авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП ...»

-- [ Страница 5 ] --

государственное участие их существа не исчерпывает. И это значит, что продолжение различных функций, институтов и занятий возможно как в составе государственной организации, так и за ее границами. Оно тем более возможно в конституционно устроенном, гражданском обществе, где свободы и права человека, признаваемые, но не сотворенные государством, поставлены на вершину системы ценностей, что делает необходимым личное и общественное самоопределение, в известной мере свободное от решающего участия государства.

Выводить правосудие лишь из публичной власти на том только основании, что теперь большая часть юрисдикционных споров получает разрешение в судах от имени государства, означало бы анахронизм, когда обстоятельства, наблюдаемые на кратком участке исторического времени, приняты за неизменную данность. Но главное, это обедняло бы ценность и действительные возможности правосудия, лишало бы его той главной части авторитета, что коренится в собственном его значении и не сводится к могуществу государства. Отдаленным и малозаметным, но неизбежным следствием такой логики, если ее уверенно длить, стало бы общее ослабление независимости судов. Есть разница в том, из чего ее выводить – из полезного ли распределения «работ» между учреждениями государства, из разделения ли властей, пресекающего «собирание» власти с авторитарной угрозой гражданской свободе, или все же, не исключая сказанного, видеть в основании судебной независимости служение праву, ни к чему иному не сводимое.

Только в таком служении суд действует «не взирая на лица»;

лишь в нем правосудие не зависит ни от кого, даже от государства.

4. Определение третейских, в частности, судов институтом гражданского общества с отказом признать их юрисдикцию внутренне противоречиво. Самому гражданскому обществу в этом случае отказано, по сути, в доверии с подозрением на его неспособность к правосудию, которое должно достаться лишь государству. Оставляя без ответа, Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении справедливо отклонил доводы представителя заявителя о том, что правосудие третейских судов чревато злоупотреблениями, утратой дорогостоящего имущества и даже российского суверенитета. Ведь опасения и упреки такого рода легко обратить и к действующей судебной системе, следуя одному из влиятельных течений в ее общественном обсуждении.

Недоверие государства гражданским институтам конституционно несостоятельно.

Если Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно и обоснованно следовал принципу поддержания доверия граждан к действиям государства, то тем более бесспорна обязанность конституционного государства, поставленного на службу обществу, доверять его институтам и самим гражданам, презюмируя их ответственность и добросовестность. Недоверие, выражаемое в исключительности прав государства на устройство и регулирование всевозможных отношений и занятий, обрекает его на расточительность и бездействие в беспочвенном расчете на преувеличенные таланты чиновничества, а граждан побуждает к безответственной требовательности и вместе с тем к безучастности в общих делах. Недоверие это, кроме прочего, противоречит конституционным основам народовластия и признанию конституционных прав высшей ценностью, поскольку единственным его основанием может быть признание за государством отдельных от граждан интересов, следуя которым оно и ограждало бы себя и свои дела от притязаний гражданского общества на соучастие в них и на самоорганизацию.

Действия государства должны следовать презумпции, предполагающей, например, способность муниципального сообщества осуществлять публичную власть в местном Страница 104 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

самоуправлении без административного подчинения его органов органам государственной исполнительной власти, способность предпринимательства к саморегулированию и социальному партнерству, состоятельность университетской, адвокатской, нотариальной автономии, способность граждан к частной благотворительности и к прочему, что поддерживает Конституция Российской Федерации. В этот ряд встает и третейское правосудие. Признание за третейским судом юрисдикции не противоречит подлинно конституционной действительности, но, напротив, содержательно и целостно соединяется с нею, входит в конституционную перспективу.

Если доверие граждан государству предполагается, то предполагать нужно и взаимность, а также устойчивость доверия к отдельным поводам, угрожающим его поколебать. И если частный случай, когда презумпция доверия государству, например государственному суду, не подтвердилась, не отменяет презумпцию в целом, то и опровержение той же презумпции отдельным актом недобросовестности или некомпетентности гражданских институтов не дает государству оснований отказать им в доверии и обратить его в презумпцию недоверия, например, третейскому суду.

5. Положения Конституции Российской Федерации доверие предполагают и, не отрицая юрисдикции институтов иных, чем государственные суды, не предрешают исключительно государственных юрисдикционных прав.

Во всяком случае, часть 3 статьи 46 Конституции Российской Федерации признает право каждого на обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, включая наднациональные суды, не входящие в судебную систему Российской Федерации. Россия признает, стало быть, в отношении себя самой и подвластных ей субъектов юрисдикцию иную, чем ее собственная, хотя и образуемую, как и третейские суды, не без ее участия (контроля). Россия признает и акты иностранного правосудия, из чего следует, что в нерасторжимую связь с национальной государственностью правосудие не поставлено.

Из положений статьи 10 Конституции Российской Федерации о разделении властей следует, в частности, что органы судебной власти самостоятельны. Это исключает отправление правосудия органами законодательной, исполнительной властей, но не делает обязательным тот вывод, что правосудная юрисдикция возможна лишь в актах государственной судебной власти.

Статья 18 Конституции Российской Федерации, утверждая, что права и свободы человека и гражданина определяют собой деятельность законодательной власти и власти исполнительной, не завершает триаду судебной властью, но предписывает обеспечение прав и свобод правосудием и тем самым не замыкает его в границы государственной системы разделения властей.

Согласно части 5 статьи 32 Конституции Российской Федерации граждане России вправе участвовать в отправлении правосудия, а не только судебной власти.

В части 1 статьи 45 и части 1 статьи 46 Конституция Российской Федерации различает, с одной стороны, государственную защиту прав и свобод, а с другой – судебную их защиту, гарантируя эти виды защиты по отдельности. Если бы государство поглощало собой правосудие, то судебная защита прав и свобод вошла бы в государственную их защиту и посвященное ей отдельное конституционное положение стало бы избыточным, а это явно не так.

Конституционные положения о разграничении предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами, а также действительное их исполнение при издании Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» также не Страница 105 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

позволяют отрицать негосударственную юрисдикцию. Ведь если этот Закон не предполагает его развития в региональном законодательстве, то издан он, следовательно, по предмету собственного ведения Российской Федерации. При этом предмет его регулирования таков, что издание названного Закона можно связать лишь с пунктом «в»

(в части защиты прав и свобод человека) и с пунктом «о» статьи 71 Конституции Российской Федерации, поскольку из других ее пунктов издание такого Закона не следует.

