авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |

«МЕДИЦИНСКОЕ ПРАВО. ПРАКТИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО ДЛЯ ЮРИСТОВ И 1. ...»

-- [ Страница 8 ] --

ка повышенной опасности гражданско-правовыми договорами109.

При решении вопроса об ответственности лечебного учреждения по ст. 450 Гражданского кодекса нельзя не учитывать и того обстоятельства, что ответственность, независимо от вины, выполняет по отношению к владельцу источника повышенной опасности немалую стимулирующую роль. В условиях научно-технической революции значительно возрастают возможности совершенствования используемых средств, являющихся источниками Стр. 223 из повышенной опасности, и повышения их безопасности. Вместе с тем научно-техническая революция ведет к возникновению новых источников повышенной опасности, к качественным изменениям, к расширению сферы их применения. Так, в последнее время появились новые методы диагностики с помощью рентгеновских лучей;

созданы сложные высокочувствительные средства рентгеноскопии. Вместо обычного люминесцентного экрана теперь часто применяются рентгенотелеви-зионные системы. Но расширение масштабов рентгенодиаг-ностических исследований, повышение их точности приводит к повышению уровня облучения пациента. Поэтому одновременно с усовершенствованием имеющихся и введением новых методов исследований решается задача снижения уровня облучения пациента.

Этот вопрос волнует и медицинскую науку, и практику, и высшие органы системы здравоохранения страны110. Таким образом, и в современных условиях стимулирующая роль гражданской ответственности независимо от вины нисколько не уменьшается.

Кроме лечебной деятельности, которая осуществляется в рамках гражданско-правовых отношений, лечебное учреждение осуществляет в отношении больных административные функции. Они имеют место при экспертизе временной нетрудоспособности рабочих и служащих, выдаче больничного листка, заключении о переводе на другую работу по состоянию здоровья, при установлении внутриболь-ничного распорядка дня для больных, утверждении правил внутреннего распорядка дня больных, при выписке больного за грубое нарушение правил внутреннего распорядка и в иных подобных случаях. В возникающих отношениях вынесенное заключение (решение) является односто 109 Антимонов Б. С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., 1950, с. 222–228;

Красавчиков О. А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, с. 102–104.

110 Известия, 1981, 10 февраля.

ронним, в котором выражены властные полномочия, а не согласованная воля сторон.

Поэтому встречающиеся в литературе утверждения, что между лечебным учреждением и больным не могут возникать отношения власти и подчинения111, нельзя признать правильными.

Таким образом, правовым основанием ответственности лечебных учреждений за ущерб, причиненный больному, являются ст. 441, 442, 450 Гражданского кодекса УССР, а фактическим основанием – совершение правонарушения.

ФОРМЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ УЩЕРБА, ВЫЗВАННОГО ПОВРЕЖДЕНИЕМ ЗДОРОВЬЯ И ПРИЧИНЕНИЕМ СМЕРТИ Стр. 224 из В силу ст. 445 Гражданского кодекса УССР в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья организация или гражданин, ответственные за вред, обязаны возместить потерпевшему заработок, утраченный им вследствие потери трудоспособности или уменьшения ее, а также расходы, вызванные повреждением здоровья (усиленное питание, протезирование, посторонний уход и т. п.). Из содержания приведенного нормативного правила следует вывод:

возмещение ущерба, причиненного повреждением здоровья ( независимо от способов повреждения), осуществляется в двух формах: а) возмещение заработка, утраченного в результате полной или частичной утраты трудоспособности, и б) возмещение расходов, вызванных повреждением здоровья. В советской юридической литературе данная проблема получила широкое освещение112;

нами 111 Седугин П. И. Судебная практика по делам о возмещении вреда. Научный комментарий судебной практики по гражданским делам за 1962 г. М., 1963, с. 15;

Попельский В. Ответственность организации за вред, причиненный по вине ее работников. – Советская юстиция, 1965, № 6, с. 21.

112 Зсчкма Д. В. ГПдстави для вадшкодування шкоди, запод1яно'1 oco6i, за новим цив1льним законодавством СРСР i УРСР. – bjchhk Ки'1в. ун-ту. Спец. вип. Пращ вчених юрисэтв КиГвського та Ягел-лонського ун;

верситет;

в, с. 49–66;

Маслов В. Ф. Обязательства по возмещению вреда. Харьков, 1969;

Малеин Н. С. Возмещение вреда, причиненного личности.

М„ 1965;

Белякова А. М. Возмещение причиненного вреда. М., 1972;

Майданик Л. А., Сергеева Н. Ю. Материальная ответственность за повреждение здоровья. М., 1968;

Тар-хов В. А.

Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973;

Смирнов В. Т.

Обязательства, возникающие из причинения вреда;

Шаминова М. Возмещение вреда, причиненного здоровью. М., 1972 и др.

будут рассмотрены лишь основные вопросы, касающиеся исследуемой проблемы.

Ущерб, явившийся следствием ненадлежащего врачевания, представляет собой разницу между материальным положением больного до лечения и после лечения. Возмещение ущерба в таких случаях осуществляется в выплате денежных сумм, соответствующих заработку, которого больной лишился.

Размер ущерба, подлежащего возмещению в форме утраченного заработка, определяется с учетом следующих данных: а) среднемесячного заработка потерпевшего до увечья;

б) степени Стр. 225 из утраты трудоспособности;

в) пособия или пенсии, выплачиваемых потерпевшему в связи с данным повреждением здоровья.

Среднемесячный заработок113 при стойкой утрате трудоспособности определяется исходя из заработка за 12 календарных месяцев, предшествующих повреждению здоровья. При этом месяцы, в течение которых работник фактически не работал или проработал неполное количество рабочих дней (болезнь, отпуск, увольнение с работы и т. д.), исключаются из подсчета и заменяются другими непосредственно предшествовавшими месяцами114. Месяцы, в тече-лие которых потерпевший не работал по другим причинам (прогул и т. п.), не исключаются из подсчета и не заменяются другими месяцами. Если за два последних года перед повреждением здоровья потерпевший проработал в общей сложности менее 12 полных месяцев, а также во всех слу 113 Порядок исчисления среднего заработка потерпевшего регулируется Правилами возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с их работой, от 22 декабря 1961 г. (Бюллетень Государственного комитета Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы, 1962, № 1). Предусмотренный Правилами порядок применяется и при возмещении ущерба, причиненного организацией или гражданином, не обязанными уплачивать за потерпевшего взносы по государственному социальному страхованию (см. п. постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1963 г. с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 30 марта 1973 г. – Сборник постановлений Пленума и определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР. 1962–1978.

М., 1980, с. 155).

114 Применяя данное правило, судебная практика учитывает желание потерпевшего;

если потерпевший возражает против замены, то указанные месяцы не исключаются из подсчета. По существу, в этой ситуации применяются пп. 122 и 124 Положения о порядке назначения и выплаты государственных пенсий, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 3 августа 1972 г. (СП СССР 1972, № 17, ст. 86).

чаях, когда работник проработал менее года, размер возмещения исчисляется исходя из среднемесячного заработка за все полные фактически проработанные месяцы. В этом случае сумма заработка делится на число этих месяцев. Если работник проработал менее одного месяца, то заработок за все проработанное время делится на число проработанных дней и полученная сумма умножается на число рабочих дней в месяц, исчисленное в среднем за год Стр. 226 из (25,6). Однако заработок, из которого исчисляется размер возмещения, не может превышать полуторной тарифной ставки данного работника.

В заработок, из которого исчисляется возмещение ушерба, включаются все виды заработной платы, на которые по действующим правилам начисляются страховые взносы, кроме заработной платы за сверхурочную работу, совместительство и всякого рода выплаты единовременного характера (например, не учитываются вознаграждения за рационализаторские предложения, изобретения, авторские гонорары за опубликованные произведения). При подсчете среднего заработка учитываются процентные надбавки к единовременное вознаграждение за выслугу лет;

премии, которые определены системой оплаты труда в данном предприятии, учреждении, организации независимо от периодов выплаты (ежемесячно, ежеквартально, ежегодно, по определенным этапам работы, по окончании работы и т. д.), включаются в заработок, из которого исчисляется возмещение. Общая сумма заработка за месяцев делится на 12. Полученный результат составляет среднемесячный заработок потерпевшего, из которого (без учета подоходного налога) определяется возмещение утраченного заработка.

В случае повреждения здоровья лицу, выполняющему сезонную работу, размер возмещения определяется исходя из среднемесячного заработка за полные фактически проработанные месяцы. При временной утрате трудоспособности рабочими и служащими их среднемесячный заработок для определения размера возмещения исчисляется исходя из среднемесячного заработка за два календарных месяца, предшествовавших несчастному случаю.

Средний заработок потерпевших, не относящихся к категории рабочих и служащих с гарантированной заработной платой, определяется путем деления на 12 суммы годового дохода за предшествующий год.

