авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |

«Труды • Том 190 Министерство культуры Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств ...»

-- [ Страница 7 ] --

Прогрессивные информационные и организационно-деятельностные тех нологии, причастность широкого круга людей к решению проблем в раз личных сферах жизнедеятельности предполагает необходимость реали зации коммуникативных возможностей человека и повышения их эффек тивности. На современном этапе общественного развития формирование коммуникативных способностей имеет глобальное значение, поскольку человеческая жизнедеятельность немыслима без общения людей друг с другом, ее качество и результат во многом определяются соответствую щим уровнем отношений в социуме. Наряду с экономикой и политикой процессы современной коммуникации являются одним из важнейших факторов регуляции взаимоотношений между субъектами социума на всех его уровнях Интеграция России в европейские и общемировые процессы обусло вила проблему освоения культурных особенностей других стран. Вхож дение в общее пространство невозможно без освоения его культурного контекста, а это требует достижения понимания между носителями раз личной культуры. В то же время следует учитывать и тот факт, что взаи модействие стран и народов приобретает сегодня не только все более открытый, но и вместе с тем противоречивый характер. Все это расширя ет практические потребности межкультурной коммуникации, задает на правление новых теоретических поисков, приводит к переосмыслению традиционных идей.

В современных условиях, характеризующихся увеличением темпов глоба лизации и интеграции всех жизненных процессов и явлений, с одной стороны, и стремлением к обособлению национальных культур, с другой, – особое значение приобретает проблема взаимоотношений представителей различных культур ных сообществ. Восприятие культурного многообразия и культурных различий ведет к пониманию необходимости равноправного диалога, основной задачей которого является обеспечение гуманных взаимоотношений представителей разных национальных культур, принятие принципов терпимости и культурного плюрализма. Приоритетными становятся установление взаимопонимания между народами, обеспечение доступа к многообразию мировой полити ки и культуры, т. е. расширяющиеся международные контакты актуали зируют межкультурную коммуникацию270.

Диалог культур, процессы межкультурного взаимодействия или культурные обмены наблюдаются на протяжении всей мировой истории.

Они проявлялись либо в простом влиянии инородных культурных эле ментов на определенную культуру, стимулирующем ее развитие, либо в ассимиляции, любо во взаимном усвоении различных составляющих со цио-культурных моделей культур, входящих в соприкосновение.

При взаимодействии культур наблюдается процесс культурного рос та, вызванный приливом новых форм искусства, техник, знаний, идей и т. д. Культуры как бы учатся друг у друга, обмениваются мыслями, взглядами. Этот процесс можно сравнить с процессом социализации от дельных индивидов общества, где каждый его член с возрастом заимст вует что-то у других, старших и опытных. Когда у данного индивида складывается определенная система ценностей, когда он становится Лич ностью, тогда он вступает в диалог с другими личностями, тогда он вно сит свои идеи и предложения, выработанные им самим, и может влиять на других. То же самое и с культурами, – когда отдельно взятая социаль ная группа находится в процессе формулирования своих культурных пат тернов, она вольно или невольно будет брать близкие себе системы цен ностей у других групп прошлого или настоящего. Далее, при создании уже вполне целостного типа культуры эта, социо-культурная группа, или культура, начинает проявлять активность или продолжать развиваться.

При этом она вступает во взаимодействие с другими культурами родст венными или враждебными ей. Родственные культуры дают ей новые стимулы, новые идеи, поддерживают ее в своем развитии, а чужие в свою Аванесова Г. А. Культурно-цивилизационные взаимодействия в условиях глобализации // Культура в современном мире: опыт, проблемы, решения: науч. информ. сб. М.: Изд-во РГБ, 2002. Вып. 3. С. 3–33.

очередь заставляют ее отвечать на критику, тем самым вырабатывая «ан титела», делающие культуру более стойкой и устойчивой.

Взаимодействие определяется как всеобщая форма связи и явлений, осуществляющаяся в их взаимном изменении. Методология взаимодей ствия культур, в частности диалога культур, была разработана в трудах М. М. Бахтина. Диалог по Бахтину – это взаимопонимание участвующих в этом процессе и в то же время сохранение своего мнения, своей пози ции: «проникновение в другого (слияние с ним) и сохранение дистанции (своего места)»271. Диалог – это всегда развитие, взаимодействие. Это всегда объединение, а не разложение. Диалог – показатель общей культу ры общества. По Бахтину каждая культура живет только в вопрошании другой культуры, великие явления в культуре рождаются только в диало ге различных культур, только в точке их пересечения. Способность одной культуры осваивать достижения другой – один из источников ее жизне деятельности.

В наши дни диалог как форма коммуникации, человеческого обще ния заявляет о себе как об одной из глобальных проблем современности.

При всей важности диалога в сфере межкультурных контактов его, диа лог, не следует ни упрощать, ни, тем более, идеализировать.

Прежде всего, само понятие «диалог» в истории человеческой мысли далеко не однозначно. В древнегреческой философии (Сократ и его шко ла) диалог – это всегда разговор двоих, спор, в ходе которого рождалась истина. При этом предполагалось, что каждый из участников спора обла дает не полной, но какой-то частью истины. По-разному оценивали роль диалога философы нового времени. Так, Л. Фейербах и С. Кьеркегор кри тиковали вывод Гегеля о диалоге как ступени к абсолютному единству.

Кьеркегор был убежден в трагическом одиночестве каждого человека и, следовательно, никакой диалог не может его преодолеть, каждый человек так и остается в состоянии своей не преодолимой единичности.

Диалог приводит к взаимопониманию, он создает как бы общее смы словое поле, но не единое мнение.

Следовательно, для подлинного раскрытия всех культурных смыслов и ценностей, которые находятся в сжатом виде, необходимо их взаимо действие с несколькими культурами. И чем больше будет культур, с ко торыми будет установлен диалог, тем полнее выразится данная культура в процессе мировой истории.

Межкультурное взаимодействие может не только стимулировать об щающиеся культуры, но и способствовать раскрытию их глубинных смыслов. Однако нельзя исключать и опасности неправильного понима ния культурного наследия, манипуляции им в целях использования в Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. С. 223.

структуре собственных паттернов. Для снижения риска (однако, к сожа лению не исключая его полностью) в искажении отдельной культуры и необходим диалог с другими культурами, при том не через посредника, а при непосредственном контакте. Только так можно лучше понять все то, что хотели сказать представители той культуры. Иными словами, наи лучшего результата можно добиться при наличии культурного полилога.

Такое понимание проблемы существенно и для характеристики меж культурных связей различных народов и стран. Они приводят к взаимо пониманию, к новым ориентациям в национальных культурах, но не к абсолютному совпадению идей, ценностей, традиций. Ценность диалога, таким образом, в его противостоянии как конфликтам, так и полной изо ляции культур.

Проблема многообразных контактов между странами, народами и их культурами была и остается предметом острых теоретических дискуссий, что свидетельствует о том, что эта проблема не отвлеченная, не узко академическая, а животрепещущая, непосредственно затрагивающая ин тересы различных групп и слоев общества.

Межкультурные контакты способствуют ускорению развития от дельных народов и целых регионов.

Проблему ускорения развития мысли нельзя, как это подчас имеет место в литературе, регионально ограничивать только сферой Востока, считать необходимость ускорения – «выходом из отсталости». Конечно, эта задача попутно решается в процессе ускорения, но она далеко не единственная. Ускорение развития культур отдельных народов, именно благодаря ее международным связям, является общей закономерностью развития.

Закономерность ускорения определяется неравномерностью самого развития культур. В силу многих объективных причин и условий культу ра того или иного народа в тех или иных своих областях может отставать от соседних или вообще других народов. На определенной ступени об щественного развития возникает потребность (и складываются опреде ленные возможности) для того, чтобы восполнить исторический пробел.

При этом происходит интенсивное использование достижений культуры других народов.

В истории мировой цивилизации мы можем встретить культуры, ко торые являются как монологичными, так и диалогичными. Как показыва ет исследование культуры Петербурга, она является диалогичой.

Каждая отдельная культура, составляющая единство в диалогичной культуре, помогает разобраться в присущих им собственных противоре чиях, рожденных, быть может, теми же противоречивыми культурными моделями, которые взаимодействуют в синтетической системе. Так, на пример, если рассматривать в целом русскую культуру 18 века, то, учи тывая влияние итальянской культуры, в нее опосредованно вошло насле дие Ренессанса, Античности, Средневековья. Таким образом, при иссле довании феномена межкультурного взаимодействия следует учитывать и факт того, между какими культурами происходит общение: монологич ными и диалогичными. Необходимо принимать во внимание также и во прос о расположенности культур к диалогу вообще, насколько они от крыты для других.

Без знания, глубокого осмысления и изучения творческих контактов представителей многообразных культур, особенно в пространстве евро пейской культуры нового и новейшего времени, уже невозможно пред ставить и объективно оценить эволюцию разных видов и жанров культу ры европейской страны нашего континента, в том числе и России. Чем интенсивнее и активнее русская культура взаимодействовала с другими европейскими культурами, традициями, тем глубже и яснее познавала она самое себя, утверждала свое национальное своеобразие и специфику.

