авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |

«УДК316 ББК 60.5 Т64 Тощенко Ж. Т. Социология. Общий курс. 2-е изд., доп. и перераб. — М.: Прометей, Юрайт, 1999. — 512 с. — ISBN 5-7042-0893-2, ISBN ...»

-- [ Страница 10 ] --

Особо следует отметить и тот факт, что роль любой партии в немалой степени зависит от действительного положения, ценностных ориентиров и убеждений каждого ее члена.

При этом необходимо видеть и противоречивость развития политических структур. Если притязания политических партий учитывают объективный ход исторического процесса, то политические отношения данной общественно-экономичес кой системы развиваются без потрясений. И чем меньше со гласуются политические интересы с объективными закономерностями общественного развития, тем больше вероятность коллизий, политических конфликтов и конфронтации (вплоть до революции как способа решения этого противоречия).

В заключение следует подчеркнуть важность социологи ческого изучения лидеров политических партий, их элиты.

Политическая обстановка такова что любая партия нуждается не в функционере, а в руководителе, умеющем повести за собой людей, пользующемся у них безусловным доверием.

Социологический их анализ только по образованию, по стажу работы и ряду других показателей оказался неплодотворным, бесперспективным, не отражающим суть новых требований времени, вредным и в научном, и в нравственном отношении.

Рейтинги политических руководителей убедительно показывают, насколько глубоко отзываются в сознании людей те или иные политические акции. В то же время они позволяют в большей мере, чем ранее, обеспечить общест венный контроль за деятельностью лидеров, их поведением и за принятием ими решений [4].

§ 2. ПРОФСОЮЗЫ.

Среди общественных организаций видное место, и прежде всего по массовости, занимают профсоюзы. Они заняты во просами, которые касаются самых различных сторон жизни:

экономической, социальной, культурной — и направлены на улучшение труда, быта, отдыха людей. Но главное значение для профсоюзов имеет защита прав и интересов работников привлечение их к участию в решении производственных и об щественных дел. Именно в этом с наибольшей полнотой проявляются самостоятельность и творчество профсоюзов.

Анализ их работы свидетельствует, что профсоюзы имеют существенные резервы. В то же время социологические данные показывают, что в общественном мнении сформировалось достаточно негативное отношение к их деятельности.

Это прежде всего касается участия профсоюзов в развитии самоуправления. Многие органы профсоюзов отстали от реальности, превратились в организации, мало влияющие на жизнь трудовых коллективов. Отношения, возникающие в процессе их работы, по своей сути не затрагивают коренных интересов человека, и их влияние весьма ограничено во времени и в пространстве. Это не может не фиксировать общественное сознание и соответственно реагировать на такую систему, которая практически не выходит на решение принципиальных вопросов трудовой и повседневной жизни.

Эффективность работы многих объединений профсоюзов, их компетенция (права и обязанности) и роль в управлении предприятиями, организациями, учреждениями, как показы вают исследования, очень низки и слабы, чтобы адекватно отражать интересы большинства народа.

Какие основные проблемы можно обозначить по данным социологических исследований в работе профсоюзных орга низаций?

Во-первых, очень невысокий статус профсоюзов в жизни общества. Даже в тех случаях, когда их деятельность оце нивалась как сравнительно успешная, обычно имелся в виду весьма незначительный круг вопросов, как правило, соци ально-бытового характера. Многие же острые проблемы, ка сающиеся труда и быта, социальных и экологических условий жизни, остаются без внимания профсоюзных комитетов.

Ограниченность такого подхода становится все очевиднее, отсюда и неудовлетворенность сложившимися формами работы.

Во-вторых, профсоюзы не смогли в полной мере защитить нужды трудящегося человека. Пораженные ядом бюрократиз ма, они больше провозглашали право быть представителями народа, чем занимали самостоятельные позиции. Вот почему одной из серьезных претензий, предъявляемых профсоюзным лидерам, была подчиненность их действий хозяйственным и государственным структурам, стремление угодить им, а не от стаивать истинные интересы людей.

В-третьих, упущения и недостатки в советское время обу словлены также тем, что в течение длительного периода кад ры профсоюзных работников зачастую комплектовались из тех, кто не оправдал доверия на других участках. Эти люди сам факт перемещения на профсоюзную работу рассматривали как наказание, недооценку их способностей соответствовать более высоким критериям. В результате формировался вполне определенный тип поведения, когда на первый план ставились сугубо личные, престижные или групповые интересы, что, конечно, отрицательно сказалось на ответственности за порученное дело.

На такое состояние профсоюзной работы в немалой сте пени повлияло отсутствие стремления иметь научно обосно ванную концепцию своей деятельности. Именно поэтому в обществе стали возникать альтернативные профсоюзные ор ганизации, по-иному ставящие проблемы защиты интересов человека.

В начале 90-х годов альтернативные профсоюзные орга низации заявили о себе достаточно громко — вспомним де ятельность профсоюза горняков, которые были в 1989 году зачинщиками шахтерского движения, потрясшего устои со ветского строя. Но их популярность быстро упала, несмотря на то что в стачках и забастовках они выдвигали различные требования [5].

Вместе с тем, несмотря на все издержки, профсоюзы стоят у истоков того движения протеста, которое получает все боль шее распространение. Наиболее часто используются такие формы давления на органы государственной власти, как за бастовки, демонстрации, манифестации, митинги, пикеты.

Обычно эти формы выражают экономические требования, а в ряде случаев, особенно когда они проводятся совместно с партиями левой ориентации, выдвигаются и политические лозунги. Иногда эти акции координируются профсоюзами в рамках всей страны (например, Всероссийская стачка в марте 1997 г.).

Однако несомненно то, что неопределенность профсоюзов в системе распределения общественной власти является одной из причин их слабости, неэффективного функционирования и большого отрыва от реальной жизни людей.

§ 3. МОЛОДЕЖНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ.

Участие молодежи в общественной жизни вообще и поли тической в частности всегда было одним из значимых направ лений в социологии. Молодежь всегда олицетворяла собой все новое, нарождающееся. Молодые люди всегда больше других желали (и осуществляли) изменений в обществе.

Энергия молодых часто вносила коррективы в политическую жизнь. Молодежные объединения всегда носили боевой характер, проявляли большую активность. Поэтому знание состояния и тен денций сознания молодых, их поведения интересует исследователей всех без исключения стран.

Что касается советской молодежи и молодежи России 90-х годов, то они не являются исключением. К середине 80-х го дов происходящие в обществе изменения отчетливо выявили кризис в молодежном движении. Данные социологических ис следований стали постоянно фиксировать тот факт, что эф фективность деятельности комсомола резко упала, молодежь разочаровалась в формах и методах его работы. Отстав от жизни, оторвавшись от молодежи, от реальных процессов, комсомол не мог не прийти к поражению.

К началу 90-х годов монополизм, который долгое время господствовал в молодежном движении, был подорван: по явилось большое количество как формализованных, так и самодеятельных организаций молодежи по самым разнооб разным злободневным общественным проблемам. Коренное изменение форм и методов их работы, решительный отказ от монополии, заорганизованности, непосредственная связь с жизнью молодежи стали реальным источником жизнеспособ ности этих молодежных организаций [б].

Вместе с тем отсутствие точного понимания положения и роли молодежных организаций чревато негативными последствиями, которых можно и нужно избежать, если проблемы отношения молодежи к обществу и общества к ней строятся на учете реально складывающихся тенденций в общественной жизни.

В отечественной социологии накоплен определенный опыт исследования проблем молодежи. Научно-исследовательский центр ВКШ при ЦК ВЛКСМ (с 1990 г. — Институт молоде жи), социологи С.-Петербургского (Ленинградского) и Ураль ского университетов, Института социологии проводили изу чение широкого круга вопросов, волнующих молодых людей нашей страны. Наряду с апологетическими исследованиями среди них было немало и таких (см. работы В.ГЛисовского, С.И.Иконниковой, В.П.Смирнова, В.Ф.Левичевой, В.И.Чупрова и др.), которые достаточно объективно и всесторонне характеризовали состояние общественного сознания молодежи и основные тенденции изменения ее поведения.

С одной стороны, по основным ценностным ориентациям молодежь придерживалась тех же убеждений, что и старшее поколение. Результаты социологических исследований свидетельствовали, что подавляющее большинство молодых людей не так уж плохи, как кажется на первый взгляд: 98% верят в любовь как высшую ценность жизни, 75% ответили отрицательно на предложение бросить работу, если бы они получили наследство. Не менее ярко проявляются и общест венно-политические интересы молодежи: они во многом были слепком с того, что происходило в сознании всего общества (И.М.Ильинский,1993).

С другой стороны, в сознании и поведении молодых людей на первый план выходила проблема статуса молодого человека, его положения и места в жизни общества. Мо лодежь не устраивали низкие возможности быстрого про движения по служебной лестнице, плохое материальное обеспечение сильная опека, ограничения в проявлении творчества.

