авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН на правах рукописи Воробьев Денис Валерьевич ...»

-- [ Страница 5 ] --

Campisi J. The Neets'aii Gwich'in in the Twentieth Century // Anthropology, history, and American Indians: Essays in honor of William Curtis Sturtevant. Smithsonian Contributions to Anthropology, M.L. Merrill and I. Goddard, editors. Smitsonian Inst. Press, Washington D.C., 2002. N 44. P. 163.

Petitot E. Quinze ans sous le cercle polaire. Mackenzie, Anderson, Yukon. P., 1889. P. 192.

Ф.П. Врангель видел у атна V образные загоны из жердей, которые иногда простирались на десять верст. Они использовались для загона оленей, если миграция стада проходила в тот момент, когда водоемы еще не освободились ото льда. В отличие от северного Лабрадора в северо-западной Канаде лось заходит намного севернее, он встречается на севере Аляски, в бассейне р. Маккензи и проникает севернее полярного круга. Естественно, атапаски охотились и на него.

Г. И. Дзенискевич отмечает у атапасков внутренней Аляски охоту на карибу и лосей во время их сезонных миграций. 77 Иногда, как мы выяснили, лоси тоже совершают сезонные миграции, но их протяженность, стабильность и число участвующих в них особей не идут ни в какое сравнение с аналогичными показателями миграций карибу. Характерным примером миграции лосей может служить их переход с р. Таз на р. Енисей в Сибири. Согласно наблюдениям и опыту охотников-эвенков, в октябре-ноябре стада лосей, иногда насчитывающие десять-двенадцать голов, каждый год проходят по тайге вдоль южного берега Малого Советского озера, направляясь с Таза на Турухан. Весной они возвращаются обратно. Помимо «ходового» лося охотники выделяют местного лося, который не совершает таких переходов, а постоянно остается на своем кормовом участке. Следовательно, упоминание в качестве добычи при массовых коллективных сезонных охотах в одном ряду карибу и лося вряд ли можно считать справедливым.

Безусловно, это относилось только к карибу, тогда как охота на лося велась преимущественно индивидуальными методами, не имевшими столь тесной корреляции с сезонами года. В подтверждение своего положения Г. И. Дзенискевич приводит рисунок, датируемый 1869 годом, на котором изображен индеец в каноэ, бьющий ножом плывущее животное, действительно больше похожее на лося, чем на карибу. На мой взгляд, здесь не идет о речь о коллективной сезонной охоте. Охотникам удалось обнаружить группу лосей, переплевывающих водоем. Не имеет значения, проходные Врангель Ф.П. Обитатели северо-западных берегов Америки // Сын Отечества. 1839.

Т. 7. С. 52.

Дзенискевич Г.И. Атапаски Аляски. Очерки материальной и духовной культуры.

Конец XVII – начало ХХ века. Л., 1987. С. 17.

ПМА. 1999.

Дзенискевич Г. И. Указ. соч. С. 23.

это животные или местные. Они, безусловно, воспользуются этим удобным случаем, чтобы их добыть.

Массовая сезонная охота на дикого северного оленя в Евразийской Субарктике подробно проанализирована в монографии Ю.Б. Симченко, который рассматривает ее как один из основных компонентов реконструируемой им культуры дооленеводческой культуры охотников на оленей Северной Евразии, представлявшей собой единое культурное и лингвистическое (уралоязычное) пространство. 80 Думается, если взять за критерий сходства только систему природопользования, проигнорировав этническое родство, то правомерно будет продлить это пространство и в тундрово-лесотундровые области Нового Света. Наскапьен – палеокультура охотников на карибу в Квебеке имеет множество общих черт с дооленеводческой культурой охотников на оленя Ю.Б.

Симченко, хотя и возникших, вероятней всего, конвергентно.

Ю.Б. Симченко подробно проанализировал множество описаний очевидцами поколок – промысла оленя на воде в разных регионах Евразийской тундры и пришел к выводу о единообразии тундровых способов охоты по всему Крайнему северу Евразии.

Я в свою очередь отмечу, что если сравнить примеры, приведенные Симченко с примерами тундровых приемов охоты в Канаде, то единообразие четко прослеживается и в этом случае.

Согласно Ю.Б. Симченко, поколки у нганасан производились весной и осенью.

Выйдя на места поколок, люди вставали лагерем в некотором отдалении от них.

Охотничий коллектив состоял из 8 – 10 мужчин с семьями. Когда стадо подходил в воде, охотники находились в засаде. Когда большая часть стада оказывалась в воде, 5 – 6 наиболее сильных охотников выходили на лодках, каждый из них имел копье. Они заплывали в гущу стада и старались нанести удар животным за линию ребер. Остальные участники охоты подбирали туши в воде и буксировали к берегу. 81 Кроме того, нганасаны практиковали «искусственные поколки», когда охотники, используя рельеф местности, сооружали «загородь» из шестов с прикрепленными к ним крыльями птиц или шкурами, развевавшимися на ветру (махавками). «Загородь» делалась в форме острого угла, заканчивающегося рекой или озером. Часть охотников гнала оленей в Симченко Ю.Б. Культура охотников на оленей Северной Евразии. М., 1976. С. 279.

Там же. С. «загородь», а другие поджидали их, спрятавшись у ее концов. Когда животные входили в воду, охотники начинали поколку. Сходные, по сути своей коллективные методы охоты на оленей коренным населением Западной Сибири в XVIII в. описаны В.Ф. Зуевым. По одному способу, в тундре (открытом месте) с наветренной стороны ставят шесты с привязанными гусиными крыльями (махавками), а затем такие же сооружения ставят с подветренной стороны - олени чувствуют запах человека, бегут, натыкаются на другие "махавки".

Чуть дальше ставят изгородь в виде цепи нарт, а за ними люди, пугающие оленей, а с другой стороны стрелки (варданы). Олени бегут вдоль «махавок», из-за нарт люди выскакивают и направляют оленей на стрелков. Другой похожий способ состоит в том, что, заметив стадо, промысловики «махавки» и санки ставили вокруг какой-либо сопки и оставляли проход к возвышенности. Олени забегали в проход и бегали вокруг холма, а охотники тем временем их отстреливали из луков. Не трудно заметить, что сходство в методологии промысла, а Америке и Евразии прослеживается довольно явственно. Более того, на таежно-тундровых пространствах Сибири можно обнаружить территории и этнические группы с достаточно четко, также как и на полуострове Лабрадор, выраженными ареалами лося и дикого северного оленя / карибу. Ситуация, очень похожая на лабрадорскую, на мой взгляд, прослеживается в северо-восточных областях Сибири – территориях осваиваемых юкагирами.

Основным объектом охоты у верхнеколымских юкагиров, также как и в бореальных лесах Лабрадора, был лось. Это, как было уже показано, вполне естественно для таежных областей, а территория расселения данной группы юкагиров как раз располагалась в тайге по рекам Крокодон и Ясачная – притокам Колымы. Более того, наиболее распространенными важным для жизнеобеспечения способом охоты являлся промысел весной по насту. Охотник преследовал лося на лыжах с собакой. Наст не выдерживал тяжелого зверя, который проваливался при передвижении и ранил ноги об острую ледяную кромку. 84 В. И. Иохельсон также отмечает, что основным объектом охоты у юкагиров был лось, подчеркивая беззащитность этого животного перед Там же. С. Зуев В.Ф. Указ. соч. С. 77.

Туголуков В.А. Кто вы, юкагиры? М., 1979. С. 50-51.

преследователем на лыжах при глубоком снеге. 85 Таким образом, преобладающий здесь способ охоты на лося идентичен тому, что был особенно широко распространен у алгонкинов Лабрадора.

По словам этого автора, в прежние времена лосей было так много, что юкагиры даже могли пренебрегать охотой на диких оленей. 86 Полагаю, ставить вопрос в таком ракурсе не совсем верно. Юкагиры верхней Колымы, конечно же, не пренебрегали охотой на дикого оленя. Просто совокупность условий лесной среды их обитания делала охоты на лося более доступной и целесообразной.

Нижнеколымские юкагиры, жившие в тундре, напротив, охотились на дикого оленя. Соответственно, способы охоты здесь были иными, соответствовавшими тундре и образу жизни оленя. В. А. Туголуков отмечает, что массовые охоты на мигрирующих оленей проводились два раза в год осенью и весной при переправах многотысячных стад через реки. При этом места «поколок» были постоянные из года в год. Одно из таких мест «Красный берег» между реками Белая и Юкагирская – притоками р.

Анадырь. Эта охота велась усилиями многих людей и была четко регламентирована. За несколько дней до подхода стада охотники готовили укрытия, маскировали лодки (ветки) и высылали разведчиков, следивших за стадом. Охота начиналась только тогда, когда передовой олень в стаде выходил на противоположный берег. Тогда уже не было угрозы, что олени повернут назад. Тогда охотники выходили на «ветках» из укрытий и кололи плывущих животных копьями. Другие участники охоты вылавливали плывущие туши, третьи убивали зверей на берегу и на мелководье. Группе охотников часто удавалось добыть более тысячи животных. Такая охоты называлась здесь охота «на плаву». Этот сезонный разовый промысел позволял сделать долговременные запасы провизии и являлся важнейшим компонентом системы жизнеобеспечения тундровых групп. Когда в XIX в. изменились пути миграций оленя, проходившие через реки Омолон и Большой и Малый Анюй, а число оленей сократилось, жившие здесь юкагиры Иохельсон В. И. Юкагиры и юкагиризированные тунгусы / Памятники этнической культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Новосибирск, 2005. Т. 5. С. 548.

Там же.

Туголуков В.А. Кто вы, юкагиры … С. 52-54.

