авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 27 |

«ЕЖЕГОДНИК СИПРИ ВООРУЖЕНИЯ, РАЗОРУЖЕНИЕ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ИМЭМО РАН _ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Несмотря на то, что Россия и США предпринимают меры для сокра щения своих ядерных вооружений в соответствие с положениями Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (Договор СНВ) 1991 г. и Договора о сокращении стратегических наступательных по тенциалов 2002 г., во время написания этой статьи оставалось неизвестным, будет ли подписан новый договор между США и Россией, вместо Договора СНВ, срок действия которого истекает в декабре 2009 г. Кроме того, Россия, столкнувшись с военным превосходством США и его союзников по НАТО и, пользуясь ростом своих финансовых возможностей в последние годы, отво дит ядерному оружию большую роль в своей стратегии безопасности. В США темпы демонтажа боеголовок снизились по сравнению с 1990-ми года ми, поскольку основное внимание сегодня уделяется продлению жизни тех боеголовок, которые смогут пополнить, так называемый, «страховой запас».

Нераспространение, контроль над вооружениями и разоружение В части III Ежегодника СИПРИ 2009 речь идет об основных усилиях, которые предпринимаются сегодня в мире для уменьшения угроз в связи с вооружениями и военными технологиями. Отдельные главы посвящены контролю над ядерным оружием и нераспространению, химическим и био логическим веществам, обычным вооружениям и торговле товарами, имеющими отношение к безопасности.

В главе 9 описываются основные шаги, которые были сделаны в облас ти контроля над вооружениями и нераспространения в 2008 г. Особое вни мание уделяется событиям прошедшего года в трех странах мира.

Во-первых, рассматриваются изменения в ядерной программе Ирана и при водятся выводы Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) в отношении ядерной политики Ирана в прошлом и настоящем. Во-вторых, в главе анализируются разногласия (в частности, по проблеме установления «режима наблюдения», который устроил бы и Северную Корею, и США), которые привели к срыву программы ядерного разоружения Северной Ко реи, принятой в феврале 2007 г. В-третьих, предметом исследования стало заключение комиссии МАГАТЭ по вопросу подозрений наличия ядерного реактора у Сирии. В главе также идет речь об основных результатах перего воров между Россией и США по проблеме контроля над ядерным оружием и других действиях мирового сообщества в области контроля над вооруже ниями и нераспространения.

Автор главы приходит к выводу, что, несмотря на то, что Россия и США стали уделять больше внимания проблеме контроля над стратегиче скими вооружениями, а мировые политические лидеры и бывшие известные 10 ЕЖЕГОДНИК СИПРИ политики вновь призывают к ядерному разоружению, разногласия и нере шенные вопросы по ядерным программам Ирана, Северной Кореи и Сирии подтверждают слабость современной политики в области нераспростране ния.

То, что Иран смог проигнорировать настойчивое требование Совета безопасности ООН свернуть программу по обогащению урана, ставит под сомнение способность Совета безопасности представлять волю мирового сообщества в поддержке режима нераспространения. То, что Израиль нанес удар по предполагаемому ядерному реактору в Сирии, свидетельствует о том, что некоторые государства недостаточно доверяют существующей сис теме сдерживания ядерной угрозы. Успех шестисторонних переговоров был также поставлен под сомнение в 2008 г., поскольку ядерное разоружение Северной Кореи снова зашло в тупик.

В главе 10 рассматриваются меры, которые были предприняты за про шедший год, для уменьшения угроз возможного применения биологических и химических веществ. В ней подробно описывается, что было сделано для реализации положений Конвенции о запрещении биологического и токсиче ского оружия (КБТО) 1972 г. и Конвенции о запрещении химического ору жия (КХО) 1993 г., включая успехи программы уничтожения складов и предприятий химического оружия.

В главе исследуется все более сложная задача предотвращения исполь зования химических и биологических веществ в антигуманных целях: тео ретически тысячи токсичных химикатов и патогенных веществ могут быть применены и представлять угрозу жизни человека. Более того, многие оценки потенциальных угроз сходятся на том, что применить эти вещества способны скорее негосударственные акторы, а это еще больше осложняет задачу предотвращения такого использования и ликвидацию его последст вий. В дополнение к этому, продолжающийся сегодня промышленный и бионаучный прогресс, будучи сам по себе положительным явлением, может привести к расширению доступа к смертоносным веществам, которые могут быть использованы в антигуманных целях. В главе также рассматриваются официальные заявления, сделанные в 2008 г., в связи с химическим и био логическим оружием, и подводятся итоги проведенного в США расследова ния по делу рассылки спор сибирской язвы по почте в 2001 г.

Глава завершается перечислением положительных результатов полити ки по предотвращению антигуманного использования биологических и хи мических веществ. К этим результатам относятся более эффективные меры по устранению последствий и предотвращению применения ядовитых ве ществ на национальных уровнях, более частое проведение семинаров и обучающих программ, повышающих осведомленность об этих веществах на региональных уровнях, более эффективное выполнение положений резолю ции Совета безопасности ООН № 1540, постановлений Организации по за прещению химического оружия, ЕС и Глобальной контртеррористической стратегии ООН 2006 г. Кроме того, намного больше внимания стало уде ляться лабораторным и научным исследованиям в области биологической безопасности. Несмотря на эти положительные моменты, авторы реали стично смотрят на вещи и приходят к выводу, что добиться «абсолютной безопасности» – невозможно. Поэтому химическая и биологическая угрозы будут постоянно вызывать нестабильность и серьезную озабоченность.

ВВЕДЕНИЕ В главе 11 рассматриваются изменения в области контроля над обыч ными вооружениями и анализируются такие проблемы, как принятие Кон венции по кассетным боеприпасам, ситуация с ДОВСЕ, контроль над обыч ными вооружениями в западной части Балканского полуострова и меры по укреплению доверия между государствами – членами Организации по безо пасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). В главе описывается сложная ситуация в институциональной и договорной сферах, связанных с усилиями по уменьшению угрозы применения обычных вооружений.

С одной стороны, в 2008 г. произошли заметные прорывы. Самым важ ным из них были успешные переговоры, приведшие к созданию Конвенции по кассетным боеприпасам (ККБ) – обязательного для исполнения докумен та, запрещающего применение, производство, хранение и передачу кассет ных боеприпасов, который был подписан 94 странами в декабре 2008 г. С другой стороны, оставалась неспокойной ситуация в сфере контроля над обычными вооружениями в Европе. После того, как в декабре 2007 г., Рос сия приняла решение о приостановке своего участия в ДОВСЕ, долгое вре мя бывшего краеугольным камнем европейской безопасности, судьба этого договора оставалась неизвестной на протяжении всего 2008 г. Оправдывая свое решение, Россия привела многочисленные причины: попытки расши рения НАТО, включая стремление Грузии и Украины войти в эту организа цию;

приглашение Албании и Хорватии стать ее членами;

планируемое раз мещение американских систем ПРО на территории Польши и Чехии;

требо вание Украины о выводе российского Черноморского флота из Севастополя к 2017 г.;

расширение деятельности НАТО за пределы его «зоны ответст венности» (Афганистан). Все это привело к ухудшению качества обмена информацией между участниками договора и поставило его существование под угрозу.

Один из основных выводов главы сводится к тому, что если ДОВСЕ будет и дальше разрушаться, то из-за отсутствия обеспечиваемого им режи ма прозрачности контроля над вооружениями в Центральной и Восточной Европе воцарится атмосфера недоверия и угроз, похожая на атмосферу вре мен холодной войны. С другой стороны, в этой безвыходной ситуации мо жет появиться новый механизм обеспечения безопасности, соответствую щий новым реалиям европейского общества.

В главе 12 внимание уделяется различным имеющим отношение к безопасности трансферам и, особенно, важнейшим изменениям в этой об ласти, произошедшим в 2008 г., в том числе, тем, которые касаются режи мов многостороннего экспортного контроля. Среди них можно отметить решение Группы ядерных поставщиков (ГЯП) открыть гражданское ядерное сотрудничество с Индией;

изменения в политике ЕС по экспортному кон тролю над поставками вооружений и товаров двойного назначения;

меры, предпринимаемые для либерализации торговли военными технологиями и оборудованием между государствами-союзниками и другими надежными партнерами. В приложении приведены и проанализированы сведения о 27 действующих в 2008 г. международных эмбарго на поставки оружия.

В числе прочих основных выводов в главе детально описывается про должающаяся тенденция в сфере экспортного контроля, когда универсаль ный подход заменяется системой «выбора целей и средств», которая подра 12 ЕЖЕГОДНИК СИПРИ зумевает применение индивидуального подхода к каждой стране, в зависи мости от ее политической ситуации, ситуации в сфере безопасности и дру гих факторов. В главе также отмечается, что решение ГЯП разрешить от дельным странам гражданское ядерное сотрудничество с Индией, поднимет вопрос политической «цены», которую эти страны будут платить за ядер ную деятельность, и вызовет новые споры по поводу роли и значения экс портного контроля в борьбе с ядерным распространением.

III. ВЫВОДЫ Двенадцать глав Ежегодника СИПРИ 2009 дают всестороннюю и уг лубленную экспертную оценку событий прошедшего года в сферах между народной безопасности, вооружений и разоружения. В целом, авторы опи сывают и анализируют ситуацию в современном мире, в котором угрозы безопасности становятся все более серьезными и трудноразрешимыми. Речь идет и о набирающих остроту межгосударственных конфликтах, и о распро странении оружия, и о неспособности международных организаций устра нить эти угрозы. Среди немногих положительных изменений 2008 г. – отно сительная стабилизация ситуации в Ираке (хотя до настоящей стабильности еще далеко) и то, что большая часть мирового сообщества смогла прийти к общему решению и запретить использование кассетных боеприпасов.

