авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

«TRANSACTIONS OF THE STATE HERMITAGE ТРУДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭРМИТАЖА XL XL THE CULTURE AND ART КУЛЬТУРА И ...»

-- [ Страница 6 ] --

скульптурные портреты. Так, в 1848 г. Я. Серяков выполнил прекрасный подписной 1850–1860-е гг. представляют собой период творческой свободы, несомненных профильный портрет неизвестного купца с медалью на шее, оправленный в деревян- удач и востребованности мастера. Именно к этому периоду относится большинство ную раму под стеклом (инв. № ЭРК-814). В том же году им был вырезан бюст Александ- его работ из эрмитажного собрания. В отдельную группу можно выделить рельефные ра Михайловича Гедеонова (инв. № ЭРК-1242). С 1834 г. он возглавлял императорский театр в Петербурге, а с 1842 по 1858 г. был директором петербургского и московско го театров. Созданный Серяковым портрет отличается выразительностью, удачен по пластическому решению и психологической характеристике. Гедеонов представлен в официальном сюртуке с орденами на груди. Черты его лица тонко моделированы, подмечены особенности глубоко посаженных глаз, глубокие складки на щеках, четко очерчена форма волевого подбородка. Прическа исполнена грамотно, без каких-либо художественных вольностей, весь облик строг и официален. Это профессионально выполненная камерная скульптура из слоновой кости, которая могла занимать почет ное место в кабинете как самого директора театров, так и его почитателей. Небезынте ресно отметить, что сын Гедеонова, Степан Александрович (1815–1878), по служебной линии также был связан с театрами, а в период своего пребывания в Риме не только интересовался искусством, но и приобретал для Эрмитажа ценные античные вазы, тем Портрет Николая I. 1840.

Портрет Александра II в кавалергардской форме. 1854.

Портрет Александра II. 1862.

Портрет А. М. Гедеонова. 1848. Портрет неизвестного купца. 1848.

Кость, рельеф, гравировка Кость, объемная скульптура Кость, рельеф, гравировка 188 ЯКОВ СЕРЯКОВ – МАСТЕР КАМЕРНОГО ПОРТРЕТА И. Н. УХАНОВА портреты членов семьи Романовых. Это профильный портрет Николая I с подписью резчика на срезе рукава мундира (инв. № ЭРК-1099) в овальной раме под стеклом, ре льефный профильный портрет Александра II в кавалергардской форме в прямоуголь ной бархатной раме под стеклом (инв. № ЭРК-815), рельефный профильный портрет Александра II с подписью на срезе рукава «Я Серяковъ 1862», а также пластина с рель ефным изображением цесаревича, рано угасшего от неизлечимой в ту пору болезни, ве ликого князя Николая Александровича на смертном одре, на которой имеется надпись:

«родилс. 1843 г. 8. сент. сконч. 1865 г. 12 апр.» и подпись резчика (инв. № ЭРК-817). Этот вариант памятного рельефа, по-видимому, был сделан с литографии, подобно тому как несколькими годами ранее, в 1855 г., – «Император Николай I на смертном одре».

Не исключено, что весьма массивный, необыкновенно фактурный бюст неизвест ного мужчины с короткой стрижкой, баками и усами (инв. № ЭРК-811) с подписью «Я. Серяковъ СПб» также изображает персону, близкую императорской семье.

Небезинтересно отметить, что идентичные эрмитажным профильный погрудный портрет Николая I в овале и портрет Александра II в кавалергардской форме, испол ненные в 1854 г., проходили на аукционе Кристи в октябре 1988 г.7 Это говорит о том, что портреты повторялись, но широко не тиражировались. Каждый раз пластины дела лись разными: то овальными, то прямоугольными или шестигранными.

С особым вниманием Я. Серяков подошел к выполнению двух рельефов на пря моугольных с заоваленными углами пластинах. На одной можно видеть профильный погрудный портрет заслуженного военного фельдшера Г. С. Петрова в военном мун- Бюст неизвестного. Середина XIX в.

дире с медалью на груди (инв. № ЭРК-1012) – соратника прославленного русского хи- Кость, объемная скульптура рурга и анатома Н. И. Пирогова (1810–1881). На такого же типа прямоугольной костя ной пластине с углублением помещен идентичный погрудный профильный портрет Г. С. Петрова в мундире без погон с дополнительной наградой – орденской звездой на шее и знаком за 25-летнюю службу. Их незначительно отличает моделировка при чесок (инв. № ЭРК-1227). Яков Серяков выполнил практически одновременно два Портреты Г. С. Петрова – военного фельдшера. Середина XIX в.

Портрет великого князя Николая Александровича Кость, рельеф, гравировка на смертном одре. 1865. Кость, рельеф, гравировка 190 ЯКОВ СЕРЯКОВ – МАСТЕР КАМЕРНОГО ПОРТРЕТА И. Н. УХАНОВА портрета, один из которых зафиксировал человека, находящегося на службе, а второй, видимо, только что вышедшего в отставку, а потому на его мундире отсутствуют погоны. Для каждого из портретов пред назначалась деревянная рама под стеклом для лучшей сохранности костяного рельефа, как это обычно и делалось. Эти портреты были созданы в 1857 г., что зафиксировал их исполнитель на срезе рукава. Там же он оставил и свою авторскую подпись.

К середине ХIХ в. относится чрезвычайно вы разительный, также камерный портрет в парадном мундире со знаками отличия адъютанта, друга прин ца Максимилиана Лейхтенбергского, президента Академии художеств, генерала Петра Романовича Багратиона (1818–1876), исполненный в 1854 г.

(инв. № ЭРК-1232). Этот бюст, как и другие подоб ного типа памятные произведения, предназначал ся для украшения письменного стола в кабинете Портрет великого князя Портрет генерала или библиотеке. Идентичный портрет генерала Николая Николаевича. 1868.

М. И. Драгомилова. 1867.

Портрет генерала П. Р. Багратиона работы Якова Серякова, выпол- Кость, рельеф, гравировка Кость, рельеф, гравировка П. Р. Багратиона. 1854. ненный автором в 1852 г., ныне хранится среди Кость, объемная скульптура произведений русского искусства в Вашингтоне, в музее Хиллвуд8. Оба бюста отличаются тщатель ностью моделировки, точностью передачи всех деталей, что соответствовало принци- пластическая проработка кости, усиливающая пам реалистического искусства того времени. Их появление не стало случайностью. впечатление от созданного мастером живого П. Р. Багратион был ценителем изящных искусств, хорошим знакомым К. Брюллова реалистического изображения.

и других известных художников. Он имел право выбора – кому из современников зака- К 1860-м гг. принадлежат рельефные рез зывать свой портрет. Его писал К. Брюллов, вырезал из кости Я. Серяков. ные портреты и бюсты горожан и горожанок, Из числа мужских профильных портретов по атрибуции М. Ромма выделяется про- многие из которых исполнены с величайшим фильное погрудное изображение генерал-адъютанта, генерала от инфантерии Михаи- искусством. Женские портреты середины ла Ивановича Драгомилова (1830–1905), которое было исполнено в 1867 г. на овальной ХIХ в. представляют собой галерею образов, пластине (инв. № ЭРК-1231). Он много писал по военному делу, в 1866 г. были изда- типичных для своей эпохи (инв. № ЭРК-818, ны наиболее известные публике «Очерки австро-прусской войны 1866 г.». Позднее им 1123, 1241, 1239). Их миловидные лица, при были опубликованы и другие работы. Я. Серяков явно предпочитал резать профильные чески с разнообразно уложенными волосами, портреты, чаще всего с поворотом фигуры в левую сторону. Этот портрет имеет по- серьги, украшения платьев – все зафиксиро ворот в правую сторону. В таком же ракурсе был исполнен в 1868 г. портрет великого вано и все точно указывает на их социальную князя Николая Николаевича старшего в генеральском мундире с орденами на груди принадлежность. Среди них нет царствен (инв. № ЭРК-1101). Серяков запечатлел этого человека вскоре после его участия ных персон, это представители городских в Крымской войне, за боевые действия в которой награжденного орденом Св. Геор- сословий (инв. № ЭРК-1233). Они расширя гия 4-й степени. С 1856 г. Драгомилов был генерал-адъютантом;

позднее, в период рус- ют наши представления о людях прошлых ско-турецкой войны 1877–1878 гг. – главнокомандующим Дунайской армии, за участие эпох. К числу этих портретов можно от в боях и взятие Плевны награжден орденами Св. Георгия 2-й и 1-й степеней. нести и медальон с тремя профилями детей Резчик использовал неправильной формы шестиугольную вытянутую пласти- 1854 г., напоминающий о традициях порт- Портрет драматической актрисы ну, которая явно предназначалась для овальной рамы. Об этом говорит закругленное ретного искусства предшествующих времен А. Н. Каратыгиной. Середина XIX в.

построение нижней части бюста. Без сомнения, обращает на себя внимание тщательная (инв. № ЭРК-1235). Кость рельеф, гравировка 192 ЯКОВ СЕРЯКОВ – МАСТЕР КАМЕРНОГО ПОРТРЕТА И. Н. УХАНОВА Медальон с портретами детей. 1854. Кость, рельеф Портрет К. И. Баха. 1840. Кость, рельеф Портреты неизвестных дам. 1840–1860. Кость, объемная резьба, гравировка 194 ЯКОВ СЕРЯКОВ – МАСТЕР КАМЕРНОГО ПОРТРЕТА И. Н. УХАНОВА Портрет митрополита Исидора.

Середина XIX в. Кость, рельеф Необычным по своему пластическому решению является рельефный портрет митро полита (инв. № ЭРК-1236), на груди которого – различные орденские награды. Ориги налом такому портрету могли служить и используемая чаще всего литография, и вполне популярная в те годы фотография. Персонаж, судя по его торжественному расположе нию, сидел в кресле за столом, его правая рука опиралась на книгу. Поясное изображе ние фигуры с незначительным разворотом в правую сторону оказалось довольно слож ным для костореза, поэтому правая рука, также как и клобук, словно вышли за пределы пластины. Однако лицо митрополита отличается несомненной выразительностью и концентрирует на себе внимание зрителя. Сравнения с портретами митрополитов, которые приведены в сочинении С. Г. Рункевича, а также с учетом временных рамок творческой работы Я. Серякова, следует высказать мнение, что на костяной пластине изображен митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Исидор, свой титул по лучивший при коронации Александра II в 1856 г.9 Он родился в 1799 г. в Каширском уезде Тульской губернии, окончил местную семинарию. Затем успешно трудился в раз ных епархиях России. В Петербурге митрополит служил 32 года. Активно заботился о благе народа, большое внимание уделял организации школ и развитию образования.

