авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |

«УДК316 ББК 60.5 Т64 Тощенко Ж. Т. Социология. Общий курс. 2-е изд., доп. и перераб. — М.: Прометей, Юрайт, 1999. — 512 с. — ISBN 5-7042-0893-2, ISBN ...»

-- [ Страница 7 ] --

Темы для рефератов 1. Генезис идей о национальном вопросе в России.

2. Национальные проблемы вашей республики (города, района).

3. Этнос, нация, народность: общее и особенное.

4. Диаспоры, их сущность и перспективы развития.

5. Национально-государственное устройство России, его плюсы и минусы.

6. Особенности развития национальной культуры в современных условиях.

7. Обычаи и традиции как выражение национальной самобытности.

8. Проблемы взаимодействия русского и национального языков.

Вопросы и задания для повторения 1. Почему возросла роль этнических процессов в мире, в нашей стране?

2. Как соотносятся понятия «этнос» и «нация»?

3. В чем проявляется национальное самосознание?

4. Охарактеризуйте национальные особенности экономического (социального, политического) развития.

5. Что включает в себя национальная культура?

6. В чем наиболее наглядно проявляется национальная самобытность?

7. Почему диаспоры стали заметным явлением общественной жизни?

Глава 3. СОЦИОЛОГИЯ СЕМЬИ.

Семья — один из наиболее древних социальных инсти тутов: она возникла в недрах первобытного общества зна чительно раньше классов, наций и государств. Общественная ценность семьи обусловлена ее «производством и воспроизводством» непосредственной жизни, воспитанием детей, формированием их индивидуального сознания.

В процессе исторического развития отношения семьи и общества, семьи и личности постоянно изменялись под воз действием господствующего в данном обществе способа про изводства, образа жизни и общественных отношений. Про гресс общества в значительной степени был связан с регулированием взаимоотношений мужчины и женщины, с устранением (уменьшением) дискриминации женщин на производстве, в социальной и духовной сферах, с существенным изменением функций семьи, созданием условий для совершенствования брачно-семейных отношений, повышения их воспитательного потенциала.

Для социологии семьи прежде всего интересна совокуп ностью всех тех элементов общественного сознания и пове дения, которые приводят к созданию семьи, к ее развитию, функционированию, укреплению или распаду. С этой целью обычно и исследуются мотивы, установки, ценностные ори ентации, ожидания как молодых людей, стремящихся создать семью, так и супругов на всем протяжении их личной жизни.

Эти составные части создания семьи, весь сложный комплекс взаимодействия супругов в семье, который изменяется по стоянно под воздействием как личных, так и общественных факторов, и составляет ту основу, которая свидетельствует об устойчивости или аморфности семейных отношений.

В социологии семьи огромное значение придается роли женщины, так как именно от ее действий во многом зависит та нравственная и социальная сила, которая является базой семьи. Это тем более важно, потому что женщине приходится сочетать в своей деятельности и семейные, и общественно производственные функции, что многократно увеличивает ее нагрузку и ответственность.

Составной частью семьи в большинстве случаев являются дети. И это образует еще одну группу взаимоотношений в семье, которую можно рассматривать отдельно, но целесооб разнее всего ее анализировать во взаимодействии с родите лями, одновременно рассматривая влияние окружающей сре ды, среды общения, межпоколенные взаимоотношения и т.д.

Институт семьи на современном этапе развития челове чества претерпевает серьезные изменения, а по мнению не которых исследователей, кризис. В связи с неопределеннос тью будущего или еще не укрепившимся материально-эконо мическим положением растет число фактических браков, не скрепленных никакими официальными узами: союзы друзей, подруг, которые в принципе выполняют те же функции, кроме одной — рождения детей.

Особую заботу представляют семьи с одним родителем, число которых растет под влиянием достаточно высокого про цента разводов — от 30 до 50 к числу заключенных браков.

Продолжает оставаться актуальной проблема многопоко ленной семьи, когда два-три поколения семей ведут совмест ное хозяйство, организуют свой повседневный быт, согласо вывают различные интересы, что представляет достаточно сложную задачу.

В связи с ростом феминистского движения активно об суждается вопрос о перераспределении функций в семье, при дании женщине больших прав, о преодолении фактического неравенства между супругами и т.д.

Нельзя не обратить внимания и на создание однополых квазисемей, гражданские права которых уже признаны в ряде государств.

Среди исследователей социологии семьи в отечественной науке следует назвать имя основоположника советской социо логии семьи А.Г.Харчева, его последователей или соратников — А..И.Антонова, М.С.Мацковского, Т.А.Гурко, В.А.Сысенко, Б.С.Павлова, В.Г.Харчевой, Н.Г.Юркевича, З.А.Янковой и др.

§ 1. СУЩНОСТЬ, СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬИ.

Семья является ячейкой общества, поэтому на ее функци онирование влияют все социально-экономические и культур ные процессы (как позитивные, так и негативные), происхо дящие в нем. На семью и ее нравственное состояние непо средственно воздействуют факторы окружающей социальной среды, то, что происходит на производстве, по месту житель ства, в повседневной жизни.

Анализ реально складывающейся ситуации в семье пока зывает, что наряду с общими характеристиками требуется рассмотрение социальных ролей супругов, детей, места и роли женщины в семейной жизни.

Семья — малая социальная группа общества, основанная на супружеском союзе и родственных связях (муж и жена, родители и дети, другие родственники), на совместном веде нии общего хозяйства и взаимной моральной ответственности (А.Г.Харчев) [1].

В настоящее время в России насчитывается 40 млн. семей.

Примерно 69% семей состоят из супругов с детьми. За период между переписями с 1970 по 1979 год в СССР было заключено примерно 23 млн. браков и оформлено около млн. разводов. В 80-х годах ежегодно заключалось 2,7 млн. и в то же время расторгалось 900 тыс. брачных союзов.

Ежегодно без отца остается примерно 300 тыс. детей [21.

Следует отметить еще одну особенность советских семей:

если в 1959 году 10% всех семей были национально смешанные, то в 1979 году их стало уже 15% (А.А.Сусоколов) [З].

Семья выполняет прежде всего репродуктивную функцию — воспроизводство людей. Сейчас средняя семья в России со стоит из 3,2 человека. Этот показатель существенно различается в зависимости от региона бывшего СССР.

Наибольший показатель имеет население Таджикистана и Азербайджана (средняя численность детей составляет 5— человек), а наименьший показатель — население стран Прибалтики, Белоруссии. Здесь значительный удельный вес занимает семья с одним ребенком. Наличие единственного ребенка характерно для большинства городских семей.

И хотя в 80-е годы количество таких семей уменьшилось, даже простое воспроизводство находится под угрозой. Пока этот процесс не остановлен, сохраняется вполне реальная возможность депопуляции населения в ряде регионов страны.

Более того, эта возможность в середине 90-х годов стала реализовываться: смертность населения превысила рождае мость в большинстве регионов страны. И это связано не только с увеличением коэффициента смертности, но и с резким сокращением коэффициента рождаемости: появление ребенка для многих семей связано с риском, который очень велик в условиях рыночных отношений.

На репродуктивную функцию семьи негативно влияют разводы, поэтому общество не может безучастно относиться к этому явлению. Огромное значение придается здоровью супругов, их способности к воспроизводству самих себя. Как свидетельствует статистика, до 15% семей страдают беспло дием, причем 40% из них по причине бесплодия мужа. В то же время увеличение числа двух-, трехдетных семей сдержи вается не только личными устремлениями супругов, но и эко номическими условиями и правовыми положениями.

Одновременно растет число неполных семей — по данным переписи 1989 года в России они составляли 14% от всех ти пов семей. Кроме того, по данным выборочного исследования, в конце 1992 года 2% семейных пар вообще не хотели иметь детей. Всероссийский опрос, проведенный ВЦИОМ в, марте—апреле 1995 года, показал, что 3/4 сельских жителей не намерены в ближайшие 2—3 года иметь детей [4].

Одновременно растет число внебрачных детей — с 10,8% в 1980 году до 19,6% в 1994 году. И, наконец, увеличивается число фактических браков и союзов. По данным Т.А.Гурко, обследование молодых матерей в 1992 году в четырех городах России показало, что 13% из них заявили о фактическом, но юридически не оформленном брачном союзе. Все это позволяет утверждать, что мы наблюдаем четкую тенденцию разделения институтов брака и семьи [5].

Что касается хозяйственно-потребительской функции се мьи, то она охватывает такие стороны семейных отношений, как ведение домашнего хозяйства, единого бюджета.

Среди различных аспектов этой функции можно особо вы делить проблему “семейной власти” и социализации ребенка при его подготовке к будущей самостоятельной жизни.

Тенденция к установлению равноправия в семье позитивна по своей сути. В то же время перекос в сторону феминизации семейного управления в связи с возросшей экономической самостоятельностью женщины, ее определяющей ролью в воспитании детей ведет к нарушению психологического комфорта.

Если говорить о ребенке, то в семье он получает первые трудовые навыки: занимается самообслуживанием, оказывает помощь по дому, приобретает опыт заботы о родителях, братьях и сестрах, а главное, учится разумному потреблению материальных и духовных благ.

Эффективность семейного воспитания зависит, с одной стороны, от социально-экономического потенциала семьи, с другой — от нравственно-психологического климата в ней (И.Плотниекс) [6].

