авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 ||

«Труды • Том 190 Министерство культуры Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств ...»

-- [ Страница 16 ] --

В XXI веке эконаправление стало не просто модой, оно превратилось в целую философию. Важнейшими направлениями развития экообщества стали: экологизация производства (безвредные, безотходные технологии) и экологизация потребления, означающая его разумное сокращение и возврат к вещам длительного пользования, так называемая Slow Fashion («медленная мода») или Sustainable Design766 («продолжительный», «ра циональный») – модное направление, которое стремительно набирает популярность на Западе. В русском языке для этой концепции пока нет четкого термина. «Sustainability» можно определить как дизайн, ориенти рованный на устойчивый результат в долговременном смысле, с учетом будущих потребностей людей, подразумевающий соединение экологиче ской и социально-этической ответственности, т. е. сохранение окружаю щей среды и социальную справедливость: в идеале это должно привести к правильному экономическому развитию. Как вариант, рассматриваются замкнутые экоциклы, предусматривающие безотходные технологии и вторичную переработку, поскольку «мусорный кризис» стал наиболее ощутимым признаком нерационального использования сырья. Повторное использование ресурсов является сегодня самым популярным способом решения проблемы загрязнения окружающей среды и модная индустрия в свою очередь предлагает винтаж, как наиболее удобное и выгодное ре шение.

Кляйн Н. No Logo: люди против брэндов. М.: Добрая кн., 2005. С. 325.

См. Sustainable Style Foundation (SSF).

Н. Н. Сипунова Современное гостеприимство в контексте межкультурной коммуникации Гостеприимство можно с уверенностью назвать блестящей формой или даже эталоном межкультурного взаимодействия или коммуникации.

Появившись с возникновением человеческого общества, постепенно при обретая форму нравственной добродетели, став частью культуры народов мира, гостеприимство не потеряло своей актуальности и уникальности на сегодняшний день.

Последние французские исследования широко представляют совре менную картину гостеприимства, естественно следует различать как взаимодействие между индивидами и гостеприимство как общественное проявление (гостеприимство институциональное, церковное, государст венное и т. д.)767:

– «корпоративное гостеприимство»: организация приема новых со трудников в фирмы, учреждения, которое рождает в человеке чувство кол лективизма, сопричастности и осознание себя в новом качестве. Не слу чайно, существовали, появились и возрождаются торжественные меро приятия такие, как «Посвящения в рабочие, офицеры, студенты и др.»;

– «политико-национальное гостеприимство» – это прием ино странных граждан, их интеграция в иную среду, преодоление культурной чужеродности. Когда мы, сейчас, так много говорим о толерантности, следует обратить внимание на европейский опыт работы в данном на правлении;

– «государственное или официальное гостеприимство VIP-персон», в основе которого лежит «протокол приема гостей», где больше всего пытаются сохранить национально-интернациональный дух гостеприим ства. Ведь соблюдение протокола встреч обязывает учитывать традиции, обычаи и условности двух и более сторон. Ярким примером созидатель ных основ межкультурной коммуникации, сохранения национальных традиций, межкультурного обмена, уважения к гостю и соблюдения ка нонов гостеприимства, могут служить встречи и переговоры на высшем уровне лидеров государств, как во дворцовых покоях, так и в бедуинском шатре;

Традиционные и современные модели гостеприимства / сост. А. Монтан дон, С. Н. Зенкин. М.: РГГУ, 2004. С. 14–15.

– «ритуальное гостеприимство», в последнее время теряет свой са кральный подтекст, и часто носит театрализованный характер, либо про сто описано в различных источниках как архаичное явление;

– «семейно-бытовое гостеприимство», которое в последнее время также теряет свое значение. Знаменитые кухонные посиделки в России 60–70-х годов уходят в прошлое. Семейные встречи выглядят как «арха ичное» явление. Все деловые контакты, юбилеи и памятные встречи про ходят в ресторанах, кафе. Теперь, по западному образцу, почти не при глашают домой, в гости – как деловых партнеров, коллег, так и друзей, родственников. Отсутствие желания принимать гостей дома, объясняется занятостью. Из-за изменений экономических условий в стране принимать гостей дома становиться не популярным. Отсюда виртуальное общение становиться более комфортным и уже следует говорить о новом виде гостеприимства – виртуальном.

Различные виды и формы гостеприимства в своей основе содержат главные постулаты межкультурной коммуникации – созидательное взаи модействие, терпимость к инаковости другого, стремление узнать причи ну иного поведения, понять и принять ее. В гостеприимстве это выража ется таким образом, что наиболее развитые, ритуально-церемониальные формы рассчитаны на гостя прибывшего издалека;

и гость, и хозяин стремятся понять и соблюсти правила поведения друг друга, и у каждого есть свои права и обязанности.

Гостеприимство предстает в виде ритуально-ситуативной игры, где главные ролевые участники – хозяин и гость, неизбежно столкнувшись с проблемами межкультурного взаимопонимания, зная культурные коды, принятые в родной среде обитания, должны понять и принять иной образ мысли и поведения.

Изучая литературу последнего десятилетия, употребление слова «гостеприимство» получило свое широкое распространение, прежде все го, в сфере туризма и гостиничного менеджмента, более того, стало даже официальным направлением, которое включает в себя – прием и разме щение гостя как в отеле, так и в дороге (на транспорте), а также органи зация его питания, отдыха и развлечения.

Конечно, индустрии туризма и гостеприимства неразрывно связаны между собой, это самые крупные и наиболее динамично развивающиеся как в мире, так и в России, отрасли экономики. Так, автор известного по собия по гостеприимству Д. Уокер, дает два определения этому явлению:

1. Сердечный и щедрый прием гостя. 2. Широкий набор видов бизнеса, каждый из которых связан с обслуживанием людей, находящихся вне дома768. И конечно, нельзя не согласиться с автором, что различие между бизнесом в индустрии гостеприимства и другими отраслями заключается в том, что в гостеприимстве приходиться продавать нематериальный и скоропортящийся продукт – услуги769.

В этом смысле особенно интересен 54-летний опыт, одной из лучших корпораций мира, Парка Disneyland, где в основе лежит постулат: что присутствующие не потребители, а гости;

а лица, которые обслуживают – не персонал, а участники представления. У Парка есть ряд технологиче ских приемов: от подбора персонала до обязательной для всех работни ков, модели обслуживания. Например, при трудоустройстве проводится «командное интервью», где участники, должны одновременно отвечать на вопросы, при этом от того, как они взаимодействуют друг с другом, будет зависеть, как они будут обращаться с гостями или интервьюер на протяжении 45 минут собеседования должен улыбаться и смотреть на реакцию тестируемых, улыбаются ли они в ответ. А модель обслужива ния включает в себя семь простых положений, соблюдение которых яв ляется строго обязательным для всех сотрудников компании: 1. Общение с гостем начинается с улыбки. 2. Используйте контакт глаз и язык тела. 3.

Уважайте и приветствуйте всех гостей. 4. Используйте магию (не обсуж дать какие-то бытовые проблемы, радоваться появлению кукол-актеров и т. д.). 5. Начинайте первым контакт с гостем( обязательны бейджи с лич ными именами). 6. Предлагайте творческие решения в обслуживании. 7.

Заканчивайте общение благодарностью770. В корпорации также активно используется система обратной связи, лидерства, мотиваций и вознагра ждений, приема проверки деятельности своих сотрудников на местах, под названием «подставные гости» и другие способы, виды и приемы улучшения предоставления услуг.

Проблема повышения качества услуг в развитии туризма и индустрии гостеприимства, остро стоит и перед Санкт-Петербургом, но чаще всего, решение вопроса сводиться к строительству или переоборудованию зда ний под отели, частные гостиницы или благоустройство дорог, что, ко нечно же, неизменно способствует привлекательности посещения тури стами данного мегаполиса, но не решает всех проблем. Проблему повы шения качества предоставляемых услуг современные учреждения куль туры, туризма и отдыха решают по-разному. Так, например, во многих музеях России появились свои службы гостеприимства, но вид их дея тельности сводиться, либо к охранной деятельности (так называемый Уокер Дж. Р. Управление гостеприимством. М.: Юнити-Дана, 2006.

С. 825.

Там же. С. 39.

Там же. С. 27.

«фейс-контроль») или к технической стороне вопроса – организация приема и встреч посетителей (наличие и расположение указателей, ин формационных пунктов и др.). А независимый консультант по управле нию гостиничным предприятием, констатируя, что гостеприимство это «система мер, обеспечивающих высокий уровень комфорта, удовлетво ряющих разнообразные бытовые и хозяйственные запросы гостей или еще – сервис», отмечает что «используя наш ключ – Гостеприимство это Вдохновение, без которого невозможно увидеть полный сценарий теат ральной постановки под названием „Отель“»771.