умерли от голода, а оставшиеся переселились в русские селения на Колыме. 88 Видимо, остальных компонентов природопользования оказалось попросту недостаточно для поддержания системы жизнеобеспечения в стабильном состоянии.

*** Итак, ареал лося – это, как правило, генерализованная система природопользования, индивидуальная охота скрадом, суть которой состоит в том, что охотник должен выследить животное и подобраться к нему на расстояние выстрела незамеченным, или загон по насту весной. Ареал карибу – это, напротив, коллективные методы охоты, способствующие очень большой в количественном отношении добычи, но единовременной. Сезонный характер промысла во время миграции большого количества животных (весна и осень), следствием чего является цикличность ритмов природопользования. Сразу много добыли, а затем охотничья активность замирает.

Методы – поколки при переправах через водоемы, использование изгородей для загона туда оленей. Практиковались и различные разновидности охоты преследованием, но по своей важности для жизнеобеспечения они существенно уступали первым двум массовым методам.

В связи с этим возникает вопрос. В чем же заключается единообразие бореального культурно-экологического типа, представленного во всей субарктике Нового и Старого Света, в которую входят и таежные, и лесотундрово-тундровые территории, если между тайгой и тундрой прослеживаются столь существенные различия? Ответ на этот вопрос я попытаюсь дать в следующем параграфе.

§ 2. Отсутствие четкой границы между ареалами лося и карибу и взаимодействие двух адаптивных стратегий Иохельсон В. И. Указ. соч. с 549.

Ареалы карибу и лося в Субарктике, безусловно, существуют, но при этом рассматривать их как два абсолютно разных универсальных типа деятельности человека в сфере природопользования также будет неправомерно.

Образ жизни северного оленя не ограничивается одними осенне-весенними миграциями. В качестве наглядного примера можно привести следующее утверждение В.И. Иохельсона, хотя и относящееся к оленеводческой практике, но при этом важное и для нас: «Мы видим, что знакомство с «оседлыми» оленеводческими хозяйствами в корне меняет представление об олене как о прирожденном мигрирующем животном, которое невозможно содержать в условиях ограждения». 89 В результате возникает вопрос, если северный олень может и не совершать миграции, а размеренно и возможно даже хаотично перемещаться по кормовым территориям, то не ставит ли это под сомнение выводы, сделанные в первом параграфе этой главы?

Существуют многочисленные данные и свидетельства об охоте на небольшие стада карибу, насчитывающие в среднем около десяти голов, а также на одиночных животных. Такая охота не зависит от кратковременного периода миграций и соответственно от времени года. Предпочтение в качестве основных охотничьих сезонов отдавалось зиме-весне и осени-зиме, но она вполне могла вестись круглогодично. Предположим, что способы и методы охоты на таких карибу должны быть типологически сходны с теми, что применялись во время охоты на лося. В то же время, они, предположительно, должны существенно отличаться от стратегии, тактики и методов массовой сезонной охоты на мигрирующих карибу. Хотя, по причине видовой близости объекта охоты, нельзя исключать и некоторые возможные элементы сходства.

Исследователи, как биологи, так и этнографы, не раз обращали внимание, что карибу/северный олень в зависимости от мест обитания обладает значительными вариациями по размеру, масти и особенностям поведения. Помимо совершающих протяженные сезонные миграции большими стадами тундровых карибу/северных оленей существуют еще и более крупные лесные карибу/северные олени, которые не совершают столь протяженных и продолжительных миграций, не сбиваются в большие стада и держатся в области лесотундры и тайги. Это, наверняка, обусловливало Иохельсон В. И. Указ. соч. С. различия в охоте на карибу/северного оленя у разных групп населения бореальных территорий, а, следовательно, и различия в образе жизни в целом.

Тундровой и лесной карибу/северный олень часто рассматриваются как два самостоятельных подвида в работах исследователей как Старого, так и Нового Света. В частности это было характерно для канадских биологов, охотоведов и натуралистов конца XIX - начала ХХ веков. Применительно к карибу региона Квебек-Лабрадора эта позиция четко прослеживается в трудах Ж.М. Ле Муана и А. де Пьюжалона.

А. де Пьюжалон четко разделял два подвида карибу - крупный лесной карибу (caribou des bois) (Tarandus Rangifer - gray) 90 и более мелкий карибу открытых пространств или северный карибу (карибу Баррен-Граунд) (caribou des plaines ou caribou du nord) (Tarandus arcticus). 91 В более ранней работе Ж. М. Ле Муана также упоминаются различия на уровне подвидов между лесным карибу (caribou des bois) (Tarandus hastilis) и карибу открытых пространств (caribou des champs) (Tarandus arcticus). Современные биологи выделяют в Америке четыре подвида карибу. «Rangifer tarandus groenlandicus образует большие стада в материковой тундре Северо Западных территорий, Нунавута и Баффиновой земли. Лесной подвид (R. t. caribou) распространен отдельными изолированными группами в пределах обширной зоны североамериканских бореальных лесов от южной части Юкона до Лабрадора и Ньюфаундленда …По своей экологии и по поведению он сходен с R. t. groenlandicus. В северном Юконе и на Аляске обитает карибу Гранта (R. t. granti), а на арктических островах карибу Пири (R. t. Pearyii)». Говоря о лесном карибу, де Пьюжалон определял ареал наиболее плотного его распространения в Квебеке от реки Сен-Морис до Блан Саблон, 94 то есть от северного берега реки Св. Лаврентия и по преимуществу до северных границ бореальной тайги Puyjalon, H. de. Op. cit. P. 61.

Ibid. P. 66.

LeMoine J.M. Op. cit. P. 47.

Кофинс Г., Рассел Д. Северная Америка // Ульвевадет Б. (ред.), Клоков К. (ред.) Семейные основы оленеводческо-промыслового хозяйства. Состояние и управление популяциями дикого северного оленя/карибу. Арктический Совет 2002-2004. Тромсё, 2004. С. 22.

Puyjalon, H. de. Op. cit. P. 65-66.

(бореального леса) и частично унгавского леса (северной тайги - лесотундры). Ж.М. Ле Муан отмечает, что лесной карибу обитает на Лабрадоре и совершает миграции в меридиональном направлении на юг до Новой Шотландии. Географический ареал его распространения охватывает остров Ньюфаундленд, север штата Мэн, оба берега реки Св. Лаврентия, "а на Лабрадоре встречается большими группами (стадами) (bandes) в бескрайних безлюдных лесах". 95 Итак, лесного карибу можно встретить по всему таежно-лесотундровому Лабрадору, как на юге, так и на севере региона. Под большими группами, вероятно, следует подразумевать стада размером от нескольких особей до нескольких десятков голов, характерные для этого подвида.

Тундровой карибу, согласно Ле Муану, Проводит зиму на возвышенностях в северной тайге, а весной мигрирует к океанскому побережью, куда самки для отела приходят в мае, а самцы несколько позже, обратно на юг они возвращаются в сентябре. Касаясь образа жизни и повадок лесного подвида карибу, де Пьюжалон отмечает, что за исключением старых одиноких самцов лесной карибу держится достаточно большими стадами. 97 Повадки значительно более мелкого арктического карибу де Пьюжалон оценивает как сходные с повадками лесного карибу, но только модифицированные суровым климатом высоких широт и многочисленными хищниками. Это заставляет тундровых карибу на лето покидать леса и возвращаться туда к зиме. Чтобы избежать многочисленных врагов, они сбиваются в стада, насчитывающие иногда несколько тысяч особей. Безусловно, суровый северный климат и хищники не являются единственными и тем более основными факторами скопления тундровых карибу в гигантские стада и совершения двух сезонных миграций. Говоря о сходстве образа жизни и повадок лесного и тундрового подвидов, где единственным базовым различием служат сезонные миграции больших стад тундровых карибу, де Пьюжалон на деле обращает внимание на важнейшее отличие одного подвида от другого, которое позволяет как раз говорить о существенных различиях в их образе жизни, формирующих различия в LeMoine J.М. Op. cit. P. 48.

Ibidem.

Puyjalon, H. de. Op. cit. P. 62.

Ibid. P. 66-67.

природопользовании групп, практикующих охоту на один или на другой подвид. Стада лесных карибу в среднем в двадцать-тридцать голов, названные данным автором большими, по сравнению с тысячными скоплениями особей тундрового подвида оказываются на деле именно небольшими. Несмотря на видимое сходство, представляется очевидным, что приведенные Пьюжалоном сведения как раз говорят о существенной разнице в образе жизни и поведении двух подвидов карибу.

Северный/тундровой совершает массовые сезонные миграции, сбиваясь на этот период в большие стада, тогда как лесной карибу рассредоточено держится небольшими стадами в лесах и совершает небольшие локальные миграции, а не протяженные ежегодные переходы с севера на юг осенью и обратно весной по, как правило, неизменным маршрутам, напоминая по образу жизни больше лося, нежели тундрового карибу.

Согласно А. де Пьюжалону, предположительно существует и третий промежуточный подвид карибу, который уступает по размерам лесному карибу, но превосходит в этом карибу Баррен-Граунд. "Эти животные изобилуют в северных областях по соседству с реками Сент-Огюстен, Эскимосская и. т. д. Я полагаю, что он мало выходит на север от 57-й параллели". 99 К сожалению, де Пьюжалон ничего не говорит об образе жизни и повадках этого подвида карибу. По-видимому, речь здесь может идти об известном по евразийским материалам горно-таежном подвиде северного оленя. Этот подвид в начале лета совершает сезонные вертикальные миграции в возвышенные области, а к зиме спускается в низ. По своей экологии и этологии он во многом сходен с лесным подвидом. Указанный ареал обитания этих животных совпадает с территорией Лабрадорского плато. Возможно, также имеется ввиду отдельная популяция лесного карибу.