Последний же пункт из названных двух относит к ведению Российской Федерации, в частности, судоустройство, гражданское и гражданско-процессуальное законодательство.

И поскольку судебная защита прав и свобод предполагается в том числе по гражданскому законодательству, а судоустройство и процессуальное законодательство относятся к правосудию тем более, то издание по таким предметам федерального ведения Закона о третейских судах позволяет определенно решить, что институт третейского суда располагается именно в области правосудия.

Положения главы 7 Конституции Российской Федерации хотя и объединены титулом «Судебная власть», по буквальному своему значению имеют более широкий смысл.

Во всяком случае, часть 1 статьи 118, устанавливая, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, тем самым запрещает его осуществлять иным властям, но не опровергает третейской юрисдикции.

Положения части 2 статьи 118 Конституции Российской Федерации связывают судебную власть установленными видами судопроизводства, что само по себе не отрицает юрисдикции негосударственных институтов.

Положения части 3 статьи 118 Конституции Российской Федерации предусматривают установление федеральным конституционным законом судебной системы Российской Федерации.

Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации»

в части 1 статьи 1 допускает осуществление судебной власти исключительно судами в лице судей и присяжных, народных, арбитражных заседателей. Запрещая, далее, другим органам и лицам осуществление правосудия, он берет это понятие в тесном смысле и продолжает его в части 1 статьи 4, по которой правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и названным Законом, а создание судов, им не предусмотренных, не допускается. Из буквального прочтения приведенных законоположений действительно следует, в частности, тот вывод, что третейские суды, поскольку их предусмотрел иной, а не этот Закон, правосудия осуществлять не могут и к судам не относятся. В истолковании этих законоположений, однако, важно иметь в виду, что согласно части 3 статьи Конституции Российской Федерации названный Закон предназначен установить «судебную систему Российской Федерации» – судебную систему государства. Допуская осуществление правосудия «в Российской Федерации» только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и названным Законом, часть 1 его статьи 4 перешла к более строгому изложению, при котором понятие правосудия, имея изначально более просторное значение, сократило часть своего смысла. Но юрисдикционную деятельность иных, помимо государственных судов, субъектов этот Закон, во всяком случае, не отрицает. Юрисдикционные права разрешать правовые споры или дела об ответственности имеют даже явно несудебные государственные органы (антимонопольная служба, избирательные комиссии);

этими правами пользуются в трудовых спорах, в решениях квалификационных коллегий судей и т.д.

Страница 106 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

Если дело лишь в терминах, то слова «суд» или «правосудие» можно оставить в титулах государственной судебной системы, чтобы негосударственная юстиция, квазиюстиция довольствовались понятием юрисдикции, которое, впрочем, по смыслу столь близко правосудию, что они сливаются в синонимии. Но если государству отдавать не титулы, а исключительные привилегии вершить правосудную справедливость, при том что она берет свое начало не в государстве, а в праве, то в конституционном смысле такое движение было бы неверным.

Судья Конституционного Суда Российской Федерации К.В.АРАНОВСКИЙ Страница 107 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 3. ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 19 октября 2010 г. № 1310-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ВОСХОД» НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД СТАТЬЯМИ 19 И 22 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О МЕЖДУНАРОДНОМ КОММЕРЧЕСКОМ АРБИТРАЖЕ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М.

Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В.

Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы ООО «Восход» к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В жалобе ООО «Восход» оспаривается конституционность статей 19 и 22 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 года № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже», как допускающих, по мнению заявителя, избирательное применение российского права третейскими судами, при том что стороны избрали для арбитражной процедуры применение именно российского права и русского языка как языка арбитражного судопроизводства.

Как следует из представленных материалов, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации вынес решение по делу с участием заявителя, основываясь в том числе на доказательствах, представленных другой стороной на иностранном языке, и арбитражные суды не нашли оснований для отмены данного решения.

Заявитель полагает, что оспариваемые законоположения нарушают его права, закрепленные статьями 50 (часть 1), 68 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявителем материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В соответствии с оспариваемыми нормами Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» при условии соблюдения положений данного Закона стороны могут по своему усмотрению договориться о процедуре ведения разбирательства третейским судом (пункт 1 статьи 19);

в отсутствие такого соглашения третейский суд может с соблюдением положений данного Закона вести арбитражное разбирательство таким образом, какой считает надлежащим;

полномочия, предоставленные третейскому суду, включают полномочия на определение допустимости, относимости, существенности и значимости любого доказательства (пункт 2 статьи 19);

стороны могут по своему усмотрению договориться о языке или языках, которые будут использоваться в ходе арбитражного разбирательства;

в отсутствие такой договоренности Страница 108 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

третейский суд определяет язык или языки, которые должны использоваться при разбирательстве;

такого рода договоренность или определение, если в них не оговорено иное, относятся к любому письменному заявлению стороны, любому слушанию дела и любому арбитражному решению, постановлению или иному сообщению третейского суда (пункт 1 статьи 22).

Как следует из содержания приведенных норм, они не регулируют порядок представления сторонами письменных доказательств, включая вопрос о том, на каком языке сторонам следует представлять такие доказательства, – такой порядок в деле заявителя устанавливался Регламентом Международного коммерческого арбитражного суда (§ 9 и § 34). Пункт 2 статьи 22 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» предусматривает лишь право третейского суда распорядиться о том, чтобы любые документальные доказательства сопровождались переводом на язык или языки, о которых договорились стороны или которые определены третейским судом.

Таким образом, нет оснований для вывода, что оспариваемые заявителем законоположения нарушают его конституционные права, перечисленные в жалобе.

Решение же вопроса о том, являлся ли необходимым, исходя из фактических обстоятельств конкретного дела, перевод представленных одной из сторон письменных доказательств на русский язык, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Восход», поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН Страница 109 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 4. ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 28 мая 2009 г. № 623-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ КОМПАНИИ «MELLAIN LLC» НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧАСТЯМИ 3 – 8 СТАТЬИ 155, ЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 235, ЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 266, ЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 284 АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СТАТЬЕЙ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», ПУНКТОМ СТАТЬИ 16 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О МЕЖДУНАРОДНОМ КОММЕРЧЕСКОМ АРБИТРАЖЕ», ПАРАГРАФАМИ 5, 7, 33, РЕГЛАМЕНТА МЕЖДУНАРОДНОГО КОММЕРЧЕСКОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А.

Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П.

Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, рассмотрев по требованию компании «Mellain LLC» вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Судебными актами Арбитражного суда города Москвы и Федерального арбитражного суда Московского округа по заявлениям ООО «Астраханьгазпром» были отменены решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово промышленной палате Российской Федерации (далее – МКАС при ТПП Российской Федерации), в том числе – предварительного характера о наличии компетенции, по искам компании «Mellain LLC» к нему о взыскании денежных сумм в связи с ненадлежащим исполнением контрактов. При этом было указано, что контракты, содержащие соответствующие арбитражные оговорки, были заключены между компанией «Mellain LLC» и ОАО «Роснефтеимпекс НК «Роснефть»;

поскольку контракт, содержащий арбитражную оговорку, или арбитражное соглашение непосредственно между сторонами заключены не были, у третейского суда отсутствовала компетенция по рассмотрению споров между указанными юридическими лицами. При этом заявления компании «Mellain LLC» о том, что контракты были подписаны ОАО «Роснефтеимпекс НК «Роснефть» от имени и в интересах ООО «Астраханьгазпром», о пропуске последним срока на обращение в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления третейского суда о наличии у него компетенции, о внесении в протокол заседания суда кассационной инстанции просьб заявителя о порядке составления принимаемого по делу постановления, были оставлены без удовлетворения.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации заявитель оспаривает конституционность следующих положений Арбитражного процессуального Страница 110 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

кодекса Российской Федерации: частей 3 – 8 статьи 155 о протоколе, части 2 статьи 235 о рассмотрении заявления по вопросу компетенции третейского суда, части 2 статьи 266 о порядке рассмотрения дела арбитражным судом апелляционной инстанции, части 2 статьи 284 о порядке рассмотрения дела арбитражным судом кассационной инстанции. Заявитель также оспаривает соответствие Конституции Российской Федерации статьи Федерального закона от 24 июля 2002 года № 96-ФЗ «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», пункта 3 статьи Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 года № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже», параграфов 5, 7, 33, 37 Регламента МКАС при ТПП Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемые в жалобе нормы не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 29 (части 1 и 3), 33, 46 (часть 1), 47 (часть 1), 48 (часть 1), 50 (часть 2), 118 (часть 1) и 123 (часть 3).

Кроме того, заявитель просит Конституционный Суд Российской Федерации вынести решение о пересмотре постановления МКАС при ТПП Российской Федерации и об обязании МКАС при ТПП Российской Федерации и журнала «Международный коммерческий арбитраж» опубликовать статью, касающуюся вопросов компетенции указанного Суда.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявителем материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Оспаривая конституционность отдельных положений статей 155 и 266 АПК Российской Федерации, заявитель указывает, что они не устанавливают конкретное лицо, которое должно вести протокол заседания арбитражного суда, не определяют необходимые для этого знания и способности, не предусматривают составление письменного публичного протокола под диктовку председательствующего в судебном заседании или участника спора, не предусматривают право (обязанность) сторон подписать протокол судебного заседания непосредственно по окончании судебного заседания и т.д. Тем самым заявитель просит не о проверке конституционности указанных законоположений, а о внесении в их содержание необходимых, по его мнению, изменений и дополнений, что Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2.2. Соответствие Конституции Российской Федерации положений статьи 284 АПК Российской Федерации заявитель оспаривает на основании того, что они не устанавливают обязательности ведения протокола заседания арбитражного суда кассационной инстанции.

Из сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации правовых позиций применительно к уголовному судопроизводству, которые в силу универсальности конституционного права на судебную защиту могут быть распространены и на гражданское судопроизводство, следует, что пересмотр принятых судами решений, определений и постановлений может признаваться компетентным, справедливым и эффективным средством защиты прав и законных интересов личности лишь при условии предоставления заинтересованным участникам судопроизводства реальной возможности привести свои возражения и доводы против принятого решения и позиции противоположной стороны, основываясь на обстоятельствах, зафиксированных как в самом этом решении, так и в иных значимых для его принятия материалах дела (Постановление от 14 февраля 2000 года № 2-П;

определения от 18 декабря 2003 года № 429-О и от 4 ноября 2004 года № 430-О).

Страница 111 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

Следовательно, при оспаривании лицами, участвующими в деле, кассационного определения, принятого по результатам рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, им должна обеспечиваться возможность сослаться на конкретные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на законность и обоснованность этого решения. Поэтому такого рода обстоятельства должны получать отражение в материалах гражданского дела, что возможно как путем указания на них непосредственно в кассационном определении, так и путем их фиксации в протоколе судебного заседания, поскольку судебное заседание в суде кассационной инстанции проводится по правилам, установленным для проведения заседания в суде первой инстанции (статья 284 АПК Российской Федерации). Отсутствие в данной статье АПК Российской Федерации прямого указания на необходимость протоколирования заседания суда кассационной инстанции не препятствует принятию соответствующим судом решения о необходимости ведения такого протокола.

2.3. Оспаривая конституционность положений части 2 статьи 235 АПК Российской Федерации и пункта 3 статьи 16 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже», заявитель указывает на содержащуюся в них неопределенность относительно момента начала течения установленного ими месячного срока на подачу заявления об отмене постановления третейского суда предварительного характера о наличии у него компетенции.

В соответствии с указанными законоположениями любая сторона третейского разбирательства может обратиться в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления третейского суда предварительного характера о наличии у него компетенции в течение месяца после получения стороной уведомления об этом постановлении третейского суда. Порядок направления и вручения документов секретариатом МКАС при ТПП Российской Федерации в период рассмотрения дел с участием заявителя был установлен Регламентом данного Суда, утвержденным Приказом Торгово-промышленной палаты Российской Федерации от 8 декабря 1994 года № 96, в соответствии с которым исковые заявления, объяснения по искам, повестки, арбитражные решения, постановления и определения направляются заказным письмом с уведомлением о вручении либо иным образом, предусматривающим регистрацию попытки доставки соответствующего отправления (параграф 12, пункт 2).

Таким образом, часть 2 статьи 235 АПК Российской Федерации и пункт 3 статьи Федерального закона «О международном коммерческом арбитраже» с учетом их применения в системной связи с положениями параграфа 12 Регламента МКАС при ТПП Российской Федерации не могут рассматриваться как содержащие неопределенность, на которую указывает заявитель в своей жалобе.