Одним из препятствий на пути гражданского становления молодежи стало непонимание старшим поколением ее интересов. Хотя это вечно старая и вечно новая проблема, в 70-е годы она приобрела характер острой конфронтации, что не только привело к отрыву части молодежи от интересов старшего поколения, но и лишило привлекательности идеалы, вдохновлявшие молодых в течение длительного времени.

Молодежь давно уже не приемлет снисходительно-покро вительственного отношения к себе со стороны старших. В ее среде силен критический настрой. У молодого поколения вызрели трудные для общества вопросы: как относиться к старшему поколению в свете того, что творилось в нашей действительности? кто несет ответственность за преступления против миллионов людей? как избежать повторения ошибок?

Приходится признать, что у многих из старших нет особых оснований учить молодых тому, как жить. Вернуть доверие молодых нудным морализаторством и рассказами о том, как геройски и трудно жили, не удается. Основа для совместной работы — тот процесс очищения, который важно довести до конца. Общество находится ныне в таком положении, когда вера старого толка рушится. Рушится там, где она строилась на наивной мечтательности, непродуманных политических решениях и программах, на социальной демагогии. Место такой веры занимает сомнение, подвергающее проверке новые планы и программы.

Если необходимо возродить в душах молодежи идеалы, то следует, как справедливо утверждает И.М.Ильинский, бояться не разоблачения ошибок прошлого, а неопределенности в том, что и как делать в настоящем, куда и как двигаться дальше.

Молодежь при всей ее потребности иметь честную историчес кую память помыслами и планами устремлена вперед. Но что бы по-настоящему увлечь молодежь перспективами завтрашнего дня, ее надо заинтересовать уже сегодня.

А для этого знать реальные ориентации, ценности, мотивы, которыми руководствуются молодые. Социологические опросы (ВЦИОМ, сентябрь 1996 г., N = 669) показывают, что молодежь более оптимистично оценивает свое настроение:

хорошим и нормальным его считают 57,5% опрошенных по сравнению с 38,5% людей среднего возраста и 34,5% — людей старшего возраста. Молодежь в большей мере устраивает жизнь, которую они ведут, — 20,2% по сравнению с 7 и 9,3% соответственно лиц среднего и старшего возраста.

Но молодежь пугает будущее — безработица, ожидание ухудшения экономического и социального положения [7].

§ 4. САМОДЕЯТЕЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ.

Как показывает жизнь, существующая структура государ ственных и общественных организаций не могла удовлетво рить все многообразие устремлений и чаяний людей. Именно это несоответствие реального положения и желаемых из менений привело к возникновению многих самодеятельных организаций, общественных движений и гражданских ини циатив.

Спектр их деятельности оказался самым широким. Их многообразие с трудом подвергается классификации. Но пря всех сложностях, на наш взгляд, все же можно выделить не сколько групп таких движений: общественно-политические, социальные, экологические, социально-культурные.

Несколько особняком стоят объединения, связанные с проведением досуга, организацией отдыха, времяпрепровож дением.

Эти организации в той или иной мере пытаются заполнить ту нишу в общественной жизни, которую долгие годы обходили вниманием, не занимались ею и даже игнорировали ее [8].

Не все из них выдержали испытание временем. Кроме того, многие существенно разнятся друг от друга по регионам, по своим программам, целям, установкам. Но тем не менее обозначились тенденции, которые объединяют их между собой.

Что касается общественно-политических движений, то они или прогрессировали в сторону создания на их основе поли тических партий типа «Демократический выбор России», или стали замыкаться на профессиональных проблемах. Так, дви жение «Мемориал» на первых порах своего существования в конце 80-х годов имело четко и ярко выраженную полити ческую окраску, собрало под свои знамена значительное чис ло людей, заинтересованных не просто в изучении истори ческих корней происшедшей деформации общества, но и в извлечении уроков для будущих поколений. Постепенно это движение в значительной степени потеряло свой политичес кий запал, превратившись в одну из организаций, связанных с исторической памятью народа.

Еще более показательна судьба народных фронтов, в дея тельности Которых наряду с собственно политическими про блемами ярко проявились и национальные мотивы. Их раз витие протекало в достаточно противоречивой ситуации.

Определенная непоследовательность, крайности в политичес ких акциях, амбициозность лидеров привели к резкому сни жению их авторитета и практически вывели из реальной по литической жизни.

Достаточно четко выкристаллизовываются и экологичес кие движения, суть деятельности которых — объединить еди номышленников, обеспечить сохранение окружающей среды, сферы обитания человека, здоровья нынешнего и особенно будущих поколений. Эти движения выдвинули своих лидеров мирового звучания (С.П.Залыгин, А.А.Яблоков, А.Л.Яшин и др.), которые во многом определяют стратегию и тактику дей ствий. На их счету уже немало побед: прекращение работ по перебросу стока северных рек в Казахстан и Среднюю Азию, битва за Аральское море, замораживание строительства кана ла Волга — Чограй. Стимулировала рост этого движения ка тастрофа в Чернобыле.

Вместе с тем это движение в условиях кризисной ситуации в России в середине 90-х годов пошло на спад: общественное сознание, которое регистрировало экологическую озабоченность людей в конце 80-х годов как четвертую по значимости проблему (после проблемы экономической неустроенности, политической и национальной напряженности), стало отводить проблемам экологии очень незначительное место (5—6% против 36% в 1989 г.) под натиском проблем физического выживания людей. Однако несомненно, что за экологическими движениями будущее:

они во многом будут определять лицо общества, мобилизуя волю и сознание людей на обеспечение экологически безопасной жизни на Земле.

Несколько иначе развиваются движения социальной ори ентации. Они обычно создаются для решения конкретных проблем. Речь идет о движениях социальной защиты, милосердия, заботы о пенсионерах, престарелых, о детях без родителей. Насколько остры эти проблемы, говорит хотя бы один факт: 8 из 10 воспитанников детских домов имеют родителей. Здесь тесно переплетены моральные, нравственные проблемы с собственно социальными, которые в не меньшей степени ставят вопрос как об ответственности общества, так и об ответственности людей, давших ребенку жизнь.

На социально-культурном направлении наряду со сложив шимися движениями по сохранению памятников истории и культуры мощный импульс получили общества содействия искусству, литературе, живописи, музыке, родному языку и национальной культуре. Практически все национальные об разования — республики, округа, диаспоры — создают обще ства, которые стремятся реализовать права на суверенитет в области духовной жизни.

Во всех крупных городах возникли национально-куль турные сообщества и клубы, в которых представители тер риториально рассредоточенных наций и народностей — диа спор — получают возможность реализовать право общения на родном языке, участвовать в производстве и потреблении духовных ценностей, развивать и поддерживать националь ную культуру. В середине 90-х годов стал организационно оформляться еще один вид самодеятельных организаций — землячества.

Итак, процесс становления и обогащения работы как сло жившихся, так и новых общественных движений и граждан ских инициатив — это залог мобильности, жизненности и эффективности обновляющегося общественного сознания и поведения людей.

Литература 1. Подробнее см.: Лапаева В.В. Становление российской многопартийности // СОЦИС. 1996. № 8.

2. Седьмой съезд народных депутатов Российской Федерации (Социологический анализ). М., 1992.

3. См. подробнее: Дмитриев А. В. Политическая социология в США. Л., 1974.

4. Охотский Е.В. Политическая элита. М., 1996;

Понеделков А. В. Элита. Ростов-на-Дону, 1995.

5. Подробнее см.: Гордон Л., Груздева Е., Комаровский В Шахтеры-92. Социальное сознание и социальный облик рабочей элиты в после социалистической России. М., 1993.

6. Подробнее см.: Неформалы. Кто они? Куда зовут? М., 7. Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1996. № 6. С.58—61.

8. Опыт классификации этих движений осуществлен в кн.:

Новые социальные движения в России / Под ред. Л.А.Гордона и Э.В. Клопова, М., 1993.

Темы для рефератов 1. Становление многопартийности в России в 80—90-е годы.

2. Характеристика партий неолиберальной ориентации.

3. Проблемы социалистических и коммунистических партий.

4. Настоящее и будущее национально-патриотических партий.

5. Казачество: традиции и современность.

6. Судьбы молодежного движения.

7. Кризис профсоюзных организаций.

8. Характеристика самодеятельных организаций — экологических. исторических, культурологических и др.

Вопросы и задания для повторения 1. Характерные черты многопартийности России.

2. Основные политические партии и их сущностные черты 3. Чем объясняется крах КПСС?

4. Что собой представляет политическая элита?

5. Проблемы развития профсоюзного движения.

6. Молодежные организации и их политические ориентации.

7. Дайте характеристику основных самодеятельных движений Раздел V. СОЦИОЛОГИЯ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ Духовная жизнь — самая богатая по своим проявлениям сфера сознания, по формам и методам его реализации в жиз недеятельности общества, классов, социальных групп и слоев, каждого человека. Это позволяло даже на определенном этапе развития научной мысли отождествлять понятия духовная жизнь и общественное сознание.