Нельзя не отметить, что проблемы межкультурных коммуникаций в сфере индустрии гостеприимства наиболее распространены и уязвимы, это касается как отношений между клиентами и служащими, так и внутри организаций. Так, рассуждая об этническом разнообразии Д Уокер пред полагает: «рост в США населения с азиатскими и испанскими корнями будет означать, что в XXI в. четверть или даже треть рабочей силы инду стрии гостеприимства будет принадлежать к этническим меньшинствам», а говоря о межкультурных барьерах, он подчеркивает: «Этническая и культурная пестрота – факт реальности, и поэтому необходимо признать наличие этой проблемы и научиться с ней справляться»772.

Именно благодаря тому, что гостеприимство в России, как и в мире, особенно теперь, рассматривают как сферу услуг, а гостя как «посетителя и постоянного покупателя услуг, который постоянно должен ощущать заботу всего персонала предприятия услуг»773, то постепенно исчезает сама идея гостеприимства – как особой формы обмена иных взглядов, миров, укладов. Основная идея современного гостеприимства в туризме:

создать гостю ту обстановку и атмосферу, к которой гость привык, «под питать» его же представлениями о данной культуре, показать памятники культуры, театральные постановки и развлекательные шоу, которые со ответствуют потребительскому спросу. Другими словами, «турист пре бывает в иллюзии, которую по его же молчаливой просьбе создает дру гой, адаптирующий для него свою культуру», происходит процесс глоба лизации индустрии туризма и гостеприимства774. Ярким примером может служить эпизод, представленный в статье Паперного:

Хорозова М. О. Гостеприимство против гостиничного хозяйства. URL:

http://www.hoteliero.com/ru/articles/hospitality.

Уокер Дж. Р. Управление гостеприимством. С. 597.

Черевичко Т. В. Теоретические основы гостеприимства: учеб. пособие. М.:

Флинта: МПСИ, 2008. С. 21.

Марков Б. В. Культура повседневности: учеб. пособие. СПб.: Питер, 2008.

С. 240:

В Лос-Анджелесе я однажды столкнулся с любопытным феноменом.

Я обнаружил вьетнамский ресторан с необыкновенно вкусной едой.

Единственная проблема – это то, что официанты были крайне непривет ливы. Приглашая как-то туда на ланч калифорнийского профессора, я предупредил, что еда будет замечательная, но обслуживание не слишком любезным. «Прекрасно, – сказал профессор. – Это говорит о том, что ресторан настоящий. Азиатская традиция, – объяснил он, требует есть дома, особенно если к тебе приходит гость. Человек, едящий в рестора не, – отщепенец. К нему нельзя относиться с уважением. Поэтому офи цианты нелюбезны. Но раз сохранили этот азиатский культурный сте реотип, значит, еда у них будет настоящая азиатская, а не стандартизи рованная калифорнийская версия вьетнамской еды»775.

Как не согласиться с тем, что «развитие туризма приводит к упадку обычая гостеприимства»776 ведь, действительно, рестораны национальной кухни, турфирмы и даже музеи, разрабатывают программы привлека тельные для иностранных гостей, подстраиваясь под общепринятые сте реотипы. Абсолютно верна позиция многих исследователей, что «турист на самом деле хочет чувствовать себя в чужой стране как дома». Иными словами: «Туризм – приспосабливается к гостям»777. А ведь обычай гос теприимства не вынуждал поступаться собственными убеждениями или отказываться от сложившегося образа жизни.

Путешественник, гость приходя в чужой дом, приносил новую ин формацию, подмечал как в зеркале, особенности привычного для живу щих, уклада, а также достоинства и недостатки другого мира. Как бы раз вивая эту мысль, но в рамках изучения иностранного языка, Смит под черкивает, что «учащиеся должны открыть для себя двоякое и двуединое призвание – быть «добрым странником» в чужой земле и гостеприимным хозяином у себя дома»778.

Очень важный вывод сделал Марков Б. В.: «Может быть, следует развивать культуру путешествия, основанную на гостеприимстве, потому что она является более аутентичной формой признания другого. Приез жать в чужую страну нужно по приглашению и в дом того, кто тебя при гласил»779.

Паперный В. Московское сознание глазами иностранца // Знамя. 1997.

№ 9. С. 201.

Хорозова М. О. Гостеприимство против гостиничного хозяйства. URL:

http://www.hoteliero.com/ru/articles/hospitality.

Там же.

Смит Д. И., Карвилл Б. Дар чужестранца: вера, гостеприимство и ино странный язык. СПб.: МАХШ, 2005. С. 77.

Марков Б. В. Культура повседневности. С. Сегодня туризм – это не только возможность обогащаться физически, интеллектуально и эмоционально, но это и одна из наиболее распростра ненных и многочисленных форм вторжений в межкультурное простран ство. Исходя из этого, нужны такие профессионально подготовленные специалисты, которые понимая иную среду, могут донести ее уникаль ность до путешественников. По словам исследователя Дэвида И. Смита:

«Три дара, с которым должным образом подготовленный, внимательный иностранец может прийти в принимающую его культуру: о даре видения того, что скрыто от носителей культуры, о даре слышания того, что не замечают они, и, наконец, «о даре умного вопроса»780. Но совершенно очевидно, что принести эти дары можно лишь при условии знания языка, обычаев и культуры хозяев.

В современной деловой межкультурной коммуникации выделяется также направление – «деловое гостеприимство», главной целью которого является установление долгосрочных и многосторонних связей между партнерами и, соответственно, увеличение доходов. Учет национальных особенностей делового общения способствует достижению высокого уровня переговорного процесса и повышения качества работы. Конечно, развитие международных связей, рост глобализации, свобода передвиже ния приводит к «размыванию» национальных границ;

человек, выросший и получивший образование в другой среде, невольно будет создавать комбинированную модель поведения. Именно поэтому, чтобы быть гото вым к новым формам межличностного общения и новым принципам ве дения диалога, так важны своевременно полученные знания о культуре, традициях и обычаях разных народов.

Таким образом, при вдумчивом и профессиональном подходе, госте приимство в современном мире как играло изначально в истории своего развития, так и будет играть важную роль, прививая чуткость к культур ным различиям и многообразию, создавая надежную платформу для пло дотворной межкультурной коммуникации.

Смит Д. И., Карвилл Б. Дар чужестранца. С. 86.

Е. А. Николаева Кросскультурные коллизии:

рекламные репрезентации России В наши дни одним из главных механизмов формирования представлений о мире и специфике различных культур, создания и закрепления социокультурных стереотипов и построение на их основе экстра- и интраобразов государств являются средства массовой информации и в особенности – реклама. Действительно, как пишет Р. Барт «в иллюстрированных журналах рекламные полосы читаются с тем же чувством получения информации, как и полосы новостей»781.

Более того, рекламные коммуникации превращаются в особую форму диалога культур, включающую в себя межкультурные и кросс культурные аспекты.

Если говорить о межкультурной коммуникации, то по аналогии с межличностной коммуникацией, когда личность общается с личностью, межкультурная коммуникация представляет собой общение субъектов культуры, являющихся носителями и репрезентантами сущностных культур782.

характеристик своих Сущность межкультурной коммуникации состоит во взаимном перекодировании элементов культуры, значимых для успешного коммуникационного процесса, в знаковые системы взаимодействующих культуры. Например, по некоторым источникам783, при общении с племенами арктического побережья христианские миссионеры допускали замену некоторых слов в молитве на их контекстные аналоги: «bread» (хлеб) – на «fish» (рыба), «Our Lord» (Отче наш) – на «Our boat owner» (Владелец наших лодок).

Однако межкультурная коммуникация не предполагает экспорта/импорта собственно знаков и семиотических кодов.

Барт Р. Общество, воображение, реклама // Барт Р. Система моды: ст. по семиотике культуры. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2003. С. 451.

См.: Леонтович О. Русские и американцы: парадоксы межкульт. общения.

М.: Гнозис, 2005;

Bennet M. Basic Concepts of Intercultural communication. Selected Readings. Yarmouth, 1998;

Hall E., Hall M. Understanding Cultural Difference. Yar mouth, 1990;

Hofstede G. Interkulturelle Zusammenarbeut. Kulturen-Organizationen Management. Wiesbaden, 1993.

Jenkins M. Bloody Falls of the Coppermine: Madness and Murder in the Arctic Barren Lands. London: Random House Trade Paperbacks, 2006.

Что касается кросс-культурной коммуникации, очевидна содержащаяся в ней семантическая отсылка к пересечению, скрещиванию, перекрещиванию, гибридизации. В западной науке понятие кросс-культурных коммуникаций соотносят, прежде всего, со сравнительными культурологическими исследованиями (Cross-cultural Studies)784. Однако, на наш взгляд, собственно кросс-культурные коммуникации являются не теоретическим или практическим исследовательским методом, а непосредственно социокультурным феноменом, возникающим в результате целенаправленного взаимодействия культур. При этом речь идет не просто о заимствовании и адаптации (перекодировании) одной из культур некоторых инокультурных элементов. Важным аспектом кросс-культурной коммуникации является тот факт, что в ней обязательно содержится рефлексия по поводу предыдущих перекодированиий и социально культурного и коммуникационно-семиотического бэк-граунда (предистории) как принимаемого, так исходящего сообщения. Иными словами, в процессе кросс-культурной коммуникации происходит воспроизведение на основе предыдущего коммуникативного опыта определенных конструктов, которым приписывается значение подлинного, аутентичного в иной культуре, и затем осуществляется встраивание этих конструктов в собственную семиосферу. При этом реклама инокультурного объекта всегда является конструирующей и мифологизирующей785, создающей в своей культуре виртуальный ремейк этого объекта, будь то «баскский домик» или «русская зима».