2.4. Оспариваемые заявителем положения Регламента МКАС при ТПП Российской Федерации законом не являются, а положения статьи 5 Федерального закона «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» в деле с участием заявителя не применялись. Следовательно, жалоба в этой части не может быть рассмотрена Конституционным Судом Российской Федерации.

Решение иных содержащихся в жалобе заявителя вопросов к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации Страница 112 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы компании «Mellain LLC», поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН Заместитель Председателя Конституционного Суда Российской Федерации О.С.ХОХРЯКОВА Страница 113 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 5. ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 20 февраля 2002 г. № 54-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ АКЦИОНЕРНОЙ КОМПАНИИ «АЛРОСА» НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД СТАТЬЯМИ 5 И 34 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О МЕЖДУНАРОДНОМ КОММЕРЧЕСКОМ АРБИТРАЖЕ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А.

Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С.

Эбзеева, В.Г. Ярославцева, рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы АК «АЛРОСА»

требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации АК «АЛРОСА»

оспаривает конституционность статьи 5 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже», согласно которой по вопросам, регулируемым указанным Законом, никакое судебное вмешательство не должно иметь места, кроме как в случаях, когда оно в данном Законе предусмотрено, во взаимосвязи со статьей 34 того же Закона, устанавливающей перечень оснований для отмены решений Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее – МКАС) судами общей юрисдикции по ходатайству сторон.

Как следует из представленных материалов, решением МКАС от 30 сентября года был удовлетворен иск фирмы «М.У.М. Уорлд Энтерпрайзис Лтд» к АК «АЛРОСА».

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 1 октября 1999 года указанное решение было отменено;

12 ноября 1999 года Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев жалобу представителей фирмы «М.У.М. Уорлд Энтерпрайзис Лтд», оставила в силе определение Московского городского суда. Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановлением от 28 июня 2000 года отменил принятые по данному делу определения и вынес новое решение об отказе АК «АЛРОСА» в удовлетворении ходатайства об отмене решения МКАС от 30 сентября 1998 года.

По мнению заявителя, примененная в деле с его участием статья 5 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» во взаимосвязи с его статьей 34 не соответствуют статьям 45 и 46 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они – по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, – запрещают осуществление судебного вмешательства по вопросам, связанным с наличием арбитражного соглашения и компетенцией третейского суда, в случае признания третейским судом действительным договора, содержащего арбитражную оговорку (арбитражное соглашение).

Страница 114 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» уведомлял заявителя о том, что в соответствии с требованиями названного Закона его жалоба не может быть принята к рассмотрению, однако в очередной жалобе он настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленному им вопросу.

2. Согласно статье 34 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» предъявляемое в суд общей юрисдикции ходатайство об отмене арбитражного решения является исключительным средством его оспаривания.

Если при рассмотрении такого ходатайства суд установит, что одна из сторон в арбитражном соглашении была недееспособна, или признает такое соглашение недействительным по закону, ходатайство подлежит удовлетворению на основании части 2 статьи 34 данного Закона. Таким образом, доводы заявителя о том, что статья 5 Закона запрещает осуществление судебного вмешательства по вопросам, связанным с наличием арбитражного соглашения, в случае признания третейским судом действительным договора, в котором содержится арбитражная оговорка, являются необоснованными, поскольку Закон прямо закрепляет полномочие суда признать арбитражную оговорку недействительной и на этом основании отменить арбитражное решение.

Приводимые в жалобе доводы свидетельствуют о том, что заявитель фактически оспаривает постановление Верховного Суда Российской Федерации, вынесенное по результатам рассмотрения дела с его участием в порядке надзора. Однако проверка законности и обоснованности судебных актов не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Такого рода вопросы подлежат разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

3. Поставленный заявителем вопрос о правомочиях судов Российской Федерации оказывать воздействие на отношения, возникающие в связи с реализацией третейских соглашений и вынесением решений третейского суда, ранее уже был предметом изучения Конституционного Суда Российской Федерации. В определении от 15 мая 2001 года по жалобе АК «АЛРОСА» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 1 статьи 35 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже»

Конституционный Суд Российской Федерации, в частности, указал, что при заключении контрактов с арбитражными соглашениями (оговорками) субъекты гражданско-правовых отношений, реализуя право на свободу договора, добровольно отказываются от разрешения споров государственным судом, самостоятельно назначая арбитраж и арбитров, и принимают на себя обязательства подчиняться правилам, регулирующим порядок оспаривания и исполнения арбитражных решений.

Ограничение компетенции судов общей юрисдикции при рассмотрении ходатайств об отмене решений МКАС представляет собой, таким образом, необходимую гарантию реализации сторонами права на свободу договора и осуществления ими права на судебную защиту в той процессуальной форме, которая была ими добровольно избрана и которая не исключает возможности обращения в суды общей юрисдикции по вопросам, возникшим в связи с рассмотрением дела в третейском суде, в случаях, предусмотренных Законом Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже».

Следовательно, оспариваемые заявителем взаимосвязанные положения статей 5 и Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» не могут рассматриваться как нарушающие закрепленные статьями 45 и 46 Конституции Страница 115 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

Российской Федерации права заявителя, а его жалоба не может быть признана допустимой в соответствии со статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы акционерной компании «АЛРОСА», поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба признается допустимой, и поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации М.В.БАГЛАЙ Судья-секретарь Конституционного Суда Российской Федерации Ю.М.ДАНИЛОВ Страница 116 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 6. ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 9 декабря 1999 г. № 191-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ОТКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА «ОЧАКОВСКИЙ МОЛОЧНЫЙ ЗАВОД» НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ГРАЖДАН СТАТЬЯМИ 34 И 35 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О МЕЖДУНАРОДНОМ КОММЕРЧЕСКОМ АРБИТРАЖЕ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя Т.Г. Морщаковой, судей Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы открытого акционерного общества «Очаковский молочный завод» требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», установил:

1. ОАО «Очаковский молочный завод» обратилось в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой, в которой просит проверить конституционность статей 34 и 35 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 года «О международном коммерческом арбитраже», допускающих, по его мнению, обжалование решений Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово – промышленной палате Российской Федерации не во всех случаях, а лишь в тех, которые указаны в данном Законе. Тем самым, считает заявитель, ограничивается право граждан – акционеров общества на судебную защиту, закрепленное в статье 46 Конституции Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» уведомлял ОАО «Очаковский молочный завод» о несоответствии его жалобы требованиям названного Закона. Однако в своей очередной жалобе заявитель настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по данному вопросу.