Большие надежды связываются с политикой новой администрации США, в частности, с тем, что она сможет добиться успеха в разрешении не которых угроз безопасности. Тем не менее, прогнозируя будущее, авторы Ежегодника СИПРИ 2009 подчеркивают, какой трудновыполнимой будет эта задача. Фрагментация насилия в ослабленных развивающихся странах мира, скорее всего, будет продолжаться, что повлечет за собой продолжение страданий мирного населения и еще больше усилит региональную неста бильность. Ситуация в сфере безопасности в Афганистане, скорее всего, усугубится прежде, чем эта раздираемая войнами страна сможет достичь долгожданного стабильного развития. Ситуация в соседнем Пакистане, ко торая представляет собой серьезную угрозу для региональной и мировой безопасности в долгосрочном периоде, также начинает ухудшаться. Россия и США могут достаточно быстро наладить отношения в наступающем году, в том числе и по вопросу сотрудничества в сфере контроля над вооруже ниями и нераспространения. Тем не менее, успешность проведения Обзор ной конференции участников ДНЯО в 2010 г. и, как следствие, дальнейшее разоружение и более жесткий контроль над государствами – потенциальны ми производителями ядерного оружия, вызывает определенные сомнения (на момент написания этой статьи), даже несмотря на то, что для этого предпринимаются серьезные профессиональные усилия. Достаточно реаль ной остается возможность применения химического, биологического, ра диационного и ядерного оружия негосударственными формированиями. Эти и другие угрозы вполне могут возрасти из-за последствий мирового финан сового кризиса, поскольку ведущим странам будет трудно консолидировать необходимые усилия на политическом и экономическом уровне и сообща решить мировые и региональные проблемы в сфере безопасности.

ЧАСТЬ I. БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, Глава 1. Массовое перемещение в результате конфликтов и одностороннего насилия Глава 2. Тенденции в сфере вооруженных конфликтов:

одностороннее насилие против гражданского населения Глава 3. Легитимность миротворческих операций Глава 4. Безопасность и политика в Афганистане: прогресс, проблемы и перспективы 1. МАССОВОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ В РЕЗУЛЬТАТЕ КОНФЛИКТОВ И ОДНОСТОРОННЕГО НАСИЛИЯ Роберта КОЭН и Франсис М. ДЕНГ I. ВВЕДЕНИЕ Массовое перемещение населения внутри стран и между ними стало определяющей чертой мира после окончания холодной войны. Оно также является одним из главных признаков незащищенности человека в тех слу чаях, когда гражданские лица становятся мишенью геноцида, терроризма, вопиющих нарушений прав человека и ужасающей человеческой деграда ции.

Потребность внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), людей, насильст венно оторванных от родных мест в собственных странах, в международной защите от конфликтов и одностороннего насилия стала одним из факторов, обусловивших сдвиг в глобальном восприятии вопросов политики и безо пасности. В последние два десятка лет система с ведущей ролью государст ва, в которой суверенитет имел абсолютный характер, изменилась: теперь поведение государств по отношению к собственным гражданам стало пред метом международного интереса и изучения. Это произошло во многом бла годаря усилиям правозащитного движения, давно отстаивавшего мнение о том, что вопросы прав человека не имеют государственных границ, а прави тельства должны нести ответственность перед международным сообщест вом в случаях, когда они не выполняют свои обязательства. Еще одним дей ствующим фактором стали усилия гуманитарного сообщества по оказанию помощи нуждающимся. Сегодня большое количество сотрудников по оказа нию помощи и миротворческие операции на местах в целях защиты граж данского населения, а также усилия по предотвращению конфликтов и ми ростроительству отражают новую реальность.

Тем не менее развитие концепций суверенитета как ответственности, в том числе ответственности за защиту, значительно опережают развитие ме ждународной готовности и способности их реализовать. Зачастую между * Авторы благодарят Кэтрин Пламмер из Университета Джорджтауна за помощь в про ведении исследования.

16 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, народное сообщество довольно вяло реагирует на отсутствие защиты госу дарствами своих граждан. Поэтому крайне необходимо, чтобы ООН, заин тересованные правительства и гражданское общество содействовали госу дарствам в развитии их собственного потенциала по предотвращению мас совых расправ. В то же время они должны способствовать разработке инструментов, необходимых международному сообществу для принятия активных мер в случаях, когда одной лишь силы убеждения недостаточно и люди оказываются под угрозой насилия и гуманитарной трагедии.

В настоящей главе исследуются проблемы, обусловленные массовым перемещением в результате насилия. В разделе II рассматриваются масштаб и характер перемещения, примеры государств, которые не могут защитить своих граждан, и изучаются последствия перемещения. В разделе III анали зируются политические, правовые и оперативные меры, необходимые для улучшения защиты перемещенных лиц и прочего гражданского населения, ставших объектом массового насилия. В разделе IV представлены выводы и рекомендации по дальнейшей работе.

II. МАСШТАБ И ХАРАКТЕР МАССОВОГО ПЕРЕМЕЩЕНИЯ По информации Уппсальской программы данных о конфликтах (УПДК), сегодня общее количество насильственных конфликтов сократи лось по сравнению с началом 1990-х годов1. Сократилось и число серьезных и интенсивных конфликтов2. При этом «ситуация с отдельными базовыми факторами, обусловливающими боевые действия и смертоносные нападе ния на гражданских лиц, улучшилась, однако положение с другими факто рами ухудшилось»3. Жестокое насилие по-прежнему обрушивается на мно гие страны, а бесконечные потоки травмированных людей, пытающихся сбежать от гражданских войн, межобщинного насилия и межгосударствен ных конфликтов, остаются характерной чертой современного мира. Во мно гих странах существует серьезный политический и экономический дисба ланс, присутствуют весьма разнообразные этнические группы, некоторые из которых не чувствуют себя частью страны. Политические лидеры манипу лируют возникающими конфликтами, которые отражают существующие групповые споры. Степень эффективности урегулирования этих конфликтов и наличие или отсутствие демократической базы, а также учета прав чело века определяют те пределы, до которых можно продвинуться в разрешении взаимосвязанных кризисов национальной самобытности и проблем, связан ных с перемещением внутри национальных территорий.

Более подробная информация представлена в издании Harbom, L. and Wallensteen, P., ‘Armed conflict, 1989–2006’, Journal of Peace Studies, том. 44, №. 5 (сентябрь 2007). Данные УПДК обо всех вооруженных конфликтах также приведена в Human Security Report Project, Human Security Brief 2007 (Simon Fraser University, School for International Studies: Vancou ver, 2007).

Информацию о крупных вооруженных конфликтах в 2008 г. см. в прил. 2А к настоя щему изданию.

Human Security Report Project (сноска 1), p. 7.

МАССОВОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ Согласно оценкам, в конце 2008 г. в результате конфликтов и наруше ний прав человека насчитывалось не менее 26 млн внутренне перемещен ных лиц, в то время как общее число беженцев, которые пересекли границы в поисках убежища от конфликтов и преследований, выросло к концу 2007 г.

до 11.4 млн человек4. Хотя фактическое количество гражданских конфлик тов, возможно, снизилось, число вынужденно перемещенных лиц, напротив, возросло.

Динамика и последствия массового перемещения, связанного с насилием Представитель Генерального секретаря ООН по правам человека внут ренне перемещенных лиц Вальтер Келин неоднократно напоминал между народному сообществу о том, что «насильственное перемещение – это не просто одно из событий в жизни людей. Это разрушительное изменение»5.

Семьи лишаются самого необходимого: крова, питания, медицинской по мощи, образования, социальной жизни и источников средств к существова нию – страдают от маргинализации в собственных странах, дискриминации со стороны других этнических и религиозных групп и унизительной нище ты6. Сокращается население в отдельных районах и даже в целых регионах страны, что отрицательно сказывается на состоянии возделываемых земель, методах ведения сельского хозяйства, состоянии базовой инфраструктуры, а также традициях и организации общин7. В тех районах, куда перебираются перемещенные лица, возникает опасность нанесения серьезного ущерба ок ружающей среде в результате уничтожения лесов и лугов для удовлетворе ния потребностей в жилье и топливе. В городских центрах приток населе ния приводит к существенному увеличению нагрузки на инфраструктуру и услуги, при этом у перемещенных детей зачастую ограничен или отсутству ет доступ к образованию8. Конфликты и перемещение зачастую тормозят реализацию программ экономического развития, разведку нефтяных место рождений и добычу минеральных ресурсов. Хотя часто считается, что пере мещение затрагивает только тех, кто вынужден сменить место проживания, Статистические данные по ВПЛ см. в Internal Displacement Monitoring Centre (IDMC), Internal Displacement: Global Overview of Trends and Developments in 2008 (IDMC: Geneva, Apr. 2009), p. 13;

статистические данные по беженцам см. в UN High Commissioner for Refu gees (UNHCR), 2007 Global Trends: Refugees, Asylum-Seekers, Returnees, Internally Displaced and Stateless Persons (UNHCR: Geneva, June 2008), p. 2.

Klin, W., ‘Strengthening the rights of internally displaced persons’, Statement to Confer ence on Ten Years of Guiding Principles on Internal Displacement, Achievements and Future Challenges’, Oslo, 16 Oct. 2008, available at http://www.brookings.edu/idp.

По результатам исследования перемещений в результате конфликтов в Европе и Цен тральной Азии установлено, что и беженцы и ВПЛ, перемещенные более 10 лет назад, даже за пределами лагерей, в целом, больше подвержены бедности и безработице, имеют мень ший объем материальных активов и меньший доступ к земле по сравнению с лицами, не подвергавшимися перемещению. Holtzman, S. B. and Nezam, T., Living in Limbo: Conflict induced Displacement in Europe and Central Aisia (World Bank: Washington, DC, 2004).

