авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 13 |

«ТРУДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭРМИТАЖА LVII БАЛКАНСКИЙ СБОРНИК Санкт-Петербург 2011 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭРМИТАЖ TRANSACTIONS OF THE STATE ...»

-- [ Страница 9 ] --

Но обнаруживая общее, И. А. Орбели не забывает отмечать и частное, свойственное Взаимодействия Греции и Ирана, Рима и Кавказа, Западной Европы и Востока в эпо тому или иному народу, работавшему в той или иной технике или строительном мате- ху крестовых походов, искусство Киликии, ряд особенностей византийского искусства, риале: так, на основании наблюдения различных традиций в памятниках Самарканда, комплексный характер художественных изделий Белореченских курганов и, наконец, ма он ставит вопрос о «скрещенности и смешанности культурной среды, из которой происходили териалы Сефевидского периода – все это вопросы, которые представляют богатейшие 276 ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ А. В. БАНК. ПРОБЛЕМЫ ИСКУССТВА В РАБОТАХ ОТДЕЛА ВОСТОКА возможности для дальнейшей научной разработки. Проблемы эти могли возникнуть лишь Среди возникших в начале последних лет проблем следует отметить наряду с вопро на базе богатейших собраний Эрмитажа, лишь благодаря соседству античных, восточных, сом о портрете в искусстве древнего и средневекового Востока, получившем свое отра западноевропейских художественных сокровищ и тех совместных усилий, которые при- жение на выставке Эрмитажа по истории портрета и изданном к ней каталоге27, вопрос лагали такие исследователи, как О. Ф. Вальдгауерn, И. А. Орбели, Э. К. Кверфельдтo для об иранской миниатюре. Изданная Эрмитажем в 1935 г. работа, посвященная иранс воссоздания подлинной картины культурных взаимоотношений народов, не искаженных кой миниатюре на опыте иллюстрированных рукописей Шах-Намэ, возникла в связи тенденциозными устремлениями современных (реакционных) европейских ученых. с юбилеем Фирдоуси. Небольшое введение, предпосланное детальному описанию таб Только что вышедшая из печати книга К. В. Тревер, посвященная памятникам гре- лиц, дает картину эволюции иранской миниатюры на протяжении четырех-пяти веков ко-бактрийского искусства в Эрмитаже, является одним из первых результатов такого с попыткой охарактеризовать различные направления и творческую индивидуальность совместного изучения античных и восточных памятников. Рассеянные по различным отдельных мастеров. Иранская миниатюра продолжает быть объектом исследования подразделениям Эрмитажа, а иногда и музеям Советского Союза, эти вещи, собранные М. М. Дьяконова и, несомненно, еще подлежит дальнейшему изучению.

в одном месте, были определены как греко-бактрийские на основе внимательного ико- В связи с построением выставки Культуры и Искусства Средней Азии и необходи нографического, технического, в меньшей степени стилистического анализа.

Их фор- мостью осмысления малоизученного до тех пор материала, а также на базе последних мы соответствуют тем представлениям о греко-бактрийской культуре, с ее гибридными археологических открытий в Средней Азии возникли новые, не только историко (восточными и западными) чертами, которые получили свое выражение и в области культурные, но и специально искусствоведческие проблемы, среди которых следу религиозных верований, и в языке, и в своеобразных социальных институтах, и даже ет назвать проблему согдийского искусства. Большой интерес представляет работа в формах экономики. Лишь совместное изучение всех этих видов источников позволи- А. Я. Борисова, посвященная изображениям на Биянайманских оссуариях28, и его до ло К. В. Тревер прийти к тем, быть может спорным в деталях, но справедливым в основ- клад, читанный на Юбилейной сессии Эрмитажа в июне текущего года, посвящен ном выводам, которые подведены в этой работе. ный истолкованию их изображений и, наконец, устанавливает (во 2-й статье) прямую Сопоставление и противопоставление художественных памятников Запада и Восто- зависимость зороастрийской астрологической иконографии от образов позднего Ва ка, в частности Китая, является одной из тем, которыми занимается Э. К. Кверфельдт. вилона.

Его широчайшее знание искусства Запада и Востока в сочетании с тонким художест- Начало, положенное работой т[оварища] Борисова, должно быть продолжено как венным чутьем и глубоким анализом техники позволили ему вполне оригинально пос- по линии историко-культурной и иконографической, так и в направлении стилисти тавить вопрос об особенностях композиционной системы в китайском искусстве (в еще ческого анализа.

неопубликованной работе), «О предмете в китайском искусстве»24 и, наконец, поднять По сравнению с проблемами истории культуры и, особенно, искусства Средневеко исключительно интересную проблему о «чертах реализма в китайском искусстве»25. вого Востока не подлежит сомнению гораздо большая разработанность науки об искус В ином аспекте ставится вопрос о взаимоотношениях Запада и Востока в работе стве Древнего Востока.