2. Обжалуемые заявителем нормы Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» предусматривают возможность оспаривания решения Международного коммерческого арбитражного суда путем подачи об этом ходатайства в суд общей юрисдикции, наделенный правом отмены его решений по основаниям, предусмотренным статьей 34 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже». Согласно статье 34 Закона оспаривание в суде арбитражного решения может быть произведено в следующих случаях: во-первых, если сторона, заявляющая ходатайство об отмене решения, представит доказательства того, что арбитражное соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания – по закону Российской Федерации, либо того, что решение содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного Страница 117 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

соглашения;

во-вторых, если суд определит, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону Российской Федерации или арбитражное решение противоречит публичному порядку Российской Федерации. Статья 35 Закона предусматривает основные правила признания и приведения в исполнение арбитражного решения.

Из представленных ОАО «Очаковский молочный завод» материалов следует, что в его жалобе речь идет не о нарушенном, по мнению заявителя, праве на судебную защиту (оно им уже реализовано), а о праве на свободу договора в части выбора процедуры разрешения спора, возникшего из заключенного с другой стороной контракта. При заключении контракта заявитель, имея право и возможность разрешить спор в государственном арбитражном суде, не воспользовался этим правом, а подписал арбитражное соглашение (оговорку) о передаче споров на рассмотрение Международного коммерческого арбитражного суда. Тем самым он согласился подчиниться правилам разрешения споров, которые установлены для Международного коммерческого арбитражного суда. Поэтому в данном случае нет оснований для вывода о нарушении примененным Законом конституционного права на судебную защиту.

Согласно статье 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, статьям 3, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации принимает к своему рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, при этом жалоба признается допустимой лишь в том случае, если закон затрагивает конституционные права и свободы граждан. Жалоба ОАО «Очаковский молочный завод», таким образом, не может быть принята им к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Очаковский молочный завод» как не отвечающей критерию допустимости обращений в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Заместитель Председателя Конституционного Суда Российской Федерации Т.Г.МОРЩАКОВА Судья – секретарь Конституционного Суда Российской Федерации Н.В.СЕЛЕЗНЕВ Страница 118 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 7. ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 16 декабря 2010 г. № 1680-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА РЕСПУБЛИКИ АФГАНИСТАН ЕХСАНУЛЛЫ АКА ДЖАНА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 2 ЧАСТИ И ЧАСТЬЮ 3 СТАТЬИ 20 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О МИГРАЦИОННОМ УЧЕТЕ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И ЛИЦ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М.

Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В.

Селезнева, В.Г. Ярославцева, рассмотрев по требованию гражданина Республики Афганистан Ехсануллы Ака Джана вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Республики Афганистан Ехсанулла Ака Джан оспаривает конституционность пункта части 2 статьи 20 Федерального закона от 18 июля 2006 года № 109-ФЗ «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации», согласно которому временно проживающий или временно пребывающий в Российской Федерации иностранный гражданин подлежит постановке на учет по месту пребывания по истечении трех рабочих дней со дня прибытия в место пребывания, и части 3 данной статьи, в соответствии с которой уведомление о прибытии иностранного гражданина в место пребывания должно быть представлено в орган миграционного учета принимающей стороной или непосредственно иностранным гражданином в установленных законом случаях.

Как следует из представленных материалов, Постановлением суда общей юрисдикции от 3 ноября 2009 года Ехсанулла Ака Джан, находившийся в Российской Федерации с 2003 года, был привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18. КоАП (нарушение иностранным гражданином режима пребывания в Российской Федерации, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание в Российской Федерации), и ему назначено наказание в виде наложения административного штрафа с административным выдворением за пределы Российской Федерации. Суд вышестоящей инстанции дополнительное наказание в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации исключил.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения, как не предусматривающие возможности самостоятельной подачи иностранными гражданами, ищущими убежища, уведомления о прибытии в место пребывания, нарушают его права, гарантированные статьями 15 (часть 4) и 63 Конституции Российской Федерации.

Страница 119 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Ехсануллой Ака Джаном материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях отмечал, что в силу статьи 27 Конституции Российской Федерации каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, а также возможность свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Соответственно, на государство возлагается обязанность определить порядок пользования названными правами, исполняя которую, федеральный законодатель в рамках предоставленных Конституцией Российской Федерации полномочий вправе осуществлять правовое регулирование порядка пребывания на территории Российской Федерации иностранных граждан, включая основания и условия их миграционного учета, что согласуется с Декларацией о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают (принята 13 декабря 1985 года Генеральной Ассамблеей ООН), предусматривающей, что провозглашенные в ней права не должны толковаться как ограничивающие право любого государства принимать законы и правила, касающиеся въезда иностранцев и условий их пребывания (пункт 1 статьи 2) (Определение от 6 июля 2010 года № 934-О-О и др.).

Регулирование отношений в сфере миграционного учета и режима пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации осуществлено Федеральным законом «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации», иными нормативными правовыми актами, которые определяют права и обязанности участников отношений в сфере миграционного учета и режим пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации, в том числе устанавливают ответственность иностранных граждан за нарушение режима пребывания в Российской Федерации.

Необходимыми элементами единой системы миграционного учета являются постановка иностранных граждан на учет и снятие их с учета по месту пребывания, предполагающие возложение определенных обязанностей как на иностранного гражданина, так и на принимающую его сторону. Одним из таких элементов является предусмотренная оспариваемым заявителем пунктом 2 части 2 статьи 20 Федерального закона «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации» обязанность иностранного гражданина встать на миграционный учет по истечении трех рабочих дней со дня прибытия в место пребывания, за исключением случаев, определенных частью 6 статьи 20 указанного Федерального закона.