Cohen, R. and Deng, F. M., Masses in Flight: the Global Crisis of Internal Displacement (Brookings Institution Press: Washington, DC, 1998), pp. 23–26.

Mooney, E. and French, C., ‘Barriers and bridges: access to education for internally dis placed children’, Brookings–Bern Project on Internal Displacement, Jan. 2005, http://www.

brookings.edu/papers/2005/0111humanrights_mooney.aspx.

18 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, его последствия могут подрывать политические, экономические и социаль ные основы общества.

Среди людей, оторванных от своих домов, часто наблюдаются повы шенные по сравнению с остальным населением показатели смертности, иногда в 50 раз превышающие обычный уровень;

они более уязвимы для физических нападений, сексуальных посягательств, похищений и болезней9.

Международный комитет Красного Креста (МККК) выявил четыре сущест венных проблемы в области защиты ВПЛ, которые увеличивают их уязви мость: «риск нарастания напряженности между принимающими общинами и перемещенными лицами;

увеличение риска сексуального насилия;

увели чение риска разделения семей и, в частности, отделения детей от их родите лей или других родственников;

и использование перемещения в качестве инструмента или даже метода ведения военных действий сторонами кон фликта»10.

Когда большие группы беженцев и ВПЛ находятся в лагерях в течение продолжительных периодов времени, могут возникать серьезные проблемы в области безопасности, наиболее очевидной из которых является милита ризация лагерей11. В 1980-е годы в Пакистане афганские беженцы получали оружие от западных стран, чтобы бороться против оккупации своей родины Советским Союзом. Сообщается, что в Дарфуре, Судан, в настоящее время лагеря ВПЛ полны оружия и повстанцев, что делает лагеря более уязвимы ми для нападений12. В Иордании и Сирии многие выражали опасение, что беженцы из Ирака, хотя они и не находятся в лагерях, могут со временем «спровоцировать межрелигиозный и межэтнический конфликт» в приняв ших их странах13. Ситуация с палестинскими беженцами остается иллюст рацией того, как в отсутствие урегулирования ситуации с беженцами возни кают насилие и терроризм.

В 50–70% случаев беженцы и ВПЛ оказываются в этом положении на длительные сроки, т. е. в течение пяти или более лет как в лагерях, так и в городских центрах14. В Дарфуре, Судан, в лагерях с 2003–2004 гг. находятся более 2 млн ВПЛ, которые не могут вернуться в родные места по причине насилия и разрушений в районах их прежнего проживания. На Балканах не Cohen and Deng (сноска 7), pp. 23–29;

and World Health Organization (WHO), ‘Internally dislaced persons, health and WHO’, Paper presented at the humanitarian affairs segment of the substantive session of the UN Economic and Social Council, New York, 19–20 July 2000, p. 5.

International Committee of the Red Cross (ICRC), ‘ICRC position on internally displaced persons (IDPs)’, May 2006, http://www.icrc.org/Web/Eng/siteeng0.nsf/html/idp-icrc-position 030706, p. 3.

Stedman, S. J. and Tanner, F. (eds), Refugee Manipulation: War, Politics, and the Abuse of Human Suffering (Brookings Institution Press: Washington, DC, 2003).

Khan, C., Conflict, Arms, and Militarization: the Dynamics of Darfur’s IDP Camps, HSBA Working Paper no. 15 (Small Arms Survey: Geneva, 2008), pp. 8, 17.

Harper, A., ‘Iraq: growing needs amid continuing displacement’, Forced Migration Review, Dec. 2007, p. 53;

and Byman, D. L., ‘The next phase of the Iraq War’, Slate, 29 Nov. 2007.

Ferris, E., ‘Durable solutions for IDPs in protracted situations: a work in progress’, 1 June 2007, Background paper prepared for the Expert Seminar on Protracted IDP Situations, UNHCR and Brookings–Bern Project on Internal Displacement, Geneva, 21–22 June 2007, http://www3.

brookings.edu/fp/projects/idp/conferences/20070622.pdf, p. 25.

МАССОВОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ которые перемещенные лица, особенно пожилые люди, инвалиды и пред ставители меньшинств, по-прежнему живут в центрах совместного прожи вания, хотя конфликт закончился более десяти лет назад15. В зонах «заморо женных» конфликтов на Южном Кавказе правительства часто не спешат оказывать помощь в интеграции ВПЛ, вместо этого делая их заложниками политических целей, состоящих в возвращении ВПЛ на родные земли и возврате территорий, утраченных в ходе конфликта. Так, в Азербайджане Келин обнаружил ВПЛ, которые живут «в палаточных лагерях, железнодо рожных вагонах и домах из глиняных кирпичей по прошествии более чем десяти лет после конфликта», а в городских районах большинство ВПЛ жи вут в «запущенных, перенаселенных общежитиях или общественных здани ях, в том числе в бывших школах»16. В Грузии в отношении перемещенных лиц, которых иногда называют «палестинцами Южного Кавказа»17, по про шествии весьма продолжительного периода времени начали применяться меры поддержки и оказания помощи в интеграции при сохранении их не отъемлемого права на возвращение – этот новый подход отстаивал предше ственник Келина Франсис Денг.

Так называемое складирование – помещение беженцев и ВПЛ в лагеря или отдельные поселения на срок более пяти лет, где выживание беженцев зависит от международного сообщества, а их права на занятость, образова ние и передвижение ограничены или аннулированы – стало «слишком дол госрочным решением» для перемещенных лиц18. Хотя при затягивании та кой ситуации многие перемещенные лица больше не сталкиваются с непо средственными угрозами их безопасности, экономические и социальные нужды часто не удовлетворяются: они остаются без работы, земли, компен сации за утраченное имущество или постоянного крова. Несмотря на то, что им оказывают помощь в интеграции, именно в таких ситуациях могут воз никать истоки дальнейших конфликтов.

Поскольку договоренности о прекращении огня и мирные соглашения сопровождаются ожиданиями того, что вскоре закончится и перемещение, объемы национальной и международной гуманитарной помощи зачастую сокращаются параллельно с затуханием конфликта. Однако ситуация в рай онах, куда возвращаются ВПЛ, может оставаться нестабильной или такие UN Economic and Social Council, ‘Specific groups and individuals: mass exoduses and displaced persons’, Report of the Representative of the Secretary-General on the Human Rights of Internally Displaced Persons, Walter Klin, Mission to Bosnia and Herzegovina, E/CN.4/2006/71/Add.4, 29 Dec. 2005, p. 12;

and UN Economic and Social Council, ‘Specific groups and individuals: mass exoduses and displaced persons’, Report of the Representative of the Secretary-General on the Human Rights of Internally Displaced Persons, Walter Klin, Mis sion to Serbia and Montenegro, E/CN.4/2006/71/Add.5, 9 Jan. 2006, p. 2.

Генеральная Ассамблея ООН, «Поощрение и защита всех прав человека, граждан ских, политических, экономических, социальных и культурных прав, включая право на раз витие», доклад Представителя Генерального секретаря по вопросу о правах человека внут ренне перемещенных лиц Вальтера Келина, Миссия в Азербайджан, A/HRC/8/6/Add.2, Apr. 2008, p. 13.

UNHCR official, Interview, Tbilisi, 8 May 2000.

Smith, M., ‘Warehousing refugees: a denial of rights, a waste of humanity’, World Refugee Survey 2004 (US Committee for Refugees and Immigrants: Washington, DC, 2004), p. 38.

20 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, районы могут быть не готовы к возвращению ВПЛ или беженцев. Поэтому появилась необходимость расширить понятие перемещения, при этом скон центрировавшись на поиске устойчивых решений по поддержке возвраще ния или переселения ВПЛ и беженцев, их реабилитации и примирению с местными общинами, а также по учету их потребностей в долгосрочных планах развития и сокращения масштабов нищеты19.

Хотя кризис с перемещением имеет глобальный характер, некоторые регионы мира затронуты им больше остальных. Из всех континентов наи большие масштабы он приобрел в Африке, где проживает почти половина всех ВПЛ мира (примерно 12 млн человек). Большая часть находится на территории Судана, Демократической Республики Конго (ДРК) и Сомали20.

Кроме того, в Африке около 3 млн беженцев21. Несмотря на обширные при родные ресурсы, Африка является беднейшим континентом, которому остро не хватает ресурсов для решения проблемы перемещения. Существующие до сих пор искусственные границы, оставшиеся с колониальной эпохи, и активная конкурентная борьба за власть и скудные экономические ресурсы делают этот континент вероятным источником продолжительных конфлик тов и перемещений.

Роль одностороннего насилия в массовом перемещении Многие из более чем 37 млн ВПЛ и беженцев попадали под перекрест ный огонь столкновений или бежали от ожидаемых столкновений в районах их проживания, однако значительная часть беженцев и ВПЛ стала объектом намеренных действий со стороны вооруженных сил правительств стран или негосударственных вооруженных групп по политическим, этническим, ра совым или религиозным мотивам. Такие прямые и намеренные нападения на невооруженное гражданское население получило название «односторон нее насилие»;

этот термин, употребляемый в УПДК, позволяет избежать применения оценочных терминов «терроризм» или «геноцид»22. При одно стороннем насилии его жертвы не принимают прямого участия в борьбе, хотя в некоторых конфликтах гражданское население может быть объектом нападений из-за связей с одной из противоборствующих сторон. Часто лю См.: Brookings Institution–University of Bern Project on Internal Displacement and Georgetown University, When Displacement Ends: a Framework for Durable Solutions (Brook ings Institution–University of Bern Project on Internal Displacement: Washington, DC, June 2007);

and Ferris (сноска 14).

Internal Displacement Monitoring Centre (сноска4), pp. 13–14. See also Deng, F., ‘Africa’s internally displaced persons’, eds J. Akokpari et al., the African Union and its Institutions (Jacana Media: Cape Town, 2008).

