авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«1 Содержание "ДЕИДЕОЛОГИЗАЦИЯ" И НОВЫЕ МИФЫ................................................. 4 Свободная мысль (Москва), 01.08.2013 ...»

-- [ Страница 8 ] --

Швейцарские чиновники утверждали, что во время войны их политика строилась на равноудаленности от союзников и держав "оси". На самом деле швейцарские "весы" отчетливо перевешивали в нацистскую сторону. Именно швейцарские банки обеспечивали жизненно необходимые рейху каналы превращения награбленного в деньги;

они финансировали операции нацистской разведки за рубежом, обеспечивая фонды для подставных компаний в Испании и Португалии (6). Из награбленных нацистами 579 миллионов долларов 410 миллионов в конце войны находились в Швейцарии. Американцы и англичане знали об этом, но их юридическое давление на "альпийских гномов" ни к чему не приводило - у них не было "ключа", то есть номеров счетов, на которых лежали награбленные нацистами богатства, и паролей к ним.

"И тут союзникам повезло. В одном из лагерей для военнопленных они разыскали хранителя чудовищного "золотого счета" Третьего рейха, штурмбанфюрера СС Бруно Мелмера, скрывавшегося под личиной нижнего армейского офицерского чина. На допросе с пристрастием Мелмер назвал союзникам банк, номер счета, куда поступало золото Рейхсбанка, и известный только ему пароль. А так как на "металлический счет", открытый на имя Мелмера, поступало золото из нацистских концлагерей, это грозило Швейцарии обвинением в пособничестве военным преступлениям гитлеризма. Швейцарская оборона была прорвана. После этого 25 мая 1946 года в Вашингтоне было подписано секретное соглашение между швейцарской дипломатической миссией и правительствами США, Великобритании и Франции о "возвращении из Швейцарии золота, незаконно вывезенного Германией из оккупированных стран во время войны и отправленного в Швейцарию". В соответствии с ним Швейцарский национальный банк (SNB) перевел 250 млн. "обеспеченных золотом швейцарских франков" в золотой пул Тройственной комиссии" (7).

В Bank of England швейцарские банки тайно перевели нацистское золото на сумму 40 миллионов фунтов стерлингов, а англичане поделились с Федеральным резервом США и Banque de France;

затем швейцарцы передали США нацистского ценного имущества на 197 миллионов фунтов.

Иными словами, замаранные сотрудничеством с нацистами, швейцарские банки начали активно сотрудничать с банками союзников, дав им возможность наживаться на награбленном. Это позволило "гномам" оставить себе две трети попавшего к ним нацистского золота.

Однако "наказания без вины не бывает" (Бл. Августин), и в 1990-е годы грянул скандал. Всемирный еврейский конгресс обвинил швейцарские банки в незаконном хранении "золота холокоста" (чуть позже эксперты доказали, что денежная единица Швейцарии, франк, отлита главным образом из зубного золота). На помощь израильтянам бросился президент США Клинтон, учредивший комиссию по золоту холокоста (сами США "закрыли тему" до 2055 года), и бюрократ Айзенстат заставил "гномов" выплатить сначала 8 миллиардов, затем еще 6 миллиардов долларов. швейцарских страховых фирм признали себя банкротами. А вот банк "Credit Suisse" вывернулся: во всех его отделениях одновременно произошли пожары, уничтожившие всю отчетность (8): нет бумаг - нет дела. И виновных нет. Впрочем, можно сказать, что швейцарцы, выражаясь простым языком, "огребли по полной". Хотя, конечно же, осталось у них много, а еще больше хранится в США - получается, что именно на них сработал своим грабежом Адольф Гитлер. И здесь самое время взглянуть на американское участие и в помощи нацистам в вывозе немецких капиталов, и в присвоении награбленного ими.

Значительная часть богатства была вывезена из Германии Фрицем Тиссеном через его банк в Голландии, который в свою очередь владел "Union Banking Corporation" (UBC) в Нью-Йорке. Два крупных бизнесмена - члены совета директоров UBC поддерживали Гитлера: Джордж Герберт Уокер и его зять Прескотт Буш, отец и дед президентов США. Адвокатами, обслуживавшими эти сделки, выступали члены Совета по международным отношениям (СМО) братья Даллесы - Аллен и Джон Фостер. В конце 1942 года следствие установило связь Буша и нацистских денег с бывшим офицером СС, одним из видных сотрудников "ИГ Фарбениндустри";

он же - секретарь одного из членов совета директоров этой корпорации;

он же - будущий основатель Бильдербергского клуба нидерландский принц Берн-хард. В суде Буша защищал Аллен Даллес, выигравший дело. Еще одним держателем акций UBC был железнодорожный магнат Э. Р. Гарриман, сын Э. Н.

Гарримана, наставника Прескотта Буша. Другим держателем был Аверелл Гарриман, назначенный в 1943 году послом в СССР. Братья Гарриманы (банк "Brown Brothers Harriman" старейший частный банк Америки) были членами йельского тайного общества "Череп и кости", тесно связанного с глобалистами из СМО.

Записи слушаний суда 1942 года над Прескоттом Бушем были уничтожены 11 сентября 2001 года, поскольку помещение, где они хранились в здании Мирового торгового центра, сгорело - там же и тогда же (какое совпадение!) сгорели файлы по делу "Энрон".

Не менее скандальный характер имели связи с нацистами рокфеллеровской "Standard Oil", перевозившей нефть в Испанию. Франко оплачивал ее из фондов, разблокированных и переданных Федеральным резервным банком нацистской Германии из хранилищ Банка Англии, Банка Франции и, конечно же, Банка международных расчетов (как же без него? !). Из Испании нефть транспортировали в Гамбург: немецкие танки и самолеты, используя горючее "Standard Oil", убивали американских же солдат - с 1944 года, а до и после этого - советских.

Рокфеллерам контакты с нацистами вышли боком - причем с неожиданной стороны. Вот как представляет ситуацию Дж. Маррс. В 1944 году Нельсон Рокфеллер был назначен на разведдолжность координатора внутриамериканских дел министром обороны Форестоллом.

Главной задачей Рокфеллера было монополизировать латиноамериканское сырье и не подпустить к нему европейцев. Рокфеллер и его друзья перехватили наиболее ценную собственность англичан в Латинской Америке. А если те начинали протестовать, Рокфеллер блокировал им доступ к сырью, столь необходимому в борьбе с Гитлером. Вскоре почти вся Латинская Америка оказалась под неформальным контролем Рокфеллеров. Однако, когда Нельсон в обход Трумэна попытался продавить в ООН членство пероновской Аргентины, он лишился своей должности и полностью вернулся к "деланию денег". Его главным партнером в этом в ту пору был Джон Фостер Даллес "доверенное лицо в Фонде Рокфеллера" и коллега-заговорщик по упрятыванию (smuggling "контрабанда") денег государств "оси" в безопасные места (9).

В 1947 году Бен Гурион отчаянно пытался набрать голоса, чтобы обеспечить принятие резолюции о разделении Палестины и, таким образом, создании государства Израиль. Он обратился к Рокфеллеру, который вовсе не хотел заниматься этим вопросом. И тогда Бен Гурион применил элементарный шантаж. Маррс ссылается на бестселлер Джона Лофтуса (американский адвокат с беспрецедентным доступом к секретным материалам ЦРУ и НАТО и к бывшим разведчикам оперативникам) и Марка Аарона (австрийский радиожурналист) "Тайная война против евреев: как западный шпионаж предал еврейский народ", которые со ссылкой на американских разведчиков рисуют следующую картину: "Затем (к Рокфеллеру. - А. Ф.) заявились евреи с их досье. У них были его (Рокфеллера. - А. Ф.) банковские счета с нацистами, его подпись на корреспонденции, связанной с созданием Немецкого картеля в Южной Америке, записи его разговоров с нацистскими агентами во время войны и, наконец, доказательства его сообщничества с Алленом Даллесом в вывозе нацистских военных преступников и денег из Ватикана в Аргентину" (10).

Рокфеллер пробежал досье глазами и начал холодно торговаться;

в обмен на голоса представителей Латинской Америки в ООН ему нужны были гарантии, что евреи будут держать язык за зубами. А также - никаких свидетельств на Нюрнбергском процессе, никаких утечек в прессу о нацистах, живущих в Южной Америке или работающих на Даллеса и никаких сионистских боевых команд по их душу. "Выбор прост, - объяснил Рокфеллер "гостям". - Либо вы имеете возмездие, либо страну, но никак не то и другое вместе" (11).

29 ноября 1947 года Генассамблея ООН приняла решение, которого добивались евреи. Арабский мир был шокирован тем, что латиноамериканцы в последнюю минуту поменяли свою позицию.

"Евреи выменяли свою новую страну на молчание, - пишет Маррс, - но они не собирались безропотно подчиняться условиям обмена. До сегодняшнего дня израильские лидеры в свою очередь шантажировали западных нанимателей нацистских беглецов и военных преступников, что гарантировало безоговорочную поддержку Израиля и его политики" (12).

Ну а теперь из осени 1947-го вернемся в весну 1943 года.

Одновременно с созданием фундамента послевоенной нацистской экономики Борман озаботился созданием кадров послевоенного нацизма. Подготовка шла по двум направлениям: молодежному и собственно кадровому. Весной 1943 года изменились программы в военно-спортивных юношеских школах. Помимо военной подготовки ребят стали учить также организации саботажа, навыкам жизни в подпольных условиях и за рубежом. С марта 1944-го началась подготовка явок, укрытий, схем легализации. Успеху этих мероприятий способствовал плотный охват режимом населения: один сотрудник тайной полиции на 600 человек, один осведомитель на 300 человек.