Применительно к евразийскому арктическому и субарктическому пространству биологи, а вслед за ними и этнографы, обращая внимание на различия в образе жизни мигрирующих и местных животных, также выделяют подвиды лесного и тундрового северного оленя, а иногда указывают и горно-таежный подвид в качестве самостоятельного. Труды биологов о северном олене Евразии подробно проанализированы в работах этнографов, в частности Ю.Б. Симченко и М.Г. Турова, Ibid. P. 68.

которые рассматривали данные этих трудов в контексте культуры охотников на северного оленя и в меньшей степени оленеводов. Поэтому в своей работе я не буду обращаться к исследованиям биологов, а ограничусь трудами этнографов.

М.Г. Туров отмечает, что лесной олень ведет намного менее подвижный образ жизни, чем тундровой. Он не совершает массовых протяженных миграций и держится небольшими группами или одиночно, а не сбивается в большие стада. С его точки зрения именно это позволяло таежным эвенкам оставлять стада домашнего северного оленя на вольном выпасе более чем на сутки, тогда как оленеводы тех территорий, где обитал тундровой олень, не могли этого себе позволить. Данное высказывание можно понять двояко. Либо доместицированные олени таежных групп были одомашнены на основе лесного дикого северного оленя, либо лесные олени, в отличие от тундровых, не представляют опасности для оленеводства, так как не уводят за собой домашних оленей. Не углубляясь в подробности окончательно не решенного до сих пор вопроса о происхождении домашнего оленеводства, отмечу, что приведенное выше выказывание хорошо иллюстрирует различия в образе жизни тундрового и лесного подвидов северного оленя и отражает некоторое поведенческое сходство последнего с лосем.

Согласно точке зрения Турова, горно-таежный и тундровой подвиды северного оленя близки. Лесной отличается от них степенью оседлости, по показателю стадности и межсезонного стациального расселения. У лесного подвида высокая степень оседлости. Молодняк ведет почти оседлое существование. Миграции по протяженности не превышают 100-150 километров, стада имеют аморфный характер. 101 В подобных обстоятельствах стратегия охоты, а вслед за ней и общая стратегия природопользования охотников на лесного оленя соответствует ареалу лося.

Ю.Б. Симченко, напротив, рассматривал лесной и горно-таежный подвиды как сходные в сфере этологии и образа жизни, тогда как тундровой северный олень, совершающий сезонные массовые миграции, в этом плане существенно отличается от первых двух. Миграции лесных и горных оленей не отличаются большой протяженностью и происходят у первых между горными хребтами или долинами рек в Туров М.Г. Указ. соч. С. 119.

Туров М.Г. Указ. соч. С. 37.

пределах лесной зоны, а у вторых летом к вершинам гор, а зимой ниже, к границе леса.

Тундровые олени совершают протяженные сезонные миграции в меридиональном направлении летом из леса в тундру, а зимой из тундры в лес. Маршруты миграций, как правило, остаются неизменными. Этим они существенно отличаются от лесных. 102 В данном случае, на мой взгляд, более близкой к истине следует признать позицию Симченко.

Точных сведений о горно-таежном подвиде в Канадской Субарктике мне обнаружить не удалось, но не исключено, что он присутствует на Лабрадоре, в возвышенной северо-восточной его части и являет собой промежуточный подвид А. де Пьюжалона. Однако это не представляет существенной помехи для данной работы, поскольку его поведение во многом соответствует поведению лесного подвида, а, следовательно, и способы охоты на него будут сходными.

Когнитивные знания представителей охотничьего населения евразийской Субарктики также включают в себя достаточно четкое разделение диких оленей на местных и ходовых. По сути, это не что иное, как лесной и тундровой подвиды. В ряде диалектов и говоров эвенкийского языка для ходового (мигрирующего) мелкого по сравнению с лесным тундрового оленя существуют специальные названия мелеле, мелан. 103 Эвенки севера Туруханского района Красноярского края рассказывали автору это этой работы о миграции тундровых оленей, произошедшей в середине 90-х гг. ХХ.

в. «В тундре лед большой был, мелеле сюда приходили. Это морские ходовые низкорослые дикие. Они на местного дикого не похожи. Худые пришли - жирные ушли.

Смешались с нашими, и теперь у нас олени хуже стали». 104 Ежегодные миграции стад в этот регион из тундры в настоящее время не характерны, в то время как промысел местного (лесного) дикого оленя распространен там довольно широко.

В свете всего вышесказанного просто напрашивается противопоставление двух подвидов северного оленя. Если мелкие тундровые олени идут большими стадами, то местные дикие не совершают массовых сезонных миграций, а держатся небольшими Симченко Ю.Б. Культура охотников … С. 74-75.

Мыреева А.Н. Эвенкийско-русский словарь. Эведы-лучады турэрук. Памятники этнической культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 2004. Т. 3. С. 358.

ПМА. 1999. Сообщение В.Н. Сайготина.

стадами (в среднем около десяти голов) в тайге и в лесотундре. Соответственно, способы охоты на тех и других различны.

* * * Итак, существуют два основных подвида северного оленя (тундровой и лесной).

Эти подвиды существенно различаются по образу жизни и особенностям поведения.

При этом повадки лесного подвида имеют некоторое сходство с повадками лося. В свою очередь, различия в образе жизни и обитание по преимуществу в разных природно-климатических зонах (тайга и тундра) обусловливают различные способы охоты на лесного и тундрового карибу/дикого северного оленя. Способы охоты на лесного карибу должны иметь некоторое сходство со способами охоты на лося и отличаться от способов охоты на тундрового карибу. Это обстоятельство представляет для данного исследования особую важность, поскольку в данном случае способы охоты выступают в качестве индикаторов, влияющих на стратегию адаптации человека к условиям среды и характер освоения территорий. Как было показано в предыдущем параграфе, две различные вариации экологической культуры в таежно-лесотундровой зоне, видимо, наиболее удобно маркировать как «ареал карибу» и «ареал лося». Чтобы дать ответ на поставленный нами вопрос о правомерности вычленения этих ареалов при условии существования лесного карибу/дикого северного оленя, необходимо подробно рассмотреть способы охоты на него.

А. де Пьюжалон, говоря о лесном подвиде, упоминал следующие способы охоты на карибу, распространенные среди канадских охотников: «с ружьем, с собаками, ловушками ( l'attrape), на зов (au cri) (подманивание имитацией звука, издаваемого самцом во время гона или животным противоположного пола? – Д.В.), петлями, иногда даже [ловчими] ямами, когда почва пригодна для этого». Нетрудно заметить, что почти все перечисленные способы, возможно, за исключением в некоторых случаях, но далеко не во всех, ловчих ям, имеют индивидуальный характер и применяются в таежной зоне для охоты на лося, но не для массового сезонного промысла карибу. Естественным исключением является приведенная здесь достаточно поздняя охота с ружьем, которая может быть характерна Puyjalon, H. de. Op. cit. P. 65.

как для тайги, так и для тундры. По сути, при отсутствии авторских уточнений охота с ружьем представляет собой не отдельный способ, а различные способы, при которых в качестве орудия промысла выступает огнестрельное оружие.

Остается не до конца понятным, что представляет собой в отношении карибу охота на зов. Если речь идет об имитации охотником крика животного во время гона, то этот способ традиционно применялся при охоте на лося, тогда как сведений об использовании его в охоте на северного оленя/карибу я не встречал. По всей вероятности, этот способ, в отличие от промысла лося, вовсе не пригоден для охоты на северного оленя. В различных регионах Евразийской Субарктики самцов дикого северного оленя охотники подманивали с помощью домашних оленей. По рассказам охотников, дикие олени часто сами подходили к домашним, чтобы сразиться. 106 Если данное предположение все-таки справедливо, то тогда добыча и карибу и лося производится абсолютно идентичным методом, что противоречит критериям выделения двух ареалов.

Способы охоты на лесного карибу, описанные Ж.М. Ле Муаном больше соответствуют условиям тайги, чем тундры. Если животное вспугнуть, охота будет неудачной, но «застигнутый во время сна он погибает от пули, издалека выпущенной индейцем, который умеет подползти бесшумно, словно змея". 107 Не трудно заметить, что речь идет о классической охоте скрадом – важнейшей характерной черте ареала лося. Естественно, в лесу, где больше укрытий, а, следовательно, и возможностей для скрада, нежели на открытом месте в тундре, этот метод наиболее целесообразен Говоря о способах охоты на карибу Баррен-Граунд, Ле Муан обрисовал прямо противоположную картину, что позволяет четко разграничить лесные и тундровые способы охоты. «Индейцы» - пишет он: «устраивают им (тундровым карибу - Д.В.) невероятное избиение. Одна семья уничтожает их до двух трех сотен за период в несколько недель, посредством расставленных сетей (силков?) (lacets tendue), стрел;

иногда только для того, чтобы отведать один только язык». 108 Здесь отражена тундровая стратегия природопользования, когда за сравнительно короткий период времени производится массовая добыча оленей, возможная только при условии ПМА. 1999. Сообщение В.Н. Сайготина.

LeMoine J.М. Op. cit. P. 49.

Ibid. P. 47.

присутствия больших многочисленных стад, а затем наступает спад промысловой активности. По всей вероятности, речь здесь идет о растянутых на значительной площади сетях, либо о петлях, установленных в охотничьих изгородях, но не о силках или каких-либо единичных ловушках для пассивной охоты, куда отдельное животное попадает само. В растянутые же на большой протяженности сети или изгородь имелась возможность коллективными усилиями загнать сразу много оленей из большого стада.

