авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Поморский государственный университет имени М.В. Ломоносова Факультет иностранных языков VIII Ломоносовские научные студенческие и аспирантские ...»

-- [ Страница 2 ] --

• фамильярно-разговорная лексика (4%): verrckt (в знач. «сума сшедший»), der Wanst, anglotzen;

• фамильярная лексика (5%): der Wicht, der Lmmel, der Herrgott, muschenstill;

• грубая лексика (3%): baumeln (в знач. «висеть на виселице»), das Maul (в знач. «рот»);

• ругательства (3%): der Hllenbraten (устар.), der Schafskopf;

• шутливая лексика (7%): der Gockelhahn, den Garaus machen, hausen (в знач. «жить»), der Bratenrock, der Halunke.

Кроме того, в текстах сказок встречаются эвфемизмы, свойственные разговорной речи (5%): это эвфемизмы, употребляющиеся для обозна чения черта: der Drache, der Grnrock, а также эвфемизмы, употребляю щиеся для обозначения различных животных: волка – der Graukopf, лиса – der Rote.

В текстах сказок встречается также большое количество диалектиз мов (в проанализированных текстах было найдено 46 диалектизмов), ко торые можно подразделить на три группы: лексика из северных облас тей страны (33% от всех диалектизмов), лексика из южных областей страны (30%) и региональная лексика, область распространения кото рой точно не определена (37%). Причиной того, что лексика из северно немецких диалектов преобладает над лексикой из южнонемецких диа лектов, является тот факт, что братья Гримм занимались сбором мате риала для своего сборника сказок на территории Гессена (Кассель, Франкфурт на Майне, Марбург) и Вестфалии (Бекендорф, Мюнстер).

Данная территория соотносится определенным образом с границами диалектов немецкого языка. Граница между верхненемецкими диалекта ми и нижненемецкими диалектами («линия Бенрата») проходит немного южнее города Кассель, а города Мюнстер и Бекендорф входят в зону нижненемецких диалектов.

Лексика северных диалектов представлена следующими примерами:

der Kerl, packen, die Hast, die Schrze, das Schneewittchen, die Eller, sach te, die Drossel, die Kate и т.д. К лексике южнонемецких диалектов отно сится: schauen, der Karren, droben, sich schicken, daheim, hpfen, erstau nen, der Holzhacker, kehren (в знач. «подметать»), das Scheit, der Weiher.

Региональной лексикой является: har, hauen (в знач. «рубить»), der Rock (в знач. «жакет»), die Stube (в знач. «комната»), geschwind, die Dirne (в знач. «девочка»), beschauen, hernach, die Delle, spinnen (в знач. «мурлы кать») и т.д.

Шестым принципом для классификации словарного состава явля ются стилевая принадлежность лексических единиц. В современных ли тературных языках обычно выделяются следующие основные стили:

а) художественный, б) публицистический, в) научный, г) деловой, д) разговорно-бытовой. В связи с наличием этих стилей лексика языка подразделяется на несколько классов:

1. Нейтральная лексика. Ее роль очень велика: она связывает раз ные стили, объединяет их в один литературный язык.

2. Термины, которые связаны с научным стилем языка и обслужива ют сферу производства и техники.

3. Канцеляризмы – это слова, обслуживающие прежде всего нужды канцелярского делопроизводства.

4. Поэтическая лексика, характерная для художественных произве дений. Она несет оттенок выразительности, поэтичности и художествен ности. Наряду с книжнопоэтическими существуют также и народнопоэти ческие слова.

Сказка является художественным текстом, поэтому в ней можно встретить лишь незначительное количество лексики из других стилей – терминов, речь о которых шла выше (в исследованных текстах встреча ется 4 термина), или канцеляризмов (3 канцеляризма: das Schreiben, der anvertraute Brief, bewerkstelligen).

В текстах сказок преобладает нейтральная лексика, также довольно высок процент лексики высокого стиля. В проанализированных текстах встречается 132 слова высокого стиля, 5 поэтизмов, 4 эмоционально окрашенных слова. К лексике высокого стиля относятся следующие сло ва и выражения: sich zutragen, erblicken (в знач. «зрительно восприни мать»), Abschied nehmen, die Trbsal, das Haupt, herzen, gewahr werden, ruhen (в знач. «спать»), die Betrbnis, das Ansehen (в знач.

«внешность»), begehren, das Gastmahl и др. Некоторые слова высокого стиля имеют отрицательные коннотации: hoffrtig, dnkelhaft.

Поэтизмами являются следующие слова: drsten, das Brnnlein, hold, der Demant, das Himmelstor.

Итак, лексический состав сказок братьев Гримм является довольно разнообразным. В него входят все группы лексики, присутствующие в языке.

На формирование лексического состава сказок братьев Гримм по влиял ряд факторов. Прежде всего, к таким факторам следует отнести время создания сборников – начало 19 в. (1806 – 1814 гг.), обозначае мое как нововерхненемецкий период развития немецкого языка. Но сказки передавались из поколения в поколение, поэтому при их анализе следует учитывать и предыдущий период развития языка – ранний ново верхненемецкий.

Данная эпоха отразилась в таких группах лексики, как заимствова ния, архаизмы и неологизмы, в лексике профессиональных групп и лек сике отдельных групп общества.

В данный период преобладали заимствования из французского язы ка, так как он оказывал значительное влияние на немецкий язык, кото рое было обусловлено тем, что Франция считалась образцом для подра жания. Это влияние усилилось после неудачного исхода Тридцатилетней войны.

Кроме того, данная эпоха отразилась в лексике, которая с точки зрения современности считается архаичной. Другой процесс наблюдает ся при рассмотрении неологизмов: слова, которые в рассматриваемую эпоху считались неологизмами, сейчас не являются таковыми.

Помимо этого, данная эпоха отразилась в профессиональной лекси ке, так как в текстах употреблены профессионализмы, термины и про фессиональные жаргонизмы, находившиеся в употреблении у представи телей наиболее распространенных профессий: портных, ткачей, прях, строителей, музыкантов, сапожников, лесничих, звездочетов.

Время создания сборников отразилось и в лексике отдельных групп общества. Это касается лексики отдельных социальных групп. Преобла дание лексики из языка солдат обусловлено предшествующими войнами.

В текстах присутствует большое количество слов из языка охотников, так как охота была распространенным занятием среди населения. Эпоха отразилась и в лексемах классового жаргона. В сказках прежде всего присутствует язык правящего класса, то есть представителей королев ской власти.

Вторым фактором, наложившим отпечаток на лексический состав сказок братьев Гримм, является территория, на которой они собирали материал для своих произведений. Она отразилась в наличии диалек тальной лексики, которая встречается в текстах. Братья Гримм занима лись собиранием сказок на территории Гессена и Вестфалии. Линия Бен рата, разделяющая нижненемецкие и верхненемецкие диалекты, прохо дит немного южнее города Кассель, а города Мюнстер и Бекендорф вхо дят в зону нижненемецких диалектов. Этим объясняется преобладание в сказках лексики из нижненемецких диалектов.

Третьим фактором, повлиявшим на лексический состав сказок, явля ется стиль. Известно, что сказки были записаны со слов народа, поэтому процент разговорной и диалектальной лексики в текстах довольно вы сок. Но Вильгельм и Якоб Гримм обрабатывали язык сказок, стиль их яв ляется книжным, поэтому в текстах преобладает лексика высокого стиля.

Так как сказки являются произведениями художественной литературы, количество терминов и канцеляризмов в них незначительно.

Итак, в сказках отразилось все богатство словарного состава языка 18 – 19 веков. При этом комплексную характеристику словарного соста ва сказок братьев Гримм можно представить следующим образом:

• Лексика активного запаса • Лексика пассивного запаса • Исконные слова • Заимствования:

немецкие слова иноязычные слова кальки • Архаизмы:

формальные архаизмы семантические архаизмы историзмы • Неологизмы:

семантические неологизмы лексические неологизмы лексико-грамматические неологизмы • Профессиональная лексика:

профессионализмы термины профессиональный жаргон • Лексика отдельных групп общества классовый жаргон жаргон отдельных социальных групп арго • Литературная лексика • Разговорная лексика • Диалектальная лексика • Нейтральная лексика • Канцеляризмы • Поэтизмы М.А. Бужинская, 4 курс, нем. (вечернее) отделение ПГУ Науч. рук.: Л.Ю. Щипицина, канд. филол. наук, доцент каф. нем. яз. ПГУ Типы и особенности интеграции компьютерной профессиональной лексики в язык немецких СМИ Целью данной работы является исследование функционирования компьютерной лексики в языке немецких СМИ. В задачи исследования входило рассмотрение компьютерной лексики и компьютерного жаргона как лексического образования, описание типов лексических единиц дан ного класса, используемых в языке немецких СМИ, а также выявление способов их интеграции в систему немецкого языка.

Актуальность исследования определяется тем, что компьютер стал не отъемлемой частью во всех отраслях науки, экономики и в быту. Вместе с развитием компьютерной технологии развивается и складывается соот ветствующая терминология. Компьютерная лексика существовала снача ла как узкоспециальная лексика, связанная с вычислительной техникой и информатикой, но со временем она не только очень заметно расшири ла свой объем, но стала активно проникать в общее употребление. Дан ный тезис иллюстрирует пример 1, взятый из немецкой газеты Frankfur ter Allgemeine Sonntagszeitung (FASZ). Здесь в достаточно коротком предложении встречаются несколько обозначений компьютерной сферы:

(1) «Tagein landet die neue E-Mail im Postfach von Outlook. Die Soft ware von Microsoft ist in den meisten Bros und vielen Privathaushalten der Standard» (FASZ, 19.02.2006, Nr. 7, Seite 56).

