авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 ||

«С. Переслегин Е. Переслегина А. Желтов Н. Луковникова СУММА СТРАТЕГИИ Санкт-Петербург – 2013 – Содержание ...»

-- [ Страница 20 ] --

5. При решении поставленных задач фактор времени является крити ческим, причем в течение всего времени перехода (40–60 лет) должна «продержаться» модель образования, способная поддерживать инду стриальные форматы деятельности, и не должно произойти войны, сопровождающейся глобальным разрушением энергетической и транс портной инфраструктуры.

Решение этих задач представляет собой необходимое условие фазового перехода. Нет никакой уверенности в том, что всего вышеперечисленного «Что-то значимое» должно случиться с демографией, с человеческой ком достаточно.

муникацией, с социальными структурами. Ожидаются значимые изменения и на трансцендентном уровне.

«Ищите и обрящите!» — может быть, удержав рамку «необходимого», мы сумеем уяснить и предел достаточного.

Перечисленные «задачи первого уровня» делятся на «оборонительные», где нужно лишь удерживать ситуацию в том виде, в котором она сложилась на 2000-е годы, и «наступательные», где придется продемонстрировать спо собность к достижению принципиально новых значимых результатов «Наступательные» цели привычно обозначать через мегапроекты На сегодняшний день форматом согласования национальных стратегий фазового перехода являются «большие» и «малые» когнитивные проекты:

американский, европейский, японский, русский, исландский, ирландский, иудейский и ряд других.

Все эти проекты, кроме, может быть, американского, находятся в глубо ком кризисе или вообще ликвидированы.

Стратегическая задача для преодоления кризиса формата мышления Когнитивный кризис подразумевает:

1. Анализ формата мышления, его парадигм, инструментов, пределов.

2. Анализ институциональных решений формата мышления.

3. Осуществление в позитивистской науке «реформации», то есть контролируемого отступления, возвращения к основам, упаковки зна ния.

4. Создание Знаниевого банка (НИР-банк) и картирование информаци онного пространства (НИР-google).

5. Инсталляция системы управления НИРами.

6. Изучение альтернативных форматов мышления, которые по тем или иным причинам не смогли сформироваться — форматы Галилея, Гей зенберга, Щедровицкого и т.п.

7. Разработка и инсталляция формата сложного мышления, способ ного разрешить современный когнитивный кризис.

Это, конечно, тоже необходимые задачи.

Достаточным условием будет создание соответствующих новому формату мышления институтов и инфраструктур.

В целом, последовательность действий при решении когнитивного кри зиса даже менее понятна, чем в случае кризиса фазового.

Более или менее ясно, что необходимы исследования в области логики и ее пределов, работа с парадоксами как инструментами мышления, поиск истины за пределами Откровения и математического подхода.

Вероятность преодоления каждого из перечисленных кризисов очень «Маятник» как оперативное решение мала. Но, может быть, их одновременное наступление предоставляет нам парадоксальную возможность справиться с ними, использовав схему опера тивного маневра по внутренним линиям, известную как «маятник».

Формально «маятник», как указывалось в главе 5.4, представляет собой систематическое последовательное использование сценарного резонанса.

Речь идет о том, чтобы преодолеть один кризис, «оттолкнувшись» от дру гого.

Вырисовывается следующая эскизная схема развертывания кризисной стратегии, «прописанной» поверх существующих национальных когнитив ных проектов:

1. Доведение до вполне работоспособного состояния ТП «Прогнозиро вание» и, в частности, выстраивание системы связей между прогнозами и стратегиями. Такой технологический пакет позволит эмулировать существование мировой стратегической администрации, несмотря на невозможность существования такой структуры даже в национальном масштабе. Кроме того, возникает возможность воздействия на текущую Реальность через запуск сценарных эффектов, и прежде всего сценар ного излучения (гл. 4.4 и 9.5, которая, к сожалению, еще не написана).

2. Инсталляция ТП «Образование» не только в виде структур «обра зование рядом», но и в рамках существующего образовательного про цесса.

3. Создание на базе современных образовательных структур мобиль ных многоцелевых групп, примерно эквивалентных американским ави аносным TF времен войны на Тихом океане.

4. Картирование пространства кризиса и определение трех связностей этого пространства: горизонтальной, вертикальной и ситуационной.

5. Создание систем «проволок» между критическими позициями, воз действующими на три формы связности (кризисных узлов). Уяснение симметрии узлов, относящихся к фазовому и когнитивному кризису.

6. Локальная, темповая концентрация ресурсов — человеческих, орга низационных и впоследствии финансовых и материальных — последо вательно на симметричных кризисных узлах.

Организационно-производственными формами решения «кризисных задач» могут быть обобщенные кластеры, городские агломерации и «маят никовые корпорации».

Все дело было в гражданской войне, а я этого не понимал.

