авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского» На правах ...»

-- [ Страница 3 ] --

Воспитанная на классической музыке, Марина обожает Верди и некоторые вещи не может слушать без слез (об А. Марининой – М. Алексеевой, НО, 8.04.98);

В актерской среде Колунгу недолюбливают – за то «что я всегда говорю то, что думаю». Он всегда был влюблен в небо и обожал астрономию.

«Мне кажется, что если бы я не стал актером, то был бы астронавтом, эта профессия мне очень нравится». Кстати, Фернандо не теряет надежды однажды воплотить свою мечту. Ну или сыграть роль астронавта в каком нибудь проекте (К, № 18, 4.05.2004).

б) в виде косвенной речи – с использованием типичных вводящих ее лексических единиц по словам, мол, разг. типа: Боссы студии «Парамаунт», прозрачно намекнули ему, что, мол, того, неплохо бы и вес согнать. Мы, мол, г н Круз, для вас даже специально диетолога наняли. В ответ на это кинозвезда натурально взбеленилась. Типа не буду я худеть ни за что на свете, я и так мелкий, и вообще это не жир вовсе, а мышцы! (Д. Никитинский, К, № 17, 04);

По словам Куваева, вздорная, своенравная, хамоватая, склонная к феминизму, но при этом наивная и искренняя (о Масяне, КП, 6.09.02).

Возможно совмещение прямой и косвенной речи в одном тексте [Михайлова 2000]: Ахматова говорила, что несравненно больше поразил ее именно собственный женский успех в столице, нежели успех ее первых стихов.

Мужчины вились вокруг нее сонмами, а она царственно сортировала их.

Первый ее муж Николай Гумилев шуточно заметил ей как-то о поклонниках:

«Аня, более пяти неприлично»…;

Эти письма по сути своей представляют исповедь художника, чье имя стоит в одном ряду с именами Антониони, Пазолини, Тарковского. По его признанию, именно в тюрьме перед ним открылась сокровенная суть вещей. Не случайна его фраза, сказанная Андрею Тарковскому: «Я желаю тебе посидеть в советской тюрьме хотя бы год, чтобы стать настоящим гением»;

В очерк Анны и Андрея Велигжаниных «Вячеслав Невинный – рекордсмен в любви» (КП, 19.09.03) включены резюме актера, воспоминания знавших его людей, комментарии авторов материала: Многие знаменитости и в школе учились плохо, но и Вячеслав Михайлович даже на таком фоне «отличился» - по математике имел хроническую двойку, в девятом классе остался на второй год, а однажды … уронил учительницу! (далее следует рассказ об этом случае одноклассника Невинного Юрия Бакина).

Одноклассники (учился Невинный в мужской гимназии) рассказывают, что Слава очень любил над учителями подшучивать, юморил. Показывал ребятам, как на градуснике высокую температуру набивать, уроки физкультуры прогуливал, хотя во дворе с пацанами гонял в футбол… Вспоминает его классный руководитель Яков Наумович Басин: «Слава постоянно опаздывал на уроки, все не мог от пончиков в буфете оторваться.

По звонку он никогда в класс не приходил. – Вы его наказывали? – Нет, прощал.

Что уж с ним поделаешь? Такой он простофиля, «рассеянный с улицы Бассейной». Очень добродушный, но разгильдяй и лодырь. Правда, мой предмет – литературу и русский язык – обожал. С выражением, в лицах читал «Ревизора», Маяковского… (см. Приложение) Подобная организация повествования наблюдается и в некоторых телевизионных и радиопередачах, например в цикле программ «Мой серебряный шар» (см. Приложение).

2. При смене говорящих наблюдаем как диалогическое, так и монологическое построение текста (см. ниже о композиции § 3). При этом беседующие, прежде всего интервьюируемые, обычно названы в начале материала или программы, в ситуации представления: Человек, которому года, вызывает у окружающих нездоровый интерес. А если энергичный Борис Ефимович не выглядит на свои «больше ста»? Максимум на 50. Борис Ефимович Ефимов – знаменитый художник-карикатурист (И. Образцова, АиФ, № 39, 28.09.02). Имя автора, ведущего передачи, интервьюера может быть указано в начале или конце материала, в названии газетной или журнальной рубрики, радио или телепрограммы: «Большие родители» с Константином Смирновым, «Вы слушаете передачу «Микрофон на двоих». В студии Андрей Блохин» и под.

3. При автохарактеристике мнение портретируемого может быть репрезентировано по-разному: как прямая или косвенная речь, как ссылка на его слова. Предположим, что выбор того или иного способа организации текста в этом случае зависит от его монологического или диалогического вида. Так, когда текст представляет собой беседу, автохарактеристика репрезентируется только как прямая речь. Поэтому, как, например, в беседе с О. Табаковым, разговорную лексику и фразеологию, использование которых характерно для современных СМИ, наблюдаем не только в речи героя (огреб, испытать на вшивость, с молодняком возиться буду, пахали), но и в вопросах автора (раздухарились). С одной стороны, они помогают представить реальность ситуации общения, с другой – спонтанность и объективность речи беседующих (дай вспомнить).

При включении самопортретирования в монологическое повествование автор обычно использует метатекстовые элементы, позволяющие более точно представить ситуацию общения, отношения между участниками и, в первую очередь, психологическое состояние говорящего, а поэтому и его отношение к тому, о чем идет речь. Эти элементы представлены глаголами действия:

«Нелегко найти мужчину, который не испугается такого количества животных в одной квартире», - вздыхает Ингрид. В этом случае автор имеет возможность дать свою оценку портретируемому в определенный момент речи.

2.2. Прагмастилистическая категория адресата Выбрав объект портрета, автор ориентируется на фактор адресата (кто интересуется или может заинтересоваться личностью портретируемого и какая именно информация является востребованной), а затем на условия общения.

Контекст портрета в СМИ намного шире контекста самой программы или издания. Это социально-культурная среда, включающая интересы читателей, слушателей, зрителей. Поэтому и позиция журналиста имеет несколько ориентиров: с одной стороны, это прямой адресата, его «заказ»

заинтересованность в определенной информации о человеке, с другой – ориентация на широкую массу людей, которые так или иначе могут оценить материал.

В исследованиях публицистического стиля принято говорить о массовом, нерасчлененном адресате. Так, В.Г Костомаров отмечает что «для газетного типа коммуникации определяющим является массовость, неоднородность, неопределенность воспринимающей аудитории, соответственно, отсутствие ориентации на определенный интеллектуальный уровень, общую и специальную подготовку, настроения в момент восприятия, возраст» [В.Г.

Костомаров 1971: 62]. Это мнение было применимо к массовой информации доперестроечного периода, когда не было четкой дифференциации изданий и программ по перечисленным признакам, а существовало лишь деление на центральную и региональную прессу, хотя и существовали журналы, газеты, радио- и телепрограммы для детей и молодежи. Сегодня с подобным взглядом на адресата СМИ можно согласиться лишь частично. Безусловно, типичный адресат – это непосредственно читатель, слушатель, определенный «средний человек», и очевидно, что всегда будут существовать виды и жанры СМИ, предназначенные для всех и в то же время для каждого. Но существует и другой тип реципиентов – когда мы имеем дело с ограниченным кругом адресатов. Это ограничение может происходить по различным основаниям:

гендерным, возрастным, профессиональным.

Известно, что существуют специальные газеты, журналы, радио- и телепередачи для женщин или мужчин (гендерной аспект), спортивных болельщиков, дачников, рыболовов (разделение на основе увлечений), детей и молодежи (возрастной принцип), а также различные профессиональные СМИ.

Более того, некоторые издания «решили не просто соответствовать интересам нарождающихся слоев общества, но и активно формировать их (журналы «Домовой», «Автопилот», «Гурман», «Оружие»)» [Система СМИ России: 28, 51]. Как отмечают исследователи современных СМИ, «издания, адресуемые определенной аудитории, могут быть универсальными по тематике. Однако они часто бывают и монотематическими или же могут отражать несколько важных для данной аудитории тем. Например, журнал для женщин часто универсален по тематике, но может быть и журналом мод, и посвящен медицинской тематике и т.п.» [там же: 29].

В некоторых случаях создается впечатление, что автор удовлетворяет запросы одного человека (фаната, поклонника, просто интересующегося), реагируя на его устный или письменный вопрос, просьбу, пожелание. Однако при этом говорящий имеет в виду всех людей с подобными информационными запросами. Например, в рубрике «По вашей просьбе» омской газеты «Мальчишки и девчонки» все материалы начинаются с просьбы реального или воображаемого читателя, личность которого на самом деле не столь важна, как при настоящей беседе:

- Мне очень нравится певица Юта, но я совсем ничего о ней не знаю. Пожалуйста, расскажите, откуда она и сколько ей лет. Лариса П., 15 лет. Таким образом, и в данном случае адресат представляет определенную группу людей.

Предположим, что типам издания соответствуют и особые типы описываемой личности, поэтому их можно использовать как «зеркало»

современной жизни и на основании их анализа строить характерологию личности. Часто подобное разделение существует в пределах одного издания, когда мы сталкиваемся с тематическими страничками и рубриками. В этом случае основанием отбора материала может стать тематический признак, а именно профессиональная принадлежность объекта портрета (см. подробнее гл.