Материалом нашего исследования послужили немецкие газеты и жур налы. Печатные издания как одно из средств массовой информации иг рают весьма существенную роль в распространении новой лексики и способствуют ее вхождению в общеупотребительный состав языка. В большинстве случаев именно газета является первым письменным ис точником, фиксирующим появление новых слов и выражений. Особен © Бужинская М.А., ностью компьютерной лексики является то, что этот тип слов употребля ется не только в технических текстах, но и в текстах другой тематики.

Так, в нашей работе мы рассматривали экономические тексты, опубли кованные в центральных немецких газетах и журналах в 2005-2006 году (Frankfurter Allgemeine Zeitung, Stuttgarter Zeitung, Zeit, Spiegel, Welt, Berliner Morgenpost и Sddeutsche Zeitung). Всего нами рассмотрено статьи общим количеством примерно 24 страницы стандартного газетно го формата, при этом выделены 122 лексические единицы. С учетом по вторного употребления и использования выделенных лексических еди ниц в разных типах словообразования (деривация, словосложение) это число значительно возрастает.

Выявленные примеры компьютерной лексики можно разделить на три основных группы: термины, профессионализмы и жаргонизмы (ср.

Riesel, Schendels 1975: 82-84, Щипицина 2006: 48-51). Примеры компь ютерной лексики указанных типов и статистические данные о их исполь зовании в газетных текстах экономической тематики выглядят следую щим образом:

Термины Профессионализмы Жаргонизмы Die Festplatte, archi- Die E-Mail, die Maustaste, Der Wurm, ein Paar vieren, der Chip, der PDF, die URL, das Klicks и т.д.

Zwischenspeicher, der Benchmark, Apple, das Anschluss и т.д. NTP, die Cebit и т.д.

30% 63% 7% Всего лекс. ед.: 122 (100 %) К терминологической лексике относятся слова или словосочетания, используемые для логически точного обозначения специальных поня тий. Так, чтобы правильно понять, что нам советуют авторы статьи «Grndlicher Frhjahrsputz fr Outlook» («Основательная чистка Outlook»), необходимо знать значения терминов die Festplatte (жесткий диск) и archivieren (архивировать):

(2) «…reicht ein Mausklick auf die Anlage und ein zweiter Klick mit der rechten Maustaste, um das Objekt auf der Festplatte zu speichern. Alte Nachrichten, die wichtig sind, aber nicht jeden Tag bentigt werden, lassen sich mit Outlook bequem archivieren» (FASZ, 19.02.2006, Nr. 7, S. 56).

Знание терминов необходимо также, чтобы точно понять значение сложных слов и словосочетаний:

(3) «Kreditkarten mit der neuen Chip-Technologie knnen beim Bezah len an der Kasse ausspioniert werden» - «кредитные карты с применени ем новой микротехнологии позволяют выследить вас при произведении оплаты» («Chip ohne Charme», Sddeutsche Zeitung, 06.03.2006, 13: Uhr).

Профессионализмами называются стилистически сниженные, разго ворного характера слова и словосочетания, используемые в профессио нальном общении. Чаще всего это разговорные дублеты терминов. Яр ким примером является профессионализм das Benchmark, это дублет от термина das Benchmarkprogramm (программа для (сравнительной) оценки вычислительной системы, тестовая программа). В статье «Bulga rische Merkwrdigkeiten» («Болгарские странности») проект «Trakia»

сравнивают с тестовой программой (das Benchmark), таким образом на зывая его первым очень значимым инвестиционным проектом:

(4) «Das Trakia-Projekt sei als „Benchmark” fr weitere PPP-Projekte ungeheuer wertvoll.» (FAZ, 18.05.2005, Nr. 113, S. 22).

Жаргонизмы – это просторечные слова профессиональной речи, бы товые, стилистически сниженные дублеты терминов и профессионализ мов. По своему происхождению профессиональные жаргонизмы – либо переосмысленные общеупотребительные слова, либо новообразованные от них, ср. пример (5), где речь идет о портале ElsterOnline с системой тройной защиты, в том числе от компьютерных вирусов и «червей»:

(5) «ElsterOnline ist gegen elektronische Viren, Wrmer und andere Computerschdlinge geschtzt. Es gibt drei Sicherheitsstufen» («Total digi tal», Sddeutsche Zeitung, 28.09.2005, 15:53 Uhr).

Четкой границы между терминами и профессионализмами, а также профессионализмами и жаргонизмами нет. Термин, употребляемый в той или иной сфере, одновременно является и профессиональным сло вом. В данном исследовании при делении на три лексические группы мы основывались на том, что термины – это официально принятые в ли тературном языке обозначения специальных понятий и предметов (Су перанская и др. 2003: 11-14), ср.: die Festplatte - ein Datentrger, beste hend aus einer oder mehreren bereinander angeordneten Metallplatten, die von einem Schreib/Lesekopf magnetisiert werden und so Daten spei chern knnen. Профессионализмы – это полуофициальные слова, кото рые способствуют непринужденному и экономичному общению. В эту группу также входят сокращения и аббревиатуры, названия фирм, на звания программного обеспечения и т.д. (das Outlook, MP3). К жарго низмам мы отнесли экспрессивные лексические единицы, часто связан ные с юмористическим обыгрыванием общепринятого термина, неха рактерные для книжно-письменной речи. Так, структура "To be dooced" образована юмористическим обыгрыванием названия веб-страницы www.dooce.com.

Полученные результаты исследования показали, что использование жаргонизмов не свойственно для газетных текстов и составляет 7%. Это можно объяснить спецификой рассматриваемого материала: жаргонизмы употребляют, главным образом, компьютерные специалисты в неприну жденном (устном) общении. Мы же рассматривали печатные тексты, причем не связанные напрямую с компьютерной тематикой.

К особенностям всех трех групп компьютерной лексики можно отнести то, что 1) в компьютерных обозначениях преобладают заимствования из английского языка, 2) эти обозначения часто являются экономичными (представляют собой аббревиатуры и сокращенные слова) и 3) данные обозначения характеризуются образностью (основаны на метафориче ском переносе).

Названия компьютерных комплектующих и программного обеспечения базируются преимущественно на англоязычных заимствованиях (ср.

Eisenberg 1999). Англицизмы составляют 45% от общего числа зафикси рованных лексических единиц (installieren, Microsoft, das Layout, das Notebook). В результате развития языка происходит адаптация слов (ge downloadet от англ. to download). Уже существующие слова приобретают новое значение (das Men, das Programm, die Adresse), также имеет ме сто семантическое калькирование (die Maus от англ. mouse, das Fenster от англ. window).

Изучением причин заимствования слов занимаются многие лингвисты.

Одна из главных причин – отсутствие соответствующего понятия в ког нитивной базе языка-рецептора (der Proxy – das ist eine Art Zwischens peicher fr Netzdaten, fr hufig angeforderten Daten). Другой немало важной причиной является мода на использование иностранных слов:

тот, кто употребляет английские слова, считается более современным и прогрессивным. Многие новые слова представляют собой неологизмы (das Outlook, MP3). Как и все модное, слова и выражения проходят раз ные этапы популярности – сначала они эпатируют окружающих, пред ставляясь им «элитарными» или «снобистскими», затем приобретают из вестную престижность и привлекательность, но впоследствии интенсив ность употребления падает, модные ранее слова и выражения становят ся повседневными. На переход англицизмов из разряда модных слов в разряд известных и повседневных влияет частота их использования. Та ким часто используемым словом английского происхождения, активно употребляемым также и в текстах экономической тематики, является слово das Blog/der (блог, от англ. weblog – сетевой дневник):

(6) «Leider lt sich die Frage, was ein gutes Weblog ausmacht und wie man erfolgreich bloggt, nicht einfach beantworten. Man sollte im Laufe der Zeit sein Thema und seinen eigenen Stil finden und das Blog hegen und pflegen.» («So kommt das Tagebuch flink ins Netz », FASZ, 13.11.2005, Nr.

45, S. 62) Особенностью входящей в общее употребление компьютерной лекси ки является то, что эта лексика часто представляет собой сокращения (das/der Blog от: Weblog, das Benchmark от: das Benchmark-Programm) и аббревиатуры (HP - Hewlett-Packard, NTP - Network Time Protocol, APS attached processor system, DDA - digital differential analyzer). Число со кращенных обозначений и аббревиатур в исследуемом материале соста вило 17% от общего числа примеров. Использование сокращений и аб бревиатур диктуется экономичностью выражения и необходимостью уп лотнения информации. Особое значение экономия выражения приобре тает в текстах научно-технического плана, в том числе, в текстах, где речь идет о компьютерах и программном обеспечении. Так, содержание примера (7) значительно увеличилось бы, если бы не были использова ны сокращения (7’):

(7) «Bei dem DDA-Chip knnen die Kreditkartendaten demnach beim Be zahlen elektronisch abgehrt werden;

bei dem SDA-Chip als der um einige Cents billigeren Version sei es sogar problemlos mglich, die Geheimnum mer abzugreifen.»

(7’) «Bei dem digital differential analyzer-Chip knnen die Kreditkarten daten demnach beim Bezahlen elektronisch abgehrt werden;

bei dem syn chronous data adapter-Chip als der um einige Cents billigeren Version sei es sogar problemlos mglich, die Geheimnummer abzugreifen.» («Chip ohne Charme», Sddeutsche Zeitung, 06.03.2006).