В работах советских и российских философов В.С.Бару лина, В.Е.Давидовича, B/В.Журавлева, В.М.Межуева, A.K.Уледова было убедительно показано, что, во-первых, духовная жизнь не может быть сведена к отношениям по поводу идей и взглядов, теоретическому осмыслению действительности. Она функционирует как на уровне сознания, так и на уровне практической целесообразной деятельности человека, охватывает все многообразие духовной жизни общества, классов, социальных групп и каждой личности, а соответственно условия и факторы этой жизни.

Во-вторых, духовная жизнь характеризуется тем, как, на каких основаниях и при помощи чего она изменяется, совер шенствуется, обогащается. Духовная деятельность, будучи способом существования особого рода общественных отно шений, выражается в конкретных формах в области науки, образования, массовой информации, культуры, литературы и искусства, т.е. всего того, что образует специфический фено мен духовной жизни общества.

Такой подход к духовной жизни имеет большое теорети ческое и практическое значение. Он не дает возможности субъ-ективизировать ее, сводить только к взаимодействию теорий, взглядов и идей. Объективный характер сознания и поведения людей проявляется во всем многообразии духовных отношений, позволяет и в духовной жизни выделить как материальный, так и идеологический аспект и в то же время обнаружить ту сторону в развитии человека, которая не изменяется и не исчезает даже при смене общественно-политического строя.

С социологической точки зрения подход к духовной жизни как единству материального и идеального дает более точное представление о том, что можно сделать путем воздействия на общественное сознание, что следует учесть, когда речь идет об объективности процессов, происходящих в сфере духовной жизни общества.

В настоящее время понимание того, что представляет со бой духовная жизнь, приобретает важное значение. В движе нии «экология культуры» с наибольшей полнотой проявилась забота о сбережении тех облагораживающих общество и чело века традиций, которые составляют своеобразный сплав об щечеловеческого и национально-особенного.

Таким образом, духовная жизнь — особый тип производства, потребления и распределения культурных ценностей, характеризующих степень возвышения человека, его интеллектуальное богатство, используемое в интересах гуманизма.

Отечественная социология накопила значительный опыт исследования процессов духовной жизни общества (Е.М.Бабосов, В.Г.Байкова, Г.П.Давидюк, Б.А.Грушин, Л.Н.Коган, Ю.В.Перов, В.М.Соколов, В.Б.Чурбанов, А.И.Яковяев и др.).

В известном смысле социология духовной жизни — по нятие собирательное. Она состоит из таких относительно самостоятельных социологических теорий, как социология образования, науки, культуры, средств массовой информации.

Прочные традиции имеет и социология религии. Накоплен материал по социологическому изучению чтения, ху дожественного творчества.

Основанием для выделения этих направлений в социоло гии являются структурные элементы, или подсистемы духов ной сферы, каждая из которых имеет достаточно четкие кри терии своего обособления: цель, средства ее достижения, объект и субъект воздействия, ресурсное обеспечение, а также определенные конечные результаты. Даже в том случае, когда некоторые подсистемы близки между собой или частично выполняют схожие функции (например, образование и воспитание), их нельзя идентифицировать.

Для социологии духовной жизни всегда большой интерес представлял анализ деятельности субъектов. Ее творцом и непосредственным участником является, прежде всего, само общество, призванное обеспечить человеку широкий доступ к культуре, помочь раскрыть ему творческие дарования.

Реализуя функции образования и воспитания, оно прибегает к экономическим, социальным и правовым рычагам, которые с одной стороны, стимулируют необходимый для общества духовный прогресс, с другой — ограничивают проявления анти- и эрзац- культуры, безнравст венного и асоциального поведения, унижающего честь и достоинство человека.

Активной силой являются различные общественные ор ганизации и добровольные объединения, каждое из которых присущими ему формами и методами принимает участие в производстве, потреблении и распределении духовных цен ностей. Вместе с тем отметим, что если они не находят своего специфического места в функционировании духовной жизни, то эффект их работы становится незначительным, влияние резко падает, что, в свою очередь, ведет к обеднению интеллектуального потенциала страны.

И наконец, субъектом духовной жизни (и субъектом важ нейшим) выступает сам человек. К сожалению, в 60—70-е годы при трактовке проблем общественного развития сложилась тенденция рассматривать состояние, тенденции и проблемы духовной жизни, не уделяя должного внимания созидательной энергии самого человека. Учитывая, что на ее развитие оказывает косвенное влияние окружающая среда, появились попытки даже абсолютизировать процесс внешнего, опосредованного воздействия. В этой ситуации как бы забывался и затмевался вопрос о творческой силе людей, их личной ответственности за все происходящее в обществе.

Набор тем, предложенных в этом разделе, можно, естест венно, значительно расширить за счет более подробного ана лиза проблем эстетики, этики, литературы и искусства. Пред метом отдельного рассмотрения может стать процесс функ ционирования институтов духовной жизни (школ, клубов, библиотек, вузов, музеев, профессионально-технического об разования, прессы, радио, телевидения).

Глава 1. СОЦИОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ/ Социология личности как специальная социологическая теория появилась на грани XIX и XX веков. В этой теории, как никакой другой, нашли отражение роль общественного, группового и индивидуального сознания, формы, пути и методы реализации их в социальном поведении и влияние макро-, мезо- и микроусловий на процесс его функционирования.

Многогранность процесса становления, развития и фор мирования личности породила различные концепции, которые по-разному подчеркивали те или иные аспекты этой про блемы. В работах Ч.Х.Кули (1864-1929), Дж.Мида (1863-1931) нашла отражение теория зеркального «Я», в которой личность трактовалась как объективное качество, приобретенное человеком в процессе социальной жизни. Я.Л.Морено (1892— 1974), Т.Парсонс (1902—1979), Р.Липтон и др. уделяли внимание ролевой теории личности, согласно которой последняя есть функция от той совокупности социальных ролей, которые человек выполняет в обществе [1].

Значителен вклад в социологию личности сторонников статусной теории.

В отечественной социологии многое по проблемам раз вития человека, личности сделали ученые как в конце XIX — начале XX века, так и в советский период.

В дореволюционный период проблемы личности были проанализированы достаточно детально в трудах П.А.Лаврова (1823-1900), Е.В. де Роберта (1843-1915), П.А.Сорокина (1889—1968). Интересные наблюдения о нравах, привычках, ориентациях крестьянина осуществил А.Н.Энгельгардт (1832— 1893). Но особенно значительна роль Н.К.Михайловского (1842—1904), который предложил рассматривать личность в трех ипостасях: биогенном, психогенном и социогенном обличии. Много внимания он уделил проблеме индивидуальности.

В советский период для развития теории личности и ее социологической и социально-психологической интерпрета ции многое сделали Б.Г.Ананьев, В.Г.Алексеева-Харчева, Л.П.Буева, И.С.Кон, ЛА.Зеленов, А.Г.Здравомыслов, В.Н.Лавриненко, А.ВЛетровский, Б.Д.Парыгин, К.К.Платонов, Г.Л.Смирнов, Е.В.Шорохова, Е.Б.Шестопал, И.Т.Фролов, В.А.Ядов и др.

К анализу социологических проблем личности полностью применимы слова известного американского социолога Ч.Р.Миллса (1916—1962), который писал, что «изучение социологии должно показать, как оценивать себя не как изолированную личность, а как человека в море человечества;

помочь расположить себя в историю и перспективу, чтобы точнее понять и оценить те факторы, которые влияют как на ваше поведение, так и на поведение других людей».

§ 1. ПОНЯТИЕ О СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ.

Социология личности оперирует категориями, которые нередко рассматриваются как синонимы, — формирование, развитие, воспитание, социализация. Их неодинаковое использование затрудняет возможности социологического анализа.

Когда употребляется понятие формирование личности, то имеется в виду единство объективных условий и субъектив ных факторов, целенаправленно воздействующих на процесс становления и развития человека. Конечно, только при учете влияния всей совокупности общественных отношений в сочетании с субъективной деятельностью классов, обществен ных организаций и самого человека можно говорить о много стороннем воздействии на личность и соответственно фор мировать ее развитие.

Понятие развитие личности характеризует последователь ность и поступательность изменений, происходящих в созна нии и поведении личности. Воспитание связано с субъектив ной деятельностью, с выработкой у человека определенного представления об окружающем его мире. Хотя воспитание и учитывает влияние внешней среды, оно в основном олицетво ряет усилия, которые осуществляют социальные институты.

Социализация представляет собой процесс становления личности, постепенное усвоение ею требований общества, приобретение социально значимых характеристик сознания и поведения, которые регулируют ее взаимоотношения с об ществом. Социализация личности начинается с первых лет жизни и заканчивается к периоду гражданской зрелости че ловека, хотя, разумеется, полномочия, права и обязанности, приобретенные им, не говорят о том, что процесс социализа ции полностью завершен: по некоторым аспектам он про должается всю жизнь. Именно в этом смысле мы говорим о необходимости повышения педагогической культуры роди телей, о выполнении человеком гражданских обязанностей, о соблюдении правил межличностного общения. Иначе социа лизация означает процесс постоянного познания, закрепления и творческого освоения человеком правил и норм поведения, диктуемых ему обществом.