И,наконец, говоря о воспитательной функции семьи, следует отметить, что, как никакая другая социальная группа, семья обладает огромным диапазоном воспитательного воздействия. Это особенно доверительная нравственно-эмо циональная атмосфера между ее членами, наглядный пример родителей в выполнении общественных и семейных обя занностей, совместный труд, беседы с детьми на интересую щие их темы, наконец, авторитет родителей в решении сложных и важных для ребенка и подростка проблем и т.д.

Семья легче и эффективнее всего осуществляет индиви дуальный подход к человеку, реагирует на просчеты в воспи тательной деятельности, активно стимулирует проявляющие ся (порой очень рано) положительные качества и борется с отрицательными чертами характера.

На поведение молодежи влияет знание о всех сторонах семейной жизни. Как показывают социологические иссле дования, уровень культуры половых взаимоотношений между супругами, как правило, очень низкий. Между тем фор мирование правильных установок молодых людей в интимной сфере является одной из важных составляющих их воспитания (И.С.Кон) [7].

Ранее значительная часть молодежи или совсем не полу чала информацию о семье, об этой сложной стороне межлич ностных отношений, или получала ее очень недостаточно, что отрицательно сказывалось и на дееспособности семьи, и на стабильности браков. К сожалению, открытость информации по взаимоотношениям полов в условиях ложно понятой де мократии и свободы имела следствием тот же эффект, что и полная неинформированность молодых людей об этой сто роне жизни: внимание уделялось интимным взаимоотноше ниям полов, но при этом почти полностью не рассматрива лись социальные аспекты будущих супружеских обязаннос тей, их эмоциональной, психологической готовности, культуры межличностных отношений, на которой зиждется семья. Такая эмоциональная подготовленность — основа умения любить, бережно, внимательно, чутко относиться к ближнему, стараться понимать других и правильно оценивать свое поведение в семье.

Оптимизировать процесс самоопределения молодежи в сфере личной жизни одна семья, конечно же, не в состоянии.

Это задача, которую призваны решать и воспитание, и искус ство, и массовая информация, и общественное мнение, и со циальная среда.

Неблагоприятно влияют на воспитание подрастающего по коления слепая родительская любовь и вера в безгрешность своих детей, прощение им любых неблаговидных поступков.

“Культивирование в некоторых семьях принципов собствен ной выгоды в ущерб общественным интересам, безграничное потакание капризам подрастающего ребенка (в силу или со знательно реализуемого “педагогического принципа”, или неумеренной родительской любви, или семейных распрей, или безволия — не столь важно) — таковы основные условия для формирования сугубо индивидуалистического, эгоистического образа мышления, граничащего с преступным.

Создается своего рода вилка между сформированными притязаниями, потребностями и возможностями их удовлетворения за счет собственного труда” [8], когда ребенок не умеет ограничивать свои потребности, считаться с близкими и окружающими его, когда он может встать на путь нарушения общественных норм.

Этому могут способствовать и другие противоречия в се мейном воспитании. Например, некоторые родители опираются на такие “методы воспитания”, как окрик, брань, побои. В результате растет отчуждение ребенка, особенно в подростковом возрасте, появляются озлобленность, обида, даже агрессивность, что и становится почвой для антиобще ственных поступков. Воспитание же, основанное на мате риальном поощрении, приводит к развитию у подростков и молодых ребят потребительских, накопительских ориентации, бездуховности, корыстного подхода ко всему и ко всем, жадности и т.д.

Конечно, у каждой семьи, каждого взрослого свои формы и свои возможности в работе с детьми. Это зависит не только от экономического базиса семьи, образованности и общей культуры ее членов и даже не всегда от педагогических спо собностей того или иного родителя (они могут быть направ лены и на воспитание ханжеских и корыстных качеств).

Эти возможности определяются всей совокупностью духовно нравственных, личностных черт каждого из членов семьи, ее морально-психологической атмосферой.

§ 2. ЖЕНЩИНА И СЕМЬЯ.

Сегодня мало кто оспаривает тот факт, кто ключевая роль в семье принадлежит женщине. Именно ее сознание, поведе ние, ее роль как супруги, матери, работницы предъявляют к ней высокие требования.

Несомненно, что профессиональная деятельность, обще ние с людьми, участие в общественной жизни расширяют кругозор женщины, обогащают ее интеллектуальный и эмо циональный мир и уже этим создают возможность для воз растания шансов матери как воспитательницы, повышают ее авторитет в глазах ребенка. Но наряду с этим вовлечение жен щин в общественное производство нередко оборачивается и серьезными потерями в области воспроизводства главной производительной силы общества — человека. Статистика фиксирует обратную корреляцию между уровнем профессио нальной занятости женщин и уровнем рождаемости. Причем на уход за детьми профессионально занятые женщины тратят значительно меньше времени, чем неработающие. Время, специально отведенное на общение с детьми работающей матерью, практически малозначимо (Э.И.Мартынова, Л.Т.Ши-нелева). Эта тенденция сокращения рождаемости особенно наглядно проявляет себя в условиях социальной неопределенности, что характерно на нынешнем этапе рыночных отношений.

Эта двойственность влияния профессиональной занятости женщин непосредственно переносится и на процесс воспита ния. Однако положительные и отрицательные моменты дан ного воздействия зависят как от нравственно-психологичес кого климата в семье, так и от личности матери, уровня ее образованности, общей культуры, авторитета у ребенка. Сле довательно, есть семьи и профессии, где указанное влияние является положительным, но немало и таких (речь идет о малоквалифицированном труде), где профессиональная работа матери приносит больше вреда, чем пользы [9].

Огромна роль женщины как организатора семьи, как хра нительницы семейного очага в самом лучшем смысле этого слова. “Не следует забывать того обстоятельства, что юноши и девушки наследуют от родителей не только темперамент, характер, но также стиль поведения, общения, формы ответ ных реакций. Здесь действуют законы социального наследования” (В.А.Сысенко, 1986) [10].

Умение строить семью — особый дар женщины. В настоя щее время, как показывают исследования, никогда не ссорит ся примерно четверть семей (А.Жвинклене, 1987) [11]. Но сравнительно широкая распространенность ссор и конфликтов говорит о том, сколь велико для функционирования семьи умение. не обострять, а преодолевать ссоры, т.е. созидать, формировать культуру супружеских взаимоотношений, которую надо целенаправленно воспитывать и в семье, и в школе. Культу рой же определяется и отношение супругов к самому воспита нию детей, в частности понимание смысла и значения нравст венного воспитания в формировании личности.

Но мир в семье не покупается беспринципностью пове дения женщины. Нередки ситуации, когда женщина идет на унижение, мирится с тем, что в семье, пьющий муж, от кото рого страдают и она, и дети. Конфликты чаще всего возника ют на почве алкоголя не только в близких к распаду семьях, но и в относительно благополучных.

Исследования подтверждают, что немало женщин указы вают на грубость мужа как одну из причин семейных конфликтов и разводов. Зачастую эта грубость идет рука об руку с пьянством. Так, анализ 500 бракоразводных дел в Ленинградском районе Москвы показал, что в 65% случаев пьянство и алкоголизм мужей сопровождались избиением жен. Именно пьянство супруга было поставлено женщинами на одно из первых мест среди причин разводов. Из случаев разводов 223 произошло в результате пьянства и алкоголизма мужа и 7 — жены [12]. Среди причин разводов 95,4% разводящихся женщин назвали пьянство мужа и 4,6% мужчин — пьянство жены (Д.М.Чечот, 1984) [13]. Следствием пьянства супругов являются грубость, конфликты в семье, измены, угасание чувства любви, упрощение и примитивизм отношений между полами и т.п.

Следует, однако, отметить, что нередко развод возбужда ется без должных оснований. Судебная статистика свидетель ствует, что 3% исков о разводе остаются без рассмотрения по причине неявки сторон на судебное заседание, а 14,5% кон чаются примирением сторон [14].

Кроме того, исследования, проведенные Н.Соловьевым в Волгодонске в начале 80-х годов, выявили, что 67,6% разве денных мужчин и 43,6% разведенных женщин сказали, что, по их мнению, развод можно было бы предотвратить [15].

Важной причиной, сдерживающей проявления созидатель ной роли женщины, является недооценка социальной сферы, службы быта, которая непосредственно затрагивает интересы миллионов: В этом находит свое выражение “своеобразная глухота”, пренебрежение к специфическим нуждам женщин, имеющим в отличие от мужчин двойной рабочий день. По данным ряда ученых, отрасли обслуживания берут на себя всего лишь 1/5 затрат времени населения, связанных с веде нием домашнего хозяйства. Остальные 4/5 “падают”, как пра вило, на плечи женщин. Из всего стираемого в стране белья в среднем на душу населения в конце 70-х годов только 1,5— 3% его объема обрабатывалось на фабриках-прачечных. Из вестно, что посещение магазинов, приготовление пищи яв ляется до сих пор “привилегией” женщин. На это расходуются миллиарды часов [16]. Рыночные отношения не улучшили, а, наоборот, усугубили ситуацию: в большинстве семей данные домашние заботы полностью перешли в “компетенцию” женщины при массовом сокращении или закрытии всех уч реждений сферы обслуживания.