3, § 1). Так, портрет спортсмена удовлетворяет запросы определенной аудитории: прежде всего это спортивные болельщики, спортивные аналитики и сами спортсмены, поэтому текст обычно наполнен спортивными терминами и лексическим единицами с семантикой соревновательности. Адресат портрета поп-певца обычно – молодежная аудитория, тинейджеры, школьники, возможно, студенты. Часто это люди, хорошо владеющие компьютером.

Поэтому практически всегда в материале о том или ином исполнителе указывается его электронный адрес, который, возможно, постепенно становится одним из атрибутов описания человека. С особенностями воздействия на адресата связана установка на наглядность, стремление говорить о хорошем и давать положительную оценку героям повествования, которые являются идеалами современной молодежи. Адресат может быть и более старшего возраста, тогда прежде всего это фанаты певца или группы.

Фактор адресата влияет и на собственно языковое наполнение портрета.

Так, ориентация на молодежную аудиторию является причиной появления в портретных описаниях лексических единиц из молодежного жаргона. Так, в статье о группе «Sex Pistols» читаем: Но однажды в заветный магазинчик забрел странный крендель – глаза у него были выпученные, волосы зеленые, зубы кривые и гнилые, да и вообще он выглядел как заправский придурок. Общее впечатление довершала майка с надписью: «Я НЕНАВИЖУ PINK FLOYD («Неон», июнь, 02).

Для массовой коммуникации важно деление аудитории не только по социально-демографическим объективным характеристикам, но и по типу сознания: жизненным ориентациям и ценностям. Например, «в причудливый мир отношений прессы со своим читателем вторгается дифференциация самой прессы и читателей по политическим ориентациям» [Система СМИ России: 51].

Помимо обычного адресата, воспринимающего текст СМИ «здесь и сейчас», существует и нададресат, или третий в диалоге, которого нет в такой канонической ситуации: это критики, исследователи языка и стиля СМИ, историки журналистики, вообще народ. Ориентация говорящего на нададресата предполагает его «абсолютно справедливое ответное понимание (…) либо в метафизической дали, либо в далеком историческом времени» [М.М. Бахтин 1997: 243]. Его образ стоит на втором плане и не столь очевиден, как, например, в художественной литературе. Но журналистам приходится учитывать и его, что означает сохранять лучшие традиции системы массовой информации, ее жанров и стиля. Это касается и публицистического варианта портрета: с одной стороны, говорящий должен основывать свое изложение на принципах данного речевого жанра, по возможности добавляя индивидуальные элементы, с другой стороны, он не должен забывать и о принципах того собственно журналистского жанра или сложного жанрового целого, в рамках которого функционирует «портрет человека». Заметим, что в дискурсе СМИ автор лишь угадывает, предполагает заинтересованность адресата в информации об определенной личности и не всегда получает ответную реакцию.

Итак, можно представить итоговую схему, представляющую типичный образ адресата публицистического варианта РЖ «портрет человека»: это массовый адресат, который может быть представлен или всей аудиторией того или иного вида СМИ, издания, программы или ограниченным кругом читателей, слушателей зрителей (в совокупности или в лице одного интересующегося той или иной личностью человека). Для портрета также важен и образ нададресата, который может обратиться к тексту за пределами данной коммуникативной ситуации.

Модусно-коммуникативная категория адресации Категория адресации прежде всего репрезентирует отношения между участниками коммуникации. С одной стороны, адресат может моделироваться автором, с другой – его границы могут быть расплывчаты. В русском языке стереотипным считается неадресованное высказывание.

Однако при портретировании человека в СМИ, когда автор уходит в тень, адресация становится одним из способов экспрессивного выражения приоритета адресата. Если эксплицированной категории авторизации соответствует эготивная, то эксплицированной категории адресации – апеллятивная модель говорящего, репрезентированная местоимениями второго лица, соответствующими им глаголами, императивами, обращениями [Л.О.

Бутакова 2001: 198]: Мужчины, как понимаете, при таком раскладе быть не может. Никакой «подлец» не согласится быть на 18-м (после любимых животных) месте (об Ингрид).

При этом в соответствии с представленным выше типичным образом адресата при портретировании человека в СМИ из трех возможных типов апеллятивной модели (собственное, несобственное и обобщенное второе лицо) выбирается второе лицо:

- Вы жадный, Олег Павлович? - До жизни – да.

Материальной корысти у меня, поверь, нет.

Для описания категории адресации некоторые исследователи используют термин «регистр», выделяя направленный (в случае предназначения сообщения для одного реципиента), ненаправленный безадресно, (сообщение предназначено не одному лицу, а группе или категории), целенаправленный (явно управляемое социумом смысловое восприятие), многонаправленный (неявно управляемое восприятие) [О.Д. Наумова 1987]. Мы понимаем термин «регистр» несколько иначе (см. § 1), но считаем такую классификацию высказываний корректной и актуальной. С учетом качеств категории адресата публицистики мы считаем, что портретирование в СМИ многонаправленно и целенаправленно. Так, в диалогически организованных текстах автор (ведущий) может обращаться как непосредственно к собеседнику (в форме вопросов, уточнений и под.), так и к зрителям, читателям, слушателям (в форме комментария).

Еще одним стереотипом русского языка является симметричность категорий авторизации и адресации. Для портрета это верно лишь с некоторыми оговорками. Во-первых, при ориентации на адресата и подчеркнуто уважительном отношении к его мнению категория адресации эксплицирована чаще, чем категория авторизации, даже несмотря на современную тенденцию к авторизации публицистического дискурса (см. гл.

1, п. 3.1). Общеупотребительными и характерными в частности для портрета стали формулы уважаемые/дорогие читатели, зрители, слушатели. Во вторых, симметрия названных категорий более вероятна при их обоюдной экспликации в диалогических текстах портрета (прежде всего в виде обращений) или при отсутствии экспликации этих категорий в монологически организованных текстах. При этом авторизация стремится к выражению за пределами текста, а именно в его заголовке, подзаголовке, введении, в качестве постскриптума или подписи. Мы имеем в виду обычное обозначение автора материала, типа ведет…», и ведущая…», «рубрику «автор «беседовал…». Средства же экспликации адресации – собственно языковые, входящие в структуру текста.

2.3. Прагмастилистическая репрезентация отношений между участниками общения Для СМИ релевантными являются симметричные или несимметричные речевые позиции участников общения. Они обусловлены, в первую очередь, формой и видом речи. Для достижения коммуникантами целей речевого общения необходимо определенное сочетание коммуникативных категорий, которые представляют собой типизированные отношения между автором и адресатом. Мы имеем в виду приоритеты общения, вырабатываемые массовой коммуникацией вообще и каждым видом СМИ в частности. Эти приоритеты описаны как зарубежными, так и отечественными лингвистами [Г.П. Грайс 1985, Т.В. Шмелева 1983;

Л.М. Майданова 2000], они включают следующие установки и типы речевого поведения: конфликтный – нейтральный, вежливый – грубый, уважительный – неуважительный, официальный (холодный) – неофициальный (дружеский, фамильярный), искренний – неискренний, эмоциональный – сдержанный. Мы считаем, что приоритетом портрета в СМИ является нейтральный, вежливый, уважительный тип речевого поведения, при этом он может быть как эмоциональным, так и сдержанным (см. гл. 3, § 2).

Для участников интервью, в форме которого наиболее часто воплощается портрет, выделяют три позиции: коммуниканты являются равноправными собеседниками;

роль журналиста характеризуется языковой и психологической раскрепощенностью и предполагает «языковые провокации»;

журналист подчеркнуто вежлив и корректен [Г.Н. Беспамятнова 1994, Е.И. Голанова 2000].

Однако представляется важным определить и речевую позицию аудитории СМИ: ее включенность – невключенность в непосредственное общение, возможность интерактивного участия. При непосредственном общении становится возможным выделять подобные речевые позиции журналиста и по отношению к читателям, слушателям, зрителям. От речевых позиций участников общения в публицистическом дискурсе напрямую зависят используемые ими стратегии и тактики речевого поведения.

Выражение отношения автора к адресату репрезентируется в категориях социального аспекта модуса, который опирается в основном на вариативность номинаций адресата и выбор между местоимениями ты/вы [Т.В. Шмелева 1995: 29]. Вариации я-номинаций встречаются редко и характеризуют индивидуальную манеру общения журналиста. Так, например, для О.

Кушанашвили характерна игра на повышение. Проявление этой стратегии обнаруживается в частом использовании говорящим деминутивов, что, по мнению исследователей, «является характерной чертой общения по-русски в режиме доброжелательности и повышенного внимания к собеседнику» [Т.В.

Шмелева 1995: 30]. Однако О. Кушанашвили часто переигрывает, используя подобные номинации слишком часто и не всегда к месту: Я знаю, что такое жесткий руководитель. Как раз мне, горемычному, на долю дается больше всех в нашей театральной труппе. Скажите, а вот когда Вы ругаете их или, упрощенно говоря, песочите их, они могут Вам возразить в этот момент?

(«Большие люди» с Г. Волчек, Европа-плюс, см. Приложение).

При анализе диалогического текста возможно говорить об ответном выборе ты/вы номинаций со стороны интервьюируемого. Например, в интервью с О. Табаковым отношения между участниками общения доверительные, но очевидны их неравные речевые позиции, что выражается в обращении друг к другу: журналист А. Ванденко называет О. Табакова по имени-отчеству, а интервьюируемый обращается к нему на «ты»: Журнал «Новый мир» ношу не для демонстрации тебе, а потому, что читаю его.

