авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

«STUDIA PHILOLOGICA Карен Степанян ДОСТОЕВСКИЙ И СЕРВАНТЕС Диалог в большом времени Я З Ы К И С Л А В Я Н С К О Й К УЛ ЬТ У Р Ы ...»

-- [ Страница 6 ] --

174 Глава VIII же «Амадисом Галльским», платоническая любовь к высокородной принцессе, склонность к видениям и галлюцинациям, тайный уход из дому, ночное «бдение над оружием» перед алтарем Пресвятой Девы в монастыре Монсеррат в начале деятельности «по искоренению всякого зла в мире», эпизод, когда он подарил нищему свою одежду, а того по том арестовали, предъявив обвинение в краже... А затем пребывание в пещере, где, сподобившись некоего откровения, Лойола написал свои знаменитые «Духовные упражнения», проповедь перед недоумевающи ми и поднявшими его на смех моряками на корабле по пути в Иерусалим (куда он отправился, чтобы обратить в христианство «всех сарацин-му сульман»), путешествие в сопровождении ослика с пожитками из Са ламанки в Париж, один из решающих моментов в его духовной биогра фии — когда он, по собственным словам, очнувшись, «словно ото сна», навсегда избавился от сомнений в своем пути, объявление себя и своих товарищей по созданному им Ордену иезуитов «рыцарями, призванны ми самим Богом, чтобы духовно покорить весь мир», и многое другое — так что даже можно подумать, что Сервантес писал некую пародию на своего старшего современника. В упомянутых «Духовных упражнени ях» Лойола важное место уделяет так называемому «сознательному фантазированию» или «фантазму»: упражняющийся должен представ лять себе те или иные моменты земной жизни Христа, Его общения с апостолами, даже собственные беседы с Ним: «Воображая Христа, Господа нашего, передо мною, Распятого на кресте, вопрошая Его в беседе»327. Вообще решающую роль видений — «столь прекрасных, что он готов был умереть за них»328 (вспомним «мгновения самосознания»

Мышкина перед эпилептическим припадком, за которые, по его словам, «можно отдать всю жизнь» — 8;

188) — в духовной судьбе основателя ордена иезуитов отмечают многие исследователи. «Однажды... он ясно уразумел весь замысел божественной мудрости, проявившейся в созидании мира. Другой раз... ему было дано увидеть... глу бокую тайну сущности Святой Троицы»329. Следует особо выделить — Барт Р. Лойола // Символ. Журнал христианской культуры. 2006. № 50.

Париж — Москва. С. 251, 253.

Бернарт Луи, SJ. Фундаментальный опыт Игнатия Лойолы и опыт психо анализа. С. 286.

Barteli (Bartoli) М. Vie de Saint Ignace de Loyola. P. 34—36 (цит. по: Епис коп Варнава (Беляев). Основы искусства святости. Опыт изложения православ Великий инквизитор как материал для дальнейших размышлений — подчеркнутое Роланом Бартом в упомянутой статье изменение (в духе времени: наступающая эпоха барокко — «искусства зримой вещи», напоминает Барт) иерар хии пяти чувств: если раньше для христианина главным считался слух («вера от слышания» слова Божьего — Рим. 10:17), то теперь у Лойолы главным становится зрение. Не забудем и такую немаловажную деталь из практики «Духовных упражнений», не явную, но замеченную специ алистом: речь идет о том, «чтобы придать определенный образ самому себе» во взгляде авторитетного Другого или тех, чье мнение важно330.

Думаю, обо всем этом догадывался Сервантес задолго до возникновения теории психоанализа. Он очень хорошо знал историю возникновения и деятельности ордена иезуитов «изнутри» (учился в детстве несколько лет в коллегии при Ордене), и даже, может быть, как считает один из его биографов, А. Красноглазов, пользовался их влиянием при освобож дении из алжирского плена331, кроме того, ему, наверняка, была хорошо известна книга Риваданейры332;

не забудем и о том, что Лойола учился некоторое время в знаменитом университете родного города Серванте са Алькала-де-Энарес. Рассуждая об отношении Сервантеса к теории и практике иезуитов, П. Бицилли как образец иезуитской казуистики рассматривает тот эпизод из «Дон Кихота» (в котором он и получает свое новое имя — Рыцарь Печального Образа), когда он, покалечив бакалавра и подумав о том, что за это, видимо, подлежит отлучению от Церкви как поднявший руку на лицо духовного звания, затем успокаива ет себя соображением, что он поднял не руку, а копье333.

Но ведь образ Игнатия Лойолы только в нашей культурной тра диции имеет в основном негативную окраску. Я не говорю даже о его ной аскетики. Т. 2. Нижний Новгород: издание Братства во имя святого князя Александра Невского, 1997. С. 402;

то же см.: Джеймс Уильям. Многообразие религиозного опыта. Лекции XVI и XVII. Мистицизм (http://psylib.ukrweb.net/ books/james01/txt17.htm)).

Бернарт Л., SJ. Фундаментальный опыт Игнатия Лойолы и опыт психо анализа. С. 273.

Красноглазов А. Сервантес. Сер. «Жизнь замечательных людей». М.: Мо лодая гвардия, 2003. С. 97—98.

Иезуит Педро де Риваданейра написал в 1572 г. «Житие Игнатия Лойо лы».

Бицилли П. М. Игнатий Лойола и Дон Кихот. С. 208.

176 Глава VIII канонизации католической церковью — он воспринимается (и в Испа нии, и за ее пределами) как образец героической борьбы за идеалы и чистоту католической веры (как и — многими — Дон Кихот). Испан ский исследователь С. Монтеро Диас утверждает, что хотя Дон Кихот и Лойола «близки по вере в идеалы», но «св. Игнасио не бежит от реальности, как наш идальго. Он идет ей навстречу со сказочной волей к господству и в то же время с разумной и уравновешенной техникой господства»334.

Когда П. Бицилли пишет, что создателем Ордена иезуитов «един ственный раз на человеческой памяти была разрешена задача, казалось бы неразрешимая: создана идеальная организация добровольных рабов, рабов, любящих свои цепи и убежденных в своей свободе»335 — сразу же, конечно, вспоминается поэма «Великий инквизитор». Но тут надо отметить очень тонкую грань: ни Бицилли, ни, безусловно, Сервантес не сомневаются в искреннем стремлении Игнатия Лойолы и членов со зданного им Ордена (по крайней мере в первых поколениях) служить Богу и людям...

Немало общего у Дон Кихота и с другими подобными деятелями той поры, жившими веком ранее — Савонаролой и Торкемадой. В одном из своих юношеских стихотворений — «На разрушение мира (De ruina mundi)» — Савонарола так описывает свое представление об окружа ющей действительности: «Я вижу разрушенным весь мир, безнадежно попранными добродетели и добрые нравы;

нигде нет живого света и су щества, стыдящегося своих пороков... счастлив только тот, кто живет грабежом, кто питается кровью ближнего, кто обирает вдов и опекае мых им сирот и толкает в пропасть бедняков»336. Уйдя тайком из дому и поступив в монастырь доминиканского Ордена, он пишет отцу, что стал «воинствующим рыцарем» — «воином Христовым». Далее у него начались видения, которые укрепляли его в мысли, что Господь призвал его к «священному служению», как писал он в начале своей проповедни ческой деятельности. В конце жизни Савонаролы, когда противоборство его с Ватиканом достигло апогея, во Флоренции происходит кровавое Цит. по: Тертерян И. А. Указ. соч. С. 78.

Бицилли П. М. Игнатий Лойола и Дон Кихот. С. 205—206.

Шеллер А. К. Савонарола // Будда. Конфуций. Савонарола. Торквемада.

Лойола. Жизнь замечательных людей. Библиографическая библиотека Ф. Пав ленкова. СПб.: «ЛИО Редактор» и др., 1998. С. 159.

Великий инквизитор столкновение между его сторонниками и противниками, во время кото рого некий немец, по имени Генрих, стреляя в штурмующую монастырь толпу, при каждом выстреле кричит: «Сохрани в здравии людей Твоих, Господи!», а в это время другая толпа, штурмующая дом сторонника Савонаролы Франческо Валори, убивает его, его жену и случайно ока зывается раздавленным их маленький ребенок...337 В своем стихотворе нии 1851 г. «Савонарола» А. Майков (стихотворение это не могло не быть известным Достоевскому, учитывая многолетнюю тесную дружбу двух писателей) описывал устроенные воинствующим доминиканцем костры, на которых сжигалось «всё, что тешит резвый свет / Приман кой неги и сует», и то, как затем «монах крутой, / Как гений смерти, воцарился / В столице шумной и живой — И город весь преобразился.

Облекся трауром народ, / Везде вериги, власяница, Постом измучен ные лица / Молебны, звон да крестный ход. Монах как будто львиной лапой / Толпу угрюмую сжимал...». Заканчивает он свое произведение описанием казни самого Савонаролы, умиравшего с именем Христа на устах. Однако — «Христос, Христос, — но, умирая / И по следам Твоим ступая, / Твой подвиг сердцем возлюбя, / Христос! Он понял ли Тебя?/... Своею кровью жизни слово / Ты освятил, — и воз росло / Оно могуче и светло;

/ Доминиканца же лик суровый / Был чужд любви — и сам он пал / Бесплодной жертвою...»338. Трудно не за метить, что здесь по-своему выражена одна из основных тем Достоев ского: какие опасности и соблазны подстерегают человека, избравшего путь — не богоборчества, а следования, как ему кажется, Богу.

С суровых обличений мира начинается, еще с ранних лет, и деятель ность Торкемады, а продолжается и заканчивается она так, что ему приписывают «открытие новой эры в инквизиционной практике»339.

«Утверждать, — говорил он в одной из своих проповедей, — что люди свободны веровать по желанию и что не следует наказывать ерети ков, — значит утверждать, что не нужно наказывать грабеж, волшеб Шеллер А. К. Савонарола. С. 162—219.

Майков А. Н. Савонарола // Хождения во Флоренцию. Флоренция и флорентийцы в русской культуре: В 2 т. / Под общ. ред. Е. Гениевой. Т. 1. Век XIX. М.: Центр книги ВГБИЛ им. М. И. Рудомино, 2009. С. 219—223.