И мировой, и отечественный опыт функционирования семьи показывает, что общество должно максимально содей ствовать женщине в ее стремлении обеспечить рациональное сочетание ролей матери, работницы, хозяйки, облегчить ее положение по совмещению профессионального труда и ма теринства, помочь в воспитании детей и выполнении роди тельских обязанностей, в оказании психологической и педа гогической помощи.

Так, например, молодой матери необходимо показать, что рост благосостояния семьи не ведет к автоматическому росту эффективности семейного воспитания. Более того, улучшив шиеся материальные возможности семьи нередко использу ются матерью в ущерб нравственному развитию детей, уси ливая в них иждивенческие настроения, формируя пренебре жение к труду — главной сфере связи человека с обществом, а, следовательно, и главному источнику трудовой морали, оп ределяющей весь образ жизни человека.

В целом же речь идет о том, чтобы превратить семью из объекта постоянной заботы только одной женщины в тесный союз людей, каждый из которых вносит свою лепту в строительство семейного очага при активном содействии общества.

§ 3. ДЕТИ, СЕМЬЯ И СОЦИАЛЬНОЕ ОКРУЖЕНИЕ.

Семья оказывает влияние на всю жизнь человека, но наи более значительна ее роль в самом начале его жизненного пути, когда закладываются нравственные, психологические, эмоциональные основы личности. При этом, если учитывать, что на первые годы жизни ребенка приходится ряд важных “сенситивных пиков” развития (эмоций, познавательной ак тивности, характера), то семейное воспитание оказывается практически незаменимым компонентом среди других соци альных институтов. Вот почему, упуская возможности воз действия на ребенка в дошкольные годы, семья часто лиша ется их вообще.

Подлинный авторитет семьи завоевывается не просто ди дактическими назиданиями (как это пытаются делать в шко ле), а образом жизни, поведением родителей. Обычно такой авторитет не подвержен никакой инфляции. Авторитет же силы, зависимости, страха легко переходит в свою противо положность, как только лишается своих подпорок. Например, у подростка появляется физическая сила, и родители уже не в состоянии его наказать. Или: молодой человек начинает сам, любыми путями, порой нечестными, добывать деньги, и родители не могут, как раньше своими подачками, заставить его “уважать” себя, прислушиваться к их мнению. Проблема внутрисемейного нравственного авторитета очень важна и актуальна, так как ее решение выходит далеко за рамки семьи и школы.

Настоящее воспитание в семье — большой труд: и физический, когда ухаживают за малышом, и умственный, когда речь идет о его духовном развитии. К сожалению, это требование в должной мере не осознается обществом (воспитание недостаточно стимулируется материально, а нравственная и социальная ценность труда матери воспитательницы не приравнена ни в общественном мнении, ни в трудовом законодательстве к профессиональному труду), да и самой семьей, которая часто воспитывает (иногда и неплохо) лишь своим “бытием”.

Человека воспитывают и развивают как положительные, так и отрицательные эмоции, но “лучший университет, — писал А.С.Пушкин, — счастье. Оно довершает воспитание души, способной к доброму и прекрасному...” [17]. Сущность эмоциональных отношений между родителями и детьми нашла глубокую и всестороннюю оценку в следующих словах В.А.Сухомлинского: “Нормальное нравственное развитие, гармония любви, счастья и труда (а от этой гармонии в сущности зависит моральное здоровье человека) возможны только при условии, если ребенок убежден: я кому-то очень, очень нужен. Я для кого-то безмерно дорог. Кто-то видит во мне смысл своей жизни. Но и я кем-то очень, очень дорожу, без кого-то не могу жить. Может быть, это убеждение не выступает в виде отчетливой мысли, но оно наполняет все человеческое существо ребенка переживаниями радости полноты жизни” [18]. В.А.Сухомлинский закономерно связывает это переживание с формированием у ребенка своего рода психологического базиса его даль нейшего нравственного развития, включая формирование “механизмов” ответственности и воли, достоинства и уве ренности в себе. Последнее есть антитеза комплексу не полноценности, снижающему возможности самоутверждения и самореализации личности.

На первом этапе социализации ребенок сталкивается с внешним миром, начинает познавать общественные отноше ния при помощи родителей и такого социального института, как детские дошкольные учреждения. К сожалению, даже в 80-е годы обеспеченность ими по стране в целом не превы шала 60%. Существующие же учреждения страдали от пере груженности, низкой квалификации воспитателей, слабой материальной базы, плохого медицинского обслуживания и незаинтересованности персонала в высокоэффективной ра боте. К сожалению, ситуация в 90-е годы еще более усугуби лась: закрылись тысячи детских садов и других дошкольных учреждений из-за неспособности государства продолжать финансирование их работы и из-за неготовности родителей взвалить на свои плечи данные материальные затраты.

В предподростковый и подростковый период велика роль так называемых неформальных групп сверстников с их “суб культурой”, групповыми ценностями, жестко регламентиро ванным лидерством. Нередко эти группы успешно конкури руют с семьей, чему можно радоваться, если группа соци ально здоровая, а семья неблагополучная, но что не может не вызывать тревогу, если нравственное превосходство на стороне ущербной группы или деформированной семьи. По ведение подростков в подобной ситуации зависит от зало женного в детях в ранний период их нравственного станов ления определенного “запаса прочности”, который может базироваться в первую очередь на моральном авторитете отца и матери.

Значимость этого факта в том, что неформальные группы являются основным “каналом воздействия” нравственно нечистых, но преуспевающих семей на других подростков.

Ряд исследователей (В.И.Литвинов, 1987), говоря о свойст венной таким семьям корыстной ориентации, отмечают, что это — следствие деформации не только потребностей, но и представлений о возможностях и путях их удовлетворения, следствие убеждения, что добыть материальные блага можно без особого труда. Поводами для таких настроений являются факты бесхозяйственности, разбазаривания народного добра, безответственного отношения к технике, материалам, природе. Все это, во-первых, обесценивает в глазах молодежи значение труда и его результатов, во-вторых, формирует равнодушное отношение к расхитителям собственности, под рывает веру в справедливость и незыблемость права и за конности [19].

Ясно, что примеры безнаказанности, даже процветания аморальности — пусть в соседних семьях — обесценивают потенциал воспитания и в нравственно здоровой семье, воз водят в некий закон “двойную” мораль, несоответствие слова и дела, создают подчас неотразимые в глазах подростков ар гументы в пользу циничного и деляческого отношения к лю дям, к жизни. Элементы социальной коррозии незаметно подтачивают нравственные ценности — убежденность, трудо вую мораль, патриотизм. Неизбежными следствиями этого являются падение интереса к общественным делам, безду ховность, скептицизм. Возрастает прослойка людей, в том числе и молодежи, для которых цель жизни сводится к мате риальному благополучию, к наживе любыми способами.

Нередко уродливые явления порождают и столь же урод ливые формы реакции на них. Когда с надругательством над публично проповедуемой моралью, ценностями жизни стал кивается не борец, а натура слабая или не приученная к ак тивной борьбе (что также является серьезным изъяном нрав ственного воспитания), возникают “позывы” к алкоголизму, наркомании и другим проявлениям отклоняющегося поведе ния и преступности.

На поведение ребенка, подростка влияет и рост количества неполных семей, в которых (даже при прочих благополучных условиях) снижаются и экономические, и воспитательные возможности, так как чаще всего после развода ребенок остается с матерью, у которой не хватает ни сил, ни времени на общение с ним. Возрастная психология подростков такова, что потеря одного из родителей, даже плохого, часто негативно сказывается на дальнейшем формировании его личности.

Изучение причин аморальности, анализ факторов, спо собствующих ее росту, позволяют сделать вывод, что проти востоять ей может только нравственно зрелая, педагогически грамотная семья, сплоченная на базе гуманных ценностей и интересов. Ведь нельзя не обратить внимание на тот факт, что из каждых 10 детей, содержащихся в детдомах, лишь двое не имеют родителей.

Причем педагогически активной, сплоченной может быть и семья, ориентированная на антисоциальные по своей сути ценности. Поэтому на первое место выходит формирование социально-нравственной дееспособности семьи, усвоение ее членами ценностей, которые отразятся на ее образе жизни, ориентациях и явятся надежной основой прочной граждан ской позиции личности.

Социологов все больше интересует проблема психоло гического одиночества и его влияния на формирование и жизнедеятельность личности. Социологические данные польских специалистов, изучавших воспитание детей в дет ских домах, показали, что уровень эмоционального и в целом интеллектуального развития у этих детей значительно ниже, чем у воспитывающихся в семье. Конечно, семьи также бывают разные. Не случайно многие подростки высказывают мнение, что семья в основном занимается их материальным обеспечением: одеждой, пищей и т.д., что взрослым некогда общаться с детьми, а часто у них и нет желания. В результате именно неформальные группы служат тем психологическим “убежищем”, которого недостает ребенку в семье. Особенно актуальна эта проблема в условиях города, где социальный контроль почти не участвуете воспитании молодежи, хотя общественное мнение могло бы быть сегодня одним из эффективных средств социализации, в том числе и помощи семье.

