авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«ПРЕДИСЛОВИЕ Данный сборник научных трудов "Социальная работа в Сибири" подготовлен в рам- ках проекта "Развитие регионального ресурсного центра в области психологии и социальной ...»

-- [ Страница 8 ] --

Таблица Ответы на вопрос: "Какие перечисленные проблемы, на Ваш взгляд, наиболее ак туальны в настоящее время для российского общества и для Вас лично?", % от числа опрошенных Для обще- Для Разница Проблемы ства Вас 1 2 1- Жилищная 65 43 + Безработица 73 29 + Правовая защита 33 26 + Обеспечение политических прав и свобод 7 4 + Защита денежных накоплений от инфляции 35 34 + продолжение таблицы Охрана здоровья 51 64 - Бытовое обслуживание (в т.ч. детские сады, общепит и т.п.) 10 12 - Духовное самочувствие и развитие 12 10 + Несовершенное законодательство 28 21 + Уровень цен на товары и услуги 45 70 - Образование ( в т.ч. трудности учебы) 24 29 - Развитие демократии 4 1 + Проблема семьи и брака 7 9 - Охрана от преступлений 38 43 - Затруднились ответить 4 2 - Личные проблемы имеют несколько иной приоритет. В данном случае граждан боль ше всего волнуют цены и здоровье. Высокие цены больше других беспокоят 30 - 39-летних и 50 - 59-летних граждан, одиноких людей и представителей больших семей, имеющих в своем составе не менее двух несовершеннолетних детей, менее обеспеченных, проживающих в ча стном секторе, малых городах, рабочих поселках и селах. Проблемы здоровья близко к серд цу принимают прежде всего женщины, кузбассовцы старше 50 лет, менее образованные, пенсионеры, одинокие люди, менее обеспеченные, селяне. Остальные проблемы назывались меньшинством опрошенных, хотя их представительность зачастую весьма солидна. Так, бо лее 40 % жителей области не удовлетворены жилищными условиями и охраной от преступ ности. Жилищный вопрос особенно остро стоит перед населением в возрасте до 40 лет, имеющих среднее образование, бюджетников, неработающих, представителей больших се мей с несколькими несовершеннолетними детьми, менее обеспеченными, жителями обще житий, больших городов и сел. Проблема преступности более актуальна для 50 - 59-летних граждан, высокообразованных, работников негосударственного сектора экономики, пенсио неров, одиноких, более обеспеченных, населения больших и средних городов области. Треть кузбассовцев обеспокоена инфляцией, чуть меньше – безработицей и образованием, четверть – правовой защитой, пятая часть – несовершенными законами. В число наименее актуальных проблем индивидуального порядка попали те же трудности, что и на уровне общества.

Теперь обратим внимание на последний столбец таблицы 1, в котором приведены разности между долями людей, назвавшими проблемы в качестве актуальных для общества, и долями тех, кто посчитал эти проблемы острыми для себя лично.

Эти значения показыва ют, что самые серьезные различия в оценках общественных и индивидуальных проблем кос нулись безработицы – считающих данную проблему актуальной для общества на 44 % (или в 2,5 раза) больше, чем считающих ее актуальной для себя. Масштабные расхождения в акту альности проблем для общества и индивида характерны также для жилищного вопроса и уровня цен. Но если жилищную проблему чаще относят к общественному уровню, то цены, наоборот, к индивидуальному. Схожая ситуация с проблемой охраны здоровья, которая чаще волнует людей в индивидуальном плане, чем в масштабах общества. По остальным пробле мам расхождения в их оценках на двух изучаемых уровнях незначительны. Почти совпали оценки по поводу защиты накоплений от инфляции;

бытового обслуживания;

духовного раз вития;

проблем семьи и брака.

Отношения к анализируемым проблемам изучались в Кузбассе не в первый раз. В 1995, 1997, 1999 и 2001 годах проводились областные репрезентативные исследования, включающие в себя соответствующий вопрос, поэтому есть возможность отследить динами ку отношения граждан к ним – таблица 2.

Таблица Актуальность общественных и личных проблем, % от числа опрошенных Проблемы Для общества Для себя 1995 1997 1999 2001 1995 1997 1999 Жилищная 59 63 65 60 37 44 35 Безработица 66 83 85 74 27 40 33 Правовая защита 37 40 38 36 30 32 29 Обеспечение политических прав и сво бод 16 9 8 7 5 3 3 Защита денежных накоплений от ин фляции 42 41 50 45 53 42 49 Охрана здоровья 45 63 55 54 60 70 69 Бытовое обслуживание 13 6 4 8 20 10 8 Духовное самочувствие и развитие 14 14 10 14 13 16 11 Несовершенное законодательство 32 30 30 29 15 15 19 Уровень цен на товары и услуги 37 38 50 49 71 65 75 Образование 16 21 20 26 15 26 24 Развитие демократии 12 9 6 5 4 2 3 Проблемы семьи и брака 8 5 6 7 13 10 11 Охрана от преступлений 47 46 41 42 59 55 50 Затрудняюсь ответить 4 1 1 1 2 1 1 Из сопоставления значений, приведенных в таблицах 1 и 2, видно, что в целом отно шение к общественным и личным проблемам достаточно стабильно. Отличия по годам в ос новном находятся в пределах ошибки выборки, поэтому говорить об изменениях следует очень осторожно. Тем не менее можно отметить, что наиболее ощутимые изменения в по следние годы коснулись отношения к инфляции. Так, после дефолта 1998 года, и особенно за последние два года, степень актуальности соответствующей проблемы заметно снизилась, причем и на общественном, и на личностном уровнях. Реже, особенно в индивидуальном плане, кузбассовцы стали говорить о проблеме охраны от преступлений.

Отдельный вопрос исследования затрагивал отношение людей к динамике проблем, но в данном случае респонденты сами должны были ее оценить (таблица 3).

Прежде всего отметим, что не все граждане смогли определить характер изменений, происходящих в той или иной сфере общественной жизни. Особенно много сложностей вы звала оценка процесса демократизации общества – более 40 % затруднились с ответом на со ответствующий вопрос. По одной четверти респондентов не оценили динамики образова тельной и бюрократической проблем. Чаще других неконкретные ответы звучали от жен щин, пожилых, менее образованных и обеспеченных, пенсионеров и неработающих, одино ких людей, проживающих в частном секторе, средних по размеру городах. По остальным на правлениям оценки доля затруднившихся с конкретными ответами составляла от 10 до 14 %.

Конкретные ответы кузбассовцев чаще всего констатировали отсутствие перемен по предложенным для оценки проблемам. Исключение составляют две темы – товарный дефи цит, о котором люди обычно говорят как о решенной трудности, и криминал, по поводу ко торого население отмечает значительное обострение. Но по соотношению позитивных и не гативных оценок изменений можно судить об общей направленности мнения кузбассовцев.

Таблица Ответы на вопрос: "Как бы Вы оценили изменения произошедшие в последние 2-3 годав решении следующих проблем?", % от числа опрошенных рре- начала ничего не несколь- значитель- затруд Проблема ше- реша- изме- ко обо- но обо- нились на ться нилось стрилась стрилась ответить Жилищная 4 17 45 9 12 Здравоохранения 1 12 46 15 14 Товарного дефицита 48 24 15 1 1 Безработицы 1 11 34 19 25 Охраны общест- 1 11 44 14 17 венного порядка Демократизации об- 2 11 37 5 4 щественной жизни Получения 4 16 29 13 12 качественного про фессионального обра зования Криминала 0.3 5 31 17 33 Бюрократизма 0.2 2 34 13 25 По шести из девяти перечисленных в вопросе проблемам, доля отрицательных отзы вов превосходит долю положительных, то есть кузбассовцы замечают, прежде, всего нега тивную динамику, особенно по проблемам бюрократизма, криминализации и безработицы.