Однако использование сокращений и особенно аббревиатур преду сматривает знание несокращенного варианта или обозначаемого этим сокращением предмета (явления), ср. PC – der personalе Computer. Автор статьи, как правило, при первом упоминании слова или словосочетания использует его несокращенный вариант, ср.:

(8) «Der amerikanische Computerhersteller Hewlett-Packard (HP) be kommt in Europa durch die vom neuen Vorstandsvorsitzenden Mark Hurd verfgte Trennung des Computergeschfts von der Druckersparte keine or ganisatorischen Schwierigkeiten» («HP hat Drucker und Computer nie zu sammengelegt», FAZ, 22.06.2005, Nr. 142, S. 18) Отличительной чертой общеупотребительной компьютерной лексики является метафоричность (der Wurm, das Men, das Virus, klicken) – 11% от общего числа примеров. Метафоры могут сохраняться в заимст вованном варианте (E-Mail, der Bug) или переводиться (Maus). Использо вание метафорических обозначений помогает дать емкие и понятные обозначения для достаточно сухих и абстрактных понятий компьютерной техники, а также оживить общение. Особенно много метафорических обозначений в группе компьютерного жаргона. Так, в примере (9) речь идет о внезапном сбое в программе, который образно обозначается как der Absturz (букв. «падение»):

(9) «Eine allgemein zugngliche Software fhre im schlimmsten Fall zum Absturz eines Computers» («Die Elektroindustrie frchtet um ihre Erfindun gen», FAZ, 12.05.2005, Nr. 109, Seite 20).

В связи с большим количеством англицизмов в рассматриваемом ма териале вторую часть нашего исследования мы посвятили выявлению способов грамматической адаптации заимствованных слов в систему немецкого языка. Особенности вовлечения заимствованного слова в грамматическую систему языка и в процесс словообразования позволяет определить степень его интеграции в данную языковую систему. Показа тели интеграции слова в языковую систему немецкого языка могут быть фонетико-графического или морфологического плана (Schfer 2002: 75).

В нашей работе мы остановимся лишь на некоторых критериях мор фологической интеграции заимствованной компьютерной лексики в сис тему немецкого языка, в частности, на распределении заимствованных существительных по родам и на участии рассматриваемой компьютерной лексической единицы в словообразовательных процессах.

В английском языке деление по родам отсутствует, таким образом, при заимствовании англицизмов немецким языком необходимо их отне сение к конкретному грамматическому роду, что выражается в ис пользовании определенного артикля der, das или die. Чаще всего это происходит в ориентации на немецкое соответствие: слово die E-Mail от носится к женскому роду, т.к. немецкое соответствие слова mail «почта»

в нем. яз. женского рода (die Post). Слово der PC – мужского рода, т.к.

исходное словосочетание der Personal Computer - как все слова образо ванные с помощью суффикса –er (der Blogger) относятся к мужскому ро ду. Слово das Benchmark (das Testprogramm) среднего рода, т.к. это сло во является сокращением от das Benchmarkprogramm.

В некоторых случаях наблюдаются колебания в определении рода, например, слово Blog в одной и той же статье «Immer mehr Firmen ent decken Weblogs als Imagetrger» употребляется с разными артиклями.

Автор статьи Ulrich Hottelet относит слово к среднему роду, а представи тель компании «Sun Deutschland» Harald Gessner в своем интервью ис пользует данное слово с артиклем мужского рода:

(10) «Viele Entwickler fhren ein Weblog mit technischen Inhalten inner halb des SAP Developer Network … … 55 bis 60 unserer deutschen Mitarbeiter, hauptschlich Techniker, fh ren einen Blog» («Auch Unternehmenschef fhren Online-Tagebuch», Welt, 25. Mrz 2006).

Значительным фактором внешнего развития лексического состава яв ляется словообразование. С помощью словообразовательных элемен тов, характерных для немецкого языка, образованы слова: die Digitalisierung – от digital образован глагол digitalisieren, с помощью суф фикса для образования существительных –ung.

Немецкие глаголы обязательно получают суффикс –en: klicken, blog gen, downloaden, installieren.

Для немецкого языка характерно активное использование словосло жения, при этом английское слово может образовывать сложное слово в совокупности с другим англицизмом, с немецким словом и даже с аббре виатурой: der Megabyte-Bereich, der Outlook-Nutzer, Smiley-Enthusiasten, das PDF-Produkt, Mail-Gerte, die Blog-Philosophie, Blog-Guru, der Maus-zu Maus-Austausch.

В результате проведенного исследования можно констатировать, что компьютерная лексика активно используется в газетных текстах эконо мической тематики в виде терминов, профессиональных и жаргонных обозначений. Наличие трех групп компьютерной лексики свидетельству ет о важности данного лексического пласта для всех других сфер дея тельности и общения. Особенностью компьютерной лексики является значительное число англицизмов, сокращений и метафорических обо значений в ее составе. При этом заимствованные компьютерные обозна чения активно интегрируются в систему немецкого языка (присоедине ние артикля мужского, женского или среднего рода, включение в систе му склонения/спряжения и словообразовательную систему). Некоторые слова (например, der Computer и das Internet) используются настолько активно, что из разряда специальной лексики переходят в разряд обще употребительных слов.

Список литературы 1) Суперанская А.В., Подольская Н.В., Васильева Н.В. Общая терминоло гия: Вопросы теории / Отв. ред. Т.Л.Канделаки. Изд. 2-е, стереотипное. – М.:

Едиториал УРСС, 2003.

2) Щипицина Л.Ю. Особенности образования жаргонизмов в русской и не мецкой компьютерной коммуникации // Лингвистика и лингводидактика: со временные подходы: Сборник статей / Отв. ред. и сост. В.Я. Мыркин, Л.Ю. Щи пицина. – Архангельск, 2006. – С.48-66.

3) Eisenberg, Peter. Stirbt das Deutsche an den Internationalismen? Zur Integ ration von Computerwrtern. In: Der Deutschunterricht 1999. Nr. 3.

4) Riesel, Elise, Schendels, Evgenija. Deutsche Stilistik. – M., 1975.

5) Schfer, Werner. Von Handys und Erbex. Zur Diskussion um Anglizismen im heutigen Deutsch. In: DaF 2002, Heft 2. – S.75-81.

А.И. Ганина, 5 курс, нем. отделение ЧГУ (г. Череповец) Науч. рук.: В.Н. Чижова, канд. филол. наук, доцент каф. нем. филологии ЧГУ Лексико-семантическое поле глаголов речевой деятельности в современном немецком языке Цель работы: выявить и исследовать лексико-семантическое поле «Речевая деятельность человека», охарактеризовать его структуру и конституенты с точки зрения семантики и стилистики и обозначить се мантические отношения между ними (на примере глагольной лексики).

На первом этапе работы из немецко-русского словаря на основании словарных определений нами было отобрано 1227 глаголов речевой дея тельности, из них:

© Ганина А.И., • стилистически нейтральных – 712 (58,03 %);

• разговорных – 292 (23,79 %);

• книжных – 39 (3,18 %);

• устаревших – 57 (4,65 %);

• с оттенком неодобрения – 40 (3,26 %);

• в переносном значении – 87 (7,09 %) Все отобранные нами глаголы мы объединили в лексико семантическое поле. Лексико-семантическое поле – это «относитель но целостное, незакрытое и способное к развитию множество слов или их лексико-семантических вариантов, объединенных вокруг доминанты общностью лексического значения».

Основой для классификации глаголов внутри поля служит само понятие речи, которое также определяется по словарю как “система звуковых и словарно-грамматических средств, являющаяся орудием для выражения мыслей и служащая средством общения людей”.

Таким образом, понятие речи характеризуется следующими основ ными признаками: звуковая форма речи, речь как средство сообщения (информационный признак), речь как средство общения (коммуникатив ный признак).

В соответствии с этими признаками глаголы делятся на 3 подгруппы:

1) звучание речи;

2) речь как информация;

3) речь как средство общения.

Рассмотрим структуру первой подгруппы – звучания речи, вклю чающей глаголы с общим значением “произносить”. На основе общности дополнительной характеристики внутри этой подгруппы можно выделить микрополя с такими признаками:

1) степень звучности:schreien (кричать), flstern (шептать), tu scheln (шушукаться);

2) высота звука: im Ba sprechen (басить), piepsen (пищать);

3) темп произнесения: plappern (тараторить), schnattern (тараба нить), schwatzen (трещать), dehnen (тянуть), durch die Zhne sprechen (цедить);

4) четкость/нечеткость звучания: stammeln (бормотать), brummen (бубнить), murmeln (бурчать), lallen (лепетать), deutlich aus sprechen – отчеканивать;

5) сходство речи со звуками, которые издают птицы или животные:

schnurren (мурлыкать), brllen (рычать), zischen (шипеть), klffen (тявкать), flennen (скулить), bellen (лаять), quacken (квакать), glucken (кудахтать), gurren (ворковать);

6) сходство речи со звучанием неодушевленных предметов: raus chen (шелестеть), knarren (скрипеть), rollen (рокотать), surren (гудеть);

7) звуковые особенности, присущие только речи: krchzen (сипеть), lispeln (шепелявить), stottern (заикаться), nseln (гнусавить);

8) особые формы произнесения: singen (петь), deklamieren (дек ламировать), vorlesen (читать), diktieren (диктовать).

Глаголы, входящие в остальные 2 подгруппы и обозначающие речь как информацию и речь как средство общения, можно условно разделить на:

1.Глаголы информирования: ankndigen, anvertrauen, signalisieren, verknden, zitieren, berichten, erklren (в значении «сообщать»), hinzufgen, informieren, melden, mitteilen, prophezeien, reden, sa gen, sprechen.