Однако это неравноправие обусловлено не неуважением, а, скорее, разницей в возрасте коммуникантов, на что не раз указывает О. Табаков:

- Пока ваши таланты вырастут, никакое е.б.ж., извините, не поможет. – Я же не сам с молодняком возиться буду, кто-нибудь из моих воспитанников… но проблема в том, что никто не хочет брать на себя ответственность. Вариацией ты номинации является и обращение О. Табакова к журналисту «милый»…:

- От предпраздничных продуктовых наборов вы не отказываетесь, Олег Павлович? Нет, милый. Все пятьсот работников театра, начиная с народного артиста Станислава Любшина и заканчивая уборщицей тетей Любой, получают в праздник пакет с бутылкой водки, палкой колбасы, коробкой конфет, сыром «Виола» и банкой шпрот… Основываясь на подобных наблюдениях, мы считаем необходимым для характеристики публицистического варианта портрета ввести понятие обратной адресации, предполагающей использование соответствующей или намеренно противоположной выбранной собеседником ты/вы номинации.

Уважение журналиста к интервьюируемому выражается в используемых им речевых стратегиях: в тексте нет ни одной, явной или скрытой, колкости, вопросы, касающиеся каких-то отрицательных качеств, подаются в форме ироничных высказываний:

- На что жалуетесь, больной?- На легкую усталость. В анализируемом тексте не встречается характерное для публицистического стиля употребление характеризующих имен собственных, однако находим обращение к их значению – выражение используемой автором игры на повышение, выражение имплицированного комплимента:

- А верите ли вы, будто имя и фамилия могут предопределить человеческую судьбу?- Строго между нами: Олег на русский переводится как «величественный». Нет, манией я не страдаю, у меня не плохо развито чувство юмора и самоиронии, просто информирую, вдруг пригодится. Кстати, вполне актерское имя – Ефремов, Борисов, Янковский, Меньшиков…Интересно, что апелляцию ко внутренней форме фамилии героя автор использует как повод начать говорить о его вредных привычках:

- А можно ли было, обладая фамилией Табаков, не начать курить?

- Я за сигаретой потянулся от отчаяния. Когда Ефремов кооптировал меня, двадцати- однолетнего, в правление «Современника», мы регулярно заседали после репетиций, часто до глубокой ночи. Собирались где придется, обычно на квартире у кого-нибудь. Набивались на кухоньку и рассуждали, обсуждали, спорили до хрипоты. При этом смолили все нещадно – Олег, Женька, Галя, Игорь… (Ефремов, Евстигнеев, Волчек, Кваша – А.В.) дым я глотал наравне со всеми. Показалось обидным страдать понапрасну, вот и сам взял сигаретку. Курить, может, и не курил, но видимость создавал.

При анализе типичного для каждого профессионального вида портрета адресата и адресанта выявляется следующая закономерность: данные речевые роли обычно распределяются между людьми, составляющими социальную оппозицию «начальник – подчиненный». Так, рассказывают и оценивают друг друга тренер – спортсмен, певец - композитор/продюсер, режиссер – актер, политик-начальник и политик-подчиненный. Повествование о членах семьи строится немного по-другому: в портретировании меньше оценочности и больше преувеличений.

Итак, для портрета в СМИ характерен приоритет адресата, что выражается в асимметрии категорий авторизации и адресации. Уважительное отношение коммуникантов друг к другу репрезентируется в апелляции к значению имени и фамилии собеседника, использовании иронии и самоиронии, ответном выборе номинации собеседника (обратной адресации).

§ 3. Условия общения как прагмастилистический аспект портретирования человека в СМИ Выбрав объект портретирования и определив основные характеристики типичного адресата, а также его информационные запросы, автор должен учесть и условия общения: вид СМИ, форму и вид речи. Они влияют на композиционную организацию, то есть место портрета в структуре публицистического дискурса.

Обращение к данному речевому жанру может предполагать как его совпадение с целым текстом, так и включенность в структуру другого жанра (подробнее см. гл. 1, п. 2.2). В данном случае портретное описание функционирует в рамках публицистического стиля, что влияет на синтактику материала (предложение – статья – страница – вид всего издания) и на его семантическое наполнение (лексические стереотипы и тематика). Под синтактикой РЖ мы понимаем не только собственно композицию, но и выбор того или иного регистра, вида речи, а также формы речи и особенностей использования паралингвистических средств, то есть различные варианты построения текста. Рассмотрим основные особенности композиционного построения публицистического варианта РЖ портрета. Для этого проанализируем прагматические характеристики ситуации портрета, влияющие на его логическую организацию.

Форма речи: устная/письменная Форма речи – заданная для портрета характеристика, так же, как и выбранный публицистический жанр или устойчивая композиционная внутритекстовая модель. Устная речь характеризует радио- и телепрограммы, письменная – периодические издания, включая их вторичное существование в Интернете. Однако отметим, что интервью первоначально принадлежат устной форме общения, а затем перекладываются в письменную фору.

Считаем важным отметить, что в портретных материалах те или иные издания выстроили устойчивые композиционные модели, которые успешно используются на протяжении нескольких лет.

Так, находкой молодежного журнала можно считать «ООРS!»

графологическую экспертизу, состоящую из двух блоков: анкеты, заполненной каким-то известным человеком, и анализа его почерка с предположительной оценкой характера. Приведем два характерных примера: проанализировав этот почерк, можно заключить, что его хозяин – человек уверенный и отважный, это воин, беспокойный и стремящийся к битве, даже если ему не хватает. В личности этой особы есть определенная юношеская наивность, которая приносит ей много разочарований. Это идеалистичная и романтичная натура (о Н. Грановской из группы «ВИА-Гра», ООРS!, № 5, 03);

Некоторая округлость исследуемого почерка, возможно, свидетельствует о внутренней ранимости его обладателя, хотя и скрытой за внешней личиной безразличной агрессивности ко всему и вся. Прочие графологические нюансы говорят о том, что такая натура может показаться легко внушаемой. Однако это представление весьма обманчиво, так как писавший эти строки сам на подсознательном уровне способен управлять теми, кто давит на него извне (О певице Линде, ООРS!, № 7, 01).

Обычным для портрета можно считать использование краткого, резюмированного рассказа о том или ином герое материала, который может быть обозначен как «анкета», «справка», «досье»: Анкета (в материале о Т.

Дорониной): Любимое время года - ранняя осень. В это время кажется: все еще будет хорошо. Любимый цвет – белый. Любимый запах – запах тающего снега. Любимое блюдо – любое, приготовленное мною. Любимый напиток – молоко. Праздник – Новый год. На необитаемый остров взяла бы с собой роман Булгакова «Мастер и Маргарита» и фильм Шукшина «Печки-лавочки».

ДАРРЕН ХАЙЕС Настоящее имя: Даррен Стенли Хайес;

Кличка: Даз;

День рождения: 8 мая 1972 года;

Место рождения: Логан Сити Брисбейн, Куинсленд, Австралия;

Любимый фильм: все «Звездные войны» и «Блейд»;

Он вегетарианец и не пьет никакой алкоголь;

Его хобби: ходить за покупками, читать (особенно рассказы о вампирах), смотреть фильмы и бродить по Интернету;

Домашнее животное: маленький кокер-спаниэль по имени Оби;

Любимый город: Нью-Йорк;

Любимая модная марка: Дольче и Габбана (Cool, № 13, 02).

В журнале «Неон» (июнь, 02) перед интервью с группой «Динамит»

примерно по такому же плану дается краткая информация о трех участниках группы: дата рождения, музыкальное образование, знак зодиака, цвет глаз, рост, вес, характер, любимые группы, любимый фильм, отдых. Похоже характеризуются, например, и сестры Олсен, двойняшки, снявшиеся в нескольких фильмах (Все звезды, № 12, 03).

С краткого представления биографических данных, ступеней карьеры обычно начинается материал о политике: СПРАВКА. Владимир Константинович Буковский родился 30 декабря 1942 года. Первый конфликт с советской властью произошел в 1959 году: за участие в издании рукописного журнала был исключен из школы. Первый арест – в мае 1963-го – за попытку размножить фотоспособом запрещенную в СССР книгу. Признан невменяемым и отправлен на принудительное лечение… (Владимир Буковский:

Ворчание последнего диссидента).

Выдержанными в одном стиле: композиционной организации, эмоциональном тоне, - являются представления, а также оценка участников таких телеигр, как «Поле чудес», «Кто хочет стать миллионером?», «Слабое звено» [М. А. Канчер: 13].

Каждая телепередача имеет уникальную композицию, оформление, цвето-световое решение. Например, в программе «Мой серебряный шар» ее автор и ведущий Владимир Вульф посещает места, связанные с судьбой того или иного исторического деятеля, использует кадры кинохроники и архивные материалы: Мы на Новодевичьем кладбище в Москве, где похоронены самые великие люди России. Могила, где всегда собираются люди. Памятник знаменитого скульптора Шатова. Там написано: «Надежда Сергеевна Аллилуева-Сталина, член ВКПБ, 1901-1932. От И.В.Сталина. Могила жены вождя Советской России. В программе «Кумиры» используется прием стилизации интерьера «под старину», а текстовая часть передачи организована как монолог героя, вспоминающего эпизоды из своей жизни.