В 1944 году английская и американская разведки обратили внимание на внезапное исчезновение из политической жизни рейха ряда важных фигур: одни просто исчезли, другие покинули партию и СС и даже подверглись при этом преследованиям. Но это - высший уровень, там речь шла пусть о важных, но в лучшем случае десятках лиц;

а вот на среднем уровне НСДАП подготовка будущего подполья приобрела массовый характер. Партийные чиновники, известные лишь на локальном уровне, переводились в другой город, где они вдруг начинали проявлять себя как антинацисты.

Эти люди получали новые документы, их личные дела заменялись на новые или в старые вкладывались материалы об их негативном отношении к Гитлеру, партии и государству;

некоторые даже оказывались на какое-то время за решеткой или в концлагере. Таких было 8 - тысяч человек, и союзники, оккупировав Германию, приняли их с распростертыми объятиями, заполнив ими свою оккупационную администрацию. К. Рейс в 1944 году считал, что нацистам понадобится 15 лет, чтобы "всплыть" на поверхность и увенчать успехом свой подпольный блицкриг, приведя своих людей де-юре или де-факто к власти в Германии (ФРГ): ирландскому подполью понадобилось столетие, чтобы достичь поставленных целей, итальянскому полстолетия, бонапартистам - 35 лет, русским социалистам - 25. "Русским понадобилось проиграть две войны. Нацисты не могут ждать еще одной проигранной войны. Они хотят прийти к власти, чтобы начать третью мировую войну... Вооруженные супернаукой и супертехникой плюс тем, что они награбили, включая, возможно, сокровища Соломона, нацисты и их идеология оказались хорошо подготовленными, чтобы начать строительство Четвертого рейха" (13).

Для начала нацистам нужно было обеспечить бегство руководства рейха, прежде всего Гитлера и верхушки, а также вывоз образцов супертехники, документации, денег, драгоценностей и предметов искусства. Еще во время войны ими (СС) была создана целая сеть "тайных троп" (и обслуживающих их лиц, структур и убежищ) по всему миру которые назывались "ratlines" (игра слов: крысиные тропы и одновременно тросы, за которые держатся). После войны эта сеть обеспечила уход нацистов из Германии. Главными тросами были "Kamaradenwerk" ("Товарищеская работа") и ODESSA ("Organisation der ehemaligen SS-Angehorigen" - "Организация бывших членов СС").

"Kamaradenwerk" была создана полковником люфтваффе Хансом Ульрихом Руделем (на его счету 2530 вылетов), ODESSA - Борманом и Мюллером, а практическое руководство осуществлял Отто Скорцени. Автор гигантской "Энциклопедии Третьего рейха" Луис Снайдер определил ODESSA как "широкомасштабную подпольную нацистскую организацию перемещения людей".

"Kamaradenwerk" работала в тесной связи с организацией, обладавшей огромными ресурсами и обеспечивавшей бегство большего числа нацистов, чем все другие организации, - ватиканским Бюро по делам беженцев. Контактам нацистов с Ватиканом в огромной степени способствовал папа Пий XII. Под этим именем папой стал кардинал Эугенио Мария Джузеппе Джованни Пачелли, который значительно более дружелюбно относился к нацистам, и одна из книг о котором называется просто: "Папа Гитлера".

Предшественник Пия XII Пий XI весьма прохладно относился к нацистам. 10 февраля 1939 года, за день до планировавшейся очередной публичной антифашистской речи, папа умер;

официальная версия - сердечный приступ (речь после смерти так и не была найдена). По слухам, виновником смерти папы был один из ватиканских врачей - доктор Франческо Саверно Петаччи (отец Клары Петаччи, любовницы Муссолини, убитой вместе с ним) - он якобы сделал папе смертельный укол.

Слухи подтвердились информацией, обнаруженной в дневнике французского кардинала Эжена Тиссерана, начинавшего в качестве агента французской военной разведки.

Из Ватикана нацисты уходили в основном в Латинскую Америку - прежде всего в Аргентину, но также в Бразилию, Уругвай, Парагвай, Чили, Боливию, реже - в Испанию и Португалию, еще реже - на Ближний Восток. Диктатор Аргентины Хуан Перон был поклонником Гитлера;

огромное влияние на самого Перона оказывала его жена Эва (Эвита). Начав свою "карьеру" в качестве проститутки, она переходила от одного любовника к другому, выбирая все более статусных (при этом все больше презирая выходцев из элиты) и наконец оказалась в постели Перона. В 1947 году она совершила широко освещавшийся в печати "Тур Радуга" по Европе. Тур был акцией прикрытия главной операции - размещения в швейцарских банках того, что семья Перон "позаимствовала" у Бормана, с одной стороны, и организации перевода нацистских миллионов из Европы в Аргентину. Этим занимался руководитель "троса" "Die Spinne" ("Паук") Отто Скорцени.

В Аргентине неплохо устроился и бывший шеф гестапо Мюллер, продолжавший контролировать тайную полицию этой страны даже после того, как в 1955 году Перона свергли и тот отправился в Испанию. В Боливии под именем Клауса Альтманна поселился Клаус Барбье - "лионский мясник".

Здесь он торговал оружием и стал одним из организаторов знаменитого Медельинского картеля.

Нацисты вообще активно развивали наркотрафик в Латинской Америке. Резонов у них было два:

экономический - деньги и идеологический - продолжение уничтожения недочеловеков иным, чем раньше, способом - с помощью наркотиков. Ну а поскольку наркотики шли в США, это был еще и способ косвенно поквитаться с американцами, которых немцы считали "сбродом мутантов всех рас, считающих себя суперменами".

Часть нацистов оказалась на Ближнем Востоке - в Египте, Сирии, Иране. Египетскую разведку на рубеже 1940 - 1950-х годов возглавлял бывший шеф варшавского гестапо Л. Гляйм, взявший арабское имя Али Нашер. Там же служили бывший советник Гиммлера Б. Бендер (полковник ибн Салем), бывший шеф гестапо Дюссельдорфа И. Демлер и немало других. Об активности О.

Скорцени в Египте, о том, как он консультировал Насера, я уже не говорю. Арабский геополитический проект конца 1940-х годов, направленный против Израиля, США и СССР (и одновременно рассчитанный на усиление противостояния США и СССР на Ближнем Востоке), это дело бывших эсесовцев, чьи дети и внуки, нередко для вида приняв ислам, работали и работают в арабо-мусульманском мире. Этот мир манит их не только нефтью и газом, но и неким оккультным потенциалом, обладанием которым был озабочен орден Черного Солнца и особенно его верхушка во главе с 12 рыцарями.

Далеко не все нацисты, особенно из разведки, бежали из Германии. Часть их осталась там, активно сотрудничая с американцами в рядах Организации Гелена. Эта нацистская разведсеть стала глазами и ушами американцев в самом начале Холодной войны. В 1942 году Гелен возглавил Fremde Heere Ost (Отдел зарубежных армий Востока) - сектор генштаба, анализирующий разведданные, поступающие с восточного фронта. Чтобы избежать конфликтов с "Абвером", Гелен создал собственную сеть шпионов и информаторов - Организацию Гелена. В апреле 1945-го Гелен предложил свою организацию англичанам для борьбы с Россией, однако не получил ответа. Тогда, сложив свои архивы в 50 металлических контейнеров и спрятав их в трех разных местах в Германии, геленовцы решили сдаться американцам и предложить свои услуги им.

Начальник штаба Эйзенхауэра Уолтер Беделл Смит (с 1950-го по 1953 год он будет директором ЦРУ, а затем сменит А. Гарримана в качестве посла в СССР) в нарушение американских законов привез Гелена и его нескольких людей на своем самолете в Вашингтон. Договорились, что Гелен будет работать против русских в автономном режиме - но в рамках целей и задач, которые поставят американцы. Так на службу США было поставлено нацистское подполье в Германии, купившее тем самым себе свободу от преследований. В результате "практически все, что США узнали о советских целях и возможностях в самом конце Второй мировой войны, пришло из антикоммунистического подполья, отфильтрованного через нацистскую организацию, связанную с международной финансовой элитой" (14).

Организация Гелена развивалась в тесном контакте с ЦРУ, будучи фактически его департаментом по русским и восточноевропейским делам. Она получила из фондов ЦРУ 200 миллионов долларов - Аллен Даллес весьма ценил Гелена, о котором говорил, что у того ум профессора, сердце солдата и чутье волка. В 1946 году Гелен вернулся в Германию и начал создавать немецкую разведку - еще до образования ФРГ. Численность его организации выросла с 350 до 4 тысяч человек. С 1956-го по 1968 год Гелен, рыцарь Мальтийского ордена (15), был президентом Bundesnachriechtendienst (BND) немецкой разведки.

В 1980 году Мартин Борман, которому перевалило за 70, жил в Буэнос-Айресе, писал мемуары и продолжал много ездить по Америке. Под его контролем находилась огромная бизнес-империя.

Ею управляли представители второго поколения нацистов - дети и племянники тех 100 тысяч высокопоставленных нацистов, которые перебрались в Южную Америку после войны. Они получили образование в лучших университетах Европы и Америки, а тайную подготовку - в таких владениях, как колония Дигнидад в Чили. В Чили бывшие нацисты зачастили, после того как в 1973 году Киссинджер организовал приход к власти Аугусто Пиночета, чтобы защитить интересы Рокфеллера, патрона Киссинджера, в этой стране.

Возможно, одной из последних акций, которой руководил уже престарелый Борман, было заключение мира между Четвертым рейхом и Израилем, а еще точнее - между спецслужбой Четвертого рейха "Дези" и "Моссадом". После того как "Моссад" выкрал Эйхмана, который спокойно жил в Южной Америке, пока не начал писать мемуары, в которых помимо прочего рассказывал и о контактах между нацистами и сионистами, "Дези" и "Моссад" начали взаимный беспощадный отстрел сотрудников, агентов прикрытия, информаторов. Начиная с 1961 года потери "Моссад" составляли более 100 человек в год (16). Потери "Дези" если и были меньше, то ненамного. В 1980-е годы стороны решили договориться. В Аргентине при "коспонсорстве" ЦРУ встретились Борман и некий "серый кардинал" из Израиля, когда-то руководивший еврейским лобби в США. Нацисты передавали Израилю золото (столько, что пришлось вывозить его в течение двух дней двумя транспортными самолетами "Геркулес") и 5 миллиардов долларов трансфером через швейцарские банки (А. В. Морозов предполагает, что в 1990-е годы скорее всего именно на эти средства Израиль начнет стремительно разворачивать ядерную программу).