Не случайно эта личность привлекла к себе внимание его современника, резчика по кости Я. П. Серякова.

Из светских портретов-бюстов, каждый из которых имеет свои привлекательные особенности (инв. № ЭРК-1245, 1246), следует выделить портрет 1868 г. неизвестного купца с наградными медалями на шее и сюртуке (инв. № ЭРК-964). Лицо этого человека свидетельствует об уме, о силе воли и внутренней энергии. Резчик блестяще справился Портреты неизвестных. Середина XIX в. Кость, рельеф, гравировка 196 ЯКОВ СЕРЯКОВ – МАСТЕР КАМЕРНОГО ПОРТРЕТА И. Н. УХАНОВА Портреты неизвестных. 1857–1861. Кость, объемная скульптура Портрет неизвестной дамы. 1860. Мужской бюст в драпировке. Середина XIX в.

Кость, объемная скульптура Кость, объемная скульптура с поставленной задачей – раскрыть характер человека, который всем своим видом как бы иллюстрирует степень важности своего сословия. Не менее выразителен мужской бюст с пышными усами и окладистой бородой, выполненный в 1844 г. (инв. № ЭРК-1244).

Мастер передал сосредоточенное выражение лица, плотность фигуры, тщательно проработал как общую форму, так и мельчайшие детали. Резчику удалось создать вы разительный, характерный образ незаурядного человека. М. Ромм предполагал, что это портрет царского кучера. Представляется, что внимание Серякова привлек дру гой человек, о котором много писали в прессе как о герое, проявившем подлинную отвагу при тушении пожара Большого театра в Москве в марте 1853 г. Это портрет Василия Гавриловича Марина – крестьянина Ростовского уезда Ярославской губер нии. В Петербурге первоначально он занимался кровельным делом, затем работал на Колпинском заводе котельщиком. Возвращаясь весной 1853 г. с родины в Петербург, он решил задержаться в Москве, чтобы полюбоваться на архитектурные памятники, и случайно попал на пожар. Он был отмечен вниманием горожан за героизм, а его пор трет напечатали в типографии А. Семена. Именно с него Яков Серяков резал костяной бюст. Между тем работы велись не только над портретами. В 1862 г., например, мастер трудился над костяным Распятием, и как отмечал «Русский художественный листок», «с превосходного оригинала». Скорее всего, это была заказная работа, но судьба ее остается неизвестной.

Среди исследователей нет общего мнения о дате смерти этого талантливого чело века. Существующая наиболее поздняя работа датирована 1868 г., стало быть, крайней Портрет купца. 1868. Портрет В. Г. Марина. 1850-е.

датой можно считать конец 1860-х гг., но возможно и иное предположение.

Кость, объемная скульптура Кость, объемная скульптура 198 И. Н. УХАНОВА Эрмитажная коллекция произведений петербургского резчика по кости Якова Пан филовича Серякова, «мастера портрета», как его назвали современники ХIХ столетия, позволят нам осознать значимость художников разного уровня, которые в равной мере с прославленными скульпторами, обучавшимися в художественных академиях Петер бурга и за рубежом, вносили свой вклад в развитие русской культуры и изобразительное искусство.

М. М. Евтушенко Томиловская Е. Резчик по кости Я. П. Серя- Архивный документ из РГИА от 1848 г.

1 ков (крестьянин-самоучка) // Тр. этногра- приведен в работе: Уханова И. Н. Указ. соч.

фо-археологического музея. 1928. Вып. 4. С. 184, 187.

Ф. Г. СОЛНЦЕВ – ХРАНИТЕЛЬ ТРАДИЦИЙ С. 81;

Ромм М. Скульптор Яков Серяков. СПб., Ромм М. Скульптор Яков Серяков // Искус ДРЕВНЕРУССКОГО ИКОНОПИСНОГО НАСЛЕДИЯ 1998;

Уханова И. Н. Резьба по кости в России ство. 1969. Вып. 10. С. 66.

ХVIII–ХIХ веков. Л., 1981. С. 180–186. Епатко Ю. Г. Русская плакетка на аукцио Пахатов В. В. Жизнь ваятеля Якова Серя не Sothby’s // Antiq. Info. № 4. 2003, май.

Академик исторической живописи Федор Григорьевич Солнцев (1801–1892) был кова // Краевед. записки. Кострома. 2003.

С. 17.

Вып. VI. С. 73. Автор приводит сведения для своей эпохи фигурой чрезвычайно значимой, прежде всего, в связи с той ролью, Christie’s Imperial Post Revoluzionary. Russian о двоюродном брате Якова Панфиловича – которую сыграл в процессе изучения, сохранения и восстановления древнерусского Art. 1988. 6 oct. № 28, 29.

Лаврентии Авксентьевиче Серякове, просла- культурного наследия, а также реформ иконописного дела.

Taylor K. V. H. Russian Art at Hillwood. Wa вившемся искусством гравирования.

Важным и ответственным этапом творческой биографии мастера стал период его shington, 1988. P. 94.

Наиболее подробно на этом факте остано работы над иконостасами православных церквей в западных губерниях Российской им Рункевич С. Г. Александро-Невская лавра. 1713– вился В. В. Пахатов. См.: Пахатов В. В. Указ.

перии (1858–1866). Возглавляло эту работу Министерство государственных имуществ 1913. СПб., 1913. С. 911.

соч. С. 74–76.

под руководством М. Н. Муравьева, куда Ф. Г. Солнцев был принят на службу 26 июля 1858 г.

В мемуарах сам художник оставил об этом лаконичную запись: «В июле 1858 г. я был приглашен от Министерства Гос. Имуществ заведовать работами по изготовлению ико ностасов, приготовлявшихся для церквей западных губерний. Во время моей восьмилет ней службы при этом министерстве было изготовлено и отослано, по принадлежности, более 200-т иконостасов»1.

Во время своих командировок по древнерусским городам, предпринятым в 1830– 1850 гг. по инициативе А. Н. Оленина, Федор Григорьевич изготовил не только боль шое количество рисунков сохранившихся архитектурных памятников и интерьеров древнерусских церквей, но в том числе и множество иконостасов2. Его рисунки были исключительно подробными. Помимо иконостасов, изображенных в конкретном ин терьере с указанием, где и в каком храме они находятся, были даны и их схематические прориси с подписями к изображениям святых и пророков. Поэтому поручение изгото вить иконостасы храмов западных губерний было для Солнцева не случайным.

К началу XIX в. завершился процесс включения западных земель в состав Россий ской империи. В экономическом и сословном отношении этот край находился в том же состоянии, что и остальные губернии, однако уровень социальной напряженности был выше. Это объяснялось тем, что здесь слились три проблемы – социальная, конфессио нальная и национальная.

Придя к власти в 1825 г., император Николай I вплотную столкнулся с этим поло жением.

Идея укрепления православного элемента в западных губерниях возникла еще в XVIII в. В годы правления Екатерины Великой после трех разделов Польши – в 1772, Ф. Г. СОЛНЦЕВ – ХРАНИТЕЛЬ ТРАДИЦИЙ ДРЕВНЕРУССКОГО ИКОНОПИСНОГО НАСЛЕДИЯ М. М. ЕВТУШЕНКО только содействовало ее политике, но и находило ее меры недостаточно энергичными.

В короткий срок к православию обращено было до 3 млн. униатов»7. Белорусы и ма лороссы, населявшие эти земли, имели с русскими общую конфессиональную принад лежность еще со времен Древней Руси. Православие для этих народов было не только мировоззрением, но и культурно-эстетической доминантой бытия.

Россия как государство христианское органично входила в контекст европейских стран. Она граничила со многими государствами, и перед ней в силу географического положения всегда стояла проблема соединения опыта различных народов. К тому же русскому национальному характеру всегда была свойственна восприимчивость. Но так сложилось исторически, что вторжение западной культуры с ее духовными ценностями и установками со временем стало приобретать вид политической экспансии. К этому времени для православного населения западных земель, живущего в условиях давления иноверной и иноязычной среды, сохранение своих национальных традиций и веры стало обязательным условием сохранения самой нации. К тому же политика польской знати, лелеявшая мечту о самостоятельности Польши и возвращении ей западных об ластей, отошедших после трех разделов, обернулась прямой угрозой целостности им перии, что и показал мятеж 1830–1831 гг.

Уже 12 декабря 1825 г. в письме Ростовцева8, предупреждающего о заговоре де кабристов, Николай I прочел: «…Пользуясь междоусобиями… Польша, может быть Е. И. Поляков. Портрет Ф. Г. Солнцева. и Литва, от нас отделятся;

Европа вычеркнет раздираемую Россию из списка держав 1880-е своих и сделает ее державою азиатскою…»9 А день 14 декабря обрек императора «…некоторым образом на роль укротителя революций»10.

Как показала история, после восстания декабристов Польский мятеж 1830–1831 гг.

17933 и 1795 гг.4 – в состав Российской империи вошло девять западных губерний.

был вторым страшным ударом для императора. Н. К. Шильдер писал, что: «1831 год На территории бывшего Великого герцогства Варшавского было образовано королев стал годом страшного расчета между Россией и Польшей»11.

ство Польское, которое присоединилось к составу России. Разделы привели к поте В 1816 г., путешествуя по России, великий князь Николай Павлович отмечал в своем ре Польшей своей независимости, однако польские магнаты все же сохранили здесь дневнике: «В Белоруссии дворянство, состоящее из весьма богатых поляков, отнюдь не свои родовые поместья. Это было, по сути, договором между польской феодальной показало преданности России (имеется в виду 1812 год. – М. Е.)… Крестьяне их почти аристократией, с одной стороны, и тремя державами – Россией, Австрией и Пруссией – все на тяжелом оброке и весьма бедны… Также не совсем бесполезно будет упомянуть, с другой. Однако шляхтичи окончательно не смирились с таким положением, и русское что здесь… 37 католицких монастырей, из коих половина почти иезуитских… всякий правительство не могло не осознавать этого.