Таким образом, чем масштабнее задачи в деле подготовки человека к жизни, тем скоординированное, научно обоснованнее и комплексное требуется работа всех соци альных институтов. Рост числа факторов, воздействующих на человека (как положительных, так и отрицательных), особенно в условиях крупных городов, массовая миграция населения, увеличение неопределенности, трудная борьба отжившего, но не сдающего свои позиции с прогрессивным предполагают активизацию деятельности всех звеньев социализации человека, в том числе и семьи. При этом наиболее высоким нравственно-воспитательным потенциалом обладает полная (оба супруга) семья, максимально реализующая свои возможности не только как социального института, но и как нравственно-психологической группы.

Это разграничение двух сторон брачно-семейных отношений — их взаимодействия с социальными процессами, нормами, установками и внутреннего содержания — помогает определить основные показатели созидательного потенциала семьи: мера учета общественных интересов, развитость ду ховных потребностей, характер распределения бытовых забот между членами семьи, интенсивность общения между родителями и детьми, уровень требовательности к себе и другим, принципы, на которых строятся связи с родствен никами и социальной средой.

Можно предположить, что, чем эти показатели оптималь нее, тем сильнее позитивное влияние семьи на становление личности ребенка, тем эффективнее ее социально-нравствен ная воспитательная дееспособность.

Литература 1. Харчев А. Г. Брак и семья в СССР. М., 1979. С.75. 2.

См.: Человек после развода. Вильнюс, 1985. С.6. - 3.

Сусоколов А.А. Межнациональные браки в СССР. М., 1987 С.

10.

4. См.: Экономические и социальные перемены:

Мониторинг общественного мнения. 1995. №3. С.37.

5. См.: Харчев А.Г. Социология воспитания. М., 1990.

С.125;

Гурко Т.А. Трансформация института современной семьи // СО-ЦИС. 1995. № 10. С.96.

6. Плотниекс И. Психология в семье / Пер. с латв. М., 7. См.: Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1989.

8. Смирнов Г.Л. Советский человек. Формирование социалистического типа личности. М., 1981. С.328.

9. Харчев А.Г., Голод С.И. Профессиональная работа женщин И семья. Л., 1971.

10. Сысенко В.А. Отцы и дети // СОЦИС. 1986. №2. C.I00.

11. Жвинклене А. Семейная интеграция как объект исследования // СОЦИС. 1987. № 1. С. 72.

12. См.: Сысенко В.А. Супружеские конфликты. М., 1983.

С.6— 62.

13. Чегот Д.М. Брак, семья, закон. Л.. 1984. C.181.

14. Литвинова Г.Н. Под защитой государства. М., 1989.

С. 15. См.: Человек после развода. Вильнюс, 1985. С.9.

16. Думное Д.М. и др. Бюджет времени населения... М., 1984 С. 99-104.

17. Пушкин А.С. Собр. соч.: В 10-ти т. Т. 10. С. 115.

18. Сухомлинский В.А. Потребность человека в человеке.

М., 1978. С.32.

19. Литвинов В. И. Некоторые особенности корыстных преступлений // СОЦИС. 1987. № 1 C.46.

Темы для рефератов 1. Социология семьи: современные проблемы исследований.

2. Основные причины кризиса современной семьи.

3. Неполная семья: характеристика ситуации и пути ее решения.

4. Единственный ребенок в семье: личностные и общественные аспекты проблемы.

5. Многопоколенные семьи и их специфические черты.

6. Изменение функций семьи в XX веке.

7. Роли женщины-супруги и женщины производственницы: как совместить?

8. Новые виды семей: есть ли за ними будущее?

9. Типология семей.

10. Возможно ли равноправие в семье?

11. Одиночество: сущность феномена.

Вопросы и задания для повторения 1. Назовите основные проблемы социологии семьи.

2. Основные функции семьи.

3. Роль женщины как супруги, матери, работницы.

4. Каковы причины распада семей?

5. Главные ошибки семейного воспитания.

6. Роль семьи в социализации ребенка, подростка, молодого человека.

7. Влияние окружающей среды на семью, на воспитание детей.

Глава 4. СОЦИОЛОГИЯ МОЛОДЕЖИ.

Социология молодежи — специальная социологическая теория, изучающая сознание и поведение данной социальной общности, особенности социализации вступающих в жизнь молодых людей, процесс преемственности и взаимодействия со старшими поколениями, степень, уровень и формы новаторства при решении общественных проблем.

Конституирование социологии молодежи как самостоятельной отрасли произошло на Международном социологическом конгрессе в Варне (1970 г.), когда было принято решение о создании специального исследовательского комитета. Это решение означало, что в данной отрасли научного знания произошло серьезное накопление информации, как теоретического, так и прикладного плана. Социальные проблемы молодежи пред ставляют одно из наиболее активно разрабатываемых направлений мировой социологической науки, особенно с конца 60-х годов, после известных массовых выступлений молодежи в ряде стран. Исследования молодежи включены в контекст многих научных исследований, но вместе с тем они отличаются от них по своему предмету и методам.

Специальному анализу подвергаются молодежные движения, молодежная субкультура, трудовая и общественная активность молодежи, процесс вступления молодежи в самостоятельную трудовую жизнь, изменения в ценностных ориентациях, неформальные объединения молодежи и ее социально-психологические особенности.

Среди зарубежных исследований проблем молодежи боль шое внимание привлекают труды таких известных социоло гов, как Л.Розенмайер (Австрия), И.Велев, П.Митев, М.Семов (Болгария), В.Фридрих, К.Штарке, Х.Шельский, Р.Майер, И.Рихтер (Германия), З.Бекели (Венгрия), Э.Гидденс, Дж.Риордан, В.Кристофер (Великобритания), Р.Добсон, Н.Смелзер (США), В.Адамски, Р.Дыонизяк (Польша), В.Дуб ский (Чехия), Л.Махачек (Словакия), О.Бадина (Румыния), Й.Симхадри (Индия), Г.Кармен (Мексика) и др.

Среди советских и российских исследователей наиболее известны имена Н.М.Блинова, В.М.Боряза, С.И.Иконникова, И.М.Ильинского, В.Т.Лисовского, И.С.Кона, В.ФЛевичевой, В.Г.Мордковича, Б.С.Павлова, В.Н.Шубкина, З.В.Сикевич, Н.С.Слепцова, М.Х.Титмы, В.И.Чупрова и др.

Социология молодежи очень тесно связана с такими отраслевыми социологическими теориями, как военная социо логия, социология города, искусства, коллектива, культуры, литературы, личности, массовых коммуникаций, медицины и здравоохранения, морали, народонаселения, образования, общественного мнения, организаций, политики, права, ре лигии, свободного времени, села, семьи, труда, управления, физической культуры и спорта.

Проблемы молодежи исследуются как в контексте всего общества, его основных характеристик, структурных сдвигов и изменений, так и дифференцированно — как особой социальной группы, с присущими ей признаками и свойствами. Проблемы молодежи России во многом связаны с теми объективными процессами, которые протекают в современном мире:

урбанизацией, повышением удельного веса пенсионеров, лиц преклонного возраста, снижением рождаемости и т.д. Но вместе с тем молодежные проблемы в России имеют и свою специфику, опосредованы российской действительностью, той политикой, которая проводится по отношению к молодежи. Остановимся на этом подробнее [1].

§ 1. ВОЗРАСТНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ.

Каждый знает, что юность — определенный этап созрева ния и развития человека, лежащий между детством и взрослостью. Но каковы хронологические границы и содержательные признаки этого периода? Переход от детства к взрослости обычно подразделяется на два этапа:

подростковый возраст (отрочество) и юность (ранняя и поздняя). Однако хронологические границы этих возрастов часто определяются совершенно по-разному, например, в отечественной психиатрии возраст от 14 до 18 лет называется подростковым, в психологии же46—18-летних считают юношами.

Возрастная терминология никогда не была однозначной. В “Толковом словаре” В.Даля юноша определяется как “мо лодой, малый, парень от 15 до 20 лет и более”, а подросток — как “дитя на подросте”, около 14—15 лет. Л.Н.Толстой хро нологической гранью между отрочеством и юностью считает 15-летие. В то же время герою романа Ф.М.Достоевского “Подросток” уже исполнилось 20 лет. В древнерусском языке слово “отрок” обозначало и дитя, и подростка, и юношу. Та же нечеткость граней характерна для классической и средневековой латыни.

Важная деталь: возрастные категории во многих, если не во всех языках первоначально обозначали не столько хроно логический возраст человека, CKonbko его общественное по ложение, социальный статус. Древнерусское отрок (букв — не имеющий права говорить) означало: раб, слуга, работник, княжеский воин.

Связь возрастных категорий с социальным статусом со храняется и в современных языках. Умаление возрастного статуса человека, обращение к нему как к младшему (“моло дой человек”, “парень” и т.п.) нередко содержит в себе отте нок пренебрежения или снисходительности.

Это проявляется и в периодизации жизненного пути. Пред ставления о свойствах и возможностях индивидов каждого возраста тесно связаны с существующей в обществе возраст ной стратификацией. Хронологический возраст, а точнее — предполагаемый им уровень развития индивида, прямо или косвенно отражает его общественное положение, характер деятельности, диапазон социальных ролей и т.п. Половоз растное разделение труда во многом определяет социальное положение, самосознание и уровень притязаний членов со ответствующей возрастной группы.