М. Н. Кречетовойp, рассчитанной на импорт в Западную Европу: привлечение пись- Слияние Отдела Древнего Востока с вновь организованным Отделом Кавказа, Ира менных данных, анализ эволюции техники изготовления китайского фарфора и де- на и Средней Азии, имевшее место в 1931 г., влило много нового в задачи и методы тальный разбор сюжетов, по-своему воспроизводящих европейские прототипы, – все работы и этого давно существовавшего в Эрмитаже подразделения.

это позволяет т[оварищу] Кречетовой приоткрыть новую страницу в исследовании ки- Если в той или иной мере и степени большинство работающих ныне сотрудников тайской культуры времени проникновения в Китай европейского капитализма. Отдела в его средневековой части связаны со школой И. А. Орбели, то по-настоящему Не все проблемы, однако, ныне разрабатываемые в Отделе Востока, возникли в пер- можно говорить о группе историков Древнего Востока, занимающихся вопросами ис вые же годы его существования. Интенсивный приток вещей обязывал к первичному их тории искусства в связи с именем Н. Д. Флиттнерr.

определению, к тем атрибуциям, которые являются необходимой составной частью ис- Исследования Н. Д. Флиттнер в течение первого десятилетия ее работы в Эрмитаже следовательской работы в музее. Лишь после дешифровки надписей иногда устанавли- касались преимущественно публикации отдельных памятников и популяризации но вались точные даты изготовления предметов, позволявших датировать путем техниче- вейших открытий, но ее курсы истории искусства Древнего Востока, читавшиеся в Уни ского и стилистического сопоставления целые группы памятников. Лишь таким путем, верситете и Институте Истории Искусств, ставили вопросы искусства в неразрывную например, удалось дифференцировать богатую коллекцию бронзы на группы – иран- связь с вопросами истории культуры в целом. Именно эти исследовательски построен скую, месопотамскую, среднеазиатскую и др. и, следовательно, поставить вопрос о спе- ные курсы способствовали подготовке больших сводных работ по истории архитектуры цифике развития искусства этих стран (работа, получившая свое отражение в новой Древнего Востока (для Академии Архитектуры), по истории искусства Двуречья, готовя экспозиции 1939 г.). Лишь после открытия новых археологических материалов, роста щейся ныне для истории искусства Древнего Востока в Эрмитаже.

состава коллекций и, главное, после изжития той детской болезни левизны, которая Тесно связаны в работе с Н. Д. Флиттнер исследования Б. Б. Пиотровскогоs по исто была охарактеризована Б. В. Леграномq как «искусствоедство» (1931–1934 гг.)26, в рабо- рии культуры Древнейшего Закавказья, в которых значительное место занимают и воп тах Отдела Востока оживилась в той или иной форме искусствоведческая тематика, росы истории искусства, а также в работе, посвященной древнейшим периодам искус постепенно завоевывающая достаточно почетное место в общем плане работ. ства Передней Азии.

278 ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ А. В. БАНК. ПРОБЛЕМЫ ИСКУССТВА В РАБОТАХ ОТДЕЛА ВОСТОКА Сравнительно высокая ступень развития науки об истории искусства Древнего Вос- исследования искусства как специфического вида идеологии, имеющего свои особые тока, достаточно точно определенные и датированные памятники, их группировка по законы развития, наряду с общими, свойственными и другим формам идеологии.

формальным признакам в европейской литературе является причиной того факта, что В стоящих перед нами ближайших задачах окончания истории искусства Древне именно на этом участке Отдел Востока смог в первую очередь приступить к подготовке го Востока, в коллективных работах по истории культуры и искусства Средней Азии коллективной работы по сводной истории искусства. Подготовленные к печати выпус- и Ирана, работники Отдела Востока, несомненно, покажут новый этап развития своей ки, из которых следует, прежде всего, назвать исследование М. Э. Матье, посвященное науки в части, касающейся искусства.

искусству Египта в эпоху Среднего Царства, говорит об общих методах работы, свой- 1940 г.

ственных различным подразделениям Отдела Востока.

При отсутствии пространных исторических введений (которыми грешила наша Архив ГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1303. Л. 1–17. Подлинник, машинопись искусствоведческая литература недавних лет) весь художественный материал делается _ доступен читателю благодаря тем органическим связям с другими идеологическими яв Орбели И. А. Временная выставка Сасанидс- 20/XI 1925 г. Государственный Эрмитаж. Л., лениями, прежде всего с эволюцией в области религии, литературы, всего миросозер ких древностей. Государственный Эрмитаж. 1925. 10 с.