Барро М. Торквемада («великий инквизитор») // Будда. Конфуций...

С. 250.

178 Глава VIII ство и смертоубийство». Только при личном присутствии Торкемады было сожжено более десяти тысяч человек... Повторим: во всех этих случаях мы имеем дело с объективно чест ными, абсолютно искренними и благородными в своем стремлении спасти и помочь ближним людьми — этому каждый из них отдал прак тически всю свою жизнь. Но деятельность их, в конечном итоге, при водила лишь к увеличению зла в мире. Приводила потому, что по мере осуществления их идей все более сказывалась опора на собственную праведность, нежели на праведность Божию (по слову апостола Пав ла — Рим. 10:2—3).

Очень точно написал в свое время Вяч. Иванов: «Быть с великим инквизитором — вот завет, вот долг истинных спасителей человечества, вот их крест, превышающий своею славою крест Голгофы, — при том предположении, что Бога нет»341;

в другой своей статье Вяч. Иванов по ясняет и развивает эту мысль: «Инквизитор борется отрицанием Бога, потому что не доверяет, не вверяется Ему. Отрицая Бога — утверж­ дает мир данный: под свою опеку приемлет мир...» Итальянский ученый Л. Парейсон выявил «три главных поиска у героев Достоевского: поиск свободы, поиск счастья и поиск истины.

Каждый из путей обречен на гибель, если у него нет связей с двумя другими. Главным оказывается поиск свободы, но еще выше поиск Бога, благодаря которому другие пути могут объединиться. Особенно важ но, что поиск истины или счастья самих по себе, при отсутствии поиска свободы, — проект Великого инквизитора, — это заблуждение любой Церкви, от Торкемады до Иосифа Волоцкого, когда Церковь поддается искушению тоталитаризмом»343.

Можно вполне определенно сказать: кроме очевидной для мно гих линии, идущей от Дон Кихота к Мышкину, менее очевидная, но тоже безусловная связь существует между Дон Кихотом и вели Барро М. Торквемада («великий инквизитор») // Будда. Конфуций...

С. 270—272.

Иванов Вяч. Лики и личины России. С. 296.

Там же. С. 53.

Parejson L. Le dimensioni dell liberta in Dostoevkij. Firenze, 1981. P. 107—121.

Цит. по: Каппилупи С. Достоевский, Италия и католицизм // Достоевский и ми ровая культура. № 23. СПб.: Серебряный век, 2007. С. 191.

Великий инквизитор ким инквизитором (и тем самым с его «создателем» — Иваном Ка рамазовым) из последнего романа Достоевского. И — как бы это ни шокировало многих — между Мышкиным и великим инквизитором.

Ясно, на чем основаны все эти сопоставления: на взгляде на челове ка как существо слабое, не способное к самостоятельному внутрен нему преображению, которому или надо все прощать, или же силой вести к «правильному» образу мыслей и действий.

Но при этом надо признать: появлению великих инквизиторов спо собствует и желание многих людей переложить ответственность за свою судьбу и судьбу государства, за решение «вечных вопросов» на кого-то сильного и в то же время «понятного», готового дать оправдывающую греховное бытие идею.

И как знать, не вследствие ли набравших к ХХ веку катастрофи ческую силу изменений в человеческих умах — отошедших от под линной веры и восторженно ожидавших спасения и счастья от зем ного мессии, — в середине этого века явилось повсеместное и почти одновременное торжество «великих инквизиторов»: Сталина, Гитлера, Франко, Салазара, Муссолини, Трумэна, Мао Цзе-Дуна344? (Ведь тот же Дон Кихот, произнося гимны человеческой свободе и уверяя, что его собственная воля всегда свободна, постоянно стремится нару шить чужую волю345.) И хотя знаменитый актер Б. Андреев говорил:

«Один Дон Кихот — прекрасно. От ста Дон Кихотов нужно удирать немедленно»346, — но порой следует удирать (если сможешь) и от К. Г. Юнг писал об этом так: «Наш век сделал акценты на “здесь” и “сей час” и тем самым обуcловил демонизацию человека и его мира» (Юнг К. Г. Аф фект цивилизации // Матрица безумия. С. 136).

Интересен вопрос, поставленный в 1934 г. Т. Манном (современником всех этих «благодетелей человечества»): возможен ли «Дон Кихот — идеалист в противоположном смысле, мрачный и пессимистически приверженный насилию (Т. Манн, видимо, имел в виду масштаб, ведь насилию привержен и сам Дон Кихот. — К. С.), Дон Кихот зверства, который притом все же оставался бы Дон Кихотом? До этого юмор и меланхолия Сервантеса не дошли» (Манн Т. Собрание сочинений. Т. 10. М.: ГИХЛ, 1961. С. 187). Последняя фраза Т. Манна — как и многое другое в этом его эссе «Путешествие по морю с “Дон Кихотом”» — свидетельствует о явной недооценке и недопонимании автором гения Сервантеса;

впрочем, то же можно, к сожалению, сказать — по отношению к Достоевскому — и о другом эссе Т. Манна — «Достоевский — но в меру».

Он въезжает из другого века... С. 325.

180 Глава VIII одного. Достоевский предвидел и это: сопоставив в «Дневнике писате ля» 1876 г. (статья «Дон Карлос и сэр Уаткин») Дон Кихота с графом Шамбором (об этом подробней в главе «Христианская трагедия»), он пишет далее о его царственном родственнике Дон Карлосе, претенденте на испанский престол: это «тоже рыцарь», но такой, в котором «ви ден великий инквизитор. Он пролил реки крови ad majorem gloriam Dei [к вящей славе Божией. — лат.] и во имя Богородицы, кроткой Мо лельщицы за людей» (22;

93). Да и сопоставление выросших из одного корня образов Мышкина и Ставрогина, о чем уже говорилось выше, может сказать о многом. В свое время С. Бочаров писал о важной для Достоевского теме — сочетания сострадания и презрения, перераста ния одного в другое — и о ее эволюции от Раскольникова к Великому инквизитору347. Но С. Бочаров почему-то совсем не упоминает при этом о Мышкине и Ставрогине — двух образах, в которых Достоевский по пытался развернуть это двуединство к свету сначала одной, а затем дру гой стороной.

«Сострадание есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества» (8;

192), — так думает Мышкин во время своего блуждания по Петербургу в самом начале второй части романа, после посещения Рогожина и перед тем, как, вопреки своему обещанию, данному им Парфену в его доме, отправиться разыскивать Настасью Филипповну. Но фраза эта следует в его размышлениях сразу вот за чем: «Сострадание осмыслит и научит самого Рогожина». Через не сколько часов после этого Рогожин, убедившись, что князь его обманул, бросается на того с ножом... Тут ведь не только прекраснодушие князя, не желающего видеть «мрак» в людях.

«Сострадание, — писал В. Соловьев, — всегда несколько аристо кратично, оно предполагает отношение высшего к низшему»348. Вспом ним историю генерала Иволгина: после того, как Мышкин с сочувствен ным видом выслушал фантастическое вранье генерала о судьбоносных советах того Наполеону, Иволгин «быстро вышел, закрыв лицо руками»

(8;

418). Мышкина охватило было раскаяние: не оскорбило ли генерала «безмерное сострадание к нему»? Но тут же он «расхохотался ужасно, Бочаров С. «Ты человечество презрел...» // Новый мир. 2002. № 8.

С. 136—150.

Цит. по: Арсентьева Н. Н. Становление антиутопического жанра... Ч. 1.

С. 165.

Великий инквизитор минут на десять» и решил, что ему себя «не в чем укорять, потому что ему бесконечно было жаль генерала» (не похоже ли на описанное выше, в главе VII, поведение Мышкина после визита к Рогожину: «Что же, разве я виноват во всем этом?»?). Однако в тот же вечер он получил от генерала записку, где тот писал, что «не примет знаков сострадания, унижающих достоинство и без того уже несчастного человека» (там же).

После чего генерал устроил скандал у Епанчиных, «был выведен с по зором» и в тот же вечер умер от удара.

Вспомним и то, что говорит сам Мышкин о своих мучительных от ношениях с Настасьей Филипповной: «Иногда я доводил ее до того, что она как бы349 опять видела вокруг себя свет;

но тотчас же опять возму щалась и до того, что меня же с горечью обвиняла за то, что я высоко себя над ней ставлю (когда у меня и в мыслях этого не было) и прямо объявила мне наконец на предложение брака, что она ни от кого не тре бует ни высокомерного сострадания, ни помощи, ни возвеличения до себя» (8;

361—362).

Хотя бы только эти два примера могли бы вызвать сомнения у тех исследователей, кто утверждает, что вышеприведенная максима князя или фраза из подготовительных материалов к роману: «Сострадание — все христианство» (9;

270) составляет его главную идею и чуть ли не завет Достоевского потомкам?

О том, как Достоевский здесь (и в других подобных случаях) с помощью словосочетания «как бы» незаметно меняет модальность происходящего, см.: Ка саткина Т. А. Комментарии // Достоевский Ф. М. Собрание сочинений: В 9 т.

Т. 4. Идиот. С. 623.

глава IX СамОзванец И еще об опасности такого сострадания, приводящего (порой неза метно) от веры в свои идеалы к вере в себя. В подготовительных мате риалах к «Бесам» есть такой диалог между Ставрогиным и архиереем Тихоном:

— Но если нет Бога, как же простоит ваш мир и вы в мире хоть минуту? Для чего тогда делать добрые дела? Для чего жертвовать собою?

— А вот подите, выдумали какую-то гуманность, точно такую же условную игрушку, из чувства самосохранения.

— Но естественно силе думать, что сохранит себя скорее своей собственной силой, чем условной игрушкой, и ударится в насилие.

— Да так и делает всякий сильный человек до сих пор с незапа мятных пор.

— О если б только у них что-нибудь умнее!..

— Что умнее?

— Так, ничего. Самозванец (11;

306—307).