Возраст служит критерием занятия или оставления тех или иных социальных ролей, причем эта связь может быть как прямой, так и опосредованной (например, временем, необходимым для получения образования, без которого нельзя занять определенное общественное положение). В одних случаях критерии являются нормативно-юридическими (школьный возраст, гражданское совершеннолетие), в других — фактическими (например, средний возраст вступления в брак), причем степень определенности возрастных критериев и границ в разных обществах и разных сферах деятельности весьма изменчива.

Возрастная стратификация включает также систему свя занных с возрастом социально-психологических ожиданий и санкций (сравните представления — не всегда осознанные — о “нормальном поведении” и степени ответственности под ростка и взрослого, молодого рабочего и ветерана).

Слово юность обозначает фазу перехода от зависимого детства к самостоятельной и ответственной взрослости, что предполагает, с одной стороны, завершение физического, в частности полового, созревания, а с другой — достижение социальной зрелости. Но в разных обществах это происходит по-разному.

В первобытных обществах, с их сравнительно простой и стабильной социальной структурой индивид относительно легко усваивал социальные роли и трудовые навыки, необходимые взрослому человеку. Низкая продолжительность жизни не позволяла обществу особенно затягивать “подготовительный период”. Детство кончалось рано, воспитание и обучение имели преимущественно практический характер: дети обучались, участвуя, в посильной для них форме, в трудовой и прочей деятельности взрослых. У многих народов Сибири дети уже к 10— 12 годам владели техникой обиходных работ — стрельбой, греблей, рыболовством, становясь практически равноправными работниками.

В дальнейшем критерии социального созревания услож няются, становятся более многомерными.

В средние века передача накопленного старшими опыта осуществлялась в основном путем непосредственного практи ческого включения ребенка в деятельность взрослых. Ребенок выполнял подсобные функции в родительской семье или вне дома;

обучение было органической частью труда и быта, а критерии зрелости имели сословный характер. В описании детства и отрочества средневековая мысль подчеркивает не столько задачу подготовки к будущей жизни, сколько момент социальной зависимости (вспомним этимологию слова отрок).

Буйный юношеский возраст не вызывал у старших уми ления. Как говорит один из шекспировских персонажей, “лучше бы люди, когда им исполнилось десять, но еще не стукнуло двадцать три, вовсе не имели возраста. Лучше бы юность проспала свои годы, потому что нет у нее другой забавы, как делать бабам брюхо, оскорблять стариков, драться и красть” [2].

Важнейшим критерием взрослости считалось создание собственной семьи, с чем ассоциировались самостоятельность и ответственность.

Новое время принесло важные социальные и психологи ческие сдвиги. Физическое, в частности половое, созревание заметно ускорилось, заставляя “снижать” границы юношеско го возраста. Напротив, усложнение общественно-трудовой де ятельности, в которой должен участвовать человек, повлекло за собой удлинение необходимых сроков обучения. Новые по коления молодежи значительно позже, чем их ровесники в прошлом, начинают самостоятельную трудовую жизнь, доль ше сидят за партами разного размера. Отсюда— удлинение периода “ролевого моратория” (когда юноша “примеряет” различные взрослые роли, но еще не идентифицируется с ними окончательно) и изменение соответствующих социально-психологических стереотипов.

Удлинение юности имеет свои личностные предпосылки:

расширение сферы сознательного самоопределения и повышение его самостоятельности. В обществе патриархально-феодального типа жизненный путь индивида в своих основных чертах был предопределен наличной социальной структурой и традицией. В профессиональной сфере юноша, как правило, наследовал занятия своих родителей. Его социальные стремления ограничивались рамками сословной принадлежности. Невесту ему выбирали родители, часто задолго до его возмужания и независимо от его личных склонностей и симпатий. Вырваться из этой социальной скованности и даже осознать ее как таковую мог только человек выдающийся.

Развитие самостоятельности есть не что иное, как переход от системы внешнего управления к самоуправлению. Всякое управление требует сведений, информации об объекте управления. При самоуправлении это должна быть информа ция субъекта о самом себе. Уровень самосознания и степень сложности, интегрированности и устойчивости “образа” всегда тесно связаны с развитием интеллекта. В этом отношении ранняя юность также знаменует собой определенный рубеж.

Социальное самоопределение (все равно, идет ли речь о выборе профессии или мировоззренческом поиске) есть оп ределение своего положения в мире, оно направлено не внутрь личности, а вовне. Но ответ на вопросы, кем быть и что делать, подразумевает также определенную оценку себя и своих возможностей [3].

В новое время возможности индивидуального выбора— профессии, жены (мужа), образа жизни — значительно расширились. Психологические горизонты человека в век книгопечатания и массовых коммуникаций не ограничены рамками его непосредственного окружения. Большая свобода выбора способствует формированию самостоятельного социального характера и обеспечивает большее разнообразие индивидуальных вариаций. Но оборотная сторона этого — усложнение процесса самоопределения. Очень уж велик выбор возможных путей, и только практически, в ходе самой деятельности, выясняется” подходит она человеку или нет.

Рост социальной автономии молодежи от старших и ин дивидуального самоопределения, в противоположность пас сивному приспособлению к существующим условиям, поро дил к середине XVIII века новый нормативный канон юности, представление о юности как об эпохе “второго рождения”, “бури и натиска”, воплощения “чистой субъективности”. Зна менитый трактат Жан-Жака Руссо “Эмиль, или “О воспита нии” (1762 г.), где были подробно развиты эти идеи, часто называют “открытием” или “изобретением” юности. Говоря словами Томаса Манна, “в один прекрасный день оказалось, что век, который изобрел женскую эмансипацию и стал ратовать за права ребенка, — весьма снисходительный век, — пожаловал и юность привилегией самостоятельности, а она уж, конечно, быстро с нею освоилась” [4].

Однако свойства юности сразу же оказались проблема тичными. Одни видят в юности “метафизический дар” пер возданной естественности, “единственно правомерный мост между цивилизацией и природой”, “предцивилизационное состояние”, “доподлинно романтический возраст”, призван ный “подняться и сбросить оковы отжившей цивилизации, отважиться на то, на что у других не хватает жизненной отва ги, а именно — вновь погрузиться в стихийное”. Другие же считают свойства юности продуктом специфических условий и воспитания.

Социальное происхождение и классовое положение ока зывают громадное влияние на жизненный путь индивида, начиная от темпов физического созревания и кончая содер жанием мировоззрения. Нет, пожалуй, ни одного сколько нибудь сложного личностного качества, которое не зависело бы от социально-классовых и средовых факторов: социальное происхождение, род занятий и уровень образования poдителей;

особенности социально-экологической среды, в частности тип населенного пункта (большой город, малый город, деревня);

состав, структура и материальное положение семьи, его собственное социальное положение и вид занятий (школьник, учащийся ПТУ, учащийся техникума, студент вуза и т.д.). Отсюда — необходимость изучения проблем юношеского возраста представителями разных наук:

социологии, психологии, педагогики, криминологии, психиатрии, медицины и др.

К социально-экономическим различиям добавляются на циональные, этнокультурные особенности.

Юношеский солипсизм (вся история начинается с нас!) и старческая уверенность в неизменности устоев бытия одина ково несостоятельны.

Сравнивать разные поколения трудно. В каждом поколе нии были, есть и будут разные люди. Кроме того, люди склон ны абсолютизировать собственные привычки и вкусы, поэто му у части людей старшего возраста на первый план выступа ют внешние, второстепенные черты. Каждое поколение стоит на плечах предыдущего, не всегда осознавая эту преемствен ность.

Преемственность поколений необязательно идет по вос ходящей линии. Иногда она напоминает движение маятника.

Анализируя историю буржуазной революционности в XIX веке, А.И.Герцен писал, что “дети” выглядят порой старше своих “отцов” и “дедов”. “Между стариком девяностых годов, фанатиком, фантастом, идеалистом, и сыном, который старше его осторожностью, благоразумением, разочарованием... и внуком... нарушено естественное отношение, нарушено равновесие, искажена органическая преемственность поколений... На этом поколении окончательно останавливается и начинает свое отступление революционная эпоха;

еще поколение — и нет больше порывов, все принимает обычный порядок, личность стирается, смена экземпляров едва заметна в продолжающемся жизненном обиходе” [5].

Одна из кардинальных ошибок прошлого состояла в по пытках выработать определенный набор качеств личности, который должен был соответствовать идеальной модели “мо лодых строителей коммунизма”, однако, не заботясь о том, соответствуют ли эти модели реальности. Молодежь рассмат ривали нередко лишь в качестве объекта воспитания, а не активного субъекта социальной жизни. Теоретики от педаго гики постоянно призывали “запрограммировать воспитатель ный процесс, установить четкие, стратегические ориентиры воспитания, расписать все ценности, на которых должна стро иться деятельность в области воспитания” [б].

Стоит ли удивляться, что именно подобные “рекоменда ции” завели школу в тупик. Воспитание послушания, едино мыслия и единообразия не способствовало формированию социально зрелой личности.

§ 2. ТЕОРИИ ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА.

Неофрейдизм. Сильное влияние на теоретические пробле мы юности оказал психоанализ. Его родоначальник — австрийский психиатр Зигмунд Фрейд (1856—1939) — не создал систематической концепции юношеского возраста, но выдвинул целый ряд важных положений о природе подростковой и юношеской сексуальности, эмоциональных процессов и особенностях развития юношеской личности [7].