В то же время Ю.Б Симченко полагал, что промысел загоном тундровых оленей в сети появился достаточно поздно, так как такая охота могла быть эффективна только в том случае, когда загонщиками бывают охотники на оленьих упряжках. Далее Ж.М. Ле Муан упоминает еще один очень интересный для тундрового региона способ. Если первые способы можно отнести к охоте на стадных животных, то второй, по логике, должен был бы применяться как раз в лесу: «Индеец, покрытый шкурой карибу, крадется ползком, имитируя хорканье животного. Неразумный олень приближается, чтобы посмотреть и, словно в наказание за свое любопытство, получает острую стрелу». 110 Этот факт представляет большой интерес в контексте применения жителями тундры индивидуальных способов охоты скрадом. Таким образом, люди ареала карибу также использовали охотничьи приемы (некоторые варианты индивидуального скрадывания), характерные, казалось бы, для ареала лося.

Более того, приведенный выше способ, на мой взгляд, типологически сходен с охотой при помощи оленя-манщика, которая была широко распространена в тундрах Сибири, но отсутствовала в Канаде, где не наблюдается даже вероятных зачатков приручения карибу. Когда охотник для маскировки на охоте надевает на себя шкуру карибу, и когда он прячется за живым прирученным оленем – это явления одного и того же порядка.

Думается, что второй способ вполне мог развиться из первого. Таким образом, в тундре (ареал карибу), где намного сложнее воспользоваться естественным укрытием, нежели в условиях лесного ландшафта, в процессе скрадывания человек использовал методы искусственной маскировки. Одновременно эти методы вполне могли применяться и насельниками лесов, если животные располагались на открытом пространстве. В Симченко Ю.Б. Культура охотников на оленей … С. 95.

LeMoine J.М. Op. cit. P. 48.

частности, это зафиксировано у индейцев Калифорнии. 111 Показательно также то, что лесные методы охоты применяются для добычи не лесного, а именно тундрового карибу. В то же время мои недавние полевые данные вообще опровергают саму возможность способа охоты, при котором человек скрадывает карибу/дикого оленя, прячась под шкурой животного этого же вида. Так, на мой вопрос, охотились ли таким образом раньше, старый эвенк-охотник из поселка Чиринда (север Красноярского края) ответил: «Нет, так никогда не охотились. У дикого и человека шаг разный. Дикий сразу поймет, что это человек». 112 Другой охотник, независимо от первого информанта, высказал аналогичное мнение, даже употребив при этом идентичные слова: «У человека шаг другой. Олень сразу всё поймет». 113 Это обстоятельство ставит под сомнение достоверность свидетельства Ле Муана и заставляет относиться к нему с осторожностью.

Из всего сказанного здесь следует, что и в случае с тундровым карибу охота не всегда носила коллективный характер. Соответственно, от охотника из «ареала карибу»

вполне могли потребоваться такие же знания, адаптивные навыки и умение, что и для охотника из «ареала лося».

Для ареала карибу на Лабрадоре характерно ландшафтное разнообразие от безлесной тундры до достаточно лесистых областей северной тайги. Данное обстоятельство накладывало некоторый отпечаток на экологическую культуру осваивающих их групп инну, несмотря на внешнюю культурную монолитность.

Особенности природопользования, предпочтения одних способов охоты другим могли даже выступать в качестве одного из критериев представлений и стереотипов одних групп о других. Так, наскапи из группы Дейвис-Инлет рассказывали У. Д. Стронгу о своих южных соседях из группы Норт-Уэст-Ривер, что они хорошо умеют охотиться на карибу в лесу, но, в отличие от них самих, не умеют это делать на открытой местности. 114 Обе эти группы принадлежат к «ареалу карибу», а осваиваемые ими угодья располагаются в области лесотундры. Однако в районе Дэйвис-Инлет Русская Америка по личным впечатлениям миссионеров, землепроходцев, моряков, исследователей и других очевидцев. М., 1994. С. 295.

ПМА 2009. Сообщение Х.А. Баягира.

ПМА 2009. Сообщение В.Г. Трофимова.

Labrador Winter….. P. 117.

преобладают открытые пространства, а в Норт-Уэст-Ривер таежные ландшафты можно увидеть чаще. Охоту в лесу, по причине относительного разнообразия возможностей для охотника остаться незамеченным, целесообразно вести скрадом. Такая охота требует индивидуального выслеживания.

«Хроники охот» Матьё Местокошо без преувеличения можно назвать ценнейшим источником, проливающим свет на весь комплекс взаимоотношений по схеме человек карибу. Его автобиографические рассказы, датированные 20-ми - 30-ми гг. ХХ в., опубликованы под очень удачным и соответствующим содержанию названием "Охотничьи хроники одного монтанье из Мингана". По воспоминаниям старого охотника, инну Мингана почти весь год охотились на карибу, не считая короткого летнего пребывания в поселке. За охотничий сезон они совершали кочевания от Мингана до Норт-Уэст-Ривер и обратно. 115 Рассказы об этих кочеваниях представляют собой непрерывную цепь повествований об охотах на карибу. Интересная особенность этих рассказов – отсутствие коллективных охот на карибу. Все они ведутся индивидуально или усилиями нескольких охотников, но методы, которыми ведется охота, не требуют обязательного кооперирования людей. Постоянно упоминаются выслеживание – сначала охотники находят след и идут по нему. При удачном стечении обстоятельств они могут добыть много животных, но здесь есть важное отличие от цикличной стратегии массовой сезонной охоты. Промысел ведется непрерывно. Люди выходят на промысел почти каждый день. Они постоянно пребывают в поисках карибу.

Приведу одно из воспоминаний Матьё Местокошо: «Все это время мужчины далеко преследовали карибу. Мы следовали по следам стад, таща наши тобогганы.

Хорошо, когда найдешь один след, но идти по нему нелегко. Карибу много передвигаются. Часто попадалось несколько следов по всем направлениям. Тогда нужно было решаться. Преследование длилось несколько дней. По вечерам мы разделяли работу. Одни ставили палатки и разбивали лагерь. Другие отправлялись следить за тем, что делали карибу. Я предпочитал именно это, даже если это требовало долгого пути.

Bouchard S. Chroniques de chasse d'un Montagnais de Mingan. Srie cultures amerindiennes. Ministиre des Affaires culturelles. Qubec, 1977. P. 115.

Случалось, что разведчики замечали карибу в конце своего пути вечером. Тогда они возвращались в лагерь и сообщали новость остальным. Мы ожидали завтрашнего дня, чтобы убить карибу.

В этот раз мы добыли сорок шесть карибу. Мы были очень довольны этой охотой, потому что она надолго обеспечила нас мясом. Мы расчленили карибу, удалили кровь и закопали в снег. … Потом мы свернули палатки, чтобы вернуться к нашим семьям. … все были счастливы, узнав эту новость.

Мы все переместились на место нашей охоты. Мы оставались там месяц. Мы охотились на оплачиваемых (пушных – Д.В.) животных, теперь, когда карибу были мертвы. У нас были большие запасы мяса, и все шло хорошо. Это было хорошее время». Охотники добыли сорок шесть карибу за одну охоту. Это много, даже, несмотря на то, что при сезонных охотах во время миграций стад добывалось намного больше.

Однако здесь мы сталкиваемся не с разовой тундровой стратегией ожидания мигрирующего стада, а с лесной методологией перманентной охоты с особо важной ролью выслеживания животных. Изложенные события разворачивались в «ареале карибу», тогда как, согласно выдвинутому мной в предыдущем параграфе этой главы предположению, такая стратегия является характерной чертой природопользования в «ареале лося». Сама сущность преследования животных в данном случае состояла не загоне их до изнеможения, а в умении разбираться в следах и искусстве найти по ним животное. Небольшие мобильные охотничьи единицы в виде семьи или двух-трех семей постоянно перемещались в поисках карибу. В январе, когда, по данным многих исследователей, таежные охотники промысел не ведут, инну охотились на карибу. «В январе карибу много перемещаются, и это лучшее время, чтобы искать их следы. Мы мужчины, мы охотились. … Каждый день мы проделывали небольшое расстояние. Мы искали следы карибу». 117 Упоминания о следах, поиске следов, и следованию по ним встречаются в повествовании очень часто. 118 Этот компонент процесса охоты чрезвычайно важен, поскольку является залогом ее успеха. М. Местокошо часто Op. cit. P. 113-114.

Op. cit. P. 108.

Op. cit. P. 36, 54, 64, 93, упоминает о больших стадах, но так как речь идет здесь явно о лесном карибу, на деле их количество не так уж велико. Они держатся дисперсно. «В этом регионе было много карибу, и мой тесть знал это. … Мой тесть обнаружил след большого стада. Их было более тридцати. Мы шли по следу, который был очень широким. Карибу дошли до открытых мест. Жером увидел их издалека на холмах. Но карибу нас заметили и убежали. Три других охотник преследовали их, но я остался на месте, чтобы дождаться тех [карибу], которые вернутся по своим следам. Во время преследования Жером и остальные убили двенадцать карибу.

Я ждал, спрятавшись между двух деревьев. После достаточного долгого ожидания на тропе (на следу) внезапно показались пять карибу. Мне удалось убить их всех. Я был один». 119 Тридцать голов – это действительно большое стадо для лесного карибу, но по сравнению с мигрирующими многотысячными потоками животных это совсем немного. Методология охоты кардинально отличается от ожидания стад на переправах или загоне в корраль. Здесь выслеживание и скрад.

Мозаичность природных условий и видовое разнообразие фауны обусловливали многообразие способов охоты, а значит и возможность выбора стратегии адаптации в каждом конкретном случае.