Благодаря рекламным коммуникациям иностранные праздники (Хэллоуин, католическое рождество, день святого Валентина, день Святого Патрика и др.) оказываются элементом семиосферы российской культуры.

В свою очередь события и знаковые фигуры русской культуры и истории используются некоторыми иностранными фирмами, стремящимися добиться лояльности российского потребителя (новозеландское масло «Доярушка» или сигареты «Петр I» японской табачной корпорации).

Пивной ресторан «Старина Миллер», брендовым персонажем которого является немецкий бюргер-толстячок, сообщает в соответствующий период православного календаря об акции «Великий пост».

Знаки локальной традиции и инокультурные символы порождают новое семиотическое пространство культуры, описываемое термином Р.

Gudykunst W. B. Cross-Cultural and Intercultural Communication. SAGE Pub lications, 2003.

Барт Р. «Синий гид» // Мифологии. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1996.

С. 163–167.

Робертсона «глокализация»786. В нем сосуществуют и возникают не только миксовые рекламные лексемы, такие как «ARTЕЛЬ», «Пересвет Инвест», «Dяgilev», «Обувь-Сити», «Колбасофф» и др., но и все новые семантические химеры вроде сергиево-пасадского деревянного медведя, стучащего лапами по клавиатуре компьютера.

Другой стороной кросс-культурной коммуникации является выстраивание культурой с о б с т в е н н о й внешней и даже внутренней репрезентации на основе тех этнических экстраобразов, которые сложились в и н ы х культурах по отношению к данной культуре. Одно из качеств, в том числе приписанных рекламой, ставшее доминантой инокультурного образа (древность, эксцентричность, изысканность, технологическое совершенство и т. п.), предстает в качестве основного означающего культуры. Этот «гиперсимвол» культуры, элемент архитектурного или природного ландшафта, исторический персонаж или повседневный предмет, танец или трапеза, – «узнаваемый во всем мире, поглощает все другие означающие»787. В случае исторически и этнически «многослойной» культуры (например, российской или американской) складывается некоторый набор «гиперсимволов».

Здесь ярким примером служит русская матрешка, которую можно встретить не только в контексте межкультурной коммуникации (например, рекламе авиарейсов Москва-Мадрид), но в рекламном пространстве внутреннего рынка (овсяные хлопья, сахар-рафинад, рестораны «Матрешка» и «Ядрена-Матрена», социальная реклама в московском метро с изображением разномерных матрешек и цитатой Френсиса Бэкона «Любовь к родине начинается с семьи»). Легко заметить, что матрешка как культурная форма содержит семантические отсылки к матриархальной, деревенской феминности и народным промыслам, соответственно, появление матрешки как национального рекламного маркера невольно акцентирует именно эти характеристики русской культуры в качестве социокультурных стереотипов.

Реклама не стесняется вести межкультурный диалог на языке культурных «штампов», присущих поверхностному взгляду со стороны на чужую культуру. В первую очередь реклама использует референции к главным национальным мифам, эксплуатируя специфические этнические экстра- и интраобразы, вроде американских ковбоев, испанских тореодоров, шотландских волынщиков, русских мужиков в косоворотках Robertson R. Glocalization: Time-Space and Homogeneity-Heterogeneity // Global Modernities / M. Featherstone, S. Lash, and R. Robertson (eds.). London: Sage, 1995. P. 25–44.

Урри Дж. Туризм и глобальное // Массовая культура: соврем. запад. ис след. М.: Прагматика культуры, 2005. С. 144.

и т. п. Этому немало способствует и «экспортные» саморепрезентации локальных культур, которые в эпоху глобализации теряют свою национальную самобытность и начинают воспроизводить внутри современности старинную музейно-этнографическую повседневность не только как своего рода «перформанс» для иностранцев, но и как алиби собственной историчности.

Такие рекламные демонстрации гипертрофированной этничности, называемые разными исследователями «постановочной аутентичностью»

(staged authenticity)788 или «наведенной повседневностью»789, представляют собой опредмеченную артикуляцию современных мифологий.

Тиражируемый рекламой бутафорский образ составляется из предметов симулякров, служащих своего рода товарными ярлыками национальной культуры;

для «русской» культуры ими становятся «стрельцы» у входа в ресторан, лапти, шапки-ушанки, продаваемые как русские сувениры и т. п.

Опора на старые дореволюционные или фольклорно-ремесленные артефакты в качестве символических идентификаторов ставит Россию с точки зрения социокультурной идентичности в один ряд со странами, которым нечего предъявить в качестве визитной карточки кроме национальных танцев и поделок из природных материалов. В семиотическом коммуникативном пространстве наша страна с удивительной готовностью принимает и поддерживает маркетинговую и политическую игру в «Иванушку-дурачка», «немытую Россию», «страну варваров» и т. п.

Показательно, что концепт «русское национальное», являющееся основой экстра- и интраобраза России, современная отечественная реклама заполняет преимущественно «традиционной» русской кухней и народными промыслами, сохраняя западную оптику видения на русскую культуру и даже гипертрофируя избитые образы до символических репрезентантов всей российской культуры. Так рекламный блок кафе «1– 2–3» (Пушкинская пл., Москва), включает надпись «СДЕЛАНО В РОССИИ» и набор российских «гиперсимволов»: борщ и матрешка на «1-е»;

пельмени и балалайка на «2-е»;

водка, соленый огурец и самовар на «3-е». Как говорится, без комментариев… Рекламные саморепрезентации России, с завидным постоянством задействующие пресловутых матрешек и «русских» медведей (реклама московских ресторанов «Славянский базар», «Елки-палки» и др., видеоролики про медведей в Эрмитаже и в Казанском соборе, созданные MacCannell D. Staged Authenticity: Arrangements of Social Space in Tourist Settings // American Sociological Review. 1973. 79. P. 589–603.

Беловинский Л. В. Культурно-исторические аспекты повседневности:

дис. … д-ра ист. наук. М.: РГГУ, 2003.

как внешний имиджевый продукт управления по туризму Санкт Петербурга), свидетельствуют о символическом вакууме, возникшем в концептосфере «Россия» и «русская культура».

Не случайно поэтому, что даже в импортируемых товарах и сопровождающих их культурных посланиях мы зачастую получаем обратно все те же народные промыслы и всяких доярушек и мужичков на завалинке (например, «Сметана Сметановна» немецкой компании «Ehrmann» с дородной деревенской красавицей на фоне гжельских цветов на упаковке).

При этом попытки модернизации стиля»

«фирменного государственной «корпорации» под названием Россия, которые зиждутся на вторичных знаковых средствах, заимствованных из западного семиотического дискурса (подобных I NY), закономерным образом терпят неудачу790.

Интересный пример подобного рода кросс-культурной динамики в системе российских «гиперсимволов», декларируемых рекламой в каче стве национальной аксиологической системы, представляют рекламные концепции сигарет «Русский стиль». В 1990-е гг. реклама сигарет «Рус ский стиль» строилась на образах русских былин: витязь, русская девица и сказитель-гусляр. Но в середине 2000-х годов табачный «русский стиль» уже описывается иностранным термином «премиум». При этом, гласит реклама, «нам есть чем гордиться – Русская культура, Русская ду ша, Русская щедрость, Русская любовь… У нас свой неповторимый стиль, так же и у наших сигарет…». А иллюстрацией служили вполне «западные» типажи: стройная женщина в облегающем коктейльном пла тье красного цвета, обнимающая одетого в белый костюм мужчину. Од нако, переформатирование концептов русской культуры в формат глян цевого журнала из западной социокультурной парадигмы, привело к се миотической «аннигиляции» заявленных смыслов.

Встречаются и еще менее мотивированные символические отсылки к западной культуре в рекламе отечественных товаров. Так, рекламное со общение о кедровом SPA комплексе иллюстрировано знаменитым рисун ком Леонардо да Винчи и сопровождается следующим текстом: «Компа ния «Сибирский ковчег» представляет кедровый отдельный мир, выпол ненный из уникального реликтового кедра, ровесника Микеланджело и Леонардо да Винчи…» Далее идет описание свойств кедра и самого ком плекса. Так русская Сибири становится эквивалентна Италии эпохи Воз рождения… Что касается конструирования образа России в европейском рекламном дискурсе, оно до сих пор основывается преимущественно на Родькин П. Визуальная политика. М., 2007.

издавна бытующих в обыденном сознании иностранцев и поддерживаемых иностранными СМИ стереотипах о России как о северной стране (в информации о России в буклете одной британской туркомпании максимальная летняя температура в Москве указывается как +19) с примитивно-азиатской и коммунистической культурой.