Эти идеи были в дальнейшем развиты его дочерью Анной Фрейд и многочисленными последователями.

Самым влиятельным представителем неофрейдизма в пси хологии развития вообще и юношеского возраста особенно был известный американский психолог Эрик Эриксон (1902— 1982). Развитие человека, по Эриксону, складывается из трех взаимосвязанных, хотя и автономных процессов: соматичес кого развития, изучаемого биологией, развития сознательного “Я”, изучаемого психологией, и социального развития, изу чаемого социологией и другими общественными науками.


Основной закон развития — “эпигенетический принцип”, согласно которому на каждом новом этапе развития возника ют новые явления и свойства, которых не было на предшест вующих стадиях процесса. Переход к новой фазе развития протекает в форме “нормативного кризиса”, который внешне напоминает патологические явления, но на самом деле выра жает нормальные трудности роста. Переход в новую фазу раз вития возможен только на основе разрешения основного про тиворечия, свойственного предыдущей фазе. Если противо речие не разрешено, это неминуемо скажется позже.

„ Развитие человека предполагает совместное действие врожденных и средовых компонентов. Представители общества — воспитатели, родители — связаны с ребенком собственными врожденными потребностями. Если ребенок нуждается в эмоциональном тепле, то родители испытывают потребность в том, чтобы опекать и нянчить младенца.

Именно совпадение этих двух разнонаправленных потребностей обеспечивает искомый результат. В то же время каждое общество имеет специфические институты, в рамках и посредством которых осуществляется социализация детей.

Поэтому, хотя общая последовательность и главные задачи основных фаз эпигенеза универсальны, инвариантны, типические способы разрешения этих задач варьируются от одного общества к другому. Общество подготавливает индивида к выполнению соответствующих социальных функций, определяя способы, посредством которых сам индивид разрешает встающие на его пути жизненные задачи.

Эриксон подразделяет весь жизненный путь на восемь фаз, каждая из которых имеет свои специфические задачи и может разрешиться благоприятно или неблагоприятно для будущего развития.

Первая фаза — младенчество. Ее главная задача — выра ботать у ребенка бессознательное чувство “базового доверия” к внешнему миру. Основным средством этого служат роди тельская забота и любовь. Если “базовое доверие” не возни кает, у младенца появляются чувства “базового недоверия” к миру, тревожность, которая может проявиться у взрослого в форме замкнутости, ухода в себя и т.п.

Во второй фазе — раннем детстве — у ребенка формиру ется чувство своей автономности и личной ценности или их противоположность — стыд и сомнение. Рост самостоятель ности ребенка, начинающийся с управления своими телес ными отправлениями, дает ему возможность выбора, благо даря чему на этой стадии развития закладываются такие чер ты будущей личности, как чувство ответственности, уважение к дисциплине и порядку.

Третья фаза — игровой возраст (приблизительно от 5 до лет) — формирует чувство инициативы, желание сделать что то. Если это желание блокируется, возникает чувство вины. В этом возрасте решающее значение имеют групповая игра, общение со сверстниками, позволяющее ребенку примерять разные роли, развивать фантазию и т.д. На этом этапе закла дывается чувство справедливости, понимаемой как соответ ствие правилу.

Главное новообразование четвертой фазы — школьного возраста — чувство предприимчивости, способность добиваться поставленной цели. Важнейшими ценностями становятся творчество и компетентность. В отрицательном варианте развития у ребенка появляется чувство неполноценности, которое первоначально возникает из сознания своей некомпетентности, неуспешности в решении каких-то конкретных задач, чаще всего связанных с учением, а затем распространяется на личность в целом. В этом возрасте закладывается отношение к труду.

Пятая фаза — юность — характеризуется появлением чув ства своей неповторимости, индивидуальности, непохожести на других, в отрицательном же варианте возникают диффуз ное, расплывчатое “Я”, ролевая и личностная неопределен ность. Типичная черта этой фазы развития — “ролевой мора торий”: диапазон выполняемых ролей расширяется, но юноша не усваивает эти роли всерьез и окончательно, а как бы пробует, примеряет их. Эриксон подробно анализирует меха низмы формирования самосознания, новое чувство времени, психосексуальные интересы, а также патогенные процессы и варианты развития юности.

Шестая фаза — молодость — характеризуется появлением потребности и способности к интимной психологической близости с другим человеком, включая сексуальную близость.

Ее альтернатива — чувство изоляции и одиночества.

Важнейшее приобретение седьмой фазы — взрослости — творческая деятельность и сопутствующее ей чувство продук тивности. Они проявляются не только в труде, но и в заботе о других, включая потомство, в потребности передавать свой опыт и т.д. В отрицательном варианте появляется чувство стагнации (застоя).

Последняя, восьмая фаза — зрелый возраст, или старость, — характеризуется появлением чувства удовлетворенности, полноты жизни, исполненного долга, а в отрицательном случае — отчаянием и разочарованием. Высшая добродетель этого возраста— отрешенность и мудрость, т.е. способность смотреть на дело своих и чужих рук с определенной высоты.

Работы Эриксона содержат много ценных наблюдений о развитии эмоций и самосознания в юности, а также типичной для этого возраста психопатологии (расстройство временной перспективы, кризис идентичности и т.д.). Однако Эриксон уделяет мало внимания интеллекту, который существенно влияет на содержание всех психических процессов. Сплошь и рядом он не различает осознание тех или иных психических состояний от их непосредственного переживания. Стадии эпигенетической модели Эриксона не всегда соотносятся с определенным хронологическим возрастом;

некоторые аспекты формирования идентичности, которые Эриксон относит к молодости, многими переживаются уже в подростковом возрасте. Подчеркивая “кризисный”, конфликт ный характер процесса развития, Эриксон недооценивает феномен преемственности. Кризисы в развитии выглядят в его концепции следствием противоречий между вызреваю щими у ребенка внутренними свойствами и окружающей сре дой, причем сами возрастные новообразования он формули рует излишне жестко и нормативно. Между тем реальное со держание “автономии”, “инициативы” или “идентичности” меняется на разных стадиях жизненного пути и в зависимости от характера деятельности индивида.

Альтернативные теории. Альтернативные теории юношес кого возраста анализируют разные стороны развития — фи зическое созревание, умственное развитие, формирование самосознания, сдвиги в структуре общения, мотивационные процессы и т.д. Но в известном смысле все они взаимодо полнительны. Еще в 20-е годы советские психологи уделяли юношескому возрасту очень много внимания, причем собст венно психологические вопросы рассматривались на широком социальном фоне, с учетом многообразных социально экономических факторов и вариантов взросления. Подробно изучались и описывались закономерности полового созрева ния, умственные интересы, формы социальной активности и содержание внутреннего мира подростков и юношей. Совет ские ученые прекрасно знали и широко использовали зару бежную психологическую литературу, важнейшие работы иностранных ученых без особой задержки переводились на русский язык.

Лучшей советской работой этого периода является книга В.Е.Смирнова “Психология юношеского возраста” (1929 г.).

Но она была не единственной [8]. Большое влияние на ученых оказали также лекции Л.С.Выготского “Педология подрост ка”, выходившие отдельными выпусками в 1929—1931 годах.

Теория развития высших психических функций Л.С.Выготского. Согласно этой теории развития высших психических функций, “всякая функция в культурном развитии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва — социальном, потом — психологическом, сперва между людьми как категория интерпсихическая, затем внутри ребенка как категория интрапсихическая”[9].

В отличие от механистических концепций, рассматрива ющих развитие ребенка как результат воздействия “внешней”, социальной среды, Выготский подчеркивал, что среду надо рассматривать не как “обстановку развития”, которая извне определяет развитие ребенка, — воздействия среды сами меняются количественно и качественно в зависимости от того, в каких ранее возникших психологических свойствах, включая возрастные особенности ребенка, они преломляются Становление человека как индивида и личности, по Выгот скому, предполагает диалектическое взаимодействие двух от носительно автономных, но неразрывно связанных друг с дру гом рядов развития — натурального и социального.

Здесь возникает два вопроса: 1) какова конкретно соци альная ситуация развития к началу данного возраста и 2) ка кие психологические новообразования возникают у ребенка к концу данного возраста?

Главное новообразование переходного возраста, по Вы готскому, — то, что теперь “в драму развития вступает новое действующее лицо, новый качественно своеобразный фактор — личность самого подростка... В связи с возникновением самосознания для подростка становится возможным и неизмеримо более глубокое и широкое понимание других людей. Социальное развитие, которое приводит к образова нию личности, приобретает в самосознании опору для своего дальнейшего развития” [10].

Идеи Л.С.Выготского оказали сильное влияние как на общую, так и на возрастную психологию (Б.Г.Ананьев, Л.И.Божович, В.В.Давыдов, A.H.Леонтьев, А.В.Петровский, Д.Б.Эльконин). Но практически реализовать многие из них советским психологам не удалось. Уже в середине 1930-х годов теоретический уровень отечественной психологии на чал быстро снижаться. В условиях сталинских репрессий изучать социальные условия формирования личности стало невозможно. Исчезли социология и социальная психология.