Первые элементарные сведения человек получает в семье, закладывающей основы и сознания, и поведения. В социологии обращено внимание на тот факт, что ценность семьи как социального института долгое время недостаточно учитывалась. Более того, ответственность за воспитание будущего гражданина в определенные периоды советской истории пытались снять с семьи, переложив на школу, трудовой коллектив, общественные организации. Принижение роли семьи принесло большие потери, в основном нравственного порядка, которые впоследствии обернулись крупными издержками в трудовой и общественно политической жизни.

Эстафету социализации личности принимает школа. По мере взросления и подготовки к выполнению гражданского долга совокупность усваиваемых молодым человеком знаний усложняется. Однако не все они приобретают характер пос ледовательности и завершенности. Так, в детстве ребенок получает первые представления о Родине, в общих чертах начинает формировать свое представление об обществе, в котором он живет, о принципах построения жизни. Но социологов и поныне волнует вопрос: почему так различен этот первоначальный процесс социализации личности, почему школа выпускает в жизнь молодых людей, отличающихся не просто своими взглядами и представлениями, но и набором ценностей, которые иногда прямо противостоят друг другу?

Социализация той части молодежи, которая приходит на работу после окончания учебных заведений (средних, профес сиональных, высших), продолжается в тех конкретных условиях, которые сложились на производстве под влиянием не только общественных отношений, но и специфических особенностей, присущих данному социальному институту Мощным инструментом социализации личности высту пают средства массовой информации — печать, радио, теле видение. Ими осуществляются интенсивная обработка обще ственного мнения, его формирование. При этом в одинаковой степени возможна реализация как созидательных, так и разрушительных задач.

Социализация личности органично включает в себя пере дачу социального опыта человечества, поэтому преемствен ность, сохранение и усвоение традиций неотделимы от по вседневной жизни людей. При их посредстве новые поколе ния приобщаются к решению экономических, социальных, политических и духовных проблем общества.

И наконец, социализация личности связана с трудовой, общественно-политической и познавательной деятельностью человека. Недостаточно просто обладать знаниями, их пред стоит превратить в убеждения, которые проявляются в дей ствиях личности. Именно соединение знаний, убеждений и практических действий образует характерные черты и каче ства, свойственные тем или иным типам личности.

Таким образом, социализация личности представляет, по сути, специфическую форму присвоения человеком тех граж данских отношений, которые существуют во всех сферах об щественной жизни.

В современных условиях процесс социализации предъяв ляет новые требования к духовному облику, убеждениям и действиям людей. Это обусловлено, во-первых, тем, что осуществление социально-экономических, политических и духовных изменений может быть посильно людям высокообразованным, высококвалифицированным и сознательно участвующим в претворении их в жизнь. Только человек, глубоко убежденный в необходимости намеченных преобразований, может быть активной, действенной силой исторического процесса.

Во-вторых, чрезвычайная сложность процесса социали зации личности требует постоянного совершенствования средств его осуществления. Они нуждаются в обновлении, каждодневном поиске, конкретизирующем и уточняющем место и ответственность человека при решении как общест венных, так и личных проблем.

В-третьих, социализация личности является неотъемлемой частью решения всех общественных проблем. Жизнь убедительно свидетельствует, что это настолько взаимосвязанный процесс, что он в одинаковой степени может многократно усиливать (или замедлять) общественный прогресс, если не учитываются объективные перемены, а также изменения в сознании и поведении людей.

В-четвертых, социализация личности предполагает пре одоление негативных явлений в сознании и поведении людей.

До сих пор социология личности не смогла ответить на такие вопросы: почему часть людей, имеющих одинаковое стартовое начало, становится хулиганами, пьяницами, вора ми? почему другая часть превращается в бюрократов, подха лимов, угодников, карьеристов и т.д.? почему формируются антиобщественные типы поведения, социально опасные для общества?

И наконец, социализация личности происходит в условиях взаимодействия мировой и национальной культур. И хотя общечеловеческие мотивы признаны ведущими в структуре общественного сознания и поведения, влияние национальных особенностей нередко оказывается решающим фактором, который во многом определяет облик человека. Феномен на ционального в процессе социализации поставил перед соци ологией вопрос о поиске новых резервов его сочетания с об щечеловеческими ценностями, привел к необходимости более глубокого понимания социально-психологических механизмов признания особого места в общественной жизни каждого народа, каждой нации и народности и каждого от дельного их представителя.

Социализация личности предполагает, что объектом ис следования становятся не одно или несколько, а весь ком плекс общественно значимых качеств человека в их тесном единстве и взаимодействии. Они охватывают всю совокуп ность черт сознания и поведения: знания, убежденность, тру долюбие, культуру, воспитанность, стремление жить по зако нам красоты, физическую подготовку и т.д. Важное значение имеет преодоление стереотипов, атавизмов в сознании и по ведении людей.

Вместе с тем, в какой бы сфере ни действовал человек, духовный момент всегда и во всем сопровождает его деятель ность. Более того, человек не пассивно воспроизводит то, что диктует ему общество. Он обладает возможностью про явить свою творческую силу и воздействовать на окружающие его явления. Особое значение для социализации личности, обогащения ее духовного мира приобретает свободное время, которое, по словам К.Маркса, служит мерилом истинного богатства человека.

Духовный компонент является определяющим в социа лизации человека, что позволяет, на наш взгляд, рассматри вать эту отрасль социологической науки в тесной связи с про блемами культуры, образования, науки, литературы искусст ва. Это ни в коей мере не преуменьшает роль и значение экономических, социальных и политических отношений. Но человека возвышают лишь уровень культуры, богатство и глу бина его духовного мира, степень развитости гуманизма, ми лосердия и уважения к другим людям.

§ 2. СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС.

Социальный статус — это показатель положения, занимае мого индивидом в обществе. Каждый человек обладает несколькими статусами (сын, он же геолог, он же вратарь) [2].

Различаются статусы приписанные (прирожденные) и до стигнутые (приобретенные). Приписанный статус человек по лучает автоматически — по этническому происхождению, месту рождения, положению семьи — вне зависимости от личных усилий (дочь, бурятка, волжанка, аристократка). До стигнутый статус — писатель, студент, супруг, офицер, лауре ат, директор, депутат — приобретается усилиями самого че ловека с помощью тех или иных социальных групп — семьи, бригады, партии.

Однако статусы неравны. Положение в обществе предоп ределяет главный статус, в основе которого, как правило, ле жат должность, профессия. Профессия служит наиболее ис пользуемым, совокупным, интегративным показателем ста тусной позиции — вид работы определяет такие «статусные ресурсы» человека, как авторитет, престиж, власть.

В 90-е годы в число ведущего статуса стало выдвигаться богатство человека, владение собственностью и финансовыми ресурсами, возможность «красиво жить». В этой ситуации не квалификация, не мастерство, не творческий потенциал, а об ладание недвижимостью и счетом в банке стало целью значи тельной части молодежи, которая и получение специальности стала рассматривать как элемент или ступень в достижении значительного материального достатка.

В этой связи следует отметить значение реальной старто вой позиции индивида, которая влияет на его оценку общест ва, дает определенную точку зрения на мир, которая во многом определяет дальнейшее поведение. Выходцы из семей с различными социальными статусами имеют неравные условия социализации, неодинаковые возможности для получения об разования. Одни люди имеют большие возможности, а другим пути закрыты с самого рождения. Например, ребенок из семьи среднего класса (приписанный статус) имеет большие воз можности стать врачом или ученым (достигнутый статус), чем ребенок из низших слоев общества. В этой связи в обществе растет сопротивление созданию учебных элитных заведений, качество учебы в которых покупается за деньги, лишает значительную часть молодежи возможности иметь равные стартовые позиции в жизни.

Важной характеристикой каждого из статусов являются спектр и свобода выбора иных статусов. Всякое индивиду альное решение относительно собственной судьбы заключа ется в постоянном выборе способов преодоления конкретного социального неравенства и в желании иметь соответствующие условия, обеспечивающие его конкурентоспособность в жизни.

Социальный статус, обеспечивая определенные права и возможности, ко многому обязывает. С помощью статусов упорядочиваются, регламентируются отношения между людь ми. Социальные статусы отражаются как во внешнем поведе нии и облике — одежде, жаргоне, манерах, так и во внутрен ней позиции личности — установках, ценностных ориентациях, мотивах. Каждый статус требует и дает людям возможность достижения социальных ожиданий людей или их модификации, если не создает условий реализации данных ожиданий. В этом смысле прав известный польский социолог Ф.Знанецкий (1882—1958), который полагал, что социолог должен брать человеческого индивида не только так, как он «действительно есть» органически и психологически, но как он «сделан» другими и самим собой в их и его собственном опыте социальной жизни. С социологической точки зрения в индивиде первичны его социальная позиция и функция.