Следующим исходным данным для определения возмещения ущерба в форме утраченного заработка является степень утраты профессиональной и общей трудоспособности. В случае потери профессиональной трудоспособности потеря общей трудоспособности не учитывается и понесенный ущерб составит часть среднемесячного заработка потерпевшего, которая соответствует потере им профессиональной трудоспособности. Степень утраты общей трудоспособности учитывается лишь при полной (100%) потере профессиональной трудоспособности. Размер подлежащего возмещению ущерба в таком случае определяется Стр. 227 из путем вычета из среднемесячного заработка потерпевшего части минимального заработка (установленного для данной местности), соответствующей степени (проценту) сохранившейся у него общей трудоспособности. В случае полной утраты профессиональной и общей трудоспособности ущерб возмещается в размере среднего заработка потерпевшего.

Право на возмещение ущерба возникает и при временной утрате трудоспособности. На время временной нетрудоспособности потерпевший считается полностью нетрудоспособным, и поскольку он в этот период не имеет заработка, то возмещению подлежит ущерб в размере среднего заработка.

После установления размера возмещения в форме утраченного заработка с учетом степени утраты трудоспособности необходимо учитывать и третье обстоятельство – пособие или пенсию, выплачиваемые потерпевшему в связи с повреждением здоровья. Лица, подлежащие государственному социальному страхованию, в случае повреждения здоровья, в том числе и ненадлежащим врачеванием, получают пенсию по инвалидности (при наличии к тому оснований) или пособие по временной нетрудоспособности.

Если выплачиваемое пособие по временной нетрудоспособности меньше среднего заработка (например, у потерпевшего нет правовых оснований к получению пособия в размере 100%), то ему возмещается ущерб в сумме, составляющей разницу между средним заработком и пособием по временной нетрудоспособности. Если же выплачиваемое пособие соответствует размеру среднего заработка, то у потерпевшего нет оснований к возмещению, поскольку нет ущерба.

Аналогичное положение имеет место и при учете пенсии, назначенной в связи с повреждением здоровья. В случае, когда назначенная пенсия полностью возмещает ущерб в заработке с учетом степени утраты трудоспособности, у потерпевшего нет права на возмещение, посколь ку не возникает обязательство по возмещению ущерба;

ущерб полностью компенсируется органами социального обеспечения. Если же пенсия меньше утраченного заработка с учетом степени утраты трудоспособности, то она подлежит учету, и возмещается та часть заработка, которая не компенсируется пенсией. Таким образом, ущерб в заработке при повреждении здоровья – это не компенсированный выплачиваемой пенсией заработок с учетом степени утраты трудоспособности. Следовательно, при повреждении здоровья возмещению подлежит ущерб в форме яе компенсированного пенсией заработка с учетом степени утраты трудоспособности.

В тех случаях, когда установленная степень утраты трудоспособности не является Стр. 228 из основанием к назначению пенсии в связи с ее незначительностью, возмещению подлежит та часть среднего заработка, которая соответствует степени утраченной трудоспособности.

Изложенные общие правила определения ущерба в форме утраченного заработка применимы и к ответственности лечебных учреждений за причинение ущерба личности ненадлежащим врачеванием. Вместе с тем, распространяя общие правила на эти случаи, нельзя не учитывать и их определенной специфики.

Прежде всего, в исследуемой ситуации речь идет о повреждении здоровья больного, а не здорового. Обращаясь за медицинской помощью, больной может находиться в таком состоянии, когда наступившие патологические изменения уже привели к частичной или полной потере трудоспособности. В таких случаях ненадлежащее врачевание лишь способствует увеличению того ущерба, который уже был у больного до начала лечения. Поэтому, определяя размер возмещения в форме утраченного заработка, необходимо учитывать степень потери трудоспособности больного до 'начала лечения..Такой учет возможен на основе истории болезни, в которой получило отражение действительное состояние больного. Степень утраченной трудоспособности или степень трудоспособности при поступлении больного должна определяться судебно-меди-цинской экспертизой одновременно с определением степени утраты трудоспособности, вызванной ненадлежащим врачеванием. Учет трудоспособности, потерянной до начала лечения, дает возможность определить действительный ущерб в заработке, вызванный ненадлежащим врачеванием.

Следует отметить, что вопрос об учете состояния здо ровья потерпевшего до и после повреждения уже ставился в литературе и судебной практике применительно к увечью. Так, по мнению Е. А. Флейшиц и В. Т. Смирнова, учету подлежит трудоспособность, утраченная до увечья, лишь при условии, что она была установлена. Если же она не была установлена, то размер возмещения должен определяться без учета этих факторов115.

Данный вопрос возник в литературе в связи с опубликованием дела по иску Г. о возмещении ущерба. Экспертиза по делу установила, что у потерпевшего Г. до несчастного случая была скрытая форма туберкулеза позвоночника, которая обострилась в результате полученного увечья. Народный суд определил возмещение ущерба в размере 50% утраченного Стр. 229 из заработка, отнеся вторую часть заработка на состояние здоровья потерпевшего до увечья.

Судебная коллегия Верховного Суда СССР, отменяя решение народного суда, указала: «Вывод народного суда о том, что потеря трудоспособности у Г. объясняется не только несчастным случаем, но и общим заболеванием Г., имеющимся у него до падения с лесов, и что поэтому иск должен быть удовлетворен в половинном размере, является неправильным, так как наличие общего заболевания не препятствовало' работать Г. до несчастного случая»116. Комментируя данное дело, Н. С. Малеин считает, что мнение народного суда о необходимости учитывать состояние трудоспособности потерпевшего перед травмой является правильным117. Касаясь содержащихся в определении Верховного Суда СССР по делу Г. положений, что общее заболевание потерпевшего не препятствовало ему работать до несчастного случая, Н. С.

Малеин подчеркивает, что «данное заболевание не препятствовало выполнять работу лишь до определенного времени;

дальнейшее развитие общего заболевания могло стать препятствием для продолжения работы. А между тем возмещение вреда, определенное бессрочно или до срока переосвидетельствования, не учитывает этого обстоятельства»118.

Флейшиц Е.А. Основные вопросы гражданской ответственности за повреждение здоровья. – Ученые записки ВИЮН, 1955, вып. 1, с. 70;

Смирнов В. Т. Гражданская ответственность государственных предприятий за причинение увечья или смерти работникам.

М., 1957, с. 141.

Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР.

1940 год. М., 1941, с. 229.

Малеин. Н. С. Возмещение вреда, причиненного личности, с. 105, Там же.

Вряд ли можно согласиться с такими доводами, поскольку Н. С. Малеин в своих доказательствах опирается на обстоятельства, которые относятся к условиям, а, как известно, условие может наступить или не наступить. В данном случае заболевание Г. могло и не стать препятствием к продолжению работы. Можно также предположить, что Г., проходя регулярно необходимый курс лечения, мог продолжать работу. Наличие такой неопределенности исключает возможность ставить вопрос об учете состояния здоровья потерпевшего до увечья.

Поэтому позиция Е. А. Флейшиц и В. Т. Смирнова представляется более правильной. Утрату трудоспособности до увечья следует учитывать лишь в тех случаях, когда она 'была установлена в предусмотренном порядке.

Стр. 230 из Иное положение складывается, когда речь идет об учете состояния здоровья больного, которому причинен ущерб ненадлежащим врачеванием. На основании данных, содержащихся в истории болезни, судебно-медицинская экспертиза может определить степень трудоспособности или нетрудоспособности больного до момента лечения и после ненадлежащего лечения. С учетом такого заключения должен определяться размер возмещения в форме утраченного заработка.

Среди обстоятельств, влияющих на размер возмещения, действующее законодательство указывает на вину потерпевшего. В соответствии с ч. I ст. 454 Гражданского кодекса учету подлежит только вина в форме грубой неосторожности. При наличии такой формы вины потерпевшего размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении должно быть отказано. В юридической литературе довольно распространенным является взгляд, что учег вины потерпевшего – это санкция за совершенное правонарушение. Сущность этой санкции проявляется в уменьшении размера возмещения либо в лишении потерпевшего права на возмещение119.

Представляется, что в данном случае ни лишения, ни уменьшения права потерпевшего нет, ибо такое право не возникало или оно возникло лишь в той части, которая вызвана действиями причинителя вреда. Объясняется такой вывод тем, что в данной ситуации отсутствует юридический факт, наличие.которого необходимо для возникновения права на возмещение ущерба, – правомерность по Смирнов В. Т. Обязательства, возникающие из причинения вреда, с. 63.

ведения потерпевшего. Возникший у потерпевшего ущерб является единым нераздельным результатом правонарушения, совершенного причинителем ущерба и потерпевшим или только потерпевшим. В первом случае ущерб распределяется пропорционально поведению каждого.

Причинитель вреда обязывается к возмещению ущерба, который вызван его поведением. Что же касается части ущерба, причиненного потерпевшим самому себе, то он не возмещается.

Если же ущерб причинен правонарушением потерпевшего, то весь он остается невозмещенным, поскольку причинителем вреда является сам потерпевший.

В связи с требованиями ч. I ст. 454 Гражданского кодекса УССР необходимо решить вопрос: можно ли применять ее при определении размера ущерба, причиненного ненадлежащим врачеванием? В литературе дан положительный ответ120.

Стр. 231 из Однако такой ответ дан без учета юридической оценки обязанностей больного в отношениях по оказанию медицинских услуг. Как уже отмечалось, обязанности больного в указанных отношениях представляют собой осуществление субъективного права на бесплатную квалифицированную помощь. Неосуществление права не может рассматриваться как противоправное поведение. Однако неосуществление права путем неисполнения обязанности становится препятствием.к достижению положительного результата и ведет или может привести к негативным результатам для больного.