US Committee for Refugees and Immigrants (USCRI), World Refugee Survey (USCRI: Washington, DC, 2008), pp. 30–31.

УПДК определяет одностороннее насилие против гражданских лиц как «применение силы правительством или государством, или официально организованной группой против гражданских лиц, которое приводит к гибели, по меньшей мере, 25 человек в год». UCDP, ‘UCDP definitions’, http://www.ucdp.uu.se/. Более подробная информация приведена в гл. и прил. 2A настоящего издания.

МАССОВОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ дей, бегущих от одностороннего насилия, бывает трудно отличить от других категорий населения, затронутых войной. Гражданские лица, попавшие под перекрестный огонь столкновений и ставшие объектом намеренных нападе ний, могут одновременно перемещаться в более безопасное место. Однако люди, подвергающиеся намеренному насилию и перемещению, сильно от личаются от людей, ставших объектом насилия в целом, и по этой причине они могут быть менее склонны к возвращению на прежнее место обитания.

В 21 из 28 стран, где в 2007 г. произошло внутреннее перемещение, было установлено, что правительства несут прямую или косвенную ответ ственность за насильственное перемещение своего народа23. Наиболее серь езные явления наблюдаются в странах, раздираемых расовыми, этнически ми, языковыми или религиозными противоречиями, где государственная власть монополизирована или идентифицируется с одной этнической груп пой или группами, что приводит к изоляции или маргинализации других групп. В отсутствии защиты и помощи, которые государство должно обес печивать своим гражданам, эти изолированные или маргинализированные группы часто вступают в конфликт с группами, занимающими доминирую щее положение. За этим следует массовое перемещение, при этом переме щенные лица часто рассматриваются как «враги» либо из-за их связи с пов станческими группировками, принадлежности к оппозиционным политиче ским или идеологическим течениям, либо – в более общем случае из-за принадлежности к этнической, культурной, религиозной или социальной группе, которая считается неполноценной или опасной24. Когда правитель ства напрямую участвуют в изгнании меньшинств, они зачастую восприни мают изгоняемое население не как собственных граждан, а как «чужих».

Такая дегуманизация позволяет органам власти легче оправдать себя при гибели или изгнании большого числа людей.

При внутренних конфликтах, когда повстанцы или полевые командиры находятся в доминирующем положении, в частности в несостоятельных госу дарствах, воюющие стороны нередко нарушают законы войны, нанося удары по гражданскому населению и используя его как орудие для достижения по литических и военных целей. Некоторые повстанческие группировки доби ваются того, чтобы их законные требования были учтены, а затем – по окон чании конфликта – были выделены ответственные посты в правительстве.

Однако многие переходят к преступной деятельности, начинают борьбу друг с другом, занимая территории и присваивая имущество маргинализи рованных групп, включая беженцев и ВПЛ, а также участвуя в односторон нем насилии в отношении гражданского населения, что приводит к новым волнам перемещения25. Некоторые из наиболее тяжких злодеяний в отноше нии перемещенных лиц совершаются негосударственными субъектами.

Internal Displacement Monitoring Centre (IDMC), Internal Displacement: Global Overview of Trends and Developments in 2007 (IDMC: Geneva, Apr. 2008), p. 15.

См.: Deng, F. M., ‘Internal displacement: a challenge of peace, security, and nation build ing’, ed. K. Cahill, Emergency Relief Operations (Fordham University Press and Center for Inter national Health and Cooperation: New York, 2003), p. 119.

См., напр.: Fagen, P. W. et al., Internal Displacement in Colombia: National and Inter national Responses, Danish Institute for International Studies (DIIS), Kongevej Working Paper 22 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, Ирак и регион Судана Дарфур представляют собой два случая, иллю стрирующие существенную роль одностороннего насилия в массовом пере мещении. В Ираке после взрывов в шиитской мечети аль-Аскари (г. Самар ра) в 2006 г. радикальные шиитские и суннитские ополченцы, как правило связанные с политическими партиями, полицией или армейскими подразде лениями, начали систематически и целенаправленно преследовать, убивать и изгонять суннитов и шиитов из их домов, чтобы обеспечить себе контроль над районами их проживания26. В 2006 и 2007 гг. более 1.5 млн человек под верглись перемещению внутри страны в результате межконфессионального насилия, а еще 2 млн человек бежали за рубеж27. Жестокость, с которой лю ди по этническим и религиозным мотивам изгонялись из своих домов, была направлена на то, чтобы они не вернулись в свои районы;

во многом эта цель была достигнута. Согласно данным Международной организации по миграции, по меньшей мере, 40% лиц, бежавших от религиозного насилия в другие районы страны, не рассчитывают вернуться в свои прежние дома28.

Из тех, кто уехал за рубеж (это, в основном, сунниты и христиане), лишь небольшое число изъявляет желание вернуться в Ирак29. Что касается воз вращающихся беженцев, многие из них, как сообщается, предпочитают ос таться в тех районах, где они составляют большинство, а не возвращаться на прежнее место жительства30.

Тенденции, наблюдаемые в Ираке, можно сравнить с тем, что происходи ло в Боснии и Герцеговине после этнических чисток. На прежние места верну лась значительная часть людей, но их общее число не превышает и половины от 2.2 млн беженцев и ВПЛ из Боснии и Герцеговины. Кроме того, большая 03.6, (DIIS: Copenhagen, June 2003), p. 4;

and Schomerus, M., the Lord’s Resistance Army in Sudan: a History and Overview, Sudan Working Paper no. 8 (Small Arms Survey, Graduate Insti tute of International Studies: Geneva, 2007), p. 12.

al-Khalidi, A. and Tanner, V., Sectarian Violence: Radical Groups Drive Internal Dis placement in Iraq, Brookings–Bern Project on Internal Displacement Occasional Paper (Brookings Institution–University of Bern Project on Internal Displacement: Washington, DC, Oct. 2006), pp. 7–8, 12–14, 27–29, 34–35.

Оценочные данные о 2.7 млн ВПЛ (1,5 с февраля 2006 г.) см. в International Organiza tion for Migration (IOM), ‘IOM emergency needs assessments’, bi-weekly report, 15 Mar. 2008, http://www.iom.int/jahia/jsp/;

for estimates of more than 2 million refugees see UNHCR, ‘The Iraq situation’, http://www.unhcr.org/cgi-bin/texis/vtx/iraq.

International Organization for Migration, ‘Iraq displacement: 2007 year in review’, http://www.iom-iraq.net/library.html, pp. 4, 7. See also International Medical Corps, as cited in Ferris, E. and Hall, M., ‘Update on humanitarian issues and politics in Iraq’, Brookings–Bern Pro ject on Internal Displacement, 6 July 2007, http://www.brookings.edu/papers/2007/0706 human rights_ferris.aspx, p. 2;

and al-Khalidi and Tanner (note 26), pp. 14, 35.

По результатам исследования УВКБ установлено, что лишь 4% сирийских беженцев планируют вернуться в Ирак. UN Integrated Regional Information Network (IRIN), ‘Iraq:

UNHCR concerned about funding for refugees, IDPs’, 30 Apr. 2008, http://www.irinnews.

org/report.aspx?ReportID=77990. As of Apr. 2008, c. 6000 IDP families had returned – 2% of those uprooted since 2006, mostly to areas where their communities were in the majority.

UNHCR, ‘Internal displacement update for Iraq’, 1 Apr. 2008, http://www.unhcr.org/cgi-bin/ texis/ vtx/iraq?page=briefing&id=47f20efd6.

См.: Ferris, E., the Looming Crisis: Displacement and Security in Iraq, Policy Paper no. (Brookings Institution: Washington, DC, Aug. 2008), pp. 24–25.

МАССОВОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ часть вернулась не в районы первоначального проживания, а туда, где их этни ческая группа составляет большинство. После урегулирования имуществен ных споров в своих районах многие продали или обменяли свою собствен ность и переселились в другие области. Не вернулись, по меньшей мере, 1 млн человек31. Несмотря на усилия по воссозданию многоэтнических об щин в Боснии и Герцеговине, «только в двух муниципальных образованиях – Тузле и центре Сараево – меньшинства составляют более 10% населения32.

В Судане, где правительство отреагировало на этнические конфликты и мятежи исключительно военными средствами, группы этнических мень шинств, состоящие из африканцев неарабского происхождения, были лише ны имущества и оставлены без обеспечения. Используя тактику «выжжен ной земли», войска намеренно изгнали значительное число представителей племен динка и нуэр на юге (в ходе 22-летней гражданской войны), племени нуба на границе между севером и югом;

позже с запада были изгнаны пле мена фур, загава и массалит. Сейчас в Судане больше внутренне переме щенных лиц, чем в любой другой стране мира: в 2008 г. их насчитывалось 4.9 млн33. События в Дарфуре стали лишь последней на данный момент гла вой братоубийственной войны центрального правительства с маргинализо ванными группами, которые считаются неполноценными. Так, когда в 2003 г. повстанцы перешли созданные правительством охраняемые грани цы, военные силы совместно с ополченцами арабского движения «Джанд жавид» истребили десятки тысяч безоружных гражданских лиц из племен Дарфура (согласно некоторым оценкам – до 100 тыс. человек), изнасиловали тысячи женщин и девочек, сожгли примерно 2000 деревень (75% от общего количества) и изгнали более 2 млн человек (еще 200 000 сбежали в Чад).

Согласно оценкам, на всей территории, особенно в лагерях ВПЛ, в резуль тате убийств, а также связанных с конфликтом заболеваний и голода погиб ли от 300 тыс. до 450 тыс. человек34.