В программе «Большие родители» беседа ведется с детьми знаменитых личностей прошлого, при этом комментарий дает не сам ведущий, а диктор (сравните подобное «разделение ролей» в радиопередаче «Большие люди», когда ведущий беседует с героем, а комментарий ведется от третьего лица). Но все эти телепередачи сближены на том основании, что они выстраиваются под словесное описание, характеристику или автохарактеристику, иллюстрируют то, что вербализовано и без чего видеоряд был бы невозможен. Так из полилога о человеке возникает многоголосье, выстраивается глубокий, полный портрет, целостность восприятия которого обеспечивает ведущий, акцентируя внимание аудитории на главном, создавая эмоциональное восприятие характеристик. В то же время, приемы монтажа затрудняют целостное восприятие текста, поэтому на автора-ведущего ложится ответственность за то, чтобы правильно расставить акценты, использовать аргументацию, не оставить недоговоренностей – в этой роли он приближается к позиции автора художественного текста.

Вид речи Определяющий принцип логической организации портрета в СМИ – вид речи, а именно ее монологическая или диалогическая организация. О соотношении данного признака с признаком первичности/вторичности говорилось выше, но следует уделить внимание и особенностям функционирования исследуемого РЖ в рамках того или иного функционального стиля.

Портрет как РЖ обладает диалогической направленностью, то есть изначально направлен на определенную аудиторию и предполагает ту или иную реакцию (не обязательно в диалогической форме). В разговорной речи портрет с большей вероятностью жанр диалогический в силу стилистических особенностей организации данной сферы общения;

в то же время, ассоциируясь в сознании человека скорее с художественной литературой, он предполагает скорее монологическую организацию. Однако в публицистическом стиле данный стереотип теряет свои позиции: достаточно еще раз перечислить жанры СМИ, так или иначе пересекающиеся с речевым портретом. На фоне программ и материалов с очерковой организацией выделяются различные виды интервью как наиболее приспособленные для портрета.

Диалогичность в некоторых эпизодах текста перерастает в драматургичность, выражаемую в столкновении точек зрения журналиста и героя его материала. В качестве примера можно привести мнения беседующих (журналиста и О. Табакова) об актере В. Машкове: – И Машков? Он, похоже, самый успешный из ваших учеников. – Не стал бы торопиться с оценками… Володя выбрал себе судьбу. Не слишком образованная публика клеит ему ярлык секс-символа, но в первую очередь Машков – талантливый актер и режиссер… Нет, руководить театром можно лишь когда ты готов о других заботиться хотя бы на треть заботы о себе. Все это способствует объективному отношению читателя к изображаемому человеку.

Следующий шаг по «возвращению» к диалогичности делает Интернет.

Общим элементом речевого поведения авторов информации является ее представление в форме диалога (полилога), в жанрах интервью (анкеты интервью, опроса, теста, «виртуального круглого стола»), обращения к клиентам. Данные жанры создают эффект двусторонней коммуникации, исключая вариант пассивного восприятия – просмотра, обеспечивают доминанту контактности, создавая эффект присутствия участников коммуникативного акта» [А.А. Атабекова 2002: 208;

Н.В. Вакурова 2001].

Гомо- или гетерогенность текста портретирования (использование паралингвистических средств) Изучение паралингвистических средств особенно важно для РЖ портрета, так как они могут выполнять как функцию дополнительной информации об объекте речи (разнообразный иллюстративный материал), так и замещающую функцию (как, например, в названии поп-группы «Глюкоза» о может заменяться на один из следующих знаков: @, ;

),).

Текст СМИ обычно является гетерогенным, в телеэфире и Интернете он сопровождается видео- и звукорядом, на радио – звукорядом, в периодике – графическими изображениями (см. Приложение). Так, отличительной чертой «глянцевых» журналов можно считать частое использование поликодовых сообщений, внеязыковых средств: фотографий, рисунков, инфографики [И.

Мясников 2002, О.Л. Каменская 1991]. В качестве примеров можно также привести использование паралингвистических средств в информационных бюллетенях «Наш губернатор» и «В интересах омичей», появившихся перед очередными выборами: 1 – на должность губернатора Омской области, 2 – перед выборами в Госдуму. Один из номеров бюллетеня «В интересах омичей»

(октябрь 2003) посвящен депутату Олегу Смолину. Обязательным признаком бюллетеней является использование фотографий героев, во-первых, на первой странице, во-вторых, в качестве сопровождающих различные материалы. Так, не только в рассказах журналистов и коллег, но и на фотографиях О. Смолин предстает как педагог (фото в учебной аудитории) и как спортсмен (на параолимпиаде в спортивном костюме). Однако заметим, что по отношению к СМИ исследователи говорят о сдвиге в сторону речи, а не картинки.

Исключением можно считать выраженное в тексте личное впечатление автора о человеке: его эмоциональном состоянии, внешнем виде, одежде: С дивана навстречу поднялась молодая женщина с длинными светлыми волосами. Высокая и, несмотря на свое «деликатное» положение, очень стройная, Гвинет одета весьма скромно. Черные брюки «для будущих мам» и коротенький пиджачок из серо-коричневого букле. Обыкновенная молодая женщина без каких-либо VIP-«причиндалов» (АиФ, № 1, 04);

Стивен Сигал со сдержанной гостеприимной улыбкой вышел нам навстречу в синей такой рубашке без воротничка. Я его в одном фильме видел в ней. А может быть, у него их две. Не знаю. Стивен пожал руку Олегу и мне... Он был великан, этот Сигал. Я не думал, что он такой двухметровый шкаф (КП 9.08.02).

Отличительной чертой портрета исполнителя, особенно в молодежных журналах, можно считать частое использование поликодовых сообщений, паралингвистических средств. Своей яркостью, соотношением «картинки» и слова страницы журналов похожи скорее на застывшие кадры музыкальных клипов, чем на более спокойные «GEO», «Караван историй» и «Cosmopolitan».

Впрочем, в окружении семи фотографий американского певца Роба Зомби следующее высказывание-описание внешности не кажется излишним, а лишь еще раз привлекает наше внимание к облику исполнителя: Да и вид Роба тоже не хромает. Свои дреды он отращивает с середины восьмидесятых и добился прекрасных результатов (некоторые растаманы очень даже завидуют).

Прекрасный облик Зомби дополняют татуировки, дизайн большинства из которых он разрабатывал самостоятельно (Сool, № 24, 03).

Прагмастилистические особенности репрезентации диктум-модусного содержания портретов в СМИ будут подробнее рассмотрены в следующей главе, которая позволит завершить построение модели публицистического варианта РЖ «портрет человека».

Выводы 1. Основу модели публицистического варианта портрета составляют такие прагматические категории, как ситуация общении с определяющей ее доминирующей интенцией, типичный образ автора и типичный образ адресата.

Они влияют на языковое воплощение категорий, относящихся к метааспекту и социальному аспекту модуса (авторизации, адресации, выбору ты/вы номинации адресата).

2. Общая коммуникативная цель портрета в СМИ – удовлетворить информационные запросы нерасчлененного адресата, а именно восполнить недостаток информации о человеке, его разнообразных свойствах и качествах.

Эта цель осложняется характерной для СМИ функцией воздействия, а также установкой того или иного издания, программы, теле- или радиоканала.

3. Коммуникативная цель портрета в СМИ реализуется по-разному в различных коммуникативных ситуациях: наиболее характерны ситуация описания человека с целью подчеркивания его личностной индивидуальности и с целью положительной и отрицательной оценки. Реже встречается ситуация представления, наименее часто – ситуация идентификации. Каждой ситуации соответствует определенный коммуникативный регистр: ситуации представления – информативный, ситуациям оценки и подчеркивания личностной индивидуальности – изобразительный. Возможно пересечение ситуаций и соответствующая смена регистров, но та или иная коммуникативная установка остается доминирующей.

4. Типичный образ автора в публицистическом варианте портрета можно охарактеризовать как полифонический, собирательный, многосубъектный. Но если в художественной литературе создается лишь иллюзия того, что героя видят разные люди с разных сторон, то в СМИ это на самом деле так. При портретировании человека в СМИ представлена действительно принадлежащая говорящему (реально существующему человеку) точка зрения, при этом в роли говорящего может выступать сам журналист, третье лицо (от наиболее близкого портретируемому человека до стороннего наблюдателя) или сам портретируемый. Итоговая схема репрезентации образа автора в РЖ «портрет человека»:

1) говорящий – журналист, ведущий: а) собственно автор материала:

выражающий свое мнение или мнение команды;

б) диктор, голос за кадром, досье;

в) «маска» / мнение зрителей 2) говорящий – не журналист: а) хорошо знающие портретируемого люди: близкие, друзья, коллеги;

б) знаменитые личности, представляющие иную, нежели портретируемый, сферу общественной жизни 3) говорящий – сам портретируемый Названные роли могут встречаться в одном тексте в разных комбинациях, также один говорящий может сочетать несколько ролей.

5. В языковом плане полифоничность категории автора выражается в следующих средствах: 1) для портрета человека в СМИ характерны авторизованные высказывания эготивного типа независимо от субъекта речи;

2) при диалогической организации портрета субъект речи назван в начале материала;

3) при монологической организации портрета автохарактеристика репрезентирована как косвенная, при диалогической – как прямая речь.

6. Прием самопортретирования позволяет создать наиболее многогранный, объективный, живой, подлинный образ изображаемой личности. Характерными особенностями прагмастилистической репрезентации автохарактеристики в СМИ являются: использование местоименных и глагольных форм 1 л. ед.