Например, больной, обращаясь за помощью, обязан детально информировать врача о своих болевых ощущениях. Если больной скрывает некоторые факты или неправильно информирует врача, это приводит к неправильному диагностированию и лечению. Негативные последствия являются результатом невыполнения обязанностей больного, связанных с осуществлением его субъективного права, и поэтому у него. не возникает оснований для их возмещения.

Аналогичная ситуация имеет место и в тех случаях, когда больной не выполняет предписаний врача, исполнение которых необходимо для восстановления или поддержания здоровья.

Во всех подобных случаях за невыгодные последствия своего поведения отвечает сам больной. Хотя такое пове Смирнов В. Т. Обязательства, возникающие из причинения вреда, с. 64.

дение больного не может рассматриваться как вина потерпевшего, однако оно должно учитываться при определении размера ущерба в форме утраченного заработка, поскольку явилось препятствием к достижению положительного результата.

Выплата сумм в возмещение утраченного заработка производится в форме ежемесячных платежей в течение срока, на который врачебно-трудовой экспертной комиссией признана утрата трудоспособности, связанная с повреждением здоровья.

Наряду с возмещением ущерба в форме утраченного заработка, потерпевший имеет право в соответствии со ст. 455 Гражданского кодекса УССР на возмещение расходов, вызванных повреждением здоровья. Действующее законодательство не содержит исчерпывающего перечня Стр. 232 из расходов, поэтому любые расходы, которые вызваны повреждением здоровья, подлежат возмещению. Определяющими в таких случаях являются нуждаемость в помощи и подтверждение компетентным органом такой нуждаемости. В частности, расходы, связанные с повреждением здоровья, могут выражаться в затратах на дополнительное питание, протезирование, посторонний уход за потерпевшим, сана-торно-курортное лечение (включая оплату проезда) и др. Размеры расходов определяются на основании соответствующих документов, например, справки о розничных ценах на продукты, необходимые в качестве дополнительного питания, счетов и справок о стоимости протезирования, санаторно курортного лечения. Расходы на посторонний уход, потребность в которых подтверждается врачебной экспертизой, подлежат возмещению независимо от того, кем он осуществляется.

Размер расходов определяется в зависимости от характера ухода. Заключения экспертизы не требуется, если расходы взыскиваются на уход за инвалидами первой группы.

Если по заключению ВТЭК, потерпевший нуждается в специальных средствах передвижения, суд вправе обязать причинителя вреда возместить потерпевшему расходы на приобретение мотоколяски. Если в этих случаях потерпевший приобретает на свои средства автомашину, суд вправе взыскать с причинителя вреда понесенные потерпевшим расходы в пределах стоимости мотоколяски.

Правила о возмещении ущерба в форме расходов, вызванных повреждением здоровья, распространяются и на повреждение здоровья ненадлежащим врачеванием.

В числе больных, здоровью которых причинен ущерб ненадлежащим врачеванием, могут быть и несовершеннолетние. Порядок возмещения ущерба в этих случаях определен правилами ст. 462 Гражданского кодекса УССР.

Следует выделить правило, в соответствии с которым 'при повреждении здоровья несовершеннолетнего, не достигшего пятнадцатилетнего возраста (учащегося – восемнадцати лет) и не имеющего заработка, возмещаются расходы, связанные с повреждением здоровья (лечение, посторонний уход, протезирование, расходы, связанные со специальным обучением, и др.). Поскольку дети в этом возрасте нетрудоспособны, то вопрос о возмещении ущерба в форме утраченного заработка не ставится. Право на возмещение такого вида ущерба закон признает за несовершеннолетним по достижении им пятнадцати лет. Размер возмещения при этом определяется исходя из размера средней заработной платы неквалифицированного Стр. 233 из рабочего в данной местности. В отличие от гражданских кодексов других союзных республик, в УССР, согласно ст.462, если потерпевший несовершеннолетний учится, то право на возмещение утраченного заработка признается за ним по достижении восемнадцати лег. Это правило исходит из того, что многие несовершеннолетние к моменту достижения пятнадцатилетнего возраста не имеют заработка, поскольку они учатся, а не в связи с утратой трудоспособности. Такое определение'начального момента возникновения права на возмещение ущерба в форме утраченного заработка для учащихся не учитывает тех случаев, при которых, как отмечается в литературе121, повреждение здоровья оказало влияние на время обучения, на начало трудовой деятельности потерпевшего.

Необходимо отметить, что право на возмещение ущерба в форме утраченного заработка по достижении пятнадцати лет несовершеннолетний имеет независимо от того, приступил ли он к трудовой деятельности. Если лица, не достигшие пятнадцати лет, имели заработок, то ущерб возмещается исходя из его размера. Но если получаемый потерпевшим заработок ниже минимального заработка неквалифицированного рабочего в данной местности, то ущерб возмещается исходя из минимального заработка неквалифицированного рабочего в данной местности.

Существенное значение имеет правило, в силу которого ущерб потерпевшему, который после начала трудовой деятельности приобретает квалификацию, возмещается Малеин Н. С. Возмещение вреда, причиненного личности, с.193.

из расчета заработной платы работника данной квалификации.

Действующее законодательство (ст. 456, 457, 459 Гражданского кодекса УССР) предусматривает две формы возмещения ущерба, причиненного смертью: а) возмещение ущерба в форме утраченных иждивенцами умершего средств к существованию и б) возмещение ущерба в форме расходов на погребение.

Право на возмещение данной формы ущерба возникает у лиц, находившихся на иждивении умершего и являющихся нетрудоспособными. Иждивенцами принято считать лиц, получающих материальную помощь от другого лица (кормильца). Однако не всякая материальная помощь может оцениваться как иждивение. Необходимым признаком иждивения является полное содержание или постоянная помощь, составляющая основной источник средств к существованию. Такие признаки иждивения не исключают наличия у лица, являющегося иждивенцем другого, иных источников средств (например, пенсия, стипендия, материальная помощь других лиц). Лицо признается иждивенцем другого, если материальная помощь последнего наряду с иными, не основными источниками средств являлась основным и Стр. 234 из постоянным источником средств к существованию122. В отличие от пенсионного законодательства, где •необходима определенная степень родства или супружеская связь иждивенца, гражданское законодательство признает право на возмещение ущерба в связи со смертью кормильца за любым иждивенцем независимо от родственной близости, супружества и срока иждивения.

Наряду с такого рода иждивенцами право на возмещение ущерба имеют лица, которые не состояли на иждивении умершего, но ко дню смерти имели право на получение от него содержания (например, нетрудоспособные родители, которым умерший обязан был, согласно ст. 81 Кодекса о браке и семье УССР, оказывать материальную помощь, признаются иждивенцами). Кроме иждивенцев и лиц, имевших право на иждивение при жизни умершего, право на возмещение ущерба признается за ребенком умершего, родившимся после его смерти.

Условие нетрудоспособности иждивенца вытекает из конституционной обязанности каждого способного к труду См. п. 2 ч. III постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г. «О судебной практике по делам о наследовании».– В кн.: Сб. постановлений Пленума и определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР. 1962.–1978, с.

222.

гражданина трудиться, заниматься общественно полезным трудом. Поэтому не все иждивенцы, находившиеся на иждивении умершего, имеют право на возмещение ущерба, а лишь те, которые являются нетрудоспособными и потому не в состоянии обеспечить себе средства к жизни. Статья 456 Гражданского кодекса УССР различает два вида нетрудоспособных – по возрасту и по состоянию здоровья. К нетрудоспособным по возрасту относятся: несовершеннолетние дети – до достижения шестнадцатилетнего возраста, а учащиеся – до восемнадцати лет;

женщины старше пятидесяти пяти лет и мужчины старше шестидесяти лет. По состоянию здоровья к нетрудоспособным.относятся инвалиды I, II,III групп.

Кроме перечисленных лиц, право на возмещение ущерба закон признает за супругом или одним из родителей умершего независимо от возраста и трудоспособности, если они не работают и заняты уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего, не достигшими восьми лет. Право на возмещение ущерба в связи со смертью кормильца закон обуславливает лишь одним основанием:

занятостью уходом за перечисленными выше лицами. Круг лиц, имеющих право на возмещение вреда, определяется на момент смерти кормильца. Важным при определении Стр. 235 из такого круга лиц является факт, что их право на возмещение ущерба, причиненного смертью кормильца, не зависит от наличия или отсутствия у них иных средств к жизни (например, получение пенсии, зарплаты, стипендии, доходов от приусадебного участка и др.). Данный момент отражен в постановлении Пленума Верховного Суда УССР от 16 мая 1975 г. «О практике рассмотрения судами Украинской ССР гражданских дел по искам из причинения вреда», где, в частности, отмечается, что нетрудоспособные члены семьи погибшего, имеющие самостоятельный заработок или получающие пенсию не в связи с потерей кормильца, могут быть признаны его иждивенцами, если часть заработка погибшего, которая приходилась на каждого из них, была основным и постоянным источником их существования123.