Тут уместно сделать небольшое отступление и вспомнить историю читательского восприятия «Дон Кихота». Ведь «каждая эпоха имела свою концепцию Дон Кихота», как пишет В. Багно350, и это не мень ше говорит об эпохе, чем о самом романе. «Как только я испытываю потребность яснее разобраться в себе самом и лучше осознать свою эпоху, — писал в 1935 году Жан-Ришар Блок, — я инстинктивно обращаюсь к этой книге. Каждый серьезный поворот в нашей жизни, каждое крупное событие нашей эпохи заставляют нас сопоставлять нашу мысль с его мыслью, почувствовать, что “Дон Кихот” служит как бы интеллектуальной программой, обладает авторитетом третейского суда и играет в умственной жизни современного Запада роль пробно Багно В. Е. Дорогами «Дон Кихота». С. 185.

Самозванец го камня»351. По мнению Л. Пинского, «история славы “Дон Кихо та”... не столько внешняя (рост популярности романа), сколько внутренняя (иное постижение его смысла). Каждая эпоха не открывает впервые “Дон Кихота”, а раскрывает по-новому значение “донкихот ской ситуации”»352.

(Гениальный писатель предвидел и это: в самом начале второй книги романа Санчо рассказывает своему господину о том, как оценивают его люди на основании рассказа о его подвигах и приключениях, описанных в вышедшей перед тем первой книге: «Одни говорят: “Сумасшедший, но забавный”, другие: “Смельчак, но неудачник”, третьи: “Учтивый, но блажной”, и уж как примутся пересуживать, так и вашей милости, и мне все косточки перемоют» (II, 40).) Сразу после своего появления и еще довольно долго главный герой романа Сервантеса воспринимался как душевнобольной, одержимый своими фантазиями, самоуверенный и заносчивый сумасброд, бах вал, начетчик, пародия на героя, персонаж сугубо комический. Еще в XVIII веке Дон Кихот — «отрицательный герой»353, попытки истолко вать образ в позитивном плане были чрезвычайно редки. Авторы и со ставители вышедшего недавно «Словаря русского языка XVIII века», исходя из словоупотребления того времени, определяют Дон Кихота как «бесплодного мечтателя, наивного идеалиста, фантазера», а слово «донкишотствовать» — «быть пустым мечтателем, фантазером, со вершать сумасбродные поступки»354. Но в эпоху романтизма (главной идей которого было, как известно, трагическое противостояние великой героической личности «лежащему во зле» миру) все переменилось — Блок Ж.­Р. Актуальность «Дон Кихота» // Интернациональная литерату ра. 1935. № 9. С. 215—217.

Пинский Л. Т. Реализм эпохи Возрождения. С. 88.

Багно В. Е. Дорогами «Дон Кихота». С. 44, 220, 292;

Елистратова А. А.

Генри Фильдинг и «Дон Кихот» // Сервантес и всемирная литература. С. 120—121;

Бэлза С. И. Дон Кихот в русской поэзии // Там же. С. 229—230. В вышедшей в XVIII веке в Санкт-Петербурге переводной книге «Рассуждения о оказательствах к миру» при упоминании Дон Кихота дается такое объяснение переводчика поня тию «странствующие рыцари»: «Шевальеры эрранты или заблудящие кавалеры называются все те, которые, ездя по всему свету, без всякого рассуждения в чужие дела вмешиваются и храбрость свою показывают». И. Крылов называл Дон Кихота «философ, гордец и плакса» (Он въезжает из другого века... С. 14, 28).

Он въезжает из другого века... С. 20.

184 Глава IX роман мифологизируется (Фр. В. Шеллинг), в нем начинают видеть «великую трагическую поэму» (Фр. Шлегель)355, романтическую иро нию (Л. Тик), насмешку над тщетой благородного энтузиазма и вооб ще человеческих усилий, «величайшую сатиру на человеческую вос торженность», «попытку слишком рано ввести будущее в настоящее»

(Г. Гейне)356 (в начале книги мы вспоминали в связи с этими словами отзыв Салтыкова-Щедрина на роман «Идиот», но не забудем тут и о «Что делать?» Чернышевского), воплощение вечной противополож ности между мечтой и действительностью, поэзией и прозой, идеаль ным и реальным (философ Фихте вообще рассматривал Дон Кихота как союзника спиритуализма в борьбе с материализмом, олицетворени ем которого является Санчо), а Дон Кихот стал действительным геро ем, служителем высоких идеалов и Прекрасной Дамы, противостоящим посредственностям и вообще всему косному, погрязшему в обыватель стве миру, повествование о нем — «школой благородства, величия и героизма»357. Байрон, напомним, даже утверждал, что осмеяв в своем романе героизм, Сервантес убил тягу к героическому у своих соотечест венников: «Успех его был куплен дорогой ценой нравственного упадка его родины»358. «Индивидуалистический протест романтиков оказался сродни стремлению к добру Рыцаря Печального Образа»359.

Затем в эпоху наступления секуляризма и ренановских представле ний о Христе — только человеке, замечательной исторической лич ности, Дон Кихот стал своего рода «копией» такой личности, образцом для подражания, двигателем прогресса, «самым нравственным суще ством в мире» (от Тургенева, именно так назвавшего героя Сервантеса в своей знаменитой статье «Гамлет и Дон Кихот»360, до небезызвест ного В. С. Печерина, писавшего в своих стихах: «Он поэт. Он вождь.

Он отечество спасет!»361). Дон Кихот, писал Тургенев, как мы помним, Пискунова С. И. «Дон Кихот» Сервантеса... С. 168.

Гейне Г. Введение к «Дон Кихоту» // Гейне Г. Полное собрание сочинений:

В 12 т. Т. 8. С. 140—141.

Багно В. Е. Дорогами «Дон Кихота». С. 246—249.

Байрон Дж. Г. «Дон Жуан». Песнь XIII.

Николюкин А. Н. Сервантес в американской литературе // Сервантес и всемирная литература. С. 141.

Тургенев И. С. Гамлет и Дон Кихот. С. 171.

Цит. по: Багно В. Е. Дорогами «Дон Кихота». С. 433.

Самозванец «весь живет (если можно так выразиться) вне себя, для других, для сво их братьев, для противодействия враждебным человечеству силам — волшебникам, то есть притеснителям»362. «Алонзо-мучеником», под нявшим свой меч за «свободу, справедливость и возмездье угнетенному народу» и гонимым «толпой жестокой», а после смерти удостоившимся «сияющего венца», изобразил героя Сервантеса в своих стихотворе ниях 1884 и 1887 гг. Д. Мережковский363 (впоследствии он изменил свое мнение о Дон Кихоте: «нравственное превосходство Дон-Кихо та пропадает бесследно, без малейшей радости для людей» вследствие его «смешной, ребяческой веры в рыцарские сказки», пишет он в статье «Сервантес», цитату из которой — о «горечи и ужасе», таящихся «под легкой, сияющей оболочкой этого гениального произведения», мы уже приводили выше).

На Западе романтическое восприятие «Дон Кихота» «господство вало и в сервантистике, и в читательской среде на протяжении всего XIX и первой половины ХХ столетия»364, затем сменившись экзистен циалистской трактовкой героя как представителя «разочарованного со знания», трагического «самостояния» личности в абсурдном мире;

в по следние десятилетия, под влиянием книг Бахтина, основным объектом исследования является «карнавальный смех» Сервантеса365. По-иному было в России, где зияние в духовном центре мироздания, образовавше еся в эпоху торжества секулярной философии, ощущалось, в силу тра диционных особенностей развития страны, особенно остро. Здесь такие герои, как Рахметов, Корчагин, а после дискредитации революционной идеологии — князь Мышкин и Дон Кихот, стали поистине «заместите лями» Христа, абсолютными героями и мерилом нравственности для не скольких поколений, причем, что любопытно, и в так называемой «офи циальной» литературе и публицистике (где было не счесть панегириков «Рыцарю Дульсинеи»), и в «либеральной», и в диссидентской. В упомя нутой книге Ю. Айхенвальда «Дон Кихот на русской почве» все деяте ли русской истории оцениваются по меркам Дон Кихота, а вся русская интеллигенция наделяется «кихотическим началом» и «кихотической участью». Дон Кихот, по мнению Ю. Айхенвальда, «был потрясающе Тургенев И. С. Гамлет и Дон Кихот. С. 170.

Он въезжает из другого века... С. 99—103.

Пискунова С. И. «Дон Кихот»: поэтика всеединства. С. 5.

Пискунова С. И. «Дон Кихот» Сервантеса... С. 170.

186 Глава IX проницателен: всегда отличал добро от зла. Он гнался за Абсолютом с копьем наперевес, но никого не топтал по дороге». «Кихотизм — это надежда на свое собственное, личное действие и вера в победу Добра, ни на чем не основанная». А одно из главных достоинств Дон Кихота состоит в способности, «почти потеряв реальную почву, жить, ни на что не опираясь, а лишь вздымая свой идеал в высоту»366.

Не счесть было в 1950—1970-е годы талантливых и неталантли вых стихотворений, где Дон Кихот, «учитель благородства», сражал ся (или был призываем сражаться) с мещанами, с «больным» миром, и даже... с рыцарями «круглого стола»! (при этом авторы многих из этих стихотворений отнюдь не следовали в жизни самоотверженности и презрению к личным благам своего героя;

разве что утверждали, что их «враги — бараны»367). Огромным успехом пользовался поставленный в театре им. Маяковского американский мюзикл «Человек из Ламанчи», рефреном которого была песня на слова Ю. Айхенвальда: «Это я, Дон Кихот, / Человек из Ламанчи, / Зовите меня — / Я приду!» (подра зумевалось — чтобы сражаться за вас за всех). Фильм Г. Козинцева 1957 г. невозможно смотреть без смеха или ужаса: весь сюжет романа переиначен, а превосходный актер Н. Черкасов играет нечто среднее между «депутатом Балтики» (из одноименного фильма) и Гришей Доб росклоновым (из поэмы Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»).

Но и поныне в трудах авторов уже нашего времени Дон Кихот остается образцом гуманизма, человеколюбия и служения ближним. Совсем не давно, по случаю юбилея поэта и барда Александра Галича, он был на зван «советским Дон Кихотом», потому что он «боролся за то, что уже тогда рушилось, спасал то, что уже тогда разваливалось на куски»368.