Известны случаи, когда отдельные локальные группа северных алгонкинов могли одновременно относиться и к ареалу карибу, и к ареалу лося. Так, на западном побережье Гудзонова залива кри группы Аттавапискат осваивали таежные угодья, но в сезон миграции карибу ежегодно совершали охотничьи экспедиции в тундру в районе мыса Генриетта. 120 Согласно Ф.Г. Спеку, в XIX в. у мистассини семьи, жившие в южной части территории группы имели в пользовании личные охотничьи участки, тогда как семьи на севере занимались преследованием стад карибу. Установленная исследователями-биологами граница ареалов распространения карибу и лося не является неизменной константой. Взаимопроникновения двух видов животных на территории друг друга, безусловно, имели место, особенно в областях, прилегающих непосредственно к проведенной границе. В силу разнообразных причин Op. cit. P.63-64.

Cooper J. M. The Culture of the Northeastern Indian Hunters: A Reconstructive Interpretation // Man in Northeastern North America. Andover, 1946. Vol. 3. Р. 292.

Speck, F. G. Montagnais-Naskapi Bands … Р. 592.

как природного, так и антропогенного характера животные могли появляться и затем широко распространяться на территориях, где раньше они не были зафиксированы.

Особенно это касается лосей. Случаи их появления на территориях, где они прежде не встречались, зафиксированы и в Канадской и в Сибирской Субарктике. И это приводило к изменениям в природопользовании людей.

Исследователями отмечено, что условием выживания популяции карибу служит ее пространственное отделение от популяции лося. 122 Однако мобильные группы охотников были способны быстро перемещаться. Достаточно быстро для того, чтобы динамично осваивать оба эти биресурса.

Поль Шарэ, проведя в середине 1980-х гг., социологическое исследование, посвященное охотничьей практике жителей поселков Пакуа-Сипи (Сент-Огюстен), Ромэн, Наташкуан и Минган, выделил охоту на лося, наряду с охотой на карибу и трапперством, в качестве трех базовых занятий. 123 Таким образом, окончательно сбрасывать со счетов охоту на лося также не следует. Исследователями отмечено, что лось стал в широких масштабах проникать в центральные и некоторые северные района Лабрадора сравнительно недавно. Так, в настоящий момент он достаточно широко распространен на Нижнем Северном Побережье в бассейнах рек Сент-Огюстен и Сен Поль. Однако прежде здесь встречались главным образом более многочисленные карибу, стада которых проходили по побережью и долинам крупных рек. 124 Таким образом, до недавнего времени ареалы лося и карибу выделялись более четко. Еще в 20 е - 30 е. гг. ХХ в. лось, видимо отсутствовал в севернее границы своего традиционного распространения. В частности, наглядным тому свидетельством может служить жизнеописание Матьё Местокошо - охотника-монтанье из Мингана. В повествовании регулярно упоминаются охоты на карибу, в то время как упоминания об охоте на лося и о самом этом животном отсутствуют вовсе. Напротив, за охотничий сезон 1983 года в Мингане было добыто сорок два лося и тридцать пять карибу, в Наташкуане двадцать три лося и восемнадцать карибу, в Ромэне восемнадцать лосей и девяносто семь Кофинс Г., Рассел Д. Указ. соч. С. 29.

Charest P. La composition des groupes de chasse chez les Mamit Innuats// http://www.bibl.ulaval.ca/doelic/pul/chap25.html Pintal J-Y. Aux frontires de la Mer: La prehistoire du Blans-Sablon. Collection Patrimoines. Dossiers. Qubec, 1998. P. 8.

карибу. 125 Со времен Матьё Местокошо, который был из группы Мигана, в этой сфере произошли существенные изменения. Только в расположенном северо-восточнее других поселков Ромэне карибу преобладает над лосем.

Применение методов адаптации, характерных для ареала-антипода, отличает не только группы «ареала карибу». Группы «ареала лося» также имели в своем арсенале природопользования, черты, относящиеся более к ареалу карибу. Хотя это, на мой взгляд, проявлялось не так явственно, как в предыдущем случае.

В XIX – начале ХХ в. «лесные бродяги» Онтарио и ряда областей Квебека (бассейн реки Сен-Морис), которые в охотничьей практике, возможно, многое переняли от индейцев, согласно опросам Н. Ля Флера, добывали карибу шомпольным или кремневым ружьем или ставили на него петлю. «Первый способ требует быстроты и внимания, а второй точного знания маршрута животного (когда животное пройдет) и правильного выбора места установки петли!». 126 Несмотря на видимые различия, оба способа обладают одним важным сходством. Они оба рассчитаны на промысел одиночных животных. Петли здесь – это не петли, расставленные в большом количестве в огражденном месте, куда планируется загнать большое стадо карибу. В таком случае, это в большей степени будет активная охота, а не пассивная. Здесь же речь идет именно о пассивной охоте, когда зверь сам попадается в установленную ловушку. Эта стратегия охоты больше характерна для тайги, чем для тундры. Лосей также очень часто промышляли различными петлями. Ловушка удушающего действия, называемая аржибуа (argiboir), представляла собой конструкцию из согнутой живой березы, зафиксированной за сук другого дерева. К согнутой березе крепилась веревка с петлей на уровне голов идущего зверя. Ловушка ставилась на тропе животного. 127 Петля другой конструкции – колле (collet – силок фр.) крепилась к жерди, положенной на сучья двух деревьев, расположенных по разные стороны звериной тропы. 128 Таким образом, способы охоты на лося и карибу здесь почти идентичны. По используемой в Charest P. Les strategies de chasse des Mamit Innuat // Anthropologie et Socits. 1996.

Vol. 20. n 3. P. 122.

Lafleur N. Op. cit. P. 76.

Lafleur N. Op. cit. P. 85-86.

Ibid. P. работе терминологии и классификационным принципам их следует отнести к ареалу лося и рассматривать как пассивные индивидуальные.

Позволю себе сделать небольшое отступление от анализа охотничьей стратегии в контексте двух ареалов с разными системами природопользования и высказать некоторые соображения о соотношении и предпочтении активных и пассивных способах охоты в ряде регионов Канадской и Сибирской Субарктики.

У многих охотничьих групп Сибири зафиксированы способы индивидуальной пассивной охоты, идентичные тем, что были только что рассмотрены. Более того, конструкции ловушек также обладают очень близким сходством. У эвенков Советской Речки такая охота практикуется и в настоящий момент. Один из охотников Л.Б.

Курматов рассказывал мне в ноябре 2004 г., как добыл петлей лося, часть туши которого была подвешена на дереве возле палатки: «Я петлю ставил. На дереве сучки, ветки обрубаешь. На сучок петлю вешаешь на высоте чуть выше роста человека.

Петлю большую надо делать, рассчитать так, чтобы не рогом попал, а за шею.

Ставить надо там, где тропа его (лося – Д.В.)». 129 Данная конструкция, по-моему, сильно напоминает колле канадских «лесных бродяг». В то же время, вызывает интерес игнорирование индейцами Канадской Субарктики пассивных способов охоты на копытных. По крайней мере, мне упоминания об этом встречались крайне редко и носили отрывочный характер. Подтверждением этому, думается, может служить французская, а не индейская терминология, применяемая лесными бродягами по отношению к различным петлям, тогда как многие орудия активного промысла в языке франко-канадцев имеют индейское происхождение. Поэтому высказанное выше положение о заимствовании евро-канадскими охотниками пассивных способов охоты у индейцев требует дополнительных доказательств.

Письменные источники говорят, в основном о различных вариациях активной охоты. Ля Флер утверждает, что все способы охоты на лося, карибу и виргинского оленя были заимствованы лесными бродягами у индейцев. Говоря об этом, Н. Ля Флер ссылается на автора конца XVII в. Л.-А. Ля Онтана, который, по его словам, дал описание применения их индейцами. 130 Ля Онтан, повествуя о своей зимней охотничьей ПМА. 2004-2005. Сообщение А.Б. Курматова и Г.В. Давиндук.

Lafleur N. Op. cit. P. 88.

экспедиции вместе с индейцами, дает подробное описание охоты на лося гоном по снегу. Он отмечает, что если снег твердый и плотный, то его легко можно нагнать после четверти лье преследования, но если снег рыхлый или свежевыпавший, то его придется гнать три-четыре лье, пока собаки не остановят его в наиболее снежном месте. 131 То есть, он дает характерное описание самого распространенного, согласно ранним источникам, способа охоты на лося северными алгонкинами, который был проанализирован в предыдущем параграфе. Далее этот автор вскользь останавливается на летней охоте на виргинского оленя, карибу и лося, которая (это, кстати, еще одно свидетельство в пользу наличия элементов сходства систем природопользования в двух ареалах) ведется одинаковыми способами. Один из них состоял в том, что между двух деревьев на проходе, окаймленном кустарниками, натягивалась веревочная петля, а второй заключался в незаметном подходе к животному с учетом направления ветра. Однако, это, пожалуй, единственное упоминание о приемах пассивной охоты, применяемых северными алгонкинами, которое мне удалось обнаружить в ранних источниках. Безусловно, это обстоятельство вовсе не является доказательством того, что их не существует, но при этом оно свидетельствует о преобладании активных приемов охоты над пассивными.

Л. А. Файнберг писал о промысле американского оленя с помощью поставленных на тропах петель атапасками бассейна р. Макензи. 133 Упоминал он и о петлях, поставленных на тропах карибу северными алгонкинами. 134 Однако эти упоминания единичны. Кроме того, на мой взгляд, речь здесь все-таки должна идти о лосе, а не об американском олене. Что же касается петель на тропе карибу, то это представляет собой еще одно свидетельство в пользу применения в охоте на этого животного чисто лесных методов промысла.