«Русский стиль» как туристическая экзотика в каталогах зарубежных турфирм (2000–2007) вновь описывается с помощью известного стан дартного набора: все те же матрешки, пасхальные яйца, Кремль, Собор Василия Блаженного, МГУ, ГУМ, Храм Христа Спасителя, вообще церк ви и золотые купола, а также снег, красные звезды, Ленин и т. н. «русское застолье». Изредка может встретиться фотография Большого театра и классического балета. В качестве репрезентантов русской культуры в Санкт-Петербурге выделяются Эрмитаж (его историческая часть), Храм Спаса на крови, Петергоф, Медный всадник.

Поразительным образом, вы не найдете в британских туристических буклетах ни одного упоминания о музеях российской столицы (даже о Третьяковской галерее). Роль репрезентанта русской художественной культуры выполняет московское метро, а единственной факультативной «музейной» экскурсией может оказаться посещение «парка вождей» в сквере ЦДХ. В основном же свободное время посвящается прогулкам по городу в формате «Moscow-clubbing».

Иными словами, туристам предлагается не открыть для себя русскую культуру, а найти подтверждение тому образу, который уже выстроен в их сознании западными СМИ. Надо отдать должное, что одна из турком паний изо всех сил пыталась быть объективной, посвятив «dispelling the myths» целую страницу, в том числе по поводу погоды и отсутствия не обходимости брать с собой термобелье и запас хлеба, за которым в Рос сии нет очередей (Beetroot Backpackers, UK, 2008). Однако та же компа ния на обложке буклета поместила фотографию, на которой четверо мо лодых иностранцев радостно пьют водку из граненых стаканов.

Примечателен тот факт, что Россия как тур-продукт обычно подается в ряду восточноазиатских культур, таких как Казахстан, Узбекистан, Ки тай, Монголия и др.: посещение России в туристических программах час то предлагается не само по себе, а совмещается с Транссибирским во яжем. Поезд при этом может называться «Vodkatrain» (компания STA Travel, UK, 2008) (и это не какой-нибудь экзотический гурман-тур, а про стое путешествие Санкт-Петербург – Москва – Екатеринбург – Улан Уде – Гон-Конг).

При более «глубоком» подходе в рекламе российского товара интеллектуального характера (в основном, книг и фильмов) зарубежные специалисты обращаются к тезису о «загадочной русской душе», иллюстрацией к которому предлагаются романы Ф. М. Достоевского и порой довольно эпатажные российские фильмы, показанные на зарубежных кинофестивалях киноповествование (например, А. Звягинцева «Возвращение»).

Концепт «русская душа» в российско-европейском варианте был также представлен западному зрителю в рамках PR-компании «Сочи– 2014» (2007), направленной на изменение имиджа России в мире.

Видеоролик, созданный по заказу российского Заявочного комитета режиссерами Стивеном Линкольном и Дмитрием Губаревым (агентство FCB MA и студия DTV-MA Production House), так и назывался «Russian Soul». В видеоповествование включены, с одной стороны, известные из западных СМИ знаки России спортивной («плачущий» олимпийский Мишка, наши чемпионы – И. Роднина и др.) и России постперестроечной (массовые народные выступления, сбрасывание с пьедестала памятника советскому вождю, Ельцин на трибуне). С другой стороны, «в одном флаконе» смешивается квартира непонятной, даже немного сюрреалистической геометрии (в стилистике А. Тарковского), неправдоподобно длинный и узкий коридор, ряды проемов без дверей (очевидно, визуализация западного представления о советской коммуналке), кухня с европейским интерьером (это в 1990-е то годы!), тусклый торшер, маленький черно-белый телевизор, швабра-вертушка, мешковатая одежда на женщине и перстень с камнем (!) на руке у мужчины. Новая Россия представлена воздушным змеем, улетающим в небо над морем, детьми в современном детском саду, строителями монтажниками, спортсменами-лыжниками, фигуристами, хоккеистами.

Единственный намек на русскую душу, если не считать парящего в высоте воздушного змея, можно усмотреть лишь в параллельных кадрах падения малыша-карапуза и спортсмена-конькобежца, которые затем вновь поднимаются и продолжают движение вперед. И тогда вновь встает извечный вопрос: возможно ли вообще описать «русскую душу»

языком западных стереотипов?

Еще один ролик этого же цикла – «Russia: the door is open!»

(агентство FCB MA, режиссер Р. Вэйнрайт). Художественное решение ролика, действительно, эффектно, хотя и не ново. Идею дверей, открывающихся в разные пространства, можно встретить, как в классической литературе, так и в рекламе, и в игровом кино. Сам Вэйнрайт так прокомментировал содержание своей рекламной презентации образа России: «Это ролик, который должен помочь телезрителям всего мира понять немного больше того, что они уже знают о России. … Я хотел сломать многие стереотипы, показать международному сообществу, что Россия готова открыть свои двери для гостей со всего света».

Foote Cone & Belding. FCB MA и DTV-MA Production House открывают двери в Россию! 21/05/2007. URL: http://www.mafcb.ru/news/news/index.shtml?

Что же нового Р. Вэйнрайт открыл в России для западной аудитории?

Кремль, ГУМ, Большой театр – знаковые пространственно-культурные символы, давно известные всему миру. Открытые двери как символ русского гостеприимства и глубже – знак отсутствия железного занавеса (который все еще висит, но с другой стороны – в сознании западного обывателя). Элитные отели и рестораны для состоятельных туристов, морское побережье с пальмами, горы и горнолыжные трассы – это уже объекты из западной культурной парадигмы. Россия, которая не Россия, а Европа… Подводя итог, подчеркнем, что перекодирование российских образов в знаковую систему европейской семиосферы, очевидно, приводит к колоссальной смысловой редукции. Вопрос: какими знаковыми средствами представлять образ России как независимой цивилизации и уникальной культуры? – остается пока открытым.

Н. К. Менжинская Новгородская и Венецианская ремесленно-торговые республики в XII–XV вв.

Ремесленно-торговые республики, возникшие на рубеже средних ве ков, не перестают восхищать своей жизненностью и стойкостью перед лицом истории. Возможно, мы еще не раз будем стремиться понять этот феномен, уникальность которого до конца еще не изучена. Именно в оп ределенный исторический период возникли две, схожие и в то же время различные, среди подобных других республик, уникальные по своему типу развития, республики: Господин Великий Новгород и Венеция. За дадимся вопросом, благодаря каким механизмам была обеспечена жизне стойкость и процветание Великого Новгорода и Венеции?

Вопрос представляет определенный исторический, социальный, по литический и культурологический интерес.

В период становления Новгородской и Венецианской Республик то лерантная политика общества выступает как необходимое и вполне осоз нанное условие для выживания и развития. Возвышение и падение этих республик неразрывно связано с историческими процессами, происхо дившими в мире. Уникальность республик, возникших в силу сложив шихся обстоятельств – географического пространства, политики, соци ально-экономических факторов, были поставлены в условия выживаемо DOC_ID=237. 24.03.2009.

сти, которые требовали нового конструктивного решения, понимания ценности разнообразия в вопросах решения человеческих проблем, како выми были толерантность и компромисс. Толерантность как осознанное явление возникает объективно в ходе жизнедеятельности людей. Уни кальность толерантности как системы заключается в ее универсальности.

Характеристикой толерантности являются многофакторность, универ сальность и гуманизм;

факторами формирования толерантного общест ва – географический, полиэтничный, геополитический, экономический, социальный, политический, культурный, конфессиональный, психологи ческий фактор народа, а механизмы толерантности – воспитание, образо вание, законы.

Нас, в условиях современного мира, интересуют процессы, происхо дившие в столь далекое время, благодаря которым мы по-новому можем взглянуть и, возможно, переосмыслить процессы формирования совре менного общества, которые стали проблемными для мирового сообщест ва. Это связано с межнациональными отношениями в рамках единого государства, с отношениями между государствами, с мировым процессом глобализации. Поэтому мы постараемся рассмотреть этапы становления и развития этих республик, достигших точки наивысшего развития и по влиявших на историю, культуру не только Европы, но и всего мира. То лерантность, как сопутствующее явление развития локальных цивилиза ций, проходит все стадии развития и активно участвует в процессе рабо ты системы «Вызов – Ответ». Любая жизненная проблема рассматрива ется как «Вызов», решение ее, т. е. «Ответ», зависит от степени понима ния ценности разнообразия и участия в этом процессе толерантности, плюрализма и компромисса.

Венеция была сформировавшейся в средние века в Западной Европе республикой, по размеру равною колониальной империи. Владения Нов городской республики были не меньше, они простирались от Уральского хребта до Литовских и Польских земель, от морских просторов севера до Ростово-Суздальских границ. Похожими было геополитическое положе ние двух республик: республики были зажаты с обеих сторон крупными государствами. Новгородская Республика с северной стороны подверга лась опасности со стороны Ливонского ордена и Швеции, а с юга – тата ро-монголов, а Венецианская республика – с одной стороны Священной Римской империей, с другой – Византийской империей.