Менее половины из 2.2 млн беженцев и ВПЛ вернулись в свои прежние дома и районы к маю 2006 года. UNHCR in Bosnia and Herzegovina, ‘The state of Annex VII–May 2006’, http://www.unhcr.ba/press/state of annex7.htm. Значительное число людей, вернувшихся в родные места, со временем переезжают. Mooney, E., ‘Securing durable solutions for displaced persons in Georgia: the experience in Bosnia and Herzegovina’, Paper presented at the Conference on Conflict and Migration: the Georgian–Abkhazian Case in a European Context, Istanbul, 18– June 2008. Факторы, препятствующие возвращению, например, проблемы в области безопас ности, дискриминация при получении работы и услуг, ограниченность ресурсов для возвра щающихся, см. в International Crisis Group (ICG), the Continuing Challenge of Refugee Returns in Bosnia and Herzegovina, Balkans Report no. 137 (ICG: Brussels, 13 Dec. 2002), pp. 14–22;

и Inter nal Displacement Monitoring Centre (IDMC), Bosnia and Herzegovina: Broader and Improved Sup port for Durable Solutions Required (IDMC: Geneva, 28 Aug. 2008), pp. 6–8.

См.: Sert, D., Property Rights in IDP Return and Resettlement: a Quantitative and Com parative Case Study, unpublished PhD dissertation, City University of New York, 2008, pp. 116– 117, 141;

and Internal Displacement Monitoring Centre (IDMC), Bosnia and Herzegovina: Sectar ian Divide Continues to Hamper Residual Return and Reintegration of the Displaced (IDMC: Ge neva, 25 Oct. 2006).

Internal Displacement Monitoring Centre (сноска 4), p. 13.

См.: Amnesty International, ‘Sudan: 35 IDPs being held incommunicado’, ReliefWeb, Aug. 2007, http://www.reliefweb.int/rw/rwb.nsf/db900sid/EMAE-76CPGQ;

Reeves, E., ‘How 24 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, В течение последнего десятилетия в ДРК гражданское население под вергалось насилию со стороны повстанческих армий, местных ополченцев, иностранных армий, расхищающих ресурсы страны, и, в особенности, со стороны недисциплинированных воинских подразделений собственного правительства. С 1998 г., согласно оценкам, 5.4 млн конголезских граждан ских лиц погибли в результате конфликта и связанных с ним заболеваний.

Сегодня 1.4 млн человек изгнаны из своих домов, большая часть изгнана из провинции Киву, откуда после возобновления стычек между правительст венными и повстанческими войсками в конце 2008 г. было выселено при мерно 250 тыс. человек, причем некоторые были выселены из лагерей ВПЛ35. Особенно уязвимыми оказались женщины и девочки, сотни тысяч которых подвергались систематическим изнасилованиям и издевательствам, в результате чего их семьи и общины были разрушены36. Из имеющихся в стране этнических групп риску подвергается племя тутси, нападения на ко торых организовывает повстанческая армия руандийских хуту, непосредст венно причастных к геноциду 1994 г. Еще одна повстанческая армия, соз данная для их «защиты», использует этническую принадлежность в качест ве предлога для захвата обширных земельных участков и попыток свергнуть правительство. Становится очевидным, что одной из прямых причин не обузданного насилия в ДРК является геноцид в Руанде и неспособность международного сообщества прекратить его. Очевидно и то, что правитель ству необходима международная поддержка для установления контроля над негосударственными субъектами. Например, Армией сопротивления Госпо да, насильственная деятельность которой уже пересекла границы Уганды, руководят лица, призванные к ответу Международным уголовным судом;

однако ее руководители продолжают скрываться от правосудия37.

III. РЕАГИРОВАНИЕ НА МАССОВОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ, ОБУСЛОВЛЕННОЕ НАСИЛИЕМ Внимание к обеспечению физической безопасности внутренне пере мещенных лиц было впервые проявлено лишь в начале 1990-х годов38. По сле окончания холодной войны стала заметна ранее не видимая проблема миллионов людей, оторванных от родных мест в результате гражданских войн и внутренних распрей. Некоторые из них стали жертвами опосредо ванных войн, которые сверхдержавы вели чужими руками, тогда как другие many deaths in Darfur?’ the Guardian, 20 Aug. 2007;

and Save Darfur Coalition, ‘The genocide in Darfur – briefing paper’, 6 June 2008, http://www.savedarfur.org/pages/background/.

Internal Displacement Monitoring Centre (IDMC), Democratic Republic of the Congo: Es calating Displacement in North Kivu Despite Ceasefire Agreement (IDMC: Geneva, Sep. 2008);

and IDMC, Focus on North Kivu Province: IDPs on the Move Face Grave Human Rights Violations (IDMC: Geneva, 21 Nov. 2008).

См.: Gettleman, J., ‘Rape victims words jolt Congo into change’, New York Times, 18 Oct. 2008.

См.: Dallman, A., ‘Prosecuting sexual violence at the International Criminal Court’, SIPRI Insights on Peace and Security no. 2009/1, May 2009, http://books.sipri.org/.

Cohen and Deng (сноска 7), p. 4.

МАССОВОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ подверглись перемещению вследствие гражданских конфликтов, развер нувшихся после того, как крупные державы отказали в поддержке зависи мым государствам. Распад Советского Союза породил ожесточенные битвы за политическое и территориальное наследие, ставшие причиной массового перемещения в Центральной и Восточной Европе и Центральной Азии.

Однако международный режим по защите таких людей отсутствовал.

Если на благо беженцев работала отлаженная международная система защи ты, то на ВПЛ ее действие не распространялось, несмотря на то, что обе группы подверглись болезненному перемещению и имели общие потребно сти в безотлагательной защите и помощи, характерные для перемещения.

Международные режимы защиты беженцев и внутренне перемещенных лиц Поскольку беженцы не могут рассчитывать на защиту собственного правительства, Конвенцией о беженцах 1951 г., обязательным международ ным договором, была предусмотрена альтернативная правовая защита, а их потребности должно было обеспечить особое международное учреждение – Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН)39.

Что касается ВПЛ, то они, напротив, находятся в собственной стране и по этому должны искать защиту и помощь у собственного правительства. Од нако в силу отсутствия такой защиты и помощи вследствие неспособности или нежелания правительства предоставить их, международное сообщество в течение последних 20 лет начало признавать, что ВПЛ также нуждаются в международной защите в той или иной форме. Для этой цели были разрабо таны Руководящие принципы по вопросу о перемещении лиц внутри стра ны, в 1998 г. представленные ООН тогдашним представителем Генерального секретаря ООН по ВПЛ Франсисом М. Денгом. Руководящие принципы, однако, не являются юридически обязательным документом, хотя они и приобрели значительный авторитет и все шире внедряются в национальные законодательные системы40. Отсутствует и какое-либо конкретное междуна Конвенция о статусе беженцев 1951 г. принята 28 июля 1951 г. Конференцией полно мочных представителей по вопросу о статусе беженцев и апатридов, организованной в со ответствии с резолюцией 429 (V) ГА ООН от 14 декабря 1950 г., и вступила в силу 22 апре ля 1954 г. Устав Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев принят резолюцией 428 (V) ГА ООН от 14 декабря 1950 г.

Текст руководящих принципов по вопросу о перемещении лиц внутри страны см. в Of fice of the High Commissioner on Human Rights (UNHCHR), ‘Guiding Principles on Internal Dis placement’, http://www.unhchr.ch/html/menu2/7/b/principles.htm. В 2005 г. Руководящие принципы признаны в итоговом документе Всемирной встречи на высшем уровне в качестве «важной международно-правовой базы для защиты внутренне перемещенных лиц». ГА ООН, Всемирная встреча на высшем уровне 2005 г., 14–16 сентября 2005 г., ‘2005 World Summit:

outcome’, http://www.un.org/summit2005/documents.html, para. 132. Более 15 стран включили Руководящие принципы в свои законодательные системы. Cohen, R., ‘The Guiding Principles on Internal Displacement: an innovation in international standard setting’, Global Governance, vol. 10, no. 4 (Oct.–Dec. 2004), pp. 470–71;

and Wyndham, J., a Developing Trend: Laws and Poli cies on Internal Displacement, Brookings–Bern Project on Internal Displacement Human Rights Brief (Brookings–Bern Project on Internal Displacement: Washington, DC, winter 2006), pp. 7–12.

Африканский союз подготовил обязательную конвенцию о внутреннем перемещении на ос нове Руководящих принципов;

ожидалось, что конвенция будет принята в 2009 г.

26 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, родное ведомство, отвечающее за ВПЛ, хотя в 2005 г. УВКБ согласилось стать ведущим «тематическим» органом по защите ВПЛ в рамках основан ного на сотрудничестве подхода ООН41.

Несмотря на слабость режима защиты ВПЛ, некоторые защитники бе женцев продолжают привлекать международное внимание к проблеме внут ренне перемещенных лиц как потенциально подрывающей охрану права на убежище за пределами страны42. Действительно, неприятие стран по отноше нию к беженцам растет пропорционально росту численности ВПЛ, однако причины лежат, в основном, в изменении политического отношения к вопро су о приеме беженцев после холодной войны, развития обеспокоенности в области безопасности, особенно после нападений террористов на Соединен ные Штаты в сентябре 2001 г., высоких финансовых затратах и социальных и культурных трудностях, связанных с прибытием большого количества новых людей43. Еще одной причиной является возрастание трудностей в определе нии того, кто является беженцем, так как все больше людей, покидающих свои страны, меняют место жительства по различным причинам – крайняя нищета, деградация окружающей среды и изменение климата, а также кон фликты и преследования44. Важно, что беженцы и ВПЛ зачастую неразрывно связаны в чрезвычайных ситуациях, что еще больше обостряет потребность в создании более комплексной международной системы защиты. Госсекретарь Соединенного Королевства по вопросам международного развития Хилари Бенн в 2004 г. метко заявил: «Разумно ли применять различные системы для работы с людьми, покидающими свои родные места, в зависимости от того, пересекли ли они международную границу?"45.