Уведомление о прибытии иностранного гражданина в место пребывания, согласно тому же Федеральному закону, должно быть представлено в орган миграционного учета принимающей стороной (часть 3 статьи 20) либо непосредственно иностранным гражданином – при наличии документально подтвержденных уважительных причин, препятствующих принимающей стороне самостоятельно направить уведомление о прибытии иностранного гражданина в место пребывания в орган миграционного учета (часть 3 статьи 22), при наличии у иностранного гражданина права собственности на жилое помещение, находящееся на территории Российской Федерации (часть 3.1 статьи 22), и, кроме того, иностранный гражданин с письменного согласия принимающей стороны вправе самостоятельно уведомить о своем прибытии в место пребывания в случае, если он постоянно проживает в Российской Федерации (часть 4 статьи 22).

Следовательно, вопреки утверждению заявителя, оспариваемые им положения Федерального закона «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без Страница 120 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

гражданства в Российской Федерации» не исключают возможности представления уведомления о прибытии в место пребывания непосредственно иностранным гражданином, и, соответственно, не возлагают обязанность представления указанного уведомления исключительно на принимающую сторону.

Таким образом, сами по себе оспариваемые нормативные положения пункта 2 части 2 и части 3 статьи 20 Федерального закона «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации» не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя.


Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Республики Афганистан Ехсануллы Ака Джан, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН Страница 121 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 8. ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 1 апреля 2008 г. № 495-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ БОРИСОВОЙ ТАТЬЯНЫ РАФАИЛОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 2 СТАТЬИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» И АБЗАЦЕМ ВТОРЫМ ПУНКТА 27 ПОЛОЖЕНИЯ О ВЫДАЧЕ ИНОСТРАННЫМ ГРАЖДАНАМ И ЛИЦАМ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА РАЗРЕШЕНИЯ НА ВРЕМЕННОЕ ПРОЖИВАНИЕ Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А.

Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П.

Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева, заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.М. Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы Т.Р. Борисовой, установил:

1. Гражданка Украины Т.Р. Борисова в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пункта 2 статьи 11 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и абзаца второго пункта 27 Положения о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения на временное проживание (утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 ноября 2002 года № 789).

По мнению заявительницы, указанные нормативные положения, не допуская для иностранного гражданина возможность по своему усмотрению изменять место временного проживания как в пределах субъекта Российской Федерации, на территории которого ему выдано разрешение на временное проживание, так и вне его пределов, противоречат статье 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации, закрепляющей право на выбор места жительства, а также ряду международных договоров, ратифицированных Российской Федерацией.

2. Из статьи 62 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации, вытекает, что правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства определяется как общим, так и специальным законодательством.

Одним из таких специальных актов является Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», который, как указано в его статье 1, определяет правовое положение иностранных граждан в Российской Федерации, а также регулирует отношения между иностранными гражданами, с одной стороны, и Страница 122 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами указанных органов, с другой стороны, возникающие в связи с пребыванием (проживанием) иностранных граждан в Российской Федерации и осуществлением ими на территории Российской Федерации трудовой, предпринимательской и иной деятельности.

Названный Федеральный закон устанавливает правила и процедуру получения иностранными гражданами (лицами без гражданства) разрешений на временное проживание, основания их аннулирования, а также порядок и условия временного проживания этих лиц на территории Российской Федерации. Его статья 11, закрепляя в пункте 1 право иностранных граждан (лиц без гражданства) на свободу передвижения в личных или деловых целях в пределах Российской Федерации, за исключением посещения территорий, организаций и объектов, для въезда на которые в соответствии с федеральными законами требуется специальное разрешение, вместе с тем определяет особенности реализации данного права отдельными категориями иностранных граждан (лиц без гражданства). Так, временно проживающий в Российской Федерации иностранный гражданин, согласно пункту 2 данной статьи, не вправе по собственному желанию изменять место своего проживания в пределах субъекта Российской Федерации, на территории которого ему разрешено временное проживание, или избирать место своего проживания вне пределов указанного субъекта Российской Федерации.

Принятым во исполнение предписания пункта 8 статьи 6 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 ноября 2002 года № 789 утверждено Положение о выдаче разрешений на временное проживание иностранных граждан (лиц без гражданства) на территории Российской Федерации, которое регламентирует и детализирует соответствующие процедуры, уточняет права и обязанности иностранных граждан (лиц без гражданства) при обращении с заявлением о выдаче разрешения на временное проживание, а также территориальных органов Федеральной миграционной службы при осуществлении ими своих полномочий. Согласно названному Положению иностранный гражданин (лицо без гражданства), прибывший на территорию Российской Федерации, обязан обратиться в территориальный орган Федеральной миграционной службы в течение 3 рабочих дней для оформления разрешения на временное проживание (пункт 22);

разрешение на временное проживание выдается на 3 года (пункт 24).

Иностранный гражданин (лицо без гражданства), получивший такое разрешение, предупреждается о том, что в соответствии с пунктом 2 статьи 11 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» он не вправе по собственному желанию изменять место своего проживания в пределах субъекта Российской Федерации, на территории которого ему разрешено временное проживание, или избирать место своего проживания вне пределов указанного субъекта Российской Федерации. Данное нормативное предписание содержится в абзаце втором пункта Положения, которым регулируются не права иностранных граждан, а полномочия должностных лиц территориального органа Федеральной миграционной службы, обязанных при выдаче иностранному гражданину (лицу без гражданства) разрешения на временное проживание разъяснять правовой статус лица, получившего разрешение на временное проживание, основания его аннулирования а также обязанность ежегодно подавать в территориальный орган Федеральной миграционной службы уведомление о подтверждении своего проживания в Российской Федерации с приложением необходимых документов.

Как следует из жалобы Т.Р. Борисовой и приложенных материалов, 14 июня года управлением Федеральной миграционной службы по городу Москве заявительнице Страница 123 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

было выдано разрешение на временное проживание на территории Москвы, и она была предупреждена о необходимости соблюдать порядок временного проживания в Российской Федерации, что подтверждается распиской от 16 августа 2007 года. Не обращаясь в территориальные органы Федеральной миграционной службы с заявлением об изменении места временного проживания, Т.Р. Борисова по собственному желанию избрала местом временного проживания Московскую область. За нарушение требований пункта 2 статьи 11 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» она к ответственности не привлекалась, а представленная ею расписка не может рассматриваться как документ, подтверждающий, что эта норма применена или подлежит применению в конкретном деле.

