согласия пациента, но и прямо выраженный запрет пациента на предоставление информации о неблагоприятном прогнозе развития заболевания членам его семьи. Следует отметить, что под членами семьи здесь понимаются супруг (супруга), совершеннолетние дети, родители, братья и сёстры пациента.

Некоторыми врачами, сталкивающимися именно с неблагоприятным прогнозом развития заболевания, деонтологические требования понимаются не совсем адекватно и трактуются вразрез с законодательством. Так, если лечащий врач в доверительной беседе сообщает родственникам онкологического больного о диагнозе и прогнозе заболевания и сам пациент, между тем, о своём диагнозе ничего не знает, врач нарушает как минимум часть 3 ст. 31 Основ, содержащую вышеуказанную норму.

Неразглашение данных о диагнозе как составляющая врачебной тайны введено в законодательство сравнительно недавно и сразу же получило практическое закрепление в виде запрета на указание диагноза в листах временной нетрудоспособности, справках и иных медицинских документах, выдаваемых третьим лицам или самому пациенту для предъявления третьим лицам.

Интересно с этой точки зрения гражданское дело по иску гражданина, находившегося на лечении в психоневрологическом диспансере. Справка, выданная ему для предъявления по месту работы, содержала угловой штамп и круглую печать с указанием наименование лечебного учреждения - "психоневрологический диспансер". Гражданин обратился в суд с иском к диспансеру, ссылаясь на нарушение врачебной тайны, поскольку сам факт нахождения на лечении в ПНД (без учёта диагноза) является разглашением сведений о факте обращения за медицинской помощью в учреждение, характер деятельности которого не всегда адекватно воспринимается работодателем. Иск был удовлетворён и гражданину была выдана справка без указания специализации лечебного учреждения.

С учётом вышеизложенного и с позиций адвокатуры можно посоветовать практикующим врачам при обсуждении профессиональных вопросов с коллегами не разглашать личных данных пациента, не сообщать сведения, составляющие врачебную тайну, лицам, относительно которых нет уверенности в родстве с пациентом или в том, что пациент не возражает против сообщения сведений о нём данному лицу. Следует отметить, что, с точки зрения адвоката, сбор доказательной базы по такого рода искам не представляет большого труда;

кроме того, закон не требует от истца доказательств наличия вины ответчика (или сотрудников ответчика, если Стр. 150 из ответчик - медицинское учреждение).

Усиление ответственности и увеличение количества удовлетворенных исков рано или поздно приведут к тому, что среди врачебного и среднего медицинского персонала вопросам сохранения врачебной тайны будет уделяться первоочередное значение наряду с охраной здоровья. Однако уже сейчас соблюдение основных законодательных и деонтологических положений должно стать важнейшим принципом медицинской деятельности, приближающим отечественную медицину к цивилизованным мировым стандартам.

Источник: http://Обработка законов РФ, а так же материалы с сайта Центра правового обеспечения медицинской деятельности "Группа ОНЕГИН" Стр. 151 из 7. ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА, ПРИЧИНЕННОГО НЕНАДЛЕЖАЩИМ ВРАЧЕВАНИЕМ.

Алоиза Николаевна Савицкая В монографии исследуются проблемы гражданско-правовой ответственности лечебных учреждений за ущерб, вызванный повреждением здоровья или причинением смерти ненадлежащим врачеванием: содержание медицинской деонтологии как нормативной основы врачевания, правовая природа отношений по оказанию медицинской помощи, характер гражданской ответственности лечебного учреждения, ее основания;

показана структура надлежащего врачевания, критерий его противоправности;

раскрыты понятия вины медицинского работника и врачебной ошибки. Внесены предложения по дальнейшему совершенствованию законодательства, регулирующего отношения по оказанию медицинской помощи.

Для научных и практических работников в области правоведения и медицины, студентов юридических и медицинских вузов, работников правоохранительных органов и медицинских учреждений.

Рецензенты:

канд. юрид. наук Д. В. Боброва (Киевский университет).