Обострение бюрократических проблем чаще замечали мужчины, 50 - 59-летние кузбассовцы, имеющие высшее образование, представители больших, многодетных семей, более доходные категории, жители крупных городов;

рост криминала – 30 - 39-летнее население, бюджетни ки, селяне;

увеличение безработицы – среднее и старшее поколения, наименее образованные, работники государственных предприятий и учреждений, одинокие люди, население средних городов и сел.

Позитивные изменения жители области фиксируют по разрешению проблемы товар ного дефицита (активнее это констатируют 30 - 39-летние и 50 - 59-летние люди, имеющие высшее образование, работающие, более доходные кузбассовцы), а также демократизации общественной жизни. Правда, по поводу последнего направления численное превосходство плюсов над минусами невелико. Еще одна проблема – жилищная – набрала равное число по ложительных и отрицательных отзывов.

Последний вопрос о проблемах выяснял их актуальность на муниципальном уровне (таблица 4), поэтому перечень тем учитывает возможность влияния на них со стороны мест ных органов власти.

Таблица Ответы на вопрос: "Какова острота, актуальность для нашего города (поселка) следующих проблем?", % от числа опрошенных Проблема Очень ак- Актуальна, Не ак- Не туальна но не очень туальна знаете Неудовлетворительная уборка мусора 30 35 27 Плохая работа пассажирского транспорта 25 31 37 Периодическое отключение света 10 24 58 продолжение таблицы Перебои с подачей холодной и горячей воды 19 29 44 Нарушение теплоснабжения 16 26 44 Неустроенность детского и подросткового досуга 52 21 9 Рост наркомании и алкоголизма 81 8 5 Недостаток зеленых насаждений 25 33 34 Произвол властей 25 29 16 Увеличение числа нищих, бомжей, беспри зорников 70 15 7 Задержки с выплатами зарплаты, пособий 31 32 26 Неудовлетворительные дороги 45 35 13 Плохая освещенность улиц и дворов 62 25 8 Плохое состояние остановок пассажирского транспорта 20 34 38 Недостаток детских площадок 52 24 11 Приток мигрантов 32 23 18 Отсутствие домашних телефонов 29 31 27 Обветшание жилищного фонда, недостаток жилья 68 19 6 Беспорядок на кладбищах 36 29 12 Отсутствие или плохое состояние общест венных туалетов 52 20 10 Некоторые вопросы оказались для кузбассовцев достаточно трудными, например, проблема произвола властей, притока мигрантов, беспорядка на кладбищах. На остальные вопросы подавляющее большинство респондентов дали конкретные ответы. При этом граж дане в два раза чаще относили проблемы к очень актуальным, чем к неактуальным. Ответ "проблема актуальна, но не очень" встречается довольно часто, но как правило, не превали рует над другими – крайними – ответами.

Самой острой, по мнению кузбассовцев, является проблема роста наркомании и алко голизма среди населения – более 80 % опрошенных отнесли ее в разряд очень актуальных и только 5 % - в группу неактуальных. Эту проблему чаше других в разряд актуальных относят высокообразованные граждане, работающие, имеющие детей, более обеспеченные, жители больших городов и рабочих поселков. На втором месте оказалась проблема роста нищих и бомжей (эту проблему выделяют работники негосударственного сектора экономики, имею щие средне-специальное образование, одинокие и самые маленькие семьи, более доходные, проживающие в общежитиях, в больших и средних городах Кузбасса), на третьем – обвет шание жилья (30 - 39-летние, работающие, имеющие детей, проживающие в общагах, сред них и малых городах). Далее следуют плохая освещенность улиц и дворов (женщины, моло дежь и 50 - 59-летние люди, получившие среднее образование, бюджетники, население част ного сектора, рабочих поселков и сел);

недостаток детских площадок (женщины, 30-39 летние, более образованные, работающие, имеющие двух и более несовершеннолетних де тей, более доходные, жильцы общежитий);

неустроенность детского и подросткового досуга (женщины, 30-39-летние кузбассовцы, более образованные, работающие, семьи из четырех человек как минимум с двумя детьми, общежитские, малообеспеченные, население средних городов и сел) и отсутствие или плохое состояние общественных туалетов (40-59-летние, вы сокообразованные, бюджетники, жители средних городов).

По остальным проблемам ответ "очень актуальная" звучал реже, чем в половине слу чаев, но тоже достаточно активно. Например, более 40 % граждан к крайне острым отнесли проблему плохих дорог (в первую очередь, представители государственного сектора эконо мики, больших семей, частного сектора, рабочих поселков и сел);

около трети – неудовле творительное состояние кладбищ (пожилые, в том числе пенсионеры, члены больших семей, жители средних городов);

приток мигрантов (негосударственные работники, семьи из 4- человек, более доходные категории, жители больших городов);

задержки с выплатами зар платы, пособий (молодежь, имеющие среднее образование, бюджетники и неработающие, большие семьи, менее доходные, жильцы общежитий);

неудовлетворительная уборка мусора (женщины, молодежь и 50 - 59-летние кузбассовцы, средне-образованные, более обеспечен ные, представители больших семей и частного сектора, население средних городов и сел).

Немало нареканий прозвучало и по поводу отсутствия домашних телефонов (пожилые, наи менее образованные, пенсионеры, семьи из одного - двух человек, проживающие в частных домах или общежитиях, а также в средних по размеру городах), и по поводу произвола вла стей (окончившие техникумы и колледжи, работающие, большие семьи, обитатели общежи тий и население больших кузбасских городов).

По остальным проблемам оценка "не актуальная" превосходит по численности отзыв "очень актуальная". Меньше всего граждан беспокоят отключения электроэнергии;

наруше ние теплоснабжения;

перебои с подачей воды;

плохое состояние остановок пассажирского транспорта. Очевидно, эти проблемы более или менее решены в кузбасских городах и посел ках.

Итак, в разрезе общества кузбассовцев больше всего волнуют безработица, жилищная проблема и охрана здоровья. При этом две первые проблемы не воспринимаются граждана ми в качестве острых на индивидуальном уровне;

последняя же, наоборот, при примерке на себя кажется более актуальной, чем на уровне социума. В личностном аспекте ее обошла только тема высоких цен. Во времени актуальность проблем достаточно постоянна. Заметно снизилась лишь острота инфляционной проблематики. Но прямой вопрос о динамике про блем показал, что кузбассовцы чаще констатируют негативные изменения, особенно в бюро кратизме, росте криминала и безработице. Есть и положительные оценки – по поводу дефи цита товаров и демократизации общественной жизни, хотя по последнему вопросу преиму щество плюсов очень скромное и много неопределенности. Среди местных проблем наибо лее актуальными для людей являются рост наркоманов и алкоголиков, бомжей и нищих, об ветшание жилья, плохое освещение улиц, дворов и другие.

ИССЛЕДОВАНИЕ ФОРМИРОВАНИЯ СИНДРОМА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОЦИАЛЬНЫХ РАБОТНИКОВ О. П. Бусовикова, Т. Н. Мартынова Кемеровский государственный университет Исследование, посвященно изучению влияния различных социально-психологических факторов на формирование синдрома эмоционального выгорания у специалистов служб социаль ной защиты населения. Данная проблема, по мнению авторов, заслуживает особого внимания в связи с профессиональной подготовкой и переподготовкой специалистов по социальной работе, формированием у них навыков психогигиены и психопрофилактики в профессиональной деятель ности.

Ключевые слова: профессиональная деятельность социального работника, феномен "эмо ционального выгорания".