Стали запретными проблемы полового созревания и юно шеской сексуальности. Самосознание стало все чаще оце ниваться как проявление “ячества” и буржуазного индиви дуализма. Превращенная в служанку педагогики, психология подменила изучение многогранной юношеской жизни апологетическим описанием процесса насильственной под гонки ребенка к требованиям бюрократической школьной системы. “Личность старшеклассника” зачастую сводилась к роли учащегося;


его внеучебная деятельность рассматри валась с точки зрения ее влияния на школьную успеваемость, дисциплину и т.п.

Выход за ведомственные рамки произошел в связи с но выми идеями, появившимися в философии и социологии личности, а также в общей и социальной психологии. Ду мающие педагоги стали учиться относиться к школьникам не только и не столько как к “объекту воспитания”, а как к ак тивному субъекту социальной жизни. Этому немало способ ствовали социологические исследования, которые стали про водить начиная с 60-х годов.

Возраст свершений. Социолог Т.Н.Мальковская дважды, в 1961 и 1971 годах, опрашивала ленинградских старшекласс ников о том, чья личность больше всего интересует и привле кает их. Оба раза первое место заняли герои кинофильмов, второе — литературные герои, третье — общественно-поли тические и государственные деятели. Так, 87% из 5 тыс. оп рошенных Т.Н.Мальковской старшеклассников сказали, что именно книги впервые обратили их к анализу внутреннего мира человека [2].

Социологи показали, что искусственное затягивание “переходного возраста” дорого обходится и личности, и обществу. Пока юный человек не нашел себя в практической деятельности, она может казаться ему мелкой и незначительной.

Давно известно, что люди с высоким самоуважением более самостоятельны, меньше поддаются внушению, проявляют большую социальную активность. Нравственно зрелый человек знает, что в жизни нет черновиков, которые можно переписать, что каждый его поступок окончателен. По мне нию Н.Г.Чернышевского, “бое приобретения чувств гражда нина, ребенок мужского пола средних, а потом пожилых лет мужчиной не становится, по крайней мере, не становится мужчиной благородного характера. Мелочность взглядов и интересов отражается на характере и на воле: “Какова широта взглядов, такова широта и решений”.

Юношеское мышление более гибко и одновременно более реалистично, чем детское. Оно схватывает многозначность слов и понятий. Юность — возраст горячих споров, предметом которых может быть все что угодно, жадного фи лософствования, теоретизирования даже на известные темы.

поисков формулы счастья и формулы любви. Юность осо бенно чувствительна к собственному “Я” и вообще к “внут ренним” психологическим проблемам. Главное психологи ческое приобретение ранней юности — это открытие своего внутреннего мира.

§ 3. ОПЫТ КЛАССИФИКАЦИИ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ МОЛОДЕЖИ.

Классификацию социальных проблем молодежи можно проводить по разным основаниям: по территориальному при знаку можно выделить молодежные проблемы, свойственные индустриальным странам;

проблемы, присущие отдельным регионам;

проблемы, характерные для одной, отдельно взятой страны;

по временному признаку можно рассматривать так называемые “вечные проблемы”, например взаимоотношения поколений, и проблемы, порожденные конкретной эпохой;

по системному признаку могут быть исследованы общие проблемы молодежи, присущие данному обществу, уровню его развития, и чисто молодежные проблемы, свойственные именно этой социальной группе, обусловленные ее положением и ролью в обществе. Но особую важность приобретают социальные ориентации молодежи, ибо они лежат в основе поведения молодых людей, позволяют им определить свое социальное положение, свой социальный статус, выполнять те или иные социальные роли.

Очень важно рассматривать проблемы молодежи в кон тексте такого многозначного социального явления, как пре емственность поколений.

Для анализа этого явления в социологии используются предложения, в контексте которых возможен различный под ход к трактовке понятия поколение и соответственно места молодежи в нем.

В этой связи можно привести пять значений поколения.

Демографическое поколение, или когорта, означает сово купность сверстников, родившихся приблизительно в одно время и образующих возрастной слой населения. В зависи мости от уровня рождаемости, а также иных обстоятельств — военных конфликтов, репрессий, эпидемий, стихийных бед ствий, эмиграции, поколение может быть большим или малым по численности, с преобладанием тех или иных социальных групп, мужчин или женщин. В нем бывают уничтожены слои, которые могли бы внести вклад в развитие культуры. Так возникает “пропавшая генерация”, не реализовавшая свои возможности.

Антропологическое поколение указывает на происхожде ние от общего предка и дает представление о генеалогии се мьи. В недалеком прошлом генеалогия отвергалась и рассмат ривалась как сословный пережиток. Это привело к тому, что очень немногие семьи знают свою историю, а дети редко могут назвать своих предков, их занятия, представить их жизнь и судьбу. Сейчас интерес к этому возрастает, но, к сожалению, многие документы, письма, дневники, фотографии утрачены безвозвратно. Представить историю семьи как историю страны было бы необычайно важно для духовно-нравственной жизнедеятельности личности.

Историческое поколение охватывает отрезок времени, рав ный интервалу между рождением родителей и рождением их детей. Статистически этот период равен приблизительно 20— 25 годам. Это означает, что одновременно в обществе живут четыре или даже пять поколений. В зависимости от условий жизни, омоложения семьи, генетической предрасположенности, увеличения средней продолжительности жизни число поколений может увеличиваться или сокращаться.

Хронологическое поколение функционирует в такой пери од времени, в течение которого живет и активно действует данное поколение. Оно близко по значению к демографичес кому, но дает возможность представить судьбу именно дан ного поколения, пережившего на личном опыте уникальные, неповторимые события, оказавшие влияние на восприятие жизни, взаимодействие со сверстниками. Мемуары, эписто лярное наследие, фотографии дают возможность представить духовный мир и облик поколения.

Символическое поколение означает общность современ ников, жизнь которых совпала с особым периодом истории, сделав именно их свидетелями и участниками событий, ре форм, революций.

Каждое поколение создает устойчивую традицию, вызы вает эмоциональную сопричастность в отношении к жизни, может разделять одни и те же переживания, интересы, цели, ценности и даже вкусы и предпочтения.

Такие отношения складываются между поколениями в ус ловиях относительной стабильности. Но так бывает не всегда.

Импульс перемен вызывает порой критическое отношение ко всему предыдущему периоду, подвергает насмешкам старые идеалы, ценности и символы, высвечивает ничтожность ранее провозглашенных целей и бессмысленность жизненных усилий. Так бывало в периоды революций, противостояния Красного и Белого движения, во время студенческих волнений в 60-е годы “новых левых” на Западе, в период перестройки и гласности в бывшем СССР, и это свойственно сейчас российской действительности. Равную опасность представляет как бездумное восхваление прошлого, так и огульное его отрицание, желание “стереть” память о событиях истории, вычеркнуть их из жизни поколений, сделать историю “непредсказуемой”.

Каждое поколение выступает как объект взаимодействия предшествующих поколений и как субъект перемен, как ини циатор нового. Однако при этом следует иметь в виду реальный груз прошлого, проявляющийся в инерции сознания, трудности освоения новой ситуации.

При классификации проблем молодежи социолог исходит из того, что молодежь рассматривается прежде всего с позиций того, какое место она занимает в производстве и развитии общественной жизни, как она функционирует в ка честве определенной социальной группы.

Социальное качество молодежи характеризуется, во-пер вых. теми общественными отношениями и общественными формами, которые выделяют ее в самостоятельную (относи тельно других) социально-демографическую группу. Здесь отличительное социальное качество молодежи связывается с тем специфическим местом, которое она занимает и соци альной структуре, и определяется способностью молодого поколения воспроизводить сложившиеся на момент ее ста новления общественные отношения. Иначе говоря, речь идет о потенциальных сущностных силах молодого человека.

Отличительное социальное качество молодежи на совре менном этапе определяется не только способностью молодого поколения наследовать и воспроизводить сложившуюся на момент его становления социальную структуру общественных отношений, но и участвовать в ее активном совершенст вовании и преобразовании.

Во-вторых, молодежь как субъект общественного произ водства характеризуется особым содержанием личностной и предметной стороны конкретно-исторического бытия. Подоб ное проявление социального качества молодежи связано со спецификой ее социального положения и определяется осо бенностями процесса социализации.

Конкретные условия бытия молодых людей определяют специфику молодежного сознания, единство структурных эле ментов которого и образует побудительно-мотивационные сущностные силы молодежи. Внутри этого единства возника ет многообразие противоречивых тенденций, определяющих сущность молодежных проблем.

Перечисленные проявления социального качества моло дежи, переходя в процессе развития одно в другое, взаимо дополняют друг друга как внешнее и внутреннее, обусловливая ее социальную сущность, которая реализуется посредством деятельности.

Таким образом, при исследовании молодежи рассматрива ются следующие относительно самостоятельные, однако прочно взаимосвязанные составляющие: потенциальные сущностные силы (личностный потенциал);

побудительно мотивационные и социальная деятельность, которая является способом реали зации сущностных сил. Каждая из перечисленных составляюющих является, по существу, основанием социального развития молодежи и рассматривается в качестве возможных направлений социологического исследования.