день они обращают в свою веру молодых людей»12.

Следует упомянуть, что уже после первого раздела Польши в 1772 г. к России отошли По мнению Л. В. Выскочкова, император Николай I – достаточно умный и трезвый земли с населением 1 млн православных. Еще со времен Городельского постановления политик – «прежде всего, беспокоился о своем доме и отнюдь не стремился к интер 1413 г. господствующей религией в этих краях был католицизм. Это же постановление венции и вмешательству во внутренние дела соседних государств»13. Однако он со всей открыто запрещало возобновлять и вновь строить православные храмы, из которых мно решительностью занялся укреплением границ своей страны и улучшением положения гие передавались католикам под предлогом малого числа прихожан. Делопроизводство православных в западных губерниях. «…Я далек от желания расширить нашу терри велось на польском языке, высшие государственные должности занимали католики, торию, и хотел бы стянуть к себе население всей России, – говорил он… – Улучшить в меньшей степени – униаты5. У них был более высокий уровень образования. Право участь русских было бы важнее, чем увеличить мои владения»14.

славные оставались бесправными и в политическом, и в социальном отношении. Иму Революционное движение, охватившее в то время Западную Европу, внутренние щественное и социальное неравенство между католиками и православными, а также раз проблемы страны и восстание в королевстве Польском заставили царя безотлагательно новерие со временем стало серьезной проблемой на этих территориях6. Следует отметить заняться решением этих наболевших проблем и обратиться к идее, которая могла бы и то, что именно эти земли входили в так называемую «черту оседлости», и обращение консолидировать нацию. Каждый подданный империи, живущий не только в столице, иудеев в православную веру, по-видимому, также могло входить в планы царизма.

но и в отдаленных ее губерниях, должен чувствовать себя частью единого целого, защи В конце XVIII в. был принят ряд мер, укреплявших положение православного населе щенным государством. Представители титульной нации, исповедующие православную ния, так как императрица Екатерина смотрела на эту территорию как на «…заселенную веру, не должны испытывать в своей родной стране давление со стороны иноверцев.

русскими и, наконец, соединенную с Россией. Местное население и духовенство не 202 Ф. Г. СОЛНЦЕВ – ХРАНИТЕЛЬ ТРАДИЦИЙ ДРЕВНЕРУССКОГО ИКОНОПИСНОГО НАСЛЕДИЯ М. М. ЕВТУШЕНКО Будучи религиозным и набожным и осознавая себя помазанником Божиим, царь На освободившихся территориях имений находилось множество католических также видел свое высшее предназначение в укреплении самодержавия и сохранении костелов и униатских церквей, которые решено было перестроить под православные, чистоты веры. а разрушенные православные храмы восстановить и отремонтировать21. Программа за Такие действия со стороны государственной власти определенной частью общества тянулась на долгие годы ввиду отсутствия свободных денежных средств. Лишь в 1845 г.

были приняты неоднозначно. Идею укрепления монархии разделяли не все. Как пи- по распоряжению Святейшего Синода на устройство церквей в Министерство гос. иму сал А. И. Герцен, желанием «…отрезаться от Европы, от просвещения, от революции, ществ было отдано распоряжение о церковно-строительных операциях, составлены пугавшей его с 14-го декабря, Николай со своей стороны поднял хоругвь православия, проекты и сметы на восстановление и назначены торги на взятие построек с подряда22.

самодержавия, народности…»15. Для середины XIX в. была характерна регламентация строительства, в том числе Резкое неприятие императором тайных лож и масонства с их космополитическими и культового. Это явление нельзя рассматривать вне общей политической программы традициями, претензии Ватикана на идейное влияние в государстве считалось теперь императора Николая I, направленной на укрепление веры и государственности. Потому абсолютным злом. Царь решил ликвидировать наследие, «…оставленное Петром Вели- церкви было решено возводить в русско-византийском стиле, который царь пытался ким в виде скороспелой поверхностной цивилизации и приступить к созданию новой, возродить и закрепить официально для церковных построек23. Законодателем стиля согласованной с национальным духом»16. был признан архитектор К. А. Тон. Основоположник русской архитектурной теории Важно отметить, что идея укрепления западных губерний к середине XIX в. ис- И. И. Свиязев считал, что Тон в своих постройках сумел «выразить идею православной ходила уже не только из столицы Российской империи, но также из правящих уч- церкви архитектоническим языком»24.

реждений западных земель, поскольку они находились в крайне расстроенном При восстановлении церквей большое внимание обращалось на их внутреннее бла экономическом положении. Например, в обнаруженном нами в архиве донесении ви- голепие. Не было ни одной церкви, в которой не нужно было бы «переменить ико тебского губернатора от 1855 г. на имя государя сказано, что крестьяне голодают, кругом: ностаса …»25. Храмы также следовало обеспечить предметами культа, облачениями «…нищета страшная, а рядом роскошь помещиков;

жизненные силы края совершен- и иконами, которые стали посылать туда в большом количестве26. Часто иконы посту но истощились в нравственном и физическом отношении;

расслабление достигло пали от частных лиц27.

крайних пределов …»17 В качестве руководителя при изготовлении таких иконостасов был привлечен Однако политика русификации края нуждалась не только в теоретическом обос- Ф. Г. Солнцев. Перед художником была поставлена задача, прежде всего, писать иконы новании, но и в целой системе, которая воплощала бы идейные установки в конкрет- канонически грамотные, выдержанные в духе ортодоксального православия, свободные ные образы. В отсутствие до середины XIX в. достаточно развитой самостоятельной от католических влияний. Несмотря на то что Федор Григорьевич в то время уже был русской философской мысли религиозная живопись как раз являлась не столько об- авторитетным знатоком религиозной живописи, все свои работы он должен был согла ластью искусства, сколько философско-эстетической и мировоззренческой сферой. совывать с цензурой Святейшего Синода, так как в то время уровень отбора, контроля Со временем менялись стили и направления, входили в моду новые идеи, но православ- и интерпретации работ иконописцев брал на себя Синод.

ная иконопись не менялась по моде современных течений. Преемственность право- Годы становления местной иконописной школы здесь падали на XV–XVI вв., когда славной культуры, ее консерватизм и каноничность в данном случае были ее сильной эти земли входили сначала в состав Великого княжества Литовского, а затем с 1569 г. – стороной. Потому логически следовало, что укреплять положение русских в этом крае Речи Посполитой. Основная масса иконописцев, а также патриаршие и монастырские нужно с возвышения веры и, прежде всего, с восстановления разрушенных там пра- мастерские, старались придерживаться древнерусских образцов и срисовывали иконы вославных церквей. Именно на западных границах империи, где православные тесно с подлинников. Но участие светских художников в церковных заказах, а также худож соприкасались с католиками, влияние Ватикана было особенно заметным. Отсюда оно ников-католиков постепенно привело к тому, что границы между православным и ино должно было искореняться. словным стали прозрачными. Размывание канона происходило постепенно, начиная В 1831 г. был создан специальный Западный комитет18. Судя по архивным доку- с XVI в., когда «…фряжское письмо пришло с Запада сначала в Литву, а потом в Рос ментам, перед Комитетом стояла четкая задача «…изыскивать средства к ослаблению сию…»28. Фряжские письма создавались методом и по правилам западноевропейской и уничтожению революционных элементов в крае, к противодействию к преступным живописи. Но кроме технологии постепенно менялась и иконография29.

стремлениям Римо-католического духовенства, к возвышению значения Православной Иконографический канон включал в себя не только общую композицию, колорит Церкви и ее духовенства, к усилению в крае русского элемента…»19. и детали изображения. «К числу канонических требований должно быть отнесено Помещики, участвовавшие в восстании, высылались в отдаленные губернии, их име- непременное отсутствие на православных иконах черт чувственной, плотской при ния конфисковывались, а доходы от них назначались на пособие «возвращающимся влекательности, которую мы можем наблюдать в картинах итальянских и испанских в отечество изгнанникам», т. е. обедневшим русским дворянам и государственным крестья- мастеров»30.

нам православного исповедания, которыми заселялись эти имения. В периодических жур- В годы правления императора Николая I церковное искусство находилось под конт налах стали появляться статьи, где тема западных губерний достаточно широко освеща- ролем. В отдаленные места Российской империи была разослана книга: «Собрание пла лась20. Переселение дворян активно шло уже в конце 1830 – начале 1840-х гг. нов, фасадов и профилей для сооружения Православных храмов», в которой собраны 204 Ф. Г. СОЛНЦЕВ – ХРАНИТЕЛЬ ТРАДИЦИЙ ДРЕВНЕРУССКОГО ИКОНОПИСНОГО НАСЛЕДИЯ М. М. ЕВТУШЕНКО четкие рекомендации по строительству церквей. Общество поощрения художников также принимало на себя заказы по изготовлению живописных образов «отдельно и для целых иконостасов»31.

После смерти императора в 1855 г. восстановление иконостасов в церквях Западного края поручено было именно Ф. Г. Солнцеву.

Кроме вышеупомянутых причин, т. е. засилья католиков на данных территориях, существовали также и проблемы оснащения православных храмов канонически вер ными иконами. Епархиальные архиереи, служившие в тех областях, неоднократно отправляли просьбы в Святейший Синод прислать в их края грамотных иконопис цев. Например, в рапорте архиепископа Могилевского и Мстиславского Анатолия от 20 декабря 1859 г. говорилось: «В удаленных от столиц западных областях чрезвычай но затруднительно отыскать хороших иконописцев, и самые искусные из них пишут иконы с гравюр и эстампов, издаваемых на западе, преимущественно в Париже, на коих святые лики изображаются несообразно с духом и преданиями православной церкви …»32 В этом же рапорте архиепископ обращался с просьбой к Святейшему Синоду поручить какому-нибудь искусному художнику по исторической живописи снять копии с настоящих православных икон и копии разослать в Консистории за падных епархий, «с тем, чтобы при заключении условий с иконописцами, вызываю щимися писать иконостасы, требовать, чтобы они строго придерживались рисунка тех ликов…»33.