Я шел по улицам Москвы и горевал о том, что пропустил важное, и теперь мне «остаются окольные тропы». Штабное знание стратегии сыграло со мной злую шутку. Я думал, что Мир вполне готов слушаться моих манипуляций и радовался своей ловкости ума: ведь я же ничего не украл, а просто обменял свой быстрый ресурс на свое же медленное процветание. Это было справедливо. Я боролся за свои ноги, выиграл, потом сражался в Америке и не согнулся, я здесь в России нашел себя в вибрирующей перед переменами Москве, я был счастлив и неод нократно… и Господь любит как раз таких. Мой Бог ухмылялся с небес, и я разглядел его чер товскую мимику. Апокалипсис догнал меня. Когда я понял, что мой отец, убежденный ате ист, сделал для Церкви и Царства в сто раз больше чем я. Как такое получается?

Москва не помнила своей первой гражданской 2012 года. Это была публичная шутиха. Пред 1066 устраивало процессы. Отец устоял, но через год вдруг забросил свои социальные экспери вестники в 2014-м оказались покруче. Поговаривали о революционной ситуации. Государство менты по наводнению Питера сообществами и ушел в пустоту размышления. Это было на руку его врагам, и его просто слили. Если ты не заявляешь о себе и своих делах, тебя забы вают за потоком событий за три месяца. А он ушел в новую книгу, как в воду. Печатная Книга уходила из мира вещей, но в Сети жила, и отцовский жертвенник по-прежнему, хотя и поменьше, но привлекал людей. Интерактивные же театры в большинстве своем выроди лись в высасывание сюжетов из пальца. Ставить осмысленное оказалось так же сложно, как и писать наполненное. Отец вроде ни о чем не жалел, но похудел и стал малоразговорчив. Он разбирался в гражданский войнах прошлого, писал и думал. Отрывков в Сеть не выдавал.

А я язвительно пропустил гражданские войны как неинтересную мне тему и пожал плечами, когда отец указал на это. Теперь я ждал войны в страхе, не был готов, был зол вероятной утратой имущества и необходимостью договариваться с быдлом. Я боялся за Кристин и сына. Я написал Альберту, что подумываю об Америке, но он охолодил меня, что на Холме Земли плохо и лучше он ко мне. Это ненадолго разбудило во мне доверие к людям вообще, и яустроил пир во время чумы с девчонками из штаба компании. Мне было больно танце вать, но я танцевал, потом сдался, сел и выпил лишнего. Кристин обиделась, потому что япришел утром, от меня пахло женским, хотя мой штаб, видит Бог, просто был трога тельно привязан к командующему.

Я встретился с дядей Сашей, попил с ним пива, и он спокойно сказал, что в моем образовании стратега действительно большой пробел. Я, мол, понимаю стратегию односторонне, забыл Сунь-цзы и скоро попаду в беду. Их поколение отвратительно, они всегда знают негативный сценарий. Он сказал также, что карнавальная война одного вождя против другого, в каком бы пространстве территории, экономики и культуры она ни велась, это простая война, даже самая скрытая, ползучая в словах битва Аполлона. А вот гражданская это война МИРА. А мир всегда важнее. Почти как Бог.

Ночью мне снилось, что моя левая рука воюет против правой, это было натуралистично, как в фильме ужасов, я понял, что дядя Саша прав, а мой отец просто забросил заниматься моим образованием и предоставил мне плавать самому. И теперь вот я сам гребу к водопаду, кото рый меня и погубит.

Мама только усилила мои сомнения. Она поссорилась с отцом из-за безопасности, она устала 1067 жили в разных квартирах и городах. Моя комната осталась как бы у отца. Это был знак.

жить на вулкане и отдалилась от него. Она хотела, чтобы я — тоже. Я не хотел. Они уже А потом он умер в ноябре. Похороны были скромные и многочисленные, причем на меня смо трели плохо. Я остался наследником жертвенника в Сети и почти законченного трактата о гражданских войнах. Я молился, работал и жил. Кристин, казалось, хочет подкармливать меня с ложки. Она обнимала меня, как мама. С такой вот подготовкой мы влетели в гра жданскую войну в России.

В 2017 год.

Выжить в эпоху перемен удается тем, кто бывал счастлив в другие времена. В переменах не выживают веллферы и иллферы, они заблаговременно покидают этот мир, а мы сетуем, что уходят люди. Вместе с ними уходят герои, которые хотели предотвратить ката строфу и обеспечить прыжки Человечества через пропасти и навести веревочные мосты для всех, кто может ходить. Перед занавесом грядущей пьесы остаются люди, которые ожидают битв против всех, которые, сидя перед рампой истории, уже устали от того, что случится в их ближайшем будущем, потому что в гражданских войнах не бывает справедли вости и социального прогресса.