Но таким же было в те годы и восприятие романа «Идиот», его главного героя. Если один из самых ярких испанских мыслителей, пи савших о Дон Кихоте, Мигель де Унамуно, называл его «испанским Христом» или «светским святым», противопоставляя его «внутреннее христианство» официальному церковному, то разве не таким же было отношение к Мышкину в нашей стране, особенно в среде отечествен ной интеллигенции, искавшей альтернативы церковному христианству, Айхенвальд Ю. Дон Кихот на русской почве. Ч. I. С. 16, 299.

Он въезжает из другого века... С. 268, 271, 301 и др.

Лесин Е. Советский Дон Кихот // НГ — Ex libris. № 37 от 16 октября 2008. С. 1.

Самозванец в 1960—1970-е годы, а во многих случаях и по сию пору?369 О такой традиции в восприятии князя Мышкина писала Т. Касаткина, анали зируя историю инсценировок романа Достоевского370. Но Достоевский проницательно постиг в таком замещении Христа земным человеком трагизм и отчаяние, что и воплотил в романе «Идиот».

Часто пишут о том, что Сервантес в своем романе осудил, в числе прочего, мечтательность и склонность к иллюзиям испанского общества того времени: гордясь тем, что они — жители самой сильной и самой богатой страны в мире, они не желали замечать, что экономика страны постепенно начинает разваливаться (вследствие разорительных войн Филиппа II, а также того, что Испания только потребляла ввозимые богатства, ничего не производя сама);

считая себя наследниками героев, освободивших страну от мавров, не видели упадка нравов и коррозию веры (отчасти из-за действий инквизиции, отчасти потому, что вера перестала быть объединяющим и одухотворяющим началом в борьбе с врагом и стала — как и в России XIX века — постепенно подменяться обрядностью);

упиваясь рыцарскими романами и «куртуазной» литера турой, приходящей из соседней Франции, мнили себя такими же удаль цами и искусными любовниками, подменяя изощренными ритуалами ухаживания подлинную любовь и т. д. Со временем эти черты в испан ском обществе усиливались и распространялись. Характерна реакция хозяина постоялого двора (где останавливается Дон Кихот вместе со священником, цирюльником, Доротеей, Карденио и другими) на совет священника — уничтожить хранящиеся в сундучке хозяина полные не вероятных вымыслов рыцарские романы и оставить правдивые истории про настоящих героев: повествования о Фелисмарте Гирканском или Сиронхилио Фракийском вызывают настоящий восторг, а «за вашего Великого Капитана и Диего Гарсию (названных священником испанских героев. — К. С.) я не дам и двух фиг». Услышав это, Доротея говорит Совершенно справедливое суждение Ю. Айхенвальда: «Споры о Рыцаре Печального Образа — это жизнь и совершенствование новой христианской ми фологемы, возникшей на почве романа Сервантеса в эпоху романтизма» (Айхен вальд Ю. А. Дон Кихот на русской почве. Ч. 1. С. 103) — вполне применимо и к роману «Идиот».

Касаткина Т. А. Постановки романа «Идиот»: от Товстоногова к Жено вачу. Эволюция образа главного героя // Достоевский и мировая культура. № 9.

М.: Классика плюс, 1997. С. 173—177.

188 Глава IX Карденио: «Нашему хозяину немногого недостает, чтобы стать вторым Дон Кихотом»371. К. Державин приводит в своей книге любопытную характеристику создания Сервантеса, принадлежащую одному из геро ев романа известного испанского писателя Рамона дель Валье Инклана (1836—1936 гг.) «Двор чудес»: «Это книга, которую не должна читать мечтательная девушка! Эта извращенная книга выступает против всех иллюзий, которые каждый из нас когда-то питал, мечтая об искупле нии мук ближнего... Злая книга, которая не прощает сумасбродства даже святости»372.

Но мечтательность людей времен Сервантеса — не то же, что меч тательность людей последующих веков. Прежде люди были проще, «односоставнее» (как говорит в «Идиоте» князь Мышкин), трезвее относились к себе. В. Шкловский пишет о персонажах «Дон Кихота»:

«смеясь над Дон Кихотом, люди смеются над своей мечтой»373 — сме ются, чтобы смягчить горечь от осознания своей истинной сущности.

Но чем дальше, тем больше, теряя связь с реальностью, люди стали «мечтать о себе»;

делая Дон Кихота образцом для подражания, они все чаще отождествляли себя с ним, пытаясь сыграть ту же роль в своей жизни и в своем времени. Именно от этого — но, как видим, во многом тщетно — предостерегал в своем романе Сервантес.

Но точно так же разоблачал мечтательность русского общества свое го времени и Достоевский, только в ином ключе (чего ему не прощали современники, а потомки просто решили понять его по-своему). Главной иллюзией большинства русского образованного общества тогда (и еще очень долгое время потом, вплоть до наших дней) было убеждение, что каждый честный мыслящий человек должен сражаться с господству ющими в стране порядками и властями, не считаясь с жертвами, по могать «обездоленному и бесправному» народу (про который они мало что знали и который их вовсе о том не просил). Ощущая себя избран ными на великое дело, учить окружающих «обывателей», как им надо жить (презирая их при этом), — а все рассуждения о том, что только духовное совершенствование, только «жизнь по Богу» может спасти и Цитируем более точный в данном случае перевод «под редакцией Б. Кржев ского и А. Смирнова» (Сервантес Сааведра Мигель де. Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский. Т. 1. С. 489).

Державин К. Н. Сервантес. С. 162.

Шкловский В. Б. Тетива. С. 230.

Самозванец каждого, и всю страну, считать вредной и реакционной «поповщиной».

Вот отрывок из воспоминаний Веры Засулич: «Я мечтала о подвигах, о борьбе “в стане погибающих за великое дело любви”. Я жадно ловила все подобные слова в стихах, в песнях: “скорей дадим друг другу руки и будем мы питать до гроба вражду к бичам земли родной”. Жадно читала Некрасова. Откуда-то мне попалась “Исповедь Наливайки” Рылеева и стала одной из главных моих святынь: “известно мне: погибель ждет того, кто...” и т. д. “Есть времена, есть целые века, когда ничто не может быть прекрасней желания тернового венка”. Он-то и влек к “стану поги бающих”. Несомненно, эта любовь была сходна с той, которая явилась у меня к Христу, когда я в первый раз прочла Евангелие. Я не изменила Ему: Он самый лучший. Он и они достаточно хороши, чтобы заслужить терновый венец, и я найду их и постараюсь на что-нибудь пригодиться в их борьбе. Не сочувствие к страданиям народа толкало меня в стан “по гибающих”. Никаких ужасов крепостного права я не видела»374. В этой среде и «Дон Кихот» воспринимался по своему — героиня горьковской повести «Трое», передавая книгу Илье Луневу, говорит как на митин ге: «В ней описан человек, который посвятил себя защите несчастных, угнетенных несправедливостью людей... человек этот был всегда готов пожертвовать своей жизнью ради счастья других — понимаете? Книга написана в смешном духе... но этого требовали условия времени, в кото рое она писалась... Читать ее нужно серьезно, внимательно»375. Можно подумать, что если бы были иные «условия времени», Сервантес напи сал бы что-либо вроде романа «Мать»...

Можно сказать, что «Дон Кихот» нередко выполнял в России рабо ту, противоположную замыслу Сервантеса: он — очень во многом бла годаря соответствующим интерпретациям авторитетных «властителей дум» — как бы «санкционировал» от имени истины поведение тех, кто выдумывал себе действительность, заменял в своем воображении этой выдумкой реальный мир, а потом в реальном мире начинал действовать как в воображаемом, стараясь насильственно подогнать первый под вто рой — где можно было чувствовать себя героем и обладателем индуль генции даже в тех случаях, когда, по словам ламанчского рыцаря, «раз Кошель П. История наказаний в России. История российского терроризма.

М.: Прогресс, 1995. С. 252.

Горький М. Собр. соч.: В 30 т. Т. 5. М.: ГИХЛ, 1950. С. 215.

190 Глава IX на раз не пришелся»... Мудрый литературовед А. Горнфельд писал в 1916 году: «Дон-Кихот — высокий тип человеческого развития, но не заключительная его точка. Особенно важно это помнить у нас, в Рос сии, где форма и напряженность самоотвержения слишком часто скры вают его существо и направление»376. Увы...

Тысячи и десятки тысяч чистых и благородных юношей и девушек (да и людей постарше) закладывали основу тех ужасных катастроф, что произошли с Россией в ХХ веке. Достоевский обозначил и осудил эту страшную болезнь русского общества («не знают, что правда, что нет») — с разных сторон — в двух следующих один за другим (не слу чайно) романах, «Идиот» и «Бесы», но, к сожалению, услышан не был.

И уже с позиций сегодняшнего дня, спустя почти век после предо стережения Горнфельда, В. Багно заканчивает свою книгу «Дон Кихот в России и русское донкихотство» следующими словами: «Предосте режение от ложного энтузиазма, не только берущего на вооружение идеалы, но и навязывающего их действительности и обществу, столь от четливо услышанное как современниками Сервантеса, так и в ХХ сто летии такими писателями и мыслителями, как например Томас Манн, в России привлекло значительно меньше внимания. Потребность в поступке, примере, ожиданием которого было наэлектризовано русское общественное сознание XIX века, перевешивало опасения за плоды той деятельности, которая может быть его следствием»377. Мы бы только не стали ограничивать сказанное лишь XIX веком...

В романе Сервантеса, до предела насыщенном явными и скрытыми цитатами из произведений мировой литературы (и в этом тоже боль шое сходство с Достоевским), приводятся такие знаменательные стро ки из старинного испанского романса: «Тростья копьями стальными, А друзья врагами стали» (II, 119);

в романсе этом повествуется, как во время празднества потешная игра — метание тростинок, заменявших копья — превратилось в кровавое действо, когда один из рыцарей под менил тростинку копьем. Можно сказать, что «тростинки» из времен Сервантеса, когда «еще была крепка вера» (слова из той же записи Достоевского об «отчаянности» «Дон Кихота»), стали «копьями стальными» во времена Достоевского и в последующие.

Он въезжает из другого века... С. 135.

Багно В. Е. Дон Кихот в России и русское донкихотство. С. 216.

глава х изменение имен.