Традиционно и в общественном сознании, и в научной литературе при изучении про фессиональной деятельности специалистов социономических профессий (врачей, педагогов, социальных работников и т. д.) акцент делается, прежде всего, на позитивных аспектах рабо ты с людьми. Вместе с тем совершенно очевидно, что именно работа с людьми в силу предъ являемых ею высоких требований, особой ответственности и эмоциональных нагрузок по тенциально содержит в себе опасность тяжелых переживаний, связанных с рабочими ситуа циями, и вероятность возникновения профессионального стресса.

По мнению исследователей, негативные психические переживания и состояния могут затрагивать разные грани трудового процесса –– профессиональную деятельность, личность профессионала, профессиональное общение, в целом отрицательно сказываться на профес сиональном развитии личности.

Социальная работа как вид профессиональной деятельности требует от специалиста особых знаний, умений и навыков, а также личностных качеств, без которых осуществление социальной помощи практически невозможно. Среди значимых качеств можно выделить та кие, как гуманистическая направленность личности, личная и социальная ответственность, обостренное чувство добра и справедливости, чувство собственного достоинства и уважение достоинства другого человека, терпимость, вежливость, порядочность, эмпатичность, готов ность понять других и прийти к ним на помощь, эмоциональная устойчивость, личностная адекватность по самооценке, уровню притязаний и социальной адаптированности.

Профессиональная деятельность социального работника, независимо от разновидно сти исполняемой работы, относится к группе профессий с повышенной моральной ответст венностью за здоровье и жизнь отдельных людей, групп населения и общества в целом. По стоянные стрессовые ситуации, в которые попадает социальный работник в процессе слож ного социального взаимодействия с клиентом, постоянное проникновение в суть социальных проблем клиента, личная незащищенность и другие морально-психологические факторы ока зывают негативное воздействие на здоровье социального работника.

Как психологическое консультирование и психотерапия, социальная работа отнесена к профессиям, требующим большой эмоциональной нагрузки, ответственности и имеющим весьма неопределенные критерии успеха.

Социальным работникам, по роду своей деятельности вовлеченным в длительное на пряженное общение с другими людьми, свойствен, как и другим специалистам, работающим в системе "человек — человек", так называемый синдром "эмоционального выгорания".

Социальная работа предъявляет жесткие требования к психофизиологическим осо бенностям специалиста-профессионала и требует научно обоснованные методы отбора, адаптации специалистов по социальной работе и профилактике синдрома эмоционального "выгорания".

Согласно современным данным, под "психическим выгоранием" понимается состоя ние физического, эмоционального и умственного истощения, проявляющееся в профессиях социальной сферы. Синдром "выгорания", по описанию Согеу (1986) и Naisberg-Fennig (1991), выражается в депрессивном состоянии, чувстве усталости и опустошенности, недос татке энергии и энтузиазма, утрате способностей видеть положительные результаты своего труда, отрицательной установке в отношении работы и жизни вообще.

В настоящее время не существует единой точки зрения на сущность психического вы горания и его структуру. Синдром "эмоционального выгорания" некоторые авторы (Е. Махер, К. Кондо) рассматривают как разновидность стресса, где клиенты социальных служб выступают в качестве стрессогенных факторов. Однако другие исследователи не ото ждествляют эффекты выгорания и профессиональные стрессы, рассматривая "эмоциональ ное выгорание" не как разновидность стресса, а как результат влияния комплекса стрессо генных факторов (С. Маслач, А. Г. Абрумова, В. В. Бойко).

В. В. Бойко рассматривает "выгорание" как выработанный личностью механизм пси хологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на из бранные психотравмирующие воздействия, приобретенный стереотип эмоционального, чаще всего профессионального поведения. Выгорание отчасти функциональный стереотип, по скольку позволяет человеку дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы. В то же время могут возникать его дисфункциональные следствия, когда "выгорание" отрица тельно сказывается на исполнении профессиональной деятельности.

В. В. Бойко описывает различные симптомы "выгорания": эмоциональный дефицит, деперсонализации или личностная отстраненность, психосоматические и психовегетативные нарушения [1].

С. Маслач и другие считают, что этот синдром включает в себя три основные состав ляющие: эмоциональную истощенность, деперсонализацию (цинизм) и редукцию профес сиональных достижений.

Под эмоциональным истощением понимается чувство эмоциональной опустошенно сти и усталости, вызванное собственной работой.

Деперсонализация предполагает циничное отношение к труду и объектам своего тру да. В частности, в социальной сфере деперсонализация предполагает бесчувственное, негу манное отношение к клиентам, приходящим для лечения, консультации, получения образо вания и других социальных услуг. Клиенты воспринимаются не как живые люди, а все их проблемы и беды, с которыми они приходят к профессионалу, с его точки зрения, есть благо для них.

Наконец, редукция профессиональных достижений - возникновение у работников чувства некомпетентности в своей профессиональной сфере, осознание неуспеха в ней.

Предложенные С. Маслач и др. три компонента "выгорания" в какой-то степени от ражают специфику той профессиональной сферы, в которой впервые был обнаружен этот феномен. Особенно это касается второго компонента "выгорания", а именно, деперсонализа ции, отражающей нередко состояние сферы социального обслуживания людей и оказания им помощи. Исследования последних лет не только подтвердили правомерность этой структу ры, но и позволили существенно расширить сферу ее распространения, включив профессии, не связанные с социальной сферой. Это привело к некоторой модификации понятия "выго рание" и его структуры. Психическое выгорание понимается как профессиональный кризис, связанный с работой в целом, а не только с межличностными взаимоотношениями в процес се ее. Такое понимание несколько видоизменило и его основные компоненты: эмоциональ ное истощение;

деперсонализацию;

профессиональную эффективность. С этих позиций по нятие деперсонализации имеет более широкое значение и означает отрицательное отношение не только к клиентам, но и к труду и его предмету в целом [4].

Одним из показателей синдрома эмоционального выгорания в профессиональной дея тельности являются состояния психической напряженности, вызванные конфликтами, труд ностями в решении сложных социальных проблем, приводящими к ощущениям дискомфор та, тревоги, фрустрации, пессимистическим настроениям [3].

Как показывают результаты исследований, развитие "выгорания" более вероятно у людей с меньшей степенью зрелости и самодостаточности, более импульсивных и нетерпе ливых, не имеющих семьи, но нуждающихся в тех, кто мог бы их поддерживать или одоб рять, имеющих цели и притязания, которые не вполне согласуются с реальностью. К этому также добавляется указание на то, что с возрастом вероятность развития выгорания умень шается, то есть ему более подвержены начинающие работники, люди более молодого возрас та. Однако большинство исследователей считают, что возраст, пол, стаж работы и другие со циально-демографические характеристики не связаны прямо с профессиональным "выгора нием". Большее значение имеет индивидуальный тип реагирования на стрессогенные ситуа ции [2].

Анализ конкретных исследований синдрома "психического выгорания" показывает, что основные усилия психологов были направлены на выявление факторов, вызывающих выгорание. Традиционно они группировались в два больших блока: особенности профессио нальной деятельности (объективные факторы) и индивидуальные характеристики самих профессионалов (субъективные факторы). Некоторые авторы выделяют и третью группу факторов, рассматривая содержательные аспекты деятельности как самостоятельные [4].

К объективным факторам (организационные и ролевые) можно отнести те, которые порождаются условиями самой работы или неправильной её организации. К субъективным факторам, помимо индивидуально-психологических особенностей специалиста, следует от нести направленность личности, мотивацию профессиональной деятельности, удовлетворен ность ею, а также удовлетворенность социально-психологическим климатом в коллективе, отношениями с коллегами и т. д.