Республики, находясь во враждебном окружении, ищут пути выжи вания посредством политического, экономического и культурного взаи модействия. На основе демократического образования республик проис ходит поиск нового языка отношений – диалога, толерантности, плюра лизма и компромисса. Становление, развитие и возвышение республик, расположенных на перекрестке важнейших торговых путей (таких, как новгородский «из варяг в греки» и Волго-Балтийский путь, как венециан ский – на побережье Адриатического моря с выходом в Средиземное мо ре), определяется их географическим положением. Это с IX века опреде ляет занятия населения указанных государств ремеслами и торговлей, что способствует их политическому росту и экономическому обогащению.

Новгородские, так же как и венецианские купцы, считались самыми дея тельными и богатыми людьми в цивилизованном мире.

Возникновению процесса глобализации положила начало коммерче ская революция, когда рушатся границы, появляются новые торговые маршруты, когда купцы становятся народными дипломатами и послан никами мира. Политика тесно переплетается с экономикой, политические интересы способствуют установлению экономических взаимовыгодных отношений.

Главным для республик, расположенных на перекрестке торговых путей, было занятие торговлей. В IX и X вв. венецианские торговцы за няли прочное место на континентальных рынках, проникли в главнейшие центры Византии, Египта, Сирии и другие. Венецианские купцы получи ли право беспошлинной торговли в Константинополе, и для их поселения отводится целый квартал. Венецианские купцы беспрепятственно торгу ют с Родосом, Кипром и островами Эгейского моря. В 1204 году в руки венецианцев перешла вся византийская торговля и экономическое гла венство в Средиземноморье. Венеция получила столько земель, что ее дожу был присвоен титул «господин четверти и восьмой Римской импе рии», в ее руки перешел Крит, стоявший на скрещении наиболее значи тельных торговых путей того времени. Венеция стала хозяйкой всей Ад риатики, Ионических островов, Архипелага, Дарданелл, Мраморного и Черного морей, путей из Константинополя в Европу, установила связи с Малой Азией и Сирией.

Культурное пространство и культурная среда Венеции формировали национальные черты народа: предприимчивость, хитрость, растороп ность, мобильность.

Яков Буркгардт в своей книге «Культура Италии в эпоху Возрожде ния» пишет: «Граждане Венеции – стройные, белокурые люди, большей частью с коротко остриженными волосами, с осторожной поступью и обдуманной речью, мало различаются между собой одеждой и обраще нием»792.

Франсуа Декруазетт в книге «Повседневная Венеция», характеризует народ Венеции кротким и веселым. Монтескье считал венецианцев луч шим в мире народом. В 1765 г. Лаланд отмечает, что народ Венеции «мягкий и покладистый, кроткий, спокойный, и с ним легко договорить Буркгардт Я. Культура Италии в эпоху Возрожденя. Смоленск: Русич, 2002. С. 69.

ся», особенно он настаивает на том, что «нигде народ не пользуется та кой свободой, как в Венеции. Желания его совпадают с его возможно стями, а делает он только то, что желает». В 1782 г. цесаревич Павел, по бывавший в Венеции, высказал те же мысли – «Народ образует единую семью;

все в Венеции дышит уверенностью, чистотой и радостью»793.

Характеризуя народы, населявшие территорию Венеции и Новгорода, можно найти много общего – это и предприимчивость, и хитрость, и коммуникабельность, и мобильность, и открытость всему новому. Объе диняет и то обстоятельство, что народы были поставлены и социально, и политически в условия выживаемости. Развитие ремесел и занятие тор говлей объединяет их, а также способствует их развитию и подъему.

Новгородцы также успешно занимались торговлей. Они торговали с нем цами, Северным Кавказом, Средней Азией, Ираном, Византией и други ми странами Западной Европы. Из Новгорода, где был массовый охотни чий промысел (добывали морского зверя – моржа, тюленя и даже китов, а также пушнину), вывозили в основном меха. Пушнина долгое время вы полняла роль денег, это был главный предмет экспорта. Вывозили также воск, мед, лен, морские клыки, кожи. Привозили: вина, медь олово, оре хи, украшения, сушеные фрукты, сладости.

Благодаря торговле с викингами, в IX веке был проложен путь «из варяг в греки», который фактически положил начало Новгороду. В XII веке центром балтийской торговли становится остров Готланд с городом Висби (Швеция). В XII–XIV веке на острове существовало новгородское подворье с православной церковью, а готландцы поставили в Новгороде свою факторию. Уже в конце XI века в Новгороде была построена цер ковь св. Олафа для готландских купцов. Мирное и уважительное отноше ние к представителям других народов закреплялись договорами. Новго родцы, по указу Фридриха I Барбаросса, имели право беспошлинной тор говли в Любеке, а также свое русское поселение. Складывались новые отношения, как взаимодействие народов и культур, которые требовали способности к диалогу и взаимному пониманию и которые базировались на демократических принципах и толерантности. На территории Новго рода около Ярославова дворища существовала ганзейская контора (двор Святого Петра), включавшая в себя два торговых двора: Готский и Не мецкий. Оба двора были для проживания иноземных купцов, сначала голландских и немецких, а затем ганзейских. Они представляли собой большие усадьбы, обнесенные глухим бревенчатым тыном. На террито рии дворища находился храм и другие постройки. Около иноземного двора запрещались большие сходки народа, запрещалось биться на пал Декруазетт Фр. Повседневная Венеция во времена Гольдони. М.: Мол.

гвардия: Палимпсест, 2004. С. 163.

ках вблизи иноземного двора, чтобы не пострадали иноземные гости. На восемь шагов от двора запрещалось всякое строительство.

Толерантное отношение новгородцев к иноземным гостям было про диктовано правилами международной торговлей. Общение с иностран ными купцами требовало знания языков. Новгородцы бегло говорили на немецком языке, а способных к языкам молодых людей посылали на обу чение в другие страны. Формируется психологический образ народа. Это предприимчивость, способность к риску, непоседливость, хитрость и, конечно, трудолюбие и терпение. Наблюдается способность новгородцев к диалогу и принятию другой культуры.

Политическая структура Венецианской и Новгородской республик, возникшая на народовластии, привлекла к власти аристократию. Задолго до трудов Шарля Луи де Монтескье (1689–1755), который сформулиро вал принцип разделения властей, в средневековом Новгороде существо вали три ветви власти: представительная, исполнительная и судебная.

Подобного не было во всей Европе.

Уже в начале XII века Новгород становится боярской республикой. В Новгороде вече не было подлинным народовластием, фактическая власть принадлежала феодалам и городским верхам, однако оно предоставляло народным массам определенную возможность воздействовать на полити ческую жизнь. Новгородское вече владело законодательной и судебной властью. Исполнительной властью обладал князь. Вся новгородская об щественная жизнь была сосредоточена в руках патриарха. Новгородская епархия получила независимость от Киевской епархии в 1157 году. Нов городское вече само избирало владыку, митрополиту приходилось только посвятить избранного. В новгородской республике на основе народовла стия происходят демократические преобразования: как отстранение от самостоятельной власти князя и усиление власти архиепископа, который играет важную роль в духовной, политической и хозяйственной жизни города, и всей новгородской епархии.

Возникший в Новгороде обширный средний класс способствовал об разованию демократического строя. Вольные мужи новгородские имели право земельной собственности. Возник многочисленный класс мелких земельных собственников, именовавшихся своеземцами, которые на сво ей земле занимались сельским хозяйством или ремеслом. Надо сказать, что современные ученые указывают на существенную роль сельского хозяйства в экономическом развитии республики. (Как известно, в хозяй стве Венеции аграрная отрасль отсутствовала как таковая, но есть свиде тельства о попытках жителей, в определенных пределах, заниматься и сельским хозяйством, как например, остров Кьюджа на рубеже IX–X ве ков, который поставлял к дворцу дожа 60 кур и два судна нагруженных сеном.) К среднему классу относились и купцы, которые занимались рос товщичеством и торговлей. Надо сказать, что новгородцы были очень мобильны, они быстро переходили из одного состояния в другое, т. е.

быстро меняли вид деятельности.

Наряду с купцами (а торгом занимались все), в Новгороде большую часть населения составляли ремесленники, а в Венеции ремесленники составляли 1/5 жителей. В Новгороде работали лучшие оружейники, куз нецы, плотники. Славились новгородские ювелирные изделия и образцы ткацкого искусства.

В отличие от венецианцев, в Новгороде не успели сформироваться ремесленные цеха и гильдии, которые взрастили бы будущую буржуа зию, как в Западной Европе, и чем ускорили бы развитие капиталистиче ских отношений.