Прежде всего необходимо установить, из чего следует исходить при определении размера возмещения в связи со смертью кормильца. Часть II ст. 91 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик.123 Збiрник постанов Пленуму Верховного Суду Украшськоi РСР. К., 1977. с. 30.

предусматривает, что иждивенцам возмещается вред, причиненный смертью кормильца.

Это правило гражданские кодексы союзных республик воспроизвели неодинаково. Так, в гражданских кодексах Украинской ССР, Латвийской ССР, Литовской ССР, Эстонской ССР, Молдавской ССР, Казахской ССР, Таджикской ССР, Туркменской ССР и Узбекской ССР в соответствующих статьях дословно воспроизведен текст ч. II ст. 91 Основ. В гражданских кодексах РСФСР, Армянской ССР, Белорусской ССР и Киргизской ССР к воспроизведенному тексту ч. II ст 91 Основ добавлено: «Указанным лицам вред возмещается в размере той доли заработка потерпевшего, которую они получали или имели право получить на свое содержание при его жизни».

В литературе уже отмечалось несоответствие между ч. II ст 91 Основ и ч. II ст. Гражданского кодекса РСФСР. К сожалению, это несоответствие имеет место и в кодексах иных союзных республик. Говоря о праве нетрудоспособных иждивенцев в случае причинения смерти кормильцу, Правила от 22 декабря 1961 г. также указывают, что возмещение устанавливается в размере среднего заработка умершего, за вычетом доли, приходившейся на него самого и трудоспособных лиц, состоявших на его иждивении, но не имеющих права на возмещение ущерба. В названном постановлении Пленума Верховного Суда УССР от 16 мая 1975 г. нет разъяснения о содержании вреда, подлежащего возмещению нетрудоспособным иждивенцам в случае причинения смерти кормильцу. Пленум лишь обращает внимание судов, Стр. 236 из что в случае смерти гражданина, которому возмещался ущерб в связи с повреждением здоровья, размер возмещения его нетрудоспособным иждивенцам определяется из среднемесячного заработка, с которого потерпевшему выплачивалось возмещение.

Если исходить из содержания ст. 19 Правил от 22 декабря 1961 г., то она ограничивает права иждивенцев в том случае, когда кормилец получал зарплату и пенсию, которые расходовались на содержание членов семьи кормильца и его самого. В случае же получения кормильцем только заработной платы интересы иждивенцев не нарушаются, ибо им возмещается весь ущерб, причиненный смертью кормильца. Если после смерти кормильца остались нетрудоспособные иждивенцы, являющиеся членами его семьи, то, поскольку невозможно установить, какая часть заработка умершего использовалась на содержание каждого члена семьи, их доли предполагаются равными. В этих случаях, в соответствии с установленными правила ми, возмещение ущерба определяется исходя из среднего заработка умершего за вычетом доли, приходившейся на него самого и трудоспособных лиц, состоящих на его иждивении, но не имеющих права на возмещение ущерба. Оставшаяся часть заработка, которая приходится на иждивенцев, делится на число этих лиц. Полученная сумма за минусом пенсии, назначенной каждому иждивенцу по случаю потери кормильца, составляет размер ущерба, подлежащего возмещению. Если среди нетрудоспособных иждивенцев есть лица, которые не имеют права на получение пенсии, то им возмещается ущерб в сумме части заработка, которая приходилась на их содержание..

Иждивенцам, не являющимся членами семьи, но находившимся на иждивении кормильца, возмещается ущерб в сумме, составляющей разницу между суммой, выплачивавшейся умершим, и пенсией, назначенной по случаю потери кормильца. Нетрудоспособным иждивенцам, которые не находились на содержании умершего, но имели на него право, размер возмещения определяется в той сумме, которую потерпевший должен был бы выплачивать по правилам Кодекса о браке и семье УССР.

Следует обратить внимание, что детям умершего, независимо от того, входили ли они в члены семьи или им выплачивались алименты, размер возмещения определяется как фактическим иждивенцам124.

Определяя размер возмещения ущерба нетрудоспособным иждивенцам, гражданское законодательство устанавливает и сроки возмещения, последовательно проводя в жизнь конституционное требование об обязанности каждого трудоспособного гражданина заниматься Стр. 237 из общественно полезным трудом.

В соответствии с ч. II ст. 456 Гражданского кодекса УССР ущерб возмещается несовершеннолетним детям до достижения шестнадцатилетнего возраста, а учащимся – восемнадцатилетнего возраста;

женщинам старше пятидесяти пяти лет и мужчинам старше шестидесяти лет – пожизненно;

инвалидам – на срок инвалидности;

одному из См. постановление Пленума Верховного Суда СССР по иску Б., которым сформулировано следующее правоположение: «Размер. ущерба, подлежащего взысканию на содержание детей в связи со смертью родителя, определяется исходя из его заработка и числа лиц, находившихся на иждивении». С учетом указанного способа сумма возмещения составила 65 руб. 17 коп. в месяц, вместо 6 руб. 95коп., как определил первоначально суд (Сборник постановлений и определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР. 1962–1978, с. 189–201).

родителей или супругу умершего, занятому уходом за детьми, братьями, сестрами или внуками умершего – до достижения ими восьмилетнего возраста.

Существенное значение в охране имущественных интересов несовершеннолетних детей умершего имеет выработанное судебной практикой правоположение, в силу которого за детьми умершего, которые стали нетрудоспособными до достижения шестнадцати лет (учащиеся – до восемнадцати лет), право на возмещение ущерба сохраняется и после достижения этого возраста, независимо от того, когда наступила у них нетрудоспособность – при жизни кормильца или после его смерти125. Если же нетрудоспособность наступила вследствие повреждения здоровья, за которое по закону должны отвечать другие лица, вред по основаниям утраты кормильца возмещается до достижения детьми указанного выше возраста. Такой способ решения данной ситуации обусловлен неотвратимостью ответственности правонарушителя.

Установленный способ защиты прав нетрудоспособных иждивенцев распространяется и на случаи причинения смерти ненадлежащим врачеванием. Однако следует обратить внимание, что закон устанавливает обязанность возмещения ущерба при наличии всех элементов гражданского правонарушения, в том числе и ущерба в форме утраты средств к существованию. При установлении такого ущерба необходимо учитывать состояние здоровья кормильца на момент лечения. Не исключены случаи, когда больной обращается за помощью в таком состоянии, при котором..восстановить здоровье и возвратить его к трудовой деятельности невозможно. Учет этого фактора будет способствовать осуществлению в полной мере функций гражданско-правовой ответственности.

Стр. 238 из Согласно ст. 459 Гражданского кодекса УССР в случае смерти потерпевшего расходы на похороны возмещаются лицу, понесшему их, организацией или гражданином, от-..ветственным за вред, связанный со смертью потерпевшего.

Такого рода ущерб возмещается независимо от наличия или отсутствия права на возмещение ущерба в форме утраченных средств к существованию и выплаты соответствующих сумм на похороны из средств социального страхования. В судебной практике принято относить к таким См. п. 7 постановления Пленума Верховного Суда УССР от 16 мая 1975 г. (Збiрник постанов Пленуму Верховного Суду Украiнськоi РСР, с. 31).

расходам необходимые, действительно вызванные погребением умершего, расходы.

Сложнее решить вопрос о расходах на памятник. В судебных органах Украинской ССР довольно распространенной является практика взыскания стоимости надгробного памятника.

Такое направление судебной практики поддержано Пленумом Верховного Суда Украинской ССР в его постановлении от 16 мая 1975 г. Пленум признал правильной практику тех судов, которые определяют расходы на изготовление оград и памятников, исходя из их фактической стоимости, но не выше предельной стоимости стандартных оград и памятников, установленных в конкретной местности126. С таким решением трудно согласиться.

Надгробный памятник нельзя рассматривать как неотъемлемый признак могилы или ее украшение. Это выражение уважения к памяти умершего. Очевидно, что нельзя выражать свое уважение к памяти умершего за счет того, кто повинен в смерти.

В судебной практике существует разнобой при решении данной категории дел. Например, установилось правило о взыскании расходов, вызванных приездом близких и родных (дочери, сына или родителей, брата, сестры) на похороны умершего. В ряде случаев суды взыскивают расходы близких и родных на венки умершему. Такая практика судебных органов не вытекает из ст. 459 Гражданского кодекса, предусматривающей возмещение расходов только на похороны, хотя последние представляют собой лишь обряд закапывания или кремации умершего. Все перечисленные случаи – результат расширительного толкования нормы ст. 459, которое, по существу, приводит к созданию новой правовой нормы, что не входит в компетенцию судебных органов.

Право на возмещение ущерба, причиненного личности, носит всеобщий характер, оно возникает у каждого гражданина, которому причинен ущерб.

Утрата заработной платы или средств к существованию возмещается не единовременной Стр. 239 из денежной суммой, а путем выплаты периодических ежемесячных платежей. Поскольку размер ущерба определяется на момент причинения вреда здоровью, то он не является неизменным.

Ухудшение здоровья или его улучшение, отражающееся на степени трудоспособности, влечет за собой увеличение или умень Збiрник постанов Пленуму Верховного Суду Украiнськоi РСР, с. 32.