Польское восстание 1863 г. только ускорило процессы русификации западных зе мель. Правительством и частными лицами были предприняты этнографические, ис торические и религиозные исследования. Их цель была объяснить народу России и оправдать доминирующую роль русского этноса в развитии культуры и письменно сти на пограничных территориях. В Санкт-Петербурге под руководством тайно го советника П. Н. Батюшкова, знаменитого изданиями по истории, археологии и этнографии северо- и юго-западных окраин России, вышло в свет первое издание «Вероисповедного атласа в Западных губерниях»34 тиражом 100 экземпляров. К нему был приложен альбом проектов постройки православных церквей в белорусских гу берниях. Стоил такой атлас 5000 руб., но издание не поступило в продажу, а было безвозмездно разослано в собственные библиотеки государственных лиц. Второе из дание этого атласа тиражом 1000 экземпляров было уже распродано по цене 3600 руб.

Почти сразу после этого, т. е. с 1868 г., по поручению министра Министерства внут ренних дел П. А. Валуева35 стал публиковаться восьмитомный исторический труд под названием «Памятники Русской старины в Западных губерниях империи, издаваемые по Высочайшему повелению П. Н. Батюшковым». Это издание курировал академик Измаил Иванович Срезневский (1812–1880). К сборникам прилагались альбомы с ри сунками, изображающими памятники древнерусского зодчества, церковной утвари, иконописи, облачений, а также книги религиозного содержания. Рисунки были ис полнены художниками В. В. Грязновым, А. Д. Крохиным, М. Пуцилло, И. П. Трутне вым, Д. Н. Чемодановым.

Первые четыре выпуска вышли одновременно в одном альбоме in-folio. Они были кратки и не предполагали предварительной научной работы. Однако в последу ющих томах уже давались подробные исторические справки, предварявшие каждый Титульный лист многотомника «Памятники Русской старины рисунок. в Западных губерниях империи…». 1868– 206 Ф. Г. СОЛНЦЕВ – ХРАНИТЕЛЬ ТРАДИЦИЙ ДРЕВНЕРУССКОГО ИКОНОПИСНОГО НАСЛЕДИЯ М. М. ЕВТУШЕНКО Вид упраздненного костела. Проект перестройки костела в соборную православную церковь. «Памятники Русской старины Ф. Г. Солнцев. Вид костела (бывш. Георгиевская церковь) в Луцке.

в Западных губерниях империи…». Вып. II. Л. Проект перестройки. Собрание НИМ РАХ 208 Ф. Г. СОЛНЦЕВ – ХРАНИТЕЛЬ ТРАДИЦИЙ ДРЕВНЕРУССКОГО ИКОНОПИСНОГО НАСЛЕДИЯ М. М. ЕВТУШЕНКО Высочайше повелено было поручить академику Ф. Г. Солнцеву проверку и окон чательную отделку рисунков, которые впоследствии вместе с историческими и архео логическими материалами были доставлены П. Н. Батюшкову из Белоруссии и юго западных губерний для дальнейших монографий, входящих в состав предпринятого издания.

В архиве Научно-исследовательского музея Российской академии художеств нами обнаружено 15 подписных и датированных рисунков, созданных рукой Ф. Г. Солнце ва36. Рисунки объединены заглавием «Памятники Русской старины в Западных губерни ях империи. Холмская Русь» (1885), но в само издание они не вошли. На них изображе ны, в том числе, и перспективные виды церквей и упраздненных католических костелов с проектами перестроек их в православные храмы и планами их восстановления37.

На наш взгляд, проекты выглядят наивно: на них художник изобразил православные купола «луковки», венчающие костелы. Так он, видимо, понимал задачу перестройки храма. Внизу рисунков находятся надписи: «Вид костела, обращенного в Соборную церковь», «Вид проекта перестройки Церкви Преображения» и т. п. При сравнении ри сунков Ф. Г. Солнцева из собрания архива НИМ РАХ с опубликованными рисунками «Памятников…» поражает их сходство. Отличаются они друг от друга лишь незначи тельными деталями. Таким образом, можно сделать вывод, что установить подлинное авторство этих рисунков при их идентичности не представляется возможным в настоя щее время38.

На этих рисунках лишь фронтальные изображения храмов. В отличие от прежних работ мастера здесь не даны ни планы в разрезе, ни масштабы. Можно предположить, что, поскольку перепланировка и перестройка католических костелов в православные Ф. Г. Солнцев. Рисунок иконостаса. 1858. ГРМ церкви были связаны с большими капиталовложениями, сначала изменяли интерьер, так как сделать это было намного проще и дешевле. В первую очередь изготовляли ико наблюдением, художники – Майков, Васильев и Титов40. Кажется в 1866 г. заведование ностасы, наличие которых было характерным явлением для всех без исключения право постройками иконостасов в Зап. Губерниях предоставлено местным губернаторам. По славных церквей. Параллельно оснащали церкви иконами, и только затем постепенно этому я оставил службу при министерстве»41.

изменяли внешний вид. Так делалось еще и для того, чтобы как можно скорее освятить В 1830–1840-е гг. Федор Григорьевич много раз копировал образцы иконостасов, храм и начать в нем богослужение. Перестройкой можно было заняться во вторую оче увиденных им в различных средневековых храмах, и в своей работе 1858–1866 гг. он редь, пригласив для этого профессиональных архитекторов. Возможно, по этой причи еще раз в рисунках использовал уже знакомые приемы, которые он также применял для не рисунки Ф. Г. Солнцева в то время так и остались невостребованными.

оформления молитвословов. Сам Солнцев, скорее всего, непосредственно в работах не В Государственном Русском музее хранится датированный и подписной проект участвовал, так как не было необходимости в его физическом присутствии. Уже одно иконостаса39, выполненный Ф. Г. Солнцевым 9 июня 1858 г. Вверху имеется надпись:

количество иконостасов (более 200) свидетельствует о том, что художественной сторо «Удостоен Высочайшего Его Императорского Величества одобрения». Есть основание не и творческому поиску он не мог уделять должного внимания. Все было поставлено полагать, что это один из утвержденных проектов иконостасов для православных церк на поток. Солнцев останавливался на раз и навсегда усвоенных приемах изображения, вей Западных губерний, над которыми работал Ф. Г. Солнцев в течение восьми лет.

но это обстоятельство, возможно, входило в условие договора между Министерством По этому рисунку, точно передающему стиль Солнцева, можно воссоздать картину гос. имуществ и исполнителем. В иконах предполагалось точное следование канону.

того, что было сделано им за период с 1858 по 1866 г.

Это было главным требованием к иконописцу. Если техническая сторона изготовления Судьбу остальных эскизов или иконостасов восстановленных в XIX в. православ икон всегда обусловлена имеющимися в наличии средствами, то трактовка сюжетов, ных церквей проследить сложно, так как во время многочисленных войн и революций, внутреннее содержание и основные иконографические формы, с которыми связано это в результате которых русификация сменялась полонизацией края и наоборот, а также содержание, целиком определял заказчик, в данном случае – Святейший Синод.

в период Второй мировой войны на территории Белоруссии и Украины погибло множе Восстановление православных церквей в западных губерниях Российской импе ство храмов.

рии, над которым Ф. Г. Солнцев работал в течение восьми лет, было актом не столько В мемуарах Ф. Г. Солнцева по поводу изготовления иконостасов сказано: «Эскизы для культурной, сколько политической жизни страны. Эта деятельность мастера отража изображения святых, крестов, хоругвей и проч. составлял я сам, а писали их, под моим 210 Ф. Г. СОЛНЦЕВ – ХРАНИТЕЛЬ ТРАДИЦИЙ ДРЕВНЕРУССКОГО ИКОНОПИСНОГО НАСЛЕДИЯ М. М. ЕВТУШЕНКО ла одно из первоочередных направлений государственной политики царизма на этих был назначен директором 2-го Департамента церкви Св. Василия» (А-4635);

л. 4 «План Министерства гос. имуществ, с 1861 по 1867 г. – и перспективный вид Заручаевской церкви»

территориях. Усиление русского элемента и укрепление православия в середине XIX в.

министром МВД. (А-4634);

л. 5 «Перспективный вид костела, заметно ослабили остроту национально-религиозной ситуации в том регионе. Это об Архив НИМ РАХ. Фонд архитектурной гра- превращенного в православную Церковь стоятельство объективно способствовало консолидации русского народа с народами, фики, инв. № А-4621–24;

4626–35;

4638. и проект перестройки» (А-4632). Также за населяющими западные губернии. И роль академика Ф. Г. Солнцева в данном случае Там же, инв. № 4628, 4631, 4632, 4635. ставки к выпускам, особенно к V и VII, очень Совпадают следующие рисунки: Вып. I, за- напоминают руку Ф. Г. Солнцева, но имеют ставка к альбому (архивный номер А-4621);

подпись: «Рис. В. В. Грязновъ».

неоценима42. Герцен А. И. Собр. соч. в 30 т. М., 1954. Т. 9.

л. 2 «Мстиславский собор во Владимире ГРМ. Отдел рисунка и акварели XVIII–ХХ вв.

С. 137.

Солнцев Ф. Г. Моя жизнь и художественно Волынском. Вид на развалины» (А-4622);

Инв. № РБ.7939. Акварель. 0,322 0,468.

Де-Кюстин, маркиз. Указ. соч. С. 52.

археологические труды // Русская старина. л. 3 «Рисунки стен собора с остатками со- Фамилии в тексте даны без инициалов. Име Россия. Полное географическое описание… СПб., 1876. Т. XVI. С. 300, 301. хранившихся фресок» (А-4623);

Вып. II, на этих художников больше нигде не встре С. 109.

ОР РНБ. Ф. 712. Д. 842–873. Собрание ри л. 5 «Крестовоздвиженская церковь» (А-4627);

чаются. Часто иконописцы в документах Западный комитет просуществовал до 1848 г.

сунков Ф. Г. Солнцева. л. 7 «Вид собора. План и перспективный обозначали только свои фамилии.

См.: РГИА. Ф. 1267. Оп. 1. Д. 23. Л. 1.

К России отошли Белоруссия и Правобе вид» (А-4626 – в архиве надпись: «Бывшая Солнцев Ф. Г. Указ. соч. Т. XVI. С. 300.

Там же. Д. 34, 35. Л. 1.