Суверенитет как ответственность за защиту Желание защитить людей, затронутых внутренними конфликтами, во многом обусловило появление концепции «безопасности человека», направ ленной на то, чтобы перейти от концепции безопасности с точки зрения го сударства к концепции безопасности личности, при этом признавая, что безопасность государства и безопасность человека являются связанными – а потому должны стать взаимоукрепляющими – понятиями46. Концепция Egeland, J., ‘Towards a stronger humanitarian response system’, Forced Migration Review, Supplement, Oct. 2005, pp. 4–5.

Hathaway, J.C., ‘Forced migration studies: could we agree just to ‘date?’, Journal of Refu gee Studies, vol. 20, no. 3 (Sep. 2007), pp. 350–369.

Martin, S. F. et al., the Uprooted: Improving Humanitarian Responses to Forced Migration (Lexington Books: Lanham, MD, 2006), pp. 121–122;

see also Mutahi, P., ‘How the AU fails the continent’s IDPs’, allAfrica.com, 27 Aug. 2008.

Guterres, A., Opening Statement at the 58th Session of the Executive Committee of the High Commissioner’s Programme, Geneva, 1 Oct. 2007, available at http://www.unhcr.org/.

Benn, H., ‘Reform of the international humanitarian system’, Speech delivered at the Overseas Development Institute’, London, 15 Dec. 2004, http://www.odi.org.uk/events/Benn15Dec/ Hu manitarian_ Reform_speech_final.pdf.

См.: Evans, G., the Responsibility to Protect: Ending Mass Atrocity Crimes Once and For All (Brookings Institution Press: Washington, DC, 2008), pp. 34–35.

МАССОВОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ безопасности человека включает физическую безопасность, а также поли тическую, экономическую, экологическую, медицинскую и продовольст венную безопасность.

Такое изменение акцентов отражает появление новых и изменение уже существующих концепций суверенитета. Большую часть XX в. традицион ные понятия суверенитета запрещали привлекать внимание к защите насе ления внутри стран. Так, с 1950-х годов МККК обладал особым мандатом по защите гражданского населения в вооруженных конфликтах, а с 1970-х годов получил явные полномочия для действий в ходе межгосударственных вооруженных конфликтов. Также в 1970-е годы УВКБ начало на выбороч ной основе оказывать помощь людям, перемещенным внутри их стран. Од нако практически в течение всего ХХ в. неукоснительно применялись прин ципы суверенитета и невмешательства во внутренние дела, как они опреде лены в ст. 2(7) Устава ООН47.

К 1990-м годам произошел очевидный сдвиг: начали предприниматься совместные международные усилия по оказанию помощи и защите людей, насильственно перемещенных в их собственных странах. Садако Огата, Верховный комиссар ООН по делам беженцев, расширила «оперативный охват» УВКБ, включив в него ВПЛ в чрезвычайных ситуациях, особенно, когда они были смешаны с беженцами. В своих воспоминаниях она отмеча ет, что задала себе следующий вопрос: «Должны ли мы следовать правовым предписаниям о неприменении наших полномочий внутри стран, таким об разом воздерживаясь от оказания помощи тем, кто не смог перейти границу, или мы должны придерживаться более реалистичных гуманитарных сооб ражений и оказывать любую помощь, на которую способны?"48. Она выбрала второй вариант, и УВКБ занялось защитой перемещенных курдов в Ираке в 1991 г., а в бывшей Югославии УВКБ стало ведущим органом по делам бе женцев, ВПЛ и других пострадавших категорий населения. Массовое внут реннее перемещение стало в результате одним из главных факторов начала международной гуманитарной деятельности.

Когда правительства затрудняли доступ к населению, подвергающему ся риску, или намеренно обрекали его на голод или другие виды ненадле жащего обращения, гуманитарное деятели и защитники прав человека на стаивали на том, что международное сообщество имеет право – и даже обя занность – прийти на помощь тем, кто в ней нуждается49. Было предложено См.:UN Economic and Social Council, Report on refugees, displaced persons and returnees, prepared by Mr Jacques Cuenod, E/109/Add.1, 27 June 1991, para. 122;

and Cohen, R., ‘Humani tarian imperatives are transforming sovereignty’, ILSA Quarterly, vol. 16, issue 3 (Feb. 2008), p. 14.

Ogata, S., the Turbulent Decade: Confronting the Refugee Crises of the 1990s (W. W. Norton & Co.: New York, 2005), p. 38.

См.: Minear, L., Humanitarianism Under Siege: a Critical Review of Operation Lifeline Sudan (Red Sea Press: Washington, DC, 1991);

Minear, L. and Weiss, T., ‘Do international ethics matter: humanitarian policies in the Sudan’, Ethics and International Affairs, vol. 5 (1991);

Cohen, R., Human Rights Protection for Internally Displaced Persons (Refugee Policy Group: Washing ton, DC, June 1991), pp. 16–19;

Refugee Policy Group, Conference on Human Rights Protection for Internally Displaced Persons, ‘Conference report’, 24–25 June 1991, http://repository.forcedmigration.org/show_metadata.jsp?pid=fmo:3024;

Cohen, R. and Cue 28 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, даже право на гуманитарное вмешательство на благо тех категорий населе ния, которые пострадали в результате войны, хотя термин «право на вмеша тельство», предложенный Францией, часто подвергался сомнению как на рушающий принцип невмешательства во внутренние дела50.

Более приемлемый подход предусматривал восприятие «суверенитета как ответственности». В формулировке, которую авторы настоящей главы предложили применительно к ВПЛ, эта концепция фактически заново опре деляет суверенитет как форму ответственности государства за свое переме щенное население. В рамках этого подхода признается, что государства не сут первичную ответственность за обеспечение ВПЛ защитой, помощью и средствами к существованию;

если же они не способны сделать это, пред полагается, что они запросят и примут внешние предложения об оказании помощи. В случае отказа, ответственность переходит к международному сообществу51. В соответствии с этой концепцией в Руководящих принципах по вопросу о перемещении лиц внутри страны признается, что первичная ответственность за ВПЛ лежит на государстве, однако международное со общество может сыграть важную роль, если правительства неспособны или не желают исполнять свои обязанности. В Руководящих принципах поясне но, что международное сообщество имеет право предложить помощь, когда государство не может или не желает оказывать ее своему населению, пере мещенному внутри страны, и государство обязано обеспечить «оператив ный и беспрепятственный доступ» к ВПЛ. К оказывающим помощь органи зациям была обращена просьба уделить внимание «потребностям в защите и правам человека» перемещенных лиц52. Хотя концепция ответственности государства за его население приобретает все большее международное при знание, доступ к перемещенным категориям населения по-прежнему зачас тую затрудняется ссылками на национальный суверенитет, которые исполь зуются в качестве препятствия для внешнего участия.

Принятие ГА ООН знаковой концепции, предусматривающей «обязан ность защищать» (сокращенное обозначение на английском языке «R2P»), в 2005 г. позволило ожидать более активных международных действий с це лью обеспечения безопасности перемещенных и других лиц, ставших жерт вами геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений nod, J., Improving Institutional Arrangements for the Internally Displaced (Brookings Institution and Refugee Policy Group Project on Internal Displacement: Washington, DC, Oct. 1995), pp. 6– 12, 54–57;

and Seybolt, T. B., Humanitarian Military Intervention: the Conditions for Success and Failure (Oxford University Press: Oxford, 2007).

Evans (сноска 46), pp. 32–33.

См.: Экономический и Социальный Совет ООН, Комиссия по правам человека, «Пра ва человека, массовый исход и перемещенные лица», Доклад представителя Генерального секретаря г-на Френсиса М. Денга, E/CN.4/1995/50, 2 Feb. 1995, para. 38. См. также Minear (сноска 49), pp. 118–123;

Cohen (сноска 49), pp. 16–19;

Refugee Policy Group (сноска 49);

Deng. F. M., Protecting the Dispossessed (Brookings Institution Press: Washington, DC, 1993), pp. 14–20;

Deng, F. M. et al., Sovereignty as Responsibility: Conflict Management in Africa (Brookings Institution Press: Washington, DC, 1996), pp. 2–19, 27–33;

Cohen and Deng (сноска 7), pp. 275–280;

Deng (сноска 24);

and Weiss, T. and Korn, D. A., Internal Displacement: Con ceptualization and its Consequences (Routledge: New York, 2006), p. 45.

УВКПЧ (сноска 40), принципы 24–27.

МАССОВОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ против человечности. R2P, основанная на концепции суверенитета как от ветственности, предусматривает прямую обязанность государства защищать свое население и содержит призыв к международному сообществу оказы вать поддержку государствам в выполнении их обязанностей. Если государ ства не выполняют эту обязанность, согласно концепции, международное сообщество должно предпринять «коллективные действия» по защите кате горий населения, находящихся под угрозой. Тем не менее понадобится оп ределенное время, для того чтобы эта концепция получила практическое применение на местах53. Возникает существенное недопонимание ее значе ния. Например, государства из «Группы 77» выразили опасение, что R2P может облегчить военное вмешательство могущественных стран северного полушария во внутренние дела других стран. Другие ошибочно принимают концепцию R2P за решение, которое можно использовать по любому пово ду, касающемуся проблем в области прав человека, здоровья и окружающей среды, которые приводят к массовым страданиям.