2.Глаголы, выражающие отношение к предмету речи, его оценку:

sich uern, sich aussprechen, kritisieren, loben, pldieren, protestie ren, rgen, zustimmen.

3.Глаголы объяснения: erklren (в значении «объяснять»), erlutern, kommentieren.

4.Глаголы описания: beschreiben, schildern.

5.Глаголы оценки: bezeichnen, nennen, werten.

6.Глаголы выделения главного в речи, подчеркивания: bekrftigen, bemerken, betonen.

7.Глаголы речевого общения: reden, sprechen, absprechen (в значе нии «договориться»), diskutieren, besprechen, mitreden.

8.Глаголы, обозначающие отказ: absprechen (в значении «отказы вать»), abwehren, lossagen, untersagen, versagen, verzichten.

9.Глаголы обобщающей семантики: konstatieren, feststellen, zusam menfassen.

10. Глаголы речевого воздействия: fordern, versprechen, verlangen, abraten, warnen, werben, berfordern, bitten.

Приведенная классификация и описание подгруппы глаголов речи с общим значением звучания не являются единственно возможными, но представляют собой один из приемлемых вариантов.

С.В. Калинина, 4 курс, нем. отделение ЧГУ (г. Череповец) Науч. рук.: Н.П. Сухарева, канд. филол. наук, доцент ЧГУ Лексико-семантическое поле и валентностные свойства глаголов чувственного восприятия в немецком языке Слово является основной единицей языка. Каждое слово имеет лек сическое значение, которое понимается как его «предметно вещественное содержание, оформленное по законам грамматики данного языка и являющееся элементом общей семантической системы словаря данного языка» (Виноградов 1953: 10).

Многие слова характеризуются наличием нескольких лексических значений. Такое явление называется «многозначность».

На основе лексических значений все слова объединяются в лексико семантические поля «Поле – это совокупность языковых (главным обра зом лексических) единиц, объединённых общностью содержания (иногда общностью формальных показателей) и отражающих понятийное, пред метное или функциональное сходство обозначаемых явлений» (ЛЭС 1990: 380).

© Калинина С.В., Были рассмотрены некоторые классификации глаголов современного немецкого языка. Взяв за основу семантические классификации С.М. Ки бардиной и Л.М. Васильева, мы определили место глаголов чувственного восприятия в лексико-семантической системе языка.

Глаголы чувственного восприятия – это глаголы, которые «обозна чают отражение сознанием человека внешней среды, свойств и предме тов внешнего мира» (Васильев 1981: 52).

Проанализировав два произведения из художественной литературы на немецком языке, мы установили, что все глаголы чувственного вос приятия различаются по способу восприятия. В результате была создана классификация из 6 подгрупп:

1.глаголы зрительного восприятия 2.глаголы слухового восприятия 3.глаголы осязания 4.глаголы обоняния 5.глаголы слухового восприятия 6.глаголы с общим значением восприятия Внутри каждой группы глаголы находятся в определённых семантиче ских отношениях и объединяются в синонимические ряды.

Глаголы были рассмотрены с точки зрения валентности, под которой понимается «способность глагола освобождать в предложении опреде ленные места, которые занимаются различными членами предложения».

В результате этого мы выяснили, что все глаголы чувственного воспри ятия обладают рядом валентностных характеристик и могут быть двух или трехвалентными, иметь один или несколько актантов, которые могут быть как облигаторными, так и факультативными. Валентностная струк тура данных глаголов может быть охарактеризована следующими моде лями:

• Субъект восприятия – объект восприятия • Субъект восприятия – объект восприятия – процесс • Субъект восприятия – объект восприятия – место восприятия • Субъект восприятия – объект восприятия – место восприятия – спо соб восприятия • Субъект восприятия – степень восприятия • Субъект восприятия – объект восприятия – степень восприятия Исходя из полученных данных была составлена классификация ва лентностных свойств глаголов чувственного восприятия.

Полученные результаты исследования доказывают целесообразность обращения к данному практическому материалу и актуальность выбран ной темы.

Список литературы 1) Васильев Л.М. Семантика русского языка.М.,1981.

2) Виноградов В.В. Грамматика Русского Языка / Под ред. В.В. Виноградова.

Т. I. – М.: АН СССР, 1953.

3) ЛЭС – Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: «Советская энциклопедия», 1990.

Е.М. Майер, 5 курс, англ. отделение ПГУ Науч. рук.: Е.П. Беляева, канд. филол. наук, доцент каф. англ. языка ПГУ (г. Архангельск) Парные синонимы в английском языке В данном исследовании мы проводили анализ фразеологических единиц (ФЕ) английского языка, состоящих из двух и более знамена тельных слов, соединенных сочинительной и разделительной связью.

Наиболее типичные фразеологизмы подобного рода – парные синонимы.

Сначала мы обратимся к истории возникновения парных синонимов, описанной в труде В.Д. Аракина «История английского языка» (Аракин 1985), а затем приведем результаты нашего анализа.

В процессе развития каждого языка в нем возникают слова, обозна чающие очень близкие между собой понятия, - синонимы. Однако в анг лийском языке с древних времен образование синонимов «вылилось»

© Майер Е.М., в специфическое для этого языка явление – явление парных синонимов.

В английском языке древнего периода существовало много синонимов.

Стремясь выразить свою мысль как можно точней, говорящие часто не довольствовались употреблением одного слова, а прибавляли к нему си ноним, который с их точки зрения должен был уточнять первое слово.

Такое употребление двух синонимов и привело к образованию устойчи вых синонимических сочетаний, носящих название парных синонимов.

В среднеанглийский период можно наблюдать некоторые новые чер ты в употреблении парных синонимов: вследствие широкого проникно вения в английский язык скандинавских и французских заимствований, в состав парных синонимов начинают включаться слова французского или скандинавского происхождения. Это, видимо, вызвалось практиче скими целями – необходимость уточнить значение нового, еще, может быть, недостаточно понятного, заимствованного слова. Такие парные си нонимы складываются уже в ХII веке, но получают распространение в ХIV-XV веках. В некоторых из них одна из составных частей парного си нонима французского происхождения, другая составная часть англий ского происхождения, в других случаях обе части парного синонима французского происхождения. К концу среднеанглийского периода упот ребление парных синонимов становится все более и более редким, пре вращаясь в своего рода стилистический прием.

Однако и среди фразеологизмов современного английского языка можно найти немало парных синонимов, состоящих как из исконно анг лийских, так и заимствованных слов (например, safe and sound, with might and main, really and truly).

Мы проводили исследование на основе фразеологизмов, зафиксиро ванных во фразеологических словарях, и обнаружили, что в них зафик сированы также сочинительные и разделительные образования слов с противоположным, взаимно дополняющим и уточняющим значением. В связи с этим появилась потребность в соответствующем термине для обозначения подобных пар. Мы исследовали основные классификации, предложенные лингвистами, и пришли к выводу, что наиболее подходя щими являются термины Н.Н. Амосовой сочинительные фразеологизмы (Амосова 1985) (плюс фразеологизмы с разделительной связью) и А.И. Смирницкого двухвершинные фразеологизмы (Смирницкий 1956) (однако необходимо уточнить, что в этих фразеологизмах два и более слова соединены сочинительной связью).

Помимо заимствования синонимов, двухвершинные фразеологизмы появлялись и из других источников:

Различные виды деятельности, профессии и ремёсла: down and out, rough and tumble (бокс), null and void (юриспруденция), cut and run, high and dry (мореплавание), cut and dried (медицина), the rank and file (военное дело).

Библия, молитвы, религиозные тексты, легенды: sackcloth and ashes, much cry and little wool, loaves and fishes, milk and honey.

Названия детских игр, которые в определенном контексте при обретают переносное значение: fox and hounds, ducks and drakes, fox and geese, hare and hounds, noughts and crosses. Причем нетрудно заме тить, что в большинстве своем эти ФЕ несут в себе национальный коло рит, столь популярная в Англии охота на лис нашла свое отражение и во фразеологии языка.

Необходимо также отметить совсем немногочисленную, но важ ную группу ФЕ, источником которых стал американский английский. Be up and coming, be up and doing, be up and about – схожие по структуре и по смыслу, они очень живо отражают основные принципы страны, за нявшей господствующее экономическое положение в мире.

Заимствованные ФЕ – кальки с французского, немецкого, редко – с испанского языков. Причем во многих случаях трудно определить, в каком языке ФЕ родилась, а в какой пришла как калька: Blood and iron (нем.), tooth and nail (фр.).

Есть ФЕ – символы: skull and cross-bones – череп и кости, эмб лема смерти;

символы стран и штатов: Stars and Bars – флаг семи южных штатов США, Bread and Butter State – штат Миннесота, где развито хле бопашество, Stars and Stripes– государственный флаг США, the Red, White and Blue – английский государственный флаг.

Иногда источник ФЕ – исторические события: The Blacks and Tans (английские карательные отряды), John Doe and Richard Roe (вооб ражаемые истец и ответчик, ФЕ появилась после того как дело, в кото ром фигурировали эти имена, было рассмотрено в одном из судов).

Многие ФЕ пришли из литературы, в основном это строчки из пьес Шекспира: cakes and ale, shreds and patches, full of sound and fury.

Необходимо также выделить довольно большую группу сочинитель ных ФЕ, построенных на аллитерации: chop and change, part and parcel, prim and proper, dribs and drabs, stocks and stones, spick and span.

Анализ выявленных ФЕ В процессе нашего исследования методом сплошной выборки было выявлено 466 фразеологизмов, состоящих из двух и более значимых компонентов, соединенных сочинительной связью. Основным источником материала явился «Англо-русский фразеологический словарь» А.В. Ку нина (Кунин 1984).