Органические и психологические особенности индивида, по Ф.Знанецкому, есть просто материал, из которого в процессе образования и самообразования формируется социальная личность.

§ 3. РОЛЕВАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ.

Роль — это тип поведения личности, обусловленный ее статусом. Совокупность ролей, соответствующих данному статусу, определяется как ролевой набор. Роль объективно задается социальной позицией вне зависимости от индивидуальных осо бенностей человека, занимающего эту позицию.

Исполнение роли связано со стремлением человека соответствовать принятым социальным нормам и ожиданиям окружающих.

Освоение ролей происходит в процессе социализации, причем число их постоянно увеличивается. В раннем детстве человек выполняет одну роль — ребенка, которому прививают определенные правила игры. Затем к нему добавляется роль воспитанника детсада и члена первичной социальной группы по совместной игре, время провождению, отдыху и т.д. В дальнейшем ребенок выполняет роль учащегося, члена молодежной группы, участника общественных действий (общественных организаций), члена различных групп по интересам.

Поскольку каждый человек исполняет несколько ролей, возможен ролевой конфликт: родители и сверстники ожидают различного поведения от подростка, а он, выполняя роли сына и приятеля, не может одновременно соответствовать их ожиданиям. Еще чаще этот конфликт — несовпадение ролей — сопровождает жизнь взрослого человека. Роль семьянина требует согласования его поведения с ролью гражданина, с ролью работника конкретной производственной организации.

Между ролевым ожиданием и ролевым исполнением ни когда не бывает полного совпадения. Качество исполнения роли зависит от множества условий, в числе которых решаю щее значение имеет соответствие роли потребностям и инте ресам личности. Не исполняющий роли в соответствии с ожиданием вступает в конфликт с обществом, навлекает на себя общественные и групповые санкции.

Рассматривая свойства роли, Т.Парсонс сформулировал следующие ее характеристики и зависимости. Так, часть ро лей четко ограничена в пространстве и во времени (школьник, студент), другая — размыта, неопределенна (членство в общественных организациях, в группах по интересам), третья часть длительна по времени действия (роль работника в тече ние всей трудовой жизни, отцовство, материнство и т.д.).

Не меньшее значение приобретает тот факт, что часть ро лей требует соблюдения строго установленных правил (сол дат, член производственной организации), для другой части эти требования устанавливаются достаточно произвольно (член музыкального клуба или общественной организации).

Выполнение роли связано также с ее мотивационной ха рактеристикой: в одном случае роль ориентирует на получе ние личной выгоды (владелец частной собственности), в дру гом — на общественные, социальные интересы (член полити ческой партии, член кооператива и т.д.).

И наконец, важен и тот факт, что выполнение некоторых ролей жестко регламентировано (роль охранника, пожарного, дежурного), а другие роли могут обогащаться или терять некоторые черты, что наиболее наглядно происходит в процессе продвижения по служебной или профессиональной лестнице.

Социальные роли и их значение для человека по-разному интерпретируются в научной литературе. Бихевиористская концепция социальной роли ограничивает предмет исследо вания непосредственно наблюдаемым поведением людей, вза имодействием индивидов: действие одного оказывается сти мулом, вызывающим ответную реакцию другого. Это позволяет описать процесс взаимодействия, но не раскрывает внутренней стороны личности, характера общественных отно шений, ролей и социальных ожиданий. Внутренняя структура личности (идеи, желания, установки) располагает к одним, но не способствует выбору других ролей. Ролевые ожидания так же представляют собой неслучайные ситуационные факторы:

они вытекают из требований социального окружения.

Социальная роль, которую выполняет человек, весьма значительна в его жизни, в его умении эффективно функци онировать в рамках общества. «Человек продает не только товары, но продает самого себя и ощущает себя товаром... И как со всяким товаром рынок решает, сколько стоят те или иные человеческие качества, и даже определяет само их су ществование. Если качества, которые может предложить че ловек, не пользуются спросом, то у него нет вообще никаких качеств...» (Э.Фромм, 1969).

Вот почему деятельность следует рассматривать с соци альных позиций, проявляющихся в стремлении человека ре ализовать себя как личность как в соответствии с ее социаль ным статусом, так и с социальной ролью.

§ 4. НОРМАТИВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ЛИЧНОСТИ.

В отличие от ролевой теории данные концепции имеют обязывающий и ориентирующий характер, предписывающий человеку определенные формы восприятия, оценки и пове дения в окружающей его действительности.

Особенно наглядно одна из этих концепций проявила себя в советской теории коммунистического воспитания, в рамках которой была создана модель определенного типа личности.

Эта модель постоянно совершенствовалась, шлифовалась, служила неким эталоном, на который и должен быть сориентирован советский человек. Такие концепции создавали некий идеальный тип личности, в свете которого человек должен быть интеллектуалом, нравственно и эстетически воспитанным, уважать труд, быть патриотом и интернационалистом одновременно, физически подготовленным и т.д. и т.п. Эти черты личности посто янно изобретались, и предел этому поиску и обоснованию соответствующих черт поведения не был ограничен ни временем, ни пространством. По некоторым подсчетам, было обосновано свыше 160 черт, которыми должен обладать социалистический тип личности. (Правда, западные социологи Олпорт и Одберт насчитали таких возможных черт 18000, которые были сведены сначала до 555, а затем до названий. — Н.ИЛапш, 1996).

Против этих черт личности нет никакого резона возражать:

все они (или почти все) на самом деле были подчинены идее — создать некий идеал человека, который был бы по всем показателям лучше всех других людей. Но идеал был далек от реального типа личности, его реального сознания и поведения, а иногда даже находился в вопиющем противоре чии с ними. Но большинство концепций коммунистического воспитания это не волновало. Они продолжали шлифовать образ идеального человека, а если проблемы действительного положения дел их волновали, то только через отдельные недостатки, частичные ошибки, досадные просчеты.

В данных концепциях во всем объеме бушевало должен ствование — как по отношению к человеку, так и по отноше нию к организациям, занижающимся его воспитанием. Даже лексика «необходимо», «должен», «обязан» и т.д. никак не ориентировала на выяснение реального положения дел, на постижение проблем действительного состояния взаимоот ношений человека и общества.

Исследования этой проблематики в русле изучения согла сия и тенденций развития общественного сознания позволили выявить, что система советского воспитания и такой мощный канал, как пропаганда, несли во многом эффект преднамерен ности, заданное™, что особенно ярко проявилось в несоот ветствии реальной жизни и пропагандируемых доктрин, в рассогласованности теоретических выводов и общественной практики. В этих условиях выработался стереотип поведения, который можно было назвать пассивным сопротивлением, когда люди открыто не противились пропагандируемым ценностям, но в то же время не желали следовать им.

В отечественной социологии был накоплен большой опыт проведения социологических исследований по проблемам воспитания [3]. Некоторые из них, например по трудовому, политическому, нравственному воспитанию, насчитывают сотни наименований. Среди них есть достаточно глубокие и обстоятельные исследования. Но всем им — даже самым лучшим — была присуща ориентация на должное, а не на сущее, а это неминуемо рождало целую серию издержек, ограничивало их результативность и действенность. Значи тельный вред воспитанию нанесла односторонняя, однобо кая ориентация только на официальные установки, монополизм КПСС в определении ее ориентиров.

В рамках нормативистских концепций в значительной степени развивалась и крепла концепция ценностных ориен тации личности.

«Ценность» — многозначное понятие, оно бытует в сфере обыденного сознания и в системе научного знания. Отражая все то, что осознается и переживается личностью как акту альная значимость, как смысл и идеал, ценность характери зует сознание, поведение и цели социальной деятельности.

Понятие «ценность» ввел в науку немецкий философ И.Кант (1724—1804), сопоставляя представления о должном (ценнос тях и нормах) и о сущем (о том, что есть). Мир сущего как бы достраивается миром должного.

В современной интерпретации социальные ценности — это значимые идеи, явления и предметы реальной действительности с точки зрения соответствия потребностям и интересам общества, социальных групп и личности. Всякая ценность — цель сама по себе, к ней стремятся ради нее самой, поскольку она — идеал. Ценностное содержание явлений и объектов действительности побуждает человека к деятельности. Постоянно находясь в мире альтернатив, человек вынужден выбирать. критерием чего становится ценность, достижение которой выполняет функцию регуляции поведения людей.

Ценностные ориентации же представляют продукт социа лизации личности, освоения общественных идеалов, оценок и непреложных нормативных требований. Ценностные ори ентации внутренне обусловлены, они формируются на базе соотнесения личного опыта с бытующими в социуме образ цами культуры и выражают собственные представления о должном, характеризуют жизненные притязания и престиж ные предпочтения. Ценностные ориентации — одна из наи более стабильных характеристик личности.