ФранциСк аССизСкий и путешеСтвие за верОй Очень интересно с точки зрения проблематики обоих романов и всего, что было сказано выше, проследить изменение имен героев на протяжении действия. Русской и мировой традиции и культуре всегда было свойственно особо ответственное отношение к имени. Имя несет в себе знание о вещи, ибо оно «неразрывно связано с сущностью, через познание имени можно прийти к познанию мира»;

имя — это «наибо лее напряженное и сгущенное в смысловом отношении слово», «имя принадлежит не столько области сознания, сколько области бытия»378.

Соответственно, изменение имени означает изменение сущности (чело века, иной твари или явления бытия) или человеческой судьбы. Вспом ним, как в Евангелии от Иоанна говорится о встрече Христа с Мари ей Магдалиной после Воскресения: сначала она не узнает Его, и лишь после того, как Христос называет ее по имени, восстанавливая тем ее первозданный облик, — «Мария!» — она видит Его и «обратившись говорит Ему: Раввуни! — что значит “Учитель!”» (Ин. 20:16).

И «Дон Кихот» и «Идиот» относятся к так называемым «процессу альным» романам, по определению американского литературоведа Гэри Сол Морсона379, то есть таким, в которых авторский замысел менялся, причем существенно, в процессе их создания, роман «писался, как про живается жизнь, вперед, а не назад от полного замысла целого», вклю чая в себя реакцию на восприятие читателями уже опубликованных глав, Лескин Дм., протоиерей. Метафизика слова и имени в русской религиозно философской мысли. СПб.: Изд-во Олега Абышко, 2008. С. 7, 16, 35.

Морсон Г. С. «Идиот», поступательная (процессуальная) литература и тем пика // Роман Ф. М. Достоевского «Идиот»: современное состояние изучения.

С. 7—22.

192 Глава X на происходящие в период написания события в жизни страны и мира и т. д. Тем более интересно проследить происходящие здесь изменения имен главных героев.

Достоевский писал роман «Идиот» в условиях жесточайшего цейт нота — обещав его «Русскому вестнику» и получив немалый аванс (что, как говорилось выше, в его тогдашних условиях почти полного отсутствия денег было практически единственным средством сущест вования для него и жены), он в последний момент забраковал прежние наработки и, когда времени до обещанного срока отсылки первых глав почти не оставалось, решил «рискнуть как на рулетке», взяв за основу свой давний замысел, еще не совсем ясный даже для него самого, — создать роман «о вполне прекрасном человеке»: «может быть, под пе ром разовьется!» (28, II;

241). Отправив в редакцию первые главы, он продолжал работать, варьируя и собственно замысел, и планы после дующих глав, и самого финала. Как писала, пользуясь известными тер минами Достоевского, Л. М. Розенблюм, при создании этого романа работа «поэта» и работа «художника» (то есть процесс рождения — ретрансляции — воспринимаемых свыше сознанием писателя сюжетов и образов и процесс художественной обработки, воплощения их) шли параллельно почти до самого конца380. Читая сейчас роман, невозмож но не отметить очень резкую и существенную смену и повествователь ной манеры, и облика князя Мышкина, и отношения повествователя к нему, начиная со второй части. В первой части (заканчивающейся сце ной празднования дня рождения Настасьи Филипповны и ее бегством с Рогожиным) Мышкин успешно справляется со встречающимся на его пути злом, со всеми искушениями и испытаниями, сохраняя ясность духа и воли, неизбывное смирение и спокойствие («смиренный игумен Пафнутий» — подписывается он в кабинете Епанчиных (8;

29);

одно из значений этого имени — «принадлежащий Богу»). Начиная же со второй части, он мучим своим демоном, с которым не удается справить ся, раздражается и гневается, все более вовлекается в мирскую суету, все хуже реагирует на вызовы окружающего мира и, наконец, приходит к трагическому финалу, впадает в окончательное безумие. В художест Розенблюм Л. М. Творческие дневники Достоевского. М.: Наука, 1981.

С. 185. Об этом замечательном анализе творческого процесса, изложенном Досто евским в письме к А. Майкову (29, I;

39) подробнее см. в Заключении.

Изменение имен. Франциск Ассизский и путешествие за верой венном времени романа между событиями первой и второй частей про ходит шесть месяцев, в течение которых разворачиваются напряженные и мучительные отношения между Мышкиным, Настасьей Филиппов ной и Рогожиным, при этом Мышкин пишет письмо Аглае, которое та расценивает как «любовное», «вспыхивает», читая его, и прячет между страницами романа «Дон Кихот» (причем символика этого действия пусть не сразу, но осознается ею). Именно так в роман входит образ Рыцаря, созданный Сервантесом. Образ этот, как мы помним, предно сился Достоевскому еще в самом начале работы над известным нам сей час романом, когда задумывался облик «вполне прекрасного человека»:

«из прекрасных лиц в литературе христианской стоит всего законченнее Дон Кихот», — писал он племяннице Соне (28, II;

251). Между от сылкой в «Русский вестник» последних глав нынешней (первоначально членение было другим) первой части романа (в конце 1867 г.) и первых глав нынешней второй части проходит несколько месяцев. Подготови тельных материалов и черновиков, фиксировавших этот этап работы пи сателя над романом, не сохранилось. Можно думать, что в тот период произошло еще одно «радикальное изменение» замысла. Сам Досто евский насчитывал три таких радикальных изменения первоначального замысла, последнее — как раз перед созданием 3-й (нынешней 2-й) части романа (письмо А. Майкову от 2 (14) марта 1868 г. — 28, II;

273;

подробнее об этом периоде работы над романом см. — 9;

358—360).

В том же письме Соне, непосредственно перед упоминанием Дон Ки хота, он отмечал: «прекрасное есть идеал, а идеал ни наш, ни цивилизо ванной Европы еще далеко не выработался. На свете есть одно только положительно прекрасное лицо — Христос» (28, II;

251). И в первой части романа аллюзий на приход «второго Христа» «к людям» (8;

65) много. Но можно думать, что в дальнейшем, продолжая работать над романом, Достоевский пришел к мысли о том, что подобное «смеше ние божеского с человеческим» (напомним это выражение из романа «Дон Кихот») чревато большими опасностями — которые и показаны были им в продолжении романа, в этом и состояло радикальное изме нение. Известные нам записи, отражающие работу Достоевского над второй частью романа, начинаются с марта 1868 г. и в основном отра жают метания князя между Настасьей Филипповной и Аглаей, кото рые, в одном из вариантов финала, заканчиваются уже так: «Рогожин режет Настасью Филипповну. Аглая погибает. Князь при ней»

194 Глава X (9;

266). Намечена такая очень характерная черта Князя: «Взгляд его на мир: он всё прощает, видит везде причины, не видит греха непрости тельного и всё извиняет» (9;

218). Все настойчивее звучит мотив смерти Князя: «Все, что выработалось бы в Князе, угасло в могиле» (9;

252).

Но еще продолжается мотив успешного завершения Князем взятой им на себя миссии: «Он восстановляет Настасью Филипповну и действует влиянием на Рогожина. Доводит Аглаю до человечности, Генеральшу до безумия доводит в привязанности к Князю и в обожа нии его» (9;

252). Здесь впервые возникает тема «рыцаря бедного»

(9;

263—264). И, наконец, именно здесь трижды возникает на по лях подготовительных материалов известная запись «Князь Христос»

(9;

246, 249, 253) — которую можно трактовать очень по-разному381, в том числе и так: что было бы, если бы Христос был как Мышкин).

Христос, добрый человек, — по мнению тех, кто разделял такое пони мание — помогал больным и нуждающимся, утешал печальных, под держивал отверженных. Но если бы Он не был Богом и не исцелял че ловеческие грехи, Его деятельность приводила бы только к умножению больных, скорбящих, отверженных.

Записи «Князь Христос» относятся к 9 и 10—13 апреля 1868 г.

Спустя месяц жизнь вновь вмешивается в процесс работы над романом самым суровым образом (это отмечают независимо друг от друга Т. Ка саткина и американская исследовательница Л. Нэпп). В мае в семье До стоевского и Анны Григорьевны происходит одно из самых трагических событий — умирает в младенчестве их первенец Соня. Федор Михайло вич, как и его жена, страшно переживает эту смерть, воспринимая ее как наказание за свои грехи, и некоторое время спустя пишет А. Майкову:

он «крестную муку» готов был бы принять, если бы такой ценой можно было бы вернуть Соню (28, II;

297). Но Л. Нэпп делает из этого вывод, что смерть Сони убедила Достоевского в непобедимости «косных» за конов природы, где торжествует смерть, и это отразилось в дальнейшем течении романа и окончательной судьбе его героев382. А Т. Касаткина, Определение «Князь Христос» «не обязательно свидетельствует о том, что, по замыслу Достоевского, князь тождествен Христу... Это сравнение может быть пародийным, может, как раз, свидетельствовать о том, что Мышкин слишком много на себя берет, не будучи Христом» (Меерсон О. Скелетом наружу // До стоевский и мировая культура. № 23. СПб.: Серебряный век, 2007. С. 101).

Knapp L. The Annihilation of Inertia. P. 100—101.

Изменение имен. Франциск Ассизский и путешествие за верой напротив, полагает, что Достоевского эта трагедия убедила: воскресить, даровать новую жизнь не может человек человеку, даже ценой крестной муки, это способен сделать только Распятый за нас Бог383. Мы склонны считать истинной именно вторую трактовку.

В течение двух недель недолгой болезни и смерти дочери Достоев ский «работать... не мог» (28, II;

297). Сразу после возобновле ния работы следует запись от 24 мая: «Полная история реабилитации Настасьи Филипповны, которая невеста Князя. (Князь объяв ляет, когда женится на Настасье Филипповне, что лучше одну воскресить, чем подвиги Александра Македонского.)» (9;

268). Но тут же, в этот же день, следует резкий поворот: «Смерть Настасьи Филипповны» (там же)384. И далее идет уже по нарастающей раз работка трагических доминант романа.

Эволюция мировоззрения Достоевского, особенно в период 1860—1870-х годов, еще, как ни странно, мало изучена. Считается, что, пережив духовный перелом на каторге (1850—1854 гг.), он отка зался от «прогрессистских» заблуждений молодых петербургских лет.