режная Украина. Георгиевская церковь»);

Вып. III, л. 4 «Раз- См.: Евтушенко М. М. Восстановление пра См.: Для привлечения природных русских К России отошли западно-белорусские и за рез и перспективный вид Богоявленского вославных церквей в белорусско-литовских помещиков и дворян к принятию казенных падно-украинские земли (без Львова), бль- собора с показанием проекта его восста- землях в середине XIX в. // Белорус. сб. Ст.

имений западных губерний в администра шая часть Литвы и Курляндия. новления» (А-4630);

Вып. IV, л. 2 «Перспек- и материалы по истории и культуре Бело цию // Отечественные записки. Разд. «Со См.: Карташев А. В. Собр. соч.: В 2 т. Т. 2:

тивный вид развалин и фрагментов фресок руссии. СПб., 2002. Вып. 2. С. 180–183.

временная хроника». Тип. А. Бородина и К°.

Очерки по истории Русской церкви. М.:

1842. Т. ХХ. С. 1.

ТЕРРА, 1992. С. 267–297.

РГИА. Ф. 1267. Оп. 1. Д. 34, 35. Л. 7.

Свобода православия в границах Литвы – Там же. Ф. 384. Оп. 6. Д. 21. Л. 1 (1857, 1858).

Польши не отменялась во имя другой рели См.: Бенуа А. Н., Лансере Н. Дворцовое стро гии, но сама вера обречена была на гонение, ительство императора Николая I // Старые на политические ограничения и на перспек годы. 1913, июль – сент. С. 177.

тиву измены православию во имя господ См.: Пунин А. Н. Архитектура Петербурга ствующей в государстве римско-католиче середины XIX века. Л.: Лениздат, 1990. С. 51.

ской религии. См.: Карташев А. В. Указ. соч.

РГИА. Ф. 796. Оп. 141. Д. 443. Л. 1, 2 (1860).

С. 267–297.

Там же. Оп. 147. Д. 227. Л. 1.

Верхнее Поднепровье и Белоруссия // Рос Там же. Ф. 384. Оп. 6. Д. 21. Л. 8 (1857, 1858).

сия. Полное географическое описание на Воронец Е. Н. Несколько мыслей об отно шего отечества / Под общ. руководством шении искусства религиозно-исторической П. П. Семенова;

под ред. В. П. Семенова.

живописи в науке христианского богосло СПб., 1905. Т. IX. С. 102, 103.

вия. М., 1896. С. 19.

Я. И. Ростовцев, подпоручик лейб-гвардии В 1551 г. на Стоглавом соборе поднималась Егерского полка, исполняющий должность тема о борьбе с фряжским письмом. Там же старшего адъютанта командования гвардей было принято постановление, канонизиру ской пехоты, член Северного общества.

ющее письмо Андрея Рублева «Троица».

Корф М. А. Восшествие на престол импера См.: Буслаев Ф. И. Общее понятие о русской тора Николая I. СПб., 1857. С. 254.

иконописи // Соч. в 3-х т. СПб., 1908. Т. II.

Шильдер Н. К. Император Николай I. Его С. 340.

жизнь и царствование. СПб., 1903. Т. II.

РГИА. Ф. 796. Оп. 123 (1842). Д. 848. Л. 2.

С. 310.

Там же. Оп. 140. Д. 2012. Л. 1.

Там же. С. 333.

Там же.

Там же. Т. I. С. 68, 69.

Атлас народонаселения западнорусского края Выскочков Л. В. Император Николай I: чело по исповеданиям / Под руководством П. Н. Ба век и государь. СПб.: Изд-во СПб. гос. ун-та, тюшкова. 2-е изд. СПб., 1862, 1865.

2001. С. 283.

Валуев Петр Александрович (1814–1890) – Де-Кюстин, маркиз. Николаевская эпоха. М., писатель, государственный деятель. В 1858 г.

1910. С. 51.

ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ… А. В. Стрельников ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ФИНЛЯНДСКОГО В СОБРАНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭРМИТАЖА Среди многочисленных памятников истории Российской императорской армии в собрании Эрмитажа хранятся материалы, представляющие несомненный источнико ведческий интерес как по истории финской гвардии – Лейб-гвардии 3-го Финского стрелкового батальона, сформированного в 1829 г., так и по истории финских армей ских воинских частей, создававшихся на протяжении XIX столетия. Практически все части, формировавшиеся на территории Великого княжества, комплектовались его уро женцами и по своему составу носили национальный характер.

Тема истории финских войск как неотъемлемой части армии Российской империи на протяжении почти всего XIX столетия представляется интересной в первую очередь в связи с опытом организации и дальнейшего существования национальных воинских формирований, а именно такими были все финские части в составе общеимперского военного организма, имя которому Российская императорская армия. Конечно, наряду с финскими частями в составе русской армии в разное время находились и другие нацио нальные формирования, такие как созданный в 1817 г. Литовский корпус, вооруженные силы Царства Польского, противостоявшие правительственным войскам во время вос стания 1830–1831 гг., воинские части, сформированные в Закавказье.

В собрании Государственного Эрмитажа хранятся как произведения изобразитель ного и декоративно-прикладного искусства, так и памятники материальной культуры, являющиеся источниками по истории финских войск.

Произведения изобразительного искусства, в особенности мундирной и знаменной графики, хранящиеся в собрании Отдела истории русской культуры Государственного Эрмитажа, представляют собой весьма информативный источник по истории разви Л. А. Белоусов. Штаб- и обер-офицер Лейб-гвардии Финского тия обмундирования и снаряжения финских войск и способов его ношения на протя стрелкового батальона. Инв. № ОГ- жении XIX столетия. Наибольший интерес представляют раскрашенные литографии Л. А. Белоусова, помещенные в первом томе издания «Императорская российская ар подписями на русском и французском языках. Солдаты и офицеры на литографиях мия 1832–1844»1 (СПб. Б. г.), а также два листа литографий: один – из серии «Empire одеты в форму, присвоенную батальону в 1829 г. Она аналогича форме легкой гвардей de Russie» (автор Дитрих Монтен, исполнена в период 1830-х–1843 г.), другой – из ской пехоты – Лейб-гвардии Финляндского и Волынского полков, установленной для 14-й тетради издания «Мундиры Российской императорской армии 1824 года».

батальона в связи с причислением к молодой гвардии.

На этих литографиях Льва Александровича Белоусова2, раскрашенных акварелью На первой литографии3, на переднем плане, изображены штаб- и обер-офицеры ба и тушью, местами пройденных прозрачным лаком, изображены нижние чины и офице тальона;

нижний чин – в шинели. Офицеры, на первом плане, – в летней парадной ры батальона. Каждая из литографий размерами 41 30,3 см снабжена пояснительными 214 ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ… А. В. СТРЕЛЬНИКОВ и обшлагов. Судя по шифровкам на киверных чехлах «I. P.», художник изобразил чинов 1-й роты5. На груди унтер-офицера две награды: Знак отличия Военного ордена и ме даль за взятие Варшавы в 1831 г. Изображенную на литографии форму чины батальона носили в промежуток с 1 марта 1833 по 26 сентября 1834 г. Нижние чины изображены без суконных полуштиблет, отмененных в 1833 г., которые носили под панталонами, и с перевязями и ранцевыми ремнями образца 1828 г. (изменена ширина), замененными в 1836 г. на носимые крест-накрест на груди.

На третьей литографии6 изображены три нижних чина батальона: два стрелка – на переднем плане и один горнист – на заднем. Чины финского гвардейского батальона служили в изображенной форме с 1833 по 1843 гг, т. е. со времени введения летних панталон нового образца без козырьков до введения кивера нового образца 8 апреля 1843 г.

В 1819 г. 1-й и 2-й финские егерские полки были переименованы в 1-й и 2-й фин ские пехотные полки. В 1827 г. финские пехотные и егерский полки по проекту гене рал-губернатора Финляндии Закревского были переформированы в шесть стрелковых батальонов, упраздненных в 1830 г.7 На раскрашенной литографии из издания «Мунди ры Российской императорской армии 1824 года»8 изображен унтер-офицер финских пехотных полков, в позе четвертого темпа по уставной команде «на молитву». Нижний чин одет в темно-зеленый мундир со светло-синим лацканом, погонами, воротником, выкладками на фалдах, обшлагами и обшлажными клапанами. На ногах – панталоны белого цвета и черные краги с козырьками, закрывающими сверху обувь солдата. Галун, чешуя подбородочного ремня и гренада на кивере, пуговицы белого металла с изобра жением финского герба. Кутас и этишкетный шнур белые. Перевязи, лежащие крест накрест на груди солдата, также белые. Кивер образца 1817 г.

Следующая литография – из уже упоминавшейся серии «Empire de Russie». В ней финскому батальону посвящен один лист9, где изображена группа из полковника, обер-офицера и нижнего чина батальона, стоящих перед строем солдат. Здесь допу щена небольшая неточность, которая заключается в неверном изображении цвета ме талла на киверах. Вместо серебряного дан золотой. Датировать изображение можно периодом приблизительно с 1834 по 1843 г., т. е. с введения нижним чинам перевязей на груди крест-накрест и до введения в 1843 г. кивера нового образца взамен кивера образца 1828 г.

Завершая обзор мундирной графики как источника по истории обмундирования и снаряжения финских войск, можно сказать о том, что данная группа источников яв ляется исключительно ценной для исследователя истории военной формы в силу тща тельного исполнения листов названных серий. Кроме бесспорной общеисторической Л. А. Белоусов. Унтер-офицер и рядовой Лейб-гвардии Финского ценности, графика представляет собой первоклассный памятник изобразительного ис стрелкового батальона. Инв. № ОГ- кусства, превосходный по уровню исполнения. Надо отметить также и то, что рассмот ренные нами листы являются набором изображений, соответствующих мундирным регламентам, нельзя исключать возможность того, что художник не учел тех или иных форме для строя, нижний чин – в форме вне строя. На заднем плане – штаб-офицер неуставных вариантов ношения военной формы одежды, несомненно, имевших место в конном строю позади знаменных рядов, над которыми развевается Георгиевское знамя ба в армии Российской империи. Говоря о знаменной графике как об источнике по исто тальона, о чем свидетельствуют различимые георгиевские ленты с кистями и гвардейское на рии финских войск, мы имеем в виду образцовые рисунки, исполненные в Интендант вершие образца 1830 г. со знаком ордена Св. Георгия, подвязанным к основанию навершия.