Нацисты же получали гарантии неприкосновенности немецким и западноевропейским (но не восточноевропейским) нацистам от преследования со стороны "Моссад" и ЦРУ (17).

Главной целью Бормана и созданного им Четвертого рейха как ядра нацистского интернационала в 1980 году, как и в 1945-м, оставались подъем Германии и возрождение национал-социализма. Что же получилось в сухом остатке на сегодняшний день? Каковы результаты, если подвести баланс?

"Время господства Германии в Европе с госпожой Меркель в роли неофициального, но бесспорного лидера, фактически уже наступило", - писала "New York Times" в 2011 году. "Европа теряет свое демократическое лицо, а Германия все больше утверждает свое доминантное положение" - это уже из статьи "Возрождение Четвертого рейха, или Как Германия использует финансовый кризис для завоевания Европы", опубликованной "Daily Mail" в августе того же года.

Автор статьи верно указал на связь финансов и финансового кризиса с подъемом Германии:

именно немцы больше всех выиграли от введения евро (две трети экономического роста ФРГ в последнее десятилетие связаны с введением евро), а теперь, в случае отказа от него (этого хочет процент немцев), меньше проиграют. В чем он ошибся, так это в нумерации: Четвертый рейх уже существует, он был создан в 1943 - 1947 годах, и его финансовая база сыграла большую роль в подъеме ФРГ в 1950 - 1960-е годы, в феномене "германского чуда";

так что речь должна идти о Пятом рейхе.

Как и мечтали когда-то отцы-основатели Четвертого рейха, Германия - экономический лидер Европы: в 2011 году ее ВВП составил 3 триллиона 280 миллиардов 530 миллионов долларов. В Германии создается альянс крупнейших немецких компаний, который займется покупкой месторождений и добычей сырья во всем мире - серьезная заявка. Не менее важно и то, что в финансовой борьбе в Европе немцы загоняют в угол своего главного противника - англичан, борьбу с которыми они ведут с 1870-х годов. Нынешняя политика ФРГ ведет к утрате независимости банковской системы Великобританий, независимости Сити - главного мирового оффшора, с чем англичане никогда не согласятся. И в этом плане угроза Кэмерона о возможном выходе его страны из Евросоюза - не пустой звук. Меры бюджетного регулирования, которые предлагают немцы, носят антилиберальный характер и ориентированы на серьезную модификацию капитализма как системы. Председатель 42-го Давосского форума (25 - 29 января 2012 года) немец Клаус Шваб открыто заявил о системном кризисе капитализма и о том, что эта система "уже не соответствует миру вокруг нас".

В том же духе высказывается и А. Меркель. Она же первой среди западных лидеров начала атаку на мультикультурализм, который является интегральным элементом неолиберальной экономической схемы и вне ее немыслим. Вслед за Меркель с критикой мультикультурализма выступили английский премьер Кэмерон (причем во время визита в Германию) и, в бытность президентом Франции, Саркози. Иными словами, именно Германии с ее богатыми антилиберальными и антиуниверсалистскими, националистическими традициями мировая верхушка поручила начать демонтаж того, чем клялись в течение последних 30 лет. Это свидетельствует о серьезном, качественном изменении места Германии в мировых раскладах. Еще большее подтверждение тому - событие, произошедшее 4 апреля 2012 года.

В этот день одна из наиболее крупных немецких газет - "Suddeutsche Zeitung" опубликовала стихотворение нобелевского лауреата по литературе (1999) Гюнтера Грасса "То, что должно быть сказано" ("Was gesagt werden muss"). Это стихотворение - острая критика Израиля за его политику по отношению к Ирану, угрожающую уничтожением иранского народа, а вдобавок и Германии за то, что продает Израилю оружие. Косвенно это упрек и в адрес немцев, которые молчат, боясь обвинений в антисемитизме.

Как заметил в свое время В. Маяковский, отвечая на вопрос В. Шкловского, как поэт мог написать строки "Я люблю смотреть, как умирают дети", надо знать: когда написано, почему написано и с какой целью.

Момент для написания выбран удачно: Германия стала экономическим лидером и только что ( октября 2010 года) завершила выплату репараций по итогам Первой мировой войны (суммарно эквивалентных 100 тысячам тонн золота). Ключ к тому, почему и с какой целью написано, - где и как опубликовано стихотворение: не только в немецкой газете, перевод тут же появился одновременно в трех крупнейших мировых газетах - в итальянской "La Republica", испанской "El Pais" и американской "The New York Times". Такой одновременный североатлантический залп по Израилю не может быть случайностью;

согласованное решение о такого рода акции может быть принято на уровне, существенно превышающем государственный, - на уровне руководства наднациональных структур мирового согласования и управления.

Целей сразу две. Во-первых, "черная метка" Израилю и той части мировой еврейской диаспоры, которая поддерживает его жесткий антииранский курс и грозит втянуть США в конфликт с Ираном, когда нынешней администрации и стоящим за ней кланам верхушки мирового капиталистического класса этот конфликт меньше всего нужен, а скорее всего нужны переговоры.

Во-вторых, и это главное, мировая публикация стихотворения фиксирует новый мировой статус Германии, и проявляется он прежде всего в снятии негласного запрета немцам критиковать Израиль и евреев - то есть рушится психологическая доминанта "неизбывной вины немецкого народа перед евреями". Об этом красноречиво говорит и биография того, кто выступил со стихотворением: с ноября 1944-го по апрель 1945 года Грасс служил в "Waffen SS". Иными словами, символическую акцию двойного психоисторического назначения проводит бывший эсэсовец.

Стихотворение Грасса - не единственный пример постепенного снятия вины немцев за прошлое, а косвенно - с Третьего рейха, причем не только перед евреями, но и перед другими народами Европы и прежде всего перед русскими.

С 2004 года в ООН ежегодно проходит голосование по документу о недопустимости ксенофобии и расизма, в котором отдельной строкой подчеркивается недопустимость героизации нацизма. США, как правило, воздерживались, а европейские страны голосовали "за" - то есть против героизации нацизма. Но в 2011 году 17 стран Евросоюза проголосовали против этого документа, открывая тем самым двери героизации нацизма. А годом раньше, в 2010-м, в Немецком историческом музее прошла выставка "Гитлер и немцы" с подзаголовком вполне в духе нацистской риторики: "Гитлер как воплощение народного идеала спасения нации". Готовится переиздание "Mein Kampf" - ее, как утверждают аналитики, не переиздавали не потому, что автор - Гитлер, а потому что, согласно немецкому законодательству, в случае, если автор умер, не оставив наследников, переиздание его трудов возможно только через 70 лет. Впрочем, еще до истечения этого срока, по-видимому, выйдет цитатник из "Mein Kampf".

Еще одна линия косвенной реабилитации нацизма и Третьего рейха - попытки приравнять рейх и СССР, гитлеризм и сталинизм, возложить на СССР такую же, как на Германию, вину за развязывание Второй мировой войны и представить нашу Великую Отечественную войну как схватку двух тоталитаризмов, из которых один другого хуже. Уже и у нас появились подонки, именующие Великую Отечественную "советско-нацистской" (то есть внутритоталитарной) войной.

Выходят целые сборники о Великой Отечественной, где в качестве равноправных представлены точки зрения российских и немецких историков на Вторую мировую. При этом не только немецкие историки, но и некоторые российские говорят о "борьбе тоталитаризмов", начисто забывая, что именно гитлеровская Германия совершила акт агрессии по отношению СССР, что именно ее руководство ставило задачу физического и психоисторического уничтожения русских и что война с Гитлером была битвой за физическое и историческое существование русских и других коренных народов России, прежде всего славянских. Тоталитаризм здесь ни при чем.

Итак, Германия "на коне", ее статус в мировой системе неуклонно повышается, экономически, похоже, она сводит счеты с Великобританией. Мечты нацистских бонз, создавших "невидимый рейх", сбываются? Разрушены СССР и Югославия, немцы отчасти поквитались с сербами;

Германия "выиграла" у России Болгарию;

неолиберальная (контр) революция ослабила позиции доллара. Deutschland опять uber alles? Все хорошо? Все хорошо - но что-то нехорошо. И этого "нехорошо" навалом. Как говорили в советских фильмах, "рано радуешься, фашист".

Во-первых, никто не отменял документа под названием "Kanzler akt" ("канцлер-акт"), о существовании которого рассказал в начале XXI века вышедший в отставку генерал немецкой разведки Комосса. В мае 1949 года, пишет генерал, руководство оккупированной Германии было вынуждено подписать с США документ (действием на 150 лет, то есть до 2099 года), согласно которому кандидатура канцлера ФРГ утверждается в Вашингтоне;

кроме того, внутренняя и внешняя политика, политика в области образования и СМИ в значительной степени тоже определяются в Вашингтоне. Согласно утверждениям Камоссы, "канцлер-акт" действует до сих пор - его никто не расторгал, а если учесть наличие американских баз в ФРГ и контроль над общественным мнением, то иначе, чем протекторатом США, нынешнюю Германию, при всех ее экономических успехах, назвать нельзя.

Во-вторых, не стоит забывать о степени экономической и политической интеграции немецкой верхушки в Pax Americana, в атлантизм как проект. В послевоенный период американские корпорации вложили в ФРГ огромные средства.

В-третьих - и это, пожалуй, самое главное: ситуация с человеческим материалом и демографией.