Но на самом деле все, конечно же, было не так просто. Вспомним, что уже по выходе из каторги Достоевский пишет то самое знаменитое пись мо Н. Фонвизиной (процитированное в начале книги), где допускает возможность того, что Христос может быть «вне истины» — и даже в этом случае Достоевский предпочитает остаться с Ним. Думается, что мировоззрение Достоевского в течение достаточно долго времени можно охарактеризовать как христоцентризм. У этого понятия очень много трактовок, поэтому во избежание недоразумений следует уточ нить: в данном случае это — понимание личности Иисуса Христа как главного и единственного Центра мира и Источника добра и блага для человечества, в крайнем варианте — как прекрасной и выдающейся Касаткина Т. А. «Главный вопрос, которым я мучился сознательно и бес сознательно всю мою жизнь, — существование Божие...» (опыт духовной био графии Достоевского) // Достоевский Ф. М. Собрание сочинений: В 9 т. Т. 1.


С. 54—56. См. также: Т. 4. С. 10.

Хотя мысль о смерти Настасьи Филипповны мелькала у Достоевского и раньше: «Неистовость разврата Настасьи Филипповны. Еще в невестах.

Бежит в бордель. Выходит за Рогожина. Терпит ужасы, побои, ревность, укоры и отчаянную любовь. Рогожин зарезывает ее. Ждановская жидкость...» (9;

229;

см.

также — 9;

251 и 9;

266).

196 Глава X личности, учителя нравственности и создателя авторитетной моральной доктрины;

как мы уже говорили, в XIX веке такое понимание стало очень «модным»;

но даже если человек остается вроде бы в пределах христианской религии, христоцентризм — сознательно или подсо знательно — игнорирует то, что Иисус Христос — Вторая Ипостась Пресвятой Троицы, воплотившееся Слово Божие, Сын Бога-Отца, по воле Которого (вернее, по согласной воле всех трех Ипостасей) со вершается все в мире;

такое понимание представляет собой или тесно смыкается с так называемым «иезуанизмом». Эту основу апологетики Достоевского заметил и Вяч. Иванов: «Своеобразие апологетики До стоевского в свойственной ей тенденции не выводить любовь ко Христу из веры в Бога, а приходить через Христа к уверенности в бытии Бога.

Бог — сон, или мир, Бога отрицающий? Залог затаенного трансцен дентного бытия Бога — непосредственное созерцание земной реаль ности Христа. Никто не придет к Отцу, нежели через Него. Но если человек, в полном своем совершенстве, — таков, как Он, тогда и во зле лежащая земля есть Божья земля, а не “дьяволов водевиль”»385. До стоевский действительно через человека — на каторге — приходил к Христу и затем уже, через Христа — как это ни странно звучит — к Богу. Однако, как справедливо пишет И. Кириллова, испытанное Достоевским в молодости «влияние европейской утопической гумани стической философии» (Фурье, Сен-Симон, Фейербах) и «русского романтического религиозного утопизма» (Белинский, петрашевцы) еще и в 1860-е годы было достаточно сильным в его сознании386. В «Пре ступлении и наказании» речь идет о столкновении самозванно-челове ческого и божественного выбора — в самом общем, если так можно выразиться, плане — и спасении как результате отказа Раскольникова от своей «идеи» и приятия любви и веры Сони. Однако, как говорит Христос: «Я есмь путь и истина и жизнь;

никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня» (Ин. 14:6). Только подлинное понимание лич ности Христа — залог человеческого спасения и верного представления об устройстве мироздания. Поэтому, видимо, и следует роман «Идиот»

за «Преступлением и наказанием». И в ходе создания романа о «по Иванов Вяч. Достоевский. Трагедия — миф — мистика // Иванов Вяч.

Лики и личины России. С. 423.

Кириллова И. А. Образ Христа в творчестве Достоевского. Размышления.

М.: Центр книги ВГБИЛ им. М. И. Рудомино, 2010. С. 37—47.

Изменение имен. Франциск Ассизский и путешествие за верой ложительно прекрасном человеке», в ходе «проживания» сюжета его в своем сознании Достоевский убедился, что «ренановский» Христос был бы действительно бессилен, но не только в современном мире — в лю бом мире. Финальная трагедия Мышкина, которую многие склонны трактовать как несовместимость христианских идеалов с жизнью, на самом деле доказывает обратное: с жизнью совместимо толь ко подлинно христианское учение. Справедливо пишет А. Тоичкина:

«Источником трагедии в “Идиоте” является... драматический путь к вере самого Достоевского»387. Я только не согласен с исследователь ницей в том, что этот путь к завершению работы над романом остался на стадии правды Мышкина388.

Здесь надо сделать небольшое отступление. Достаточно известны строки из письма Достоевского своему постоянному конфиденту на пе риод создания романа — племяннице С. Ивановой, где он так пишет о трагическом финале «Идиота»: «Наконец, и (главное) для меня в том, что эта 4-я часть и окончание ее — самое главное в моем романе, то есть для развязки романа почти и писался и задуман был весь роман»

(28, II;

318). На этом основании порой задается вопрос: как же сочета ется это с определением романа как «процессуального», если с самого начала произведение направлялось к заранее определенной концовке?

Но, как справедливо указывают комментаторы Полного собрания сочинений, это признание Достоевского не следует трактовать «черес чур прямолинейно»: «как свидетельствуют записные тетради, мы имеем право говорить лишь об изначальной трагической предрешенности су деб главных героя и героини романа (из вышесказанного явствует, что и такой изначальной предрешенности не было. — К. С.). Конкретное же Тоичкина А. В. Роль трагедии в романе «Идиот» // Достоевский и миро вая культура. № 21. СПб.: Серебряный век, 2006. С. 31.

«Если мы идем вслед за автором, который стоит за субъективной правдой героя, то входим в противоречие с объективной истиной романа (кому же обязан роман этой заложенной в его основание истиной? — К. С.). Если мы стоим на по зиции объективной истины и осуждаем героя, то входим в противоречие не только с субъективной правдой героя, но и с автором романа, с его позицией в произведе нии» (Там же. С. 29). Если осуждаем — то да, но ведь видеть неправоту героя и осуждать его — разные вещи. И дело тут не только в том, что сам жанр трагедии позволял Достоевскому разрешить это «противоречие»: «трагедия взывает к со страданию и сопереживанию, а не осуждению» (С. 31). Об этом подробней — далее.

198 Глава X художественное видение финальной сцены пришло к писателю не сразу.

Оно возникло лишь на сравнительно поздней стадии работы, 4 октября (1868 г. — К. С.), когда рядом с заметкой: “Рогожин и Князь у трупа. Final.” — автор написал в знак своего удовлетворения: “Недур но”» (9;

383).

Более того, при внимательном анализе записных тетрадей перио да окончания работы над романом явствует, что варианты финала сме нялись у Достоевского один за другим. Предполагался финал, почти аналогичный окончанию «Дон Кихота»: «Под конец Князь: торжес твенно­спокойное его состояние! Простил людям. Пророчества»

(9;

280). Виделся Достоевскому и такой вариант завершения судьбы героя: «Князь женат» (там же, обе записи от 15 сентября 1868 г.). Нет, видимо, нужды доказывать, что оба этих варианта противоречат финалу канонического текста. Уж не говоря о такой концовке, предполагавшей ся ранее: «Не кончить ли роман исповедью, напечатанной гласно?» (за пись от 11 марта 1868 г. — 9;

220). В этих же записях сентября-октября 1868 г. разрабатывались и совсем другие (нежели итоговые) варианты основных сюжетных линий романа: линия Ипполита, который «овладе вает» всеми — Князем, Ганей, Рогожиным, Настасьей Филипповной и Аглаей (9;

277—278). Венчание Аглаи и Гани, при этом «сцена в храме выставляет всего Князя» (9;

283). И только 7 ноября (ско рее всего, в тот же день, которым датируется процитированное выше письмо С. Ивановой о «развязке», ради которой и писался роман389) появляется разработка сцены — Рогожин и Мышкин у тела Настасьи Филипповны (9;

285—287).

*** Итак, в самом начале второй части в романе «Идиот» «аллюзион ный фон» князя меняется: вместо «юродивого» и «посланного Богом»

из первой части появляются образ Дон Кихота — и образ «рыцаря бедного» из знаменитого пушкинского стихотворения «Жил на свете рыцарь бедный» («Легенда»), в котором главной темой тоже является низведение Небес на землю и последствия этого. За месяц до возвра Если считать, как предлагают комментаторы Полного собрания сочинений, что все даты в подготовительных материалах к роману «Идиот» поставлены авто ром по новому стилю, ибо Достоевский в то время жил заграницей (9;

463).

Изменение имен. Франциск Ассизский и путешествие за верой щения Мышкина в Санкт-Петербург Аглая, «перебирая» «Дон Кихо та» (и наткнувшись, судя по всему, на спрятанное туда письмо князя), вспомнила о «рыцаре бедном» и воскликнула: «лучше рыцаря бедного ничего нет лучшего!» (8;

205). Вслед за тем состоялся ее разговор с сестрами, князем Щ. и Евгением Павловичем об этом герое (причем, по словам Коли, про кого действительно говорила Аглая — «про Дон Кихота, или про Евгения Павловича, или еще про одно лицо», было не ясно), последовало предложение Аделаиде нарисовать его, но для этого «надо было лицо» — ведь лица самого рыцаря никто не видел, оно было постоянно скрыто «стальной решеткой» — перебрали всех зна комых, «ни одно не пригодилось» (8;

206). Было ли среди них лицо Мышкина, каким его помнили у Епанчиных при первой встрече, мы не знаем. Но по возвращении князя, когда Епанчины навещают его, выздо равливающего после припадка, на даче у Лебедева, Аглая с нарочитым вызовом читает пушкинское стихотворение, заменяя буквы AMD (Ave Mater Dei) на щите рыцаря буквами НФБ (Настаcья Филипповна Ба рашкова) и заявляя при этом, что раньше она смеялась над «рыцарем бедным», а теперь уважает его и его подвиги, и что «рыцарь бедный» — «тот же Дон Кихот, но только серьезный, а не комический» (8;

207).