ском управлении и хранящиеся ныне в коллекции знаменной графики Отдела истории На второй литографии4 изображены нижние чины в походной форме, в том чис русской культуры Государственного Эрмитажа.

ле один унтер-офицер, о чем свидетельствует галунная обшивка краев воротника 216 ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ… А. В. СТРЕЛЬНИКОВ образца. На рисунке видим полотнище, схожее с полотнищем Георгиевского знамени Лейб-гвардии Финского стрелкового батальона, и древко с кистями на лентах, увен чанное навершием для простых армейских знамен образца 1816 г. Крест белый, углы светло-синие, с изображениями в противоположных углах двух вензелей Александра I и двух финских геральдических львов, как на знамени гвардейского батальона.

2. Два рисунка знамени, пожалованного финским пехотным полкам в 1819 г. 31 мая 1819 г. император утвердил такой рисунок знамени (образца 1816 г.) для финских пехотных полков: крест зеленый, углы бело-синие, с вензелями Александра I, в центре креста – двуглавый орел с перуном и лавровым венком в лапах. На груди орла распо ложен геральдический щит, где вместо фигуры Св. Георгия Победоносца на коне, по ражающего змея, изображен финский национальный символ – золотой лев с саблями.

Навершие простое армейское, образца 1816 г.

3. Один рисунок – с изображением знамени, пожалованного Лейб-гвардии Фин скому стрелковому батальону 4 сентября 1829 г. при его зачислении в состав Гвардей ского корпуса12. На рисунке изображено знаменное полотнище, прикрепленное к древку с навершием и с кистями. Навершие образца 1816 г., знамя простое гвардей ское, с желтым крестом и вензелями Николая I в светло-синих углах. Национальный характер этой гвардейской части подчеркивало изображение финского геральдиче ского льва в щите на груди двуглавого орла. С 5 августа 1830 г. на гвардейские знамена и штандарты, даже на уже пожалованные, надлежало устанавливать новые навершия в виде двуглавого орла на шаре, позолоченного или посеребренного по металличе скому прибору. У Георгиевских знамен знак ордена Св. Георгия привязывался к трубке навершия на орденской ленте. Все последующие знамена надлежало жаловать с навер шием этого образца13.

4. Рисунок знамени14 утвержден 7 апреля 1855 г. Знамя пожаловано 1-му и 2-му по селенным батальонам 6 июня того же года. Знамя образца 1816 г., крест зеленый, углы бело-синие, навершие простое армейское, образца 1816 г., надписи на полотнище от сутствуют. В щите на груди двуглавого орла изображен финский геральдический лев.

5. Два рисунка знамен Лейб-гвардии Финского стрелкового батальона с изобра жением Георгиевского знамени батальона15 – рисунки изображают одно и тоже Геор гиевское знамя, с Георгиевским навершием образца 1807 г., с надписью в память по жалования знамени, состоявшегося 6 декабря 1833 г. Крест на знамени желтый, углы светло-синие, в противоположных углах – вензеля Николая I и изображения финского геральдического льва. Кисти – на Георгиевских лентах. Один из рисунков снабжен по яснительными подписями и с датой утверждения образца знамени. С первого взгляда, подписи к этому рисунку могут ввести в заблуждение. Первая гласит о том, что этот Неизвестный художник. Унтер-офицер финских рисунок является копией утвержденного 12 июля 1830 г. рисунка. Это не представля пехотных полков. Инв. № ОГ- ется достоверным, так как Георгиевское знамя было получено батальоном за участие в подавлении Польского восстания 1830–1831 гг. Вторая надпись сообщает об утверж Остановимся подробно на каждом из рисунков. дении императором 27 апреля 1832 г. этого рисунка. Эта надпись также вызывает сом 1. Рисунок с изображением знамени, пожалованного Финскому учебному стрелко- нения ввиду изображенного на рисунке навершия образца 1807 г., а не утвержденного вому батальону10 в 1856 г. Рисунок знамени был утвержден императором 15 декабря 5 августа 1830 г. для гвардии. На всех последующих изображениях Георгиевское знамя 1856 г. Это было последнее пожалование знамени образца 1813 г. Этот факт интересен финских стрелков изображается только с навершием образца 1830 г.16 – согласно вы потому, что 30 августа 1856 г. были установлены новые образцы знамен для стрелковых сочайшему повелению от 5 августа 1830 г. все жалуемые гвардейским частям знамена и пехотных частей. Тем не менее финским стрелкам было пожаловано знамя прежнего надлежало изготовлять с навершиями нового образца. К сожалению, этот рисунок, как 218 ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ… А. В. СТРЕЛЬНИКОВ и повторяющий его, не может считаться достоверным источником в передаче деталей На протяжении всей истории финских войск основной особенностью, отличавшей изображенного на нем знамени. их от остальной гвардии и армии, были, кроме знамен, следующие элементы обмунди 6. Проектный рисунок правого нижнего угла для Георгиевского знамени финских рования: наличие на пуговицах, шейных офицерских знаках (до их отмены в 1858 г.) гвардейских стрелков с изображением геральдического символа Великого княжества и киверных гербах элементов национальной символики и светло-синее приборное сук Финляндского17 – льва, попирающего саблю и держащего в левой лапе меч. Рисунок но, так как светло-синий цвет являлся тогда, впрочем как и сейчас, национальным цве подписан: «S. Shifard». том Финляндии.

7. Два рисунка с изображением лицевой и оборотной сторон штандарта Финского 13 июня 1820 г. были утверждены офицерские знаки для финских войск, отличавши драгунского полка, пожалованного полку при его формировании в 1889 г.18 Обращают еся от русских образцов (1820) тем, что в щите на груди двуглавого орла, находившегося на себя внимание навершие не в виде православного креста, как у навершия общеар- в центре знака, вместо московского герба был помещен герб Великого княжества Фин мейского типа (образца 1883 г.), а в виде лютеранского, а также отсутствие изображе- ляндского22. Впоследствии знаки для батальона неоднократно менялись, но их компози ния полковой иконы на передней части штандарта. Такие особенности продиктованы ция оставалась примерно одинаковой, т. е. всегда на груди орла оставался финский герб.

тем, что Финский драгунский полк комплектовался из уроженцев Великого княжества 16 июля 1829 г. Лейб-гвардии Финскому стрелковому батальону, в связи с причис Финляндского, которые относились к неправославному населению страны и считались лением его к составу Молодой гвардии, было присвоено обмундирование, как у полков иноверцами. Для знамен и штандартов таких частей войск вместо полковой иконы над- легкой гвардейской пехоты, т. е. как у Егерского, Финляндского и Волынского полков, лежало изображать Государственный герб Российской империи. но с выпушками, обшлажными клапанами, погонами и подбоем офицерских эполет Знаменная графика имеет большое значение для воссоздания внешнего вида знамен, из светло-синего сукна, с пуговицами белого металла и белыми петлицами у нижних в том числе утраченных, поскольку не всегда можно полагаться только на текстовые описания. Некоторые знамена, изображенные на графических листах, могут быть утра ченными, многие, находящиеся в различных собраниях, подлежат реставрации. Поэто му, опираясь на графические материалы, можно получить более полное представление о внешнем виде символов воинских частей и подразделений Российской император ской армии, и в частности финских войск.

В царствование императора Александра II на Императорском фарфоровом заводе была изготовлена серия тарелок с изображением формы одежды русской армии и гвар дии. Начало изготовления этой серии приходится на 1866 г., образцом для росписи служили рисунки академика К. К. Пиратского, исполненные им по материалам музея Главного интендантского управления. Тарелки из этой серии расписывались худож никами-копиистами Императорского фарфорового завода в двух экземплярах – один предназначался императору Александру II, а другой – наследнику престола. Оригиналь ные рисунки для этой серии хранятся в Государственном Русском музее. Необходимо сказать о том, что сами тарелки являются вторичными источниками, так как первичны ми следует считать оргинальные рисунки, выполненные К. К. Пиратским.

В собрании Государственного Эрмитажа хранится несколько тарелок из этой серии.

Одна из них, исполненная художником А. Морозовым19 по рисунку К. К. Пиратского в 1871 г., украшена изображением группы нижних чинов и офицеров Лейб-гвардии 3-го Финского стрелкового батальона, одетых в различные варианты городской и по ходной форм одежды.

Предметы униформы и обмундирования финских войск достаточно редко встре чаются в отечественных музейных собраниях. Тем не менее в коллекции ОИРК Го сударственного Эрмитажа находится три мундирные вещи Лейб-гвардии Финского стрелкового батальона, принадлежавшие его шефам – императорам Александру II и Александру III. Это мундиры образцов 1829 и 1856 гг., а также солдатская фуражка 1-й роты20, которая, судя по сохранившейся на подкладке надписи, была подарена 5 июня 1848 г. великому князю Александру Александровичу, зачисленному в этот день Мундир Лейб-гвардии Финского стрелкового батальона в списки батальона21. образца 1829 г. Инв. № ЭРТ- 220 ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ… А. В. СТРЕЛЬНИКОВ Гербовые пуговицы с офицерского мундира Лейб-гвардии Финского стрелкового батальона образца 1929 г.

чинов, серебряными – у офицеров, на пуговицах у нижних чинов – с гренадой вмес то двуглавого орла, присвоенного офицерам, и с гербом Великого княжества Фин Мундир Лейб-гвардии Финского стрелкового батальона ляндского в щите на груди орла как на кивере, офицерских пуговицах, так и на офи образца 1856 г. Инв. № ЭРТ- церских знаках. На гербе этом был изображен окруженный звездами лев с саблей в передних лапах. Вместо ружей и обыкновенных тесаков батальону были присвоены штуцера и съемные тесаки, подобные тем, что имелись в гренадерских и других стрел- кармашек для карманных часов императора. По борту, краям воротника, обшлагов ковых батальонах23. и обшлажных клапанов, на клапанах фалд – светло-синяя выпушка.