Мало того, что в середине XXI века немцев будет уже не 82, а 59 миллионов человек, значительный процент этого населения будут составлять турки, курды, арабы, африканские негры - то есть те, кого нацисты считали расово неполноценными;

полным ходом вдет социальная деградация низов, включая нижнюю часть среднего класса. Недаром Т. Сарацин назвал свою книгу "Самоликвидация Германии". Согласно социологическим опросам, 40 процентов немецких мужчин хотят быть домохозяйками, а 30 процентов считают создание семьи "избыточной ответственностью".

Впрочем, и с женщинами в Германосфере дело обстоит не лучшим образом - а как известно, вырождение любого вида начинается с самок. В качестве иллюстрации достаточно посмотреть трилогию австрийского режиссера Ульриха Зайделя "Рай" ("Любовь", "Вера", "Надежда"). Героиня первого фильма - неудачница, тихо сходящая с ума;

героиня второго - ее сестра, религиозная маньячка, заканчивающая тем, что делала с распятием Мадонна;

героиня "Надежды" - дочь героини "Любви". Это перекормленное (100-килограммовое) существо 13 лет, постоянно жующее чипсы, попкорн и гамбургеры, лежащее на диване и треплющееся по мобильнику - вот и вся бездумная активность, "рай" для тех, кто в Третьем рейхе проходил бы по графе "недочеловеки".

Ситуацию не меняет даже факт, что режиссер - австриец, а не немец, он принадлежит Германосфере (да и Гитлер тоже был австрийцем).

С таким человеческим материалом не то что Пятый рейх, вообще ничего не построишь. "Пятый рейх" с неарийским лицом - такое деятелям Третьего и Четвертого рейхов и в страшном сне не могло присниться. Выходит, что, по иронии или, как сказал бы Гегель, коварству Истории, "нацистский интернационал" в течение семи десятков лет работал на биомассу, которой никакой рейх вообще не нужен: достаточно бутылки пива, шмата колбасы и резиновой куклы. В нашем фильме "Судьба барабанщика" один из героев (точнее, антигероев) спрашивает другого: "За это ли ты боролся, старик Яков? " Так и хочется задать риторический вопрос: "За это ли ты боролся, старик Мартин? " За "Пятый рейх" с африканским лицом и арабской куфьей? Выходит, "крот истории" обманул нацистов, и Хеймдаль так и не протрубит в рог, возвещая начало Рагнарека Последней Битвы. Хольмганг (Суд богов) распорядился иначе. И тем не менее у нацистов есть наследники в современном мире. Но это тема отдельного разговора.

*** ФУРСОВ Андрей Ильич - директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, директор Института системно-стратегического анализа, академик Международной академии наук (Инсбрук, Австрия).

Как и предыдущие, статья представляет собой обзорное изложение содержания ряда книг и точек зрения их авторов. В случае, когда автор обзора высказывает собственную позицию, это специально оговаривается.

Ключевые слова: Третий рейх, Борман, Рокфеллер (ы), Латинская Америка, Израиль.

*** J. Marrs.

The Rise of the Fourth Reich. The Secret Societies that Threaten to Take Over America.

N. Y., "William Morrow" / "HarperCollins Publishers", 2008. 426 p.

*** D. Leffreys. Hell's cartel. IG Farben and the making of Hitler's war machine.

L. etc., "Bloomsbury", 2 008. 416 p.

*** (1) J. Marts. The Rise of the Fourth Reich. The Secret Societies that Threaten to Take Over America. N. Y., "William Morrow" / "HarperCollins Publishers", 2008.

(2) См. D. Leffreys. Hell's cartel. IG Farben and the making of Hitler's war machine. L etc., "Bloomsbury", 2008. P.

17.

(2) Я благодарен Д. Ю. Перетолчину, обратившему мое внимание на этот факт.

(3) Цит. по: Э. Генри. Гитлер над Европой? Гитлер против СССР. М., "Русский раритет", 2004. С. 234 235.

(4) D. Jeffreys. Hell's cartel. IG Farben and the making of Hitler's war machine. P. 343.

(5) S. Dunstan, G Williams. Grey wolf The escape of Adolf Hitler. The case presented. N. Y, "Sterling Publishing", 2011. P. 140.

(6) См. ibid. P. 115.

(7) А. Мосякин. За пеленой янтарного мифа: Сокровища в закулисье войн, революций, политики и спецслужб. М., "РОССПЭН", 2008. С. 460-461.

(8) См. А. В. Морозов. Золото холокоста. М, "Вече", 2011. С. 244-245.

(9) См. J. Marrs The rise of the Fourth Reich. P. 138.

(10) J. Loftus, M. Aarons. Secret war against Jews: How Western Espionage betrayed the Jewish people. N. Y, "St.

Martin Griffin", 1994. P. 165 and fol.

(11) Цит.. по: J. Marrs. The rise of the Fourth Reich. P. 139.

(12) Ibid.

(13) Ibid. P. 122.

(14) Ibid. Р. 145.

(15) Мальтийский орден (Орден Госпитальеров, Орден Родосских рыцарей) играет важную роль в религиозно-политической и финансовой жизни Запада. Помимо прочего он осуществляет связь между Ватиканом и англосаксонскими спецслужбами ЦРУ и МИ-6. Последнее десятилетие орден активен в России, однако российские члены Ордена относятся к внешнему кругу и, естественно, не допускаются ни до реальных секретов, ни до принятия решений. Это, так сказать, членство, "нарисованное на холсте".

(16) См. А. В. Морозов. Золото холокоста. С. 214.

(17) Подробнее см. там же. С. 215 - 217.

к оглавлению КАРНАВАЛЬНЫЙ РЕЙХ, ИЛИ НОЧЬ РАЗУМА Дата публикации: 01.08. Автор: ПЕТР АЛЕКСАНДРОВ-ДЕРКАЧЕНКО Источник: Свободная мысль Место издания: Москва Страница: 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, Выпуск: 4 Как вы отнесетесь к утверждению о том, что популярный американский джазист Гленн Миллер, таинственно пропавший в декабре 1944 года, когда его самолет затерялся над Ла-Маншем, на самом деле выжил и под именем Юрия Андропова стал руководителем КГБ СССР? В пользу такой версии говорит внешнее сходство Г. Миллера с Юрием Владимировичем, много белых пятен в довоенной биографии последнего и самое главное - любовь Андропова к джазу!

Если вы считаете эту "версию" заслуживающей внимания, то вам крайне понравится книга "Серый волк" о якобы бегстве Адольфа Гитлера. Крайне увлекательная книженция! Не уступает, кстати говоря, другим подобным феноменальным исследованиям о переселении душ, НЛО, жидомасонских заговорах, йети и особенно - чупакабре. И вряд ли понравится эта рецензия.

Зато вы - просто находка для таких людей, как английские журналисты Саймон Данстен и Джерард Уильямс, о книге которых пойдет речь ниже. В ней авторы на полном серьезе утверждают, что Адольф Гитлер не погиб в бункере под рейхсканцелярией 30 апреля 1945 года (как гласит официальная версия), а благополучно переправился в Аргентину. Самолет доставил его из осажденного Красной армией Берлина (вот так вот, оказывается, из окруженного и обстреливаемого Берлина спокойно можно было вылетать куда угодно!) сначала на военный аэродром в Дании, а затем на военно-воздушную базу во франкистской Испании, в каталонском городе Реус. Оттуда путь фюрера (также по воздуху - просто реклама "летайте самолетами Люфтваффе!!!") лежал на Канарские острова (ну точно - "На Канары? Вместе с люфтваффе! ! ! "), у берегов одного из которых его ждала подводная лодка, благополучно доставившая фюрера в южноаргентинскую область Патагонию (поклонников Жюля Верна просят отвернуться). Там, в окрестностях городка Сан-Карлос де Барилоче, он якобы и провел остаток своих дней, уйдя в иной мир в 1962 году (очевидно, не перенес выход Советского Союза в космос!). Вместе с ним долгое путешествие из осажденного советскими войсками Берлина проделала Ева Браун, ждавшая второго (да-да, именно второго - поскольку первый, дочь Урсула, родился еще в Германии!) ребенка от фюрера, а также любимая овчарка главы Третьего рейха по кличке Блонди. Выжил якобы и Мартин Борман - ближайший соратник Гитлера, глава партийной канцелярии нацистской партии НСДАП, рейхсляйтер и проч., и проч. Более того, именно он (вместе с также уцелевшим группенфюрером СС Генрихом Мюллером) и организовал как бегство фюрера, так и перевод за океан огромных денежных средств, которые позволили безбедно прожить остаток жизни как Гитлеру, так и Мюллеру, а уж самому Борману - в первую очередь.

Такова основная фабула повествования. Звучит, что и говорить, захватывающе. Конечно, остаются некоторые вопросы. Почему надо было ждать окружения Берлина, а не улететь раньше, когда риск был бы минимальным? Может, конечно, Гитлер был любителем острых ощущений... И почему, в таком случае, не улетели все остальные бонзы Третьего рейха - Гиммлер, Геринг и проч. ? Но это неправильные вопросы, поскольку подобно "неправильным пчелам", кусавшим Винни-Пуха, эти неправильные вопросы до боли "кусают" авторов мастерски написанного шарлатанства.

А написано действительно мастерски - книга читается на одном дыхании. И совсем не случайно:

ведь ее авторы - известные мастера художественного слова. Дж. Уильямс - тележурналист и режиссер-документалист, работавший на "Скай-ньюс", "Би-би-си" и других известных телеканалах, объехавший не менее 65 стран и написавший, кажется, обо всем, что привлекало внимание западного телезрителя: о распаде СССР и войне в Югославии, геноциде в Руанде и войне в Заливе 1990 года, войне в Ираке 2003 года и цунами 2004-го (1). Его соавтор С. Данстен - журналист, фотограф и режиссер-документалист из Лондона, который как пирожки "печет" книги на военную тематику (главным образом о Второй мировой и Вьетнамской войнах - их вышло уже более 50 (2).