Компоненты данных ФЕ в подавляющем большинстве относятся к одной части речи. Причем это могут быть как знаменательные, так и служебные слова – союзы и предлоги. Однако существуют и исключения, например, компоненты ФЕ enough and to spare и in fear and trembling от носятся к разным частям речи.

Многие ФЕ имеют осложненную структуру, когда двухвершинная ФЕ - соединяется с еще одним словом, например, глаголом: to blow hot and cold, to play fast and loose, предлогом: through thick and thin, by fits and starts, и т.д., - берет дополнение: the long and the short of it, - каждый компонент имеет свое зависимое слово, например, by guess and by God, great boast and small roast.

Часто номинативные ФЕ становятся в атрибутивную позицию к су ществительному (Ways and Means Committee, cape and sword drama).

Сочинительные ФЕ – это не только парные синонимы. Также можно выделить довольно большую группу ФЕ, компоненты которых – антони мы: back and forth, give and take, up and down, first and last, ins and outs, high and low.

Немаловажную роль играют и двухвершинные ФЕ, основанные на повторении корня. Причем это может быть как простое повторение одно го и того же слова, так и повторение корня с разными приставками: hot and hot, share and share, through and through, turn and turn again, flux and reflux, Gog and Magog. Часто такие ФЕ означают повторение дейст вия или усиление.

Есть также небольшая группа ФЕ, состоящая более чем из двух ком понентов. Они большей частью заимствованы из литературы или исто рии, не основаны ни на синонимии, ни на антонимии, в них часто про слеживается четкий ритм и иногда рифма: the butcher, the baker, the candlestick maker, the hatches, matches and dispatches, between you, me and the bedpost, here, there and everywhere.

Некоторые ФЕ, соединенные союзом and, стоят в причинно следственных отношениях: touch and go, wait and see, dead and buried.

Часто два компонента дополняют друг друга, составляя нечто целое (heart and soul, flesh and blood).

Компоненты двухвершинных ФЕ, соединенных разделительной свя зью, чаще всего являются антонимами: more or less, to make or mar, sink or swim, rain or shine.

Немногочисленную, но важную с точки зрения стилистики группу составляют рифмованные билатеральные ФЕ: to be out and about, to pay scot and lot, wear and tear, fair and square.

Для классификации данных фразеологизмов мы использовали клас сификацию А.И. Алехиной (Алехина 1979), однако для охвата большего количества ФЕ были добавлены определенные группы ФЕ и проведены статистические подсчеты наиболее распространенных моделей сочини тельных ФЕ:

1. группа субстантивных моделей – необратимый двучлен, состоя щий из существительных, относящихся к именам собственным и исполь зуемым для обозначения других предметов и явлений: Adam and Eve;

Romeo and Juliet;

модели, включающие в себя слова, называющие пищу, напитки, овощи и т.д.: bread and butter;

milk and honey;

salt and pepper;

модели, построенные на выборе, где составляющими могут быть другие части речи, однако модель относится к субстантивным: dead or alive, heads or tails (223 фразеологизма).

2. адвербиальные модели, представленные двумя наречиями или другими частями речи, однако модель относится к адвербиальным: far and away, far and wide, tooth and nail (81 фразеологизм).

3. группа адъективных моделей, представленная необратимыми двучленами: cut and dried, fair and square, high and dry. Семантическое взаимодействие обусловлено синонимическими компонентами: high and mighty, hale and hearty;

компонентами, в которых первый указывает на порядок действия, т.е. чему предшествует: cut and dried, cut and thrust (44 фразеологизма).

4. группа глагольных ФЕ, представляющих собой сочетание двух глаголов: bear and forbear, cut and contrive, grin and bear it, toil and moil, win and wear (42 фразеологизма).

5. адвербиальные модели, представляющие собой наречие (be tween) плюс необратимый двучлен: between grass and hay, between man and man, between Scylla and Charybdis, between wind and water. Такие ФЕ соответствуют значению качественных наречий образа действия, качест ва, состояния, степени (30 фразеологизмов).

6. модель, представляющая собой глагол плюс необратимый дву член: give it sb hot and cold, go to pigs and whistles, make ducks and drakes of sth, turn sb out of house and home (26 фразеологизмов).

Наиболее часто встречаются субстантивные двухвершинные ФЕ, что может объясняться бльшим количеством синонимов среди имен сущест вительных, чем среди глаголов и имен прилагательных. Бльшая часть подобных ФЕ – парные синонимы, причем это как «исторически сложив шиеся», так и новые образования.

В аспекте перевода двухвершинные ФЕ можно разделить на три группы:

- переводятся оба компонента: tied hand and foot – связанный по рукам и ногам, lord and master – царь и бог, divide and rule – разделяй и властвуй.

- переводятся не компоненты, а общий смысл ФЕ (описательный перевод или перевод аналогом): high and mighty - сильные мира сего, bread and butter – средства к существованию, coffee and cakes – скром ный заработок.

- при переводе требуется опущение одного из компонентов, как, например, при переводе парных синонимов, где второй компонент опус кается как семантически избыточный: hard and fast – твёрдый, жесткий, непоколебимый, a man and a brother - ближний, stuff and nonsense - че пуха, changes and chances – превратности судьбы, перемены, fine and dandy – превосходный, чудесный.

В современном английском языке продолжается образование пар ных синонимов, причем не всегда фразеологического характера. Это не обязательно слова с различным происхождением, это могут быть и слова из разных стилей. Это явление характерно для языка юридических до кументов и текстов юридического характера, материалов публицистиче ского жанра. Очень часто к этому стилистическому средству прибегают в ораторской речи.

Но употребление «парных синонимов» не всегда является стилисти ческим средством. Например, научные термины в популярных текстах часто дополняются нейтральным, общеупотребительным синонимом.

Таким образом, мы видим, что очень важно уметь выявить фразео логизм в тексте и правильно определить способ его перевода. Двухвер шинные фразеологизмы – интересная и многообещающая область иссле дования.

Список литературы 1) Алехина А.И. Фразеологическая единица и слово: К исследованию фра зеологической системы. – Мн.: Изд-во БГУ, 1979. – 152 с.

2) Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии. – Л.: Издательство Ле нинградского университета, 1963. – 206 c.

3) Аракин В.Д. История английского языка: Учеб. пособие для студентов пед. институтов по специальности №2103 «Иностранные языки». – М.: Просве щение, 1985. – 256 с.

4) Бархударов Л.С. Язык и перевод. - М.: Международные отношения, 1975. – 300 с.

5) Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь / Лит. ред.

М.Ф. Литвинова. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Рус.яз., 1984. – 944 с.

6) Смирницкий А.И. Лексикология английского языка. – М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1956. – 258 с.

Т.Н. Окулова, 5 курс, нем. отделение ПГУ Науч. рук.: Л.Ю. Щипицина, канд. филол. наук, доцент каф. нем. язы ка ПГУ (г. Архангельск) Национально-окрашенные фразеологизмы в немецких и русских публицистических текстах Бурный рост средств массовой информации помимо прочих послед ствий привел к значительному увеличению общего объема речеупотреб ления в сфере массовой коммуникации. В настоящее время количество текстов, ежедневно воспроизводимых и передаваемых СМИ, во много раз превосходит аналогичный текстовый массив десятилетней давности и продолжает расти.

Именно поэтому проблемы функционирования языка в области мас совой коммуникации уже давно привлекают внимание российских и за рубежных ученых. Вопросы использования языка в масс медиа рассмат риваются в рамках самых различных школ и направлений: с точки зре ния социолингвистики, функциональной стилистики, дискурсивного ана лиза, контент-анализа, когнитивной лингвистики.

Для процессов понимания и взаимодействия практически любого текста, и особенно публицистического, характерно сложное взаимодей ствие информации, создаваемой единицами разных уровней. Любая язы ковая единица рассматривается как некий пусковой механизм © Окулова Т.Н., для глубинных когнитивных процессов, которые определяют пути и спо собы конструирования языкового значения. Особый интерес с этой точки зрения представляет национально-окрашенная фразеология, которая находит достаточно широкое применение в текстах СМИ.

В целом в лингвистической литературе последних лет неоднократно анализировался фразеологический бум в средствах массовой информа ции (СМИ).

Однако национально-окрашенные ФЕ имеют гораздо более сложную структуру, чем нейтральные в данном отношении ФЕ. Они обладают вы сокой степенью аллюзивности. Аллюзия – это распространенный в ме диа-текстах стилистический прием, при котором эффект воздействия достигается с помощью обращения к широко известному материалу – это цитаты из литературных произведений, фильмов, высказывания извест ных людей, крылатые фразы, пословицы, поговорки, слова из песен, рекламные слоганы и т.п., иначе говоря, все то, что составляет тексто вое выражение национальной культуры. Аллюзия может использоваться как в виде прямой ссылки, так и в форме парафраза.

Тексты массовой информации содержат большое число культуроспе цифичных единиц такого рода. Их можно встретить практически во всех типах медиа-текстов, как правило, за исключением новостных: в текстах рекламы, художественно-публицистических, информационно аналитических текстах и комментариях. Часто данные ФЕ выступают в виде заголовков, являясь ключом информации, определяющим в пре дельно сжатой форме дальнейшее содержание. Подобные заголовки также характеризуют отношение автора к основной теме произведения, помогают понять его подтекстовую, глубинную мысль. Например, до вольно частотной в заголовках немецких статей является ФЕ Hans im Glck: Europa im Glck (Der Spiegel, 1998), Kohl im Glck (Die Zeit, 2002), Gerd (Gerhard Schrder) im Glck (Die Zeit, 2005). Данная ФЕ восходит к известному выражению, одноименному названию сказки братьев Гримм «Hans im Glck». В этой сказке Ганс, деревенский парень, получает за свою работу слиток золота и счастливый отправляется домой. Но по до роге в силу своего простодушия он меняет слиток на лошадь, лошадь – на корову, корову на поросенка, поросенка на гуся, гуся на два точиль ных камня, которые он роняет в колодец. Он остается ни с чем, но про должает чувствовать себя счастливым. Так, это выражение употребляет ся в отношении человека, который все теряет и остается ни с чем.