цания верхушки египетского общества, которые даются в изложении. Петербург, 1922, 15 с. Орбели И. А. Мусульманский Восток… С. 3–4.

Сдвиги, имевшие место в те или иные исторические моменты в области социально- Орбели И. А. Сасанидское искусство // Вос- Орбели И. А. Мусульманские изразцы… С. 9.

2 экономической жизни, получили отклик в различных явлениях идеологии, но и сама ток. 1923. Том 4. С. 139–156. Якубовский А. Я. Самарканд при Тимуре и Ти идеология, в том числе искусство, изменялось в зависимости от свойственных ему внут- Орбели И. А. Сасанидское искусство // Вос- муридах. Государственный Эрмитаж. Л., ток. 1923. Том 4. С. 156. 1933. 68 с.

ренних законов развития.

Орбели И. А. Сасанидское искусство // Вос- Якубовский А. Я. Мастера Ирана в Средней 4 Ряд глав, как, например, искусство XI династии и местные особенности развития ток. 1923. Том 4. С. 151. Азии при Тимуре // III Международный искусства отдельных номов, даны тов[арищем] Матье на основе собственных исследова Орбели И. А. Сасанидское искусство // Вос- конгресс по Иранскому искусству и архео тельских разысканий, на основе, в частности, группировки памятников (происходящих ток. 1923. Том 4. С. 141. логии. Доклады. Ленинград, сентябрь 1935 г.

из одного и того же нома), отличающихся своеобразными стилистическими чертами. Орбели И. А. Временная выставка Сасанид- М.;

Л., 1939. С. 277–285.

Характерно, что именно эта проблема – выяснение местных школ, особенных форм ских древностей… С. 6. Орбели И. А. Проблемы Сельджукского ис искусства – оказалась и здесь, как и в других областях исследования культуры Востока, Орбели И. А. Сасанидское искусство // Вос- кусства. Краткое изложение доклада // ток. 1923. Том 4. С. 151–152. III Международный конгресс по Иранскому одной из лучших частей работы.

Орбели И. А. Сасанидское искусство // Вос- искусству и археологии. Доклады. Ленинград, Работа М. Э. Матье, отличаясь теми достоинствами, которые характеризуют боль ток. 1923. Том 4. С. 147. сентябрь 1935 г. М.;

Л., 1939. С. 150–151.

шинство работ Отдела Востока, – именно изучением памятников искусства в неразрыв Орбели И. А., Тревер К. В. Сасанидский ме- Орбели И. А. О классовых корнях некоторых 9 ной связи с другими явлениями культуры – обнаруживает вместе с тем те достоинства талл. Художественные предметы из золота, традиций исторической науки // Сообще стилистического анализа, которыми пользуются лишь в небольшой степени исследова- серебра и бронзы. М.;

Л., 1935. Предисло- ния ГАИМК. 1931. № 1. С. 13–17.

тели других областей культуры Востока. вие. С. IX–XXVI. Матье М. Э. Древнеегипетские мотивы на Подводя итоги первому двадцатилетию деятельности Отдела Востока, следует ука- Тревер К. В. Отражение в искусстве дуалисти- тканях Византийского Египта // Труды От зать, что перед ним еще непочатый край работы в области искусства. ческой концепции зороастризма // Труды дела Востока. Государственный Эрмитаж. Л., Отдела Востока. Государственный Эрмитаж. 1940. Том III. С. 117–147.

Выдвинутые проблемы в отношении к Сасанидскому искусству, искусству Грузии, Л., 1939. Том I. С. 243–254;

Тревер К. В. Сэн- Орбели И. А. Албанские рельефы и бронзо Армении, Средней Азии, Дальнему Востоку часто пока еще не конкретизированы мурв – Паскудж. Собака-птица. Государс- вые котлы XII–XIII вв. // Памятники эпохи и требуют дальнейшего углубленного изучения. Исключительны те возможности по твенный Эрмитаж. Л., 1937. 73 с.;

Тревер К. В. Руставели. Государственный Эрмитаж. Л., совместному изучению Запада и Востока, которые представляют собрания Эрмитажа. Новые сасанидские блюда Эрмитажа. М.;

Л., 1938. С. 301–326 (переизд.: Орбели И. А. Из Атрибуция памятников, иконографическое исследование отдельных изображений, изу- 1937. 41 с. бранные труды. Ереван, 1963. С. 347–361).