Но журналист - не историк-профессионал. Эту банальную истину осознаешь тем больше, чем глубже вчитываешься в содержание опуса С. Данстена и Дж. Уильямса. И прежде всего потому, что там, где историк рискует навлечь на себя обвинение в непрофессионализме, журналист всегда может прикрыться своим правом на "версию": дескать, не нравится - не читайте. Как тут не вспомнить Остапа Бендера в момент вышвыривания с корабля после попытки выдать каракули за изображение сеятеля: "Нет, ну я так вижу! Если вы не согласны - давайте спорить! Давайте обсуждать в конце концов, но зачем же сразу - руками!!!" К этому испытанному приему в полной мере прибегают и авторы рецензируемой книги. Чего стоит одно только следующее заявление: "Выводы, сделанные нами на основе исследований и дедуктивных умозаключений, мы выделили в тексте курсивам (так в тексте. - П. А-Д), чтобы отделить от того, что мы считаем установленными фактами. Охотясь на зверя, мы не всегда видим саму добычу - мы чаще видим ее следы, которые указывают, где был зверь и куда он направился.

Таковы и наши поиски Серого Волка" (С. 249). В общем, думайте, читатели, как хотите: мы вас не обманываем, собственную отсебятину мы отделяем от "проверенных" фактов, но не можем ее игнорировать, ибо следы налицо - пусть и нечеткие.

При ближайшем рассмотрении, однако, все оказывается иначе. Во-первых, далеко идущие умозаключения слушком часто воспроизводятся в книге отнюдь не курсивом - как, например, данные о венчании Гитлера и Евы Браун в частной церкви на ранчо Сан-Рамон (см. С. 396)). Кроме того, в ряде случаев примечания, подтверждающие обязывающие заявления, сделанные опять же "некурсивом", содержат откровенную "липу". Например, когда основной текст говорит об одном, а содержание примечания касается совсем другого. Так, рассказ о встрече Бормана с президентом Аргентины Хуаном Доминго Пероном содержит отсылку к информации о размерах инвестиций нацистов в этой стране (см. С. 335, прим. 25;

а также С. 410).

Во-вторых (и это гораздо важнее!), кто сказал, что "мы не всегда видим саму добычу", то есть что прямых свидетельств не существует либо что они, по меньшей мере, несостоятельны? Да сами же С. Данстен и Дж Уильямс! Причем это делается, что называется, "не отходя от кассы" - уже на второй странице предисловия (см. С. 26), где авторы уверенно утверждают: "Наконец-то проведена ДНК-экспертиза знаменитого фрагмента "черепа Гитлера", несколько десятилетий хранившегося в Москве. Он принадлежит женщине 30 - 40 лет, но не Еве Браун.

Не существует также неоспоримых судебных доказательств предполагаемой смерти Мартина Бормана;

в 1988 году власти Германии сообщили, что согласно результатам теста на ДНК скелет, захороненный возле Рейхстага, - это скелет кого-то из старших родственников Бормана, чье имя остается неизвестным. Остатки были кремированы, а пепел развеян над морем. Семья Бормана отказалась признать находки. Кости же, обнаруженные в могиле Мюллера при эксгумации в году, принадлежат трем разным людям".

При этом в книге, буквально переполненной атрибутами того, что принято называть "научным аппаратом" и что вообще-то призвано способствовать прозрачности авторских выводов - перечень воинских званий СС и кригсмарине (см. С. 16 - 17), "Список сокращений" (см. С. 18 - 22), "Список карт и схем" (см. С. 23), выражения благодарности руководству и сотрудникам архивов и библиотек и другим лицам (что является обязательным элементом академической вежливости) (см. С. 367 - 369), но прежде всего - пространные и пустые примечания в конце книги (см. С. 371 432), - так вот, в этой книге не нашлось пары строчек для того, чтобы указать источник столь обязывающих свидетельств, как отрицательные результаты анализа ДНК вызывающих костных останков, приписываемых сторонниками официальной версии Гитлеру, Борману и Мюллеру!

Почему? Ответ очевиден: потому что все это - ложь, фальшивка.

Учитывая, с какой скрупулезностью в других случаях авторы подтверждают свои замечания самого что ни на есть частного характера (вплоть до конструкции туалетов и состава рациона питания на подводных лодках кригсмарине (см. С. 256;

С. 397, прим. 35 и 36), подобную "неувязочку" трудно назвать случайной. Тем более, что при желании несложно обнаружить, к примеру, факсимиле документа из Архива ФСБ РФ, свидетельствующего об обратном (во всяком случае, применительно к останкам Гитлера и Евы Браун): оно выложено в Интернете сразу на нескольких ресурсах (3). Согласно этому документу - обращению председателя КГБ СССР Ю. В.

Андропова в ЦК КПСС от 13 марта 1970 года, останки фюрера, его любовницы, супругов Геббельс и их детей (всего - 10 трупов), захороненные в границах советской военной базы в городе Магдебург (ГДР), были уничтожены в 1970 году по прямому приказу Ю. В. Андропова для того, чтобы избежать очевидных политических последствий, связанных с передачей места захоронения немецким властям. Факсимиле содержит все необходимые атрибуты подлинности: официальный бланк КГБ СССР начала 1970-х годов, дату, исходящий номер, подпись Ю. В. Андропова, номер архивной описи. И это прямое свидетельство - явно не единственное. Да и опубликовано оно не сегодня. Однако С. Данстену и Дж. Уильямсу до него (как и до прочих прямых свидетельств, не укладывающихся в их версию событий) дела нет. Главное для них - сотворить ложь, а потом попытаться подкрепить ее выборочными (притом косвенными) признаками.

Точно так же выглядит и аргументация, на основе которой авторы утверждают, что на последних официальных снимках, изображающих Гитлера рядом с Артуром Аксманом и членами гитлерюгенда, сделанных 20 марта 1945 года, изображен его двойник (о как!). Ссылка на некоего "Альфа Линни, профессора медицинской физики из университетского колледжа Лондона и авторитетного эксперта-криминалиста" (С 26) не сопровождается примечанием. Попытавшись разобраться, мы выяснили, что Альф (точнее - Альфред) Линни (Alfred Linney) реально существует.

Однако на его официальной странице (4) в перечне публикаций работа, специально посвященная идентификации двойника Гитлера, не упоминается: либо ее не было вообще, либо сам автор не считает ее достаточно важной для себя.

В общем, "а был ли мальчик" - неясно. Но даже если Альф Линни действительно попытался доказать факт существования двойника, то это мнение остается лишь личным мнением одного (пусть даже и весьма авторитетного) эксперта, которого явно недостаточно. Да и, строго говоря, сам этот факт ничего не меняет. Ведь снимки (как уже говорилось) сделаны 20 марта 1945 года, когда даже по официальной версии Гитлер был еще жив. А вот применительно к периоду после апреля это свидетельство не работает. Впрочем, авторы, заранее предчувствуя претензии, игриво уворачиваются от них, дезавуируя собственное заявление замечанием: "Фюрер был не единственным вождем, использовавшим двойников: несколько двойников было у Сталина, по крайней мере один - у Черчилля;

фельдмаршал Бернард Монтгомери, "Монти, успешно применил военную хитрость с дублером, чтобы ввести немцев в заблуждение относительно своих передвижений перед "днем Д" в 1944 году" (С. 27).

Вот такая "игра в наперстки", цель которой - перетянуть разговор на зыбкую почву косвенных данных и абстрактных логических конструкций, где (при наличии упорства и элементарной сноровки) можно доказать что угодно. Собственно говоря, в этом плане С. Данстен и Дж. Уильямс не оригинальны: именно так и поступают энтузиасты поисков снежного человека-йети, НЛО, чупакабры и т. п. Не видно особой оригинальности и в нагнетании мотива "заговора": в данном случае - заговора лидеров западных союзников, которые все знали, но скрывали от своих граждан (точно так же, например, как они скрывают следы пребывания на земле представителей внеземных цивилизаций): ведь в обмен на молчание они получили доступ к военным технологиям, колоссальным культурным и материальным ценностям, которые в противном случае были бы попросту уничтожены или (что еще хуже) попали бы в руки ненавистных "Советов". Да и вообще, "в те дни политическая и военная обстановка в мире была до предела обострена конфликтом двух вооруженных ядерным оружием сверхдержав с диаметрально противоположными идеологиями, и сбор разведданных в Аргентине далеко не был главным приоритетом ни для СССР, ни для США, ни тем более для Израиля" (см. С. 34 и др.).

Следует заметить, что столь резко раскрученный в начале книги мотив столь же резко сходит на "нет". И это при том, что он абсолютно доминирует в главах 1 - 13, составляющих части первую ("Триумф нацистов") и вторую ("Охота за сокровищами рейха"), где содержится много сведений о нацистских военных разработках и нацистском золоте. Причем в этих-то вещах авторы разбираются великолепно, а примечания к соответствующим разделам содержат действительно ценную информацию. То же самое можно сказать и о сведениях, касающихся перекачки части материальных ценностей (в ценных бумагах, валюте и золоте) из Германии в Швейцарию, франкистскую Испанию и Южную Америку: здесь данные, собранные С. Данстеном и Дж.

Уильямсом, явно заслуживают доверия.

Впрочем, и тут некоторые вопросы остаются (и отнюдь не второстепенные по содержанию). Так, например, из главы "Охота за военными технологиями" (см. С. 163 - 172) мы узнаем много интересного о том, как американские и британские спецслужбы гонялись за нацистскими специалистами, научно-технической документацией (чертежи, патенты на изобретения и пр.), оборудованием и образцами готовой продукции военно-технического характера, стремясь не допустить их попадания в руки Красной армии. Не узнаем мы только одного: каким образом их действиям "поспособствовала" информация, переданная вездесущим Борманом. Впрочем, то же самое касается и культурных ценностей: нам сообщают много фактов о службе так называемых Monuments Men, призванных спасать памятники архитектуры и искусства в ходе военных действий, а также об их выдающихся находках (С. 118;

146 - 147 и др.). Неясно лишь, в какой мере эти действительно незаурядные люди были обязаны своими успехами информации, полученной лидерами западных союзников в обмен на молчание о судьбе Гитлера.

