авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«Содержание IV ВСЕРОССИЙСКИЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС.............................................................................. 2 ПРОБЛЕМЫ ВКЛЮЧЕНИЯ СОЦИОЛОГИИ В СИСТЕМУ НАУЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ ...»

-- [ Страница 8 ] --

Вторая глава, в своем названии претендующая на анализ публичного пространства, по факту повествует лишь о потреблении молодежью печатных СМИ. Выбор именно печатного слова как показателя интереса к публичной сфере был вполне обоснованным до развития ТВ-журналистики и интернет-коммуникации, но в конце 2000-х он представляется не вполне релевантным. Тем не менее тенденции, зафиксированные исследователями в молодежной среде, в полной мере отражают ситуацию в целом, а именно: снижение значимости (и чтения) общественно-политических еженедельных и ежедневных газет. Как пишут авторы, "...газеты утратили основную для формирования и функционирования общества функцию межгрупповой коммуникации на основе распространения авторитетных мнений, в отличие от Интернета, где нет ни публичности, ни значимых авторитетов". С последним утверждением трудно согласиться, так как политические события последних месяцев показывают, насколько значимыми делаются интернет-фигуры в публичном пространстве, а уголовные дела, заводимые на блоггеров, свидетельствуют о достаточной публичности интернет-медиа.

Важной частью второй главы становится описание того социально-политического контекста, в котором социализировались нынешние молодые юноши и девушки, анализ общего фона и настроений, которые обуславливают современное состояние умов. Авторы утверждают, что долгое существование в ценностно-размытом обществе привело к аномии, а затем и к антимодерным установкам молодежи, проявляющимся в росте популярности антизападных и ксенофобных настроений, а также поддержке усиливающегося авторитаризма.

Далее авторы обращаются к результатам опроса городской молодежи, проведенного по заказу МШПИ в 2011 г. Отмечая растущую удовлетворенность жизнью, иссле стр. дователи выделяют аспекты, которые отражают настроения и трудности, характерные для жизни российской молодежи. Так, например, мы узнаем, что молодежь в целом довольна полученным образованием, но ее не устраивает его труднодоступность и коммерционализация. В то же время исследователи отмечают положительную динамику в оценках удовлетворенности своим материальным положением: по сравнению с 1998 г., когда лишь 23% были довольны им, в 2011 г. уже 40%. Авторы полагают, что среди молодых доля самых бедных в три раза ниже, чем среди населения в целом. Но данные Росстата и других исследователей говорят о противоположной тенденции: о том, что молодежь и пожилые - самые уязвимые и малообеспеченные категории граждан, которые также страдают от безработицы и дискриминации по возрасту при устройстве на работу и сокращениях1. Поэтому оптимистичные выводы по поводу материального положения молодежи и удовлетворенности им могут быть объяснены не реальным положением вещей, а скорее некомпетентностью молодежи в его оценке. Юноши и девушки часто не представляют реальных расходов и доходов своей семьи, отсюда и разница в оценках в раза между всем населением и молодежью: альтернативу "На продукты денег хватает, но покупка одежды вызывает финансовые затруднения" выбрали 29% всего населения и лишь 12% молодежи, в то время как вариант "Мы можем без труда приобретать вещи длительного пользования, однако для нас затруднительно приобретать действительно дорогие вещи" выбрали 15% всего населения и 35% молодежи. В то же время, высказываясь о беспокоящих молодежь проблемах, 71% опрошенных на первое место поместили материальные трудности и высокие цены. Исследователи объясняют это тем фактом, что молодежь, которая выходит в самостоятельную жизнь и создает собственные семьи (а мы знаем, что в России это достаточно ранний по сравнению с Западом возраст), впервые так остро сталкивается с проблемой нехватки денег и отсутствия достаточных возможностей их заработать.

Авторы анализируют характер и причины других актуальных для молодежи проблем:

трудоустройство и безработицу, жилищный вопрос, доступность образования. А вот экзистенциальные вопросы, по их утверждению, не слишком важны для современной молодежи. Причины этого они связывают с потребительским гедонизмом, формируемым масс-культурой, и необходимостью стабилизировать свою жизнь и доход в молодом возрасте.