К XV веку окончательно оформилась политическая система Новго родской вечевой республики. Многоступенчатая система новгородского вече, демократизация всей политической структуры привели к прогрес сивному явлению – разделению властей. Налицо были три ветви власти:

представительная, исполнительная, судебная794. Вече владело законода тельной и судебной властью, исполнительной властью владел князь. Все высшие должностные лица были выборными. В период своего расцвета Новгородская республика являла собой высокий по тому времени обра зец правового государства не только для русских земель, но и для всей Европы795.


Благодаря социальной структуре, ведавшей коммунальным благоуст ройством города, настилались деревянные мостовые, а на территориях уса деб и вдоль улиц устанавливались различные системы дренажа и водоотво дов, позволявшие содержать город в чистоте. Новгород считался самым чис тым городом в Европе. Дальнейшее развитие социального института в Нов городе не имело развития. Новгородская республика прекратила свое суще ствование за два века до заката венецианской республики.

В Венеции изначально осуществлялась смешанная форма правления:

монархическая, аристократическая и демократическая, пропагандистом которой стал, философ нового времени, доиндустриального периода, Никколо Макиавелли (1469–1527). Изучив труды древних и опираясь на идеи Полибия, Макиавелли считал смешанную форму правления самой идеальной для государства. По Макиавелли государство возникает как результат взаимодействия различных социальных групп. Задолго до Ма киавелли таким государством стала Венецианская республика, где на блюдается монархическая, аристократическая и демократическая формы правления. На рубеже XI–XII вв. в Венеции приходит к власти Коммуна, осуществляющая волю народа. В целом, конечно, республика была оли Смирнов В. Великий Новгород в веках. М.: Вече, 2008. С. 50.

Там же. С. 80.

гархической. Но Коммуна контролирует общественно-политическую жизнь республики. Коммуна выступает в роли миротворца в период кон фликтных ситуаций, к примеру, в феврале 1143 года, когда конфликт вы звало «шествие братств (scole)» через город. Дож, Пьетро Полани был вынужден вызвать во дворец судей и мудрецов, которым на совете, уч режденном для спасения чести Родины и принесения ей пользы и для ее сохранения, народ давал клятву послушания. Новый дож, Доменико Мо росини, вступая в должность, приносил клятву народу, что рекомендовал делать всем последующим796.

Коммуна, получившая власть от народа лишала дожей монархиче ских привилегий. Народ ограничивал монархическую власть дожа, кото рый являлся верховным представителем Коммуны (государства). Комму на участвовала в важных делах, принимала решение о перемириях, за ключала договоры, санкционировала военные операции, ведала диплома тическими отношениями, ведала финансовыми вопросами. При этом нужно отметить, что в Венеции негативно относились к тирании, к еди ноличному правлению. В 1172 г. аристократические семьи создают Большой совет и берут под контроль всю жизнь республики. В дальней шем развивается и усовершенствуется политическая структура Венеции.

Патриарх, епископы и аббаты перестают принимать участие в политиче ских делах: так намечается одна из основных составляющих венециан ской политики – отделение церкви от государства797. Появляются в XIII веке Совет сорока и Сенат, а в XIV веке Коллегия. Вся работа правитель ства была направлена на устранение каких-либо конфликтов. Венеция получила прозвище наиспокойнейшей (итал. «Serenissima» переводится и как светлейшая, и как наиспокойнейшая), она никогда не знала граждан ской войны.

Население средневековой Венеции не превышало 140–160 тысяч че ловек, постоянно ощущалась нехватка рабочих рук, в том числе ремес ленников и матросов. Осуществлялся приток рабочей силы из Далмации, греческих островов Крит и Кипр. Число рабочей силы не превышало 1/ жителей города. Делились они на неквалифицированных и незащищен ных рабочих, и на ремесленников разных специальностей, которые с XIII века организовывались в корпорации и братства, над которыми осущест влялся контроль и защита.

Собственно венецианцами считались только «урожденные» жители Риальто, Градо, Кьоджи и Каварцере. Кто проживал в городе 15 лет, име ли право торговать в пределах города. Тому, кто прожил в городе 25 лет, позволялось торговать и за пределами Венеции. Они получали всю пол Оке Ж.-К. Средневековая Венеция. М.: Вече, 2006. С. 22.

Бек Кр. История Венеции. М.: Весь мир, 2002. С. 32-33.

ноту гражданских привилегий, приравнивались к числу «урожденных»

граждан и могли рассчитывать на защиту и покровительство государства.

Республика проявляла способность к диалогу, взаимопониманию. Власть республики уважала граждан, чья деятельность была направлена на бла госостояние и процветание отечества.

В Венеции развивались разнообразные ремесла: ткацкое, ювелирное, стеклодувное, кузнечное, плотницкое и др. Венеция славилась производ ством великолепных льняных полотен и достигла замечательного мас терства в искусстве окраски материалов. В Венеции изготавливали шелк, хлопчатобумажную бумазею и изысканные и ценные ткани из хлопка. В Константинополе особенно ценились пунцовые венецианские полотна.

Остров Бурано славился искусством плетения кружев, которыми украша ли свои праздничные туалеты вельможи в разных странах Европы. На острове Мурано развивался стеклодувный промысел, который славился во всем мире. Венеция славилась искусством кузнецов, которые выковы вали железные решетки для окон, шпаги и стрелы для лучников. Особен но ценными считались ремесла, связанные с судопроизводством.

Венеция отличалась от других городов Италии удивительным соци альным спокойствием. Заработки были относительно высоки.

Во избежание социальных обострений Республиканская Венеция ве ла политику сглаживания социальных противоречий между различными городскими сословиями. И жители города были довольны и счастливы.

Богатство не вносило неравенства, так как более ценились честь и добро детель. В городе приветствовалась скромность и добронравие, там не было пустых удовольствий и развращенности нравов: здоровый образ жизни не оставлял место порокам. Венецианцы подчинялись не королям, а разумным и справедливым законам798. Гуманность и забота «отцов го рода» заключалась в осуществлении социальной политики по отношению к гражданам Республики. Заслуги граждан вознаграждались пенсиями, а также осуществлялась социальная помощь государства народу, заключа лась она в обеспечении бесплатного или дешевого жилья, в недорогих лекарствах, в предоставлении посильной работы. Больницы вначале представляли собой приют. «Система больниц более удовлетворению социальных нужд, чем санитарных», т. е. лечению больных (Лучано Бо нуцци). Эта функция больниц усиливалась, так как основатели заведения предназначали его для членов своих братств. С XIII века по XV век коли чество богоугодных заведений увеличилось с 16 до 68. С XII по XIII века были построено 11 больниц, носивших имена Сан-Марко и других свя тых, для паломников, проходивших через Венецию. Когда паломничест во вышло из моды, из 52 больниц, построенных в период с XIV по XV Ионина Н. Венеция. М.: Вече, 2008. С. 40.

века, восемь предназначалось для бедных, четыре для больных, четырна дцать для женщин и четыре для моряков799. Старики имели право посе литься в том или ином приюте. Приюты были задуманы как коммуны, каждому члену такой коммуны отводилось жилище. Ткачи и другие ре месленники имели право на бесплатное жилье. Рабочие Арсенала с года проживали в так называемых народных домах за очень низкую пла ту. Дома эти были построены вокруг их места работы. В дни религиоз ных праздников лавки закрывались.

Демократизация общества осуществлялась также при помощи празд неств. Опирающийся на народные традиции, объединяющий венецианский народ, самым красочным и демократичным считался карнавал. Во время карнавала устраивалась для народа игра «во власть». Власть использовала праздник, как своеобразный клапан для выпуска народной энергии. Карна вальные праздничные недели, плавно переходили в церковные празднест ва, которые по своей обрядовой сущности так же опирались на народные традиции. Действа носили театрализованный характер.

Прогресс в обществе связан с развитием материальной и духовной культуры. Поиск новых форм взаимодействия осуществлялся на уровне политических, экономических и художественных связей. Христианская культура определила всю дальнейшую духовную жизнь народов респуб лик Новгорода и Венеции. Способность к восприятию и переосмыслению иной культуры способствовало возрождению, становлению и развитию венецианской и новгородской культуры.

Византия в роли миссионера «подарила» русским всю православную культуру. Древняя Русь переняла ее и переделала на свой лад все ее сто роны. К примеру, Ярослав I написал «Ярославову правду» на основе гре ческих законов, через принятие Русью православия, с целью отличия от уставов греческих, которые по принятии христианства имели такое силь ное влияние на юридический быт Руси.

Привнесенная христианством византийская культура дала новый им пульс для дальнейшего развития на новгородской земле всех видов ис кусств, образованию и развитию самобытной новгородской художест венной школы, которая стала достоянием мировой культуры.

Из Византии пришло каменное зодчество. Новгородская София – один из наиболее выдающихся памятников древнерусского зодчества, имеющий мировое значение. Однако архитектура в меньшей степени подверглась византивизации, чем живопись и литература. Главные иконы Софийского собора, созданные для алтарной преграды – «Спас Златая Риза» и «Святые апостолы Петр и Павел». «Спас Златая Риза» приписывается кисти грече ского царя Мануила. Она стала одной из прославленных святынь города и, Оке Ж.-К. Средневековая Венеция. С. 255–256.