Знание культурных традиций других народов и особенностей их взаимодействия непосредственно влияют на межгосударственные и меж дународные отношения, становятся залогом их успешных и плодотвор ных контактов. Важность понимания этого феномена и проблематика межкультурной коммуникации не стоит в стороне от происходящих из менений. Межкультурное взаимодействие соединяет и разрушает нацио нальные традиции, создавая новые традиции и формообразования куль туры. Глобализация как феномен современного развития социокультур ного пространства характеризует переход к новому мировому порядку, новой системе отношений, в корне меняющей веками складывающуюся упорядоченность общения между людьми.

Следует отметить, что межкультурная коммуникация может нести не только положительный результат: часто в ходе культурного взаимодей ствия происходит столкновение культур. Любая форма коммуникации осуществляется, в частности, посредством кодирования и декодирования.

Кодирование происходит в самой культуре на основе сложившейся в ней системы ценностных, нравственных установок, традиций, обычаев. Деко дирование происходит путем семиотического анализа поступившей извне информации.

Так, современные специалисты по семиотике утверждают, что чтение текста аналогично его сопоставлению с соответствующими «кодами», и рассматривают общение как процесс, включающий «кодирование» и «раскодирование». Русско-американский ученый Роман Якобсон был одним из первых ученых, предложивших модель коммуникации, которая выходила за рамки простой передачи словесной информации. Он указал на важность кодов и социального контекста коммуникации272. Итальян ский философ Умберто Эко сделал следующий шаг, предположив, что субъекты, участвующие в коммуникации, могут использовать различные коды при кодировании и раскодировании словесных сообщений273.

Специалисты по семиотике, включая известного советского ученого Ю. М. Лотмана, разработали идею о неполном соответствии друг другу говорящего и слушающего субъектов. Данная мысль в применении к сфере международных отношений может означать критические различия между международными субъектами, которые «общаются», но не всегда полностью «понимают» друг друга ввиду различий в их интерпретацион ных кодах274.

Таким образом, представители разных культур могут не понимать друг друга, что несет в себе потенциальную опасность конфликта. Эту ситуацию можно наблюдать в иммигрантской среде, в многонациональ ных государствах, а также в международных отношениях.

Однако диалог культур является одним из важнейших факторов межгосударственных и межнациональных отношений. Несмотря на стремительный процесс глобализации и на возрастающую скорость пе редачи информации в мире, культурный и религиозный аспект до сих пор играет существенную роль во взаимодействии между людьми и группами людей.

Рассматриваемый как неотъемлемая часть всемирно-исторического процесса, диалог культур и цивилизаций определяется как «порождаю щее взаимодействие», результатом которого является возникновение но вых культурных феноменов, усвоение и творческая переработка ценно стей и достижений других культур и цивилизаций на основе их совмеще ния со своими собственными культурными и цивилизационными тради циями.

Зевелев И. А., Троицкий М. А. Сила и влияние в американо-росийских от ношнеиях: семиотич. анализ. М., 2006. С. 8.

Eco U. A Theory of Semiotics. Bloomington: Indiana Univ. Press, 1976. Р. 48.

Зевелев И. А., Троицкий М. А. Сила и влияние в американо-росийских от ношнеиях. С. 13.

И. Л. Полотовская Россия и Азиатско-Тихоокеанский регион:

информационные ресурсы Русского Зарубежья В многолетнем взаимосуществовании России и Китая важное место занимает Русское Зарубежье (РЗ). Восточное направление послереволюци онной российской эмиграции, как правило, первой волны (с конца 1922 г.) образовало многоаспектный феномен РЗ в Азиатско-Тихоокеанском Ре гионе (АТР), имеющий своеобразный генезис. Действительно, дальнево сточная эмиграция (насчитывающая, по мнению большинства исследова телей, около 250 тыс. человек) оказалась по социальному статусу значи тельно демократичнее западной, а потому – большинство ее представите лей было материально незащищенным, к тому же в эмиграции представля ло собой дешевую рабочую силу, не будучи профессионально подготов ленным. По этническому составу многонациональная, российская эмигра ция, оказавшись в странах Дальнего Востока в незнакомой культурной си туации, с большими психологическими затратами преодолевала языковой барьер и другие сложности адаптации. Чуждость среды обитания усугуб лялась большим политическим бесправием дальневосточных эмигрантов, нежели в Европе. И, наконец, восточную ветвь русской эмиграции, в зна чительной степени – бывших представителей «белого» движения, отличало такое политическое заблуждение как возможность вооруженного выступ ления против советской России.

Русские в Китае – тоже особое явление. С одной стороны – становле ние русской колонии в Харбине с 1898 г., благодаря началу строительст ва КВЖД, распространение русской торговли в Маньчжурии в конце ХIХ – начала ХХ в.;

гражданская война в Сибири и массовый исход бе женцев.

С другой – образование в 1949 г. Китайской Народной Республики (КНР) и передача Советским Союзом в 1952 г. железной дороги новому Китаю (что принято считать началом конца «русского Харбина»). Эти обстоятельства явились причиной так называемой вторичной эмиграции, уже из КНР, и способствовали, в значительной степени, распространению российской диаспоры, а значит, и РЗ по многим странам АТР. В под тверждение этого положения приведу австралийское издание альманаха «Русские харбинцы в Австралии», приуроченное к 100-летию Харбина (1898–1998), города, давшего многим возможность «жить вне России по русски». Альманах содержит воспоминания и литературные опыты хар бинцев, биографии и фотопортреты ученых и инженеров, врачей и юри стов, востоковедов, священнослужителей, педагогов;

дает представление о театральной и музыкальной жизни города.

Как известно, научная жизнь русской эмиграции в Китае 20–40-е гг. бы ла богатой и разнообразной. В «русском Китае» работали отделения и фи лиалы большинства из существующих русских академических организаций за рубежом: технические, краеведческие (от китаеведения до общей ориен талистики), юридические, исторические (в частности, евразийские).

Особое место занимает Общество изучение маньчжурского края в Харбине и Музей этого Общества;

хотя его деятельность носила, скорее, этнографический или краеведческий характер, собрание Музея в значи тельной степени отражало жизнь и быт российского зарубежья. Возник новение Музея относится к 1923 г., времени празднования 25-летия нача ла строительства КВЖД (торжественное празднование было вполне оп равдано, поскольку процветание Северной Маньчжурии впрямую зависе ло от железной дороги как артерии социального развития края). В орга низации юбилейной выставки, наряду с китайскими, приняли активное участие многие русские люди: ботаник Б. В. Скворцов, геолог Э. Э.

Анерт, историки и этнографы А. М. Баранов, П. В. Шкурников и др. В дальнейшем, именно на основе богатейшей выставочной экспозиции и стал создаваться Музей, в связи с чем началась и научная работа русских ученых.

Общество изучения маньчжурского края состояло из нескольких сек ций, в частности – культурного развития края и редакционно – издатель ской. Таким образом, обширная издательская деятельность РЗ, начавшая ся в Китае с 20-х гг., нашла отражение работе этих двух секций. В Китае успешно работали русскоязычные издательства, в которых печатались, кстати, книги не только русских эмигрантов, но и европейских диаспор (поскольку местная рабочая сила была много дешевле, нежели в Европе);

выходили многочисленные альманахи, журналы и газеты. В основных китайских центрах русского рассеяния были открыты библиотеки и была довольно широкая сеть книжной торговли. Здесь уместно вспомнить книжное дело Виктора Камкина. Петербуржец Виктор Петрович Камкин (1902–1974) известен тем, что создал самый известный и крупнейший магазин русской книги за пределами России. И хотя это произошло в Вашингтоне, начинал Камкин в Харбине, продолжил в Шанхае275. Авто рами товарищества «Книгоиздательство А. П. Малык и В. П. Камкин» в Шанхае с 1932 г., за несколько лет его существования, стали такие писа тели Русского Зарубежья, как Л. Арнольдов (гл. редактор «Шанхайских В. Камкин оказывается в Америке, куда «убегает» из коммунистического Китая. Его судьба являет собой яркий пример «вторичного» русского эмигранта, не принявшего Октябрьскую революцию. См. подробнее: Полотовская И. Л.

Виктор Камкин – петербургский книжник Русского Зарубежья // Трибуна русской мысли. 2003. № 2. С. 146–151.

зорь»), Е. Архангельская, Б. Дальний, Б. Ильвов, Н. Колесников, П. Ля пидовский, А. Макеев, А. Несмелов, А. Пантелеев, Петерец В., Петров, А. Реми, П. Северный, Н. Соломбин, Е. Б. Суворин (бывший редактор газеты «Время»), Б. Уваров.

В Харбине и Шанхае плодотворно работали русские писатели и по эты, и первая «страница» восточного литературного РЗ – знаменитая хар бинская «Чураевка». Это – В. Перелешин, А. Несмелов, Ачаир, Ив. Ела гин и многие другие, которые потом разъехались, практически, по всем материкам.

Возможно, не все знают, что в Шанхае работал отдел Народно Трудового Союза. По названным выше причинам, на рубеже 40–50-х гг.

Отдел перенес свою деятельность в Австралию, Северную и Южную Америку, на Филиппины, а в 50-е гг., кроме этих стран, вполне успешно работал в Корее, Японии, Вьетнаме и на Тайване.

Напомню, что основной издательский центр РЗ в АТР – Китай, а именно – Харбин и Шанхай, хотя нельзя не назвать Тяньцзин, Пекин Дайрен и Циндао.