числа, эмотивных и оценочных конструкций, элементов разговорной речи, приемов самоиронии, а также оригинальных форм субъектной организации.

При самопортретировании используются заложенные в русской ЯКМ стереотипы, а именно асимметричное критическое отношение к себе с преобладанием иронии и отрицательной оценки.

7. Типичный адресат портрета в СМИ характеризуется как массовый, нерасчлененно дифференцированный по социальным и профессиональным признакам. Категория адресации репрезентируется в формах второго лица и характеризуется многонаправленностью.

8. Отношения между участниками общения воплощаются также в категориях социального аспекта модуса. Обусловленные ситуацией общения, они репрезентируются в выборе ты/вы номинаций адресата. Автор обычно репрезентирован не в тексте, а за его пределами, адресат – именно в тексте.

Доминирующим способом обращения к адресату являются апеллятивные вводные конструкции типа помните», понимаете». Для «вы «как портретирования в СМИ характерна обратная адресация, то есть ответный выбор номинации адресата.

9. Композиция портретных описаний в СМИ определяется формой речи (периодика/радио/телевидение/Интернет) и диалогическим/монологическим характером текста. Функция портретирования реализуется преимущественно в текстах диалогического характера, что предполагает обращение к самопортретированию и использование живого разговорного языка.

10. Публицистический вариант РЖ портрета включает композиционные модели, общие для всех видов и жанров СМИ: это разнообразные «досье», «справки», «резюме». Отдельными изданиями, программами, жанрами СМИ вырабатываются также устойчивые гомо- или гетерогенные модели.

Глава 3. Диктум-модусный анализ содержания и языкового воплощения портрета в СМИ В современной теории высказывания принято выделять два макрокомпонента смысловой организации: диктум как фактическое содержание, комплекс объективных смыслов и модус как комплекс субъективных смыслов или субъективных аспектов высказывания, наиболее тесно связанных с его прагмастилистическими категориями (говорящий, адресат, коммуникативное намерение, правила речевого поведения).

Теоретиками семантического синтаксиса разработан набор диктумных и модусных категорий высказывания, которые охватывают и средства их воплощения. Среди диктумных категорий (категорий пропозиции) называют такие, как предикат, актанты (агенс, пациенс, адресат), определители;

среди модусных – модальность, оценочность, персуазивность [Ш. Балли 1955: 45, Н.Д. Арутюнова 1999а: 9-10, М.И. Черемисина 1987, Т.В. Шмелева 1995:

11].

Особенности репрезентации социальных и метакатегорий модуса (авторизации, адресации, ты/вы номинаций) в публицистическом варианте РЖ «портрет человека» были проанализированы во второй главе работы. В данной главе решается задача представить диктум-модусную модель РЖ «портрет человека» в СМИ, а именно особенности прагмастилистической репрезентации диктумных и некоторых модусных категорий1 портрета и их взаимосвязь.

Исследователи выделяют следующие типы модусных категорий (от автора к адресату): 1. метакатегории (первичные характеристики высказывания): комплекс авторских оценок и автокомментариев: уместность, отбор информации (организация высказывания в связи с правилами речевого поведения), коммуникативное намерение, мотив, авторизация, адресация, РЖ;

2. актуализационные: персонализация, модальность (реальная/ ирреальная), временная и пространственная локализация (Кто субъект события?

На самом ли деле оно имело место? Когда? Где?);

3. квалификативные: модальность (виды ирреальной), оценочность, персуазивность;

4. социальные: номинации как показатель отношений между автором и адресатом [Т.В. Шмелева 1995: с.14-15, 21, 26, 29].

Исходные теоретические положения описания: 1) представление о диктуме как коммуникативно-ориентированной объективной содержательной характеристике портрета;

2) представление о модусе как о сложной системе субъективных смыслов, репрезентирующей взаимосвязь прагматических и содержательных категорий портрета.

Исследуемому речевому жанру свойственна собственная логика отражения объекта. На содержание портрета влияют такие прагматические факторы, как объект речи, фактор адресата и фактор адресанта.

1. Объективные характеристики изображаемой личности воплощаются прежде всего в диктумной части портрета и в различных номинациях портретируемого. Для того чтобы приступить к портрету и определить уровень детализации дальнейшего повествования, его моно- или полиаспектности, автор должен знать человека, его внешние и внутренние качества, его положение в реальном мире.

2. Фактор адресата влияет и на диктумное (портрет как ответ на информационный запрос адресата), и на модусное содержание высказывания оценочность связаны с учетом его социальных (эмоциональность, характеристик). Портрет кого-либо в первую очередь включает ту информацию о чертах человека, которая потенциально востребована адресатом, поэтому выбрав объект портретирования и учитывая фактор адресата, говорящий решает, какие именно черты он хотел бы подчеркнуть, о чем рассказать подробнее, а что оставить вне поля зрения.

3. Фактор адресанта формирует основные модусные смыслы и средства их репрезентации. Именно модальные категории репрезентируют собственно авторскую точку зрения на содержание высказывания и создают многообразие портретов в СМИ.

Комбинация этих важнейших факторов (общение «журналист/издание – читатель», «автор – объект описания», «адресат – объект») создает логику и аксиологию отображения личности в портрете: возможную детализацию, одно- или полиаспектность, соотношение с реальностью, отношение к группе и под.

Но кроме этих факторов в языковой прагмастилистической репрезентации объекта портрета участвуют стереотипы, заложенные в языковой картине мира в таком ее фрагменте, как образ человека.

Остановимся на них кратко:

Для ЯКМ характерно доминирование наивно-субъективных 1.

представлений о человеке. Эта черта приложима и к объекту портрета в СМИ, где в связи с ориентацией текстов на обыденное сознание адресата достаточно велика доля субъективности и ненаучности. И пусть способ концептуализации, свойственный языку, наивен, но, как отмечают исследователи, наивные представления (с элементами наивно-поэтического, наивно-мифологического, наивно-философского сознания) не менее сложны и интересны, чем научные [Ю.Д. Апресян 1995: 38].

2. Человек в русской ЯКМ предстает как единство внешнего и внутреннего. Ученые исследуют как само представление образа человека в языковой картине мира, так и образы-концепты его частей и принадлежностей.

Отмечается, что человек в русской ЯКМ мыслится как динамическое, деятельное существо, выполняющее три типа действий: физические, интеллектуальные, речевые. Ему свойственны и определенные состояния – восприятие, желание, знания, эмоции. Он определенным образом реагирует на внешние и внутренние воздействия, и каждым видом деятельности ведает своя система, которая локализуется в определенном органе. Исследователи называют такие внешние части человека, как видимые органы, части тела (фигура, лицо, руки и т.д.), объекты владения (одежда, жилье);

а также такие внутренние, как умственные способности разум), морально-нравственные качества (ум, (совесть), психологические особенности (дух, душа) [Ю.Д. Апресян 1995, Е.В.

Урысон 1999, Е. Г. Эткинд 1999, В.М. Богуславский 1994: 224, И.В. Бурнос 2002, С.В. Владимирова 2002, О.В. Коротун 2002, Е.В. Коськина 2004, В.А.

Маслова 2001: 139, С.Е. Никитина 1999, Н.А. Седова 2000]. Описываются языковые единицы, обозначающие органы и квазиорганы человека (условные части, которые отражают наивное представление о психике человека) [М.П.

Одинцова 1994;

Э.Р. Замалютдинова 2002].

3. Образ человека представлен в языковых и ментальных стереотипах, прежде всего стереотипах обыденного сознания, которые носят устойчивый характер и связаны с социальной принадлежностью человека. Это прежде всего гендерные и национальные стереотипы, отражение которых находим и при портретировании человека в СМИ.

4. Стереотипными для ЯКМ являются яркая аксиологичность языкового сознания и образа человека, отраженные прежде всего в паремиологии и фразеологии, а также в оценочных номинациях. При этом соотношение положительно и отрицательно оцениваемых качеств в образе человека зависит от национально-культурной специфики. В русской ЯКМ заложено преобладание критического отношения к человеку, что отражается и в современных СМИ, где сформировались особые способы выражения отрицательной оценки: юмор, ирония, прямые оценочные номинации, использование которых все же ограничено стилистическими предпочтениями и традициями определенных изданий и программ.

5. Так как нет ничего важнее человека как объекта познания и описания, то следующей чертой его языкового образа является многоаспектная параметризация (профессиональные и социальные роли, функции, действия, увлечения) [Н.А. Седова 2002а, 2002б]. Это в высшей степени характерно для воплощения языкового образа человека в СМИ. Говоря о художественном образе героя, Е.Н. Винарская описывает систему образных отношений, которая «не должна оставить читателя равнодушным». По нашему мнению, о подобной системе можно говорить и по отношению к субъекту референтной ситуации в жанре портрета: это единичное (внешний вид, поведение, качества характера, социальные роли), общее (то, что характеризует человека как принадлежащего определенной среде и социальному классу) и всеобщее (авторские размышления о типичности объекта речи, сопоставление его с другими и с самим собой) [Е.Н.

Винарская 1989: 26-27]. Публицистический вариант портрета предлагает особую палитру личностей и их отдельных качеств, интересующих современную аудиторию и привлекающих внимание авторов-журналистов.

Таким образом, можно говорить о том, что образ человека в СМИ представляет собой единство объективного, реального, того, что заложено в дискурсе и прагматических параметрах определенной коммуникативной ситуации, и наивного, национально детерминированного, мифопоэтического, заложенного в русской ЯКМ. Проанализируем типичное диктум-модусное содержание публицистического варианта портрета, обращая внимание на общие и частные аспекты его репрезентации.