шение возмещаемого ущерба. Аналогично и при возмещении средств на содержание нетрудоспособных иждивенцев умершего. Достижение несовершеннолетним шестнадцати лет (учащимися – восемнадцати лет) или восстановление трудоспособности влечет за собой прекращение взыскания.

Таким образом, в правовых нормах, регулирующих возмещение ущерба, причиненного личности, находит свое-воплощение требование экономического закона распределения по труду.

Лечебное учреждение, возместившее ущерб, причиненный ненадлежащим врачеванием больному или его нетрудоспособным иждивенцам, вправе на основе ст. 452 Гражданского кодекса УССР предъявить обратное (регрес-сное) требование к медицинскому работнику, по вине которого этот ущерб причинен. Однако ответственность медицинского работника перед лечебным учреждением в таких случаях будет регулироваться трудовым законодательством, а не гражданским. А это значит, что, по общему правилу, такая ответственность не может превышать одной трети его месячной тарифной ставки (ст. 132 Кодекса законов о труде УССР).

В случае, когда ущерб возник вследствие ненадлежащего врачевания, содержащего признаки деяний, преследуемых в уголовном порядке, то от ветственность наступает в полном размере выплаченного лечебным учреждением возмещения больному или его нетрудоспособным иждивенцам (ст. 134 Кодекса законов о труде УССР). Правило о возложении в порядке регресса обязанности возмещения ущерба, причиненного больному или его нетрудоспособным иждивенцам, на медицинского работника имеет большое превентивно-воспитательное значение. Оно повышает чувство ответственности у каждого медицинского работника за надлежащее врачевание и тем самым обеспечивает удовлетворение потребности граждан в охране здоровья с помощью врачевания.

Стр. 240 из Глава вторая ПРОТИВОПРАВНОЕ НАРУШЕНИЕ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПО НАДЛЕЖАЩЕМУ ВРАЧЕВАНИЮ НАДЛЕЖАЩЕЕ ВРАЧЕВАНИЕ И КРИТЕРИЙ ЕГО ПРОТИВОПРАВНОГО НАРУШЕНИЯ Врачевание, удовлетворяя первоочередные, неотложные потребности человека, носит аксиологический характер. Оно связано с высшими социальными ценностями, которыми являются жизнь и здоровье человека. Будучи видом человеческой деятельности, врачевание, только ему присущими способами воздействуя на человеческий организм, имеет целью восстановление (поддержание) здоровья как состояния полного физического, психического и социального благополучия. К врачеванию относятся также профилактические действия, направленные на предупреждение заболеваний. Государство и общество предъявляют к врачеванию определенные требования, которые охватываются медицинской деонтологией, а также специальными, техническими правилами. Совокупность такого рода требований1 составляет требования надлежащего врачевания. Следовательно, надлежащее врачевание соответствует нормативным требованиям, которые выражены в правовых актах и Стр. 241 из иных нормативах неправового свойства, а также иным положениям, определяющим необходимые действия, связанные с врачеванием.

Врачевание, как и иные виды общественно полезной деятельности, связано со свободой личности. Деятельность людей в области свободы – это особый предметный вид социальной деятельности, связанный в условиях'социализма с охраной интересов государства, общества и отдельной личности.

Основным в диалектико-материалистическом понимании свободы является положение, что «не в воображаемой независимости от законов природы заключается свобода, а в познании этих законов и в основанной на этом знании возможности планомерно заставлять законы...

действовать В данном случае под нормативными требованиями понимаются установления, определяющие необходимые действия, связанные с врачеванием.

для определенных целей. Это относится как к законам внешней природы, так и к законам, управляющим телесным и духовным бытием самого человека... Свобода... состоит в основанном на познании необходимостей природы... господстве над нами самими и над внешней природой»2.

Свобода как социальный феномен3 нормирует деятельность людей в обществе.

Нормативные свойства свободы формируются фактом познания объективной необходимости, ставшим основанием для сознательной и целенаправленной деятельности.

Надлежащее врачевание невозможно без выполнения нормативных требований, которые составляют содержание врачебной свободы. Иными словами, врачебная свобода есть надлежащее врачевание. Осуществляя врачевание, врач свободен, поскольку за ним закреплено право действовать подобным образом. Социальные нормы, регулирующие отношения по врачеванию, создают необходимые и достаточные условия для врачебной свободы. Врачебная свобода отражает не только профессиональный уровень врача, но и его интеллектуальную, эмоциональную, духовную жизнь.

Для врачебной свободы, как и для других видов социальной свободы, исходным моментом является познание необходимости. Оно включает широкий диапазон требований, которым должно соответствовать надлежащее врачевание. Познание необходимости – это не накопление определенной суммы знаний, это подлинно научная деятельность, благодаря Стр. 242 из которой врач приобретает возможность действовать свободно, ибо он познает соответствующие закономерности, выбирает пути и методы практического решения задачи, связанной с предметом исследования4. Ф. Энгельс писал: «...чем свободнее суждение человека по отношению к определенному вопросу, с тем большей необходимостью будет определяться содержание этого суждения»5. В применении к деятельности врача это означает, что чем глубже и полнее врач познает объективные условия врачевания, тем в большей степени он достигнет сво Энгельс Ф. Анти-Дюринг. – Маркс К;

Энгельс Ф. Соч., т. 20, с.116.

О свободе как социальном феномене см.: Сокуренко В. Г., Савицкая А. Н. Право.

Свобода. Равенство. Львов, 1981, с. 7–26.

Копнин В. П. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974, с. 224–225.

5 Энгельс Ф. Анти-Дюринг. – Маркс К;

Энгельс Ф. Соч. т. 20, с. боды в этом процессе, тем эффективнее будут результаты врачевания. Познание необходимости, ее содржания и объема всегда связано с видом врачевания и конкретным больным, со свойственными ему физиологическими, биологическими и психическими особенностями. Вместе с тем оно обусловлено современным уровнем медицинской науки и практики. В результате этого процесса должны быть достигнуты истинные и достоверные знания, дающие возможность избрать из всей суммы фактов такие, которые являются наиболее существенными для больного. На основе полученных данных создается модель поведения врача, т. е. модель врачевания, соответствующая его целям. Следовательно, одно из требований, которым должно отвечать надлежащее врачевание, состоит в том, чтобы процесс научного познания стал существенным его элементом.

Волюнтаризм в деятельности врача приводит не только к неэффективности врачевания, но и более тяжелым последствиям. Особенно опасным является врачевание, подчиненное «престижному» мнению того или иного авторитета. Такого рода врачевание иногда стоит жизни больному, что подтверждают случаи, описанные в литературе6. В больницу поступил больной с диагнозом анацидный гастрит, с жалобами на быструю утомляемость, прогрессирующее похудание, желудочное кровотечение. Принимавший больного дежурный хирург усомнился в диагнозе и вызвал ведущего хирурга, который, осмотрев больного, установил неоперабельный рак желудка. Однако рентгеноскопия желудка опухоли не Стр. 243 из обнаружила. Ведущий хирург обвинил рентгенолога в неправильном заключении, а на просьбу жены больного оперировать мужа ответил, что идет полный распад тканей и операция бесполезна. По истечении двух недель больной был выписан из больницы без ухудшения и без улучшения. Через несколько дней желудочное кровотечение повторилось и больной вновь поступил в ту же больницу. Настоятельная просьба жены больного об операции была вновь отвергнута. Спустя несколько часов больной умер. При патологоанатомическом исследовании раковой опухоли ни в желудке, ни в иных органах обнаружено не было. Кровотечение давала язва двенадцатиперстной кишки. Причиной смерти сорокалетнего человека явилось поведение ведущего хирурга, поставившего диагноз без обследования больного, что являет Краковский Н. И., Грицман Ю. Я. Хирургические ошибки. М., 1959, с. 14–16.

ся нарушением элементарных правил врачевания, и упорно настаивающего на своем диагнозе, что противоречит этическим нормам взаимоотношений с коллегами7.

Подобных примеров можно было бы привести больше, и все они показывают, что надлежащее врачевание невозможно без обследования больного, причем существенным является выбор способа обследования. Потребность в проведении соответствующих исследований обуславливается их целью. Каждое предпринимаемое в отношении больного действие должно иметь непосредственную цель, связанную с общей целью врачевания. Всякого рода исследования, не преследующие диагностические и лечебные цели по отношению к больному, недопустимы. И. Ф. Огарков описывает следующий случай. Хирург ввел больному после операции аппендэктомии 50%-ный раствор хлористого кальция в локтевую вену, причем раствор попал не в вену, а в окружающую клетчатку. Как оказалось, больной не нуждался в этой процедуре, она была предпринята хирургом для разработки научной темы о скорости движения крови. Недозволенность такого рода действий усугублялась тем, что больной не давал согласия на проведение данного эксперимента. Неудачное введение раствора повлекло за собой срочное оперативное вмешательство и последующее длительное лечение по поводу восходящего неврита8.

При проведении медицинского исследования важно, чтобы цель его была связана, во первых, с получением информации, во-вторых, что не менее важно, с инструментальным использованием ее в отношении конкретного больного.