В публицистических текстах такие единицы не снабжаются коммен тариями. Автор рассчитывает на реципиента, обладающего теми же экс тралингвистическими знаниями. Конечно, авторы, могли бы не использо вать данные единицы, снять аллюзию, намек. Но тогда утратилась бы значительная часть эмоционального и идеологического воздействия на читателя, исчезла бы личностная оценка автора.

В рамках сопоставительного анализа употребления национально детерминированных ФЕ в немецких и русских публицистических текстах мы ставили перед собой следующие задачи: предложить классификацию национально-детерминированных фразеологизмов, установить количест венные показатели для каждой из групп, а также дать функциональную характеристику выявленных ФЕ. В качестве материала исследования мы использовали качественные печатные издания: немецкие – «Frankfurter Allgemeine Zeitung», «Die Zeit», «Der Spiegel»;

русские – «Известия», «Российская газета» и «Коммерасантъ». Подбор изданий осуществлялся по принципу равнозначности присущих им параметров, важных с нашей точки зрения. В первую очередь, это языковой уровень, которого при держивается издание. Во-вторых, определенную важность представляет набор рубрик, представленных в изданиях и, соответственно, тематика, в чем выбранные нами издания схожи.

Собранный нами материал условно можно классифицировать на сле дующие группы:

1) Библейские фразеологизмы 2) Фразеологизмы с мифологическим содержанием 3) Фразеологизмы с антропонимом в качестве компонента 4) Фразеологизмы с топонимом в качестве компонента 5) Фразеологизмы с этнонимом в качестве компонента 6) Фразеологизмы, отображающие исторические факты 7) Фразеологизмы на тему традиционной жизни русских/немцев 8) Фразеологизмы литературного происхождения 9) Авторские фразеологизмы Согласно установленным нами статистическим данным наиболее об ширные группы как для немецких, так и для русских публицистических текстов – это ФЕ мифологического происхождения (нем.-25 %, рус.- %), библейские ФЕ (нем.- 14 %, рус.-17%), ФЕ на тему традиционной жизни немецкого и русского народов (нем.-14, рус.-16 %), ФЕ литера турного происхождения (нем. -16 %, рус.-18 %), а также авторские ФЕ (нем./рус.-12 %).

Наиболее многочисленные группы – мифологические и библей ские ФЕ – без сомнения имеют интернациональный характер, опираются на общеизвестные библейские и античные сюжеты, однако смысловое сходство зачастую носит относительный характер. Большую роль в дан ном случае играет национальная интерпретация подобных ФЕ. Попадая в ту или иную культуру, интернациональное выражение в любом случае начнет приобретать некие присущие только ему национальные черты, не утрачивая, однако, исходного значения. Не стоит забывать и то, что не которые выражения со временем утрачивают свой изначальный «кон текст». Например, выражение «соль земли» русским читателем, который знаком с произведением с таким названием или смотрел одноименный фильм, будет восприниматься совершенно иначе, чем немцем.

Довольно распространенной в российских изданиях является ФЕ ав гиевы конюшни. К примеру, в статье о политике в сфере ВПК приводится такой пассаж:

Вот и получается, что поручив С. Иванову расчистить авгиевы ко нюшни «оборонки», президент не только забыл дать ему вилы, но и ос тавил ключи от конюшни в руках человека, не заинтересованного в том, чтобы кто-то со стороны увидел, чт находится внутри (Известия).

Выражение авгиевы конюшни употребляется в значении «очень грязное помещение, тяжелая работа». Учитывая, с помощью каких «ат рибутов» обыгрывается исходный образ (конюшня, вилы), вполне можно утверждать, что он приобретает определенный национальный колорит.

Очень популярным как в разговорной речи, так и в российской прес се стало выражение библейского происхождения «козел отпущения».

В статье о состоянии коммунальных служб есть цитата:

…козлом отпущения становится система. А кто же еще? (Российская газета).

В основу данной ФЕ лег сюжет из Библии, согласно которому свя щенник клал грехи народа на козла и изгонял его в пустыню, освобож дая тем самым людей от душевного гнета. Национальную специфику в употреблении данного выражения можно связать с его распространенно стью: в немецкой прессе данная ФЕ гораздо менее популярна.

Наиболее ярко национальная специфика ФЕ проявляется в группе фразеологизмов литературного происхождения, например:

Алкогольные преступления и наказания… (Коммерсантъ).

Здесь автор ссылается на известное произведение Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», которое в данном слу чае приобретает нарицательный характер (об этом свидетельствует на писание названия литературного произведения со строчной буквы без кавычек и употребление компонентов сочетания во множественном чис ле). Кроме того, данная цитата помещается в новый контекст - крими нальные действия в экономической области.

Интересны случаи, когда фразеологизм, имеющий происхождение в литературе одного народа, используется для характеристики событий, связанных с другой нацией. Так, в немецкой статье, где рассказывается об ожиданиях, связанных с деятельностью В.В. Путина, есть следующий пассаж:

Die staatstragende Politik baut noch immer auf ein Sicherheitsdenken der gezwirbelten Schnurrbrte, der strammen und gelegentlich vollen Hosen, des Knppels aus dem und drauf auf den Sack, natrlich auf den der ande ren. (Die Zeit).

Выражение Knppel aus dem Sack (букв. «дубина из мешка») восхо дит к немецкой народной сказке «Tischchen deck dich, Goldesel und Knppel aus dem Sack». В русском народном творчестве этому можно по добрать только условное соответствие, например, двое из ларца. В не мецком языке употребленное здесь выражение Knppel aus dem Sack призвано подчеркнуть, что кто-л. получает выговор, нагоняй, кого-л.

ставят на место.

Группа ФЕ на тему традиционной жизни народов также достаточ но обширна. Сюда мы включили выражения, так или иначе касающиеся быта, существования людей, здесь же представлены названия фильмов, рекламные слоганы и т.д., т.е. те вещи, которые «обрамляют» досуг, от дых человека. Например, в статье, критикующей позицию федерального президента Германии Хорста Кёлера, есть следующая цитата:

Seine VW-Philosophie – «er luft und luft und luft» lsst sich nicht schlicht ins heute bertragen… (FAZ) В данном случае приводится известный широкой аудитории слоган компании Volkswagen.

В российской прессе активно используется цитата из обращения на логовой полиции РФ к гражданам, например «А ты заплатил налоги?»

(заголовок «Известий»).

Из этой же группы активно используются ФЕ, стержневыми компо нентами которых являются названия национальных денежных единиц, в т.ч. уже вышедших из употребления, например, нем. keinen Hel ler/Pfennig haben или рус. ни копейки за душой.

Среди функций, выполняемых национально-окрашенными ФЕ, по мимо экспрессивной мы выделяем также эвфемистическую, обуслов ленную стремлением завуалировать под угадываемым контекстом нега тивную оценку явлений и событий, и функцию ориентации на реципи ента, которая заключается в стремлении вызвать у читателя положи тельные эмоции при понимании тех аллюзий, которые заложены в зна чении ФЕ, в некотором смысле «поднять» его личную самооценку.

Итак, национально-окрашенные ФЕ играют важную роль в реализа ции коммуникативной стратегии публицистического текста. Их образ ность, высокая степень коннотативности, оценочность, экспрессивность создают семантическую многоплановость, повышая тем самым их ин формационную ценность. Благодаря своей способности фокусировать большой объем как когнитивной, так и эмоциональной информации, они являются незаменимым звеном в палитре языковых средств при созда нии медиа-текстов.

А.С. Осташева, 5 курс, англ. отделение ПГУ Науч. рук.: Л.В. Рипинская, канд. филол. наук, доцент каф. англ.

языка ПГУ (г. Архангельск) Фразеологические единицы с компонентами blue и red в английском языке (лингвокультурологический анализ) Среди ощущений, получаемых нами от внешнего мира, огромную роль играет зрительное восприятие человека. Поэтому цветам традици онно уделяется большое внимание в научных исследованиях. Одной из фундаментальных работ в данном направлении является эксперимент Берлина – Кея, в котором было установлено, что процесс возникновения и развития цветонаименований в языках является своего рода языковой универсалией. Следовательно, существуют определенные различия в языковых системах мира, которые впоследствии легли в основу так на зываемой гипотезы лингвистической относительности или гипотезы Се пира-Уорфа.

Каждый язык имеет базовый набор основных цветов, и количество их варьируется от языка к языку. Следует отметить также, что нацио нально-культурная семантика языка важна и интересна вне зависимости от конкретного языка. Наиболее ярко она проявляется во фразеологиз мах, являющихся своеобразным связующим звеном между языком и культурой.

© Осташева А.С., Проведя лингвокультурологический анализ ФЕ с компонентами red и blue в английском языке, мы пришли к выводу, что цвета имеют обшир ный и сложный диапазон символических значений;

обобщения относительно определенного символизма любого из цветов сделать весьма трудно.