чение памятников как иллюстрации для истории культуры и т. п. – все это необходимые Тревер К. В. Художественное значение саса- Дьяконов М. М. Бронзовый водолей 11 этапы, но не конечная цель искусствоведческой науки. Тот налет презрения к вопросам нидских монет // Труды Отдела Востока. 1206 г. н. э. // III Международный конгресс Государственный Эрмитаж. Л., 1939. Том 1. по Иранскому искусству и археологии. До истории искусства, которым отмечалось время 1930–1933 гг., «когда в секторе Востока счи С. 255–285. клады. Ленинград, сентябрь 1935 г. М.;

Л., талось плохим признаком для научного специалиста, если он ставил вопросы научного исследования Орбели И. А. Мусульманские изразцы. Очерк. 1939. С. 45–52;

Дьяконов М. М. Ширванский в искусствоведческом плане»29, который в какой-то мере является проявлением социалисти Государственный Эрмитаж. Петербург, 1923. водолей 1206 г. // Памятники эпохи Руста ческой школы М. Н. Покровскогоt, на нашем участке не полностью стерт и по настоя 27 с. (переизд.: Орбели И. А. Избранные тру- вели. Государственный Эрмитаж. Л., 1938.

щее время. ды. Ереван, 1963. С. 252–268);

Орбели И. А. С. 247–254.

Сохраняя все те традиции и методы, которыми справедливо гордится коллектив ра- Мусульманский Восток. К выставке «Гале- Измайлова Т. А. Архитектуные фрагмен ботников Отдела Востока, он должен развивать свою творческую мысль в направлении реи Мусульманского Востока», открытой ты из Анберда // Труды Отдела Востока.

280 ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ А. В. БАНК. ПРОБЛЕМЫ ИСКУССТВА В РАБОТАХ ОТДЕЛА ВОСТОКА Государственный Эрмитаж. Л., 1939. Том 1. Кверфельд Э. К. Черты реализма в китайском Якубовский Александр Юрьевич (1886–1953), востоковед, археолог, доктор исторических 25 i С. 295–316. [В 1958 г. была опубликована искусстве. Л., 1937. 29 с. наук, профессор, член-корр. АН СССР. В 1913 г. окончил историко-филологический, статья Т. А. Измайловой «Декоративное уб- Легран Б. В. Социалистическая реконструк а в 1924 г.– восточный факультет Петербургского – Петроградского университета. В Эр ранство двух анийских памятников начала ция Эрмитажа. Государственный Эрмитаж. митаже работал с 1928 по 1953 г., с 1946 г. заведующий Отделением Средней Азии Отдела XIII века» (Труды Государственного Эрми- Л., 1934. С. 46. Востока. Научный сотрудник, заведующий Сектором Средней Азии и Кавказа ГАИМК тажа. Л., 1958. Том II. С. 159–166)] Выставка портрета. Л., 1937. Вып. 1.

(1925–1953).

В сборнике «Памятники эпохи Руставели» Борисов А. Я. К истолкованию изображений 23 Матье Милица Эдвиновна (1899–1966), египтолог, доктор исторических наук, профессор.

j И. А. Орбели, кроме Введения, принадлежат на Биянайманских оссуариях // Труды От- Окончила факультет общественных наук Петроградского университета в 1922 г. В Эрми шесть статей: с. 139–158, 159–170, 275–282, дела Востока. Государственный Эрмитаж. Л., таже работала с 1921 по 1965 г. Заведующая Отделом Востока.

283–292, 293–300, 301–326. 1940. Том II. С. 25–50. Ляпунова Ксения Сергеевна (1895–1942), историк искусства. Окончила факультет обществен k Кверфельд Э. К. Предмет в китайском искусст- Легран Б. В. Социалистическая реконструк 24 ных наук Петроградского университета по специальности лингвист в 1924 г. В Эрмита ве. Государственный Эрмитаж. Л., 1937. 36 с. ция Эрмитажа… С. 46. же работала с 1920 по 1942 г. Старший научный сотрудник Отдела Востока, сотрудник ГАИМК с 1920 г.

Дьяконов Михаил Михайлович (1907–1954), востоковед, доктор исторических наук. Учился во l Айналов Дмитрий Васильевич (1862–1939), историк искусства, член-корр. АН СССР. Окон a Фредерицианском университете (г. Осло, Норвегия) в 1924–1926 гг., в 1930 г. окончил ис чил историко-филологический факультет Новороссийского университета. Профессор торико-лингвистический факультет ЛГУ. В Эрмитаже работал в 1931–1941, 1945–1949 гг., Казанского, Петербургского и Московского университетов. С 1902 г. член Московского старший научный сотрудник Отдела Востока с 1945 г.

Археологического общества.

Измайлова Татьяна Алексеевна (1907–1989), востоковед. В Эрмитаже работала с 1930 по 1989 г.

m Марр Николай Яковлевич (1864–1934), филолог, археолог, востоковед, академик. Окончил b Заведующая Сектором Средней Азии и Кавказа Отдела Востока.