Обе группы факторов связаны между собой. С одной стороны, длительное психо травмирующее воздействие объективных факторов может приводить к изменениям, дефор мациям профессионала. С другой стороны, субъективные факторы особенно негативно про являют себя, именно при дополнительном воздействии объективных факторов.

Обычно причина "выгорания" – это комбинация целого ряда факторов, но индивиду альная ситуация профессионального развития может усугублять или сглаживать их влияние.

Формирование синдрома "выгорания" в профессиональной деятельности социального работника может быть связано с такими факторами, как ситуации изменения или утраты со циального статуса;

ситуация потери работы;

ситуация риска;

ситуации с экстремальными ус ловиями;

неопределенные ситуации и т.п. Характерными для "выгорающих" ситуаций явля ются перегрузки — слишком много клиентов, много требований, избыток информации. При увеличении перегрузок "помогающие" специалисты начинают неосознанно стремиться к уменьшению контакта — меньше личностно вовлекаются во взаимодействие, чаще прибега ют к формальным правилам и ритуалам, используют более безличные методы работы.

Еще один важный в данном контексте аспект рабочей ситуации — это возможность влияния на процесс работы и принятия касающихся работника решений. Если у специалиста присутствует чувство, что он ничего не может изменить в своей работе, что от него ничего не зависит, что его мнение не имеет значения и т. д., вероятность развития профессионально го "выгорания" увеличивается. Ролевая неопределенность — в смысле неясной формулиров ки прав и обязанностей, возможностей человека, ролевая конфликтность — как противоре чие разных ролей также способствуют профессиональному стрессу и профессиональному выгоранию.

В сущности, происхождение "выгорания", видимо, невозможно однозначно связать с теми или иными организационными, личностными или ситуационными факторами, скорее, оно является результатом сложного взаимодействия личностных особенностей человека, си туации его межличностных отношений с его профессиональной и рабочей ситуацией, в ко торой он находится.

Риск возникновения "эмоционального выгорания" личности специалиста в социаль ной работе может увеличиваться в следующих случаях:

— монотонности работы, особенно если ее смысл кажется сомнительным;

— вкладывания в работу больших личностных ресурсов при недостаточности при знания и положительной оценки;

— строгой регламентации времени работы, особенно при нереальных сроках ее ис полнения;

— работы с "немотивированными" клиентами, постоянно сопротивляющимися уси лиям помочь им, и незначительными, трудно ощутимыми результатами такой работы;

— напряженности и конфликтности в профессиональной среде, недостаточной под держки со стороны коллег и их излишнего критицизма;

— нехватки условий для самовыражения личности на работе, когда не поощряются, а подавляются экспериментирование и инновации;

— работы без возможности дальнейшего обучения и профессионального совершен ствования;

— неразрешенных личностных конфликтов специалиста;

— неудовлетворенности профессией, которая основана на осознании неправильности ее выбора, несоответствия своих способностей требованиям профессии, результа тивности своего труда и т. д.

На сегодняшний день насчитывается незначительное число работ, посвященных изу чению феномена "выгорания" в профессиональной деятельности социальных работников, что свидетельствует о недостаточном внимании, уделяемом исследователями разработке данной проблемы. До настоящего времени данный феномен рассматривался в основном применительно к представителям других социономических профессий (в частности, "помо гающих"): врачей, психологов, психотерапевтов, юристов, учителей и др.

Целью настоящей работы было изучение степени выраженности синдрома "эмоцио нального выгорания" в профессиональной деятельности социального работника в зависимо сти от влияния различных социально-психологических факторов.

Для проведения исследования нами были использованы следующие методы: анкети рование, анализ документов, тестирование с использованием стандартных психодиагности ческих методик, позволяющих определить наличие синдрома "эмоционального выгорания" и выявить личностные особенности респондентов.

Для определения уровня эмоционального выгорания была использована "Методика диагностики уровня эмоционального выгорания" В. В. Бойко. Личностные особенности со циальных работников изучались с помощью 16-факторного личностного опросника Р. Кет телла (форма А), методики "Мотивация к успеху" и "Мотивация к избеганию неудач" Т.Элерса, опросника "Уровень субъективного контроля" Е. Ф. Бажина и соавторов, создан ного на основе шкалы локуса контроля Дж. Роттера.

Исследование проводилось в 2002 - 2003 годах. В исследовании приняло участие человек сотрудников служб социальной защиты населения г. Кемерово. Выборку составили женщины, средний возраст которых - 42,3 года. Из них в возрасте от 18 до 35 лет – 28,6 %, от 36 до 55 лет – 71,4 %.

Результаты анкетного опроса показали, что высшее образование имеют 28,6 % рес пондентов, незаконченное высшее образование у 11, 4 %. Большинство социальных работ ников, принявших участие в исследовании, имеет среднее техническое образование (51,4 %).

У 8,6 % опрошенных - среднее образование.

Специалисты по социальной работе составили 50 % выборки, 25,7 % - социальные ра ботники. Начальники служб социальной защиты, заведующие, ведущие специалисты по со циальной работе составили 24,3 % опрошенных.

В зависимости то стажа профессиональной деятельности респонденты были разделе ны на три группы: от 0 до 5 лет стажа - 47,1 % респондентов, от 5 до 10 лет – 30 %, свыше лет стаж у 22,9 % социальных работников.

Из числа специалистов, принявших участие в исследовании, 20,2 % полностью удов летворены условиями труда, 32,6 % - скорее удовлетворены;

24,5 % – скорее не удовлетворе ны условиями труда. Полностью неудовлетворены условиями труда 4 % респондентов, 18, % опрошенных затруднились ответить на вопрос.

На вопрос анкеты о степени удовлетворенности размером зарплаты ответы распреде лились следующим образом. Из опрошенных нет таких, кто полностью удовлетворен разме ром заработной платы;

скорее, удовлетворены - 34,1 %;

затруднились ответить - 21,2 % рес пондентов;

скорее не удовлетворены - 26,4 %;

полностью не удовлетворены размером зар платы - 18,3 % принявших участие в опросе работников социальных служб.

При анализе вопроса анкеты о возможности повышения квалификации было выявле но, что только 34,9 % работников служб социальной защиты имеют такую возможность и удовлетворены повышением квалификации. Скорее, не удовлетворены возможностью по вышения квалификации 11,8 %, полностью неудовлетворенны 6,9 % опрошенных.

Престижной профессию социального работника считают только 20,5 % респондентов;

скорее, престижной ее считают 30,8 %;

считают профессию скорее не престижной – 18 %.

Затруднились ответить на вопрос 30% опрошенных. Менее одного процента респондентов считают, что профессия социального работника не престижна.

Большая часть респондентов удовлетворена отношениями в коллективе (31,7 %) или, скорее, удовлетворена (22,4 %). Полностью не удовлетворены отношениями в коллективе 28,4 % специалистов.

При анализе ответов на вопрос анкеты о степени удовлетворенности специалистов отношениями с непосредственным руководителем были получены следующие результаты:

25,7 % опрошенных полностью удовлетворены этими отношениями;

скорее, удовлетворены 30,4 %;

затруднились ответить 23,7 % опрошенных;

скорее не удовлетворены - 17,4%;

пол ностью не удовлетворены отношениями с непосредственным руководителем 6,4 %.

Для выявления уровня "эмоционального выгорания" у работников социальных служб, принявших участие в исследовании, нами была использована методика "Диагностика уровня эмоционального выгорания" В. В. Бойко. Результаты, полученные при помощи этой методи ки, представлены в таблице 1.

Анализ полученных результатов позволяет сделать следующие выводы. Сложивший ся синдром "эмоционального выгорания" выявлен у 19 % респондентов, в фазе формирова ния синдром "эмоционального выгорания" у 66 % опрошенных, у 16 % опрошенных отсутст вует синдром "эмоционального выгорания".