Тем более что тут же авторы и сами признаются, что "организации Monuments Men не всегда удавалось вовремя прибыть на свои объекты" (С. 147).

Но если так - то была ли "инсайдерская информация" "от Бормана" вообще? Этот вопрос тем более интересен, что, как теперь уже действительно широко известно, СССР также удалось "отщипнуть" себе немалую долю как от "ракетного", так и от "ядерного" проектов Гитлера - пусть ему и досталось много меньше, чем западным союзникам. Но ведь досталось! Да и культурных ценностей Красная армия обнаружила немало: чего стоит только одна "Сикстинская мадонна" Рафаэля, да и другие шедевры из Дрезденской галереи, позднее возвращенные ГДР "щедрым" Н.


С. Хрущевым! При всем желании, не скажешь, что это - продукт "второй свежести". А ведь все эти находки были осуществлены без всякой помощи Бормана! Так существовала ли таковая в действительности?

Данные, излагаемые на страницах 193 - 194, как будто призваны аргументировать положительный ответ на этот вопрос. Там сообщается о существовании так называемого декрета Нерона - "Декрета о мероприятиях по разрушению [инфраструктуры] на территории рейха" от 19 марта 1945 года, который предписывал "полную ликвидацию всей промышленной инфраструктуры и производственных мощностей: планировалось также уничтожить все культурное наследие рейха и всех ключевых сотрудников предприятий и учреждений, которые могли бы быть полезными державам союзников, хотя в официальный текст декрета эти планы не были включены" (С. 194).

Дальше С. Данстен и Дж Уильямс по умолчанию предлагают исходить из здравого смысла: декрет был, но его не выполнили;

не выполнили - значит, неспроста;

неспроста - значит, за это была заплачена огромная цена;

и главное - такой ценой мог стать только "зеленый свет" на побег Гитлера! Внешне все выглядит логично. "За кадром", однако, остается, во-первых, факт отсутствия документальных свидетельств самого существования "декрета Нерона": ибо уничтожение инфраструктуры перед лицом наступающего врага - это все же не уничтожение всего культурного наследия Запада (или даже наиболее ценной его части!);

во-вторых, на логичные умозаключения авторов можно ответить не менее логичными (и в этом случае - имеющими многочисленные подтверждения) доводами, согласно которым множество нацистских бонз "второго эшелона", страстно желавших спасти свою шкуру, буквально жаждали поделиться с американцами и англичанами известной им информацией на этот счет. В-третьих, наконец, хорошо (в том числе и на уровне документов) известно, что в марте - апреле 1945 года нацистское руководство было уже отнюдь не всемогущим: даже если бы "декрет Нерона" существовал в действительности, то воплотить его в жизнь это руководство уже не могло (по крайней мере полностью). Иначе не получают никакого объяснения неоспоримые факты "утечки" значимой (пусть и не большей) части гитлеровского "наследия" в СССР, которому (как об этом говорилось уже выше) оно вовсе не предназначалось.

Короче говоря, содержащиеся в первых 13 главах книги пространные рассуждения о военных технологиях, грабеже культурных ценностей и финансовых махинациях лидеров Третьего рейха не содержат никакой информации ни в пользу тезиса об успешном побеге Гитлера из Берлина, ни вопреки ему. Все эти рассуждения введены авторами лишь для создания информационного шума, призванного создать у читателя преувеличенное впечатление о характере информированности авторов. Последние действительно много знают о Третьем рейхе и его вождях, но вся эта информация не касается судеб Гитлера, Евы Браун, Бормана и Мюллера после 30 апреля 1945 года.

Аккуратно "встроенные" между блоками действительно достоверных данных, авторские домыслы оказываются надежно спрятанными от внимания читателя. Тем более что - для еще большей уверенности - сверху информационный массив "припудрен" сведениями, не имеющими никакого отношения ни к Гитлеру, ни к Еве Браун - например о мимолетном романе Эвы Дуарте (знаменитой Эвиты) и греческого магната-судовладельца Аристотеля Онассиса (см. С. 331).

Тот и другой персонажи хорошо известны читателям из глянцевых журналов и призваны отвлечь их внимание там, где по существу вопроса у авторов нет никаких надежных данных. Ибо вся история о том, как Эвита "кинула" Бормана, присвоив себе больше средств, чем ей полагалось по "предварительному договору" (почему не Чарли Чаплин? Он ведь не выплачивал Гитлеру авторские отчисления за знаменитые усики! Впрочем, может, это была специально продуманная акция прикрытия...), а также о том, как нацистский бонза, отсидевшийся в баварских Альпах, летом 1947-го покидает Италию, беспрепятственно следуя через итальянские и англо американские блок-посты, а за ним неотступно следует "честный мент" капитан Ян Белл, не способный его арестовать, выстроена на песке и напоминает плохой шпионский роман (см. С 329 336).

Не будь информационного шума, на поверхности оказались бы те нехитрые методы дезинформации, которыми не брезгуют С. Данстен и Дж. Уильямс, переходя к основному предмету разговора - судьбе Гитлера после 30 апреля 1945 года (см. гл. 14 и далее). И первый в их ряду метод многократного повтора необоснованных доводов, пафосная эмоциональность которых шаг за шагом все более уверенно подменяет собой собственно аргументацию, которая, при более внимательном рассмотрении, оказывается либо явно недостаточной для далеко идущих умозаключений, либо отсутствует вообще.

В середине главы 16 авторы делают обязывающее заявление: "... в предыдущих главах можно было увидеть, что побег Гитлера из Берлина на удивление хорошо задокументирован" (С. 249). Однако "в предыдущих главах" означает отнюдь не главы 1 - 15 (как можно было бы подумать), а лишь глава 14 и начало 15-й: ранее о деталях побега не говорится вообще - речь идет о чем угодно, только не об этом;

позднее же сообщается о "событиях", последовавших уже после бегства из осажденной столицы рейха, - перелете в Реус (Испания) и дальнейшем пути в Южную Америку. Таким образом, искомые "документы" (существуй они на самом деле) следует искать исключительно на страницах 205 - 225. Однако и эта часть книги не свободна от информационного шума и деталей, лишь косвенно касающихся интересующего нас вопроса: сюда относятся пространный рассказ о бункере, его планировке, выходах в старое и новое здания рейхсканцелярии (см. С. 205 - 210), достоинствах немецких шифровальных аппаратов новейшего типа (см. С. 211 - 212), общей ситуации в Берлине конца апреля 1945-го и т. п. Таким образом, на авторские рассуждения собственно о побеге остается совсем немного места;

при этом самая "лакомая" их часть напечатана курсивом, что, как уже говорилось, подразумевает "выводы, сделанные авторами книги на основе собственных исследований и дедуктивных умозаключений" (С. 217).

Оставим напечатанное курсивом и обратимся к основной части текста. Итак, что в сухом остатке?

Широк ли круг действительно значимых для авторской концепции "голых" фактов? Отнюдь! Вот они:

- в 20-х числах апреля 1945-го Гитлер, случайно обратившись к офицеру охраны СС, заявил, что, пока он жив, конфликт между СССР и западными союзниками наступить не может, но что, сохрани он жизнь, он привел бы Германию к победе (см. С. 210, прим. 3). На наш скромный взгляд, читателю (если он, конечно, вслед за авторами заранее не убежден в подготовке плана побега) сказанное ничего не объясняет;

- генерал Г. Вейдлинг, командующий обороной Берлина, предложил использовать для побега Гитлера 40 танков (мощно! 40 танков против всей Красной армии). Однако и этим предложением фюрер не воспользовался (С 211, прим. 5);

- Борман подписал и послал по засекреченной аппаратуре связи сообщение: "Согласен на предложенное перемещение за океан" (С. 211, прим. 8);

это замечание сопровождается ссылкой на книгу видного современного израильского историка и политика Михаэля Бар-Зохара "Мстители" (5) - источник весьма авторитетный. Проблема лишь в том, что конкретная страница не указывается, а всего этих страниц - около 300. Кроме того, монография М. Бар-Зохара совсем не о Бормане: в ней говорится о мстителях-сионистах, преследующих нацистских убийц, виновников Холокоста. Все это заставляет предположить, что в книге израильского ученого говорится о чем угодно, но не о содержании цитированной шифровки;

- в составлении окончательного плана побега Борману и Мюллеру помогал Герман Фегелейн, группенфюрер СС, муж сестры Евы Браун, друг Бормана. Соответствующее примечание, однако, вовсе не подтверждает этого замечания: оно содержит информацию о возможном романе Фегелейна с Евой Браун (см. С. 212, прим. 10 - С. 390);

- Фегелейн произвел рекогносцировку на местности и узнал, что из имеющихся временных взлетно-посадочных полос наиболее подходящей является бульвар на Гогенцоллерндам, выход на который открывала станция метро "Фербеллинер плац" (см. С. 213 - 214). Эту информацию читатель должен принять на веру, ибо ссылками на источник она не подтверждается;

- данные о ситуации в районе этой станции метро бригаденфюрер СС Монке, командовавший обороной рейхсканцелярии, 27 апреля запрашивал непосредственно у воевавшего в этом районе танкиста СС Оскара Шефера;

в примечании к этому тезису содержатся лишь указания на источник информации об О. Шефере (см. С. 214 - 215} прим. 13);

впрочем, если даже в тот день его действительно вызывал Монке и наградил Рыцарским крестом, едва ли это что-то доказывает:

сколько других таких верных служак в те дни выражали готовность стоять до конца и были отмечены за это командованием? В общем, мы вновь видим созданного из мухи слона;