факультет восточных языков Петербургского университета в 1888 г. Декан факультета Вальдгауер Оскар Фердинандович (1883–1935), историк античного искусства. Окончил Мюн n восточных языков Петербургского университета (1911–1919), создатель и директор Яфе хенский университет со степенью доктора философии в 1903 г. В Эрмитаже работал тического института (с 1921 г.), директор Публичной библиотеки (1924–1930), вице-пре с 1904 по 1935 г. Заведующий Отделом Античного мира.

зидент АН СССР (с 1930 г.), член Совета Эрмитажа.

Кверфельд Эрнст Конродович (1877–1949), художник, профессор, доктор искусствоведения.

o Орбели Иосиф Абгарович (1887–1961), востоковед, академик, директор Государственного Эр c Окончил Центральное училище технического рисования барона Штиглица в 1900 г., где митажа. Окончил Петербургский университет по двум факультетам – историко-филоло затем в 1907–1924 гг. был хранителем и директором музея. В Эрмитаже работал с 1924 по гическому и восточных языков в 1911 г. В Эрмитаже работал с 1920 по 1951 г., с 1934 г. – 1949 г. Заведующий Отделением искусства Дальнего Востока, в 1945–1949 гг. – главный директор Эрмитажа. Декан восточного факультета ЛГУ (1955–1960).

хранитель Эрмитажа.

Ольденбург Сергей Федорович (1863–1934), востоковед, академик. До 1917 г. – член Государ d Кречетова Марианна Николаевна (1903–1965), историк искусства, кандидат исторических p ственного Совета. В 1917 г. министр народного просвещения Временного правительства наук. Окончила факультет изобразительного искусства Высших Государственных курсов (2-го коалиционного), член партии кадетов. Ординарный академик и непременный сек искусствоведения при ГИИИ в 1930 г. В Эрмитаже работала с 1929 по 1965 г. С 1955 г.

ретарь Академии наук (1904–1929), председатель отделения этнографии Императорского главный хранитель Отдела Востока.

Русского географического общества. В Эрмитаже работал с 1932 по 1934 г., профессор Легран Борис Васильевич (1884–1935), крупный военный и политический деятель, генераль q Отдела Востока. Директор Института востоковедения АН СССР (1930–1934).

ный консул в Китае с 1926 по 1927 г., директор Эрмитажа с 1930 по 1934 г.

Бартольд Василий Владимирович (1869–1930), востоковед, историк Средней Азии, академик, e Флитнер Наталья Давыдовна (1879–1957), востоковед, археолог, доктор исторических наук, r член Совета Эрмитажа. Окончил факультет восточных языков Петербургского универси профессор. Окончила Высшие Женские Бестужевские курсы в 1904 г. и историко-фило тета в 1891 г. Профессор Петербургского университета, секретарь восточного отделения логический факультет Петербургского университета в 1913 г. В Эрмитаже работала с Русского Археологического общества (1905–1912), заместитель председателя Коллегии по 1950 г. Старший научный сотрудник Отдела Востока.

востоковедов (1921–1930).

Пиотровский Борис Борисович (1908–1990), востоковед, археолог, доктор исторических s Смирнов Яков Иванович (1869–1918), историк, археолог, академик. Окончил историко-фило f наук, действительный член Академии наук СССР. Окончил историко-лингвистический логический факультет Петербургского университета в 1881 г. В Эрмитаже работал с факультет ЛГУ в 1930 г. Сотрудник ГАИМ (1929–1964). В Эрмитаже работал с 1931 по по 1918 г. Старший хранитель Отделения Средних веков и эпохи Возрождения, член 1990 г. Старший научный сотрудник с 1934 г., заведующий Отделом Востока (1941–1942), Совета Эрмитажа.

директор (1964–1990).

Тревер Камилла Васильевна (1892–1974), историк античного искусства, доктор исторических g Покровский Михаил Николаевич (1868–1932), историк, Председатель Государственного Уче t наук, член-корр. АН СССР. Окончила Женский педагогический институт в 1912 г. и Вы ного Совета, заместитель Наркома Просвещения.

сшие Женские (Бестужевские) курсы в 1918 г. В Эрмитаже работала с 1919 по 1960 г.

Хранитель Строгановского дворца (1925–1928), старший научный сотрудник Отдела Вос тока.

Борисов Андрей Яковлевич (1903–1942), востоковед, кандидат филологических наук. Окон h чил филологический факультет ЛГУ в 1929 г., в Эрмитаже работал с 1933 по 1942 г., старший научный сотрудник, профессор Отдела Востока.

А. В. БАНК, Ф. М. МОРОЗОВ. ОТЧЕТ О КОМАНДИРОВКЕ В ГОРОДА ВОЛОГДУ… Наконец, представляется возможным поднять вопрос о передаче для временной эк спозиции в Эрмитаж всех наиболее интересных вещей до того момента, пока Вологод ские музеи будут иметь для этого необходимые условия.