Следовательно, данная жалоба не отвечает критерию допустимости обращений, как он определен в статьях 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в силу которых Конституционный Суд Российской Федерации принимает к рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав и свобод законом, если этот закон затрагивает конституционные права и свободы граждан и применен или подлежит применению в деле заявителя.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Борисовой Татьяны Рафаиловны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН Судья-секретарь Конституционного Суда Российской Федерации Ю.М.ДАНИЛОВ Страница 124 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 9. ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 февраля 1998 г. № 6-П ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЯ ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 31 ЗАКОНА СССР ОТ 24 ИЮНЯ 1981 ГОДА «О ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В СССР»

В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ЯХЬЯ ДАШТИ ГАФУРА Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Н.Т. Ведерникова, судей Э.М. Аметистова, М.В. Баглая, Ю.М. Данилова, В.Д. Зорькина, В.О. Лучина, В.И. Олейника, О.С. Хохряковой, с участием адвоката Н.С. Савиновой – представителя Яхья Дашти Гафура как стороны, обратившейся с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации, и адвоката Ю.А. Тимохова – представителя Совета Федерации, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями второй и третьей статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 96, 97, 99 и 86 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года «О правовом положении иностранных граждан в СССР».

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба лица без гражданства Яхья Дашти Гафура на нарушение его конституционного права на свободу и личную неприкосновенность положением, содержащимся в части второй статьи 31 Закона СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР».

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем положение.

Заслушав сообщение судьи – докладчика Э.М. Аметистова, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Министерства внутренних дел Российской Федерации – В.В. Колесникова, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации – И.А. Буданова, от Федеральной миграционной службы России – С.В. Бурлика, от Министерства иностранных дел Российской Федерации – В.А. Павловского, исследовав имеющиеся документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Лицо без гражданства Яхья Дашти Гафур, пребывавший в Российской Федерации, 18 февраля 1997 года был подвергнут задержанию на основании санкционированного прокурором города Москвы постановления УВИР ГУВД города Москвы о выдворении из Российской Федерации под конвоем. Более двух месяцев он содержался под стражей в Центре социальной реабилитации № 1 ГУВД города Москвы и 29 апреля 1997 года был принудительно выдворен в Швецию.

Постановление о выдворении Яхья Дашти Гафура из Российской Федерации было вынесено на основании части второй статьи 31 Закона СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР», в соответствии с которой иностранный гражданин или лицо без гражданства обязаны покинуть страну в срок, указанный в решении о выдворении;

уклоняющийся от выезда в таких случаях подлежит с санкции прокурора Страница 125 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

задержанию и выдворению в принудительном порядке;

задержание допускается при этом на срок, необходимый для выдворения.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации заявитель оспаривает не всю часть вторую статьи 31 названного Закона, а лишь положение, допускающее задержание иностранных граждан и лиц без гражданства с санкции прокурора на срок, необходимый для выдворения, что, по его мнению, нарушает конституционное право каждого на свободу и личную неприкосновенность и потому не соответствует статье 22 Конституции Российской Федерации. Следовательно, именно указанное положение является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по данному делу.

При этом, руководствуясь частями первой и третьей статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств, не входит в оценку законности и обоснованности постановления о выдворении из Российской Федерации, вынесенного в отношении заявителя, а рассматривает вопрос о соответствии Конституции Российской Федерации оспариваемого им положения части второй статьи 31 Закона СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР».

2. Согласно части первой статьи 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица, указанные в Федеральном законе.

По смыслу данной нормы в ее взаимосвязи со статьями 46, 17 (часть 2), 62 (часть 3) и 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, возможность защиты прав и свобод посредством конституционного правосудия должна быть обеспечена каждому, в том числе иностранным гражданам и лицам без гражданства, если законом нарушены их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации. Следовательно, лицо без гражданства Яхья Дашти Гафур имеет право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации и является в данном случае надлежащим заявителем. Поскольку оспариваемое положение Закона затрагивает конституционное право заявителя и применено в конкретном деле, его жалоба отвечает критериям допустимости, установленным статьей 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

3. В соответствии со статьей 22 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность (часть 1);

арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению;

до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов (часть 2).

По смыслу данной статьи, установленный ею порядок применения соответствующих мер принуждения распространяется и на задержание, производимое в целях обеспечения исполнения постановления о выдворении из Российской Федерации в административном порядке.

4. Согласно статье 62 (часть 3) Конституции Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Из данной статьи в ее взаимосвязи со статьей 17 (часть 2) и другими статьями Конституции Страница 126 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

Российской Федерации, касающимися прав и свобод человека и гражданина, следует, что речь идет о случаях, устанавливаемых лишь применительно к таким правам и обязанностям, которые являются правами и обязанностями именно гражданина Российской Федерации, то есть возникают и осуществляются в силу особой связи между государством и его гражданами. Как по буквальному смыслу статей 22 и 46 Конституции Российской Федерации (с учетом употребления в них терминов «каждый» и «лицо»), так и по смыслу, вытекающему из взаимосвязи этих статей с другими положениями главы «Права и свободы человека и гражданина» Конституции Российской Федерации, а также с общепризнанными принципами и нормами международного права, право на свободу и личную неприкосновенность и право на судебную защиту являются личными неотчуждаемыми правами каждого человека, вне зависимости от наличия у него гражданства какого-либо государства, и, следовательно, должны гарантироваться иностранным гражданам и лицам без гражданства наравне с гражданами Российской Федерации.

5. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года провозглашает, что каждый человек имеет право на свободу и на личную неприкосновенность (статья 3);

никто не может быть подвергнут произвольному аресту или задержанию (статья 9);

каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом (статья 8).

Согласно пункту «а» части 1 статьи 5 Декларации о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают, от 13 декабря года, иностранцы пользуются в соответствии с внутренним законодательством и с учетом международных обязательств государств, в которых они находятся, правом на личную неприкосновенность;

ни один иностранец не должен быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей.

Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 года также устанавливает, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность и никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей (часть первая статьи 9);

при этом каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно (часть четвертая статьи 9);

каждое государство, участвующее в данном Пакте, обязуется развивать возможности судебной защиты (пункт «b» части третьей статьи 2).