Исходя из полученных данных, можно сделать вывод о том, что проблема "эмоцио нального выгорания" в профессиональной деятельности социальных работников актуальна, т.к. у 95 % опрошенных в сформированной стадии находятся те или иные симптомы "выго рания".

Лишь у 16 % респондентов синдром "эмоционального выгорания" не выявлен. "Эмо циональное выгорание" в стадии формирования выявлено у 66 % работников социальных служб, принявших участие в исследовании. Все это свидетельствует о необходимости более детального изучения факторов, влияющих на формирование синдрома "эмоционального вы горания", проведения профилактики и психокоррекции эмоционального и психического со стояния специалистов по социальной защите населения.

Таблица Результаты уровня сформированности эмоционального выгорания социальных работников по методике В.В. Бойко (в %) Степень Напряжение Резистенция Истощение Выгорание выраженности симптомов "эмо ционального выгорания" Не сложившийся 21 19 28 симптом Симптом в фазе 53 37 53 формирования Сложившийся сим- 26 44 19 птом Сформированный синдром "эмоционального выгорания" свойствен в большей степе ни группе в возрасте от 18 до 35 лет (84,6 %), "эмоциональное выгорание" отсутствует у 63,6 % респондентов возрастной группе от 36 до 55 лет. Этот факт можно объяснить тем, что у специалиста в зрелом возрасте уже пройден этап профессионального становления и адап тации к профессии, определены конкретные профессиональные цели, сформированы про фессиональные интересы, выработаны механизмы профессионального самосохранения. Та ким образом, можно сделать вывод, что в социальной работе у молодых специалистов боль ше риск возникновения синдрома эмоционального "выгорания".

В группах социальных работников, имеющих семью и незамужних, нет явных разли чий по уровням эмоционального "выгорания". Семья, скорее всего, должна выступать в ка честве фактора, снижающего влияние различных профессиональных стрессов, т.к. выполняет рекреационную и психотерапевтическую функцию, связанную с психологической поддерж кой членов семьи. Однако сам факт наличия семьи не снижает риск развития "выгорания".

Более важным показателем, скорее всего, является удовлетворенность семейными отноше ниями.

"Эмоциональное выгорание" в фазе формирования свойственно в большей степени специалистам со средним (10,9 %) и среднетехническим образованием (58,7 %). В группе специалисты с высшим образованием выявлено меньшее количество случаев эмоционально го "выгорания": синдром "эмоционального выгорания" отсутствует у 53,8 % социальных ра ботников, имеющих высшее образование. Наличие высшего образования, на наш взгляд, снижает риск возникновения "выгорания", так как высокая профессиональная подготовка дает специалисту широкий спектр вариантов, способов и приемов решения профессиональ ных задач и проблем, возникающих в процессе работы. Тем самым снижается неудовлетво ренность собой, тревога и депрессия, вызванная недостатком профессиональных знаний и умений.

В группе опрошенных со сложившимся синдромом "эмоционального выгорания" пре обладают профессионалы, находящиеся в должности социального работника (46,2 %). От сутствие "эмоционального выгорания" в большей степени присуще специалистам по соци альной работе (36,4 %). Этот факт мы объясняем тем, что специалист, работающий в долж ности социального работника, непосредственно общается с клиентами, осуществляя патро наж или оказывая социальную помощь. Он в большей степени испытывает психоэмоцио нальные нагрузки, сталкивается с горем, отчаянием людей, переживает и сочувствует им.

Начальники, заведующие, ведущие специалисты служб социальной защиты населения имеют разную степень выраженности эмоционального "выгорания". Специалисты высокого должностного статуса также подвержены эмоциональному "выгоранию", но оно вызвано комплексом других причин, например, это может быть большая ответственность за принятые решения и в целом за организацию трудового процесса.

Специалисты с начальной стадией формирования "выгорания" имеют стаж профес сиональной деятельности от 0 до 5 лет (52,2 %). В группу специалистов с отсутствием "вы горания" вошло 45,5 % со стажем работы по специальности от 5 до 10 лет. Группу специали стов со сложившимся "выгоранием" составили в равной степени те, у кого стаж превышает 10 лет и стажем от 0 до 5 лет (38,5 %).

В группу респондентов с отсутствием "эмоционального выгорания" вошли социаль ные работники, удовлетворенные условиями труда (45,5 %), а в группу с высоким показате лем "эмоционального выгорания" те, кто неудовлетворен условиями труда (7,6 %). На осно вании этого можно сделать вывод о том, что неблагоприятные условия труда повышают риск развития выгорания, а благоприятные являются фактором, ослабляющим влияние профес сиональных стрессов.

Большинство социальных работников, удовлетворенных возможностью повышения квалификации, составили группу специалистов с отсутствием синдрома "эмоционального выгорания" (54,5 %). Мы объясняем это тем, что компетентность специалиста, умение быстро и эффективно решать проблемы клиента – фактор профессионального самосохранения. Поэто му важно повышать свое мастерство и квалификацию посредством самообразования в ходе практической деятельности, заимствования опыта у коллег, различными формами кратко срочной учебы — курсами, семинарами, разовыми программами и др. Следовательно, высокая возможность повышения квалификации снижает риск развития "эмоционального выгора ния".

Особое место в рабочей ситуации занимают контакты с коллегами и руководством.

Поскольку в основе профессионального "выгорания" лежат проблемы общения, взаимодей ствие с коллегами может стать дополнительным источником эмоционального стресса, а зна чит, и источником "эмоционального выгорания".

Важным фактором развития "эмоционального выгорания" являются отношения с непо средственным руководителем. В группе специалистов, у которых отсутствует синдром "эмоцио нального выгорания", 63,6 % удовлетворенных отношениями с руководителем. В группе спе циалистов со сложившимся синдромом нет полностью удовлетворенных отношениями с руко водителями. Скорее не удовлетворены отношениями с руководителем 46,1% респондентов. Из этого можно сделать вывод, что напряженные отношения с руководителем повышают риск раз вития "эмоционального выгорания".

Работники, у которых не выявлен синдром "эмоционального выгорания" в 54,1 % слу чаев удовлетворены отношениями в коллективе и в 27,0 % - скорее, удовлетворены. В группе специалистов с высоким уровнем "эмоционального выгорания" 46,7 % не удовлетворены от ношениями в коллективе. При этом, неблагоприятные отношения в коллективе являются фак тором развития таких симптомов "выгорания", как эмоциональное истощение и деперсонализа ция. Таким образом, чем больше специалист удовлетворен отношениями в коллективе, тем меньше у него риск возникновения "эмоционального выгорания".

У большей части социальных работников (76,9 %), не удовлетвореных организацией работы, выявлен сформировавшийся синдром "эмоционального выгорания". У 45,4% удов летворенных организацией работы отсутствует "выгорание". Следовательно, организация работы, которая не удовлетворяет специалиста, является фактором стресса, который увели чивает риск развития "эмоционального выгорания".

С целью выявления направленности личности нами была использован опросник "Уровень субъективного контроля" Е. Ф. Бажина и др. Результаты, полученные с помощью этой методики, представлены в таблице 2.

В группе социальных работников с высокими показателями "эмоционального выгора ния" преобладают лица с низкими показателями интернальности по таким шкалам, как об щая интернальность (3,6), интернальность в области неудач (3,0), по шкале интернальности в области производственных отношений (2,7). Показатели по этим шкалам значительно выше у специалистов с отсутствием синдрома эмоционального "выгорания": общая интерналь ность (5,3), интернальность в области неудач (7,1), интернальность в области производствен ных отношений (7,3). Показатели интернальности у группы респондентов в стадии формиро вания "выгорания" приближены к группе со сложившимся синдромом по таким шкалам, как интернальность в области достижений, интернальности в области неудач, интернальности в области семейных отношений, по шкале интернальности в межличностных отношениях. По казатели интернальности в области здоровья приблизительно одинаковы в группах с разной степенью "выгорания".