Потенциальные социальные силы определяют личностные возможности (потенциал) молодого поколения, т.е. спо собность становиться в процессе развития субъектом обще ственной жизни. Обретая способности к производственному потреблению, каждое новое поколение “становится произво дительной силой, равно как способности к индивидуально личностному потреблению обеспечивают развитие сущност ных сил человека” [12]. Именно в двуединой направленности способностей проявляется их роль как потенциальной сущностной силы молодежи.

Своеобразие молодежи как социальной группы заключа ется в следующем. Во-первых, в наличии значительной доли молодежи (учащиеся, студенты), не имеющей в полном смысле слова собственного социального положения и характеризующейся либо своим прошлым социальным статусом — социальным положением родительской семьи, либо своим будущим статусом, связанным с профессиональной подготовкой. Во-вторых, в том, что социальные особенности различных групп молодежи определяются не только их формальной принадлежностью к различным структурам общества, но и непосредственной включенностью в массовые движения. Образуемые таким образом социокультурные модели сознания и поведения молодежи (неформальные, политические, когортные и т.д.) существенно различаются.

Понимание природы качественных изменений сущност ных характеристик молодежи непосредственно связано с ис точником ее развития, т.е. с сущностью тех объективных про тиворечий, которые лежат в основе развития этой социально демографической группы. Молодежь не является саморазвивающейся системой. Будучи частью общества, она включена во все многообразие его связей и отношений.

Вместе с тем ей присущи специфические общественные функции — воспроизводственная, трансляционная, инновационная. Выделение молодежи в качестве относительно самостоятельной общественной группы связывается прежде всего с воспроизводственной функцией. В общественной жизни одновременно осуществляются процессы воспроизводства жизненных средств (предметно вещественной стороны общественной жизни) и человеческих (духовных и физических) сил. Отсюда следует вывод, что коль скоро мы связываем специфическое положение молодежи в системе воспроизводства общества главным образом с процессом становления субъекта общест венной жизни, то именно в противоречии, возникающем между этими двумя сторонами общественного производства, и коренится основной источник развития молодежи.

Это противоречие вызвано: во-первых, различным характером деятельности, лежащей в основе каждой из форм общественного производства, а следовательно, различиями в природе и направленности социальных связей, опосредованных этой деятельностью;

во-вторых, различным способом присвоения субъектом результатов этой деятельности;

в-третьих, различным отношением к каждой из форм общественного производства со стороны общества на разных этапах его развития.

Кризисные явления, затронувшие в настоящее время обе стороны процесса становления молодого поколения, как в сфере производства жизненных средств, так и в воспроиз водстве собственных духовных и физических сил полностью разбалансироваля этот процесс. Рыночные механизмы все более вытесняют молодых людей из сферы основного производства в сферу обращения и соответственно в область потребительства. Резко усилилась тенденция к бездуховности, утрате нравственных критериев общественного поведения, ухудшению психофизического здоровья молодежи.

Разрушение моральных устоев ведет и к вседозволенности, распущенности, причем эти отклонения являются следствием отклонений в образе жизни не только самих подростков, но и их родителей. Относительно высокая доля половых преступ лений подростков, совершаемых в квартирах (она почти в раза выше аналогичного показателя взрослых), обусловлена безнадзорностью молодежи, когда родители заняты на производстве и ребята предоставлены сами себе. Пьянству, наркомании, половой распущенности зачастую способствуют ранняя миграция молодежи, особенно женской, ее отрыв от привычной социальной среды семьи, анонимность и фактическая бесконтрольность городского общения, безнаказанность и беззаботность тех, кто, будучи ответственным за интеграцию молодых мигрантов в трудовые коллективы, фактически не выполняет своих обязанностей, пускает работу с молодежью на самотек, подменяет ее набором формальных “мероприятий”.

В наиболее общей форме об уровне социального развития зрелости) молодежи можно судить по степени воспроиз водства в данном конкретном поколении социально-истори ческой целостности. В условиях стабильного общества фак тически происходит трансляция социального опыта. В этом случае молодое поколение репродуцирует его социальную структуру как целое, а данная структура основе своей отра жается в среде молодежи как целостной социально-демогра фической группе.

Литература 1. В основу главы положена часть текста учебника “Социология молодежи” (СВб.: Изд-во С.-Петербургского ун та, 1996). подготовленного под рук. проф. В.Г.Лисовского.

2. Шекспир В. Зимняя сказка // Полн. собр. соч В 8-ми т.

Т.8 М., I960. С.58.

3. Подробнее см.: Кон И.С. 1) Социология личности. М., 1967;

2) Открытие “Я”. М., 1978;

3) Психология старшеклассника. М., 1982.

4. Манн Т. Доктор Фаустус // Манн Т. Собр. соч.: В 10-ти т. Т.б. М., I960. С.151- 5 Герцен А.И Концы и начала // Герцен А.И Соч.. В 9-ти т Т.7. М., 1958. С.488-499.

6. См.: Лисовский А.В., Лисовский В. Т. В поисках идеала Диалог поколений. Мурманск, 1994. С.13—14.

7. См.: Фрейд 3. О психоанализе: Пять лекций // Хрестоматия по истории психологии / Под ред.

П.Я.Гальперина, А.Н.Ждан. М., 1980. С.148-183.

8. См., напр.: Арямов И.А. Рабочий подросток. М., 1928;

Блонский П.П. Возрастная педология. М., 1930;

Рубинштейн М.И., Игнатьев В.Е. Психология, педагогика и гигиена юности. М., 1926;

и др.

9. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М., I960. С.197-198.

10. Выготский Л.С. Педология подростка // Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6-ти т. Т.6. М., 1984. С.238.

11. Мальковская Т.Н. Воспитание социальной активности старших школьников. Л., 1973.

12. Маркс К.., Энгельс Ф. Соч. Т.43 С.118.

Темы для рефератов 1. Социология молодежи как специальная социологическая история.

2. Генезис понятий “подросток”, “юноша”, “отрок”. Молодежь как группа гражданского общества.

4. Социально-психологические теории о молодежи.

5. Социальные теории о проблемах молодежи.

6. Культурологические теории о молодежи.

7. Современные социальные ориентации российской молодежи Вопросы и задания для повторения 1. Возрастные критерии молодежи.

2. Как изменялся взгляд на молодежь в процессе исторического развития человечества?

3 Что изучает социология молодежи?

4. Какие теории по проблемам молодежи вам известны?

Охарактеризуйте их.

5. Какие типы поколений существуют в обществе? Что в себя включает проблема “социальное развитие молодежи”?

7. Охарактеризуйте ценность современной российской молодежи Глава 5. ОТКЛОНЯЮЩЕЕСЯ ПОВЕДЕНИЕ.

Данная отрасль социологического знания свидетельствует о том, что в обществе существует отклоняющееся (девиантное) поведение, которое представляет собой “социальное явление, выраженное в массовых формах человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам (стандартам, шаблонам)” (Я.И.Гилинский, 1991) [1].

Носителями рассматриваемого явления являются опре деленные лица, некоторые социальные группы, вступившие осознанно или стихийно в конфликт с существующими в обществах требованиями и нормами поведения.

Отклонение (девиация) в сознании и поведении людей обычно созревает постепенно. Более того, в социологии есть понятие “первичная девиация” (Лемерт, 1951), когда на оп ределенные отклонения окружающие смотрят сквозь пальцы, а человек, игнорирующий некие правила, не считает себя нарушителем. Такие отклонения граничат с незначительными проступками или безнравственными действиями и до поры до времени могут не замечаться (прощаться, игнорироваться), как, например, употребление спиртных напитков со слу чайными людьми, приводящее к нарушению общественной морали.

Но есть второй уровень отклоняющегося поведения (вто ричная девиация), когда окружающей социальной группой или официальными организациями человек открыто призна ется нарушителем норм морали или права, что всегда связано с определенной реакцией на его действия.

При рассмотрении отклоняющегося поведения важно раз личать индивидуальные и коллективные формы девиации.

Если под первыми понимаются нарушения требований мора ли и права одним человеком, то во втором случае отклоняю щееся поведение является отражением деятельности некото рой социальной группы — преступной шайки или изуверской секты, которые создают некое подобие своей “культуры” (субкультуры) и открыто конфронтируют с принятыми нормами.

Вместе с тем нельзя, как это следует из рада исследований, всякое отклонение считать девиантным поведением. В таком случае все социальные группы и все люди будут подпадать под данное определение, ибо нет в обществе ни одного человека и социальной группы, которые бы во всех ситуаци ях, во всех случаях жизни абсолютно соответствовали нормам и правилам.

В отечественной социологии, в смежных с нею науках (юриспруденции, этике) всегда в той или иной мере обра щалось внимание на данные процессы и данные социальные группы В русской социологии в конце XIX — начале XX века наряду с исследованием врачей П.Г.Розанова, Ф.К.Тереховко, И.О.Зубова об отдельных проблемах девиантного поведения писали А.Н.Острогорский, Я.М.Михайловский (о суицидах), С.А.Первушин, В.М.Бехтерев, Д.К.Бородин, Д.Н. Воронов, Д.К.Дмитриев (о пьянстве и алкоголизме), Н.Дубошинский, Ф.Мюллер, О.Обозненко (о проституции), В.М.Тарновский (о гомосексуализме)), М.Н.Гернет, А.Ф.Кистяковский, А.А.Жижиленко, С.К.Гогель, М.В.Духовской и др. (о преступности) [2].



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.