Обследование больного – не самоцель. Это переходный этап к следующему уровню Стр. 244 из познания необходимости – диагностике. Установление диагноза необходимо лишь в том случае, если врач предполагает предпринять лечение. При этих условиях установление диагноза – необходимый элемент надлежащего врачевания. Этот процесс включает в себя оценку, выбор и решение в отношении диагноза9. В литературе процесс сбора информации о больном, диагностики и выбора лечения представлен как проблема принятия решения.10.


Огарков И. Ф. Врачебные правонарушения и уголовная ответственность за них. Л., 1966, с. 91–93.

Там же, с. 81.

Билибин А. Ф. Горизонты деонтологии. – В кн.: Вестник Академии медицинских наук СССР, 1979, № 5, с. 40.

Ластед Л. Введение в проблему принятия решений в медицине. Лер. с англ. М„ 1971.

Касаясь проблемы диагностики, необходимо отметить, что в настоящее время, по свидетельству медиков, значительно возросли требования к точности диагноза, его достоверности. Известно, что летальность среди больных, которые были направлены на операцию с неверным диагнозом, в несколько раз выше, чем среди больных с правильным диагнозом11.

Не меньшую опасность для жизни больного представляет неустановление диагноза и оставление больного без лечения. Этим можно объяснить имеющую место гипердиагностику в случаях неясной клинической картины12.

Установление диагноза и назначение лечения концентрирует содержание предшествующих этапов познания необходимости и включают в себя оценку и выбор решения, что предполагает волевую, сознательную деятельность врача. Назначение того или иного лекарства требует знания и учета всех аспектов его действия. В. Петков подчеркивает, что в настоящее время знание лекарств и их целесообразное применение в соответствии с особенностями их действия так же важны, как и распознавание болезней и умение ставить верно диагноз13.

Процесс принятия решения также подчинен определенным требованиям. В нем необходимо учитывать различного рода возможности, существование которых в условиях врачевания не исключается. Например, общепризнано, что любому врачеванию присущ риск, но он зависит от вида врачевания и особенностей больного. В литературе освещены отдельные виды методик клинического определения операционного риска и показано их практическое Стр. 245 из значе Летальность у больных с ошибками диагностики острого аппендицита в стационаре, по данным Р. П. Аскерханова, составляет 17,5% (Аскерханов Р. П. Ошибки в диагностике острого аппендицита. – Хирургия, 1972, № 2, с. 115). Между тем, отмечает Г. А. Хай, значительное число операций при клинической картине острого аппендицита производится напрасно.

Спаечная болезнь, инфильтраты, кишечные свищи, послеоперационные грыжи при общем числе аппендэктомии составляют внушительную цифру (Хай Г. А. Теория игр в хирургии. Л., 1978, с. 83–84).

По данным материалов Института скорой помощи им. Н. В. Скли-фосовского, диагноз «острого живота» был отвергнут у 40,2% поступивших больных. В стационаре диагноз был подтвержден: при аппендиците – у 56,3%, ущемленной грыже – у 78,1, при непроходимости кишечника – у 55,8 и прободной язве – у 20% из 34 госпитализированных (Румянцева А. В. и др. О диагностике острых хирургических заболеваний органов брюшной полости. – Советская медицина, 1974, № 3, с. 62).

Проблема на клиничната фармакология и фармакотерапията. София, 1972, с. 7.

ние14. Врач, принимая решение, должен учитывать степень риска конкретного вида врачевания.

В процессе познания необходимости, особенно на таком его этапе, как принятие решения, врач выражает свою общественную позицию, демонстрирует уровень общей и профессиональной подготовки, практический опыт, интеллект, т. е. свою профессиональную культуру.

Существенным элементом надлежащего врачевания является процесс непосредственной деятельности – проведение медикаментозной терапии, различного рода терапевтические процедуры, хирургические операции. Все это– творческие действия, определяемые познанной необходимостью, в пределах которой врачу предоставляется выбор действий. Для врачевания на этом этапе большое значение имеют внутренние качества врача, проявляемые в его деятельности.

Важную роль в организации эффективного врачевания играет критическое отношение врача как субъекта свободы к степени полноты и всесторонности познанной им необходимости, к правильности проведенных исследований, достоверности диагностики, выбору средств, Стр. 246 из необходимых для достижения цели врачевания, и другим сторонам собственного решения. Это критическое отношение проявляется в форме самооценки врачом результатов своих действий и является необходимым моментом самоконтроля, управления врачом самим собой, своими действиями. Речь идет об обратной связи, суть которой состоит в сопоставлении достигнутого с ранее поставленной целью.

Принцип обратной связи имеет большое значение для деятельности людей в любой сфере, особенно во врачевании. Обратная связь как воздействие результатов врачевания на ход дальнейшего лечения, управления этим процессом, дает возможность врачу как субъекту свободы учесть не только свою оценку этих результатов, но и требования, предъявляемые медицинской наукой и практикой, оценку других субъектов врачебной свободы, трудовых коллективов, общественных организаций и государства15.

Несоответствие между полученными результатами и тре Об этом см.: Малиновский Н. Н., Леонтьева Н. С., Мешал-кин И. Н;

Овчинский Н.

Н. Степень операционного риска. – Хирургия, 1973, № 10, с. 32^36;

Дьяченко П. К... Галкин В.

В. Метод определения и классификация хирургического риска. – Вестник хирургии им. И. И.

Грекова, 1975, т. 115, № 7, с. 75–79.

Афанасьев В. Г. Человек: управление самим собой. – В кн.: Научное управление обществом. М., 1976, вып. 10, с. 246–247.

бованиями должного – основание для соответствующей корректировки, изменения врачевания.

Важнейшим свойством свободы, в том числе и врачебч ной, является ее нормативность.

Обладая нормативностью общего характера, свобода конкретизируется в социальных нормах.

Социальная норма есть императив, который постулирует должную связь между людьми;

она сопряжена с угрозой невыгодных последствий для каждого, кто отступит от ее требований 16.

Социальные нормы, выполняя функцию объективного критерия свободы человека, создают условия для фактически беспрепятственных действий в регулируемой сфере. В силу этого врач, действующий в пределах социальных норм, в которых выражены требования,, предъявляемые к надлежащему врачеванию, действует свободно. Свободное врачевание – не то, что вне нормы, а то, которое отвечает требованиям социальных норм, социального нормирова Стр. 247 из ния17.

Развивая гуманистические идеи в учении о свободе, классики марксизма-ленинизма всегда подчеркивали истинно человеческое значение свободы. Свобода воплощает идеи о положительном добре человека, она несовместима с безнравственными, противозаконными поступками, порочной практикой, позорящими действиями, ложью и лицемерием, со злом.

Реализация врачебной свободы – это осуществление истинно гуманистических идеалов.

Установленные правовыми нормами пределы врачебной свободы не являются ее ограничением, – они наиболее полно отражают ее гуманистическую сущность, ибо закон, выражая положительное бытие свободы, закрепляет свободу как нормальное состояние, свойственное поведению людей в обществе18. К. Маркс подчеркивал, что закон не может ограничивать свободу. «Напротив, – пишет он, – законы – это положительные, ясные, всеобщие нормы, в которых свобода приобретает... независимое от произвола отдельного индивида существование»19.

Отмечая сущность пределов свободы личности, в том числе и врачебной, хотелось бы обратить внимание на встречающееся иногда в медицинской литературе нигилисти Недбайло П. Е. Советские социалистические правовые нормы. Львов, 1959, с. 6.

Сокуренко В. Г., Савицкая А. Н. Указ. соч., с. 161–185.

См.: Маркс К.. Дебаты шестого Рейнского ландтага (статья первая). – Маркс К.;

Энгельс Ф. Соч., т. 1, с 62.

Там же, с. 63.

ческое отношение к правовому регламентированию лечебной деятельности. В частности, по мнению А. Ф. Билибина, 'лечение – это творчество, мастерство, и поэтому «никакими соблюдениями инструкций их не заменишь. Инструкции годны лишь только для старта.

Придавать инструкциям абсолютное значение нельзя. Они рассчитаны на короткие дистанции.

Гнет инструкций останавливает развитие. В инструкции нет смысла, а лечение требует не только мысли, но и острой мысли»20.

Такая позиция А. Ф. Билибина не может не вызвать возражений. Прежде всего, праву как важнейшему средству регулирования общественных отношений свойственна динамичность:

если та или иная норма или инструкция не отвечают требованиям современного уровня развития общественной жизни, сферу которой она регулирует, она может быть отменена, Стр. 248 из изменена или заменена компетентным государственным органом. Нарушение же инструкций, особенно в области врачевания, недопустимо, так как это может стоить человеку жизни. Так, врач К., оказывая медицинскую помощь С., который во время работы на строительстве травмировал руку, не ввел больному противостолбнячную сыворотку. Через 12 дней С. умер от столбняка. В другом случае неправильно был определен резус-фактор, и больная 3., которой перелили кровь, умерла. Послеоперационной больной М. перелили несовместимую группу крови, в результате чего больная умерла. Во всех этих случаях были нарушены требования соответствующих инструкций. Насколько важным является выполнение требований, инструкций и правил в лечебных действиях, свидетельствует тот факт, что в работе, посвященной врачебным правонарушениям, выделены правонарушения, связанные с несоблюдением различных медицинских инструкций и правил21.