Из полученных результатов видно, что специалисты с экстернальным локусом кон троля в большей степени подвержены "эмоциональному выгоранию", чем с интернальным локусом. Риск развития "эмоционального выгорания" повышается при низких показателях по таким шкалам, как общая интернальность, интернальность в области неудач, по шкале ин тернальности в области производственных отношений. Таким образом, локализация контро ля над значимыми событиями влияет на развитие синдрома эмоционального "выгорания" у работников служб социальной защиты.

При помощи статистического анализа выявлены достоверные различия между груп пой испытуемых с отсутствием "выгорания" и группой со сложившимся синдромом "выго рания" по таким шкалам, как интернальность в области неудач, интернальность в области производственных отношений, интернальность в области семейных отношений. В группах специалистов со сложившимся синдромом и синдромом "выгорания" в фазе его формирова ния достоверных различий не выявлено.

Таблица Усредненные показатели по шкалам опросника «Уровень субъективного контроля" социальных работников с разной степенью выраженности "эмоционального выгорания", в % Шкала интернально- Отсутствие «Выгорание" в Сложившийся сти «выгорания" стадии синдром формирования «выгорания" ОИ 5,3 4,6 3, ОД 6,0 4,8 4, ОН 7,1 3,9 3, ОС 6,9 5,0 4, ОП 7,3 4,7 2, ОМ 6,0 4,8 5, ОЗ 6,1 5,7 5, Корреляционный анализ позволил выявить зависимость между симптомами "эмоцио нального выгорания" и уровнем интернальности респондентов (р0,05).

Анализ результатов, полученных по методике Т. Элерса "Мотивация к успеху" и "Мо тивация к избеганию неудач" показал (таблица 3), что большинство опрошенных не имеют четко выраженного, доминирующего мотива (55,7 %), у 24,3 % доминирует мотив стремле ния к успеху, у 20 % – мотив избегания неудачи.

Таблица Среднегрупповые показатели мотивации к успеху и мотивации к избеганию не удач у респондентов с разной степенью выраженности синдрома "эмоционального выго рания", в % Преобладающий Отсутствие «Выгорание" Сформировавшийся мотив «выгорания" в фазе синдром формирования «выгорания" Мотив стремления к 63,6 19,6 7, успеху Отсутствует устойчивый 27,3 65,2 46, мотив Мотив избегания 9,1 15,2 46, неудачи Как видно из таблицы, у социальных работников с высокой степенью "выгорания" преобладает мотив избегания неудачи (46,2 %), вследствие того что такие работники посто янно испытывают стресс, тревогу, вызванные ощущениями собственной несостоятельности, страхом перед активными действиями из-за боязни потерпеть неудачу, провал. Эти ощуще ния и чувства "подпитывают" развивающийся синдром "эмоционального выгорания". Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что мотив избегания неудачи является мотивом, свой ственным профессионалам с высоким риском возникновения "эмоционального выгорания".

Наличие мотива стремления к успеху (63,6 % респондентов) снижает риск "выгорания".

Наши выводы подтверждаются результатами статистического анализа, при помощи которого нами были выявлены достоверные различия в мотивации социальных работников в группах с разными показателями "выгорания".

Корреляционный анализ позволил выявить положительную зависимость между таки ми симптомами "выгорания", как напряжение, переживание психотравмирующих обстоя тельств, резистенция, неадекватное избирательное эмоциональное реагирование, редукция профессиональных обязанностей, психосоматические и психовегетативные нарушения и мо тивом избегания неудачи.

Использование 16-факторного личностного опросника Р. Кеттелла позволило выявить индивидуально-психологические особенности личности испытуемых с разной степенью вы раженности эмоционального "выгорания" (таблица 4).

Установлено, что респонденты с разной степенью выраженности эмоционального "выгорания" статистически достоверно различаются показателями по шкалам G, I, L, SD тес та Р. Кеттела.

При корреляционном анализе полученных данных выявлена прямая положительная зависимость между степенью выраженности "эмоционального выгорания" и показателями шкал Е, L, SD теста Р. Кеттела. Установлена также прямая положительная зависимость меж ду возможностью повышения профессиональной квалификации и степенью выраженности "эмоционального выгорания" у работников служб социальной защиты населения (при р0,05).

Полученные в ходе исследования результаты убедительно свидетельствуют о том, что профессиональная деятельность работников служб социальной защиты населения может быть связана с формированием синдрома "эмоционального выгорания". На формирование синдрома оказывает влияние комплекс организационных, индивидуальных и других соци ально-психологических факторов. В связи с этим профилактике и обеспечению психогигие ны социального работника необходимо уделять особое внимание и способствовать созданию системы психологической помощи самим социальным работникам.

Важнейшей задачей органов управления, в ведении которых находятся службы соци альной защиты населения, является создание условий для сохранения здоровья социальных работников, профилактика их профессиональных заболеваний, проведение консультаций от носительно профессиональных рисков в социальной работе.

Таблица Среднегрупповые показатели по шкалам опросника Р. Кеттелла у респондентов с разной степенью выраженности эмоционального "выгорания", в% Шкала Отсутствие Выгорание" в фазе Сформировавший- Достоверность раз «выгорания" формирования ся синдром личий между груп (группа 1) (группа 2) «выгорания" пами (Группа 3) (р 0,05) A 4,0 6,1 6, B 5,0 4,5 5, C 5,5 5,2 4, E 3,0 4,7 5, F 3,0 5,4 5, G 6,5 6,9 7,3 Группа 1 и H 3,5 5,3 6, I 4,0 5,7 6,3 Группа 1 и L 3,0 4,4 5,2 Группа 1 и 2, 1и M 3,5 3,8 4, N 6,5 6,8 6, продолжение таблицы O 4,5 6,0 5, Q1 5,5 5,1 4, Q2 6,5 6,1 4, Q3 6,5 6,1 6, Q4 5,0 5,4 5, SD 5,0 5,7 7,3 Группа 1 и 3, 2 и В период профессиональной подготовки в вузе студенты должны получить представ ление о профессиональных возможностях и последствиях деятельности в сфере социальной защиты населения, приобрести навыки самоконтроля, самооценки, умения управлять своими эмоциями и т. д.

Важнейшим принципом предотвращения синдрома "эмоцианального выгорания" яв ляется соблюдение требований психогигиены самим социальным работником.

Список литературы 1. Бойко В. В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других. – М.: Наука, 1996. – 154 с.

2. Леонова А. Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник психо социальной и коррекционно-реабилитационной работы. – 2001. – № 11.– С. 2 - 16.

3. Наенко Н.И. Психическая напряженность.– М, 1976.

4. Орел В.Е. Феномен "выгорания" в зарубежной психологии: эмпирические исследования // Журнал практической психологии и психоанализа. – № 3. – 2001.

К ПРОБЛЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ ВЗАИМОСВЯЗИ АЛЕКСИТИМИИ, АГРЕССИВНОСТИ И ТРЕВОЖНОСТИ В СТРУКТУРЕ ЛИЧНОСТИ Е. Ю. Брель Томский государственный университет Представлен фрагмент экспериментального изучения алекситимии, как психологиче ской характеристики лиц без выраженных соматических нарушений. Предпринята попытка лон гитюдного исследования показателей тревожности в контексте формирования стереотипных аг рессивных стилей поведения.

Ключевые слова: алекситимия, агрессивность, тревожность.