И есть только один выход. Выйти на Королевскую площадь и сломать свои шпаги, граф. Но где тот граф?

Можно было уехать.

Неужели моя пресловутая взрослость случится только так, в бессмысленной и беспощад ной борьбе с малограмотными варварами? Интересно, пьяные солдаты и матросы, которые взяли Зимний, каковыми казались Блоку? Он написал поэму «Двенадцать» про них и про Бога.

Почему? «Безумие Революции заключалось в том, что она хотела утвердить на земле добро детель», — любил цитировать отец.

Почему не слышен молебен по нашему будущему? Колокола заржавели?

Я пошел открывать дверь и удивился, услышав незнакомый голос. Я вышел на лестничную площадку и притворил дверь, как будто за мной пришли. Напротив стояло несколько человек.

Я видел их на похоронах отца, в Питере.

Они стояли и улыбались мне, негромко так, как бывает при встрече друзей, которая уже столько срывалась и вдруг произошла, и теперь хрупкое Это уже с тобой.

Я провел их на кухню, Кристин уже спала, они говорили тихо.

Вышло так, что отец оставил мне армию, не чтоб я ее возглавил, конечно, а чтоб мне было с кем рядом воевать. Перед нами была самая странная для армии задача — уговорить Войну сдаться. Утром Петька сказал, что к нему тоже приходили люди.

Господи! Сколько же их?

Соты работали и вокзалы стояли. В Норильск не летали самолеты, но везде летали.

«За…» — это еще и выпьем за то, чтобы прошлое осталось в своем прошлом, а не влезло в наше будущее. «За-стратегия» требует от нас отказа от рациональности, там где оная не работает. Еще понадобится что-то решить с важной частью населения, которая априори не готова отдавать своих детей на бойню. С женщинами. Нашими подругами и матерями.

И совершенно бессмысленно отдавать им равные с нами права, им надо не равные, а другие.

Вето на массовые убийства, может быть.

Что делать с программистами, которым вся эта женская тема до фени, и все они — сред него рода и сетевые маньяки, конечно? Или они что-то сделают с нами? До какого предела мы дойдем без Бога? Как улыбаться за этим пределом? Как дружить? Доверять? Каковы наши капсулы путешественников во времени? Что в них встроено лишнее и чего не вставлено нуж ного? Мы готовы расселиться? Какова система этого расселения? Мы разлетимся. А Земля?

Музей? Или переделаем одну диктатуру в другую? А что красивее — жизнь или смерть? За горизонтом мечты встречаются ли люди друг с другом? Может, вытащим йогов из их бла женства и спросим? И что они нам скажут? Наверное, не про стратегию… Можно ли рассмо треть город как вселенную и вообще никуда не летать? Или летать внутри города?

В детском стихотворении про Ленина было так:

— Скажи, что такое Ленин?

— Я тихо ответил: он — вы.

У нас много дел. Во-первых, остались страны и правительства, люди и нелюди. Во-вторых, всех не займешь размышлениями, и тут подступает кастовое общество. В-третьих, наши конфессии и деноминации арестовали Бога и не дают ему нам помогать. В-четвертых, наука балуется рациональностью в песочнице, когда вокруг пожар и враги. В-пятых, гражданская война ставит вопрос о том, а жить ли нам гражданами и в городах ли? В-шестых, персональ ное, люденское охраняет себя и своих с куда большим искусством, чем все мы. И в-седьмых, я не решил — брать ли на войну свой штаб из амазонок?

Заключение к версии 1. Мы планируем переписать еще три раза эту книгу или другие — про то же.

Мы пишем ее в Сеть, потому что любимые и привычные нам бумажные книги перестали читать молодые.

Мы готовы на то, что какая-то ее часть войдет в setting какой-то игры, то есть ляжет в основу перемещений гоблинов и летающих старушек на мобиль нике подростка.

Мы шагнем в ЗА-СТРАТЕГИЮ, потому что стратегию осмыслили и сможем отказаться, то есть пойдем в монахи из мира, а не от мира.

Мы сторонники игр с ненулевой суммой, такова и эта книга.

Мы устали.

Наш герой потерял своего героя.

Наши читатели — это очень странная компашка, нетипичная для потре бительского мира в периоде его упрощения, вполне возможно, что мы напи сали книгу для себя, чтобы структурировать свои мысли.

Мы торопились и застряли в третьей части.

Мы взяли помпезное название и ждем ругани.

Уже скоро мы отпустим этот текст, и он будет жить свою жизнь.

Мы ненавидим постиндустриальное и жаждем когнитивного, следую щего, которое рождается на наших глазах.

Мы благодарны программистам, ролевикам, архитекторам, методологам, фантастам и трансгуманистам, христианам и буддистам за их вклад в Зами рье, куда мы так стратегически грамотно стремимся.



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.