Кроме того, ошибочно полагать, что мастерство, новаторство и творчество не нормируются обществом. Достаточно обратиться к ст. 47 Конституции СССР, которая, гарантируя гражданам СССР свободу научного, технического и художественного творчества, устанавливает ее пределы путем указания на цели, в качестве которых выступают цели коммунистического строительства.


Любое поведение человека нормируется, однако характер социальных норм, способы нормирования различны.

Билибин А. Ф. Указ. соч., – В кн.: Вестник Академии медицинских наук СССР, 1979, № 5, с. 40.

Огарков И. Ф. Указ. соч., с. 116–118.

А. Ф. Билибин отмечает: «Врач в своих акциях, репликах, ответах, наставлениях должен относиться к больному как к цельной личности...»22. Распространение правовых норм на подобные отношения бессмысленно, – здесь действуют этические нормы. Не меньшее значение в регулировании поведения врача имеет его интеллект, духовный мир. Он также является регулятором поведения.

Таким образом, врачебная свобода представляет собой действия в области врачевания, совершаемые в связи с познанной необходимостью и на ее основе, в условиях социального нормирования, действия, целью которых является лечение, излечение – восстановление (поддержание) здоровья, трудоспособности. Врачевание, осуществленное в соответствии с требованиями врачебной свободы, является надлежащим врачеванием.

Стр. 249 из Общая характеристика надлежащего врачевания не исключает выделения и рассмотрения его отдельных структурных элементов. Прежде всего необходимо отметить, что всякого' рода медицинские процедуры, связанные с обследованием больного, диагностикой, лечением и профилактикой, представляют собой врачевание, если их целью является лечение. Наличие такой цели должно быть объективным, его нельзя подменять волей врача лечить и согласием больного на лечение23. Следовательно, правомерность врачевания характеризует прежде всего его лечебная цель. Врачевание как деятельность имеет своей целью восстановление здоровья, его поддержание, а с этим в большинстве случаев связано восстановление или поддержание в соответствующей степени трудоспособности.

На лечебную цель как признак, определяющий понятие медицинской помощи, указывает П. П. Щеголев. «С точки зрения задач судебной медицины, – пишет он, – понятие медицинской помощи следует определить как действия медицинских работников и фармацевтов, соответствующие требованиям медицинской науки и практики, указаниям закона и специальных правил, осуществляемые с целью сохранения жизни, здоровья, трудоспособности данного человека или других лиц»24. По существу в этом определении медицинской помощи речь идет о врачевании.

Билибин А. Ф. Указ. соч., – В кн.: Вестник Академии медицинских наук СССР, 1979, № 5, с. -40.

Zeszyty naukowe Uniwersytetu Jagiellonskiego. Prace prawnicze, 1959, № 6, s. 158.

Щеголев П. П. Указ. соч., с. 8.

В связи с характеристикой врачевания как деятельности, имеющей своей целью лечение, возникает вопрос: можно ли отнести к врачеванию косметические операции?.

Вопрос о месте косметических операций в системе медицинских услуг решался по разному. Вначале такого рода операции не относили к лечебным по той причине, что они представляют значительную опасность для здоровья пациента. Такой подход объяснялся слабой развитостью этой отрасли медицины, отсутствием специалистов, что часто приводило к негативным последствиям25.

Развитие косметологии, все более широкое применение косметических операций Стр. 250 из изменило их оценку, – за ними стали признавать лечебную цель26, они стали рассматриваться как вид врачевания.

Если подходить к врачеванию только как деятельности, направленной на восстановление или поддержание физического здоровья, то косметические операции нельзя отнести к врачеванию, поскольку они имеют в первую очередь эстетическую цель. Вероятно поэтому П.

П. Щеголев относит косметические операции не к врачеванию, а к медицинской помощи, преследующей «иные общественно полезные цели»27. Представляется, однако, что при определении цели косметических операций исходным должно быть положение о единстве физических и психических свойств человека. Процесс реализации трудовой деятельности неотделим от физической и психической жизни. Гармоничность как требование, предъявляемое к личности, выражает наиболее полное согласование духовного и физического развития человека, его интеллектуальных и эмоционально-волевых качеств, убеждений и поведения, намерений и деятельности.

Вместе с тем даже небольшие косметические недостатки приносят людям немало моральных страданий, способствуют возникновению психических заболеваний. А. Ф. Ахабадзе и Е. И. Рыжкова приводят убедительные статистические данные косметологических учреждений страны о количестве писем, с которыми обращаются люди в эти учреждения;

анализируя эти данные, авторы приходят к выводу, что, хотя большинство косметических заболеваний и недостатков не влияют на трудоспособность человека, они, «однако, как правило, вызывают психофизические Nowe prawo, 1969, № 4, s. Zeszyty naukowe Universytetu Jagiellonskiego. Prace prawnrcze, 1959, № 6, s. 158.

Щеголев П. П. Указ. соч., с. 8.

стрессовые состояния, способствующие снижению трудоспособности отдельных индивидов и формированию у них «комплекса неполноценности»28. В другой работе подчеркивается, что такого рода недостатки «нередко обусловливают изменения... характера и поведения, психологическую подавленность, а иногда способствуют проявлению психических заболеваний, особенно в молодом возрасте»29.

В философской литературе также отмечается, что косметические недостатки отрицательно влияют на уровень общения, самовыражения, на выполнение отдельных социальных функций30.

Приведенные мнения дают основания сделать вывод о том, что косметические операции Стр. 251 из носят не только эстетический характер, они оказывают непосредственное влияние на общее здоровье человека. Видимо, этим объясняется тот факт, что в положениях о косметологических учреждениях (в ряде городов они называются лечебницами) к числу методов лечения пациентов отнесены различного рода косметические операции31.

Нельзя забывать и того обстоятельства, что человек находится постоянно в системе общественных отношений, он неизменно пребывает в системной связи с общественной средой.

И если с этой точки зрения подойти к оценке косметической хирургии, то нельзя не увидеть ее лечебной цели: она оказывает заметное влияние' на трудоспособность индивида, эффективность его труда.

Распространение косметических операций – следствие возрастания общей культуры человека, его личной свободы, понимания им законов красоты. При этом нельзя забывать, что эстетические чувства – продукт исторического развития человечества. Пластические операции, проводимые в средневековье с целью обезображивания лица и человеческого тела в целом, описанные В. Гюго в романе «Человек, который смеется», не могут, конечно, считаться лечебными;

более того, с точки зрения действующего Ахабадзе Л. Ф., Рыжкова Е. И. О пропаганде здорового образа жизни в косметических учреждениях страны. – Советское здравоохранение, 1979, № 5, с. 30.

Ахабадзе А. Ф., Студницын А. А. Состояние косметологии в настоящее время и перспективы ее развития. – Вестник дерматологии и венерологии, 1977, № 7, с. 7–8.

Петленко В. П., Царегородцев Г. И. Философия медицины. К., 1977, с. 131– 132;

Давидович В. Е. Грани свободы. М., 1969, с. 109.

См. раздел III «Функции косметической лечебницы» Положения о Львовской косметологической лечебнице, утвержденного городским Советом народных депутатов 17 мая 1977 г.

законодательства, они являются преступлением. Не может также считаться лечебной косметическая операция, проведенная для изменения внешнего облика с целью скрыться от уголовного преследования за совершенное преступление.

Возрастание спроса на косметическую помощь, в том числе и пластические операции 32, ставит перед наукой и судебной практикой целый ряд вопросов.

1. Является ли неотъемлемым признаком косметической операции получение результата, которого желал пациент, подвергаясь этой операции, а также косметическое учреждение, от имени которого выступал врач? Если ответ основывать на содержащихся в Положении о Стр. 252 из косметологиче-ской лечебнице указаниях о лечении хирургическими методами, то он должен быть положительным. Так, Положение предусматривает, что к лечению хирургическим ме-' тодом относятся: пластикоэстетическая хирургия по коррекции различных деформаций лица, в том числе носа, ушных раковин, губ, век, устранение избытков кожи на лице и шее, рубцов, татуировок, доброкачественных новообразований и других косметических недостатков.

Наличие результата необходимо и с позиции тех авторов, которые не относят такого рода операции к лечебным, а считают, что целью их является достижение эстетического эффекта 33.

Однако такой ответ не учитывает того, что косметические операции имеют своей конечной целью лечение, т. е. являются врачеванием, полезный эффект которого проявляется в нем как совокупность полезных свойств самой этой деятельности, благодаря чему она удовлетворяет потребность человека в охране здоровья. В силу этого понятие надлежащего врачевания нельзя непременно связывать с наличием такого положительного результата, как выздоровление больного. Лечебное учреждение берет на себя обязанность оказания медицинской услуги в форме врачевания, т. е. лечения, а не излечения. Это объясняется не только тем, что те или. иные болезни неизлечимы, или тем, что несовершенство научных положений и практических методов не позволяет достичь излечения34, но и сущностью врачевания как услуги. Отсутствие полного выздо Ахабадзе А. Ф., Студницын А. А. Указ. соч. – Вестник дерматологии и венерологии, 1977, № 7, с. 7.

BicHHK Кшв. ун-ту. Спец. вип. Пращ вчених-юрист1в Кшвського та Ягеллонського ушверситет1в. К., 1969, с. 11.

Щеголев П. П. Указ. соч., с. 4.