Естественным образом, творческая интеллигенция русской эмигра ции восточного направления оставила обширное культурное наследие, которое является в настоящее время предметом конкретно-исторических исследований по широкому кругу проблем, в частности, это – и создание библиографических и справочных информационных ресурсов (ИР) РЗ по АТР. ИР РЗ – это документный поток, изданный в России и за рубежом после 1917 г. и связанный с Россией авторством и/или содержанием, т. е.

эмигрантика.

Анализ и изучение названных ИР рассматривается мною как знание об информационном обеспечении исследовательской работы по всем ас пектам изучения РЗ в АТР.

1. Итак, библиографические ИР РЗ.

В создании библиографических указателей (включая каталоги) по ли тературе РЗ в Китае ведущее место принадлежит китайскому исследова телю Д. Шаохуа;

последняя работа Д. Шаохуа вышла в 2001 г. в Харбине.

Из отраслевых указателей широко используются специалистами ра боты 20–30-х гг. Н. Третчикова, Н. Устрялова и П. Скачкова по экономи ке, финансам, китаеведению, которые частично включают издания РЗ.

В 40-е гг. на страницах соответствующих журналов были опублико ваны списки русскоязычных духовно-нравственных изданий Харбина (составитель М. С. Тюнин) и казачьих изданий Маньчжурии.

1971-м годом датируется указатель по русской поэзии Китая, состав ленный В. Перелешиным276.

В 80-е гг. начинает плодотворно работать на «библиографической ниве» РЗ в АТР, в Китае – в частности, владивостокский ученый А. А.

Хисамутдинов (ему принадлежит ряд статей и монографий);

в 1999 г. он составляет список детской эмигрантской литературы в Китае277.

Попытки отразить периодические издания, выходящие в Харбине с начала ХХ в. по 1935 гг. предпринимает (в 20–30-е гг.) М. С. Тюнин.

В 1931 г. была издана роспись статей из маньчжурского экономического журнала (трижды менявшего название), выходившего в 1923–1930-е гг. в Маньчжурии. Надо сказать, что этот пример – единственный мне известный по созданию аналитических указателей РЗ по Китаю.

Что касается создания каталогов самых разнообразных фондов, это, пожалуй, самый распространенный способ библиографического отраже ния документного потока РЗ в Китае. 20–30-е гг. представлены каталога ми Центральной библиотеки КВЖД, Русско-Маньчжурской книжной торговли, Бюро по делам российской эмиграции в Маньчжурии (Харбин), Библиотеки «Русское дело» в Шанхае и др.

Д. Шаохуа является составителем каталога книг и периодических из даний, выходивших в Харбине на русском и других европейском языках (1994);

по имеющимся сведениям, каталог остался неизданным.

В этом же, 1994 году А. А. Хисамутдинов публикует (на страницах выходящего в Канаде журнала «Россияне в Азии») список редких изда ний, хранящихся в Библиотеке им. Гамильтона Гавайского университета.

Об этом университете и его русскоязычной коллекции стоит рассказать подробнее. Гавайский университет был создан в 1907 г. как американ ский колледж;

вскоре была открыта и университетская библиотека им.

Гамильтона. Начало русской коллекции библиотеки было положено в 1937 г. профессором Клаусом Менартом (1906, Москва, 1984, Герма ния)278, который стал заказывать по всему миру книги для библиотеки и на русском языке.

Биографическая канва Валерия Францевича Перелешина, настоящая фа милия которого Салатко-Петрище (1913, Иркутск – 1992, Рио де Жанейро) не вполне обычна событийно, но обычна для «вторичного» эмигранта. Эмигрировал в Харбин в 1920 г., принял монашество и в 1952 г. переехал в Рио де Жанейро, где «нашел» себя как переводчик.

Небезынтересен поворот судьбы Амира Хисамутдинова: бывший капитан рыболовного флота, сегодня А. Хисамутдинов является одним из ведущих иссле дователей РЗ в АТР.

Любопытна судьба Клауса Менарта: родился в 1906 г. в Москве в немец кой семье;

учился в Берлине и Мюнхене, окончил университет Беркли в США. В Эта традиция была продолжена выпускником Стэнфордского универ ситета профессором Дж. А. Уайтом, его учениками по Гавайскому универ ситету профессором Дж. Д. Стефаном, П. Полански и др. В 70–80-е гг.

коллекция Гавайского университета начинает существенно увеличивать ся;

в 1986 г. университет официально открывает центр «Россия в Азии»

(до 1991 г. – «Советский Союз в АТР»), имеющий свой печатный орган.

Наибольших успехов в собирании русскоязычной литературы китайского издания библиотека им. Гамильтона достигла в последнее десятилетие. В настоящее время общий фонд РЗ составляет почти 38,5 тысяч названий и наряду с фондом Музея истории русской культуры в Сан-Франциско (об разован в 1948 г.) является одним из крупнейших фондов по документам РЗ Китая.

Позволю кратко остановиться на двух значительных библиографиче ских ИР по РЗ в Китае 2002 г. издания.

Первый из них – московское издание каталога собрания Библиотеки им. Гамильтона Гавайского университета – «Русская печать в Китае, Японии, Корее», составителем которого является известный американ ский библиограф РЗ в АТР Патриция Поланска279, редактором – А. Хиса мутдинов. Каталог не является исчерпывающим: в нем отражены сведе ния почти 770 изданиях (книг и журналов). Разумеется, количественные данные отражают лишь конкретный фонд, но их можно с полным правом экстраполировать и на общую картину РЗ в АТР.

Каталог П. Полански вполне уникален: подавляющее большинство описаний снабжено комментариями биографического характера об авто ре;

в ряде случаев указаны профессиональные, эпистолярные связи меж ду эмигрантами (а вспомогательный указатель содержит около имен!), наличие ex libris'ов и штампов бывших владельцев, посвящений и автографов;

представлены читательский адрес и оценка издания. Иными словами, «Каталог…» во многом приобретает значение справочного из дания по РЗ в АТР.

Составителем второго библиографического ИР, увидевшего свет также в 2002 г., является Ольга М. Бакич, профессор Торонтского уни верситета, издатель журнала «Россияне в Азии». Беспрецедентная работа О. Бакич по «русскому Харбину» (содержит 4261 публикацию) воссозда ет через библиографию историю издательской деятельности четырех по колений русских харбинцев.

1934–1936 гг. работал немецким корреспондентом в Москве. Подробнее о нем см.: Менарт К. Немец-космополит: воспоминания: 1906–1981. Штуттгарт, 1981.

Патриция Поланска, неоднократно бывавшая в России, по праву называет себя русским библиографом библиотеки им. Гамильтона. Вначале свой профес сиональный интерес сосредоточила на советском Дальнем Востоке, позднее – на литературе российской дальневосточной эмиграции.

Последним по дате издания, в 2006 году, является каталог собрания В. А. Слободчикова «Коллекция «русского харбинца»«, составленный заведующей Отделом РЗ РГБ Н. В. Рыжак (257 записей). Каталог основан на даре бывшего харбинца г-на В. А. Слободчикова280, полученного РГБ в 2005 г.;

уникальность коллекции В. А. Слободчикова состоит в том, что некоторые книги из нее не вошли в представленную выше библиографию О. Бакич.

2. Следующий блок ИР РЗ по АТР составляют фактографические ИР;

в первую очередь, справочные издания биографического характера. Надо сказать, что деятельность в этом направлении началась лишь в 90-е гг., и в основном – в России. Назову лишь некоторые работы: весьма своеоб разный московский справочник «Харбинцы в Москве» (1997), «Деятели русского книжного дела в Китае» (1998), биобиблиографический словарь А. А. Хисамутдинова «Российская эмиграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Америке» (2000), биографические очерки «Лицей Св.

Николая, 1929–1949 в г. Харбине» (1998). Большую справочную ценность составляют биографические разделы, например, в работе Е. Н. Чернолуц кой «Российская эмиграция в Маньчжурии: военно-политическая дея тельность (1920–1945)», в знаменитой монографии Е. П. Таскиной «Рус ские в Харбине» и в кандидатской диссертации Г. Б. Киселевой «О биб лиотечной и библиографической деятельности в Харбине», а также – в книге Г. С. Стародубцева «Международно-правовая наука российской эмиграции (1918–1939) и др.

Последний из известных нам биографический материал помещен в интересной монографии С. С. Левошко «Русская архитектура в Мань чжурии. Конец ХIХ – первая половина ХХ века» (2003).

Помимо биографических справочников по РЗ в Китае, тоже в послед нее десятилетие, были изданы и другие справочные ИР. Например, хаба ровское издание Н. Крадина «Харбин – русская Атлантида» (2001), авст ралийское издание С. Троицкой «Харбинская Епархия: храмы и духовен ство» (2002).

Особое место среди справочников занимают т. н. мартирологи, даю щие сведения о захоронениях русских эмигрантов. Например, австралий Судьба В. А. Слободчикова не вполне «традиционна» для русского эмиг ранта «первой волны»: он не бежал из «красного» Китая, в 1953 г. был арестован китайскими властями и этапирован в СССР. Смерть И. Сталина вызволила его из заключения, сделала вначале одним из основателей отделения романо германской филологии Саратовского университета, а затем, уже в Москве – од ним из видных специалистов в области образования. Библиофильство, как вспо минает сам Слободчиков, было характерной чертой их семьи;

и свою библиотеку, несмотря на все жизненные перипетии, Владимиру Александровичу удалось при везти в Москву.