В социологии ценности рассматриваются как социально нормативные регуляторы общественной жизни и поведения людей. По Парсонсу, ценности — это общие взгляды, которые люди имеют в отношении нематериальных понятий, это выс шие принципы, обеспечивающие согласие в малых общественных группах и в обществе. Ценности имеют широкую социокультурную основу, в то время как нормы — это конкретные правила для конкретных ситуаций. В.Франкл показал, что ценности не только управляют действиями — они выполняют роль смыслов человеческой жизни;


как смысловые универсалии они составляют три класса, позволяющие сделать жизнь человека осмысленной: это — ценности творчества (в том числе труда), ценности переживания (прежде всего любви) и ценности отно шения. Отсутствие связанности с какими-либо ценностями, символами, устоями можно назвать моральным одиночеством. И мы можем утверждать, что моральное одиночество так же непереносимо, как и физическое;

более того, физическое одиночество становится невыносимым только в том случае, если оно влечет за собой и одиночество моральное (Э.Фромм, 1968).

Ценности и ценностные ориентации обладают двумя важ нейшими качествами — высокой устойчивостью и изменчи востью, являясь выражением меры динамизма и открытости общества, его групп и индивидов.

При смене системы ценностей и ценностных ориентации возникает противоречие между различными смыслами и значениями старого и нового, традиционного и инициируемого. Ценностное противоречие переживается и осознается как трудность выбора и принятия решения. Оно разрешается в процессе ценностно-ориентировочной деятельности, ощущения неудовлетворенности собой и ситуацией, сопоставления ценности целей и средств их достижения в новом опыте деятельности.

Учет динамики ценностей и ценностных ориентации важен для изучения особенностей общественного и личностного развития, для понимания процессов переосмысления ценнос тей и механизмов самоопределения и самореализации соци альных субъектов в кризисные периоды жизни.

В известном смысле в данную группу социологических теорий личности входит и диспозиционная, которая исходит из того, что социальные факторы поведения личности опос редованы социально-психологическими — осознанной готов ностью личности к оценке социальной ситуации и адекват ному поведению. Готовность (диспозиция), предрасположен ность субъекта к поведенческому акту, определенному способу действия, последовательности поступков обусловлена предыдущим социальным опытом.

Этот опыт, жизненная позиция — сплав мировоззренчес ких установок, социальных ценностей, идеалов, норм, кото рые предопределяют готовность к действию, к определенной реакции на среду.

Диспозиции личности, по В.А.Ядову, рассматриваются как иерархически организованная система: высшие диспозиции:

стратегическая направленность интересов, концепция жизни и ценностные ориентации;

средние диспозиции:

социальные установки на типичные социальные объекты и обстоятельства;

низшие диспозиции: предрасположенность к восприятию и поведению в конкретных условиях, в данной предметной и социальной среде.

Личностные диспозиции отвечают потребностям личности жить в гармонии с обществом [4].

§ 5. СОЗНАНИЕ, ЕГО ВОЗМОЖНОСТИ И ОГРАНИЧЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ.

Исходным пунктом — о чем бы мы ни вели речь: о воспи тании, развитии, формировании или социализации личности — является анализ реального состояния сознания, его тен денций, противоречий развития.

Социологические исследования показывают, что слишком долго общественное сознание было устремлено в будущее:

целые поколения советских людей были уверены, что наступит время, и они станут жить лучше, красивее, что достаток придет в каждую советскую семью. Но шли годы, одно поколение сменялось другим, а прекрасное будущее все не приходило, что неизбежно вызывало апатию, скепсис, разочарование.

В 80-е годы достаточно четко обнаружилось стремление решать общественные проблемы, не откладывая их на буду щее, на потом. И решать не в масштабе общества, а именно в своем трудовом коллективе, в своем районе, городе, селе, деревне. И пусть необязательно это будут огромные измене ния — люди готовы согласиться с малым, но чтобы их жиз ненный путь сопровождался хоть небольшими, но реальными сдвигами к лучшему. В данной ситуации нельзя согласиться с теми, кто подчеркивает гражданственность позиции, устремленность в будущее у людей первых пятилеток, време ни послевоенных будней и осуждает прагматизм поколения 80—90-х годов. Обе тенденции в общественном сознании ре ально существовали всегда. Нацеленность на будущее, готов ность поступиться сегодняшним днем помогали решать мно гие неотложные экономические и оборонные проблемы. Так и «заземленность» нынешнего сознания направлена на пре одоление демагогии и инертности многих звеньев управления, открыто спекулирующих на доверии людей и уклоняющихся от удовлетворения их повседневных нужд [5].

Особо хотелось бы отметить тот факт, что творческий потенциал личности всегда был достаточно значительным.

Даже в годы застоя лучшие труженики никогда не прекраща ли творческого поиска, проверки новаторских идей. Чрезвы чайно трудно было им работать, ибо всякий нестандартный подход, свежая мысль, как правило, осуждались и нередко преследовались.

Соответствие дел букве, а не сути привело к появлению стойкого стереотипа в общественном сознании. Люди попро сту не хотели рисковать. Накопленный негативный жизнен ный опыт подсказывал, что попытки что-то изменить, усо вершенствовать часто оборачиваются серьезными потерями для человека. Значит, легче идти накатанным путем, не подвергая себя испытаниям, — такое рассуждение и поведение были тоже в ходу.

Данная ситуация породила различные формы Превращен ного сознания, когда человек знал и был информирован об одном, но часто был убежден в другом, а нередко поступал совсем иначе по сравнению с тем, чего он придерживался официально. Это выразилось в различных проявлениях лож ного сознания, в мифотворчестве, в стереотипах мышления, в деформированном реально функционирующем сознании.

Так, мифологизация в нашей жизни базировалась на су ществовании многих «священных коров», которые были не прикосновенны и неоспоримы — требовалось только их не устанное почитание и восхваление. К ним в советское время относились утверждения типа «загнивание капитализма», «расцвет социализма», «социальное равенство» и «дружба народов», а также такие перлы, как «экономика должна быть экономной», «единодушная признательность» и т.д. и т.п.

Миф, провозглашенный в начале 60-х годов, что через 20— лет мы будем жить при коммунизме, принес разочарование и утрату той перспективы, которая питала людей в их стремле нии к благополучию и счастью.

Рушится и миф о ценностях демократии, о ее спасительной роли в истории России. Семантический анализ оценки понятия демократия показал, что после взлета надежд в нача ле 90-х годов оно приобрело не просто неприемлемое, но и оскорбительное значение, хороня под своими обломками то, что на самом деле может быть непреходящей ценностью.

Наряду с мифами пышным цветом расцвели стереотипы, когда в сознании людей формировалось упрощенное, схема тизированное, зачастую искаженное представление о проис ходящих процессах и явлениях. Стереотипы от других видов знания отличаются тем, что базируются не на научной основе, а на случайных, отрывочных, а то и ложных сведениях. Но они живучи, так как связаны с существующей системой ценностей, в которой нередко превратно трактуются объективные потребности общественного развития, но зато чутко улавливаются утилитарные интересы людей. И влияние стереотипов тем сильнее, чем больше в обществе нарушены нравственные и правовые критерии оценки поведения людей.

Именно скованность застойной поры способствовала по явлению целого букета стереотипов, нанесших огромный вред представлению об истинной ценности социального положения человека. В этих условиях принципы К.Пруткова «казаться больше, чем ты есть» и даже «быть больше того, чем ты кажешься» проявились в опасной многоликости поведения человека, когда он в официальном плане предстает одним, а в личной жизни, товарищеской обстановке — другим.

Разновидностью этого двуличия является глубокая убеж денность в том, что общие требования к сознанию и поведе нию касаются большинства людей, а какой-то категории мож но делать «небольшие» исключения. Отсюда недалеко и до элитарного сознания. Каково оно? Прежде всего это сознание своей зависимости от «верхов», а не от низов, уверенность, что решать твою судьбу будут не подчиненные, а выше стоящие руководители. И это в большинстве случаев было так. Поэтому можно поболтать о демократии, об участии тру дящихся в управлении, а самому осознавать свою независи мость от этих трудящихся (по данным 1987 г., только 16% руководителей учитывали в своей работе общественное мне ние). Переход к рыночным отношениям не ослабил, а, на оборот, взбодрил элитарное сознание, которое теперь уже не редко базируется не столько на самом факте владения влас тью, сколько на значительных, а порой огромных различиях в доходах. Элитарность питается атмосферой вседозволеннос ти, созданной неупорядоченными действиями политической власти, невозможностью ее ограничить ни экономическими, ни правовыми рычагами. Для элитарного сознания и поведе ния нет никаких ограничений даже в той части, которая ка сается чести и достоинства людей других социальных групп.

Не меньше бед принесла и показуха. В сознании работ ников (как служащих, так и рабочих) распространилось стрем ление создать впечатление о «большой» и «трудной» работе.

И чем больше бездельничал человек, тем больше он старался продемонстрировать видимость работы. Брались и провоз глашались обязательства, которые никогда не выполнялись полностью, формировались рекламные группы для показа «достижений».

Показуха не исчезла и в условиях рыночных отношений:

она только модифицировалась, приобрела новые формы и новый облик, породила немало игр в поддавки, в создание дутых авторитетов. Мало ли сейчас в аппарате управления людей, которые взлетели вверх на умении себя подать, на умении говорить, а не работать?