- летчик Ханна Райч, вылетевшая из Берлина с временной полосы у Бранденбургских ворот, вспоминает, что видела транспортный самолет "Ю-52" "неподалеку от взлетной полосы... Пилот в одиночестве стоял рядом. Он явно кого-то ждал" (С. 217, прим. 17). Авторы пытаются уверить читателя, что самолет стоял именно на Гогенцоллерндам, и что пилот ждал именно Гитлера;

однако других доказательств, кроме собственных рассуждений, не приводят;

- наличие у Гитлера двойника - Густава Вебера, который стал заменять его после покушения июля 1944 года. О несостоятельности этого аргумента уже говорилось выше (и еще будет говориться ниже);

в том же духе сообщается и о дублерше Евы Браун, имя которой даже не называется (см. С 217-218);

- имя пилота "Ю-52", приземлившегося на Гогецоллерндам - гауптштурмфюрер Петер Эрих Баумгарт, со слов которого и сообщается о полете в Теннер (Дания), где самолет фюрера совершил промежуточную посадку и произошла замена летчика;


Баумгарт как минимум дважды повторил это на допросах (см. С. 221 - 223, прим. 3, 6). Но вот незадача: "По данным общественной группы расследований преступлений в Освенциме, летчик был выпущен на свободу в декабре 1951 года, отбыв 3 из 5 присужденных ему лет заключения. После этого о нем больше не поступало никаких сведений" (С 392). Осталась только заметка в скромной провинциальной американской газете "Санкт-Петерсбург таймс" за 19 декабря 1947 года, которой и предлагается верить. Все, как в случае с НЛО: свидетель должен исчезнуть!

- строго говоря, остаются еще слова некоего Фридриха фон Ангелотти-Макенсена, унтерштурмфюрера СС, видевшего Гитлера на аэродроме в Теннере, где эсэсовец (раненый и находящийся в полубредовом состоянии!) стал свидетелем последнего выступления вождя (см. С.

223 - 224, прим. 5). Зачем было фюреру выступать перед солдатами в момент, когда он более всего должен был стремиться остаться незамеченным, - неясно. Были ли другие свидетели происшествия - не говорится. Ну, а "после войны Макенсен, судя по всему, также исчез" (С. 392}.

Кто бы сомневался?

В общем, пусть читатель сам судит о том, есть ли у авторов основания утверждать, что "побег Гитлера из Берлина на удивление хорошо задокументирован". Скорее в данном случае на ум приходит поговорка о слове "халва": повтори его хоть тысячу раз, но во рту слаще не станет. Но у С.

Данстена и Дж. Уильямса, кажется, иное мнение на этот счет. И они продолжают в том же духе до самого конца книги.

Впрочем, стремясь уверить читателя в своей правоте, они не ограничиваются лишь методом уверенного повторения. Помимо этого, они используют некорректное цитирование: выдержки из подлинного документа подаются таким образом, что возникает впечатление, будто они подтверждают выводы авторов, на самом деле утверждающих прямо противоположное. Так, например, на С. 287 - 289 сообщается о прибытии подлодки с Гитлером и Евой Браун к аргентинскому побережью в районе города Некочеа, следы которого будто бы обнаружил комиссар полиции Луис Мариотти;

однако, вышестоящее начальство приказало ему забыть об инциденте. К этому свидетельству прилагается донесение ФБР из Буэнос-Айреса, датированное августом 1945 года, в котором со ссылками на местную прессу говорится о подозрениях, будто в немецкой колонии в районе Вилья-Хессель скрываются немцы, тайно высадившиеся на побережье с нацистских субмарин. При этом документ заканчивается однозначно: "... не выявлено никаких следов недавнего невыясненного прибытия немцев" (С. 289). Однако читатель "все понимает", рассуждая: ведь не случайно же храброму комиссару Мариотти приказали молчать - дыма-то без огня не бывает!

Естественно, все случаи отсутствия информации толкуются в пользу авторской концепции, не осталось свидетелей самоубийства Гитлера 30 апреля 1945-го - значит, его не было (см. С. 26 и др.);

нет данных о потоплении западными союзниками подводных лодок кригсмарине номеров U-1235, U-880 и U-518 - значит, они были использованы для транспортировки Гитлера и его присных (см. С.

243 и др.). При этом, если это выгодно авторам, поверхностные аналогии выстраиваются буквально на пустом месте, а предположения на глазах "бронзовеют" и подаются в качестве очевидных фактов. Так, если в конце апреля 1945 года из Берлина в принципе можно было бежать (что не отрицалось, в частности, и высшими офицерами Красной армии), значит, Гитлер и в самом деле бежал (см. С. 232 и далее). Еще один пример того же рода - надуманная связь между старым прозвищем Гитлера "Вольф" (волк), названием группы "Морской волк" (к которой принадлежали названные субмарины U-1235, U-880 и U-518) и названием аргентинского острова Исла де Лобос (дословно "остров волков") (см. С. 236, 251).

Как в известной поговорке: если за вами не следят, это еще не означает, что у вас нет паранойи.

В числе других методов работы С. Данстена и Дж Уильямса - подмена раскритикованной за несостоятельность официальной версии новой, еще более несостоятельной как с точки зрения формальной логики, так и (что более важно) с точки зрения доказательств, единственное достоинство которой состоит в самой ее новизне. В качестве примера можно привести, в частности, уже дважды упоминавшуюся историю о "двойнике" Гитлера Густаве Вебере (см. С. 217 и далее).

Весь рассказ о нем целиком построен на утверждении об отсутствии свидетелей самоубийства фюрера 30 апреля 1945 года. Однако то же самое применительно к таинственному "Густаву Веберу", все рассуждения о котором базируются исключительно на уже упоминавшейся неопубликованной экспертизе (см. С. 218, прим. 20;

а также С. 390) не вызывает подозрений у авторов книги.

Конечно же, оригиналы документов, которым положено исчезнуть, немедленно исчезают (точно так же, как это происходит и со свидетелями, о чем уже говорилось выше). Например, именно так получилось с "бумагами Лемана" - подлинником мемуаров Отто Лемана, будто бы являвшегося личным врачом Гитлера в Аргентине. Они были "потеряны" капитаном Мануэлем Монастерьо "в одном из переездов, которых в его жизни было немало" (С. 359). Тем не менее это не помешало предприимчивому аргентинцу издать книгу "Гитлер умер в Аргентине", а С. Данстену и Дж.

Уильямсу - использовать ее как надежный источник.

В общем, игра в "веришь - не веришь" продолжается почти на каждой странице рецензируемой книги. Многословные авторы с грудой фактов в руках говорят (точнее - болтают) о чем угодно, но оказываются крайне лаконичными там, где это действительно имеет отношение к делу. При этом на протяжении всего текста они умудряются избежать постановки вопросов, которые возникают при чтении уже едва ли не первой страницы и так и остаются без ответа. Приведем хотя бы некоторые вопросы (иди, по меньшей мере, самые главные): Например, чем объяснялась активность Бормана по спасению Гитлера: личной преданностью? интересами дела? какого дела?

Ведь фюрера обязательно стали бы искать! Он нужен был в роли знамени, символа несокрушимости нацизма? Но тогда почему феникс так и не восстал из пепла? Что изменилось? И т. д., и т. д.

Да и кому он был нужен? Своему народу, который его ненавидел за переносимые ужасы войны?

Может быть, армии? Она давно и отчаянно разуверилась в нем. Своему окружению, для которого он был нежелательным носителем информации и ярмом, способным утянуть всех за собой в ад?

Скажем прямо: даже если бы Гитлер захотел спастись, ему бы этого не дали сделать. Причем - свои же.

Переадресуем все эти вопросы С. Данстену и Дж. Уильямсу без всякой надежды услышать в ответ что-либо путное. Ведь журналистика, в отличие от науки (в том числе - исторической), - это бизнес.

В данном случае бизнес двух предприимчивых и небрезгливых английских писак оказался успешным - книга продается вовсю. А деньги, как говорится, не пахнут. Что же касается правды, не приносящей денег, - то она, как известно, для неудачников.

На этом и остановимся?

Ах да, еще и название книги - "Серые волки". Оно наводит на аналогию. Помните, в известном фильме "Карнавальная ночь" товарищ Огурцов в бесподобном исполнении Игоря Ильинского излагает свой бредовый план проведения "встречи Нового года" с докладчиком и пр. ? Ему тогда говорит один сотрудник, ошалевший от услышанного бреда: "Неплохо Вы поработали своим серым веществом! ". И товарищ Огурцов ему отвечает: "Не такое уж оно у меня и серое, как Вы думаете! " Добавить нечего!

*** АЛЕКСАНДРОВ-ДЕРКАЧЕНКО Петр Петрович - председатель Русского исторического общества.

Ключевые снова: Гитлер, Борман, Мюллер, Третий Рейх, нацизм, Вторая мировая война, бегство нацистов, Аргентина, Швейцария, В. фон Браун, В. Гейзенберг.

*** С. Данстен, Дж. Уильямс.

Серый Волк. Бегство Адольфа Гитлера.

М., "Добрая книга", 2012. 432 с., 40 ил.

*** (1) См. www.amazon.com/Gerrard-Williams/eB005BDPCKY (2) См. www.amazon.com/Simon-Dunstan/e/B001HMRGFC (3) См., например: www.hist.ru/hitler2.html и др.

(4) См. www.medphys.ucl.ac.uk/mgi/alf/ (5) См. М. Bar-Zohar. The Avengers. L, "Arthur Barker", 1968.

к оглавлению О СОЦИАЛЬНОЙ ПРИРОДЕ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА Дата публикации: 01.08. Автор: БОРИС СЛАВИН Источник: Свободная мысль Место издания: Москва Страница: 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, Выпуск: 4 Размышление над книгой Больше двадцати лет прошло с тех пор, как исчез с политической карты мира Советский Союз.