§ 1. Прагмастилистический анализ диктумного содержания портрета в СМИ: воплощение диктума в категориях высказывания и текста Отрезок действительности (диктум), репрезентируемый в речевом жанре портрета, – человек со всеми своими элементами, характеристиками, связями. В теории семантического синтаксиса сложился набор диктумных категорий (пропозиции – определителей, синтаксического субъекта – комплементов, актантов (субъект – объект) – предиката (событийного – атрибутивного), агенса, пациенса, адресата и под.), который традиционно используется при анализе содержания высказывания [Н.Д. Арутюнова 1999: 403, 471–476;


В.А.

Белошапкова 1977: 127–131;

М.И. Черемисина 1987]. Несмотря на то, что объектом данного исследования является текст или его фрагмент, на первом этапе анализа диктумного содержания мы прибегаем к использованию семантических моделей портретных характеристик как отдельных высказываний, составляющих боле сложное целое. Этот аспект анализа портрета человека как элемента различных ФС исследован достаточно подробно [Л.Б. Никитина 2003: 80-92;

Н.Д. Федяева 2000;

М.Н. Никонова 2004], поэтому остановимся лишь на обзоре наиболее характерных для изучаемого РЖ типов пропозиций и соответствующих им предикатов. При этом будем опираться на типологию пропозитивных структур, предложенную Н.Д.

Арутюновой [Русский язык 1997: 475] и представляющих их структурно семантических моделей [Семантические типы… 1982: 84-108].

Наиболее типичны для портретирования процессуальная модель Х что делает, признаковая модель Х какой/каков и именная модель Х есть что/кто.

Самой распространенной при портретировании человека в СМИ является модель качественной характеризации, в которой наряду c диктумным содержанием воплощается и оценочный модусный смысл, поскольку качественная характеризация человека часто является качественно-оценочной (см. гл. 2 § 1, гл. 3, п. 2.3). В этой ситуации портретирование чаще всего реализуется как признаковая модель Х какой/каков и ее варианты Х какой/каков в сравнении с У, Х похож на У (45%, см. гл. 3, § 3,).

Процессуальная модель Х что делает (30%) обозначает действие, обычно производимое человеком, или состояние, в котором он пребывает: К сожалению, я тоже стал мрачным, озабоченным, быстро, словно под обстрелом, пересекаю открытое пространство (М. Жванецкий, К, № 2, 2005).

Субъект пропозиции (Х) характеризуется агентивным значением. Вариантом названной модели, часто используемым при портретировании человека, является модель Х любит что делать/что, репрезентирующая устойчивые характеристики субъекта и поэтому не требующая локализаторов [Семантические типы… 1982: 139-143]: Люблю общаться, путешествовать, в общем, люблю жизнь во всем ее разнообразии (Автодорожник, № 24, 2004).

Для портретирования также характерна именная модель Х есть что/кто (10%), которая чаще всего используется в ситуации представления: Ведущие шоу – две Ксении – Бородина и Собчак – дочери известных политиков;

Солнце и Май – одна из заметных пар в «Доме» (КП, 3.12.2004).

Все структурно-семантические модели при портретировании принимают характеризующее значение, поэтому анализ портретов в СМИ с использованием представленного выше понятийного аппарата предсказуем и очевиден. В то же время он, по нашему мнению, недостаточен для адекватного представления диктумного содержания портрета как текста по нескольким причинам: 1) традиционные диктумные категории предназначены для характеристики смыслового содержания отдельного высказывания, а не текста или его части (которые могут представлять контаминацию различных моделей), при этом их выделение непосредственно связано с формальной организацией высказывания;

2) данные категории характеризуют синтаксический субъект по его роли в структуре пропозиции, а не по отношению к другим субъектам за ее пределами;

3) выделенные в теории семантического синтаксиса смысловые модели (отношение, восприятие, отождествление, соответствие), или виды пропозиций именования, тождества, характеризации) не (бытийная, представляют стройной системы репрезентации объекта речи во всей его многоаспектности. К тому же, структурно-семантические модели характерны для портрета как инварианта, для анализа же его вариантов представляется возможным дополнительно обратиться к другим понятийным категориям.

Поэтому, исходя из задач нашего исследования, необходимо изучить способы представления объекта речи (субъекта пропозиции) во всех возможных при портретировании человека смысловых отношениях с учетом его коммуникативного аспекта. В решении этого вопроса будем опираться на понятийный аппарат, предложенный исследователями ораторской речи. Для обозначения множества смысловых отношений, репрезентируемых в речи и коммуникативно ориентированных (с учетом фактора адресата), используется понятие «топ» (смысловая модель, смысловой компонент, общее место). Таким образом, содержательная характеристика отдельного высказывания дополняется приемами анализа топических моделей, поскольку и то, и другое необходимо для выявления особенностей репрезентации и дифференциации представлений об объекте речи (человеке) в СМИ.

В риторике топов А.К. Михальская выделяет девять основных видов топов: род – вид, определение, целое – часть, свойства (признаки, качества, функции), сопоставление и противопоставление, причина и следствие, обстоятельства, пример (свидетельство), имя (обращение к происхождению слова) [А.К. Михальская 2001: 149–183]. Портрет как репрезентация функционально-семантического типа «описание» чаще всего строится на основе смысловых моделей «род – вид», «целое – часть», «свойства», «сопоставление» и их сочетаниях [Основы общей риторики 2000: 85;

В.М.

Хамаганова 2004: 64–65]. В публицистическом варианте РЖ «портрет человека» эти смысловые отношения представлены следующим образом: 1.

топ «род – вид» репрезентируется в описании человека как представителя социальной и профессиональной группы;

2. топ «целое – часть» – в описании группы людей, а также в использовании партитивов при портретировании человека;

3. топ «свойства» – в выборе характеризующей доминанты или ипостаси человека: как известного «внешнего» – «внутреннего», – неизвестного, обычного необычного, реального вымышленного – – (идеального), статичного – динамичного;

4. топ «сопоставление» – в выборе объекта и языковых средств со- или противопоставления.

1.1. Прагмастилистическая репрезентация смысловой оппозиции «род – вид»: социально-ролевая дифференциация портретов Портрет человека отражает его положение в обществе, которому свойственно иерархическое строение. В данном разделе, говоря о принадлежности и отношении портретируемого к определенной группе, сосредоточимся на портретировании одного человека как ее представителя.

Деление социума производится в сознании человека по различным признакам:

социальной, профессиональной, национальной, половой принадлежности человека. Языковая картина мира отражает это деление в многоаспектности номинаций объективных характеристик личности.

1.1.1. Прагмастилистическая репрезентация профессиональной принадлежности портретируемого К параметрам, входящим в семантическую область субъекта референтной ситуации, относится обозначение степени известности и рода занятий портретируемого человека. Для публицистического варианта портрета важно то, что от степени известности зависит и наличие/отсутствие определенных паралингвистических средств: так, если речь идет о знаменитой личности, то адресат уже скорее всего имеет представление о ее внешнем виде, поэтому газетный или журнальный текст не обязательно иллюстрируется рисунками и фотографиями (что, впрочем, не относится к телевизионному тексту, в котором видеообраз является неотъемлемой частью портретирования).

Один и тот же человек может предстать в разных ипостасях (что соответствует его различным социальным и индивидуальным ролям в жизни):

как гражданин, как профессионал, как член семьи, как спортсмен, отдыхающий (например, дачник), покупатель и так далее. Е.В. Васильева справедливо отмечает, что в коллективистских культурах, к которым можно отнести и российскую, «люди несколько более склонны судить о других по их групповой принадлежности» [Е.В. Васильева 2001: 31]. Если типизировать варианты портрета в СМИ по многоплановым признакам объекта речи, то можно выделить тематические группы, или культурные блоки, которые помогают читателю узнать об интересах современника. Мы выделяем следующие тематические варианты портрета, наиболее часто встречающиеся в СМИ:

портрет политика, певца (музыканта), спортсмена, актера (режиссера), композитора, журналиста, писателя, ученого, а также «обычного» человека вне зависимости от его профессиональной принадлежности.

Самым объемным является блок «политика», что свойственно именно нашей стране, в которой события политической жизни по-прежнему затмевают собой в сознании граждан все другие сферы. Это связано и со спецификой современных СМИ: обычно все «горячие» факты касаются если не политических актов, то личной жизни тех, кто «делает» политику. Объектом портрета соответственно становятся депутат, губернатор, мэр, президент, кандидаты на названные должности. В исторических очерках объект портрета меняется: это может быть царь или его сподвижник, руководитель или член какой-либо партии. Например, в программе К. Смирнова «Большие родители»

(16.11.03) автор беседует с дочерью С. Орджоникидзе Этери о жизни ее отца, его политических убеждениях и отношениях с друзьями (см. Приложение).

Но, впрочем, следует согласиться с главным редактором «КП» В.

Сунгоркиным, который, принимая участие в радиопередаче, посвященной современной прессе (радио «Маяк», 16.05.01;

4.02.04), говорил о том, что человек устает от политики, что у него есть свободное время, когда хочется отдохнуть от повседневных забот. Поэтому следует обращаться к более легкому для восприятия материалу. Именно такой «отдушиной» и стали в последнее время материалы из блока «Шоу-бизнес», негативной стороной которых является опять же обращение к всевозможным слухам, сплетням, скандалам [М.А. Сидорова 2003].