Одновременно развиваются и модифицируются самые изощренные формы социального паразитизма. В обществе сложилась огромная армия бездельников, которых заставить работать не удавалось: часто общество терпело поражения в борьбе с прослойкой, умело и хищно эксплуатирующей несо вершенство общественных отношений, и спекулирующей на гуманизме.

Попирает моральные принципы жизни людей и протекци онизм. Стремление удержаться у власти любой ценой породи ло целую серию приемов, причем семейственность была скорее примитивной отрыжкой прошлого. Гораздо опаснее было создание различных групп давления, групп взаимоподдержки, от которых недалеко до формирования мафиозных групп.

Существует и сознание воинствующего мещанства, т.е. той категории людей, которая привыкла «красиво жить». На опре деленном этапе они как-то скрывались, хотя общество знало об их существовании. Но вот с 70-х годов эти люди открыто стали кичиться своими «достоинствами», проповедуя не «тихую» мещанскую, а наступательную идеологию, перед которой иногда пасовали честные люди, не найдя способов бороться с ней.

Следует отметить и феномен социологической пропаганды, которая во многом преуспела в СССР и преуспевает в сегодняшней России. С помощью эталонов поведения, атрибутов повседневной жизни людям навязываются образцы, несовместимые с национальными традициями, обычаями и культурой [б]. Вместе с тем социологическая пропаганда может использоваться и в позитивном направлении, когда пропагандируются материальные носители духовного богатства народа.

В заключение несколько слов о таком явлении, как марги нальное сознание и поведение. Маргинализация подразумева ет разрыв, потерю объективной принадлежности к некоей со циальной общности без последующего вхождения в иную или без полной адаптации в новой общности. Примеры маргинальности: горожане сельского происхождения, дети из межнациональных семей, представители третьих стран, получившие европейское образование, эмигранты.

Понятия маргинальность ввел американский социолог Роберт Парк (1864—1944). Изучая расовые проблемы в юж ных штатах, он обозначил этим понятием положение мулатов.

Иначе говоря, это характеристика пограничных, проме жуточных, стоящих на рубеже культур, явлений, социальных субъектов, статусов.

Маргинальные люди имеют отношение к двум или даже нескольким различным группам, не принадлежа ни к одной из них полностью;

их субъективное представление о себе и объ ективное положение довольно противоречивы. Маргинальный человек «живет в двух мирах и в обоих он более или менее посторонний» (Р.Парк). Затрудняя личностную идентифика цию с определенной группой, эта амбивалентность способст вует размыванию норм и ценностей исходной субкультуры без соответствующего приобщения к новой субкультуре.

Главный признак маргинализации — разрыв социальных связей, причем в «классическом» случае последовательно рвут ся экономические, социальные и духовные связи. При включении маргинала в новую социальную общность эти связи в той же последовательности восстанавливаются, причем установление социальных и духовных связей, как правило, сильно отстает от установления связей экономических.

Социальная и территориальная мобильность, изменения социально-экономического статуса, перемещения в культурном пространстве, столкновение с моральными нормами иного типа приводят личность к необходимости борьбы за выживание, в которой она может проходить через конкуренцию, конфликт, адаптацию вплоть до ассимиляции.

Именно поэтому маргиналь-ность характеризуется стремлением к интеграции — желанием «войти» в группу, занимающую более высокий социальный статус, преодолеть значительную социальную дистанцию.

Маргинализация личности в условиях нарушения сложив шихся социальных связей может вести к диссоциации челове ка, тем самым вызывая психологическое напряжение, страх, стесненность, зависть, поведение, не совпадающее с обще принятыми нормами. Маргинальная личность обладает рядом характерных черт: беспокойством, агрессивностью, честолю бием, эгоцентричностью. Именно поэтому первоначально маргинальность оценивалась негативно и связывалась с проявлениями социального дискомфорта и девиации. Однако ее социальное значение может быть положительным:

отсутствие жестко очерченных норм и связей способствует повышению активности, проявлению инициативы, выработке культурных и социальных нововведений.

*** Таким образом, личность — продукт исторического разви тия, результат активной предметной деятельности и общения.

Свойства личности зависят от общественно-экономических, социально-культурных и предметно-деятельностных особенностей ее образа жизни. Личность не только объект, но и субъект социальных отношений. Она характеризуется автономностью, способностью противопоставлять себя обществу, формировать новые общественно необходимые функции и образцы поведения. Вместе с тем личная независимость, творческая активность предполагают наличие самосознания, способность к рефлексии — самоанализу, самооценке, самоконтролю — и их согласование с объективными условиями жизни общества.

Литература 1. Современная западная социология: Словарь. М., 1990.

С.162.

2. См. подробнее: Борисова Л.Г., Солодова Г.С.

Социология личности. Новосибирск,1997.

3. См. подробнее: Харчев А.Г. Социология воспитания [о некоторых актуальных проблемах воспитания личности). М., 1990.

4. Ядов В.А. Диспозиционная концепция личности // Социальная психология. Л., 5. См.: Бойков В.Э., Иванов В.Н., Тощенко Ж.Т.

Общественное сознание и перестройка. М., 1990.

6. Лавровский А. Американская социологическая пропаганда. М., 1978. В советской литературе эта проблема впервые была затронута О.А.Феофановым (См.: Вопросы философии. 1974. № 1).

Темы для рефератов 1. Генезис идей социологии личности в зарубежной и отечественной литературе.

2. Концепции формирования личности.

3. Плюсы и минусы социологии воспитания.

4. Основные каналы социализации личности.

5. Сравнительный анализ статусного положения личности в 80-е и 90-е годы.

6. Изменения социальных ролей в период рыночной экономики.

7. Ценности и их роль в социализации личности.

8. Социологическая пропаганда: возможности и перспективы.

9. Превращенные формы сознания личности (мифы, стереотипы и т.д.).

Вопросы и задания для повторения 1. Что изучает социология личности?

2. В чем различие понятий «социализация личности», «формирование личности», «развитие личности», «воспитание личности»?

3. Основные этапы социализации личности.

4. Что такое статус личности?

5. Основные положения ролевой теории личности.

6. Содержание и виды нормативных теорий личности.

7.Препятствия и преграды на пути развития реального сознания личности.

Глава 2. СОЦИОЛОГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ.

Как особая дисциплина социология образования сформи ровалась на рубеже XIX—XX веков. В своих работах Э.Дюркгейм, Д.Дьюи и другие социологи обратили внимание на необходимость специального анализа тех проблем, которые затрагивали роль, назначение и функции образования.

В отечественной социологии первые попытки анализа со стояния образованности населения связаны с деятельностью земских статистиков, которые достаточно всесторонне и осно вательно описали состояние школьного дела в России (I]. Од нако собственно социологические работы по проблемам обра зования появились в России только в XX веке. Исследования советских социологов в 20-е годы содержали предложения по обучению работающей молодежи, по подготовке новой интел лигенции, по реализации программы ликвидации неграмот ности (Е.Л.Кабо, Л.Е.Минц, В.С.Овчинников и др.).

Интенсивное развитие социология образования получила в конце 60-х — начале 70-х годов. Работы Ф.Р.Филиппова, В.Н.Турченко, В.Н.Шубкина были первыми, в которых ана лизировались как общие, так и специфические вопросы обра зования. Несколько позднее эту группу исследователей попол нили такие видные представители советской социологии, как Н.А.Аитов, М.Х.Титма, В.Т.Лисовский, В.И.Файнбург и др.

Затем социология образования расширила свое влияние:

исследования проблем высшей школы были проведены Л.Я.Ру-биной, С.И.Григорьевым, В.Г.Харчевой, ЮЛеонавичюсом, средней школы и учительства — Л.Г.Борисовой, Ф.Г.Зиятдиновой, А.М.Гендиным, М.И.Сергеевым, И.Кенкманом, роль профессионального образования рассматривали АА.Овчиннников, Д.Л.Константиновский, И.В.Бестужев-Лада, В.Э.Шерега и др.

Большой всплеск исследований по социологии среднего образования породили попытки его реформирования в 70— 80-е годы (последняя — в годы перестройки). В этих работах был осуществлен обстоятельный анализ происходящих изме нений, а также тех препятствий, которые стояли на их пути.

Что же касается отечественной социологии 90-х годов, то пока можно назвать мало работ, в которых были бы в полной мере осмыслены те кардинальные изменения, которые ре ально происходят во всей системе образования. По-прежнему актуальным остается вопрос о том, что определяет интерес людей к процессу овладения знаниями, какова оценка его действенности и эффективности, какие проблемы волнуют людей в условиях информационного общества.

§ 1. ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИИ ОБРАЗОВАНИЯ.

Образование является объектом и предметом изучения ряда наук: педагогики, психологии, философии, истории, экономики, социологии. Каждая из них исследует ту грань, которая специфична для каждой из них. Причем любая из названных наук не может не учитывать того, что сделано в смежной области знаний. Но не иметь специфики своего подхода — это значит обрекать себя на повтор той информации, которая содержится в других науках и соответственно ставить под сомнение целесообразность своего автономного существования.