ское издание справочника-мартиролога «В память об усопших в земле маньчжурской и харбинцах» (2000).

К справочным ИР можно отнести и такие издания, которые содержат сведения о тех или иных событиях бытования РЗ в хронологическом из ложении, обычно их называют «хрониками». Составлением «хроник»

литературной жизни русской эмиграции в Китае занимается наш сооте чественник О. Бузуев;

известны две его публикации 2000–2001 гг.

Созданием энциклопедий по РЗ всего региона занимается также А.

Хисамутдинов. В 2002 и 2003 гг., соответственно, во Владивостоке были изданы две энциклопедии: «Российская эмиграция в Китае» и «Русские на Тихоокеанском побережье Северной Америки (1867–1980-е гг.)», час тично включающая сведения и о «вторичных» эмигрантах из Китая, от ражая тем самым весьма непростые жизненные перипетии русских на Востоке.

3. И, наконец, третий и последний блок ИР по РЗ – полнотекстовые.

Понятно, что к ним относится весь огромный массив документных источ ников (литературных, научных и пр.) самых разных жанров, но их-то я не беру в расчет. Может показаться, что вполне произвольно я выбираю из всего многообразия полнотекстовых изданий лишь антологии. На самом деле, обоснованность такого выбора очевидна, поскольку именно антоло гии, являющиеся по сути сборниками, дают представление о литературном феномене, о его качественном и количественном уровне в целом (напри мер, в регионе), не ограниваясь конкретными его участниками.

В поле зрения составителей антологий находится поэзия русской эмиграции;

первая работа «Остров Ларисы…» (1988) включает стихотво рения поэтов – дальневсточников, московская антология В. Крейда и О.

Бакич «Русская поэзия Китая» (2001) полностью посвящена русской по эзии в Китае. Помимо перечисленных видов и типов ИР РЗ по АТР суще ственную (полнотекстовую) информацию заданной проблематики содер жат материалы многочисленных конференций, в том числе – междуна родных;

в частности, с 1997 г. во Владивостоке проводится научно практическая конференция «Россияне в АТР». Выявление и анализ этих материалов представляет безусловный интерес, хотя бы потому, что про фессиональная информированность позволила бы избежать дублирова ние в изучении РЗ – с одной стороны, с другой – выявила «незанятые», лакунные исследовательские направления.

А. Цугба Об историко-культурных взаимоотношениях Византии, Древней Руси и Абхазии (VIII–XI вв.) Исторические взаимоотношения Византии, Древней Руси и Абхазии на протяжении многих столетий были предметом исследований многих ученых. Эти отношения носили разносторонний характер и выходили далеко за пределы границ данных государств.

Восточное Причерноморье с давних времен представляло собой ре гион тесных контактов различных культурных традиций. Оно входило в греко – византийский религиозно – культурный и языковой регион. Се верная часть данного региона, Абхазия в частности, в обширной среди земноморской зоне составляла крайнюю восточную ее область. В первых веках н. э. здесь имеются раннеклассовые образования апсилов, абасгов, санигов и др., находящиеся под политическим и культурным воздействи ем сначала Римской, а затем Восточноримской (Византийской) империи.

Это обстоятельство объективно способствовало раннему приобщению предков абхазов к христианству281.

В церковных преданиях и сочинениях обращение в христианство предков абхазов, традиционно приписывается двум апостолам Христа – Андрею Первозванному и Симону Кананиту. Согласно одной версии церковных хронистов, св. Андрей с проповедью прошел с южного При черноморья в Вифинию и Понт, и дошел до Абхазии, где находился го род Себастополис282. В византийскую эпоху было сочинено множество церковных книг о странствиях апостолов, в том числе: «Сообщения Ев севия Кессарийского», «Церковная история» Феодорита Кирского, «Хро нография», описанная в Антиохии, «Церковная история» Эвагра, «Путе шествия апостолов» анонимного автора, сведения Епифана Константи нопольского, сохранившиеся у Епифана Кипрского и др. Предание гла сит, что Симон Кананит жил в пещере, расположенной по ущелью р. Псырцха (Новый Афон), который скончался там и был погребен на том месте, где позже была выстроена церковь его имени283.

В Питиунте, который являлся основным очагом распространения христианской идеологии и культуры, к концу III – началу IV века образо валась древнейшая христианская община на Кавказе. В 325 году епископ Амичба Г. А. Культура и идеология раннесредневековой Абхазии (V–X вв.). Сухуми: Алашара, 1999. С. 5.

Там же. С. 7.

Амичба Г. А. Культура и идеология раннесредневековой Абхазии. С. 8.

питиунтский Стратофил, представлял эту общину на I Вселенском соборе в Никее, где были узаконены догматы нового учения. Его подпись стоит рядом с подписями трапезундского епископа Домноса и Боспорского – Кадма. Имя Стратофил упоминается во всех церковных документах, со ставленных на шести языках: греческом, латинском, сирийском, копт ском, арабском и армянском.

Древние абхазы приняли новую религию также при императоре Юс тиниане (527–565), но чуть попозже284.

Сведения о византийско-абхазских связях имеются также в греко – византийских источниках – летописях Прокопия Кессарийского и Агафия Миринейского285. Так, Прокопий Кессарийский в труде «Война с готами»

отмечал, что апсилы давно приняли христианство, что при императоре Юстиниане смягчились внутренние отношения абазгского общества;

им ператор послал в Абхазию своего евнуха Евфрата (евнухи при импера торском дворе часто занимали ключевые позиции), родом абазга, для распространения и упрочения христианства286. По поручению императора Юстиниана, Евфрат привозит абхазских детей в Константинополь, где была «устроена школа для обучения их грамоте и разным наукам».

При византийском дворе, по сообщению Прокопия Кессарийского, значительное число евнухов были родом абазги. А евнухи, как известно, играли большую роль как в домашнем быту императоров, так и в прове дении ими государственной и общественной деятельности. Из этого кон тингента, надо полагать, готовились и служители абхазской церкви. В этом была заинтересована сама империя287. В византийскую эпоху грече ский язык был официальным языком Абхазии, особенно во времена са мостоятельного существования Абхазского царства (VIII–XI вв.). Он стал основным языком деловых документов, церковных актов и богослужения в храмах и монастырях Абхазии, языком переписки константинопольских патриархов и высших сановников с абхазскими царями. Так, нам извест ны два письма константинопольского патриарха Николая Мистика абхаз ским царям Константину III (одно письмо) и его сыну Георгию II (два письма). Патриарх в письмах говорит и о крещении алан, и не сомневает ся в том, что просвещение алан светом христианства совершилось, веро Бгажба О. Х. В начале было слово… // Храм души. Йошкар-Ола, 2003. С. 31–32.

Бигуаа В. Абхазский исторический роман: История. Типология. Поэтика.

М., 2003. С. 360.

Там же. С. 60.

Куправа А. Э. О языке богослужения в раннесредневековой Абхазии // Сборник науч. тр. Абхазского гос. ун-та. Сухум: Алашара, 1999. С. 88–89.

ятно, в ту пору, когда он вторично занял патриарший престол и непо средственное участие в этом деле принимал властитель Авазгии288.

В конце VII – начале VIII вв. Византия, как известно, переживает пе риод политической анархии, вызванный острой борьбой различных груп пировок господствующего класса за престол289.

Создавшейся обстановкой более всех воспользовались арабы. К на чалу VIII века арабские войска разместились в столице Эгриси – Цихе – Годжи и в некоторых крепостях Кодорского ущелья, т. е. непосредствен но на территории Абхазии – в Апсилии и Мисиминии. В этот период сложились благоприятные условия для отложения абазгов от Византии, как это видно из последующих событий. Чтобы отмстить абазгам и лазам за «измену», византийское правительство решило использовать для этой цели аланов. Оно направило к ним искусного дипломата Льва Исавра (будущего императора) с поручением «возбудить» аланов на опустоши тельные вторжения в Лазику и, главным образом, в Авазгию. Феофан Хронограф по этому поводу пишет: «Юстиниан послал Льва Исавра в Аланию;

он дал ему огромную сумму денег и повелел натравить аланов на абазгов»290. «Прибыв на корабле в Фасис, Лев оставил там деньги, а сам в сопровождении нескольких местных жителей отправился в Апси лию, а оттуда, перевалив через Кавказский хребет, прибыл в центре За падной Алании, где его принял местный правитель Итаксис». После инс ценировки, связанной с якобы взятием аланами в заложники Льва Исав ра, выдачей, а затем, освобождением его от абасгов, аланы вторглись в Абасгию по дороге, которой «всегда пользовались купцы». В мае года Лев Исавр в сопровождении 50 алан перешел в специальных снего ступах на южные склоны хребта. Здесь к нему присоединился отряд в византийцев по происхождению армян, с помощью которых, а также присоединившегося отряда в 300 апсилийцев во главе с патрикием Ма рином, он хитростью взял железную крепость Сидерон (Тцибила Проко пия). Разрушив Сидерон, Лев Исавр «отправился в Апсилию в сопровож дении Марина, первого у апсилов, и был принят со многими почестями.

И отправившись оттуда к побережью, переправился на противоположный берег и явился к Юстиниану»291.

Кулакова Ю. А. Христианство у алан // Византийская библиотека Ю. А.

Кулакова: избр. тр. по истории аланов и сарматии. СПб.: Алетея, 2000. С. 168.