Однако дискуссия о его природе и причинах падения не прекращается. Новым подтверждением этому стала недавно вышедшая книга под редакцией профессора МГУ Александра Бузгалина и московского руководителя Фонда Розы Люксембург Петра Линке. В ней представлены самые разные (порой - полярно противоположные) точки зрения на советское прошлое. Рассмотрению некоторых из них и посвящена эта рецензия.

СССР: тоталитарное общество? буржуазный проект?

Прежде всего замечу, что авторы составивших книгу материалов, за редким исключением (статья Даниэля Гайдо), некритически повторяют аргументы о тоталитарной природе Советской власти.

Так, например, канадский профессор Пареш Чаттопадхъяй пытается доказать, что Октябрьскую революцию не следует считать успешной "пролетарской революцией", а власть большевиков подлинно "рабочей властью", поскольку они якобы никогда не опирались на самих рабочих. "В октябре 1917 года, - пишет он, - судьба более 170 миллионов человек была решена несколькими людьми, не относившимися к пролетариату, далекими от реальных процессов производства, не подлежавшими при этом свободным выборам (и, соответственно, отзыву) со стороны трудового народа" (С. 263). И это говорится о большевиках и Ленине, которые считали, что социальные революции всегда творят широкие массы и рабочие могут осуществить успешную революцию только в союзе с крестьянством, составляющим абсолютное большинство российского народа!

К сожалению, сугубо априорный подход к пониманию природы советского общества используют и некоторые другие авторы рассматриваемой книги, доказывающие, например, невозможность создания социализма в советской стране по причине ее якобы абсолютной технической и экономической отсталости по сравнению с развитыми капиталистическими странами. В частности, этой позиции придерживается профессор Михаил Воейков, который доказывает, что Октябрьская революция и советское общество по сути своей являлись сугубо буржуазными феноменами (см. С. 199 и далее). Напомню, что конечной причиной движения истории по Марксу являются не техника, а люди, трудящиеся классы, которые не только создают технику, но и являются главной производительной силой общества. Они же - и субъектами общественных, в том числе производственных отношений. Именно они делают свой выбор в истории, меняя буржуазные отношения на социалистические. Без такого подхода просто невозможно понять диалектику и логику движения истории, смену одного способа производства другим, капитализма социализмом. В этом смысле техноцентризм Воейкова оказывается всего лишь начетничеством.

Гораздо более гибко ставит вопрос доктор экономических наук Андрей Колганов. По его мнению, советское общество одновременно решало задачу буржуазной модернизации и задачу превращения постреволюционной России в социалистическое общество (см. С. 166). С одной стороны, ученый считает, что вопрос об успешности построения социализма на базе "достраиваемой" на ходу материальной базы капитализма "остается открытым", а с другой - что "СССР с этой задачей не справился". Думается, однако, в данном случае можно найти много более однозначный ответ. Я уверен, что прежде всего следует указать на государственную собственность на основные средства производства, с одной стороны, и сознательный или планомерный характер развития экономики и социальной сферы, с другой.

Наряду с известными идеологическими и политическими причинами именно эти объективные факторы заложили социалистический вектор развития советского общества, обеспечивающий в первую очередь удовлетворение интересов рабочего класса и трудового крестьянства.

При этом главное объяснение крушения факта советского проекта и его возможного возрождения в будущем я связываю не столько с появлением в России постиндустриальных технологий (хотя они исторически и необходимы), сколько с отсутствием или появлением в ней такого революционного фактора, как наличие левой партии и ее подлинно научной программы, отвечающей новым реалиям XXI века, партии, способной выразить насущные интересы большинства трудящихся. Только такая авангардная и массовая партия может повести за собой всех ограбленных, униженных и оскорбленных диктатурой олигархического капитала в России и мире.

Следует отметить, что А. Колганов достаточно близко подошел к пониманию социальной природы советского общества, когда назвал ту силу, которая подготовила и обеспечила переход от социализма к капитализму По его мнению, ею стала бюрократическая элита, появившаяся тогда, когда прекратились успехи "на пути продолжения модернизации", дававшие этой элите шанс на повышение и укрепление ее статуса. После потери данного шанса она стала искать "иные пути для реализации своих интересов" (С. 191). Со временем бюрократия вообще перестала замечать изначальный социалистический вектор развития страны, связанный с социальным творчеством масс, общественной самодеятельностью и демократией "для всех". В итоге она сдала "в утиль социалистические лозунги и кинулась приобретать буржуазные источники дохода" (Там же). До открытого перехода на капиталистический путь у нее оставался один шаг, который она и сделала в начале 1990-х годов.

Определив реальный социальный слой, прекративший осуществление советского проекта, Колганов, к сожалению, не заметил тех сил, которые противостояли ему в лице убежденных коммунистов и возникающих новых политических организаций и движений левой ориентации.

Помнится, к одной из них ("марксистская платформа") принадлежал и сам А. Колганов. В итоге высказанное им в начале главы утверждение, что социалистический проект не был "обреченной утопией", осталось недоказанным. Мало того, на мой взгляд, он сам провозгласил "новую утопию", утверждая, что не индустриальная, а только постиндустриальная эпоха создает адекватную базу для социализма. На самом деле данная эпоха сама по себе, без социальной борьбы никогда не даст социализма, как не дала его индустриальная эпоха в США и Европе в XX веке.

Убеждение Колганова в том, что советская держава погибла лишь потому, что не смогла создать в национально ограниченных рамках постиндустриальную экономику, на мой взгляд, возвращает нас к уже решенному старому спору меньшевиков и большевиков о материальных предпосылках социалистической революции в России. На мой взгляд, автор гораздо ближе к истине, когда заявляет о принципиальной неспособности разных фракций бюрократии в условиях перестройки защитить коренные интересы трудящихся. По его мнению, их "не собирались защищать ни те из номенклатуры, кто хотел капиталистической эволюции, ни те, кто выступал против нее" (С. 190 191). А кто же все-таки хотел защищать? На этот вопрос, к сожалению, у автора нет ответа.

По словам Колганова, повторный приход капитализма в Россию оказался неизбежным, поскольку он якобы был "единственно реально существующей альтернативной системой, соответствующей достигнутому уровню производительных сил, и к тому же занимающей господствующие позиции в мире" (С. 446). Наблюдая нарастание современных социальных протестов в арабском мире, Европе, США и других странах, думаю, что никакого соответствия производительным силам эта система не имеет. Напротив, современные производительные силы (технические и человеческие) уже давно восстают против нее. Говоря о "единственно реальной" альтернативе, не следует также забывать и об опыте таких стран, как Китай, Вьетнам, Куба и др.

Не думаю также, что социализм может появиться только после постиндустриальной модернизации капиталистических стран и совершения в них одновременной мировой революции.

Это какая-то ново-старая догма, которую сегодня выдвигают некоторые левые идеологи. Во первых, по содержанию она больше соответствует не социализму, а коммунизму;

а во-вторых, исходя из современного уровня становления постиндустриального общества и роста противоречий между капиталистическими странами, думаю, что подобная перспектива носит слишком абстрактный и потому весьма отдаленный характер. Нельзя же просто сидеть и ждать, когда наступит такое благоприятное время!

Своеобразную позицию в понимании советского общества занимает профессор Григорий Водолазов, доказывающий, что советское общество являлось абсолютно новой исторической формацией, которая лежит между капитализмом и социализмом. С его точки зрения, она представляет собой неизвестный ранее исторический феномен, противоположный как капитализму, так и социализму (см. С. 406).

Следует признать, что многие теоретические рассуждения Водолазова, связанные с пониманием современности, носят неординарный характер, однако в конечном итоге игнорируют переходную природу советского общества. А это в свою очередь ведет к тому, что он не замечает существенные различия между сталинизмом и другими политическими режимами в советской истории (своеобразный либерализм нэпа, авторитарно-демократическое правление Хрущева, авторитаризм Брежнева и демократия времен перестройки). В итоге живая советская история испаряется, и вместо нее остается лишь сплошное господство одного тоталитарного режима власти.

История СССР - важный опыт для социализма XXI века Коснувшись концепций, которые вызывают у меня несогласие, и в полной мере признавая за их авторами право на собственную точку зрения, позволю себе осветить также и те отраженные в рецензируемой книге представления, которые, с моей точки зрения, достаточно адекватно интерпретируют природу СССР и причины его падения.

К таковым, в частности, относится материал, написанный профессором Александром Бузгалиным.

С его точки зрения, в СССР сложился так называемый мутантный социализм. Слово "мутантный" заимствовано из биологии, в которой это понятие означает "стойкие изменения наследственных структур живой материи". Лично я не сторонник употребления биологических и иных естественно-научных терминов в обществоведении - они мало что дают для понимания специфики социальных отношений;

но в данном случае постараемся определить, какое содержание за ними стоит у автора.

Насколько можно понять, применительно к обществу слово "мутация" употребляется А.

Бузгалиным для обозначения изменения его основных признаков под влиянием развития производительных сил, форм собственности, социальной структуры, идеологии, культуры, международной обстановки и т. д. (см. С. 31).

Поскольку эволюция советского общества была связана с зарождением, развитием и падением социализма, то сразу возникает вопрос: как следует трактовать тот главный исторический процесс, в рамках которого эта эволюция, или трансформация, происходила? Как известно, в традиционной (по выражению автора - "ортодоксальной") марксистской версии этот процесс назывался "переходом от капитализма к социализму" или точнее - переходом от капиталистической формации к коммунистической, где социализм означал ее первую фазу. По мнению Бузгалина, в условиях конца XX и начала XXI века такое понимание оказывается недостаточно точным. Он считает, что в рамках "критического марксизма" следует рассматривать природу и эволюцию советского общества в более широком философско-историческом аспекте, означающем некую генеральную трансформацию человечества от "царства необходимости" к "царству свободы".



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.