В результате нашего исследования было также установлено наличие прямых и переносных значений у исследуемых цветообозначений:

Значение Red Blue Прямое 11 Переносное 39 Перечислим некоторые самые распространенные переносные значе ния red и blue:

RED:

• Красный цвет может обозначать нечто торжественное или праздничное, например: red-letter day (праздник;

праздничный, радостный, счастливый, памятный день);

red carpet (красный ко вер, красная ковровая дорожка, торжественный прием) • Красный также ассоциируется с кровью: red as blood (крас ный как кровь);


to be caught red-handed (застать кого-либо на мес те преступления, захватить кого-либо с поличным) BLUE:

• В английской культуре синий (голубой) цвет может иметь следующее переносное значение – меланхолия: give smb the blues (наводить тоску, уныние на кого-либо);

the blue devils (уныние, меланхолия, хандра, депрессивное состояние) • Одна из наиболее стойких ассоциаций blue – аристократизм, принадлежность к высшему классу общества: blue blood (голубая кровь;

аристократическое происхождение) • Данный цвет может также ассоциироваться с чем-то непри личным, например, бранью или недостойным поведением: swear a blue streak (ругать на чем свет стоит);

make/turn the air blue (ру гаться, сквернословить, поносить кого-либо) Кроме того, было установлено, что как red, так и blue демонстриру ют положительные и отрицательные ассоциации. Интересно заметить, что синий цвет имеет симметричное количество позитивных и отрица тельных переносных значений, а красный цвет проявляет несколько больше отрицательных признаков.

Л.А. Печинкина, 5 курс, англ. отделение ПГУ Науч. рук.: И.А. Кузьмичева, канд. филол. наук, доцент каф. англ.

языка ПГУ (г. Архангельск) Семантика и комбинаторика английских глаголов семантического поля «память»

Данная работа посвящена изучению семантических и сочетаемост ных особенностей глаголов семантического поля «память».

Актуальность работы объясняется тем фактом, что исследование се мантической структуры слов с общей семой, выделение на основе этого подгрупп таких слов и составление лексико-семантического поля до не давнего времени не было объектом пристального научного изучения.

Однако такого рода исследования позволяют выявить факты различия нескольких языков и одновременно с тем проследить развитие семанти ческой структуры одного языка.

Только начиная со второй половины XX в. лингвисты стали уделять особое внимание проблемам, которые так или иначе были связаны с изучением семантической стороны языка.

В теоретической части работы рассмотрены вопросы лексического значения слова, описание его структуры, проблемы семантической структуры языка и теория валентности глагола. Это в первую очередь работы М.В.Никитина, А.А.Уфимцевой и С.Д.Кацнельсона.

Валентность слова рассматривается как его потенциальная сочетае мость, обусловлена его морфологическими и семантическими признака © Печинкина Л.А., ми и является одной из его важнейших функций. Валентность глагола подразумевает, что у предиката есть «места», заполнение которых «на сыщает» его.

Глагольные семы отражают то, что можно отнести к логической кате гории «признак», т.е. различного рода действия, состояния и процессы отношения. Семантика глагольных слов обладает несколькими чертами, которые отличают ее, скажем, от семантики имен существительных.

В практической части предпринимается попытка изучения глаголов с семой памяти с точки зрения семантики и комбинаторики. Исследование опирается на метод компонентного анализа, суть которого сводится к разложению значения на минимальные семантические составляющие, семы. Данный метод исследования предполагает работу со словарными дефинициями для выявления компонентов значений.

Память человека представляет собой совокупность психологических и культурных процессов, которые выполняют следующие функции: за поминание, сохранение и воспроизведение информации. Согласно тако му определению в рассматриваемых в данной работе глаголах памяти можно выделить соответствующие подгруппы глаголов, т.е. глаголы с общей семой «запоминание информации» (например: to learn, to memor ize, to pick up), глаголы с общей семой «сохранение информации» (на пример: to bear/keep in mind, to remain in one’s memory, to stick/stay upon/in one’s memory/mind) и, наконец, глаголы с общей семой «воспро изведение информации» (например: to bring/call smb/smth to mind, to put smb in mind of smb/smth, to recall smth). Однако в психологии памяти немалое место уделяется и процессам забывания, исследуются механиз мы забывания, равно как и разрабатываются методики для лучшего за поминания, некоторые из которых основаны на многократном повторе нии информации. Именно поэтому нами и были выделены дополнительно две подгруппы глаголов: глаголы с общей семой «забывание» (напри мер:to forget, to put/get smth out of one’s mind, to blot out) и глаголы с общей семой «повторение» (например: to revise, to repeat, to rehearse, to reiterate, to refresh).

В психологии существует несколько подходов к классификации па мяти и принято выделять различные ее виды. Так, например, у человека есть такие виды памяти, как произвольная и механическая, логическая и опосредованная. Кроме того, можно говорить о мгновенной, кратковре менной, оперативной, долговременной и генетической памяти. Такое разделение основано на типе деятельности хранения материала. В на стоящее время принято рассматривать зависимость характеристик памя ти от особенностей деятельности по запоминанию и воспроизведению. В целом, память человека можно представить как своеобразный инстру мент, служащий для накопления и использования жизненного опыта.

Т.Н. Поникаровская, преподаватель каф. нем. языка ПГУ (г. Архангельск) Роль лейтмотивов в драме М. Фриша «Андорра»

Макс Фриш является одним из крупнейших писателей Швейцарии и мировой литературы в целом. Выдающийся драматург стал известен в период постмодернизма (вторая половина ХХ века). Некоторые исследо ватели, отмечая влияние Б. Брехта на становление режиссера М. Фриша, причисляют его деятельность к театру абсурда. Его богатое литератур ное наследие до сих пор представляет собой предмет дискуссий, обсуж дений и критики.

В предлагаемом исследовании анализу и интерпретации подвергает ся драма М. Фриша «Андорра». Данное художественное произведение является моделью – автор проводит эксперимент: Что было бы, если бы фашистская Германия напала на нейтральную Швейцарию? Проблемати ка драмы многообразна: здесь исследуется ролевое поведение человека в обществе;

поднимается проблема вины;

рассматривается противопос тавление «индивид - общество», потеря самоидентичности личности.

Повествование данного драматического произведения построено та ким образом, что в уста каждого героя драмы автор вкладывает опреде © Поникаровская Т.Н., ленную мысль, выраженную, чаще всего, дословным или варьирован ным, реже распространенным, повтором, который пронизывает все пове ствование. В данном случае можно утверждать, что повтор превращается в лейтмотив, то есть образный оборот, который повторяется «на протя жении всего произведения как момент постоянной характеристики како го-то героя, переживания или ситуации. В процессе повторения и варьи рования лейтмотив обрастает ассоциациями и приобретает идейную, психологическую и символическую углубленность» (Литературный эн циклопедический словарь 1987: 342).

Рассмотрим функционирование повтора-лейтмотива на примере употребляемой солдатом фразы:

Ich kmpfe… Bis zum letzten Mann,… lieber tot als Untertan (A: 19).

Bis zum letzten Mann… lieber tot als Untertan (A: 21-22).

Unsereiner kmpft, wenn's losgeht, bis zum letzten Mann (A: 66).

Bis zum letzten Mann, das ist Order. Lieber tot als untertan, das steht in jeder Kaserne (A: 67).

В первой картине заявление „Ich kmpfe… Bis zum letzten Mann… lieber tot als Untertan“ воспринимается как естественное желание и долг гражданина и патриота своей страны отстаивать независимость родины на фоне надвигающейся на Андорру опасности оккупации. По мере дальнейшего знакомства с солдатом его неприглядное поведение все больше вступает в противоречие с его патриотическими лозунгами. Чи татель даже не воспринимает предательство солдата в последних сценах и его переход на враждебную сторону как нечто неожиданное, а повто ряющиеся реплики солдата под воздействием контекста из патриотиче ского лозунга становятся символом лжепатриотизма, трусости и преда тельства.

Таким образом, своеобразие функционирования лейтмотивов в дра ме М. Фриша состоит в том, что их значение вступает в противоречие с тем смыслом, который они выражают. Возникая в тексте как единицы, выполняющие номинативную функцию, они с каждым новым повторным появлением под воздействием контекста предстают перед читателем в противоположном своем отношении и характеризуют действующее лицо уже не с положительной, а с отрицательной стороны и ведут к смысло вому сдвигу. Однако на горизонтальном уровне развития текста невоз можно проследить подобную смену. Другими словами, «вырванный» из контекста повтор горизонтального уровня характеризует персонаж с по ложительной стороны, но под влиянием контекста, то есть на вертикаль ном уровне, каждое конкретное утверждение переходит в полярное са мому себе.

Итак, повторяющееся высказывание обрастает все большим смыс лом, который задается текстом. Когда накопление количественной се мантико-прагматической и содержательной информации достигает сво его предела, происходит качественное изменение в восприятии повто ряющегося элемента и накопившаяся информация выходит за рамки своего номинативного носителя, а лейтмотив превращается в символ, в обобщение или характеристику.

Список литературы 1) Литературный энциклопедический словарь / Под ред. В.М. Кожевникова, П.А. Николаева. – М.: Советская энциклопедия, 1987. – 751 с.

2) A - Frisch М. Andorra. Stck in 12 Bildern. - Frankfurt-am-Main: Suhrkamp Verlag, 1975. - 144 S.

О.И. Хайрулина, аспирант каф. англ. языка ПГУ Науч. рук.: И.Б. Руберт, д-р филол. наук, проф. СПбФЭИ (г. С.-Петербург) Миф как имя и имя в мифе В соответствии с мнением А.Ф. Лосева, мифологическое сознание не есть сознание только первобытного общества, но миф живет и среди нас в современном мире. Миф – необходимая жизненная категория, катего рия социальная. Кроме того, это максимально конкретная и интенсивная, ощущаемая, творимая и вещественная категория, которая в то же время отрешена от обычного хода явлений и допускает разную степень иерар © Хайрулина О.И., хичности. Миф по Лосеву – это символ, который может содержать в себе помимо символических, также и схематические и аллегорические слои.