Всемирная история. Т. 3. М., 1957. С. 216.

Георгика: сведения визант. писателей о Грузии. Т. 4, ч. 1 / греч. тексты с груз.

пер., издал и прим. снабдил С. Г. Каухчишвили. Тбилиси, 1940. С. 106–110;

Анчабадзе З. В. Из истории средневековой Абхазии (VI–XVII вв.). Сухуми, 1959. С. 86.

Феофан, исповедник. Хронография. Цит. по: Бгажба О. Х. Абхазия и Ве ликий шелковый путь // Храм души. Йошкар-Ола, 2003. С. 35.

У Феофана Хронографа о миссии Льва Исавра на Западный Кавказ фигурируют два ответвления Великого шелкового пути292 без указания названий. По – первому – спафарий направился в Аланию, а затем вер нулся в Византию. Источник не дает никаких показаний против сопос тавления упомянутого в нем перевала с Клухорским, а дороги – Дарин ским путем. Вторую дорогу, согласно Ю. Н. Воронову, следует вести по линии Лыхны – Гудаутский перевал – Псху – Санчар, хотя он не исклю чает и путь от Санчара через Псху и перевал Доу в долине р. Гумисты и далее в Себастополис. Ни один из рассмотренных древних путей не сов падал с «Абхазской дорогой» грузинских летописей XI в. (так называлась подгорная дорога от Кутаиси до Себастополиса – Цхум).

За доставку Льва Исавра в Византию Юстиниан в своем письме пра вителю Абазгии пишет о том, что «простит им все их ошибки». Под ошибками абазгов Юстиниан, надо полагать, имел ввиду отпадение от Византии и переход на сторону арабов.

Однако, в дальнейшем, в процессе борьбы против арабских захватчи ков, правитель Абазгии Леон I, был вынужден укрепить военно политический союз с Византией.

В силу этого компромисса, вассальная зависимость образовавшегося в этот период объединенного Абасгского (Абхазского) княжества все же сохранялась. Недаром грузинские источники называют Леона I «эриста вом кесаря», т. е. византийского императора, а по византийским извести ям «князь абазгов принадлежал к числу тех династов, которые получили от императора «приказ» («келевсис»).

Как свидетельствуют греческие, грузинские и другие источники, в эпоху Абхазского царства (VIII–XI вв.), в котором имела широкое рас пространение греческая грамотность, абхазская культура достигла наи высшего расцвета по сравнению с предшествовавшими и последующими веками. В данном случае, можно говорить и о расцвете строительства храмов, о развитии храмового зодчества, живописи, прикладного искус ства и т. д., в которых обнаруживаются взаимосвязи местных и византий ских традиций, хотя при этом, сформировалась и своя «абхазская» школа церковной архитектуры. Так, из Абхазии в Аланию были направлены зодчие и мастера, возглавлявшие сооружение таких храмов, как Север ный Зеленчукский и Шоанинский293.

Абхазия в разные периоды своей истории была связана через древние тор говые пути с цивилизациями Европы и Азии (Даринский и Мисиминанский пути, Абасгская дорога и др.).

Бгажба О. Х. Абхазия и Алания в I тысячелетии н. э. // Храм души. Йош кар-Ола, 2003. С. 39–40.

В 737 году арабский полководец Мерван – ибн – Мухуммед, после захвата большей части Закавказья, двинулся на Хазарию, но на «Абхаз ской дороге» у стен Анакопийской крепости Мерван был остановлен. В честь этой победы Лев Исавр подтвердил правителю Абасгии Леону I потомственное право на владение страной, а картлийским царевичам Миру и Арчилу дал два царских венца и грамоту на управление террито рией Лазики.

При Леоне II встает вопрос о выходе Абхазского царства из – под по кровительства Византии, и принятии им титула «царя абхазов».

Одним из звеньев борьбы Абхазского царства против византийцев было активное участие абхазов и лазов совместно с восточными грузина ми (иберами) в крупном социальном и политическом движении в Визан тии, известном под названием восстания Фомы Славянина (821–823).

Об активном участии в движении Фомы Славянина, наряду со славя нами, армянами и другими не византийскими элементами, абхазов, лазов, и картов прямые указания имеются у византийского автора X в. Иосифа Генесия294. Это подтверждается и более ранним источником, представ ляющим собой официальное письмо византийского правительства Ми хаилу Людовику, в котором среди представителей ряда племен и народ ностей, включившихся в повстанческую армию Фомы Славянина, назва ны арабы, персы, иберы, армяне и абазги295.

В 40-х гг. IX в. византийцы предприняли две попытки силой оружия навязать свою политическую гегемонию Абхазскому царству, но безус пешно. Особенно энергично выступила Византия в 843–844 гг. По сооб щению анонимного византийского историка, который в своем сочинении продолжает «Историю» Феофана Хронографа;

правительство Византии, направило в Абазгию морем многочисленное войско под командованием Феохристома. Еще до высадки на побережье Абхазии византийский флот был сильно потрепан бурей, а достигшие берега войска потерпели пора жение и были отброшены.

В течение почти всего XI столетия ближайшие преемники Баграта III (Георгий I, Баграт IV, Георгий II) вели упорную борьбу за сохранение внутреннего единства государства. Характерна в этом отношении та ди настическая борьба, которую вел против царя Баграта IV (1027–1072) его младший брат Дмитрий.

Георгика: сведения визант. писателей о Грузии. Т. 4, ч. 2 / греч. тексты с груз. пер., издал и прим. снабдил С. Г. Каухчишвили. Тбилиси, 1940. С. 307;

Анча бадзе З. В. Из истории средневековой Абхазии (VI–XVIII вв.). Сухуми, 1959. С. 136.

Липшиц Е. Восстание Фомы Славянина // ВДИ. 1939. № 1;

Анчабадзе З. В.

Из истории средневековой Абхазии. С. 137.

Царевич Дмитрий был сыном Георгия I от его второго брака с осе тинской царевной, которую, по свидетельству византийского историка Георгия Кедрена, звали Алдой. После смерти Георгия (1027) Алда со своим малолетним сыном проживали в Абхазии, в городе Анакопии.

Около 1032 года был организован заговор со стороны группировки Дмитрия против Баграта IV с целью свергнуть его. Но заговорщики не смогли ни воцарить Дмитрия, ни изгнать царя Баграта и его мать. Дмит рий не рискнул после этого оставаться в Абхазии и отправился «к царю греков», т. е. в Византию, и сдал Анакопию византийцам. «Отныне царь абхазов лишился Анакопии». Окончательно Анакопия была отвоевана у византийцев лишь позднее, в годы правления сына и преемника Баграта IV Георгий II (1072–1089)296.

В своих дипломатических отношениях с Грузинскими царствами и княжествами византийские правители упорно стремились подчеркнуть свой верховный сюзеренитет над ними. Никого из грузинских феодаль ных правителей они не удостаивали звания «царя» («басилевса»). Они всех именовали «архонтами» («начальниками») и лишь главу Абхазского царства удостаивали звания «эксусиаста (владетеля), которое по визан тийской «Табелио рангах», считалось выше звания архонта.

Даже самую крупную фигуру на абхазском престоле – Георгия II визан тийские официальные лица титуловали «эксусиастом». Так, Николай Мис тик, о котором мы уже говорили, в своих письмах к Георгию называет его «эксусиастом» и даже «блистательным эксуиастом», но ни разу «царем», хотя в тексте одного из писем и говорит о его «царском достоинстве»297.

В византийской дипломатической практике понятия «эксусия», «эксуси аст», «эксусиарх» и «эксусиократор» применялись при определении пре имущественно суверенной политической власти иноземных правителей или союзных империй приграничных государств. «Политический вес» государ ства определяется титулатурой. В связи с этим, важно отметить, что хроно логическая датировка Абхазского царства, включающая период с VIII по X вв. расширяется в связи с тем, что вплоть до XI века все правители Абхаз ского царства носили титул «царя абхазов». Баграт III носил титул «царя абхазов», Георгий I и Баграт IV в «Матиане Картлиса» названы, неоднакрат но, «царями абхазов». В одной из грамот от 1058 года Баграт IV назван «ца рем абхазов и новелисимумом всего Востока». Такой же титул приводится и в одной надписи на серебряной монете того времени: «Христе, возвеличь Баграта, царя абхазов и новелисимуса»298.

Анчабадзе З. В. Из истории средневековой Абхазии. С. 179–181.

Георгика: сведения визант. писателей о Грузии. Т. 4, ч. 2. С. 212–217;

Ан чабадзе З. В. Из истории средневековой Абхазии. С. 138.

Анчабадзе З. В. Из истории средневековой Абхазии. С. 172.