Одним из наиболее объемных содержательных типов публицистического варианта исследуемого жанра является портрет спортсмена. Источниками материала в нашем исследовании являются различные издания, но большая часть примеров взята нами из центральной спортивной газеты «Спорт экспресс». Заметим, что объектом портрета в газете может быть не только спортсмен, но и команда, тренер, любитель, а также человек, принадлежащей к такой профессии, как спортивный агент. Обычно это бывший спортсмен, который прекрасно разбирается в профессиональных и юридических нюансах определенного вида спорта. Мы также предполагаем, что при более глубоком анализе портрета спортсмена можно пользоваться дополнительной тематической дифференциацией текстов, основанной на принадлежности человека к определенному виду спорта: футболу, хоккею, теннису, баскетболу, плаванию и так далее. На основе подобной типологии можно говорить о популярности и востребованности в обществе того или иного вида спорта. Так, в российской прессе большинство материалов посвящены футболу, хоккею и теннису.

За рамки культурных блоков выходят портреты обычных людей (см., например, понятие об обычном, то есть «среднем человеке» у Федяевой), а также тех, кто способен привлечь внимание своим необычным поведением или внешним видом [Н.Д. Федяева 2000]. Портрет обычного человека встречаем прежде всего в радиопередачах с музыкальными поздравлениями. Их авторами являются родственники, близкие, коллеги объектов описания.

Человек иногда оказывается в сложной ситуации, и то, как он с ней справляется, влияет на отношение к нему других. Приведем фрагмент текста, характерного для образа типичного и вместе с тем обычного «среднего»

человека (подчеркнуты обозначения типизированных ситуаций и их героев, качеств, благодаря которым человек «остается в живых» - М.С.): Тысячи людей оказываются в открытом море. Десятки самолетов совершают вынужденную посадку в пустынях и в тайге. Люди месяцами плутают в тайге, замерзают в тундре.… Многие погибают, но кто-то остается в живых.

Почему? Похоже, что именно воля, мужество, умение постоять за себя и любовь к жизни помогают человеку выйти из, казалось бы, безвыходного положения (Робинзоны нашего времени, К, № 50,98).

В зависимости от профессиональной принадлежности человека назовем те различные стороны его личности, которые находят воплощение в вербальных и невербальных средствах экспликации. Основываясь на материале всего исследования, представим их в виде таблицы, имея в виду те качества, которые больше всего интересуют говорящего и адресата.

Таблица 4. Качества личности, доминирующие при портретном описании представителей различных профессиональных групп в СМИ Профессионал Индивидуальность, личность Отношение к определенным Интересы, отношение к спорту, Политик законам, льготам, карьере личная жизнь Профессиональные качества, Увлечения, обычно очень Поп-певец, внешний вид дорогие: автомобили, дайвинг, музыкант участие в гонках на выживание.

Несоответствие сложившегося образа настоящему внутреннему состоянию Спортивные достижения, шаги Обращение к личной жизни Спортсмен к пьедесталу, описание тех, не спортсменов только в имеющих прямого отношения зависимости от желания самого к спорту, сторон жизни человека. При человека, в которых он также самопортретировании - порой считает себя профессионалом: невероятные факты как средство бизнес, шоу-бизнес привлечь внимание. Обращение к теме родины: город, страна как место рождения или получения начального или профессионального образования Роли, в том числе Увлечения, личная жизнь Актер, «несбывшиеся»

режиссер Косвенная характеристика, Личностные качества, черты Композитор обычно с привлечением характера, которые также образов из произведений проявляются в различных композитора случаях, связанных с творчеством Карьера (в каких СМИ Интересы: от любимой книги до Журналист работал), идеалы в мечты детства профессиональной сфере Роль личности в науке, объем Увлечения, привычки, интересы Ученый и ценность работы ученого для практики Для языковых репрезентаций портретов различных тематических типов характерно соответствие каждому из них лексики определенной тематической группы и предикатов интеллектуальной, нравственной или физической сферы.

Так, при портретировании политика используются политические термины и предикаты интеллектуальной сферы, при описании певца, музыканта – музыкальные термины, предикаты физической сферы, композитора – музыкальные термины и предикаты морально-нравственной сферы, спортсмена – спортивные термины, предикаты физической сферы, метафорические оценочные номинации, прецедентные имена собственные, ученого – термины соответствующей специальности, предикаты морально-нравственной сферы, обычного человека – предикаты морально-нравственной и физической сферы и приемы сопоставления.

Итак, портреты в СМИ воплощают стереотипные для русской ЯКМ приоритеты профессиональной деятельности и серьезного отношения человека к своему занятию. От профессиональной ориентации портретируемого зависит выбор тех качеств личности, которые автор считает доминирующими, главными для описания, и соответствующих языковых средств их репрезентации.

1.1.2. Прагмастилистическая репрезентация национальной принадлежности портретируемого в СМИ О национальности в СМИ говорят, когда этот параметр личности становится актуальным: при смене места работы, места жительства или гражданства, при частых посещениях зарубежных стран. Поэтому обычно встречаем апелляцию к национальной принадлежности спортсменов: из-за особенностей спортивного образа жизни они вынуждены переезжать из одной страны в другую. Именно этим объясняется интерес журналистов к тому, как спортсмен освоился в том или ином месте, не забыл ли он родину, есть ли у него проблемы с языком:

- Слышал, что вы 7 лет не были в России. Это, кстати, чувствуется по вашей речи – говорите по-русски ярко и интересно, но все же с английским акцентом.

- Так и есть – в родной Москве не был с 1997 года. Сначала побаивался возвращаться на родину из-за угрозы службы в армии, а затем, что называется. Прикипел к Бостону, и ностальгия постепенно ушла. Жена у меня американка, младший брат ходит здесь в школу. Вот только жаль, что родителей уже почти три года не видел (из интервью с С. Самсоновым, СЭ, 2.02.04);

Чем дольше нахожусь вне России, тем больше хочется домой. Скучаю (хоккеист П. Дацюк, СЭ, 27.01.04);

- Что для Сычева сейчас самое важное?

- Влиться в команду для него не составит большого труда. Многих он давно знает, да и языковых проблем у него быть не должно (СЭ, 30.01.04).

Таким образом, судя по материалам портрета спортсмена в СМИ, можно говорить о дополнительной детали его языкового образа: спортсмен является «гражданином мира», но с четко выраженной национальной принадлежностью.

Апелляция к национальности, к отношению человека к родине актуальна и при портретировании актеров, певцов, вообще людей искусства:

Я стала слишком итальянкой. 25 лет живу на Западе и уже изменилась.

Когда приезжаю в Россию, то воспринимаю ее как чужую: той страны, которую знала я, нет. Как нет моего детства, юности. Нет людей, языка… Я люблю Италию, это моя вторая родина (Караван историй, беседа с Е.

Щаповой-де Карли, март, 2002).

Языковая репрезентация национальной принадлежности портретируемого характеризуется частым употреблением в переносном смысле глаголов с семантикой изменения состояния: прикипел, затягивают;

а также лексических единиц тематической группы стран, «Национальность» (наименования национальностей, языков), прилагательного чужой как антонима местоимения свой.

1.1.3. Прагмастилистическое воплощение гендерного фактора при портретировании человека «Важнейшее деление людского рода на две части (мужчины – женщины) до недавнего времени не привлекало к себе специального внимания лингвистов» [Е.А. Земская 1993: 90]. Тем не менее оппозиция «мужской – женский» является фундаментальной как для архаической, так и для классической культуры. В рамках лингвокультурологии категория гендера рассматривается как социокультурное явление, для исследователей-лингвистов важным является проследить особенности ее отражения и преломления в языке [А.В. Кирилина 1998, К.В. Киуру 2000, Д.Ч. Малишевская 1999, В.А. Маслова 2001, Н.Л. Пушкарева 2000, О.С. Рогалева 2002, 2004].

Для публицистического варианта РЖ портрета характерен интерес к межличностным отношениям мужчины и женщины, особенно если объектом изображения является известный человек: Галина Кузнецова появилась на его небосклоне как-то внезапно. К тому времени он, уже перешагнувший пятидесятилетие, особенных перемен в своей личной жизни не намечал – жил себе с женой Верой Николаевой, которая верно прошла с ним все тяготы эмиграции и кротко переносила все взрывы бунинского характера… Галина тоже писала, и начало ее как писательницы было обнадеживающим. Это потом Бунин с тоской воскликнет: «Что вышло из Галины! Какая тупость, какое бездушие, какая бессмысленная жизнь!» А в начале их любви она была для него «девочкой-виденьем»: «Бал писателей в январе 27 года – приревновала к Одоевцевой. Как была трогательна, детски прелестна! Возвращались на рассвете, ушла в бальных башмаках одна в свой отельчик» (Девушка из Грасса, К, 29.01.98).

По отношению к нашим современникам принято говорить как о семейных отношениях, так и о свадебных планах: Несмотря на то, что один из самых завидных женихов мира, 22-летний бывший дружок Бритни Спирс, постоянно фигурирует в светской хронике в компании то одной, то другой топ-девицы, сам он уверенно заявляет о том, что не собирается обзаводиться семьей еще, как минимум, пару десятков лет! (интервью с Дж. Тимберлейком, OOPS!, № 5, 03).