Показательно, что и в Сибири многие группы, у которых основу природопользования составляет охота на копытных, также не любят пассивные методы, хотя и имеют их в своем арсенале. В той же Советской Речке мне рассказывали о преимуществах активной охоты на лося над пассивной: «Петли мы на него (лося – Д.В.) Lahontan L.-A. Op. cit. P. 75.

Ibid. P. 77.

Файнберг Л.А. Указ. соч. С. 89.

Там же. С. 76.

не ставим. В петле может мясо пропасть. Или замерзнет – не обдерешь его потом.

Оружием лучше добыть. А кеты ставят – там, где он тальник ест». 135 Многие авторы, в частности В. А Туголуков, также не раз отмечали, что эвенки, эвены и многие другие народы Сибири, как правило, предпочитали активную охоту пассивной. Таким образом, предпочтение методов активной охоты над пассивными методами, прослеживающееся и в американской и в сибирской тайге, следует рассматривать в качестве важного свидетельства общности таежно-лесотундровой экологической культуры в целом.


Возвращаясь к анализу различия и сходства систем природопользования в ареалах лося и карибу, обращу свое внимание еще на одно обстоятельство, которое, казалось бы, является свидетельством не в пользу четкого вычленения двух этих ареалов.

Индейцы лесных областей также практиковали загонную охоту на оленя и других животных и также устанавливали изгороди, куда их загоняли. Эта практика не получила здесь такого широкого распространяя как в лесотундре и тундре, но имеются свидетельства, которые нельзя обойти вниманием. В 1615 г. Самуэль Шамплен наблюдал загонную охоту на оленя (безусловно, это был не карибу, а виргинский олень и, видимо, вапити) у гуронов, которую он позднее изобразил на одном из своих рисунков. Загонщики, издавая всевозможные шумы, гонят оленей в сужающуюся в форме конуса изгородь. В месте сужения расположен узкий проход в загон из кольев, где добычу поджидают охотники с луками и копьями. Эта охота велась осенью с октября до 4 декабря. По оценке Шамплена, за тридцать восемь дней индейцы добыли сто двадцать оленей. 137 Это даже не Субарктика. Территория гуронов располагалась в зоне произрастания смешанных лесов, а сами они в историко-культурном плане относились к области Северо-Востока, и в их системе жизнеобеспечения земледелие если не преобладало над охотой, то и не уступало ей. Небольшое по сравнению сезонными поколками карибу количество добытых оленей обусловливается особенностями их образа жизни. Виргинские олени могут образовывать достаточно ПМА. 1997. Сообщение П. Аркадьева Туголуков В.А. Следопыты верхом на оленях. М., 1969.;

История и культура эвенов.

Историко-этнографические очерки. СПб., 1997. С. Oeuvres de Champlain publies sous le patronage de l'Universit Laval. Seconde edition.

Ed. par Laverdire C.-H. Qubec, 1870. Vol. 4. P. 51.

большие стада в сотню и больше особей. Охотники выслеживали эти стада и коллективно загоняли их в корраль. То есть, происходит смешений разных охотничьих стратегий.

Итак, проведенный здесь экскурс в особенности многообразия способов охоты на карибу, подтверждает, что стратегии промысла тундрового и лесного подвидов этого копытного имеют между собой не так уж и много общего. Эти два подвида существенно различаются по образу жизни, и в охоте на лесного карибу применяются методы, близкие к методам охоты на лося, но отличающиеся от способов охоты на тундрового карибу. Поскольку охота на крупных копытных являлась основой жизнеобеспечения алгонкинов Лабрадора и наиболее существенным компонентом системы их природопользования, то все это несколько стирает грань между ареалами лося и карибу в плане экологической культуры групп алгонкинского населения Лабрадора. Это требовало от людей, практиковавших охоту на лося с одной стороны и на карибу с другой, сходных адаптивных навыков и знаний.

Подтверждение данного положения требует привлечения материалов из других таежно-тундровых регионов – из Субарктики Старого Света. Это позволит пролить дополнительную ясность на некоторые остающиеся спорными моменты в существовании единого таежного культурно-экологического типа, или напротив, многочисленных локальных адаптаций к микросредам.

В работе Ю.Б. Симченко представлена подробная классификация способов охоты на дикого северного оленя. Автор подразделяет их «на три основные группы:

коллективный массовый промысел, добыча различными охотничьими приспособлениями и индивидуальная охота основанная на принципе маскировки - "скрадывания", незаметного подхода». 138 То есть, в охоте на северного оленя/карибу применяются как тундровые, характерные для промысла исключительно оленя, так и лесные способы, практикуемые также и при охоте на лося.

Эти три способа Симченко делит на тундровые и лесные. К лесным он относит добычу оленей с помощью различных приспособлений - разнообразных ловушек, самострелов, ловчих ям. Эти способы носили пассивный характер. Наряду с этим к активным лесным способам, применявшимся для добычи лесного северного оленя и Симченко Ю.Б. Культура охотников на оленей... С. 87.

лося, он относит и загон животных в различные приспособления - силки, петли, изгороди из ветвей и кольев, а также охота с лодки и индивидуальный и коллективный загон по рыхлому снегу и насту.

В тундре, где в отличие от леса, существует возможность массовой добычи северного оленя, способы охоты требовали активной деятельности как отдельных охотников, так и, в первую очередь, целых коллективов. 139 Тундровые способы единообразны по всему Крайнему Северу Евразии. Здесь отсутствуют пассивные способы охоты с использованием различных приспособлений. Если в лесу преобладает индивидуальная охота, то в тундре распространены коллективные методы промысла.

Наибольшее распространение получили ужу упоминавшиеся в предыдущем параграфе "поколки" во время переправ через реки крупных стад. Техника такой охоты, согласно Ю.Б. Симченко, одинакова для всех народов Крайнего Севера Евразии. Следует отметить, что и в Новом Свете также использовалась идентичная техника.

Кроме добычи оленей на переправах практиковались "искусственные поколки" загон оленей в изгородь, установленную в форме острого угла, постепенно сужающегося и завершающегося водоемом. Охотники с помощью изгороди загоняли оленей в воду, а далее производилась поколка.

Еще одним коллективным способом охоты в Северной Евразии был загон оленей в широко расставленные кожаные сети. 141 По сути, этот способ отличается от загона с помощью изгороди, только материалом для изготовления охотничьего приспособления, а в техническом отношении идентичен. Все это вариации одного и того же метода.

Синтезом этих двух разновидностей одного метода является загон в корраль, в котором проделаны отверстия с установленными в них петлями. Такая охота, как уже отмечалось, была характерна для северных атапасков.

Еще одно звено классификации Ю.Б. Симченко представлено индивидуальными способами охоты в тундре. Сюда входят "охота с маскировочным щитком, охота с оленем манщиком и различные способы скрадывания". 142 Не останавливаясь подробно на указанных здесь способах, отмечу, что оказывается индивидуальные способы, Там же. С. 88-90.

Там же. С. 90.

Там же. С. 94-95.

Там же. С. 95.

эффективные при добыче одиночных или держащихся сравнительно небольшими стадами животных, были характерны не только для лесной, но и для тундровой зоны.

Остается только не совсем понятным что скрывается за формулировкой различные способы скрадывания, так как применение маскировочных щитков и охота с помощью оленя-манщика по сути и есть не что иное, как охота скрадом.

Таким образом, согласно классификации Ю.Б. Симченко, несмотря на первоначальное разделение способов охоты на северного оленя на лесные и тундровые, а также на индивидуальные и коллективные, в тундре также практиковались некоторые разновидности индивидуальной охоты методами скрада, а в лесу в свою очередь были известны коллективные, казалось бы, исключительно тундровые, способы загонной охоты с помощью изгородей и в силки.

Верхнеколымские юкагиры, которых мы отнесли к «ареалу лося», промышляли также и диких оленей «гоном» на лыжах. «Охотник приближается к ним с подветренной стороны. Подойдя на расстояние выстрела из ружья или лука, он стреляет или выпускает стрелу. Опытный охотник способен подойти к оленю так близко, что может убить его своим копьем или ножом». 143 Эта охота методологически сходна с охотой на лося и существенно отличается от коллективного промысла диких оленей «на плаву».

Эти примеры несколько подрывают изложенные в предыдущем параграфе построения автора этой работы относительно выделения ареалов лося и карибу, но не являются их абсолютным опровержением.

Итак, во многих областях Сибири, также как и на Лабрадоре, наблюдаются уже охарактеризованные в этой работе расхождения в приемах тундрового и лесного северного оленя. Более того, сибирские материалы позволяют сделать предположение о том, что в охоте на тундрового оленя количество способов и сопутствующих им стратегий было большим, чем это кажется на первый взгляд. Промысел тундрового оленя не ограничивался сезонными коллективными методами. Подтверждением этому, на мой взгляд, служат тексты образцов нганасанского фольклора, записанные Б.О.

Долгих.

Иохельсон В. И. Указ соч. С. 549-550.

В фольклоре нганасан – классических охотников на тундрового дикого северного оленя – очень часто произведения разных жанров начинается с того, что, во-первых, живут некие люди, а во-вторых, они отправляются искать «диких». По-видимому, уже само значение слова «искать» предполагает некое персональное действие, а не ожидание группой охотников подхода стада у переправы. Даже если предположить, что речь идет о выдвижении отряда разведчиков, в задачу которого входит заранее обнаружить идущее стадо и проконтролировать все условия и особенности его продвижения, то, на мой взгляд, все-таки это ассоциируется скорее с индивидуальным поиском следов, а затем и животных.

Например, сказка "Отец болезней" начинается так: «Один наш человек промышлять ушел пешком. Диких ищет». 144 То есть, в ней явно оговаривается, что, охотник уходит на промысел в одиночку.

В фольклоре энцев и нганасан часто встречаются предания о моррэдэ – охотнике на диких оленей. «Один богатый Моррэдэ был … Только девка сестра у него….