Мундир Лейб-гвардии Финского стрелкового батальона образца 1829 г., находящий- Знамя Финского учебного стрелкового батальона было последним пожалованным ся в коллекции ОИРК24, датируется 1831 г. Он фрачного покроя, с лацканами цвета в русской армии знаменем образца 1813 г. Рисунок его был утвержден императором мундирного сукна;

по краям лацканов, фалд, обшлагов, обшлажных клапанов и ворот- 15 декабря 1856 г. Это знамя хранится в собрании знамен и знаменных принадлеж ника – светло-синяя выпушка. Приборный металл – серебро. Пуговицы на мундире – ностей ОИРК Государственного Эрмитажа26. Шелковое полотнище знамени укреплено с изображением герба Великого княжества Финляндского. К сожалению, не пред- на древке со скобой, навершие утрачено. Все изображения на полотнище нанесены ставляется возможным сравнить по качеству сукна и отделки этот мундир с другими, краской. Крест белый, углы полотнища синие с вензелями императора Александра II принадлежавшими офицерам батальона. Тем не менее этот экземпляр являет собой ин- и гербами Великого княжества Финляндского в противоположных углах. Вензеля изоб тересный образец портновского искусства того времени. ражены под императорской короной, обрамленные лавровыми венками, перевитыми Мундир образца 1856 г. из коллекции фонда военного костюма ОИРК Государ- лентами. В центральном круге на полотнище изображен двуглавый орел, увенчанный ственного Эрмитажа25 также принадлежал императору Александру II. Он нового полу- императорской короной, с лавровым венком, перуном и молниями в лапах. На груди кафтанного кроя, с светло-синим лацканом, характерными пуговицами с изображени- орла помещен щит с изображением св. Георгия Победоносца. Центральный круг так ем герба Великого княжества Финляндского. Этот мундир отличает одна любопытная же обрамлен лавровым венком, перевитым лентами. Полотнище шелковое, сотканное деталь: на правом борту, на участке, закрываемом лацканом, находится маленький из нескольких частей. Над венком изображена императорская корона. Сохранность 222 ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ… А. В. СТРЕЛЬНИКОВ полотнища очень хорошая, шелк практически не сечется, роспись не потускнела. Такое положено иметь кириллическую Р (рота). школу с постоянным кадровым офицерским См.: Историческое описание одежды и воо- составом и сменяющимся составом из при состояние полотнища можно объяснить тем, что Финский учебный стрелковый бата ружения российских войск, составленное по командированных к нему нижних чинов льон был вскоре переформирован в Финскую стрелковую школу, а через год, в 1860-м, высочайшему повелению. СПб., 1861. Т. 24. финских войск. В 1860 г. эта школа вместе она была упразднена. Таким образом, можно предположить, что срок службы этого С. 43. с созданной при ней стрелковой ротой была полотнища был весьма краток – около 3,5 года. Инв. № ОГ-214001;

под изображением над- упразднена.

Описанный нами ранее рисунок штандарта Финского драгунского полка, сфор- пись: Инв. № Эзнилл-15144. Представляется инте мированного в 1889 г., полностью совпадает с подлинным штандартом этого полка, «Рядовые Л. Г. Финскаго стрелковаго ба- ресным привести текст высочайшей грамо находящимся в собрании Государственного Эрмитажа27. На передней стороне шелко- талiона. Soldats du batallion de la Garde de ты на пожалование знамени 1-му Финскому Chasseurs Finlandais». пехотному полку. Текст грамоты для 2-го вого полотнища штандарта, закрепленного на вертикальном древке со скобой, увен Военное обозрение Финляндского военного Финского пехотного полка ничем, кроме чанном навершием в форме лютеранского четырехконечного креста, на белом фоне округа. Гельсингфорс, 1876. С. 73. названия полка, не отличается от приведен вышит двуглавый орел – герб Российской империи. Борта полотнища светло-синие, Инв. № ОГ-1279. 20 февраля 1819 г. импе- ного здесь.

орнамент по периметру полотнища, между бортами и центральным полем, – светло-си- ратор утвердил следующее описание образ- «Божиею милостию / Мы Александр Пер ний такого же рисунка, как и на других армейских штандартах. Борта и углы полотнища цового обмундирования для нижних чинов вый / Император и самодержец / Всерос декорированы шитыми звездами разного рисунка. На обратной стороне полотнища егерских полков финских войск: сийский / Великий Князь Финляндский / в центральном поле помещено шитое изображение вензеля императора Александра III, «1. Кивер с белыми ветишкетами, репей- И проч. И проч. И проч. / Финляндских в противоположных углах помещены также вышитые изображения двуглавого орла кой и с одною белою из латуни Гренадою войск нашему первому пехотному полку.

об одном огне. Вверяя вашему мужеству препровождае и финского льва с двумя саблями. Борта на обратной стороне полотнища также светло 2. Темнозеленый мундир со светлоси- мые при сём знамена для употребления на синие и декорированы шитыми звездами.

ними погонами и выпушкой того же цвета службе Нам и Отечеству с верностию, усер и с белыми пуговицами. дием и храбростию только свойственным Завершив обзор вещественных источников, имеющихся в нашем распоряжении, 3. Темнозеленого сукна панталоны с свет- финляндскому народу повелеваем прочесть можно сказать о том что, будучи, как правило, вторичными, отражающими те или иные лосиней выпушкой. сию грамоту перед собранным полком к ко регламентации в военной форме одежды, знаменах или штандартах, эти источники яв 4. Перевязь из черной кожи с штыковы- ему пребывая императорскою нашею мило ляются ценными в силу своей индивидуальности. Три мундирные вещи, имеющиеся ми ножнами. стию благосклонны.

в нашем распоряжении, принадлежали императору и, к сожалению, не могут давать 5. Штиблеты из черного сукна с 12-тью Александр представления о форме одежды нижних чинов и офицеров финских войск. Эти пред- белыми пуговицами». Начальник Генерального штаба меты имеют большое мемориальное значение как принадлежавшие русским импера- При переименовании финских егерских Князь Волконский полков в пехотные был изменен цвет перевя- В Царском Селе 22. 07. 1819» (РГВИА. Ф. 35.

торам. Тем не менее они дают представление о возможностях изготовителей военной зей и панталон с черного на белый. РГВИА. Оп. 6/247. Св. 340. Д. 48. Л. 13).

униформы в 1830-е и 1850-е гг., о качестве и составе различных тканей и сукон, спосо Ф. 35. Оп. 6/247. Св. 340. Д. 5. Л. 11, 14. В том же деле в РГВИА хранится образ бах изготовления мундирного шитья, пуговиц и других элементов мундирного платья.

Инв. № ОГ-214947. цовый рисунок знамени для 1-го и 2-го Фин Сохранившиеся знаменные полотнища не только несут изобразительную информа- В 1845 г. было признано необходимым вос- ских пехотных полков, совершенно сходный цию о своей принадлежности к той или иной части, но также являются источниками, становить стрелковые батальоны, и посколь- с рисунком, хранящимся в Эрмитаже.

рассказывающими нам о технике изготовления, материалах, способах окраски и нанесе- ку, судя по заключению финского сената, Инв. № Эзнилл-15516. Лейб-гвардии Фин ния установленного регламентами рисунка на знаменные полотнища. экономика Великого княжества Финлянд- ский стрелковый батальон получил свое ского способствовала этому, то 15 сентября первое знамя 4 сентября 1829 г. Это было 1845 г. последовало высочайшее распоря- простое гвардейское знамя образца 1816 г.

жение постепенно сформировать четыре Крест желтый, углы светло-синие, шитье зо Императорская российская армия 1832–1844. «Штабъ и Оберъ Офицеръ Л.Г. Финска новых батальона, но при условии немедлен- лотое. На груди двуглавого орла щит с фин СПб. Б. г. Т. 1. го стрелковаго баталiона», ного формирования одного батальона. Соот- ляндским гербом (золотой лев, держащий Лев Александрович Белоусов (1806–1854) – «Ofciers Supperiere et Subalterne du batal ветственно в 1845 г. был сформирован один два серебряных меча, окруженный сереб живописец, рисовальщик, литограф. Выпуск- lion de la Garde de Chasseurs Finlandais».

Финский стрелковый батальон, переимено- ряными розами, поле красное). См.: Звегин ник Академии художеств, работал в Санкт- Инв. № ОГ-214000;

под изображением над ванный в 1848 г. в Гренадерский стрелковый цов В. В. Знамена и штандарты русской ар Петербурге. Среди его работ – литографии пись, аналогичная надписи на листе ВГ-213999:

батальон, имевший по штату 920 строевых мии XVI в. – 1914 г. и морские флаги. Па к «Историческому описанию одежды и во- «Унтеръ Офицеръ и Рядовой Л. Г. Фин чинов и преобразованный, в свою очередь, риж, 1964. С. 73, 74.

оружения российских войск…», «Истории скаго стрелковаго баталiона», в Финский учебный батальон, основной за- 6 декабря 1833 г. батальон получил Геор Лейб-Гвардии саперного батальона» (СПб., «Sous-Ofcier at Soldat la batallion de la дачей которого была подготовка кадров для гиевское знамя с надписью: «За отличие / 1852). Garde de Chasseurs Finlandais».

поселенных войск. В 1859 г. этот батальон при усмирении / Польши / в 1831 году».

Инв. № ОГ-213999;

под изображением над- 3 сентября 1829 г. на чехлах кивера и патронной 3 был преобразован в Финскую стрелковую Крест на знамени желтый, углы светло-синие, пись на русском и французском языках: сумы вместо латинской буквы С (compagnie) 224 А. В. СТРЕЛЬНИКОВ шитье золотое. На груди двуглавого орла – обер-офицерских, по армейскому образцу, московский герб, а финляндский герб вышит но в центре знака на груди орла поместить в левом верхнем и правом нижнем углах изображение финляндского герба и по из вместо императорских вензелей. Под герба- готовлении этих знаков доставить их Вол ми и императорскими вензелями фон свет- конскому для представления императору.

ло-синий. 29 января 1820 г. Волконский в своем от Звегинцов В. В. Указ. соч. С. 78. ношении к военному министру просил его Инв. № Эзнилл-15519. дать указание переделать знаки, так как, по Н. И. Тарасова Инв. № Эзнилл 15335, 15336. его мнению, на представленных герб Вели В «Хронике Российской императорской ар- кого княжества непропорционально велик.