возможно, служила храмовым образом Св. Софии. Икона «Святые Петр и Павел» написана византийским художником800. Византийский аскетизм нашел благодатную почву на русской земле. Благодаря греческим масте рам, работавшим в Новгороде, благодаря миссионерской деятельности греческих монахов, новгородцы имели достаточно конкретное представле ние о византийской культуре. Русские люди, преломив в своем сознании традиции византийского искусства, создают самобытное русское искусст во. В искусстве Новгорода переплелись черты местного и византийского стиля. В период предшествовавший завоеванию Руси татаро-монголами, Новгород, как и вся православная Русь, в духовном отношении является неотъемлемой частью византийского мира. Новгород всегда был готов к восприятию чужого опыта. Здесь охотно принимали мастеров из Византии и Балканских стран, о чем свидетельствуют письменные источники и про изведения искусств. Новгородцы любопытны и очень восприимчивы к ви зантийской культуре. Новгородские владыки поддерживали прямые связи с духовными иерархами Константинополя. Византийское влияние и рас пространение греческой живописи свидетельствуют о развитии религиоз ного сознания, связанного с интересом к мистической стороне византий ской духовности. XIV век считается временем расцвета новгородской культуры. В XIV веке укрепляются культурные контакты Новгорода с Ви зантией и Балканскими странами. В 1341 году византийские мастера пи шут иконы праздничного чина в главном храме Новгорода – Софийском соборе. В Детинце, в церкви Входа в Иерусалим, расписывает стены грече ский мастер Исайя (1338–1339). В Новгороде останавливается и расписы вает храм Спаса на Ильине улице прославленный византиец Феофан Грек801. Вторую половину XIV века принято считать периодом расцвета стенной живописи (фрески). В Новгородских храмах создаются фресковые ансамбли. Для работы привлекаются талантливые мастера, которые демон стрируют высокое мастерство.

Италия, восприняла от Византии культурно-художественные тради ции, привнеся в них свой присущий только ей, национальный колорит.

Для правильного освещения византийских влияний на Италию VI–X ве ков очень важно иметь всегда в виду, что византийское искусство обла дало двумя аспектами: чисто византийскими и восточнохристианскими.

И на разных этапах развития Италия брала то, что ей было ближе по ду ху. В VI–VII века ей больше импонировало придворное искусство столи цы, в VIII–X вв. – восточнохристианское искусство, глубоко коренив шееся в народной почве.

Вилинбахова Т. Новгородская икона. СПб.: Аврора, 2006. С. 12–15.

Там же. С. 30.

Многие поколения безвестных мастеров вложили свой труд и талант в строительство, и украшение «золотой базилики», собора Сан Марка.

Основная идея колоссального сооружения – идея триумфа Венецианской республики. Главный храм города-государства создавали и византийские, и венецианские мастера. Предположительно, это грандиозное здание строилось по образцу не сохранившейся церкви Двенадцати апостолов в Константинополе. Здесь наглядно прослеживается преемственность ви зантийской художественной культуры венецианцами. Сначала строи тельством собора св. Марка руководили византийские зодчие, с ними работали на равных правах венецианцы, которые потом научились рабо тать самостоятельно. Его основная конструкция – византийская. Собор имеет крестообразный план и увенчан пятью куполами на прорезанных окнами барабанах802.

Создание основных мозаичных циклов происходило в три периода:

XI, XII–XIII и XIV века. По ним можно проследить, как постепенно скла дывалась самостоятельная венецианская художественная школа: от суро вых византийских мозаик апсиды (ХI в.) и грандиозных купольных цик лов, сохраняющих византийскую строгость (ХII в.), до повествователь ных, еще условных, но напыщенных множеством жизненных деталей композиций атриума (ХIII в.) и баптистерия (ХIV в.)803. Собор св. Марка является наиболее ярким выражением венецианско-византийского стиля.

Культура Христианской религии, обращенная к внутреннему миру человека, воспринятая Венецией и Новгородом, заставила пересмотреть взаимоотношения классов и сословий во внутренней политике поведе ния, а также по-новому взглянуть на вопросы внешней политики. Прив несенная из религиозной культуры толерантность подразумевает и тер пимость, и сотрудничество, и гуманное отношение к человеку. Проявле ние толерантности, к культуре народов населяющих территории респуб лик, несет в себе наивысший заряд демократизации общества. Итогом стали, Конституция, принятая в Венеции и просуществовавшая, с незна чительными поправками, пять веков, а в Новгороде политическая струк тура власти, достигшая наивысшего образца политической культуры для всей Европы.

Исключительность населения республики заключается в том, что объединенные общей целью и исторической судьбой, находясь в уни кальных географических условиях, образуется субэтнос, в характеристи ке которого Лев Николаевич Гумилев, подчеркивает его исключительное назначение, которое заключается в поддержке этнического единства пу тем внутреннего неантагонистического соперничества (показатель толе Всеволожская С. Н. Венеция. М.: Искусство,1970. С. 23–24.

Там же. С. 34–36.

рантного поведения), являющегося органической деталью механизма этнической системы, возникающей в процессе этнического становления, или этногенеза. Сам по себе этнос (по Л. Н. Гумилеву) способен к само регуляции, а, следовательно, посильному выбору решений, чтобы под держать свое существование, а, следовательно, он толерантен.

Значимость толерантности характеризуется осознанным отношением к окружающей действительности и созданием условий для выживания и дальнейшего развития.

Истоки толерантности венецианцев следует искать в истории италь янского народа. Программа поведения римлян отражена у Вергилия в незавершенной эпической поэме «Энеида» (книга 6): «Вы римляне, должны запомнить, что вам надлежит вести народы силой вашего авто ритета. Используйте все свое умение, чтобы насадить эту традицию мир ным путем, проявляйте милосердие к тем, его вы завоевали, а против надменных ведите войну до тех пор, пока они не будут посрамлены». В 89 году до н. э. «ради прекращения внутренних войн римляне идут на уступки в вопросе гражданства, предоставив полные права «италийским союзникам» – тем из них кто сложил оружие»804. Более того, в 997 году был принят закон, осуждающий подстрекательство к мятежу, отражаю щий общее стремление населения к миру.

Начиная со времени поселения на островах лагуны, прослеживается последовательность действий жителей, направленная на взаимодействие и сотрудничество различных этносов. Полиэтничный состав Венеции, где проживали итальянцы, греки, немцы, славяне, армяне, евреи, арабы, тур ки, хорваты, грузины – показатель толерантного отношения населения друг к другу, который способствовал миру, культурному и общественно му процветанию, благоденствию ее жителей. Конструктивное взаимодей ствие социальных групп с различными ценностями, этническими, рели гиозными и политическими ориентирами может быть достигнуто на об щей платформе социальных норм толерантного поведения и навыков межкультурного взаимодействия805. Политика толерантного поведения способствовала укреплению венецианской республики. Толерантность рассматривается как добрососедство. В Венеции проживающие народы не преследовались по конфессиональной принадлежности. На островах лагуны строились храмы и монастыри иных религий. К примеру, заселе ние евреями осуществлялось с XIII века, они приехали из разных уголков Европы – Германии, Испании, Франции и с Ближнего Востока. Было много купцов из немецких ганзейских городов. Евреи были приглашен ным народом. Когда приток евреев усилился, Венецианский сенат заклю Китс Дж. История Италии. М.: Астрель, 2007. С. 13.

URL: http://bank.orenipk.ru/Text/t43_26.htm.

чил договор с еврейской общиной о трехлетнем сроке проживания евре ев, но затем он был продлен до десяти лет. По окончании этого срока ев реи изгонялись. (Исключение составляли врачи.) Терпимое отношение к евреям объяснялось экономическими причинами. Так как среди евреев много было купцов и ростовщиков, то они своей деятельностью помога ли Венеции выходит из экономических кризисов. Евреи занимались рос товщичеством, по договору с Сенатом они открывали ссудные кассы и под небольшой процент давали займы беднякам. Кроме того, среди евре ев было много образованных и полезных республике людей – врачей, музыкантов. На протяжении всего XV века евреи то приглашались, то изгонялись. В зависимости от состояния экономики Венеции806. На при мере еврейского народа прослеживается гибкость венецианских полити ков, способность к компромиссу и диалогу с учетом получения большой материальной и культурной выгоды. Сенат умело использовал евреев в периоды экономического и социального кризисов. Сама жизнь учила ве нецианцев толерантности, плюрализму и компромиссу.

В Венеции дож в своем лице олицетворял и монархическую власть, и демократическую, но венецианский дож избирался пожизненно, он был военачальником и главой, а в Новгороде посадник (глава города) изби рался ежегодно, а затем и каждые полгода, при наличии князя – воена чальника. Учитывая сформировавшийся в Новгороде принцип разделе ния властей, можно говорить, что Новгород по своему политическому устройству был значительно демократичнее Венеции.