Взаимоотношения Абхазии с Древней Русью относится к более позд нему периоду. В IX в. из Византии или Болгарии на русскую землю попа дает «Житие Константина – Философа», в котором были сведения об ар мянах, абхазах, иверах, аланах и некоторых других народах восточных стран. К сожалению, никаких сведений об абхазах периода IX–X вв. в русских источниках не сохранилось. Но у нас немало косвенных, но дос таточно надежных доказательств тому, что не могло не произойти како го – то соприкосновения русских с абхазами и Абхазским царством в районе Таманского полуострова задолго до создания русского Тмутара канского княжества (965). В русско-византийском договоре 944 г. «есть статья об охране Русью Херсонской земли от черных болгар»299, обитав ших по правобережью устья Кубани. Этот факт свидетельствует о том, что русские с ведома Византии тогда уже владели укреплениями, кото рые до этого принадлежали хазарскому гарнизону. Осенью 944 года, как пишет А. Н. Насонов, когда византийские послы приехали в Киев для ратификации договора, киевский князь Игорь уже контролировал ны нешний Керчинский пролив;

его наместник сидел в укреплении недалеко от этого пролива, чтобы «закрывать ворота в Крым». А восточный берег Керчинского пролива в это время, как известно, принадлежал Абхазско му царству. Георгий II (929–957), наиболее могущественный из абхазских царей, довел границы своего царства, согласно источникам, «до Кубани («Хазарской реки»), т. е. до нынешнего Керчинского пролива, вблизи которого он построил г. Анапу (абх. рука), как гласит молва, словно на конце вытянутой его руки300.

Абхазское царство не могло быть незамеченным Киевской Русью, создавшей Тмутараканское княжество в 965 г. прямо у границ с абхазами и адыгами, входившими в Абхазское царство. Тем более, что незадолго до этого абхазский царь Георгий II, переписываясь с Византией, обсуж дал вопрос о том, как помочь русским, сохранявшим ворота в Крым от черных булгар301.

В культурном отношении, известен тот факт, что абхазский царь Леон III, построил церковь в Мокве, превратил ее в кафедру епископа, освятил ее и украсил с особой тщательностью. Моквский храм являет ся вершиной архитектурного творчества. Храм имеет не три, а пять нефов. Можно с уверенностью утверждать, что храм был построен уже к 968 году, так как здесь и был похоронен Леон III. Моквский храм по планировке напоминает знаменитую Софию Киевскую, по Пашуто В. П. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968. С. 93.

Папаскир А. Л. Обезы в древнерусской литературе и проблемы истории Абхазии. Сухум, 2005. С. 278.

Там же. С. 287–288.

строенную в 1037 году. Схожесть храмов говорит о том, что и в строительстве первого и второго храмов принимали участие обезы (абхазы), т. е. мастера из Абхазии302.


Мы можем говорить о многих других фактах, касающихся взаимоот ношений Древней Руси и Абхазии, но хронологические рамки будут вы ходить за пределы данной работы.

Таким образом, на основании письменных и вещественных источни ков, можно утверждать, что Абхазия была тесно связана и с Византией и с Древней Русью, являясь частью их историко-культурного мира.

Т. В. Шастина Этнопевческое воспитание в контексте межкультурных коммуникаций Динамика развития межкультурных коммуникаций в современной многонациональной России тесно связана с проблемами культурной са мобытности, самоидентификации народов. Придерживаясь точки зрения этнологов, разделяющих понятия: этнос и нация, считая этнос социо культурным феноменом, имеющим фольклорно-этнографическую осно ву, заметим, что российское сообщество сегодня должно решать пробле му формирования общегражданского национального самосознания на основе сохранения локальных этнических различий. Наше время харак теризуется нарушениями устной передачи народных традиций, повреж дением механизма естественной наследственности, исчезновением ис кусства устной традиции в его первичных формах, функциях и связях.

Данные явления связывают с нарушением социально-культурных ос нов303. Вместе с тем, в начале XXI века принципиально изменилось от ношение Российского общества и государства к народной традиционной культуре, фольклору, отмечается переоценка их роли в воспитании и об разовании молодого поколения. Одним из духовно-нравственных источ ников национального возрождения современной России, фактором, спо собствующим наращиванию культурного потенциала общества и лично сти, по нашему мнению, является этническая певческая культура. По этому сейчас необходимо решать задачи, связанные с ее изучением, воз рождением, сохранением, развитием, освоением. Особую важность при Кузнецов В. А. Алания в X–XIII вв. Орджоникидзе, 1971. С. 172.

Ивлева Л. М., Ромодин А. В. Раньше сторонушка не нужна была, а сейчас пришли за ней // Судьбы традиционной культуры. СПб., 1998. С. 19–25.

обретает научное обоснование формирования этнопевческой культуры личности и условий реализации данного процесса.

Следует еще отметить, что в современных условиях развития Россий ского государства большая роль отводится образованию, особое значение придается использованию его потенциала в целях сохранения единого социокультурного пространства страны и преодоления этнонациональ ной напряженности. Ключевая роль принадлежит образованию в сохра нении народных традиций, обеспечении динамичного развития общества с высоким уровнем жизни, профессиональной и бытовой культурой. При этом становится понятным, что сохранить фольклор как определяющую константу национальной культуры можно за счет разных вторичных форм его бытования304. Но не как «вторичной» формы жизни аутентич ных произведений, а как естественной в новых условиях формы преемст венности305, за счет развития в сфере образования системы этнопевческо го воспитания, в процессе которого, как мы считаем, возможно, сохра нить искусство устной традиции и продолжить его развитие в новых ус ловиях благодаря преемственности, импровизации.

Наша концепция этнопевческого воспитания предполагает обучение народному певческому искусству на основе локальных особенностей, направленное на сохранение культурного наследия, в результате чего происходит формирование этнопевческого поведения. По мнению Л. Н. Гумилева, этнический стереотип поведения усваивается в процессе культурной социализации, не передается по наследству и является проч ным на протяжении жизни человека. По нашему мнению, формирование этнического певческого поведения целесообразно средствами традицион ной певческой культуры, благодаря ее звуковой и интонационной среде, в процессе вокально-эстетического воспитания, организованного специ ально и в специально созданной этнопедагогической среде.

В среде бытования фольклора певческое поведение сознательно ре гулируется певческой деятельностью адекватно условиям культуры кон кретной локальной традиции, ее звуковой среде, исполнительским осо бенностям, соответствующим жанрам произведений искусства устной традиции, ритму быта. Для формирования этнопевческого поведения в современных условиях необходимо наличие специальной среды – этно музыкальной.

Этномузыкальная среда современной жизни рассматривается нами в двух плоскостях: фольклорная и педагогическая. Фольклорная среда Ивлева Л. М. Письмо в фонд культуры // Судьбы традиционной культуры, СПб., 1998. С. 25–32.

Мехнецов А. М. Современная фольклористика и программа подготовки кад ров // Фольклор: проблемы сохранения, изучения и пропаганды. М., 1988. С. 239.

представляет сферу народной традиционной культуры, мир ее бытования.

Ее составляющие – пространство, звуки природы, произведения искусст ва устной традиции, носители и хранители традиционной этнопевческой культуры, ритм и темп жизни. Известно, что окружающая человека зву ковая среда не только сопровождает его на протяжении всей жизни, но и оказывает разное влияние на формирование. Значительная роль в этом принадлежит культурной среде, в том числе – музыкальной. Особенности окружающей среды являются основой формирования поведения. Эколо гия (ландшафт) предоставляет человеку ресурсы жизнеобеспечения, ко торые определяют виды деятельности, формирующие культуру, которая, в свою очередь, определяет поведение человека, в том числе и певческое.

Как известно, пение благоприятно воздействует на психическую сферу человека. Особое значение имеет звук, воспроизводимый голосом, инто нируемый в связи со смыслом. Песня живет во времени: рождается, раз вивается и исчезает после звучания. Мозг человека есть условие для вос приятия звука, а переживание музыки является условием эмоционального восприятия музыкального предмета. Для формирования этнопевческого поведения в современном образовательном процессе необходимо создать специальную педагогическую этномузыкальную среду.

Этномузыкальная педагогическая среда должна быть динамична, су ществовать в целостном этнопевческом образовательном пространстве, например, учебных дисциплин (хоровой класс, сольное пение). Создание такой педагогической среды целесообразно на основе свойств фольклор ной среды: гармоничность, природосообразность, вариативность, комму никативность, комплексность воздействия. Все обозначенные свойства должны интегрироваться в этномузыкальной педагогической среде и способствовать выполнению фонопедической и здоровьесберегающей функций в вокально-эстетическом воспитании.

Наш педагогический опыт показал, что этномузыкальная педагогиче ская среда обладает большим воспитательным потенциалом. Нахождение в ней предполагает активную деятельность всех участников образова тельного процесса, способствует формированию этномузыкального мышления, этнопевческого поведения. Важными обязательными компо нентами этномузыкальной педагогической среды являются произведения искусства устной традиции звучащие в живом исполнении, или в звуко записи, аутентичная музыка, смысловая интонация, природосообразное звукоизвлечение. Вместе с тем, педагогическая среда существует не в изолированном пространстве общества. В нее проникают элементы неор ганизованной культурной среды, оказывающие влияние, часто негатив ное, на молодое поколение. В данном случае: чем сильнее влияние этно педагогической среды, тем слабее стихийной, и наоборот. Поэтому большое значение имеют педагогические технологии, учитывающие ко эффициент воздействия педагогической среды на формирование лично стных качеств. Разработанная нами педагогическая технология этнопев ческого воспитания студентов, предполагает 1) формирование этнопевче ской культуры личности, 2) подготовку специалистов, способных на ос нове изучения, осмысления и переосмысления традиционной певческой культуры, искусства устной традиции, освоения произведений локальных певческих традиций многофункционально использовать собственные знания и опыт, а также искать наиболее оптимальные пути формирования этнопевческого поведения и этнопевческой культуры личности в совре менном образовательном пространстве.