Далее речь идет о довольно разных и разрозненных феноменах: настроения и ценностные установки, представления об успехе и будущем, планирование жизни, политические взгляды и отношение к гражданскому обществу. Несмотря на ряд ценных данных и идей, логика, по которой исследователи проводили опрос, представляется довольно странной. С одной стороны, безусловно, ценности влияют на политические предпочтения (анализу которых уделено довольно много внимания), с другой - многие выводы и пассажи не подкреплены исследовательскими данными и исходят, скорее, из эрудиции авторов и общих политико-философских трендов аналитической мысли России. Отдельные выводы могут привести читателя в недоумение: "...позитивные социальные эмоции сильнее представлены у людей с более высоким уровнем образования, у живущих в провинциальных городах, а также у сторонников партии власти" (с. 48 - 49). Напротив, астенический синдром и рессентимент заметнее у жителей Москвы и средних городов, противников ЕР или отказывающихся участвовать в выборах. Что нам дают эти данные?

Почему авторы выбрали именно эти параметры для корреляции? И не является ли этот выбор следствием исследовательской предзаданности, попытки найти связь там, где ее нет?

Этих недоразумений удалось бы избежать, если авторы сосредоточились бы на каком-то отдельном аспекте жизни молодых, а не стремились объять необъятное. Ибо без более глубокого объяснения, погруженного в культурный, экономический и Например, по данным ВЦИОМ, средний возраст безработных в феврале 2010 г. составил 35,6 года. Молодежь до 25 лет составляет среди безработных 25,8%, в том числе в возрасте 15 - 19 лет - 5,3%, 20 - 24 года - 20,5%.

URL:http://wciom.ru/index.php?id-269&uid-111468 (дата доступа 20.03.12).

стр. исторический контекст, любые, даже самые интересные данные, являются довольно бесполезными для построения каких-то умозаключений.

Остается открытым вопрос: чем, собственно, отличается российская молодежь от российских взрослых? Многие приводимые данные опроса подтверждают эту тенденцию.

Молодые люди так же, как и взрослые, не уверены в своем будущем и потому не могут планировать свою жизнь на несколько лет вперед;

стремятся в основном к потреблению, а не к духовной и интеллектуальной самореализации;

в большинстве своем равнодушны к политике и не доверяют властям. Таким образом, выделяя молодежь как специфическую группу, авторы так и не смогли, на мой взгляд, объяснить эту специфичность. Но при этом они постоянно приводят другие, гораздо более значимые для сравнения группы: как, например, городская и сельская молодежь, молодежь мегаполисов и провинциальных городов, образованная и необразованная. Судя по всему, именно эти переменные, а не возраст, играют ведущую роль в ценностных ориентациях и практиках индивида.

Непроясненными остались вопросы методологии исследования: какое количество было опрошено, в каких регионах, по каким параметрам делалась выборка, в каком году проводилось исследование? Иногда смешиваются группы и данные в опросе, например, сравнивая ответы всего населения за 2008 г. и ответы молодежи крупных и средних городов 2011 г. (см. табл. 33, с. 71). Некоторые вопросы сформулированы крайне некорректно и отражают ценностные установки самих исследователей. Например, таблица 26 "Как вы относитесь к действиям таких движений, групп и группировок, которые для достижения своих целей используют радикальные методы, порой даже прибегая к насилию?" и приведенные дальше названия 12 групп вполне могут рассматриваться как часть культурно-политического просвещения. После внимательного прочтения этого интересного списка респонденты могут поразмышлять о том, какие же цели ставили перед собой, например, музыкальные и футбольные фанаты.

Кроме этого, авторы имеют тенденцию к сравнению практик, характерных и характеризующих молодежь СССР с практиками молодежи современной России.

Например, вопрос "Как часто вы слушаете передачи западных радиостанций?" и выяснение отношения к историческому прошлому страны многое сказали бы о ценностях и политической включенности советской молодежи, но мало что добавят к нашим знаниям о российской молодежи 2000-х гг.

Таким образом, интереснейшее исследование Левада-центра в рамках выпущенной брошюры смотрится довольно скомкано и напоминает лоскутное одеяло, на котором то тут, то там мелькают интригующие рисунки, но логика подбора фрагментов остается понятна только авторам. Будем надеяться, что это издание - лишь разминка перед выпуском серьезной аналитической монографии, заслуживающей громкого названия "Молодежь России".

КОСТЕРИНА И. В., кандидат социологических наук стр.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.