Наивысший подъем художественной культуры Новгорода, когда он получил название Великий, связан с XIV столетием. Развиваются искус ства, строятся храмы. К XV веку окончательно оформилась политическая структура Новгородской вечевой республики – сформировался принцип разделения властей, налицо были три ветви власти: представительная, исполнительная, судебная.

Новгородская республика также решила самый главный для кресть янства земельный вопрос. Крестьяне могли приобрести землю в собст венность и заниматься на ней сельскохозяйственной или ремесленной работай. Великий Новгород по своему положению стал вровень с евро пейскими городами и государствами.

Эпохой перелома в истории Новгородской республики является вто рая половина XV века. Согласно цивилизационной системе надлом сви детельствует о появлении враждебной группы внутри элиты. Под распа дом подразумевается деградация правящего класса, который перестает интересоваться государственными делами, а занимается личным обога Василенко М. Другая Венеция. URL: http: www.lecxaim.ru/ARHIV/170/ venezia.htm.

щением и интригами. Для новгородской «литовской партии», которая опиралась на боярско-олигархическую знать, были чужды интересы на рода. К тому же новгородцы не могли стать отступниками и предателями христианской веры. Пятнадцатое столетие ознаменовано постоянно на растающим противостоянием правящей элиты Новгорода и обличающих ее «неправды» городских низов (налицо социальные конфликты), низы искали правды и поддержки у великого князя. Усиление централизован ной власти Руси и ее стремление подчинить себе Новгород приводит к падению Новгородской республики и присоединению ее территорий к Москве. Собственно именно противоборство политических партий Нов городской республики не раз ставили государство на грань гражданской войны, а в XV веке привело к падению республики.

В Венеции же на генетическом уровне была заложена программа то лерантности, так как давал знать о себе исторический опыт потрясений Римской империи. К первой половине XV века относится период наи высшего расцвета Венецианской республики. К Венеции отходит Далма ция, Албания, Аргос, Афины, Патры, Мистру, Фессалоники, острова Греции и др. Вторая половина XV века явилась переломным этапом в экономическом благополучии Республики, что связано с продолжитель ным периодом войн с турками после взятия ими Константинополя в году, а также открытием португальцами новых торговых путей, когда кончилась венецианская монополия в восточной торговле.

Общим для обеих республик было то, что они располагались на пере крестке торговых путей, и что ни в Новгороде, ни в Венеции не было крупных землевладельцев (по разным причинам – в Новгороде из-за ску дости земли, а в Венеции из-за отсутствия земли). Обе республики сфор мировались в начале XII века. Они достигли расцвета за счет внутренней и внешней торговли. Правда, в Новгороде существенным фактором раз вития являлись занятия аграрным хозяйством и скотоводством. По силе влияния церкви в республике Новгород сравнивают с Ватиканом, а по структуре политической власти с Венецией.

Венецианская республика просуществовала V веков, в отличие от Новгородской республики, которая, без малого – три столетия. Причем, Венецианская республика уже имела многовековой исторический опыт римской гражданственности, на который могла опереться. В Новгород ской республике институты гражданственности только зарождались. Од нако по своему политическому устройству республика стала самым пра вовым государством в Европе. Рознило эти две республики, пожалуй, еще и то, что в Венеции не было таких даров природы севера, как в Нов городе. А главное, что их объединяет, это то, что расцвет и благоденствие республик осуществились благодаря мудрой, толерантной политике, ко торая оказалась единственно верным и необходимым средством.

Опыт ремесленно-торговых республик Новгорода и Венеции в облас ти развития торгово-экономических, политических и культурных отно шений на несколько веков вперед определил дальнейшее развитие Запад ной Европы.

Обращаясь к истории культуры народов, человечество пытается най ти ответы на назревшие вопросы сегодняшнего дня.

Сведения об авторах Аброзе Е. А., кандидат культурологии, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Александров И. Ю. кандидат философских наук, доцент кафедры межкультурных коммуникаций, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Антонова М. С., кандидат исторических наук, доцент, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Арутюнян Ю. И., доцент, преподаватель, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Бейсенова Г. А., кандидат философских наук, Казахский университет международ ных отношений и мировых языков имени Абылай хана, КазУМОиМя, г. Алматы, Казахстан Боголюбова Н. М., кандидат исторических наук, доцент, Санкт-Петербургский го сударственный университет, Санкт-Петербург Борзова Е. П., доктор философских наук, профессор, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Бурдукова И. И., доктор философских наук, профессор, СПбГУКИ, Санкт Петербург Вальдман И. А.

Ватман С. В., кандидат философских наук, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Воронина Е. В., кандидат экономических наук, доцент Голиков А. К., кандидат философских наук, профессор, Балтийский институт ино странных языков и международного сотрудничества, БИИЯМС, Санкт Петербург Джавадова В. Ч., СПбГУКИ, Санкт-Петербург Иванова А. В.

Иконникова С. Н., доктор философских наук, профессор, СПбГУКИ, Санкт Петербург Камовникова Н. Е., кандидат филологических наук, доцент кафедры межкультур ных коммуникаций, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Клевцов П. Б., кандидат философских наук, доцент, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Козлова Е.

Кондаков И. В., профессор, Российский государственный гуманитарный универси тет, РГГУ, Москва Кружевникова А. А.

Куклинова И. А., кандидат культурологии, доцент, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Лебедев А. А., кандидат философских наук, доцент, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Мастеница Е. Н., кандидат исторических наук, доцент кафедры музееведения и экскурсоведения, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Менжинская Н. К., СПбГУКИ, Санкт-Петербург Меньшикова Е. Р., кандидат культурологии Механикова О. Л., СПбГУКИ, Санкт-Петербург Мухин А. С., кандидат философских наук, преподаватель, СПбГУКИ, Санкт Петербург Невская Т. Н., СПбГУКИ, Санкт-Петербург Никифорова С. О., кандидат педагогических наук, доцент Николаева Е. А.

Николаева Ю. В.

Никонова С. Б., кандидат философских наук, доцент Носова И. Л.

Полотовская И. Л., кандидат филологических наук, доцент, СПбГУКИ, Санкт Петербург Посадский А. В., кандидат философских наук, преподаватель, СПбГУКИ, Санкт Петербург Посадский С. В., кандидат философских наук, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Русакова Л. М.

Садыхова А. А., кандидат философских наук, доцент, Северо-Западная академия государственной службы, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург Селентьева Д. О., кандидат философских наук, доцент, Балтийский институт ино странных языков и международного сотрудничества, БИИЯМС, Санкт Петербург Серов Н. В., доктор культурологии, профессор, Санкт-Петербургский государст венный институт психологии и социальной работы, СПбГИПСР, Санкт Петербург Синельникова Е. С., студентка III курса факультета психологии, Санкт Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург Синельникова С. С. кандидат философских наук, доцент, СПбГУКИ, Санкт Петербург Сипунова Н. Н., старший преподаватель, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Соколова А. С.

Сорокин И. А., Российский государственный гуманитарный университет, РГГУ, Москва Спиридонова Ю. В., соискатель кафедры музееведения и экскурсоведения, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Султанов А. Р., Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов, СПбГУП, Санкт-Петербург Суртаева А. В., старший преподаватель кафедры межкультурных коммуникаций, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Тарасова О. И., кандидат искусствоведения, доцент кафедры религиоведения Елец кого государственного университета им. И. А. Бунина, г. Елецк, Липецкая об ласть Тетдоева А. С., кандидат культурологии, доцент, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Третьякова И. А., кандидат философских наук, доцент кафедры философии, Санкт Петербургский государственный университет информационных технологий механики и оптики, СПбГИТМО, Санкт-Петербург Хилтухина Е. Г., доктор философских наук, профессор кафедры культурологии Московского государственного института электроники и математики (Техни ческий университет) МГИЭМ, Москва Хмельницкая И. И., СПбГУКИ, Санкт-Петербург Цугба А.

Чубукова Е. И., доктор философских наук, доцент кафедры философии Санкт Петербургского государственного университета экономики и финансов, СПбГУЭиФ, Санкт-Петербург Шастина Т. В., кандидат педагогических наук, доцент кафедры русского народного песенного искусства, СПбГУКИ, Санкт-Петербург Труды Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств • Том СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖКУЛЬТУРНЫХ КОММУНИКАЦИЙ Выпуск 4. Восток–Запад Сборник статей Р е д а к т о р: Е. И. С о к о л о в а К о м п ь ю т е р н а я п о д г о т о в к а: Л. В. Х м ы л о в а О р и г и н а л - м а к е т: М. Е. Л и с о в с к а я О б л о ж к а: С. А. В л а д и м и р о в а Подписано в печать 10.05.2010. Формат 60901/16.

Усл. печ. л. 31. Уч.-изд. л. 31. Тир. 300. Зак..

ФГОУВПО «Санкт-Петербургский гос. ун-т культуры и искусств»

191186. Санкт-Петербург. Дворцовая наб., 2. Тел. 312 85 Отпечатано с готового оригинал-макета в типографии Издательства Политехнического университета.

195251, Санкт-Петербург, Политехническая ул.,

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.