Современные социальные условия предъявляют новые требования к пониманию пси хологической специфики поведения человека. В связи с этим оказывается недостаточным ис пользование в работе социальных служб обычных педагогических и воспитательных мер при взаимодействии с подростками.


При достаточном количестве психологических исследований, посвященных проблема тике агрессивного поведения, распространенного в подростковой среде, вопросы нивелиро вания агрессивных тенденций не утрачивают своей актуальности. Кроме того, чрезвычайно распространено мнение о душевной беспечности и эмоциональной невосприимчивости со временных юношей и девушек, об их жестоком отношении к окружающему миру и готовно сти к агрессивному реагированию даже на эмоционально нейтральные ситуации.

В связи с этим нам представляется важным изучение не просто степени выраженности агрессивности, но и в контексте поиска причин ее формирования и специфики проявления рассмотреть взаимосвязь этого феномена с такими психологическими особенностями как алекситимия и тревожность.

Начало изучению алекситимии положили J. Nemiah и P. Sifneоs в семидесятых годах двадцатого века [4]. Термин "алекситимия" предложил P. Sifneоs. Буквально он означает: "без слов для чувств" или в близком переводе — "нет слов для названия чувств" (от греч. а – от сутствие, lexis - слово, thymos – чувство). Сифнеос охарактеризовал им некоторые особенно сти пациентов психосоматических клиник. Эти особенности выражались в утилитарном спо со6е мышления, тенденции к использованию действий в конфликтных и стрессовых ситуаци ях, обедненной фантазиями жизни, сужении аффективного опыта и, особенно, в трудностях подыскать подходящее слово для описания своих чувств [5].

В настоящее время алекситимию понимают как психологическую характеристику ин дивида, характеризующуюся затруднением или полной неспособностью человека точно опи сать собственные эмоциональные переживания и понять чувства другого человека, трудно стями определения различий между чувствами и телесными ощущениями, фиксацией на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям [1]. Алеситимичным людям свойст венно бесконечное описание физических ощущений, часто не имеющих связи с определен ным заболеванием. Пренебрежение к своему внутреннему психическому и физическому бла гополучию сочетается с ограниченной способностью к регуляции внутренних состояний.

Внутренние ощущения описываются как скука, пустота, усталость, напряжение, возбуждение.

Главный дефект в области аффектов у алекситимиков – неспособность дифференцировать эмоции с ощущениями неопределенного физиологического нарушения. Выделяют и такой признак, как ограниченное использование символов, о чем свидетельствует бедность фанта зии и воображения. У алекситимичной личности перечисленные особенности могут прояв ляться в равной степени или может преобладать одна из них [1].

Критерии диагностики алекситимии включают поведенческие (вербальные и невер бальные) и когнитивные признаки [2]. Для лиц с алекситимией характерно заметное наруше ние образного мышления;

их мышление утилитарно и тесно связано с деталями внешних со бытий (оперантное мышление). Мечты и фантазии отличает простое содержание, бедность красок и отсутствие оригинальности. Лица с алекситимией часто кажутся хорошо адаптиро ванными и демонстрируют высокий уровень социальной конформности, хотя это следует рас сматривать как "псевдонормативность". Они механически проходят свой жизненный путь, как если бы жили по инструкции. У них описаны значительные нарушения способности к эм патии, коммуникативные связи ограниченны с тенденцией к выраженной зависимости или стремлением к одиночеству [3].

Хотя первоначально алекситимию рассматривали только как специфический признак психологического статуса у людей с соматическими или психосоматическими расстройства ми (бронхиальной астмой, гипертонической болезнью, ожирением и пр.), было установлено, что она может быть выражена в структуре личности у соматически здоровых индивидов.

Экспериментальное исследование взаимосвязи алекситимии с тревожностью, агрес сивностью и другими психологическими характеристиками проводили на базе школы №1 г.

Кемерово. Всего в работе приняли участие 71 испытуемых (39 юношей и 32 девушки) уча щиеся старших классов (возраст 15 – 17 лет).

Первичные материалы исследования были подвергнуты статистической обработке:

корреляционный анализ проведен при вычислении коэффициента ранговой корреляции Спирмена, достоверность различий определяли, вычисляя значение t – критерия Стьюдента.

Результаты считали статистически значимыми при p 0,05.

По результатам тестирования мы объединили всех испытуемых в три группы в зави симости от уровня тревожности по шкале Дж. Тейлор. Так первую группу составили испы туемые с низким, вторую – со средним и третью – с высоким уровнем тревожности. Анализ результатов проводили отдельно по выборке юношей и девушек.

При вычислении средних значений по отдельным параметрам и определении досто верности различий между группами мы установили следующую тенденцию. С возрастанием уровня тревожности и у девушек и у юношей увеличиваются значения по другим исследуе мым характеристикам. Результаты представлены в таблице 1.

Таблица Средние значения алекситимии, индекса агрессивности и враждебности у девушек и юношей с различным уровнем тревожности Юноши Девушки Алексити- I вр I агр Алексити- I вр I агр мия мия Низкий 63,88 9,65 17,81 64,2 6,8 14, 1 группа Средний 66,66 10,79 19,53 65,0 9,47 16, 2 группа Высокий 73,78 12,0 21,33 70,94 11,6 19, 3 группа Условные обозначения: I вр – индекс враждебности;

I агр – индекс агрессивности.

При этом обращает на себя внимание то, что значения по каждому изучаемому пара метру изменяются от средних или даже ниже средних к высоким или выше средних по мере возрастания уровня тревожности испытуемых. Так, показатели по алекситимии у низко и средне тревожных юношей и девушек мы относим к средним, тогда как у высоко тревожных они приближены к высоким. Статистически достоверные различия между группами с указани ем значений t – критерия Стьюдента представлены в таблице 2.

Таблица Значения t – критерия Стьюдента при определении достоверности различий между группами юношей и девушек с разным уровнем тревожности Девушки Юноши Алексити- I вр I агр Алексити- I вр I агр мия мия 1 гр. – 2 гр. 2, 1 гр. – 3 гр. 3,19 2,98 3,02 3,97 2, 2 гр. – 3 гр. 3,25 2,72 2,46 4,08 5,32 3, Из указанных числовых значений видно, что первая и третья, вторая и третья группы достоверно отличаются по всем параметрам (исключая алекситимию у девушек), группы низко и средне тревожных – только по враждебности у девушек.

Такая же тенденция выявлена при определении суммарного показателя эмпатии по тес ту – опроснику И.М.Юсупова. Хотя достоверных различий по этому параметру не зафиксиро вано, но среднее значение возрастает с увеличением уровня тревожности (от 42,29 у низко тре вожных юношей до 47,33 у высоко тревожных;

от 42,8 у низко тревожных девушек до 56,67 у высоко тревожных).

Анализ данных психодиагностики проводили с учетом показателей уровня тревожности испытуемых, зафиксированного у них по шкале А.М.Прихожан при обучении в младших клас сах. Такой подход позволил выявить три основных блока взаимосвязей алекситимии с другими изучаемыми психологическими характеристиками:

1 направление – взаимосвязь алекситимии с тревожными характеристиками в структуре личности испытуемых;

2 направление - взаимосвязь алекситимии с эмпатийными способностями;

3 направление - взаимосвязь алекситимии с агрессивными и враждебными реакциями.

При психологической интерпретации первого блока взаимосвязей "Алекситимия – тре вожность" мы рассматриваем тревожность, зафиксированную у младших школьников, как со стояние, а не как свойство личности испытуемых.