Практические меры оперативного реагирования На данный момент тематика защиты ВПЛ остается значительно менее проработанной, чем вопрос защиты беженцев. Когда УВКБ обеспечивает защиту беженцев, оно, по сути, защищает их юридическое право на убежи ще и «невыдворение» в соответствии с Конвенцией о беженцах. В случае ВПЛ, в отсутствие каких-либо международных договоров или специализи рованных органов, значение защиты должен прояснить Межучрежденче ский постоянный комитет (МПК). В 2000 г. МПК, объединяющий крупные международные организации по гуманитарным вопросам, правам человека и вопросам развития, сформулировал стратегию действий в отношении ВПЛ, в которой защита описывалась как понятие, охватывающее «все виды деятельности, направленные на обеспечение полного соблюдения прав лич ности в соответствии с буквой и духом существующих правовых систем»


(то есть стандартов в области прав человека, гуманитарного и так называе Ситуация в Кении (насилие после выборов в конце 2007 и 2008 г.) стала первым слу чаем применения «коллективных действий» в рамках R2P;

это обеспечило эффективную базу для мобилизации международных политических действий с целью остановить этниче ское насилие. В то время, по оценкам, погибло примерно 1000 гражданских лиц, и еще 500 000 были насильственно перемещены до начала действий, что подчеркивает потреб ность в превентивных шагах. Тем не менее R2P не получило эффективного применения в тех случаях, когда настоятельно требовалась защита, например, в Дарфуре, ДРК и Сомали.

После этого специальный советник Генерального секретаря ООН заметил, что «скептики и общественные наблюдатели могут поставить под сомнение полезность принципов R2P, если они применяются только в легких случаях». Luck, E. C., the United Nations and the Responsibility to Protect, Stanley Foundation Policy Analysis Brief (Stanley Foundation:

Muscatine, IA, Aug. 2008), p. 6. On the situation in Kenya see UN Office for the Coordination of Humanitarian Affairs (OCHA), Regional Office for Central and East Africa, ‘Displaced popula tions report’, no. 3 (Jan–June 2008), http://www.internal-displacement.org/, p. 2;

and McKenzie, D., ‘Thousands remain displaced months after Kenyan violence’, CNN, 16 May 2008, http://www.cnn.com/2008/WORLD/africa/05/16/kenya.displaced/.

30 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, мого беженского права)"54. Исходя из Руководящих принципов, это опреде ление толкуется как защита физической безопасности ВПЛ, обеспечение их предметами первой необходимости для жизни и обеспечение возможности пользоваться их основными экономическими, социальными, культурными, гражданскими и политическими правами55.

Что касается практических мер, политика ООН в отношении ВПЛ включает в себя превентивные действия по сокращению риска перемеще ния, меры по обеспечению защиты и помощи в ходе перемещения и инте грацию озабоченностей в области защиты в программы возвращения или нового обустройства. В рамках этой политики ООН призывает проводить мониторинг и представлять информацию по проблемам в области защиты, вести уверенную пропаганду прав ВПЛ и укреплять общинные инициати вы56.

Трудности в реализации этих шагов стали очевидными в ходе оценки ООН 2004 г., когда было установлено, что роль ООН в защите «по прежнему носит спорадический характер и зависит в большей степени от личностей и обвинений тех или иных лиц на местах, чем от институцио нальной программы, распространяющейся на всю систему»57. Серьезные институциональные проблемы, препятствующие защите ВПЛ, включают в себя: (a) опасения, что пропаганда прав ВПЛ может помешать тесным рабо чим отношениям с правительствами в рамках политических, гуманитарных программ и программ развития;

(b) недостаточную поддержку со стороны центральных учреждений в деле выражения озабоченностей в области за щиты;

(c) отсутствие обучения практическим методам защиты или дипло матическим навыкам, необходимым для отстаивания широкого спектра прав, имеющихся у ВПЛ;

(d) отсутствие потенциала для оперативного на правления опытного персонала и расширения присутствия;

(e) неопреде Inter-Agency Standing Committee (IASC), Protection of Internally Displaced Persons, Pol icy Paper no. 2 (IASC: Geneva, Oct. 2000), p. 4;

and IASC, Supplementary Guidance to Humani tarian/Resident Coordinators on their Responsibilities in Relation to Internally Displaced Persons (IASC: Geneva, May 2000).

См.: Экономический и Социальный Совет ООН, Комиссия по правам человека, «Кон кретные группы и лацци: массовые исходы и перемещенные лица», Доклад представителя Генерального секретаря по вопросу о правах человека внутренних перемещенных лиц г-на Вальтера Келина, E/CN.4/2005/84, 12 Dec. 2004, para.42.

Дополнительные документы ООН помогли определить защиту и шаги, необходимые для укрепления безопасности. См. UN Office for the Coordination of Humanitarian Affairs (OCHA) and the Brookings Institution Project on Internal Displacement, Handbook for Applying the Guiding Principles on Internal Displacement (OCHA and Brookings Institution Project on Internal Displacement: Washington, DC, 1999);

UN OCHA, Manual on Field Practice in Internal Displacement, Inter-Agency Standing Committee Policy Paper Series no. 1 (OCHA and Brookings Institution Project on Internal Displacement: Washington, DC, 1999);

and UN Inter-Agency Standing Committee (IASC), Growing the Sheltering Tree: Protecting Rights through Humanitar ian Action (IASC: Geneva, 2002). См. также the ICRC’s summary of its protection activities over the decades. International Committee of the Red Cross, Enhancing Protection for Civilians in Armed Conflict and Other Situations of Violence (ICRC: Geneva, Sep. 2008).

Bagshaw, S. and Paul, D., Protect or Neglect?: Toward a More Effective United Nations Approach to the Protection of Internally Displaced Persons (UN Office for the Coordination of Humanitarian Affairs/Brookings–SAIS Project on Internal Displacement: Geneva, Nov. 2004), p. 3.

МАССОВОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ленность в отношении того, кто должен отвечать за защиту;

( f ) обеспоко енность в отношении рисков, связанных с деятельностью по защите. Опыт показал, что защита людей несет куда больше опасностей в странах проис хождения, чем в принимающих странах – об этом свидетельствует растущее число нападений на сотрудников, оказывающих помощь58.

Для создания более слаженной системы защиты ВПЛ, ООН наделила УВКБ ведущей ролью в координации деятельности по защите в рамках но вого «тематического» подхода (предусматривающего наделение различных органов ведущими функциями в различных секторах в рамках системы, ос нованной на взаимодействии)59. Обширный опыт этого ведомства в области защиты беженцев и участие в ликвидации чрезвычайных происшествий, касающихся ВПЛ, сделали его наиболее подходящим кандидатом. Тем не менее УВКБ столкнулось с определенными преградами, связанными с ре сурсами и мандатом, что повлияло на его способность занять устойчивую ведущую позицию в деле защиты ВПЛ по всему миру. Опасаясь того, что слишком пристальное внимание к защите ВПЛ отрицательно скажется на защите беженцев и повредит реализации права на убежище, УВКБ к на стоящему моменту выполнило свою ведущую роль лишь в небольшом числе экспериментальных стран60. С другой стороны, согласно оценкам, прове денным в некоторых из этих стран, наблюдается улучшение координации в области защиты ВПЛ, хотя фактический масштаб этих улучшений на мес тах оценить пока не удалось61.

УВКБ разработало политику в отношении ВПЛ и необходимые инст рументы, такие как пособие по защите ВПЛ, однако еще не создало доста точного собственного потенциала для защиты ВПЛ на местах. Пока Управ ление задействует внешних сотрудников по защите, предоставляемых спе циальным проектом (ProCap), созданным по инициативе ООН и НПО, или С 1 июля 2007 года по 30 июня 2008 года 25 гражданских служащих ООН погибли в результате «злоумышленных действий» (в том числе 21 сотрудник из состава местного пер сонала);

также погибли 63 сотрудника НПО;

произошло 490 нападений на сотрудников ООН (например, физические нападения, ограбления, угрозы и запугивание, похищение и удержание негосударственными субъектами). Только в Судане произошло 297 инцидентов, направленных против персонала ООН. Генеральная Ассамблея ООН, «Безопасность и за щита гуманитарного персонала и защита персонала Организации Объединенных Наций», доклад Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, A/63/305, 18 августа 2008 года, пункты 6–18.

По программе гуманитарных реформ ООН 2005 года УВКБ назначено ведущим агентством по координации защиты, предоставления убежища при чрезвычайных ситуаци ях и управления лагерями в чрезвычайных ситуациях, в то время как другим учреждениям были выделены руководящие функции в области обеспечения санитарии, питания, раннего предупреждения и в рамках других «тематических блоков». См. Egeland (сноска 41).

Десять стран, в которых «тематический» подход применялся в 2007 г.: ДРК, Колум бия, Кот-д'Ивуар, Либерия, Ливан, Сомали Уганда, Центральноафриканская Республика, Чад и Эфиопия. В 2007 г. на эти страны приходилось 9 млн ВПЛ из общего числа 26 млн См.: International Displacement Monitoring Centre (сноска 23), p. 20.

См. UN Inter-Agency Standing Committee, ‘Cluster approach evaluation report’, 21 Nov.

2007, http://www.humanitarianreform.org/Default.aspx?tabid=457, p. 11;

and Crisp, J., Kiragu, E. и Tennant, V., UNHCR, ‘IDPs and humanitarian reform’, Forced Migration Review, Dec.

2007, pp. 12–14.

32 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, собственных сотрудников, которые могут потребоваться и в других местах62.

Кроме того, УВКБ не имеет сети старших координаторов по проблемам ВПЛ в центральных подразделениях, в частности в отделе обеспечения ме ждународной защиты, для надзора за «повышением значимости» этого во проса в масштабах всей организационной деятельности63. Следует отметить, тем не менее, что увеличилось число ВПЛ, охваченных всеми программами УВКБ, включая и те ситуации, разрешение которых было затянуто, однако по-прежнему ощущается непрерывный дефицит отчетности и ответствен ности в отношении защиты ВПЛ в рамках политики ООН на основе сотруд ничества64. Несколько экспертов отметили, что в некоторых случаях про блемы ВПЛ воспринимаются в агентстве по делам беженцев лишь как вто ростепенный вопрос65.