добывает…». Наготово много так-то летом он диких Снова упомянут индивидуальный промысел. Еще один интересный момент видится в том, что охота происходит летом. Значит, она происходит в северных тундрах, поскольку, как уже отмечалось, к лету олени перемещаются с юга на север, из леса в тундру.


Следовательно, происходит охота на тундрового оленя в тундре, но стратегия охоты выглядит вполне лесной. Ее ведет один человек.

Упоминания об индивидуальной охоте далеко не единичны. «Один человек, промышляя, кочует с женой. Очень много диких добывает». Или «Жил отдельно от других один тундровый тунгус…. Говорит … жене: «Пойду я в лес, в камень, диких искать». 146 Здесь мы сталкивается с охотой на тундрового оленя (возможно, горно таежного) в лесу, где логично будет предположить применение лесных способов промысла. Лесная стратегия индивидуальной охоты. Интересно, что «тундровой тунгус», согласно сюжету предания, отправляется искать оленей именно из тундры в лес.

Долгих. Б.О. Мифологические сказки и предания нганасан. Сказки и мифы народов востока. М., 1976. С. 126.

Там же. С. 109.

Там же. С. 130, 182.

Упоминания о поиске диких оленей и охоте в одиночку, вдвоем или небольшой группой встречаются в текстах преданий, вошедших в цитируемое издание, с постоянством. удивительным Тогда как, предания, в которых упомянуты классические тундровые способы охоты на оленей, где речь идет о массовых сезонных заготовках продукции охоты, встречаются значительно реже. Хотя, согласно самой простой логике, должны были бы преобладать сведения именно о них. На деле, в двух преданиях речь идет об охоте неводом: «Все эти люди диких промышляли неводом, добывали очень много. Диких добывают и мясо на вешала вешают, как юколу сушат».

Ю.Б. Симченко писал об этом способе как о загоне оленей в широко расставленные кожаные сети. В плане стратегии это метод явно тундровой, хотя размер стада здесь может быть и не таким большим. В одном есть упоминание о «поколке». Люди «держат поколку» на озере, то есть ожидаю прихода стад и их переправ через озеро. Полагаю, приведенные данные доказывают еще более тесное смешение направлений адаптации людей «ареала карибу» и «ареала лося».

Жители тундровой зоны при охоте на ходового тундрового оленя часто применяли различные разновидности скрада. В.И. Дьяченко уделяет этому внимание в характеристике промысла дикого оленя на территории между реками Хатанга и Лена.

Этот автор отмечает, что «ни в одном регионе мира не существовало такого разнообразия в способах охоты на дикого оленя». Это связано с поздним заселением этой местности. Придя сюда, предки живущих здесь народов восприняли в местном ландшафтном окружении тундровые методы охоты и дополнили их своим опытом ведения промысла в тайге. 150 Для настоящей работы представляет важность сама возможность и целесообразность совмещения и комбинирования тундровой и лесной охотничьих стратегий, а не переход от одной к другой при смене ландшафтного окружения. Способы скрада практиковались при охоте на тундрового оленя, в том числе и тогда, когда стада совершали миграции. Они применялись во время пастьбы Там же. С.92, 154, 160-161, 202, 207 (тунгус отправляется за «дикими» в лес), (тоже тунгус в лес), 241, 291. Данный перечень можно продолжать.

Там же. С. 121 (охота неводом), С. 153 (охота неводом).

Там же. С. 173 («люди живут у озера, держат на нем поколку»).

Дьяченко В.И. Дикий тундровой олень: экология промысла // Культурное наследие народов Сибири и Севера. Материалы Четвертых Сибирских чтений12-14 октября г. СПб., 2000. С. 133.

домашних оленей. Обнаружив стадо, охотники (или охотник) выясняли направление ветра и подползали, подбирались к оленям с подветренной стороны с большими предосторожностями на расстояние выстрела, прячась за кочками. 151 В данном случае прослеживается смешанная тундрово-лесная стратегия промысла в тундре.

Мигрирующее стадо и ожидание его охотниками на постоянном маршруте являет собой характерный элемент тундровой экологической культуры, но метод промысла – не загон, а охота на основе терпения, где залог ее успеха состоит в том, чтобы добыча не заметила охотника – относится к таежной адаптации. Итак, вновь мы сталкиваемся с характеристиками природопользования, которые можно причислить как «к ареалу лося», так и «ареалу карибу».

Еще один индивидуальный способ промысла и тундрового и лесного дикого северного оленя представляет собой охота с оленем-манщиком. Этот способ существовал у ряда народов Сибири. Охота велась индивидуально, но при этом многие исследователи относят ее к тундровым способам. 152 В. А. Туголуков считает этот способ «чисто тунгусским», хотя и упоминает о его широком распространении в низовьях Яны и Индигирки – у юкагиров тундры. 153 Ю.Б. Симченко, напротив, совершенно справедливо, на мой взгляд, полагает, что он был выработан аборигенами Заполярья, которые затем вошли в качестве субстрата в состав современных аборигенных народов тундры Евразии, а от них в дальнейшем его заимствовали соседние группы эвенков и эвенов. Таким образом, этот автор опровергает конвергентное возникновение этого способа в разных регионах тундры. Симченко описал и проанализировал очень подробно все, что связано с такой охотой вплоть до таких деталей, как надеваемый на оленя наголовник во время дрессировки, и к которому крепится манщичий ремень. Поэтому, не останавливаясь на нем подробно, дам краткую характеристику такой охоты. Ее можно подразделить на три подспособа:

Там. же. с 134-135.

Симченко Ю.Б. Культура охотников на оленей … С. 95.;

Его же. Нганасаны.

Система жизнеобеспечения / Материалы к серии «Народы и культуры». М., 1992. Вып.

XXII. С. 25.;

Дьяченко В. И. Указ. соч. С. 137.

Туголуков В.А. Кто вы, юкагиры … С. 55-56.

Симченко Ю.Б. Культура охотников на оленей … С.100-101.

1) Охотник, держа оленя на манщичьем ремне и управляя его движениями, подходит к диким оленям, прячась за любым пригодным укрытием или непосредственно за самим оленем. Он подкрадывается на расстояние выстрела или удара копьем. Этот способ мог применяться не только во время гона, но и в другое время. Особенно зимой.

2) К рогам манщика привязывалась петля или острое лезвие. Затем его пускали на ремне в стадо диких оленей. Дикий олень, вступавший с ним в поединок, либо запутывался в петле, либо получал серьезное ранение. Это способ применялся во время гона.

3) В настоящий момент охота с манщиком практикуется крайне редко. Однако некоторые ее элементы сохранились. Эвенки севера Туруханского района рассказывали мне, что осенью в период гона нужно всего лишь показать домашнего хора (самца оленя) дикому, и тот сам прибежит с ним драться. Следует только проиллюстрировать, что охота с оленем-манщиком по сути есть охота скрадом, но практиковали ее в основном жители тундры. Это, вероятно, объясняется тем, что в тундре, в отличие от леса, где много естественных укрытий, существует меньше возможностей для скрада.

В сборнике юкагирского фольклора приводится рассказ «Охота с оленем манщиком», записанный в 1963 г. в Нижнеколымском р-не Якутии, то есть у нижнеколымских тундровых юкагиров. Описание явственно иллюстрирует индивидуальную охоту скрадом. Охотник приручал двух манщиков. На охоте одного подпускал к диким оленям на длинном ремне, другого оставлял возле себя. Когда олени начинали пастись, охотник подкрадывался на расстояние выстрела из лука. Если оленей немного – три, то он убивал их стрелами, а если много – десять, то дергал манщика за ремень, чтобы поднять их. Олени вскакивали и шли вереницей за вожаком, манщик шел последним. На некотором расстоянии, прячась за другим манщиком, за ними двигался охотник, который убивал одного за другим из лука, оленя идущего последним. Идущие впереди олени не замечали этого. В рассказе отмечено, что такая охота велась только зимой, летом ремень путался в тальнике. Искусство такой охоты очень ценилось.

Специалистов было не так уж много. Когда замечали оленей, то не пугали их до ПМА. 1999. Сообщение В.Н. Сайготина прихода специалиста охоты с манщиком. Охотник сам раздавал части добычи другим людям. Здесь представляется показательным количество оленей, которое определено словом «много». Это всего лишь десять оленей, совсем как в лесных областях. Значит, помимо периода миграций, промысел велся не только в сезон изобилия, но и в остальное время. Тундровые олени после миграций крупными стадами затем также разбредаются в поисках корма и держатся небольшими группами. Индивидуальные способы охоты, бытовавшие в тундре, делали ареалы лося и карибу более похожими друг на друга в плане характеристик природопользования.

В Канадской Субарктике, где оленеводство не было известно, такой способ охоты не практиковался, но существовали его аналоги. Вспомним уже приводившееся упоминание Ж.М. Ле Муана об охоте на тундрового карибу с помощью маскировки.

Это когда охотник надевал на себя шкуру карибу и подкрадывался на расстояние выстрела к настоящим карибу, которые принимали охотника за представителя свого вида. В сущности эти два способа мало различаются между собой.

Говоря об охоте с манщиком, необходимо упомянуть еще об одном эквиваленте такой охоты. Это охота с маскировочными щитками. Охотник прятался за установленным на лыжах деревянным щитком, обтянутым белой шкурой, и с его помощью подкрадывался к оленям. В щитке проделывалось отверстие, через которое охотник стрелял, просунув в него дуло ружья. Полагаю, это приспособление вполне могло применяться и до появления огнестрельного оружия. Через отверстие в щитке можно было наблюдать за животными, а затем стрелять из лука поверх него. Этот способ был широко распространен по всей тундровой зоне Евразии. 157 Мне не удалось обнаружить сведений о бытовании этого способа у алгонкинских групп северного Лабрадора, но, полагаю, нельзя исключить, что он был им известен.