Помимо икон нами намечены образцы деревянной скульптуры и резьбы, а также не которые культовые предметы XVII–XVIII вв., и единичные бытовые деревянные вещи, передача которых не встречает затруднений со стороны музея.

В течение 28–30 мая нами осмотрены архитектурные памятники г. Великого Устюга А. В. Банк, Ф. М. Морозов и проводился осмотр экспозиции и фондов краеведческого музея;

специально ознако мились мы также с процессом производства артели «Северная чернь».

Среди вещей, представляющих интерес для Эрмитажа, намечено около 20 икон, ОТЧЕТ О КОМАНДИРОВКЕ В ГОРОДА ВОЛОГДУ, главным образом XVI–XVII вв., в частности Строгановских писем, образцы шитья ВЕЛИКИЙ УСТЮГ, СОЛЬВЫЧЕГОДСК XVII в., некоторые мелкие культовые предметы, сундуки просечного железа, образцы С 20 МАЯ ПО 5 ИЮНЯ 1954 г. изразцов и др.

Представляется желательным выделить в обмен на эти вещи, со стороны Эрмитажа образцы русских воинских доспехов XVII–XVIII вв. (кольчуга, шлем и т. п.), а также За время, проведенное в Вологде с 21 мая по 25 мая включительно нами осмотрены выявить возможности выделения графического материала, по району Великого Устю архитектурные памятники города, экспозиции краеведческого музея и картинной гале га или связанного с деятельностью выходцев из Великого Устюга (путешественников реи, а также проводилось ознакомление с фондами краеведческого музея.

и пр.). С другой стороны, представляется целесообразным отреставрировать в Эрми Наибольший интерес для Отдела истории Русской культуры Эрмитажа представляет таже сильно пострадавшую от огня икону 1393 г., связанную по преданию с историей фонд древнерусской живописи (общее число икон около 2000;

на выставке в настоящее города.

время находятся четыре образца). Нами намечено свыше 50 икон (начиная с XIV по Специального внимания заслуживают весьма интересные деревянные двери, оби XVII вв.), среди которых имеются расчищенные, с пробами расчистки и много запи тые медными листами с гравированными библейскими сценами (из истории Иосифа санных (на старых досках). В их числе есть такие, которые быть может скрывают живо и Моисея), исполненные в технике золочения через огонь (XVI–XVII вв.): эти врата пись Дионисия и его школы. В список не введены интересные иконы, особо связанные находятся в составе главного храма монастыря Михаила Архангела (середины XVII в.), с историей города. Следует отметить, что среди расчищенных [памятников] имеются фактически находящегося в ведении 3-х организаций (щетинной фабрики, Коммуналь экземпляры (так, например, икона Николая с житием на красном фоне XV в.), требую ного отдела Горсовета и музея);

несмотря на наличие охранного паспорта, этот храм щие срочного закрепления, которое Вологодский музей не может осуществить своими подвергается порче, как вследствие почти полного отсутствия стекол в окнах, так и в свя силами.

зи с нахождением в преддверии храма склада щетинной фабрики. Монастырские зда В результате предварительных переговоров выяснилось, что Вологодский краевед ния частично использованы для размещения одного из местных техникумов, учащиеся ческий музей имеет директивные указания о передаче лучших икон в местную картин которого проникают в храм через окна по крыше. Таким образом, двери выдающегося ную галерею;

по имеющимся у нас данным, однако, в ней, как и в краеведческом музее художественного значения, традициями своими восходящие к Васильевским и Суздаль в настоящее время нет необходимой экспозиционной площади и соответственных ус ским вратам, находятся в весьма неблагоприятных условиях, обозрение их затруднено, ловий для хранения.

а сохранность страдает (часть клейм уже утрачена, некоторые частично оторваны).

В настоящее время все иконы (за исключением 4-х упомянутых [которые находятся Принимая во внимание все сказанное, считаем крайне желательным возбудить перед на экспозиции. – Е. С. и Е. Я.]) находятся в неотапливаемом подвальном помещении, соответственными организациями ходатайство о передаче дверей в Эрмитаж, учитывая, расположенные, главным образом, на стеллажах. Наиболее ценные помещены в двух в частности, полное отсутствие памятников этой техники в Отделе истории Русской комнатах этого подвала в более удобных условиях для обозрения.

культуры.

Исходя из сказанного, полагаем целесообразным ходатайствовать о передаче Хочется обратить внимание также на желательность передачи в музей шитой пе в Эрмитаж для постоянного хранения: иконы записанные, или имеющие пробные рас лены с изображением Св. Прокопия (XVI–XVII вв.), находящейся в настоящее время чистки, а также из числа расчищенных, которые требуют закрепления, или имеют близ в действующем Прокопьевском соборе.