Социология так же, как и другие науки, опирается на обоб щенную информацию, которую не может игнорировать ни одна из наук: что собой представляет система образования, численность обучающихся и преподавателей в целом и по отдельным формам, инфрастуктура образования, сравнение с дру1 ими странами и т.д. Вместе с тем социология имеет свои специфические задачи:

изучение потребностей в образовании, понимание и оценка его роли в жизни общества и личной жизни;

оценка уровня и качества знаний в контексте их социаль ной значимости;

отношение общества и обучающихся к образованию, изу чение его социальной ценности;

выявление роли образования как фактора социального статуса;

определение степени его влияния на динамику духовных потребностей и интересов.

Вместе с тем в системе народного образования существу ют различные формы и уровни образования, каждый из кото рых имеет особенности, цели и задачи. Соответственно пред мет социологии образования также получает свое специфи ческое звучание.

Напомним, что существующая система образования со стоит из дошкольного, среднего, профессионального средне специального и высшего образования. Как особое явление рассматривается послевузовское образование. Все больший интерес вызывает феномен непрерывного образования.

Что касается дошкольного образования, то социология исходит из того, что основы воспитанности человека, его тру долюбия, многие другие нравственные качества закладыва ются еще в раннем детстве.

В целом значение дошкольного воспитания недооценива ется. Слишком часто упускается из виду, что это чрезвычайно важная ступень в жизни человека, на которой закладывается первооснова личностных качеств человека. И суть не в коли чественных показателях «охвата» детей или удовлетворения желаний родителей. Детские сады, ясли, комбинаты — не просто средство «присмотра» за детьми, здесь происходит их умственное, нравственное и физическое развитие. С переходом к обучению детей с 6 лет детские сады столкнулись с новыми для себя проблемами— организацией деятельности подготовительных групп, чтобы дети могли нормально входить в школьный ритм жизни, иметь навыки самообслуживания.

С точки зрения социологии особую значимость приоб ретает анализ ориентированности общества на поддержку дошкольных форм образования, на готовность родителей прибегать к их помощи для подготовки детей к труду и ра циональной организации своей общественной и личной жизни. Для познания специфики этой формы образования особо значима позиция и ценностные ориентации тех людей, которые занимаются с детьми — воспитателей, обслу живающего персонала, — а также их готовности, понимания и стремления выполнить возлагаемые на них обязанности и надежды.

В отличие от дошкольного образования и воспитания, которое охватывает не каждого ребенка (в 1992 г. в детсадах находился только каждый второй ребенок), средняя общеоб разовательная школа нацелена на подготовку к жизни всего без исключения подрастающего поколения. В условиях со ветского периода, начиная с 60-х годов, осуществилась реа лизация принципа всеобщности полного среднего образова ния с целью обеспечения молодежи «равного старта» при вступлении в самостоятельную трудовую жизнь. В новой Конституции РФ такое положение отсутствует. И если в советской школе из-за требования дать каждому молодому человеку среднее образование процветали процентомания, приписки, искусственное завышение успеваемости, то в российской школе растет число бросивших школу (по данным экспертов, в 1997 г. не училось 1,5—2 млн. детей), что со временем скажется на интеллектуальном потенциале общества.

Но и в этой ситуации социология образования по-преж нему нацелена на изучение ценностей общего образования, на ориентиры родителей и детей, на их реакцию на внедрение новых форм образования, ибо окончание общеобразова тельной школы оказывается для молодого человека одновре менно и моментом выбора будущего жизненного пути, про фессии, рода занятий. Останавливаясь на одном из вариантов, выпускник школы тем самым отдает предпочтение тому или иному виду профессионального образования. Но что движет им в выборе траектории своего будущего жизненного пути, что влияет на этот выбор и как он изменяется в течение жизни — это одна из важнейших проблем социологии. Наиболее интересно в этом смысле исследование М.Титмы, который с конца 70-х годов прослеживает путь выпускников школы в Молдавии, Украине, Узбекистане и в ряде республик, краев и областей России [2].

Особое место занимает исследование профессионального образования — профессионально-технического, среднеспеци ального и высшего.

Профессионально-техническое образование самым непо средственным образом связано с потребностями производст ва, с оперативной и сравнительно быстрой формой включения молодых людей в жизнь. Оно непосредственно осущест вляется в рамках крупных производственных организаций или государственной системой образования. Возникнув в году как фабрично-заводское ученичество (ФЗУ), профессионально-техническое образование прошло сложный и извилистый путь развития. И несмотря на различные издержки (попытки перевести всю систему на сочетание полного и специального образования в подготовке необходимых профессий, слабый учет региональных и национальных особенностей), профессионально-техническая подготовка остается важнейшим каналом получения профессии. Для социологии образования важны знание мотивов учащихся, эффективность обучения, его роли в повышении квалификации и реального участия в решении народнохозяйственных проблем.

Вместе с тем социологические исследования и в 70—80-х годах, и в 90-е годы по-прежнему фиксируют сравнительно невысокий (а по ряду профессий низкий) престиж этого вида образования, ибо ориентация выпускников школы на полу чение высшего, а затем среднеспециального образования про должает преобладать. Противоречивый опыт социально-про фессиональных ориентации молодежи в начале 90-х годов показывает весьма серьезный и глубокий их кризис в силу большого расхождения провозглашенных целей и их реаль ного обеспечения в обществе [З].

Что касается среднего специального и высшего образова ния, для социологии важны выявление социального статуса этих видов обучения молодежи, оценка возможностей и роли в будущей взрослой жизни, соответствие субъективных уст ремлений и объективных потребностей общества, качество и эффективность подготовки. В 1995 году 27 млн. молодых людей в возрасте от 12 до 22 лет учились, из них 16% были студентами вузов и техникумов.

Особо остро стоит вопрос о профессионализме будущих специалистов, о том, чтобы качество и уровень современной их подготовки отвечали реалиям сегодняшнего дня. Однако и исследования 80-х, и исследования 90-х годов показывают, что в этом отношении накопилось немало проблем.

Продолжает оставаться, как свидетельствуют результаты социологических исследований, невысокой устойчивость профессиональных интересов молодых людей. По исследованиям уральских социологов (Л.Я.Рубина), до 60% выпускников вузов меняют свою профессию. По данным опроса выпускников техникумов в Москве, только 28% из них спустя три года после получения диплома трудились по полученной специальности. В целом по стране в конце 80-х годов 4 млн. специалистов с высшим и средним специальным образованием работали на должностях, не требующих такого уровня подготовки. С переходом к рынку этот процесс еще более усугубился.

Процесс обновления высшей и средней специальной шко лы еще только начался. Идет он с большим трудом и имеет »

серьезные издержки. Опросы фиксируют, что перемены к лучшему ощутили только 16% студентов вузов и 11% учащихся техникумов. Итоги социологических исследований свидетельствуют, что лишь создание условий для подлинно демократического участия студенчества в решении своих судеб способно обеспечить коренные изменения в работе высшей школы (Ф.Э.Шереги, В.Г.Харчева, 1995).

Важным показателем уровня специалиста является обра щения к духовности, к общечеловеческим ценностям, к бо гатству мировой культуры. Жизнь предъявила нелицеприят ный счет каждому специалисту — не замыкаться в рамках «профессионального кретинизма». Гуманизация всего высшего образования стала неотложной задачей сегодняшнего дня.

Одно из самых серьезных препятствий на пути развития профессионального образования — отсутствие тесной интег рации науки и учебного процесса, особенно в вузах, готовя щих специалистов для новых и авангардных технологий, на укоемких производств. Отставание от складывающихся в мире новых возможностей науки и образования во многом объясняется тем, что экстенсивная экономика не требовала высокого качества подготовки специалиста. Уровень жизни человека не зависел от его профессиональной компетентности, качества труда. Знание, талант оставались невостребованными. Естественно, что такая ситуация не способствовала возникновению мотивации к серьезной, творческой работе ни у студентов, ни у преподавателей.

Студенты равнодушно взирали на «борьбу» преподавателей за качество их подготовки. Все это создавало почву для процветания административных методов организации учебного процесса, формировало у студентов пассивность, беспомощность, апатию. Если по данным социологического исследования, проведенного в 1988 году в 38 вузах, студентов волновало равнодушие и несправедливость некоторых преподавателей и администраторов, то в настоящее время, по данным В.Г.Харчевой и Ф.Э.Шереги, в первую очередь волнует материальное положение, условия и качество учебы и, что особо необходимо подчеркнуть, будущее устройство в жизни, которое представляется им бесперспективным: только 52% считают, что они будут работать по специальности [4].

Обстоятельный социологический анализ уровня образо вания молодых людей позволил обнаружить, что кругозор многих из них характеризуется поверхностным знанием, не затрагивающим глубинные пласты сознания. Вот почему со циология стала констатировать появление групп людей, ко торые получили образование, но не имеют соответствующего культурного потенциала.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.