Миф есть жизнь, видимая изнутри. Миф есть развернутое магическое имя (Лосев 1994: 160). По Лосеву, сама жизнь со всем, что в ней проис ходит, и есть миф, поэтому нельзя отрицать, что язык как единственное средство описания жизни и реальности, доступное человеку, создает миф. «Миф есть фактическая реальность, не функция, но результат, не вещь, не возможность, но действительность, и притом жизненно и кон кретно осуществляемая, творимая и существующая» (там же, 39).

Миф нельзя разделить на объект и субъект, тот кто творит его – субъект – одновременно живет в мифе, т.е. миф здесь – призма воспри ятия реальности, картина мира, выраженная языком. Здесь и лежит, как представляется, несоответствие общепринятого мнения и факта: мы по нимаем миф, полагаем, что его создатели и герои были примитивнее нас, воспринимаем его, как некую сказку для детей, и в то же время не отда ем себе отчета, что миф не есть ни фантастика, ни фикция, ни что-то иное, потому что он несет в себе те архетипы, те особенности нашего сознания, которые волнуют и трогают нас до сих пор. К примеру, Библия – собрание христианских мифов, несущих в себе основные притчи о добродетелях и пороках человеческих. Они понятны нам. Разве мы не ссылаемся на них, даже не замечая того сами? А ведь мертвые аллюзии в языках уже и есть доказательство «живости» мифа. Если же обратить ся к мифу, как функциональному тексту, ибо само человеческое созна ние кодирует весь окружающий мир в особую систему, которая нами и воспринимается, словно текст, то миф для человека есть текст, описы вающий окружающий мир. Картина мира в человеческом сознании отра жается в языке. И тот факт, что изначально миф создавался как текст, несущий регулятивную функцию и описывающий идеальное мироустрой ство, является доказательством этого утверждения. В современном об ществе существуют понятия, которые точно так же мифологизируются, это, например, понятие моды, или понятие закона. В языке же можно рассматривать «минимиф», или метафору. По теории П. Миранды, мета фора навязывает стиль поведения, или же, описывает ситуацию (Миран да 1993: 84). Например, при обращении к ребенку «лапочка», «зайчик», мы ждем от него поведения, соответствующего прозвищу. Или же, харак теризуя человека «вороной», мы используем аллюзию на аллегориче скую басню И.Крылова, т.е. описываем ситуацию, когда была упущена какая-то возможность.

Тем самым миф содержит в себе определенный архетип поведения человека в данной ситуации. То есть в нем уже заложен некоторый сце нарий, где все стороны имеют свою характеристику и следуют опреде ленной линии поведения. Это своего рода мифологема (в понимании ее как явления, понимания сценария ситуации, целостного образа, сущест вующего в сознании), которая в современном обществе понимается как гештальт. Например, если существуют чудовище Грендель, то оно, буду чи изначально темным и злым, убивает людей;

Беовульф же, будучи ге роем, убивает чудовище. Все рассказы о древних героях схожи, у разных народов схожи даже характеры богов (Зевс и Один). А в сказку о змее Горыныче можно подставить и сжатую историю любой мировой войны.

Миф панхроничен, ведь он описывает человека, и то, что с ним происхо дит вне времени.

По теории Лосева сама жизнь и есть миф, миф есть факт бытия, и, вероятно, коль скоро мы стараемся именовать мир и отразить это имя языковыми средствами, то миф – одно из имен мира. Так, миф есть имя, но и имя, следовательно, есть своего рода мир, и описание этого мира – миф. Так, у древних египтян имя, записанное иероглифами по транс крипции могло, кроме звуковой расшифровки, трактоваться еще и в со ответствии со значением каждого из символов.

Об имени мы говорим только относительно личности или самобытно го предмета. С точки зрения мира языческого, где немаловажную роль играла магия и магические ритуалы, имя играло гораздо более значи тельную роль, чем играет в мире Христианском. Слово вообще – не про сто сотрясающий воздух звук, но имя явления или объекта в мире. А уж имя живого существа, существа, наделенного душой, и способного стать субъектом магического мира – великая тайна, «ключ» к самой душе. Как доказательство можно привести тот факт, что в русском языке потеряно табуированное в первобытном обществе имя тотема многих племен – медведя (изначально «ведмедь» -- ведающий медом»). По Лосеву имя есть энергия, а «энергия сущности есть выраженный и понятийный смысл;

следовательно, что есть в смысле, то есть и в имени» (Лосев 1994: 231). И если мир в мифической картине мира – образование, на деленное душой, то процесс мифотворчества есть процесс создания име ни мира, т.е. номинации. И миф как сложная структура содержит в себе множество более мелких структурных образов (героев, явлений и ве щей), которые тоже требуют называния.

Понимание сути именования в языке дает возможность заглянуть в мифологию народа. Среди различных аспектов изучения имени, рас смотренных Э.И. Коптюг в контексте изучения эпического текста, пред ставляется разумным обратиться к двум: семантическому и семиотиче скому. Семантический аспект имени важен для определения лексическо го значения, что характерно для древнеанглийских имен. Семиотический же аспект имени важен для определения человека в группе других лю дей как знак социального статуса, культурной принадлежности (Коптюг 2004: 24).

Древнеанглийские имена формировались по законам мифологиче ского творчества, основное правило которых заключалось в том, что значимость выражения в имени персонажа мотивирует и прогнозирует его действия. Тем самым имя определяет дальнейшую судьбу персонажа.

Отсюда новая закономерность: если носитель имени прожил славную, счастливую жизнь, то передать такое имя ребенку означало передать ему удачу. Ребенок в этом случае словно бы перенимал качества этого великого человека (Коптюг 2004: 26). Для англосаксов характерно ис пользование одного и того же имени в нескольких поколениях одной и той же семьи (Беовульф). Э.И. Коптюг полагает, что такая схема «пере дачи семейной славы» лишает ребенка личности. Как пример важности имен в германском обществе в целом можно привести отдельный жанр поэтических произведений – тулы, где перечисляются имена героев ко нунгов, или же огромное количество имен, упоминающихся в сагах и хрониках. Для людей этого времени имена – не просто списки много раз повторяющихся именований людей, которые давно умерли, но вереница образов предков со всей их доблестью, подвигами, характерами и чер тами. Личное имя здесь – неотъемлемая часть личности, как набор кон нотаций и признаков, как единица передачи информации.

Как уже упоминалось, древнеанглийские имена давались ребенку не просто для называния его среди людей, живущих рядом, но для опреде ления дальнейшей судьбы. Кроме основного героя существуют еще не сколько персонажей, которые фигурируют в поэме, пусть и не активно.

Как показывает анализ, имена могут дать точное описание настроения и системы ценностей народа, в котором они использовались. Рассмотрим самые яркие из имен, которые фактически отражали важность тех или иных явлений в обществе. Имена персонажей поэтических произведений этой эпохи можно разделить на несколько групп:

А) имена с семантикой войны Два старших сына Heorogar и Hrothgar носят сложные имена, с оди наковым вторым корнем gar (копье, дротик). В имени Heorogar присутст вует элемент heoro – кровь, как, например, heoro-dreor (кровь из ран).

Таким образом, имя Heorogar значит кровь+копье. Это должно было оп ределять предназначение и судьбу сына, которому родители дают по добное имя. Другим примером служит имя Herebeald, где Here означает армия, войско.

Корень Hilde в женских именах также относится к данной группе.

Женщины не принимали участия в военных кампаниях, но все же в ми фологии были девы битв валькирии, имена некоторых из которых тоже имели этот корень, ср.: Guthhere, где Guth = война, а here = армия.

Б) имена с семантикой покровительства Самым древним предком, от которого ведется род cкильдингов, был Scyld Scefing. Scyld (щит) – это имя для истинного конунга, защитника народа.

Другие примеры:

- Hrothmund, где mund = рука, защита.

- Freawaru – женское имя, здесь Frea – имя скандинавской богини красо ты и женственности Фрейи, waru = защита.

- Heoroweard, здесь heoro = кровь и weard = страж.

В) имена власти - Hrethric, вероятно, субстантивированное прилагательное от hrether = сердце, ум, ric – корень от ricе = власть, правление.

- Hereric. где Here = армия, а ric – корень от ricе = власть, правление.

- Theodric, где Theod = люди, народ, а ricе = власть, правление.

Г) имена, выражающие благодарность богам/богу Два старших сына Heorogar и Hrothgar в одном из родов словно про тивопоставляются младшему, по имени Halga (святой). В тексте упоми нается, что старшие сыновья были воинами, о младшем же говорится только то, что и у него был сын.

Внимания заслуживают и такие имена как Aelfhere и Aelfgifu;

aelf здесь корень слова, обозначающего существо «потустороннего» мира альва (эльфа). Первое из имен переводится буквально как «армия эль фов» второе как «дар эльфов». Имя Aelfhere взято из поэмы Вальдере.

Д) имена-описания происхождения Потомок Беовульфа Датского Хальфдан в роду данов назван Healf dene (Полу-дан), т.е. из имени мы делаем вывод, что его мать не была датчанкой. Другим примером имен данной группы является Haethcyn, где Haeth несет в себе сему «языческий». а cyn = народ, люди, происхожде ние. Вероятно, переводческий эквивалент этому имени – Язычник.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.