Отмечается, что вся традиционная культура является маскулиноцентричной, то есть доминирующую роль в обществе играет мужчина, а с самим словом «женщина» связываются преимущественно негативные смыслы [В.А. Маслова 2001: 124]. Интересными являются наблюдения над концептами и в «женственности» «мужественности»

объявлениях о знакомстве (брачных объявлениях). Тексты данного жанра отражают гендерные стереотипы, то есть и социально «культурно обусловленные мнения и пресуппозиции о качествах, атрибутах и нормах поведения представителей обоих полов» [А.В. Кирилина 1998: 98]. Для объявлений о знакомстве важным оказывается прежде всего образ говорящего:

исследователи брачных объявлений отмечают, что «положительный образ автора-женщины, созданный ею самой, отличается от общекультурного стереотипа, отражающего женское несовершенство и изобилие пороков – болтливость, любопытство, капризность, притворство и т.д.... В текстах брачных объявлений отмечается актуализация следующих стереотипов:

эстетизация женской внешности, градация по возрасту, проявление личностных качеств, акцентуация одиночества, женская сексуальность» [О.С. Рогалева 2004]: Привлекательная, стройная, самостоятельная омичка, 35/165, в/о, познакомится с мужчиной приятной внешности, без материальных проблем (ОД, № 33, 2004). Как видим, авторы объявлений не только рассказывают о себе, но и пытаются описать своеобразный идеал человека, с которым они хотели бы познакомиться (см. п.1.3).

Особенности языковой репрезентации гендерного фактора в портрете характеризуются использованием лексических единиц тематических групп «Семья» (жених, невеста, семья, знакомство, девушка), а также положительно оценочных лексических единиц при самопортретировании и при создании образа идеального представителя противоположного пола.

Помимо профессионального, национального и гендерного аспекта, в системе социально-ролевых дифференциальных признаков «портрета» важным является и возрастной аспект Фадеева Ориентация на [Т.А. 2000].

определенную аудиторию: тинейджеров, студентов, пенсионеров (см. гл. 2, п.

2.2) – в некоторых случаях определяет предпочтения журналистов в выборе героев определенного возраста (внутривузовские издания, молодежные журналы).

1.2. Прагмастилистическая репрезентация смысловой оппозиции «целое – часть»: портрет одного человека – группы, полный – детализированный портрет 1.2.1. Портрет одного человека или группы как виды портрета в СМИ Т.Г.Никитина предлагает выделять в концепте «человек» несколько сфер2:

Таблица 5. Основные сферы концепта «человек»

А. Человек. Б. Человек и окружающий его мир.

I. Человек как живое существо. I.Человек в мире людей.

II. Внутренний мир человека. II.Человек в мире вещей.

III.Человек как деятель. III.Пространство и время человеческого бытия.

Сфера «А» исследована наиболее глубоко, анализ же портретных описаний групп дает возможность обратиться к сфере «Б1» «Человек в мире людей». Наличие количественных различий портретируемых – одна из особенностей изображения человека в СМИ. В художественной литературе [цит. по: Н.Д. Федяева 2000] роль описаний группы невелика: они используются для изображения определенного множества или типа людей.

В литературоведении и искусствоведении теория портрета не разработана настолько, чтобы оппозиция «групповой – частный (единичный) портрет» стала аналитической. Отчасти это подтверждается сочетаемостью слова «групповой»:

групповые занятия, групповой комитет [Толковый словарь русского языка 2000: Т.1, 631], групповой брак, групповые интересы;

словосочетание означает живописное и т.п.

групповой портрет «фотографическое, изображение группы лиц» [Словарь современного русского языка 1992: Т.3, 366]. В изученной нами научной литературе нет вопроса о групповом портрете в литературе, искусстве, СМИ, нет теории группового портрета как эстетической категории. Уточним: дело не в том, что нет художественных описаний группы, а в том, что они не квалифицированы как портрет, не подведены под эстетическую, словесно-художественную категорию группового портрета. В литературоведческих исследованиях встречаются лишь отдельные замечания относительно понятия «групповой портрет». Так, Л.И. Кричевская отмечает, что это не просто «обыкновенное сложение отдельных портретных зарисовок», а форма, «способная вместить разнообразное и глубокое содержание» (как, например, у Л.Н. Толстого «неповторимость душевного склада каждого человека» – «путь к диалогическому единству») [Л.И.

Кричевская 1994: 110]. Мы анализируем понятие «группового портрета» на материале текстов СМИ всесторонне и пытаемся выяснить, что позволяет отнести его к речевому жанру «портрет человека».

Прагмастилистическое моделирование портретных описаний групп может строиться на основании двух подходов: синтетического и аналитического [М.А. Сидорова 2004б].

Под группой мы понимаем как собственно «социальную группу» (семья, класс), так и «категорию» - общность, объединяющую индивидов с одной или несколькими схожими характеристиками молодые/взрослые/пожилые люди, (мужчины/женщины, профессиональные группы) [С.С. Фролов 2001: 45].

Синтетический подход к описанию группы Для портрета в СМИ такого типа характерно единообразие оценки всех членов группы. Так, в статье «Портрет омского учителя» дается обобщенный портрет работников образовательных учреждений города. На уровне грамматики принцип обобщения поддерживается формой единственного числа существительного и прилагательного в заголовке, на уровне лексики – частым употреблением наречия «в основном»: В Омске учителями работают в основном женщины, Учителя в основном люди семейные (КП, 4.10.02.).

Подобные описания строятся на основе среднестатистических данных и выделении тех черт, которые свойственны человеку как представителю определенной группы. Сравните в ХЛ: У кино «Арбатский Арс» уже прохаживались парами девочки, арбатские девочки и дорогомиловские, и девочки с Плющихи, воротнички пальто небрежно приподняты, накрашены губы, загнуты ресницы, глаза выжидающие, на шее цветная косынка – осенний арбатский шик (А. Рыбаков: Ч.1, Гл.1). Описание одежды, внешнего вида, выражения лица – того, что могло выделить одного человека из толпы, - стало основанием объединения нескольких лиц в одну группу.

У А.Блока внешнее сходство – скорее выражение внутреннего единства, единения людей:

Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы. Мы любим все – и жар холодных числ, Попробуйте, сразитесь с нами! И дар божественных видений, Да, скифы – мы! Да, азиаты - мы, Нам внятно все – и острый галльский смысл С раскосыми и жадными очами! И сумрачный германский гений.

Таким образом, идея личности связывается с идеей большинства («как все») и человек характеризуется как «средний» [Н.Д. Федяева 2003]. В повествовании автор движется от частного к общему, «подстраиваясь» под композиционные рамки речевого жанра портрета. Принцип индивидуализации описания, свойственный портрету, в этом случае заменяется принципом типизации, подчеркивания массовости, родовое понятие лица занимает место имени собственного: Главная причина трудностей видится педагогам в политике страны и позиции местных органов власти (КП, там же).

Правда, в этой же позиции может употребляться имя собственное во множественном числе. Подобные лексикализованные формы обычно являются экономичным синонимическим средством: Остапы Бендеры от ислама получают достойный отпор (ОП, 10.02.98.), Дело Чичиковых живет и (там же, 30.09.97). Форма множественного числа имени побеждает собственного прекрасно подходит для обобщенного обозначения представителей определенной профессии и является более выигрышным по сравнению с обычным наименованием вследствие своей экспрессивности:

Бродские и Цветаевы земли омской (ВО, 04.06.98.) [Русский язык конца ХХ столетия 1996: 43-45]. Одним из наиболее распространенных способов обозначения группы является также использование деонимических субстантивов – имен собственных, перешедших в разряд нарицательных или слов, образованных от них суффиксальным способом. Эту традицию начали еще русские критики и писатели второй половины 19 века: В отношении к женщинам все обломовцы ведут себя одинаково постыдным образом (Н.Добролюбов «Что такое обломовщина»), И заметь себе, жестокие люди, страстные, плотоядные, карамазовцы, иногда очень любят детей (Ф.М.Достоевский: «Братья Карамазовы»). Такие слова, с одной стороны, уходят от образности имени, становясь нарицательными, с другой стороны, приобретают суффиксы, за каждым из которых закреплено определенное, чаще всего негативно-оценочное значение: Ура! Вам, жириновцы («Правда Жириновского», № 5, 95), В Ставрополе баркашовцы уже защищают свою деловую репутацию (К, № 29, 98).

Авторы часто делят людей на определенные типы по особенностям характера, поведению, привычкам. При таком подходе мужчины обычно пишут о женщинах, женщины – о мужчинах. В одной из заметок (К, № 14, 99) речь идет о «злых духах офисного пространства» – тех, кого обычно мы называем коллегами. Автор делит их на несколько категорий: воинствующий босс, ядовитая змея, секректарша-фурия, плакса, сплетница, суперпозитивный босс.

Описывается поведение обычного представителя каждой группы и даются советы, как вести себя с такими людьми. Портрет может отражать и несовпадение мнений представителей обеих групп друг о друге: Каждый мужчина, ясное дело, мнит себя крупным специалистом в области женской красоты. Любая женщина также уверена, что ни один мужчина толком в этом не смыслит. Между тем есть люди, которым разбираться в женщинах положено по роду занятий. Нет, это не альфонсы, это фотографы. И кого, как не их, спросить – Что же такое настоящая красота? (КП).

В качестве характеристики группы часто используется представление об одном ее представителе, при этом это не конкретное, а обобщенное представление о человеке, который обладает определенными качествами.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.