Кстати, в этой сцене возникает и аббревиатура AND (Ave Notre Dame), что объясняют ошибкой памяти Достоевского, вспомнившего в тот мо мент о романе Гюго390, но нам видится другое объяснение — именно во времена «рыцаря бедного» на Западе почитание Богоматери все более сменялось почитанием Notre Dame, нашей Дамы, нашей Госпожи;

был и реальный рыцарь-монах, уже упоминавшийся выше Бернард Клервос ский, избравший своей Прекрасной Дамой Деву Марию;

кроме того, как известно, специалисты ищут и находят источники пушкинского сюжета в средневековой литературе391. Чуть позже «рыцарем бедным»


(к тому же еще и «бледным») называют князя Лизавета Прокофьев на, а потом Коля. Так начинается история «сватовства» князя к Аглае, Фомичев С. А. «Рыцарь бедный» в романе «Идиот» // Пушкин и До стоевский. Материалы для обсуждения. Междунар. науч. конф. 21—24 мая 1998 года. Новгород Великий — Старая Русса, 1998. С. 101.

Самарина М. С. Франциск Ассизский и его наследие. От истоков к совре менности. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2008. С. 34;

Сурат И. З. Вчерашнее солнце. О Пушкине и пушкинистах. М.: РГГУ, 2009.

С. 210—211.

200 Глава X напряженные и мучительные отношения между ними, Рогожиным и Настасьей Филипповной, кончающиеся тем, что Настасья Филип повна гибнет от руки Рогожина, Аглая вместо ожидавшегося для нее всеми близкими рая попадает в ад (в руки польского авантюриста и ка толического патера, «овладевшего ее умом до исступления» (8;

509)), а князь-«рыцарь», как прямо называет его в конце романа Радомский (8;

481), оказывается не верен ни той, ни другой, окончательно впадая в безумие, как и его предшественник — «рыцарь бедный» («как безу мец умер он»). «Странным человеком» (еще одна отсылка к «рыцарю бедному») и даже «жалким безумцем» все чаще называет Мышкина к концу романа и повествователь (8;

429, 485) (здесь надо учитывать, конечно, и игру повествовательными масками, но все же). Характер но, что наименьшую помощь (или даже наибольший урон) получают от Мышкина именно те, кто награждает его наиболее значимыми именами:

Ипполит называет его Человеком — с заглавной буквы, то есть прак тически Христом (8;

348);

Настасья Филипповна — «в первый раз человека видела», «я в тебя одного поверила» (8;

148, 474);

Аглая — «я вас считаю за самого честного и за самого правдивого человека, всех честнее и правдивее» (8;

356).

Но вернемся к сцене, где Аглая напрямую связывает между собой Дон Кихота и «рыцаря бедного» (связь этих двух рыцарей, как счита ют исследователи, сознавал, возможно, и сам Пушкин, называя своего рыцаря еще и «печальным») и фактически нарекает князя этими двумя новыми именами. Чуть раньше связь Мышкина с пушкинским рыцарем незаметно (а это всегда означает у Достоевского нечто важное) подчер кивает и автор, называя своего героя «бедный князь Мышкин». Харак терно, что тут же к Мышкину относятся слова «как бы с неба упал»

(8;

155) (ср. с тем, как подается его появление в первой части — «точ но Бог послал» (8;

44))392. Настойчивое повторение слова «бедный»

заставляет вспомнить о других «бедных рыцарях» — членах самого известного христианского ордена, францисканцах, и его основателе — Франциске Ассизском.

Можно, конечно, вспомнить, что название камня, из которого сделана Чаша Грааля, по латыни — Lapsit exillis, что можно перевести и как «Божий камень», и как «упавший с неба», и как «камень мудрости» (см. Энциклопедия символов, знаков, эмблем. С. 112).

Изменение имен. Франциск Ассизский и путешествие за верой В подготовительных материалах к роману «Идиот» есть такая фра за: «Аделаида спрашивает у Мышкина: “Зачем вы получили наслед ство, князь?”» (9;

264). И действительно, подлинный юродивый (еще одно имя, которым нарекают князя в первой части (8;

14)) никогда ни у кого не брал денег, а если ему подавали милостыню, передавал ее нищим.

Получив наследство, Мышкин тут же теряет ту внеположную миру по зицию, которая давала ему возможность выходить победителем из всех испытаний и коллизий в первой части. Настасья Филипповна, перед ко торой открывается перспектива стать законной богатой княгиней, а не женой бедного чиновника и, главное, получить авторитетное прощение и «восстановление в правах» от такого «пришельца не из мира сего», не выдерживает этого, с того момента и начинается ее помешательство.

Князь становится выгодным женихом и оказывается вовлечен в интри ги вокруг Аглаи, его начинают окружать люди, претендующие на его деньги, и вместо того, чтобы помогать ближним тем, чем он действи тельно мог помочь, — добрым словом и участием, он вынужден давать им денег, не приносящих, как известно, счастья. А пробудившиеся в нем подозрительность и стремление «уйти» от всех этих людей в пустыню не дают ему возможность понять, что и для кого (из обиженных им) он должен сделать.

Можно предположить, что слова «Князь Христос» из подго товительных материалов к роману, выражают, в числе прочего, и это столкновение двух линий поведения, которым одновременно пытается следовать Мышкин.

Вообще по ходу романа Мышкин все более и более отходит от пози ции юродивого, совершая эволюцию от «юрода Христа ради» (добро вольно и сознательно отказывающегося от земного разума для вящего утверждения Истины) к клиническому безумцу — и это закономерно:

избранный им земной путь вступает в трагическое противоречие с за явленной им в начале романа задачей: «научить» людей иной, «новой жизни» (8;

51)393. Как результат — встреча его с Рогожиным у тела Настасьи Филипповны и признание Парфена князю (из подготовитель ных материалов к роману): «Без тебя не мог я здесь быть» (9;

286).

Подробнее см. об этом в главе «Юродство и безумие, смерть и воскресе ние, бытие и небытие в романе “Идиот”» в нашей книге «“Сознать и сказать”...».

С. 148—172.

202 Глава X Фраза многозначная, но, думаю, указание на вину Мышкина безу словно присутствует. Очень характерно, что во всех дошедших до нас вариантах авторского замысла, от самых первых до последних, настой чиво повторяется мотив получения мирской власти посредством денег (и, возможно, последующего «благодетельствования человечества»), получения богатства и наследства (знаменательно, что наследство всегда достается герою от тетки Софьи Федоровны — ср. с той спасительной, обращающей к Богу ролью, которую Софья исполняет в других романах Достоевского — «Преступлении и наказании», «Бесах», «Подрост ке», «Братьях Карамазовых»), непрерывно поминаются здесь различ ные суммы денег — от 100 до 100 000 рублей и до полутора миллиона.

Кстати, стоит отметить — для тех, кто, с умилением относясь к герою Достоевского и названию романа, утверждает: это, мол, он для пошло го и эгоистического окружения своего «идиот» в нынешнем сниженном понимании, а по-настоящему — мудрец, «частный человек» (в перво начальном значении слова «идиот»), т. е. непричастный злу — так вот, Идиотом именовался герой (и автором, и другими персонажами) во всех первоначальных редакциях романа, когда он был еще злодеем похуже будущего Ставрогина или действительно слабоумным уродом. Имела ли тут место эволюция в понимании Достоевским слова «идиот» — «час тный человек» (вообще непричастный людям — во всех смыслах) или для него изначально это слово значило совсем не то, что для нас сей час, — еще предстоит понять.

Франциск Ассизский избрал, как известно, прямо противополож ный путь: раздав все свое имущество, он и члены его ордена следова ли обету полной нищеты. Но характерно, что в юности Франциск был очень похож на того Идиота, каким тот предстает в первых редакциях романа. Как и у Франциска в молодости (любопытно, что подлинное имя Франциска было Джованни394, а Мышкин был первоначально Иваном Николаевичем), у этого «первоначального» Идиота — «жаж да подвига и что-нибудь сделать, чтобы стать выше всех» (9;

181, 184), В детстве (или в юности) отец Франциска (или он сам, или окружавшие юного ассизца люди — исследователи расходятся в этом) дал ему имя, под кото рым он и вошел в историю;

причиной же переименования послужили разделяемые и отцом Франциска, и им самим в юности любовь и восхищение французскими обычаями и культурой. Ср. Мышкин: «я перевел французский характер в русские буквы, что очень трудно, а вышло удачно» (8;

29).

Изменение имен. Франциск Ассизский и путешествие за верой в нем совмещаются стремления и «властвовать тирански», и «умереть за всех на кресте» (9;

180). Известно, что в молодом Франциске соче тались мечты о собственной великой славе с добротой и состраданием к ближним. Своим друзьям он говорил: «я стану великим государем», «знаете ли, что будет день, когда весь мир преклонится предо мною», «весь мир будет восхищаться мной»395. Кстати, М. де Унамуно именно в этих фразах юного Франциска видит основу для сопоставления его с Дон Кихотом396. Можно предполагать, что, как и «первоначальный»

Идиот, молодой Франциск был «до такой степени болезненно горд, что не может не считать себя богом» (9;

180). Обращение Францис ка от поисков мирской славы к смиреннейшему служению христиан ским ценностям и к тому, что впоследствии Данте назвал «жаждой мученичества»397, произошло примерно в том же возрасте, в котором Мышкин возвращается из Швейцарии в Россию, — в 25 лет. А вот что записывает в подготовительных материалах к «Идиоту» Достоев ский: «Главный характер Идиота: Самовладение от гордости (а не от нравственности)... но любовь спасает его. Он проникается глубо чайшим состраданием... получает высокое нравственное чувство в развитии и делает подвиг» (9;

141, 146, 156);

«в унижениях находит наслаждение» (9;

141);

«кончает божественным поступком» (9;

156).

Характерно и то, что сам Франциск всю жизнь после обращения назы вал себя «idiota» и «ignorans»398, а вот Мышкин и Дон Кихот возража ют, когда их так называют — они очевидно не хотят быть «частными людьми». С Мышкиным канонического текста Франциска сближа ют экстатичность и экзальтация, свойственные его духовному бытию (не случайно Франциск и его судьба стали так популярны в эпоху дека Тагуэлл С. Франциск Ассизский // Страницы. Журнал Библейско-бого словского института св. апостола Андрея. № 4. М., 1996. С. 128;

Самарина М. С.

Франциск Ассизский и его наследие. С. 51, 121.