Естественно, преодоление препятствий на пути к улучшению защиты в интересах ВПЛ связано не с организационными механизмами, а с прави тельствами и вооруженными негосударственными действующими субъек тами, которые запрещают или затрудняют доступ международного сообще ства к перемещенным категориям населения и творят насилие по отноше нию к ним. Поэтому с 1999 г. СБ ООН стал активно участвовать в защите гражданских лиц в вооруженных конфликтах. Он обратился к ряду стран с просьбой о предоставлении доступа, развернул миротворческие операции в соответствии с гл. VI и VII Устава и создал рамочные механизмы для защи ты гражданских лиц, находящихся перед лицом непосредственной угрозы, включая сопровождение грузов помощи, создание более безопасных усло вий в лагерях ВПЛ и вокруг них, а также создание стабильных условий для возвращения ВПЛ и беженцев66.

Одним из осязаемых результатов стало включение в расширяющийся список миротворческих мандатов ООН полномочий по защите перемещен ных и других затронутых войной категорий населения, находящихся перед лицом непосредственной угрозы. Это позволило повысить уровень безопас ности ВПЛ и беженцев в ряде стран67. В других странах работе миротворче ‘Providing capacity to do protection: ProCap’, Forced Migration Review, special issue, Dec.

2006, p. 14;

and the ProCap website, http://ocha.unog.ch/ProCapOnline/. Справочник УВКБ см. в Global Protection Cluster Working Group, Handbook for the Protection of Internally Dis placed Persons (Global Protection Cluster Working Group: Geneva, Dec. 2007).

Field and headquarters staff, Interviews, 16–17 Oct. 2008;

и UNHCR, Executive Committee of the High Commissioner’s Programme, ‘Progress on mainstreaming IDP issues in UNHCR and global work plan for IDP operations’, EC/59/SC/CRP.16, 2 June 2008.

Internal Displacement Monitoring Centre (сноска 23), p. 20.

Martin et al. (сноска 43), pp. 112–123.

UN Office of the Coordination of Humanitarian Affairs, ‘Chronology of protection of civil ians in armed conflict in the UN’, available at http://ochaonline.un.org/. См. также доклады Генерального секретаря ООН – последний доклад: СБ ООН, доклад Генерального секретаря о защите гражданских лиц в вооруженных конфликтах, S/2007/643, 28 октября 2007 г.

O’Neill, W. G., a New Challenge for Peacekeepers: the Internally Displaced, Brookings In stitution–Johns Hopkins SAIS Project on Internal Displacement Occasional Paper (Brookings In stitution–SAIS Project on Internal Displacement: Washington, DC, Apr. 2004);

and O’Neill, W.

G. and Cassis, V., Protecting Two Million Internally Displaced: the Successes and Shortcomings of the African Union in Darfur, Brookings–Bern Project on Internal Displacement Occasional Pa per (Brookings–Bern Project on Internal Displacement: Washington, DC, Nov. 2005).

МАССОВОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ских миссий препятствовали действия принимающей стороны, нехватка войск и оборудования, а также отсутствие четких формулировок в мандатах.

Политические разногласия в Совете Безопасности также сыграли свою роль в возникновении этих проблем наряду с неспособностью развитых госу дарств предоставить солдат и оборудование, а также отказом затронутых стран принять взносы от всех доноров68. Кроме того, отсутствие стратегиче ских военных резервов, на которые может рассчитывать ООН, означает, что любое развертывание сил придется начинать «с чистого листа». Так, в тече ние двух лет ООН пыталась провести развертывание сил в количестве 26 000 солдат и полицейских и техники в Дарфуре. В ДРК Совет Безопасно сти больше месяца рассматривал вопрос о выдаче разрешения на увеличе ние контингента на 3000 человек в целях борьбы с участившимися случая ми насилия в Северном Киву, а для развертывания этих сил потребуется значительно больше времени69. Вместе с тем ситуацию усложняет мандат Миссии ООН в Демократической Республике Конго (МООНДРК). Миссии поручено содействовать правительству в создании безопасных условий, од нако круг ведения Миссии очерчен без учета того факта, что правительст венные войска несут ответственность за существенную часть насилия в от ношении перемещенных лиц и других гражданских лиц70. Поэтому те, кто нуждается в защите, выражали активный протест против неспособности МООНДРК защитить их как от повстанцев, так и от правительственных сил71.

IV. ВЫВОДЫ: НАПРАВЛЕНИЕ ДАЛЬНЕЙШИХ ДЕЙСТВИЙ Основными причинами массового перемещения являются конфликты за распределение власти, богатств и ресурсов, в первую очередь, в государ ствах, разделенных расовыми, этническими, религиозными или культурны ми границами. Это дает как национальным, так и международным органам возможность устранить более глубокое структурное деление общества и тем См., напр., African Union/UN Hybrid Mission in Darfur (UNAMID), ‘Secretary-General Ban reports to Security Council on UNAMID deployment’, ReliefWeb, 28 Aug. 2008, http:// www.reliefweb.int/rw/rwb.nsf/db900sid/YSAR-7HXR53;

UN Integrated Regional Information Network (IRIN), ‘Helicopters top list of “shameful” missing equipment’, 31 July 2008, http:// www.irinnews.org/report.aspx?ReportID=79551;

and Cohen, R., ‘Disaster standards needed in Asia’, Brookings Northeast Asia Commentary, June 2008, http://www.brookings.edu/opinions/ 2008/06_disaster_standards_cohen.aspx.

MONUC, ‘UN envoy calls for “surge” of peacekeepers in DR Congo in face of new vio lence’, UN News, 4 Oct. 2008, http://www.monuc.org/News.aspx?newsId=18325.

См. UN Security Council, ‘Security Council extends mission in Democratic Republic of Congo until 15 May, unanimously adopting Resolution 1751 (2007)’, Press release, SC/8996, Apr. 2007. См. также Gambino, A. W., Congo Securing Peace, Sustaining Progress, Council on Foreign Relations, Center for Preventive Action, Special Report no. 40 (Council on Foreign Rela tions Press: Washington, DC, 2008), pp. 4, 7.

MONUC, ‘UN attacks rebels to protect civilians in Congo’, 28 Oct. 2008, http://www.

monuc.org/news.aspx?newsID=18513. События в МООНДРК и других мирных операциях в 2008 г., включая вопросы защиты гражданского населения, см. в гл. 3 настоящего тома.

34 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, самым прекратить конфликт и перемещение путем реализации мирных про цессов и создания общего видения будущего.

Поэтому, во-первых, главной задачей должно стать достижение мир ных соглашений, в которых будут учтены первопричины конфликтов и пре дусмотрена более глубокая интеграция проблем беженцев и ВПЛ за счет более эффективных консультаций с перемещенными лицами. Как отметил в 2006 г. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, возвращение беженцев и ВПЛ «зачастую является одним из важнейших факторов поддержания мир ного процесса и активизации экономической деятельности»72. Многие мир ные соглашения последних двух десятилетий содержат положения о воз вращении, расселении и реинтеграции покинувших родные места73. Так, в Общем рамочном соглашении о мире в Боснии и Герцеговине 1995 г. (Дей тонском соглашении), пусть и не вполне успешном, содержались положе ния, призванные ликвидировать последствия этнических чисток путем воз вращения ВПЛ и беженцев и подготовки осуществимых договоренностей о реституции собственности74. Аналогичным образом Всеобъемлющее мир ное соглашение (ВМС) 1995 г. в Судане было призвано обеспечить меха низмы более равномерного распределения богатств и власти между севером и югом страны, а также возвращение и расселение перемещенных лиц.

В обоих случаях строгий международный контроль мог способствовать бо лее эффективному выполнению соглашений.

Тем не менее в Мирном соглашении по Дарфуру (МСД) 2006 г., подпи санном правительством Судана и одним повстанческим движением, такие меры предусмотрены не были. Соглашение, переговоры по которому велись в спешке, было неспособно создать приемлемые механизмы распределения благ и власти и не содержало надлежащих договоренностей об обеспечении безопасности перемещенных лиц. Основные группы повстанцев, а также большинство перемещенных лиц отказались выполнять его, что привело к новым случаям насилия в Дарфуре75.

Эта неудача привлекла внимание к важности консультаций с переме щенными лицами и учета их потребностей в рамках мирных процессов. Ес ли бы такие консультации состоялись в Дарфуре, правительство не смогло UN Information Service, ‘Secretary-General to UNHCR Executive Committee: World Summit made remarkable commitment to humanitarian community’, Address to UNHCR Execu tive Committee, Geneva, 6 Oct. 2006, http://www.unis.unvienna.org/unis/pressrels/2005/ sgsm10145.html.

Brookings–Bern Project on Internal Displacement, Addressing Internal Displacement in Peace Processes, Peace Agreements and Peace-Building (Brookings–Bern Project on Internal Displacement: Washington, DC, Sep. 2007), p. 2.

См. Williams, R., ‘Post-conflict property restitution and refugee return in Bosnia and Her zegovina: implications for international standard-setting and practice’, New York University Jour nal of International Law and Politics, vol. 37, no. 3 (Mar. 2006). Трудности в осуществлении Дейтонских соглашений см. в сноске 31.

Mukhtar, A., ‘What’s missing in the Darfur peace process’, Statement at the United States Institute of Peace, Washington, DC, 24 July 2006, http://www.usip.org/fellows/reports/2006/ 0724_mukhtar.html;

and Integrated Regional Informational Networks (IRIN), ‘Sudan: rebel fragmentation hampers Darfur peace’, 11 Sep. 2006, http://www.irinnews.org/Report.aspx? Re portId=60887.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 27 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.