ровления или улучшения здоровья больного после проведенного врачевания не делает его автоматически ненадлежащим и не влечет за собой обязанности лечебного учреждения возместить больному имущественный ущерб. Врачевание, осуществленное в соответствии с существующими правилами, но не приведшее к выздоровлению больного, признается надлежащим.

Поэтому недостижение при косметической операции желаемого результата (например, неустранение дефекта ушных раковин, губ, век и т. п.) не придает этому виду врачевания ненадлежащего характера. Только при наличии нарушений, которые являются Стр. 253 из противоправными, такое врачевание признается ненадлежащим.

2. Каково соотношение между целесообразностью косметической операции и степенью связанного с' ней риска? Во Франции, например, суды считают, что при наличии незначительного физического недостатка, не отражающегося на здоровье, врач обязан отказаться от вмешательства, если оно связано с определенной опасностью для больного, причем желание последнего не играет решающей роли.33. Действительно, осуществление косметической операции, хотя в конечном счете и имеет лечебную цель, не обусловлено непосредственной угрозой жизни. Поэтому ее проведение допустимо, если возможность наступления негативных результатов не является большей, чем в случае ее непроведения.

Решая вопрос о целесообразности косметической операции, необходимо учитывать и эстетическую меру36. Желание подвергнуться косметической операции должно отражать действительную потребность, а не стремление, например, быть похожим на знаменитого артиста.

Когда же речь идет о хирургической операции, предпринимаемой для спасения жизни или восстановления здоровья, то, хотя степень вероятности наступления негативных результатов очень велика, операция является целесообразной, поскольку иным, нерискованным путем достигнуть результата нельзя. По сути и здесь имеет место соразмерность между ожидаемым положительным результатом и ожидаемыми потерями. «При любом выборе лечения следует учитывать, – пишет Л. Ластед, – макси Doll P. J. L'expertise quant a la responsabilite medicale en matie-re de chirurgie esthetigue. 2.

L 'Intervention: Ie choix et les risgues. – Nouvelles presses medicales, 1980, 9, № 5, p. 324–325.

Павлов Тодор. Указ. соч., с. 42–50.

мально ожидаемую величину и связанную с ней максимально ожидаемую потерю»37.

3. Каков должен быть объем информации врачом лица, подвергающегося косметической операции? Если в отношении информации больного о его состоянии существуют различные точки зрения, то все согласны в том, что врач обязан максимально подробно информировать пациента об общем «балансе» вероятности благоприятных и неблагоприятных исходов. В некоторых странах, например во Франции, существует правило, что в случае возникновения спора и рассмотрения его судом суд ставит перед экспертом вопрос, обеспечил ли врач больному достаточный объем и надлежащую форму информации38. Перечисленные особенности косметических операций подтверждают оценку их как вида врачевания.

Стр. 254 из Значительный теоретический и практический интерес представляет решение вопроса о возможности включения в систему врачевания медицинского эксперимента. В современных условиях научно-технического прогресса ни одна область знаний не может обойтись без эксперимента, являющегося одним из основных методов научного исследования. Не составляет исключения и медицинская наука. Особенность эксперимента в медицине состоит в том, что, во-первых, большей частью он обращен к человеку (клинический эксперимент);

во-вторых, эксперимент в медицине-тесно связан с развитием иных отраслей знаний, например, биологии, химии, физики и др.

Проблема медицинского эксперимента имеет не только медицинский аспект, но и социальный, юридический, поскольку касается высших благ личности и интересов общества.

Этому вопросу уделяется большое внимание в литературе39.

В зависимости от цели эксперименты делятся на два вида;

эксперименты, преследущие исключительно научные Ластед Л. Указ. соч., с. 202.

Doll P.J. Указ. соч. –Nouvelles presses medicates, 1980, 9, №5, p. 324–325.

См., напр.: Малеин Н. С. Право на медицинский эксперимент.– Советское государство и право, 1975, № 11;

Авдеев М. И. Правовое регулирование пересадки органов и тканей. – Советское государство и право, 1968, № 9;

его же. Правовые аспекты пересадки тканей и органов. – В кн.: Проблемы правосудия и уголовного права. М., 1978;

Шаргородский М.

Д. Прогресс медицины и уголовное право.– Вестник Ленинград, ун-та, 1970, № 17, вып.

3;

Горелик И. И. Правовые аспекты пересадки органов и тканей. Минск, 1971;

Красиков А.

Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в уголовном праве. Саратов, 1976.

цели, не имеющие прямого диагностического или терапевтического значения для лиц, участвующих в таких исследованиях, и эксперименты, связанные с применением новых методов и средств для диагностирования и лечения конкретного больного40. Эксперименты как первого (нетерапевтического), так и второго (терапевтического) вида в конечном итоге служат лечебным целям, однако между ними имеется существенная разница. Научно исследовательский эксперимент потому и называется нетерапевтическим, что проводится с целью подтверждения или отрицания действия того или иного, например, лекарственного препарата или способа диагностирования. В случае подтверждения неэффективности или, более того, установления негативных сторон исследуемого препарата он не получит практического Стр. 255 из применения. Если же подтвердится эффективность лечебного свойства препарата, он может быть применен на практике, и лишь в таком смысле можно говорить о его лечебной цели. При терапевтическом эксперименте его лечебная цель определяется в отношении конкретного больного, но на основе полученных положительных результатов и их накопления достигается апробация нового лекарственного препарата. Такая особенность терапевтического эксперимента обуславливает его применение только на больном и в его интересах прежде всего.

Хельсинкская декларация предусматривает, что врач может сочетать профессиональное обслуживание больных с медицинским исследованием с целью получения новых медицинских знаний только в той мере, в какой это оправдано потенциальной диагностической или терапевтической пользой для данного больного (больных)41. При научно-исследовательском эксперименте медицинские исследования не имеют прямого диагностического или терапевтического значения для лиц, участвующих в нем.

Руководящие рекомендации для врачей, проводящих медикобио-логические исследования, включающие опыты на людях, предусмотренные Декларацией, принятой на XVIII сессии Всемирной медицинской ассамблеи в Хельсинки в 1964 г. и пересмотренной на XIX Всемирной медицинской ассамблее в Токио в 1975 г. – Хроника ВОЗ, 1977, т. 31, № 1, с.

18–20. В литературе есть и иное деление клинических экспериментов. Так, С. Д. Носов выделяет пять видов экспериментов в области инфекционных заболеваний (Носов С.

Д. Вопросы деонтологии в научно-исследовательской работе врача. Размышления клинициста.

М., 1975, с. 9–10);

И.. Т. Фролов – четыре типа экспериментов над людьми (Фролов И.

Т. Прогресс науки и будущее человека. М., 1975).

Хроника ВОЗ, 1977, т. 31, № 1, с. 20.

Существенно и различие по свойствам элементов, образующих структуру эксперимента.

Структуру научно-исследовательского эксперимента образуют средства, способы, методы, которые представляют потенциальный и терапевтический интерес, подвергаются всесторонним испытаниям на животных и впервые проверяются на людях (клиническое исследование). В структуру терапевтического эксперимента в соответствии со ст. 53 Закона о здравоохранении УССР входят новые научно обоснованные, но еще не допущенные ко всеобщему применению методы диагностики, профилактики, лечения и лекарственные средства. К числу новых могут относиться элементы, которые входят и в научно-исследовательский эксперимент, а также те, которые прошли клиническое исследование, но еще не допущены в установленном порядке в Стр. 256 из лечебную практику. Сюда же могут входить известные методы диагностики, лечения и лекарственные средства, но применяемые к больному в иных условиях, чем это принято42.

От структуры эксперимента зависит, необходимо ли для его проведения специальное разрешение. Так, например, пересадка почек может производиться только по специальному разрешению Министерства здравоохранения СССР. Для 'этой цели ученым медицинским советом создана экспертная комиссия. В настоящее время в СССР функционирует 12 центров трансплантации почки43.

Научно-исследовательскому институту клинической и экспериментальной хирургии Министерства здравоохранения СССР разрешено производить операции по пересадке, на В газете «Труд» от 20 января 1979 г. было опубликовано сообщение о том, что хирурги Центрального госпиталя Вашингтона (США) сделали уникальную операцию сорокалетнему больному с диагнозом острой аневризмы аорты. У больного был удален пораженный участок аорты и заменен синтетической трубкой. Операция npo-1 должалась 37 минут. Тело больного предварительно охлаждали до 16 градусов по Цельсию. Одновременно врачи удалили у оперируемого большую часть крови.

Сама по себе операция аневризмы аорты не представляет какой-то казуистической редкости. Она осуществляется и у нас во всех центрах сердечно-сосудистой хирургии. Известен в хирургии и метод эксанг-вина.ции (временного удаления крови из организма больного) плюс гипотермия (охлаждение). Однако этот метод никогда не применялся при операциях аневризмы аорты. Американские хирурги использовали его впервые, т. е. применена известная методика в новой ситуации (Медицинская газета, 1979, 31 января).

Петровский Б. В., Шумаков В. И., Крылов В. С., Левицкий Э Р. Трансплантация почки в клинике. – В кн.: Новые проблемы хирургии. Консервирование и трансплантация тканей и органов. София, 1975, т. 2, с. 175.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.