«Те побуждения, которые одних подвигли на героизм, других подвигли на святость» (Унамуно Мигель де. Житие Дон Кихота и Санчо. С. 122).

Св. Франциск и Россия. Францисканские чтения. 2006 / Под. ред.

К. Г. Исупова, о. Фьоренцо Реати (ОМБ), о. Августина (Никитина). СПб.: Из дательство СПбГУ;

Издательство Русской христианской гуманитарной академии, 2008. С. 71.

Самарина М. С. Франциск Ассизский и его наследие. С. 71, 109.

204 Глава X данса и Серебряного века)399 — вспомним тут припадки князя, во время которых происходит у него «примирение и восторженное молитвенное слитие с самым высшим синтезом жизни» (8;

188). Но это, опять-таки, лишь симптом более существенного. Американский философ М. Суини подчеркивает важный момент в истории обращения Франциска Ассиз ского — отличного от других всемирно известных католических святых, св. Августина и св. Бенедикта. У них это был поворот от внешнего к своему внутреннему миру, к обнаружению собственного безобразия и уродства, к самоанализу в уединении и тишине. У Франциска поворот ознаменовался тем, что он ощутил себя способным принять тех, кого чу рался и от кого бегал раньше, — прокаженных: жить среди них, помо гать им. То есть это был поворот в отношении к внешнему миру400. И в дальнейшем в его проповедях, в его «Гимне Солнцу» и других творениях очень ощутима эта увлеченность внешним миром — так умиляющая по сию пору многих его адептов, христиан и не­христиан, в том числе и атеистов. Умиляющая, конечно, потому, что сочетается с доброволь ным отказом от материальных благ мира, с нищетой и перенесением всяческих страданий. Но ориентация на принятие, а не преображение внешнего мира (начиная с себя) все равно остается. Франциск не стре мился никого «реформировать», он призывал: «Любите их (грешных людей. — К. С.), какие они есть, и не старайтесь, чтобы они стали хо рошими христианами»401. Так же и Мышкин всех принимает с порока ми их и никого не осуждает. А Дон Кихот стремится даже в жестоком В 1924 г. П. Муратов в своей книге «Образы Италии» очень точно пи шет: «Среди скептиков, среди равнодушных к религии, среди самых сомнительных христиан и самых плохих язычников бедный frate (“братец” — так называли друг друга Франциск и его последователи. — К. С.) приобрел много неожиданных дру зей, сложивших о нем на основе “Fioretti” (“Цветочки” — собрание эпизодов из жизни Франциска Ассизского, его посланий и написанных им гимнов. — К. С.) какую-то новую и совсем особенную легенду» (цит. по: Самарина М. С. Фран циск Ассизский и его наследие. С. 137). Как похоже на восприятие образа Мыш кина как «заместителя Христа» в России во второй половине ХХ века людьми, не только равнодушными к «религии», но и подчас стоявшими в идейной оппозиции к Церкви, а то и выдумывавшими свою «церковь»!

Суини М. Лекции по средневековой философии. Вып. 1: Средневековая христианская философия Запада. М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2001. С. 233—240.

Тагуэлл С. Франциск Ассизский. С. 130.

Изменение имен. Франциск Ассизский и путешествие за верой торгаше Альдудо видеть истинного рыцаря, а в реальной деревенской красавице Альдонсе — несравненную принцессу Дульсинею.

Здесь опять-таки следует уточнить, что сказанное не означает от рицания любви ко всему тварному, природе и человеку, как созданию Божьему, и потому, несмотря на всю греховную пораженность, хра нящему образ Божий и красоту Божию в себе. Речь лишь о том, что во имя возвращения этой красоты надо бороться с ее греховной по раженностью, не отделяя одно от другого и уж тем более — не пытаясь не замечать зла. Ведь если видеть только «софийность», божествен ную первоприроду тварного существа, это не соединит — как казалось бы — тварное с Божественным, а, напротив, обособит их, ибо закроет (отрицая его необходимость) путь к их истинному соединению. Зна менательно, что из францисканства вышли наиболее известные фило софы-номиналисты — Дунс Скотт и Уильям Оккам. Оккам «прихо дит к философии, утверждающей мир как абсолют и отрицающей на чисто рациональных основаниях реальность связи мира с Богом»402.

(Не случайно впоследствии именно из францисканства вышло и уче ние спиритуалов, впадавшее в другую крайность — предельного «ума ления» тварного мира.) Хотя Оккам тоже был отлучен от Ордена и от Церкви, и лишь в конце жизни, после покаяния, прощен403, в но минализме францисканское мировоззрение, как пишет П. Бицилли в статье «Св. Франциск Ассизский и проблема Ренессанса», «достигает высшей точки своего интеллектуального выражения»;

а в основе номи нализма — индивидуализм, эстетизм (реальность тварного стремится заслонить реальность метафизического) и иррациональность, непо стижимость верховного существа. Во многом из номинализма вырос ло мировоззрение Возрождения;

а «францисканство с его философи ей есть во всяком случае неотъемлемая, органическая часть культуры Возрождения»404.

Суини М. Лекции по средневековой философии. С. 266.

Св. Франциск Ассизский. Сочинения («Францисканское наследие».

Т. 1) / Ред. перевода, вступит. статья и коммент. В. Задворного. М.: Издатель ство Францисканцев — братьев меньших конвентуальных, 1995. С. 27, 30—31.

Бицилли П. М. Св. Франциск Ассизский и проблема Ренессанса // Би цилли П. М. Место Ренессанса в истории культуры. С. 186—187.

206 Глава X *** Как и в судьбе реального Франциска Ассизского, в окончательной редакции романа «Идиот» произошла смена гордости и стремления ге роя к власти — смирением. О францисканских мотивах в творчестве Достоевского писали В. Ветловская, Т. Касаткина, И. Попова и ваш покорный слуга. И. Попова, например, прямо пишет о Мышкине как проповеднике францисканского учения и о крахе его миссии в России как стране, неподготовленной и чуждой этим идеям: «то, что “годилось в Италии... оказалось не совсем пригодным в России”»405. Кстати, очень интересно в этой связи, что Мышкин хотел бы отправить Наста сью Филипповну в Европу: «Ехал же я сюда, имея намерение: я хотел ее наконец уговорить за границу поехать, для поправления здоровья», — признается он Рогожину (8;

173).

Можно согласиться с В. Ветловской, что фигура и служение Фран циска Ассизского и его последователей, в числе которых и знамени тый основатель ордена иезуитов Игнатий Лойола, не были образцом для Достоевского, при всей искренности и интенсивности их веры406.

Не были главным образом вследствие присутствовавшего в них убеж дения в собственном совершенстве, возможности стать «вторым Хрис том» (так Франциска и называли многие последователи407), повторив Его земной путь, и в праве всех поучать и всеми руководить. Смире ние, как и в случае с Мышкиным, победило тут не до конца. Желание и ощущение в себе способности «поучать», объясняя людям их ошибки и подавая им «добрый пример», было, как мы знаем, и у Мышкина по возвращении из Швейцарии в Россию;

но если там это ему удавалось, то в России получалось все меньше и хуже, вплоть до сцены с обраще нием к гостям Епанчиных и сцены с непримиримыми соперницами — Аглаей и Настасьей Филипповной.

Попова И. Другая вера как социальное безумие частного человека // Во просы литературы. 2007. Январь-февраль. С. 163;

о францисканских мотивах в «Дон Кихоте» и «Идиоте» пишет и С. Пискунова в статье «“...Кроме нас вчет вером”. Роман “Идиот” в зеркале “Дон Кихота Ламанчского”» в том же номере «Вопросов литературы» (С. 171).

Ветловская В. Е. Pater Seraphicus // Достоевский. Материалы и исследо вания. Т. 5. Л.: Наука, 1983.

Св. Франциск Ассизский. Сочинения. С. 275;

Самарина М. С. Франциск Ассизский и его наследие. С. 105, 115.

Изменение имен. Франциск Ассизский и путешествие за верой Надо сказать, что первые книги о Франциске на русском языке и тем более первые переводы его сочинений и знаменитых «Fioretti»

(«Цветочков») стали появляться в России уже после смерти Достоев ского;

но Достоевский мог быть знаком со всем этим комплексом идей не только через семью историка Сергея Михайловича Соловьева и его сыновей Владимира и Михаила, живо интересовавшихся судьбой Фран циска, почитавших его и даже предполагавших писать его биографию, но и, как указывает В. Ветловская, через книги французских авторов, в частности А. Ф. Озанама;

писал о Франциске и Ренан408. Кроме того, добавлю, первые францисканцы появляются в России еще в XIII веке, а в Москве — в начале XVI века, затем — вместе с войском Лже димитрия и Марины Мнишек, потом — во главе различных католи ческих миссий, а в царствование Петра Первого уже открывают свой монастырь. В годы молодости Достоевского в России уже было около 200 францисканских монахов409, так что, в общем, информации о фран цисканских идеях было немало. Но главное даже не в этом. О многих типах человеческого поведения и отношения к Богу Достоевский знал и без олицетворения их в конкретных исторических личностях. Но изу чение судеб этих личностей и их идей нужно нам, чтобы лучше понять Достоевского.

Рассуждая о романе «Дон Кихот», П. Бицилли пишет: «Святость неразлучна с деятельностью, то есть с борьбой. Это — новая кон цепция». Вспоминая далее о замене гетевским Фаустом Слова на Дело («вначале было Дело») при переводе Евангелия от Иоанна, он утверж дает: это начало нового европейского мироощущения, продолжением были Лютер и Кальвин, отвергавшие монашество. «Не созерцать веч ные истины, дабы открывать людям, как им следует поступать, чтобы жить сообразно с законами Бога и Природы, но совершенствовать об щественную организацию, как механизм, выполняющий полезную ра боту... в основе всех этих построений лежит вера в возможность раз и навсегда организованной человеческой жизни», а «среди атри бутов Божества на первое место ставится иррациональная, непости­ Августин (Никитин), архимандрит. Св. Франциск Ассизский в рус ской культуре // Христианство и русская литература. Сб. 4. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН. СПб.: Наука, 2002. С. 498, 499;

Ветлов­ ская В. Е. Pater Seraphicus. С. 165—166.

Св. Франциск Ассизский. Сочинения. С. 39—47.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.