канд. мед. наук В.М.Зеленгуров Редакция общественно-политической литературы Зав. редакцией X. И. Сорохтей 70– 1203050000-097 М22б(04)- © Издательское объединение «Вища школа», Стр. 152 из ПРЕДИСЛОВИЕ Среди социальных ценностей, которыми обладает человек, одной из важнейших является здоровье. Здоровье человека составляет неотъемлемую часть общественного богатства, и от общества зависит, как это богатство используется, охраняется и воспроизводится.

Только социалистическое общество способно выполнить важную социальную задачу охраны и улучшения здоровья населения. КПСС и Советское государство уделяют ее решению постоянное внимание. Право на охрану здоровья возведено в ранг конституционных прав граждан СССР (ст. 42 Конституции СССР). Провозглашение этого права в Основном Законе означает, во-первых, что оно относится к числу основных, наиболее важных прав, составляющих основу правового статуса личности;

во-вторых, что государство берет на себя обязанность обеспечить его реализацию. Обязанность государства обеспечить реализацию конституционного права получает отражение прежде всего в конституционных гарантиях, в числе которых названа бесплатная квалифицированная медицинская помощь, оказываемая гражданам государственными учреждениями здравоохранения.

Созданное под непосредственным руководством В.И.Ленина советское здравоохранение превратилось в крупную отрасль народного хозяйства, науки и техники, опирающуюся на мощную материально-техническую базу, которая способна обеспечить высококвалифицированную бесплатную медицинскую помощь, осуществить охрану и улучшение здоровья населения. Благодаря государственной системе здравоохранения Советский Союз за короткий период добился коренных преобразований в этой отрасли. В Советском государстве, в противовес государствам капиталистическим, развивается тенденция к социальной однородности здоровья населения. По мере роста социальной однородности в обществе зрелого социализма будут сглаживаться различия, существующие в здоровье разных общественных групп и слоев населения. Этому будет способствовать выполнение намеченной XXVI съездом КПСС программы экономического и социального развития СССР.

Входя в социальную инфраструктуру, здравоохранение является одним из основных ее элементов. Это обусловлено возрастанием значения здоровья людей как социальной ценности и повышением уровня общественного сознания. С развитием общественного и научно технического прогресса и знаний населения, касающихся здоровья, расширяется сфера познания действительных потребностей, связанных с охраной здоровья, а тем самым и требований в этой области, что приводит не только к расширению сферы деятельности здравоохранения, но и к Стр. 153 из качественным изменениям в характере медицинского обслуживания.

Одним из важных условий, обеспечивающих надлежащее оказание медицинских услуг, являются юридические гарантии - законом установленные средства, обеспечивающие правомерность поведения субъектов соответствующих общественных отношений. В системе этих гарантий существенное место принадлежит гражданско-правовой ответственности лечебных учреждений за ущерб, причиненный ненадлежащим врачеванием. Однако к настоящему времени эта проблема не получила должного теоретического освещения по сравнению с проблемами гражданской ответственности в других сферах общественных отношений. Между тем данный вид юридической ответственности занимает важное место в защите прав личности и в правовом воспитании медицинских работников. В настоящей работе значительное внимание уделено характеристике юридических обязанностей медицинских работников, невыполнение которых влечет за собой гражданско-правовую ответственность лечебного учреждения.

Стержневым направлением монографии является определение права как мощной регулятивной силы в деятельности по врачеванию, которая создает условия для осуществления свободного, правомерного выбора решения в области врачевания и свободного его осуществления, определяя вид и меру юридической ответственности за негативные результаты ненадлежащего врачевания.

Методологической основой исследований послужили труды классиков марксизма ленинизма, материалы съездов КПСС и другие партийные документы, теоретической – юридическая и медицинская литература;

фактической – законодательство и практика его применения, в частности практика судебных и прокурорских органов, архивные материалы отдельных лечебных учреждений, в том числе архив Львовского медицинского института.