Однако лонгитюдный характер исследова ния позволяет говорить о ее трансформации в устойчивую личностную характеристику, о чем свидетельствует положительные коррелянты с уровнем личностной тревожности по шкале Дж. Тейлор, акцентуацией тревожного типа по К. Леонгарду и высокими показателями нейро тизма по Г. Айзенку. Обращает на себя внимание наличие взаимосвязи между детской тревож ностью и отношением папы к ребенку по типу "Маленький неудачник". По нашему мнению, именно этот показатель можно интерпретировать как один из пусковых механизмов становле ния устойчивых тревожных характеристик личности, которые, в свою очередь, провоцируют развитие алекситимии. Наличие положительных коррелянтов между алекситимией и тревож ностью (r = 0,34), алекситимией и нейротизмом (r = 0,36), алекситимией и отношением папы к ребенку по типу "Маленький неудачник" (r = 0,39) доказывают правильность нашего предпо ложения.

Второй блок выявленных взаимосвязей позволяет нам говорить о схожей психологиче ской природе диады "Алекситимия – эмпатия" (r = - 0,51). При этом обратная зависимость этих характеристик подчеркивает разную психологическую сущность данных феноменов: если эм патия – это способность к сопереживанию, состраданию и умение распознавать как свое эмо циональное состояние, так и состояние партнера по общению, то алекситимия – это отсутствие таких способностей и невозможность дифференцировать эмоциональные и физиологические ощущения.

Особый интерес представляют выявленные обратные взаимосвязи отдельных проявле ний эмпатии с детской тревожностью. Так, эмпатия с родителями и эмпатия с детьми у стар шеклассников коррелирует с высокой межличностной и самооценочной тревожностью в млад шем школьном возрасте (r = - 0,29 и r = - 0,36 соответственно). Высокая тревожность в данном случае блокирует развитие эмпатийных способностей, так как широкий спектр негативных ощущений, неизбежно сопровождающих тревогу, препятствует эмоциональной идентифика ции с партнером по общению, необходимой при эмпатийном взаимодействии.

В связи с этим мы считаем закономерными представленные в третьем блоке взаимосвя зи алекситимии с агрессивными и враждебными реакциями. В этом случае деструктивное по ведение мы рассматриваем как проявление недифференцированного аффекта, характерного для алекситимической личности. Высокая личностная тревожность, с одной стороны, и невоз можность позитивного эмоционального реагирования, с другой, приводят к формированию и закреплению особого стиля поведения, которому свойственны различные виды агрессивности и враждебности.

Следует заметить, что виды агрессивных и враждебных реакций старшеклассников свя заны с высоким уровнем их тревожности в младшем школьном возрасте.

Лонгитюдный характер нашего исследования позволяет констатировать обусловлен ность формирования и развития алекситимии высокой тревожностью испытуемых в младшем школьном возрасте. При этом учебную, самооценочную и межличностную тревожность, за фиксированную по шкале А.М.Прихожан, мы рассматриваем как социально обусловленную, формируемую при взаимодействии с ближайшим семейным и школьным окружением (родите лями и педагогами). На это указывает и ее взаимосвязь с типом родительского отношения.

Трактуя тревожность как переживание широкого спектра негативных ощущений (бес покойство, внутреннее напряжение, неуверенность в правильности своего поведения и т. д.), можно предположить, что на фоне этого состояния остальные эмоциональные ощущения бло кируются и не поддаются идентификации. С этим и связано формирование алекситимии как устойчивой характеристики в структуре личности. При этом эмпатийные способности не могут развиваться, поскольку человек не может адекватно оценить свои собственные переживания, не говоря о переживаниях своего партнера. Важно, что выраженная в этом случае враждеб ность и агрессивность также не поддаются объективной самооценке.

В рамках современных исследований агрессивности обращает на себя внимание нали чие взаимосвязи изучаемых характеристик с отношением отца к ребенку по типу "Маленький неудачник". Отец может быть актуальным образцом успешной социализации, в случае отно шения по указанному типу он не оставляет ребенку возможности соответствовать его социаль ным качествам, поскольку считает его просто не способным на это. В результате можно гово рить о возможном нарушении процесса социализации ребенка. При этом вероятность нивели рования агрессивных тенденций в поведении резко снижается.

Список литературы 1. Провоторов В. М., Кравченко А. Я., Будневский А. В., Грекова Т. И. Традиционные факторы риска ИБС в контексте проблемы алекситимии // Российский медицинский журнал. – 1998. - №6. – с. 45 – 47.

2. Соложенкин В. В., Гузова Е. С. Алекситимия (адаптационный подход) и психотерапевтическая модель коррекции // Социальная и клиническая психиатрия. – 1992. – Т. VIII. – вып. 2. – с. 18 – 24.

3. Apfel R., Sifneos P. E. Alexithymia: concept and measurement // Psychother. Psychosom. – 1979.

4. Nemiah J. C., Sifneos P. E. Affect and fantasy in patient with psychosomatic disorders // Modern Trends in Psychosomatic Medicine / Ed. O. W. Hill. – London, 1970.

5. Sifneos P. E. The prevalence of “alexithymia” in psychosomatic patient // Psychother. Psychosom. – 1973. – Vol. 22. – p. 255 – 262.

ОГЛАВЛЕНИЕ РАЗДЕЛ 1. ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ, ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ Филатова Е. В. Некоторые методологические проблемы теории социальной работы Яницкий М. С., Зубанов Д. А. Формирование установки на соблюдение норм политической корректности в ходе обучения социальной работе Ромм Т. А. Борьба с беспризорностью в Западной Сибири в 1920-е годы Давыдова О. И. Этнопедагогическая подготовка социальных педагогов Рассохина И. Ю. Деформация института семьи как фактор социального сиротства Антилогова Л. Н. Альтруизм и его роль в професиональной деятельности социального работника Овчинников В. А. Социально-каритативная деятельность православных монасты рей и женских общин Томской епархии во второй половине XIX - начале XX в. Гуслякова Л. Г. Профессионализм социальной работы: основные направления Ромашина С. Я. Коммуникативный аспект подготовки будущего социального педагога к профессиональной деятельности РАЗДЕЛ 2. МЕТОДЫ И ТЕХНОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ Майер А. А. Социально-педагогическая деятельность дошкольного образовательного учреждения как открытой и развивающейся системы Морозова Н. И., Филатова Е. В. Из опыта англо-российского взаимодействия в организации социального обслуживания пожилых Большакова М. Н. Социологическое сопровождение учреждений социального обслуживания Протасова Т. Н. Взаимодействие государственных и общественных структур в социальной сфере Черняева И. А. Центр социальной помощи семье и детям в системе работы с молодой семьей в г. Кемерово Янко Е. В., Михайлова В. В. Некоторые аспекты медико-социальной реабилитации больных алкоголизмом на стационарном этапе Симкин М. Ф. О создании системы непрерывного психолого-педагогического сопровождения воспитательно-образовательного процесса в условиях интернатного учреждения РАЗДЕЛ 3. СОЦИАЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ Будич Н. Ю. Исследование уверенности в себе Носко И. В.Детство как психосоциокультурный феномен Янко Е. В., Потанина М. С. О психологическом аспекте медико-социальной работы в детском онкологическом отделении Полетаева А. В., Серый А. В. Ценностно-смысловые ориентации личности как фактор переживания последствий психической травмы Смирнова О. П. Оценка состояния социальной защиты студентов Брель Е. Ю., Тихонова М. В. К вопросу о взаимодействии типов и направлений реакций на фрустрацию с видами агрессивного поведения у подростков Морозова Е. А. Современные проблемы кузбассовцев Бусовикова О. П., Мартынова Т. Н. Исследование формирования синдрома эмоционального выгорания в профессиональной деятельности социальных работников Брель Е. Ю. К проблеме изучения особенностей взаимосвязи алекситимиии, агрессивности и тревожности в структуре личности

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.