кие иконографические и стилистические аналогии среди остающихся в Вологодском Что касается общего положения с охраной архитектурных памятников в Вологде музее. Местный музей, не возражая против передачи большинства намеченных икон, и Великом Устюге, то следует признать более благополучным состояние этого дела в Во естественно стремится сохранить старые расчищенные образцы (в прилагаемом списке логде, благодаря большой заботе архитектурного отдела Вологодского Облисполкома, эти иконы отмечены)*.

в частности, единственного инспектора по охране памятников товарища А. К. Ведрова _ и весьма тревожное состояние с охраной памятников в Великом Устюге. Так, например, * Список икон в архивном деле отсутствует.

284 ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ церковь Симеона Столпника (XVII в.), богато украшенная изразцами, Сретенская и Ми роносицкая церкви того же времени и др., в настоящее время сильно разрушаются.

Однако особо следует отметить катастрофическое состояние наиболее выдающегося в Великом Устюге по его художественному значению, – храма Вознесенья, 1648 г.: часть его сводов, в настоящее время уже рухнула. Требуются срочные меры для ограждения памятников от дальнейшего разрушения и для производства реставрационных работ.

Попутно, как в Вологде, так и в Великом Устюге, мы давали в меру своих знаний консультации по экспозиции, музейному хранению и определению вещей, а также при нимали участие по просьбе руководства музея и управления культуры Вологодского ис Д. В. Айналов полкома, – в выявлении икон и тканей, не имеющих музейного значения.

Пробыв сверх предположенного плана в городе Сольвычегодске (Архангельской об ласти) с 31 мая по 2 июня, – мы осмотрели там архитектурные памятники и ознакоми- ОТЗЫВ О ФЕДОРЕ МИХАЙЛОВИЧЕ МОРОЗОВЕ * лись с музеями. Собрания краеведческого музея перемещены в один из Строгановских соборов;

строго говоря музей не имеет экспозиции, а представляет собой мало упоря 1935 г. Ленинград доченное хранилище вещей, далеко неравноценных с художественной и исторической точки зрения. Среди них имеются памятники большой ценности, в частности вклады Морозов Федор Михайлович известен мне как чрезвычайно деятельный, талант Строгановых (церковная утварь, шитые пелены, облачения и т. п.). Большая часть этих ливый исследователь феодального искусства Византии и Древней Руси. Он является вещей не экспонируется и находится в сундуках. В музее нет ни одного квалифициро редким в наше время искусствоведом по охране памятников искусства и письменности ванного работника, способного изучать и пропагандировать исторические памятники.

и по организации нескольких музеев, их снабжению и охране музейного искусства. Уст Учитывая отдаленность местонахождения музея, его очень слабую посещаемость, ус роенный им в бывшей киевской Лавре «Музейный городок», затем «Древлехранили ловия хранения и отсутствие специалистов, нам представляется необходимым принять ща» в Ленинграде и Новгороде показывают его обширные познания по собиранию срочные меры по передаче значительной части дублирующих экспонатов в Эрмитаж и охране памятников. К той же области собирания и охраны памятников относятся (о чем есть предварительная договоренность), в частности из числа вкладов Строгано его работы в Трапезунде над памятниками византийского искусства, причем сделано вых. Одновременно желательно обратить внимание на состояние музея, необходимость им 200 фотографий и написана статья «Памятники Трапезунда и его окрестностей».

уточнения его профиля, организации хранения и прочее.

Во время заграничной командировки на Археологический конгресс в Рим в 1912 г. он Большой художественный интерес представляет большой Строгановский собор, изучал древности Рима и Италии и знакомился с музейным делом. По средневековому частично используемый как склад, частично, как действующая церковь. Богатое наруж русскому искусству им сделаны крайне важные открытия станковой живописи XII, XIII, ное убранство этого памятника (изразцовые панно, наличники окон и пр.) подвергают XIV веков, переданные частью в Русский музей, частью в Новгород и Псков в музей ся разрушению и требуют реставрационных работ.

ный фонд. Открытая им в Невеле картина западной живописи (Нидерландской школы XV в.) передана им в Эрмитаж.

Подписи А. Банк Некоторые результаты его работ выразились в научных статьях, каковы:

Ф. Морозов 1. Антиминс 1149 года. Известия Русского Археологического Общества, 1913 г.

2. Каталог Древлехранилища Александро-Невской Лавры. 1914 г.

3. Архив Александро-Невской Лавры (в сотрудничестве с С. П. Рункевичем).

Архив ГЭ. Ф.1. Оп. 11. Д. 514. Л. 1–3. Подлинник, машинопись с автографами 4. Статьи в греческой газете 1916–1917 года о находках в Трапезунде.

5. Петроглифы на Онежском озере. Статистическое бюро Карелии. 1927 г.