Автор выражает глубокую признательность рецензенту – кандидату юридических наук, доценту Д.В.Бобровой, кандидату медицинских наук, доценту В.М.Зеленгурову, а также доктору юридических наук, профессору В. Г. Сокуренко, в соавторстве с которым написано Введение «О нормативном содержании медицинской деонтологии».

ВВЕДЕНИЕ (О НОРМАТИВНОМ СОДЕРЖАНИИ МЕДИЦИНСКОЙ ДЕОНТОЛОГИИ) Требования к деятельности людей и их организаций в обществе и государстве всегда выражены в более или менее конкретизированном виде, в форме социальных норм, содержание Стр. 154 из и функциональная направленность которых обусловлены социально-классовой структурой общества, его политической системой, в конечном счете условиями экономической жизни.

Социальные нормы в обществе зрелого социализма – это система внутренне согласованных взаимодействующих предписаний государственных и общественных организаций, содержащих правила должного поведения, выражающих интересы советского народа. Социальные нормы служат мерой поведения и деятельности людей, организаций, учреждений, критерием их действий, средством социального контроля за их деятельностью со стороны общества и государства'.

Систему социальных норм составляют:

– нормы коммунистической морали, представляющие собой взгляды, чувства и представления людей, классов, общественных групп или общества в целом о высшем блате человека, его долге, чести, добре;

– нормы, принятые социалистическими организациями, выражающие их социальные цели и назначение;

– правила социалистического общежития, включающие в себя действующие в обществе правовые и неправовые нормы, обусловленные объективными потребностями созидания социалистического общества и отражающие сущность социализма;

– социалистические обычаи, сложившиеся в практике социалистического и коммунистического строительства, жизни и труда в социалистическом обществе. Они включают в себя также революционные и трудовые традиции советского народа;

1 Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистическое право. М., 1973, с. 176–181.

Стр. 155 из – технические нормы, определяющие порядок необходимого и целесообразного обращения людей с предметами и силами природы, орудиями труда и техникой;

– статистические нормы, отражающие результаты количественного учета массовых социальных явлений и указывающие на вероятные направления развития общественных и государственных систем. Они служат основанием для логического выбора того или иного решения, показанного при наиболее вероятной альтернативе.

Важное место среди социальных норм принадлежит юридическим нормам. Это общеобязательные правила поведения, установленные и санкционированные государством и обеспечиваемые его принудительной силой, призванные регулировать наиболее существенные отношения общественной жизни путем установления прав и обязанностей их участников. В правовых нормах выражена воля всего советского народа;

это единый масштаб государственной оценки правомерности поведения людей, общественных организаций, государственных учреждений. Содержащиеся в правовых нормах предписания являются общеобязательными. Правовые нормы отличаются точностью, детализи-рованностью, категоричностью регламентирования общественных отношений2.

Критерием морального поведения являются установившиеся в обществе представления о добре, зле, справедливом, несправедливом, а также интерес общества, государства и личности.

Механизм морального регулирования действеннее правового. Моральные требования связаны с саморегуляцией деятельности человека, его сознанием личного долга и ответственности, что в целом порождает обязанности особого свойства, сформированные как результат внутренней убежденности и оценки личностью окружающей ее действительности.

Моральные требования всегда граничат с обязанностями правовыми, во многом совпадая с последними. В связи с этим действенность моральных норм не только подкрепляется правом, но и защищается им. Это означает, что если моральные требования, закрепленные в праве, нарушаются, то, наряду с моральными нормами, вступают в 2 Недбайло П. Е. Советские социалистические правовые нормы. Львов, 1959, с. 25–28;

Алексеев С. С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972, т. 1, с. 203–205;

Яковлев В. ф.

Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972, с. 70– 85.

силу нормы права. Право служит средством формирования коммунистической морали.

В отличие от норм права, требования морали в гораздо большей степени учитывают Стр. 156 из индивидуальные особенности личности, что не лишает их роли мерила общественных поступков человека. Правда, нормы морали имеют гораздо более общий характер, нежели права. Так, требования морального кодекса строителя коммунизма шире предписаний права.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.