Таким образом, права каждого человека, независимо от наличия у него гражданства, на свободу и личную неприкосновенность, а также на судебную защиту в случае задержания относятся к общепризнанным принципам и нормам международного права, которые в соответствии со статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

6. В силу статьи 22 (часть 2) Конституции Российской Федерации иностранный гражданин или лицо без гражданства, пребывающие на территории Российской Федерации, в случае выдворения из Российской Федерации в принудительном порядке могут быть до судебного решения подвергнуты задержанию на срок, необходимый для выдворения, но не свыше 48 часов. Сверх указанного срока лицо может оставаться Страница 127 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

задержанным лишь по судебному решению и лишь при условии, что без такого задержания решение о выдворении не может быть исполнено.

При этом судебное решение призвано гарантировать лицу защиту не только от произвольного продления срока задержания сверх 48 часов, но и от неправомерного задержания как такового, поскольку суд в любом случае оценивает законность и обоснованность применения задержания к конкретному лицу.

Из статьи 22 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей (части 2 и 3) следует, что задержание на неопределенный срок не может рассматриваться как допустимое ограничение права каждого на свободу и личную неприкосновенность и, по сути, является умалением данного права. Поэтому оспариваемое заявителем положение Закона СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР» о задержании на срок, необходимый для выдворения, не должно рассматриваться как основание для задержания на неопределенный срок даже тогда, когда решение вопроса о выдворении лица без гражданства может затянуться в силу того, что ни одно государство не соглашается принять выдворяемое лицо. В противном случае задержание как необходимая мера по обеспечению выполнения решения о выдворении превращалось бы в самостоятельный вид наказания, не предусмотренный законодательством Российской Федерации и противоречащий указанным нормам Конституции Российской Федерации.

С учетом всего вышесказанного следует прийти к выводу, что оспариваемое положение части второй статьи 31 Закона СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР», исходя из его буквального смысла, рассматривается в правоприменительной практике как основание для задержания лица на срок свыше часов без судебного решения. Данное положение нарушает конституционное право каждого на свободу и личную неприкосновенность, а также на судебную защиту и, следовательно, не соответствует статьям 22 и 46 Конституции Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать положение части второй статьи 31 Закона СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР», согласно которому иностранный гражданин или лицо без гражданства, в отношении которого принято решение о выдворении из пределов Российской Федерации, в случае уклонения от выезда подлежит с санкции прокурора задержанию на срок, необходимый для выдворения, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 22 и 46, в той мере, в какой оно допускает продление срока задержания указанных лиц сверх 48 часов без вынесения судебного решения.

2. Федеральному Собранию надлежит урегулировать порядок задержания иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих выдворению из пределов Российской Федерации и уклоняющихся от выезда, в соответствии с Конституцией Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления.

3. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации» и «Российской Страница 128 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

газете». Постановление должно быть также опубликовано в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Конституционный Суд Российской Федерации Страница 129 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 10. РЕШЕНИЕ от 1 июля 1993 г. № 67-р О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ ПО ИЗЪЯТИЮ ГОСУДАРСТВОМ У ГРАЖДАН РОССИИ, РАБОТАВШИХ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ СИСТЕМЫ ООН, ПРИЧИТАЮЩЕЙСЯ ИМ ПЕНСИИ В ИНОСТРАННОЙ ВАЛЮТЕ ОТ ОБЪЕДИНЕННОГО ПЕНСИОННОГО ФОНДА ПЕРСОНАЛА ООН, СЛОЖИВШЕЙСЯ НА ОСНОВЕ ДЕЙСТВОВАВШИХ С 1 ДЕКАБРЯ 1958 ГОДА ПО 1 ЯНВАРЯ 1991 ГОДА НОРМ СОВЕТСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, секретаря Ю.Д. Рудкина, судей Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, А.Л.

Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева, рассмотрев ходатайство представителя Совета Министров Российской Федерации, заведующего отделом К.К. Иванова, а также ходатайство Министра иностранных дел Российской Федерации А.В. Козырева, решил:

1. Руководствуясь частью четвертой статьи 33 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, рассмотрение данного дела отложить на два месяца.

2. На основании пункта 4 статьи 8 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации Правительству Российской Федерации, Министерству финансов Российской Федерации, Пенсионному фонду Российской Федерации к 1 августа 1993 года представить в Конституционный Суд документы и сведения о решении вопросов, поставленных в жалобах по данному делу.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН Секретарь Конституционного Суда Российской Федерации Ю.Д.РУДКИН Страница 130 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 11. ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 декабря 2007 г. № 908-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ КЛИМАНОВОЙ ТАМАРЫ ПЕТРОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ «О ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А.

Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П.

Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, рассмотрев по требованию Т.П. Климановой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Т.П. Климанова просит признать не соответствующим статьям 6, 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1), 24 (часть 2), 27 (часть 2), 55 (части 1 и 2), 61, 62 (часть 2) и 64 Конституции Российской Федерации Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», поскольку он, по ее утверждению, нарушает права лиц, которые хотя и являются гражданами других государств, входивших в состав СССР, но в силу Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16 мая 1996 года № 12 П и его Определения от 21 апреля 2005 года № 118-О признаются гражданами Российской Федерации по рождению.

Из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов следует, что Т.П. Климанова родилась в 1964 году в Узбекской ССР, являлась гражданкой СССР, в 1995 году получила паспорт гражданина Республики Узбекистан, с марта года постоянно проживает в городе Москве, что установлено в судебном порядке.

Родители заявительницы родились на территории РСФСР, впоследствии постоянно проживали в Узбекской ССР, на дату смерти являлись гражданами СССР.

Управлением Федеральной миграционной службы по городу Москве Т.П.

Климановой в июле 2006 года было отказано в признании наличия гражданства Российской Федерации по рождению, при этом ей было разъяснено, что до обращения с ходатайством о приеме в гражданство Российской Федерации ей, как иностранному гражданину, необходимо получить разрешение на временное проживание в Российской Федерации. Решением Чертановского районного суда города Москвы от 26 декабря года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 19 апреля 2007 года, Т.П. Климановой отказано в удовлетворении жалобы на указанные действия управления Федеральной миграционной службы по городу Москве.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Т.П.

Климановой материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.

Страница 131 из 216    ПРОГРАММА «МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО», II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЧП»

Формально оспаривая Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», заявительница в своей жалобе, по сути, вновь ставит вопросы, являвшиеся предметом ее предшествующего обращения в Конституционный Суд Российской Федерации, в котором она оспаривала Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации» и которое касалось признания гражданства Российской Федерации по рождению и порядка приема в гражданство Российской Федерации.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.