Все три указанных метода охоты тесно связаны и представляют собой, по сути, модификацию одного и того же способа. Так, у эвенков Советской Речки (зона Фольклор юкагиров / Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока. М.

– Новосибирск, 2005. Т. 25. С. 455-457.

Симченко Ю. Б. Культура охотников на оленей … С. 96.;

Евладов. В. В тундрах Ямала. Свердловск, 1930. С. 33.;

Хомич Л. В. Ненцы. Историко-этнографические очерки. Л., 1966. С. 65.

лесотундры) эти способы (охота с манщиком и с маскировочным щитком) уже не практикуется, но о них сохранились достаточно чёткие детальные воспоминания: «Из доски щит делают и белой оленьей шкурой его обтягивают. По середине щита дырку делают, чтоб стрелять. За ним на чистом месте (в тундре – Д.В.) диких скрадывают.

Щит по-нашему ондовун называется. Или за оленем-манщиком, как за щитом прячутся. Такой олень тоже ондовун называется». 158 Одинаковое название для манщика и щита свидетельствует о тесном родстве этих двух способов и происхождении одного от другого. Видимо, первоначально практиковались щитки на лыжах, а в дальнейшем при переходе к оленеводству, стали использовать манщиков.

Итак, мы выяснили, что в и северных областях (ареал карибу) практиковались индивидуальные способы охоты скрадом, которые были отнесены к таежному региону (ареал лося). В то же время, это тундровые способы, поскольку использовать лесные способы скрада не представляется возможным из-за открытых пространств. Значит, применительно к данному аспекту, различия в системах природопользовании в двух ареалах, пусть и не столь существенные, все-таки существуют. Логично было бы предположить, что в лесу средства искусственной маскировки не применялись по причине отсутствия в них необходимости. Однако, это не совсем так. В лесах эти способы не получили широкого применения, но практиковаться при случае вполне могли. Так, Ю.Б. Симченко, ссылаясь на Л.Я. Штернберга, упоминает о существовании оленей-манщиков у амурских эвенков. 159 Существуют сведения об охоте с ними у коренных жителей Удского края 160 (центральная часть Хабаровского края и пограничные районы Амурской области), также относящегося к таежным областям. Эти данные еще больше сближают два выделенных нами ареала в плане природопользования.

Таким образом, с оленем-манщиком охотились как на тундрового, так и на лесного дикого оленя.

Остается ответить еще на один вопрос. Насколько близка экологическая культура насельников таежно-тундровых областей Нового и Старого Света при условии отсутствия в Новом Свете охоты с оленями-манщиками по вполне понятной причине ПМА. 1997. Сообщение Г.Аксадакова.

Симченко Ю. Б. Культура охотников на оленей … С. 100.

В.И. Ермолова, Н.В. Дьяченко. Указ. соч. С. 40.

отсутствия здесь оленеводства? Отмечу только, что оленеводство не является необходимым условием для применения манщиков, которых как раз предпочитали готовить из прирученных телят дикого оленя. 161 Правда, существуют данные, что северные алгонкины, у которых культ карибу вышел на первый план в обрядовой жизни, считали приручение теленка поступком, достойным порицания, так как это может рассердить Папакассика (Papakassik) – Хозяина карибу. *** Итак, материал, изложенный во втором параграфе главы, несколько сглаживает четкость границ двух выделенных в работе ареалов, но, тем не менее, не опровергает их существование полностью. На деле ситуация была, по всей видимости, следующей:

Почти все группы алгонкинов Лабрадора вели подвижный образ жизни и осваивали обширные пространства. Одна и та же группа в разные периоды времени могла осваивать как таежные, так и лесотундровые регионы. В таком случае люди меняли свою адаптивную стратегию, приспосабливаясь к условиям среды.

Несмотря на утверждение, что все алгонкинские группы востока Субарктики представляют собой единую этноэкологическую систему, имеющиеся источники позволяют выделить в ее границах два ареала, которым соответствуют две несколько отличающиеся друг от друга модели природопользования. Их правомерно было бы назвать ареал лося и ареал карибу. В то же время данные ареалы не были абсолютно изолированными, а напротив, находились в интенсивном взаимодействии и требовали от человека выработки единого комплекса адаптивных механизмов, отвечающего условиям материковой таежно-лесотундровой области, т. е. Субарктики. Этот комплекс адаптивных механизмов справедливым будет назвать термином «таежные адаптации»

на макроуровне. Таким образом, наличие двух типов природопользования не противоречит тезису Л. А. Файнберга о единой этноэкологической системе, к которой относятся все алгонкинские группы Канадского щита.

Симченко Ю.Б. Культура охотников на оленей … С. Bouchard S. Op. cit. Р. 123.

Заключение Подводя итоги работы, необходимо отметить, что традиционные общества развивавшиеся независимо друг от друга, но если не в абсолютно, то в принципиально сходных экологических условиях, характеризуются значительным культурным сходством. Не будет преувеличением сказать, что в ситуации, когда зависимость человека от этих условий велика, природные факторы оказывают определяющее воздействие на культурный облик человеческого коллектива. Сопоставление канадского и сибирского материалов свидетельствует о правомерности такого утверждения. Находясь в зависимости от условий окружающей среды, человек вынужден к ним адаптироваться, а сходство этих условий формирует одинаковые формы адаптации.

Исследование показало, что системы традиционного природопользования в изучаемых регионах по множеству своих параметров однотипны. В таёжных лесах основы жизнеобеспечения, в сущности, мало различаются между собой. Общее проявляется как в стратегии освоения окружающего пространства и типах хозяйственной деятельности в целом, так и в основополагающих компонентах этой деятельности. Например, применение одинаковых способов охоты и преобладание и важность одних и тех же способов по сравнению с другими в обоих регионах, может служить таким компонентом. Даже наличие такого, в данном случае вносящего культурную дифференциацию фактора, как оленеводство не является помехой сходству культур.

Результаты проведенного сравнения позволяют говорить о существовании на всем таежно-лесотундровом пространстве двух полушарий единого бореального культурно экологического типа, функционирующего на базе таежных адаптаций. В процессе рассмотрения системы природопользования алгонкинов Лабрадора выявляется общемировое единообразие таежных адаптаций в плане экологической культуры. В то же время это единообразие не выглядит монолитным, поскольку на охватываемом им географическом пространстве Субарктики можно выделить, по меньшей мере, два направления макроадаптивной стратегии. Эти два направления, согласно проведенному исследованию, соотносятся с ареалами лося и карибу. Адаптация к условиям среды первого ареала характеризуется высокой степенью генерализации, то есть природопользование здесь носит комплексный характер, и освоение ресурсов происходит равномерно. Для второго ареала характерна в большей степени специализированная адаптивная стратегия, основанная в первую очередь на промысле именно карибу, в то время как остальные ресурсы имеют второстепенное значение.

Общая направленность и динамика генерализованных и специализированных экосистем и стратегий адаптации на примере Северного Побережья залива Святого Лаврентия подробно проанализированы в работе канадского исследователя Поля Шарэ.

Этот автор прослеживает изменения в природопользовании региона от генерализации к специализации и обратно к генерализации во временном отрезке, начинающемся с периода первых контактов и заканчивающемся серединой ХХ века. Шарэ делит это период на три этапа:

Первый этап представлял собой генерализованные стратегии адаптации аборигенного населения к моменту контакта с европейцами. Монтанье-наскапи осваивали различные ресурсы различных экосистем. Находясь большую часть года во внутренних таежных областях, они занимались охотой на карибу, бобра, зайца, и куропатку. В свободный ото льда сезон ловили форель сига, щуку. В конце лета собирали ягоды. В период кратковременного пребывания на побережье ловили лосося, промышляли обычного тюленя, охотились на водоплавающую и морскую птицу, собирали яйца. То есть они осваивали как наземные, так и водные экосистемы с разнообразными ресурсами. Второй этап начался вместе с появлением первых европейских пришельцев, которые принесли с собой специализированные стратегии освоения экосистем.

Рыболовов из Европы, не основывавших постоянных селений, интересовал в первую очередь промысел трески или китобойный промысел, а остальные ресурсы большого значения не имели. Столетием позже колонисты начали основывать постоянные посты Charest P. Strategies d’adaptation generalises et ecosystems spesialises: le cas de la Cte Nord du golfe Saint Laurent // Anthropologie et sosites. 1976. Vol. 1. N. 1. Р. 29.

на побережье, население которых занималось охотой на тюленя, морским рыболовством, ловлей лосося и скупкой пушнины у индейцев. Сделав индейцев поставщиками пушнины, или добытчиками тюленя, европейцы тем самым сделали их систему природопользования более специализированной, но все равно с большей тенеденцие к генерализации. Третий этап, пришедшийся на вторую пол. XIX и даже нач. ХХ вв., был отмечен ростом прибрежных селений, основываемых канадцами, которые сами перешли к генерализованной системе природопользования, занимаясь и освоением морских ресурсов, и трапперством, и речным рыболовством, и даже охотой на карибу. Базируя свои рассуждения на исследовании П. Шарэ об общих тенденциях генерализации и специализации, я рассматриваю их в несколько ином ракурсе, а именно, применительно к экосистеме континентальной Субарктики. Согласно точке зрения Шарэ, традиционное природопользование алгонкинов Лабрадора имело общую тенденцию к генерализации. Однако разница в параметрах природопользования южной тайги и лесотундры, на мой взгляд, позволяют ее несколько подкорректировать, применительно к природопользованию именно алгонкинских групп Лабрадора.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.