Для освоения технологии народного пения в сфере специального обучения необходимо изучение, освоение современными молодыми людьми произведений искусства устной традиции. Образцы могут быть как в живом звучании в условиях фольклорно-этнографической практи ки, так и в записях, используемых в процессе освоения специальных учебных дисциплин. Важной составляющей этнопевческого воспитания в современных условиях нами определено пение с соблюдением строя ло кальной традиции, сохранение синкретизма и переинтонирования – ка честв, присущих фольклору, включение компонентов фольклора: переин тонирование, импровизацию, песнетворчество. Этнопевческое воспита ние должно иметь в основе природосообразность певческого процесса.

Особое значение имеет фольклорно-этнографическая практика сту дентов, позволяющая проникнуть во внутренний мир традиционной пев ческой культуры, фольклора. Это важно для перенимания опыта, наблю дения за поведением аутентичных исполнителей. Фольклорные первоис точники, воспринятые студентами непосредственно в живом общении с народными певцами, в бытовых условиях, являются одним из основных стимуляторов творческих идей, методом непроизвольного воздействия, что связано с одной из особенностей фольклорного исполнительства и заключается в следующем. Звучание песни или наигрыша способны вы звать у слушателя импульсивные вибрации, приводящие к ритмичным и плясовым движениям. Так проявляется реакция организма человека при активном восприятии музыки. В данном случае молодые исследователи имеют возможность понять механизм фольклорного исполнительства, почувствовать глубинный смысл, самобытность народной песни и внут реннее состояние ее исполнителя, духовное единство ее творцов, их ху дожественное самовыражение. Педагогу важно определить цели и задачи деятельности студента, активизировать и оптимизировать эту деятель ность.


Кроме того, следует отметить значимость общения молодых людей с аутентичными исполнителями. В большинстве случаев это люди пре клонного возраста, обладающие знаниями не только певческой культуры, но жизненным опытом. Они с детства непроизвольно получали духовно нравственное воспитание в семье, впитали нравственные устои от своих родителей, получили жизненные установки, находясь с момента рожде ния в среде бытования традиций, фольклора. Во время общения с такими людьми студенты слышат не только их песни, но и историю жизни, не произвольно включаются в ситуацию, переживают вместе. Воспринимая песни в доверительной атмосфере, молодые люди проникаются сюжетом, включаются в творческий процесс, сопереживают. Такое живое общение с народной песней, сочувствие исполнителю, связь поколений, передача опыта способствуют формированию нравственных качеств личности, духовности.

Наш педагогический опыт воспитания специалистов показал, что в условиях современной образовательной среды необходимо психолого педагогическое изучение личности студента, психологическая коррекция и педагогическое общение. Современные темпы смены поколений, обу словленные динамикой преобразований, как в нашей стране, так и в ми ровом сообществе, предъявляют особые требования к содержанию обра зовательных программ. В контексте обозначенных проблем, особое зна чение имеет технология обучения. Так, в Хоровом классе и классе Соль ного пения обучение студентов ведется нами на основе освоения локаль ных певческих стилей разных регионов России. Все студенты осваивают манеру русского народного пения. Особое внимание уделяется работе по формированию этнопевческой культуры личности, освоению произведе ний русской народного искусства, искусства устной традиции. Обучение строиться на принципе индивидуального подхода, имеет комплексный характер и предполагает интеграцию разных видов художественной дея тельности. Основными принципам обучения являются направленность на формирование творческой индивидуальности;

ориентированность на ос воение ценностей традиционной культуры, норм этнического поведения;

соответствие возрастным и индивидуальным особенностям;

вовлечение студентов в сознательную активную развивающую деятельность;

сочета ние педагогического управления с самостоятельностью студента. Наша концепция этнопевческого воспитания направлена на гуманистический, личностный подход к воспитанию и, в связи с этим, ориентирована на сочетание двух направлений в данном процессе: свободное развитие лич ностных качеств и соблюдение прав личности на самореализацию;

под чинение нормам, правилам, канонам традиционной культуры, правилам этнопедагогики и современной педагогики.

В заключении отметим, что идеологические установки современного общества не позволяют молодому поколению в полной мере самостоя тельно понять смысл жизни, обрести духовно-нравственные ориентиры и убеждения, что необходимо для постижения и передачи культурных и духовно-нравственных ценностей. Решение обозначенных проблем воз можно благодаря непрерывному педагогическому воздействию на фор мирование личности в ходе этнопевческого воспитания средствами на родной музыкальной культуры, осуществляемому во всех образователь ных учреждениях на основе взаимодействия разных форм деятельности, интеграции компонентов и методов народной и современной педагогики.

Основной задачей такой работы является формирование личности, обла дающей свойствами толерантности, креативности и способной к диалогу в поликультурной среде.

Раздел III Язык как средство межкультурной коммуникации Н. М. Боголюбова, Ю. В. Николаева Языковой аспект внешней культурной политики современной Франции Особенностью настоящего периода является все более активное про ведение языковой политики не только на государственном, но и на меж государственном уровне. Для многих стран языковая политика стала не отъемлемой частью их внешней культурной политики, и связано это с пониманием того, что распространение за рубежом своего национального языка укрепляет экономические и политические позиции государства, способствуют усилению его влияния и авторитета, формированию поло жительного внешнеполитического образа.

На сегодняшний день во многих странах существует продуманная, детально разработанная языковая политика, направленная не только на защиту родного языка от иностранных влияний на внутреннем уровне, но и на его распространение за рубежом. В большинстве стран мира сформировалась документальная база по языковой политике, регламен тирующая широкий круг вопросов, связанных с национальным языком и касающаяся его отношений с другими языками. Данные факторы свиде тельствуют о безусловной важности языковой политики для государст ва как на внутреннем, так и на международном уровнях.

Образцом успешного опыта проведения языковой политики могут служить Италия, Испания, Германия, однако наиболее активно в этом отношении действует Франция, в которой вопрос о поддержания ста туса французского языка в мире включен в число государственных при оритетов. Применительно к Франции можно говорить о детально раз работанной и успешно проводимой языковой политике, которая склады валась на протяжении довольно долгой истории.

Пожалуй, для Франции, как ни для одной другой страны в мире, во прос сохранения своего языкового присутствия за рубежом не является столь актуальным. Когда-то французская культура занимала прочное ме сто в мире. Французский язык был основным языком международного общения, дипломатии, а колонии Франции были плацдармом для распро странения французской культуры далеко за пределами метрополии. Все это соответствовало авторитету государства в мире.

Однако на сегодняшний день границы распространения французско го языка в мире значительно сузились, а число говорящих по-французски или изучающих этот язык сократилось. Из-за развития американской культуры, распространения английского языка влияние французского языка и культуры стало намного меньше и с каждым годом он теряет свои позиции. Немаловажное значение имела научно-техническая рево люция, центром которой стали США, распространение американского образа жизни, массовой культуры, в результате чего во второй половине ХХ в. многие англо-американские термины вошли во французский язык.

Это обстоятельство не может ни беспокоить Францию, и она пытается всеми способами сохранять позиции своего языка в мире.

В настоящее время во Франции разработана хорошо продуманная, комплексная система мероприятий, направленных на решение задач язы кового присутствия за рубежом и противостояния влиянию английского языка. Общее руководство этими мероприятиями, как и всей внешней культурной политикой, осуществляет государство через систему мини стерств и государственных структур, однако на практике они наиболее активно реализуются посредством иных механизмов: через сеть Фран цузских Альянсов (Alliance Franaise), французские институты, культур ные центры, различные образовательные программы. В последние годы наиболее активная роль в этом направлении принадлежит движению Франкофонии и стоящей во главе этого движения Международной Орга низации Франкофонии.

Можно говорить о двуединстве основных целей языковой политики Франции. Она базируется, во-первых, на поддержании позиций француз ского языка и его продвижении за рубежом, и, во-вторых, на необходи мости защищать его от внешних языковых влияний на национальном уровне, в частности, от влияния английского языка. С этой точки зрения языковую политику Франции невозможно рассматривать лишь как сово купность акций, проводимых за границей. Хотя Франция сейчас прово дит весьма активную работу, направленную на сохранение интереса к французскому языку в других странах через систему языковых курсов, открытие различных образовательных программ и культурно информационных центров, не менее большое значение имеет и комплекс внутренних мероприятий протекционистского характера, направленных на защиту родного языка от иностранных влияний. В этих двух направ лениях и развивается современная языковая политика Французской рес публики, что во многом дает положительный эффект. На примере языко вой политики Франции можно говорить о тесной взаимосвязи внутрипо литических и внешнеполитических усилий как условия для достижения положительных результатов и, в частности, целей внешней культурной политики.

Современная языковая политика Франции базируется на трех основных принципах: распространение французского языка в мире, сохранение роли французского языка как языка международного общения, уважение языково го и культурного разнообразия, содействие языковому плюрализму306.

Кроме того, французская языковая политика традиционно базируется на представлении об абсолютном универсализме французского языка, сформировавшемся несколько веков назад. Суть языковой политики, проводимой Французской республикой в последние годы, можно выра зить словами члена Французской академии Алена Дено: «проблему со хранения французского языка… нужно рассматривать как национальную проблему, ибо от ее решения зависит образ Франции, ее престиж, ее ме сто в мире»307.