мии…» воспроизведен рисунок знамени ба- К отношению был приложен образцовый «АРАБЫ ВЫСОЧАЙШЕГО ДВОРА»

тальона уже с навершием образца 1830 г., рисунок знака. 11 марта 1820 г.князь Вол НА СЛУЖБЕ У РОССИЙСКИХ ИМПЕРАТОРОВ т. е. в виде фигуры двуглавого орла, а также конский писал П. И. Меллер-Закомельско В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX в.

на одной из трех раскрашенных литографий му, что во время пребывания цесаревича Л. А. Белоусова на втором плане изображен Константина Павловича в Санкт-Петербурге строй финских стрелков с Георгиевским император попросил его подготовить два «По пышности мундиров, по роскоши туалетов, по богатству ливрей, по пышности знаменем, увенчанным навершием образца проектных варианта знака для Литовского убранства, общему выражению блеска и могущества зрелище так великолепно, что ни 1830 г. См.: Хроника Российской импера- корпуса. По представлении этих знаков им торской армии, с приложением рисунков ператор их утвердил с положенными каж- один двор в мире не мог бы с ним сравниться»1, – писал французский посол М. Палео знамен и штандартов, составленная по высо- дому чину различиями и повелел иметь по лог о приеме, устроенном в честь президента Франции Р. Пуанкаре в Екатерининском чайшему повелению. СПб., 1837. Л. 95. этому же образцу знаки и в финских полках, дворце Царского Села в июле 1914 г.

Инв. № Эзнилл-15311. только с финским гербом у орла на груди.

О церемониях и балах в царских дворцах современники обычно говорили в превос Инв. № Эзнилл-15314, 15315. После первого рассмотрения новых знаков ходных тонах. Практически все они находились под сильным впечатлением от действий Кудрявцева Т. В. Русский императорский фар- 7 июня император нашел серебро «немного придворнослужителей. «Вымуштрованные до тонкости, лакеи скользили бесшумно по фор. СПб., 2003. С. 87. Инв. № ЭРФ-8731. желтоватым» и приказал сделать его «побе паркетам»2, – вспоминал начальник канцелярии министра Двора генерал-лейтенант Инв. № ЭРТ-10960. Расцветка этой беско- лее». 13 июня 1820 г. знаки были утвержде зырки согласно расписанию фуражных ша- ны с серебряными снурками и репейками. А. А. Мосолов. Не оставались незамеченными и костюмы дворцовых слуг – официан пок от 20 мая 1844 г., т. е. темно-зеленые око- Образцы финских знаков доставили диви- тов, скороходов, камер-казаков, швейцаров, сшитых из ярких тканей и эффектно деко лыш и тулья, выпушки светло-синие. зионному командиру финских войск в кон- рированных форменными золотыми галунами с изображением императорского герба Великий князь Александр Александрович це июля 1820 г. (РГВИА. Ф. 35. Оп. 6/247.

и золочеными гербовыми пуговицами. М. Палеологу, к примеру, особенно запомнился числился шефом батальона с 7 июля 1845 г. Св. 340. Д. 54. Л. 7–10).

«живописный костюм скорохода времен Елизаветы в шапочке, украшенной красными, по 3 апреля 1894 г. Историческое описание одежды и вооруже желтыми и черными перьями»3.

Андоленко С. Нагрудные знаки русской ар- ния… С. 42, 43.

Наиболее экзотично среди царских слуг выглядели придворные арапы, или, как их мии. Рис. С. Г. Лучанинова. Париж: Танаис, Инв. № ЭРТ-11190.

именовали в документах середины XIX – начала XX в., «арабы Высочайшего двора»4, 1966. С. 76. Инв. № ЭРТ-11264.

В отношении управляющего Военным ми- Инв. № ЭРЗн-5432.

чьи костюмы отличались яркостью цветового решения, многослойностью, необыч нистерством П. И. Меллера-Закомельского Инв. № ЭРЗн-2986. Изображение штандарта ностью покроя, разнообразием тканей и отделки. В многочисленных мемуарах сохра начальник Главного штаба князь Волконский опубликовано в сб. ст.: Sotahistorialinen seura нились свидетельства о темнокожих придворных служителях. Существует ряд произ просил предписать комиссариату изготовить ja sotamuseo. Uuosikikja IX. Helsinki, 1976.

ведений живописи, графики и рисунка, изображающих арапов в интерьерах Зимнего шесть офицерских знаков, один штаб- и пять S. 81.

и других царских дворцов. Вместе с тем исследовательская литература по этому вопросу ограничивается несколькими работами5, причем служба арапов при Дворе последних Романовых до сих пор не становилась предметом специального рассмотрения.

Настоящая статья является попыткой раскрыть два аспекта проблемы: каковы были обязанности этой небольшой группы придворнослужителей и кто были эти люди, ко торых судьба заносила из жарких стран в далекую холодную, во многом непонятную для них Россию в конце XIX – начале XX в.?

Толчком к исследованию и основным его источником послужили платья придвор ных арапов, хранящиеся в Фонде тканей и костюма Отдела истории русской культу ры Государственного Эрмитажа. Это около 50 предметов (куртки, жилеты, шаровары, «АРАБЫ ВЫСОЧАЙШЕГО ДВОРА» НА СЛУЖБЕ У РОССИЙСКИХ ИМПЕРАТОРОВ… Н. И. ТАРАСОВА в образцовом порядке. В кладовой хранились, во-первых, комплекты одежды штат ных придворнослужителей: парадное, воскресное, повседневное, выходное (т. е. улич ное, для выхода из Зимнего дворца), траурное и вояжное платье (РГИА. Ф. 476. Оп. 1.

Д. 100. Л. 23). «Рабочее, вседневное и выходное платье выдается придворнослужителям на руки, а по прошествии установленных сроков (от одного до двух лет) заменяется но вым;

прочее же платье и другие вещи, хранящиеся постоянно в кладовых, отпускаются придворнослужителям лишь на время службы и заменяются новым по мере изнашива емости» (РГИА. Ф. 476. Оп. 1. Д. 100. Л. 24).

Кроме того, в Ливрейной кладовой хранились многочисленные комплекты одежды для тех служителей, кого нанимали ко Двору только на время обслуживания больших балов и приемов. По прошествии положенного срока золотые галуны и гербовый ба сон с ливрейной одежды спарывали, а поношенные костюмы придворнослужителей распродавали на аукционах. Вырученные средства поступали в кассу Министерства Им ператорского двора (РГИА. Ф. 476. Оп. 1. Д. 2222).

За сохранностью, своевременной чисткой, «пригонкой» и ремонтом одежды следили семь портных и смотритель кладовой. Все вещи аккуратно штамповались на подкладке:

«Ливрейная кладовая Гофмаршальской части», «Статс-ливрейная кладовая», «По строено», «Изменено» с указанием года, что позволяет точно датировать время происхождения костюма. В фонде ОИРК есть парадные, повседневные и траурные костюмы арапов. Самый ранний из под писанных предметов арапского платья Обед в Грановитой палате Московского Кремля.

относится к 1898 г., самый поздний да Лист из Коронационного альбома Александра II. Фрагмент. 1856. ГЭ тируется 1916-м. К сожалению, полных головные уборы, шали, кушаки, туфли), до 1918 г. находившиеся в Ливрейной кладо- комплектов не сохранилось. Но в целом вой Зимнего дворца. Арапские одежды в числе прочих вещей неоднократно переме- коллекция дает представление о ливрей щались из одного созданного революционной властью музея в другой, пока наконец ном платье темнокожих слуг российских в 1937 г. не оказались в Государственном музее этнографии народов СССР. Оттуда императоров. Надпись на подкладке шапочки. ГЭ они накануне Великой Отечественной войны поступили в Государственный Эрмитаж, Наиболее яркий и эффектный костюм в ОИРК. До настоящего времени комплекс изучаемых платьев придворных арапов «арабов Высочайшего двора» парадный.

дошел не полностью: в 1973 и 1976 гг. несколько предметов из коллекции ОИРК были Утвержденный императором Александ переданы в музеи Петродворца и Пушкина. ром II в 1857 г. среди прочих форменных Источниковую базу исследования составили также документы из фондов Россий- платьев придворнослужителей и практи ского государственного исторического архива (РГИА)*, Отдела рукописей Российской чески без изменений дошедший до начала национальной библиотеки, архива Государственного Эрмитажа, опубликованные доку- XX в., он включал в себя алые суконные менты, мемуарная литература, периодическая печать и разнообразные изобразительные шаровары, белый жилет, две куртки-бам материалы (главным образом это виды залов императорских дворцов и изображения беты (нижнюю – из темно-зеленого сукна всевозможных придворных церемоний). и верхнюю из пунцового бархата), темно Ливрейная кладовая, как и многие другие «отрасли хозяйства» Гофмаршальской зеленый атласный кушак, такого же цвета части, находившейся в ведении Министерства Императорского двора, содержалась суконные штиблеты, чулки, красные сафь яновые туфли. Костюм довершали бар _ хатная шапочка-феска с кистью, обвитая * Автор выражает глубочайшую признательность сотрудникам РГИА В. В. Берсеневу, Н. Б. Ев Образец маркировки подкладки одежды. ГЭ тонким кисейным шарфом, и массивная стафьевой, И. В. Карташовой и Л. М. Сесёлкиной за оказанную помощь.

228 «АРАБЫ ВЫСОЧАЙШЕГО ДВОРА» НА СЛУЖБЕ У РОССИЙСКИХ ИМПЕРАТОРОВ… Н. И. ТАРАСОВА В штатных списках Большого двора в первой половине XVIII в. число ара пов, служивших комнатными лакеями или лакеями на выезде, носивших специ ально утвержденное ливрейное платье, невелико. К примеру, при Дворе Екатери ны I в 1727 г. их было шестеро6, в штате придворнослужителей при Анне Иоан новне в 1730 г. числились трое арапов7.

У императора Петра II один из арапов со стоял в камер-пажах, и этого темнокожего человека по имени Петр Анна Иоанновна впоследствии назначила на невероятно вы сокую для арапа должность гоф-фурьера8.

Во времена Елизаветы Петровны долж ности арапов из придворнослужитель ского штата вообще исчезли, зато появи лись темнокожие скороходы, истопники и литаврщики. В правление Екатерины II темнокожих служителей вернули на долж ности лакеев в придворный штат9, но их число варьировалось. Так, в 1788 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.