На сегодняшний день Франция является одной из стран с наиболее динамично развивающейся языковой политикой. Французское прави тельство разработало ряд мер, направленных на защиту французского языка от англо-американского влияния: был принят ряд законов, созданы различные комиссии для поддержания статуса французского языка. В 1972 г. был принят закон «Об обогащении французского языка». Стали открываться правительственные комиссии по терминологии и неологии при каждом министерстве для создания французских эквивалентов наи более распространенным английским словам и выражениям, в результате чего из оборота ушло около 2 тысяч слов и понятий английского проис хождения.

В декабре 1975 г. вступил в силу закон Ба-Лориоля (La loi Ba-Loriol).

Его целью было обеспечить обязательное употребление французского языка для различных объявлений, рекламы, инструкций, вывесок и т. п.

Закон не запрещал использование в текстах другого языка, если, однако, информация дублировалась по-французски. Тем не менее, этот закон час то нарушался, т. к. заплатить сравнительно небольшой штраф было де шевле, чем заменить рекламные надписи.

Новый этап государственной поддержки французского языка прихо дится на 80–90-е гг. ХХ века, когда благодаря процессам компьютериза ции позиции английского языка в мире значительно укрепились. Эти об стоятельства заставили французское правительство вновь активизировать действия, направленные на сохранение собственного языка и культуры. В результате в июне 1989 г. был создан новый орган, который должен был Новейшая история языковой политики Франции: сб. ст. / сост. Ю. Г. Бахи рев. М., 2001. С. 362.

Цит. по: URL: http://www.infrance.ru.

принять на себя ответственность за проведение языковой политики. Та ким органом стала Генеральная Делегация по французскому языку (DGLF), заменившая Генеральный комиссариат. В ее функции входила координация действий всех структур, задействованных в продвижении и защите французского языка. Генеральная Дирекция сотрудничала с Выс шим советом по французскому языку, специальными департаментами различных министерств, ассоциациями и представительствами франко фонных стран.

По закону Кариньона (министр связи Франции) всем радиостанциям Франции предписывалось отводить не менее 40% эфира на вещание французских песен, не менее половины которых должны составлять пес ни в исполнении молодых артистов. Для контроля за сетью французского теле- и радиовещания создавался специальный орган – Высший совет аудиовизуальных средств. Кроме контроля за исполнением закона Ка риньона Совет распределял частоты, назначал руководителей программ, следил за обеспечением политического плюрализма.

В августе 1994 г. Национальное Собрание и Сенат Франции приняли закон об использовании французского языка, который вошел в историю как закон Тубона (La loi Toubon), названный по имени министра культу ры. Закон провозглашал особый статус французского языка, подчеркивая, что он «представляет собой основной элемент исторического лица и на следия Франции… является основной связью между государствами, со ставляющими Сообщество Франкофонных народов»308.

Согласно закону Тубона, использование английских терминов и на званий допускалось лишь в том случае, когда отсутствовал французский синоним. Также почти в два раза увеличивались штрафы за нарушения.

Французский язык становился обязательным языком всех документов и отчетности, английский допускался только в документации иностранных фирм и в документах, предназначаемых для иностранцев. Использование английских слов и выражений закон допускал только в случае интерна циональных фраз типа «made in», «copyright» и некоторых др.

Закон Тубона вызвал широкий общественный резонанс и поддержку граждан. Социологические опросы, проведенные накануне принятия за кона показали, что более половины французов одобряют намерения вла стей защитить французский язык от иностранного влияния. Однако в по следнее время эффективность этого закона все чаще ставится под сомне ние, так как государство столкнулось с невозможностью навязать искус ственные формы использования языка вместо сложившихся бытовых.

Зубков Г. И. Об опыте защиты языка в зарубежных странах // Сайт экс тремальной журналистики Союза журналистов России. URL: http://www.jes.ru.

В развитие закона Тубона во второй половине 90-х гг. был предпри нят целый ряд мер, направленных на защиту французского языка. В г. в Конституцию были внесены некоторые, закрепившие за французским языком статус государственного языка (Раздел 1, ст. 2). В октябре 1999 г.

был принят циркуляр, обязывающий использовать французский язык на Интернет-сайтах и переводить всю информацию с иностранных языков на французский309.

Интересным примером общественной реакции на необходимость за щищать французский язык от иностранного влияния может служить еже годный конкурс «Английский приспешник», лауреатами которого в раз ное время становились известные лица и компания, в том числе и весьма именитые. Так, модный дом «Кристиан Диор» получил эту «награду» за тягу к английским названиям своей парфюмерной продукции, например, духи «Remember me» или «I like Dior». «Награды» удостоился даже ми нистр образования Жак Ланг за распоряжение заменить французское сло во «Mastair» в дипломах на английское слово «Master». Был отмечен и директор крупнейшей газеты «Le Monde» за проект еженедельника на английском языке.

Франция имеет глубокие традиции разработки и успешного проведе ния языковой политики. В ее основе – активные меры, проводимые на правительственном уровне и поддержанные общественностью. При этом правительство Франции всегда рассматривало языковую политику как основную часть как внутренней, так и внешней политики. При этом про блема сохранения французского языка для Франции во многом является синонимом защиты собственной культурной самобытности, вопросом международного престижа и высокого авторитета как признанного куль турного лидера. Именно поэтому языковая политика рассматривается Францией как важнейшая часть ее внешней культурной политики наряду с образовательной деятельностью и популяризацией национальной куль туры за рубежом.

Важным звеном современной языковой политики Франции является система мер, разработанная в отношении региональных языков. Согласно исследованиям Национального института французского языка, проведен ным в апреле 1999 г., сейчас существует 75 региональных языков, 2/ которых используются в заморских владениях Франции и на ее тихооке анских территориях. Число говорящих на таких языках колеблется от тысяч до полумиллиона человек. В целом, для внутренней языковой по литики Франции по отношению к региональным языкам характерна цен трализация, начало которой было положено еще в Средние века, когда Новейшая история языковой политики Франции: сб. ст. / сост. Ю. Г. Бахи рев. М., 2001. С. 440.

вся документация должна была вестись на французском языке без упот ребления каких-либо диалектов и местных говоров. Эта тенденция со хранялась и в ХХ столетии: так, например, Бретани и Провансе ученикам в пределах школы запрещалось говорить на родном языке вплоть до на казания.

Только после Второй мировой войны в январе 1951 г. был принят закон Дейксона «О преподавании местных языков и диалектов» (La loi Deixonne). Этот закон положил конец дискриминации региональных язы ков и закрепил право школьников получать образование и сдавать экза мены на местном языке.

В июле 1975 г. был принят очередной закон, получивший имя мини стра образования Рене Аби и до сих пор регламентирующий всю образо вательную систему Франции. Согласно этому закону, изучение регио нальных языков и культуры должно входить в учебный процесс школь ников в течение всего периода обучения310.

Поддержка региональных языков и культур предусматривалась и за коном от 29 июля 1982 г., об аудиовизуальной коммуникации. Закон ус танавливал правило, согласно которому 1–2 часа эфирного времени в неделю должно было отводиться вещанию на региональных языках. О недопустимости дискриминации региональных языков говорится и в за коне Тубона. Современное законодательство Франции предусматривает возможность изучения региональных языков. Допускается включение регионального языка в образовательную программу (2-–3 раза в неделю) или двуязычное образование311. Согласно докладу министра культуры и коммуникаций, сделанному в 2002 году, 169447 учеников изучают ре гиональные языки в школе, 70359 в лицеях и 10452 в колледжах312.

Помимо довольно широкой нормативно-правовой базы, регламенти рующей вопросы французского языка, особого внимания заслуживают институциональные основы языковой политики современной Франции.

Так, еще в 1966 г. был создан Высший Комитет по защите и расширению французского языка, который впоследствии трансформировался в Выс ший комитет по французскому языку. В 1984 г. вместо него были образо ваны два новых органа, Консультативный Комитет и Общий Комиссари ат по делам франкофонии. В 1996 г. при Министерстве культуры была учреждена Делегация по французскому языку, которая также занималась вопросами франкофонии. И, наконец, в 2001 г. для поддержания лин Там же. С. 320.

La circulaire 95-086 du 7 avril 1995. URL: http://www.tlfq.ulaval.ca/axl/ europe/france-3politik_minorites.htm.

См. подробнее: URL: http://www.tlfq.ulaval.ca/axl/europe/france-3politik_ minorites.htm.

гвистического разнообразия Франции была создана общая Делегация по французскому языку и по языкам Франции313. При министерстве ино странных дел существует Департамент культурного сотрудничества и французского языка, который занимается продвижением французского языка в мире, способствует развитию языковых курсов и открытию язы ковых центров.

Эти структуры в разные годы отвечали за осуществление языковой политики государства: следили за чистотой французского языка, защи щали его от иностранных влияний. В то же время, в рамках языковой политики эти структуры решали вопросы, связанные с языковыми мень шинствами, поддерживая их при условии, что основным государствен ным языком является французский язык.

В последние годы в связи с наплывом во Францию эмигрантов из арабских стран общественностью широко обсуждается вопрос о включе нии арабского языка в школьную программу в качестве факультатива.

Однако это предложение в самой стране имеет множество сторонников и множество противников. Сторонники проекта говорят, что во француз ском законодательстве закреплены положения о защите региональных языков, к которым они относят и арабский. Противники же настаивают на том, что государственным языком во Франции является только фран цузский язык и отступление от этого правила станет существенной ус тупкой арабской диаспоре.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.