6. Отчеты о поездке в Карелию.

Им доставлен в Эрмитаж петроглиф Онежского озера, им же передана в Древле хранилище найденная им в Старой Ладоге епитрахиль (шитье) молдавского искусства XV века. Найденные им в Карелии и в Ленинградской области пергаментные рукописи XIV–XV веков переданы им в Академию наук СССР.

_ * Подготовка текста к печати Ю. А. Пятницкого.

ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Ф. М. Морозов работал под моим руководством более 20 лет и является не только знающим и опытным искусствоведом феодальной эпохи Руси и Византии, но и науч ным исследователем многих своих открытий.

Профессор и член-корреспондент Академии наук СССР Д. В. Айналов Ф. М. Морозов 31 декабря 1935 г.

Ленинград АВТОБИОГРАФИЯ * Архив АН СПб. Ф. 737. Оп. 1. Д. 75. Л. 1–2. Заверенный отпуск.

1937 г. Ленинград Помета внизу листа: «верно Е. Т…»*.

Федор Михайлович Морозов сын крестьянина, родился в 1883 г. в городе Новгороде.

Окончил в 1912 г. Санкт-петербургский Археологический Институт, 1913–1914 гг. – ис торическое отделение Историко-филологического факультета Санкт-петербургского университета. В 1911 г. заведовал архивом Александро-Невской Лавры, составил карто чный каталог (и опись всем делам) названного архива. Организовал и заведовал Древ лехранилищем Санкт-петербургской губернии при Александро-Невской Лавре и вел работу по охране и учету и собиранию памятников церковной бытовой старины Санкт петербургской губернии.

В 1912 г. от Древлехранилища и Археологического института, вместе с директором Института профессором Н. В. Покровским и профессором И. А. Шляпкиным был ко мандирован в город Рим на ХII-й Международный археологический конгресс. Во время командировки, в течение 3 месяцев, под руководством вышеупомянутых профессоров изучал древнехристианское, византийское искусство по памятникам катакомб, музеев:

Рима, Равенны, Флоренции, Сиены, Пизы, Венеции, Милана, а также с памятниками, находящимися в музеях Берлина, Гильдезгейма, Госляра, Гальберштадта и др[угих], по путно знакомился с постановкой музейного и архивного дела на Западе (Италия, Гер мания, Австрия).

Состоял членом Новгородского Археологического Общества и Общества защиты и сохранения памятников искусства и старины в России.

C 1914 г. по 1919 г., находясь на Кавказском фронте, в качестве Уполномоченно го Российского Общества Красного Креста, одновременно состоял представителем Русского Археологического Общества при Кавказской Армии, втором туркестанском корпусе в качестве Уполномоченного по охране памятников искусства и старины при фронтовой полосы, районов: Анатолийского побережья, города Трапезунда, Эрзерума и Ванского вилайета. Вел регистрационную работу по учету памятников старины путем составления описи и фотографирования. Все материалы направлялись в Археологиче скую Комиссию. Принимал участие в работе научной экспедиции Российской Акаде мии наук, работавшей в городе Трапезунде, под руководством академика Ф. И. Успен ского, по изучению памятников старины Трапезунда. Организовал в городе Трапезунде, _ _ * Подпись заверителя неразборчива. * Подготовка к печати и комментарии Ю. А. Пятницкого.

ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Ф. М. МОРОЗОВ. АВТОБИОГРАФИЯ из местных жителей (турок, греков и армян), Общество охраны памятников старины По поручению Карельского Наркомпроса производил учет и регистрацию памятни города Трапезунда и его окрестностей с целью сохранения памятников старины и выяв- ков старины Карелии и собирание их для Карельского музея. В Карелии на Онежском ления таковых среди населения;

устраивал периодически выставки находимых в Трапе- озере на Выга острове и других местах производил изучение наскальных надписей (пет зунде и его окрестностей памятников старины. В одной из таковых выставок принимали роглифов) и принимал меры к сохранению их. В качестве инструктора Центрального участие члены научной экспедиции Академии наук, давшие свои материалы на выстав- Бюро Краеведения вел организацию краеведческих музеев в Ленинградской губернии ку. Организовал Трапезундский музей местного края. В результате работ в Трапезунде и Карелии.

мною открыт на стене храма редчайший для истории древне-византийского права па- Музейным Фондом была поручена работа по проверке, учету и вывозу имущества из мятник греческой письменности – юридический акт, высеченный на камне, относящий- б[ывших] особняков Детского Села, хранящегося при дворце-музее. Музейным Фондом ся к XII веку;

вскрыта под штукатуркой на одном из крепостных зданий – фресковая поручена проверка, прием и ликвидация музея при бывшем Аничковском дворце и рас роспись, относящаяся к XV–XVI столетиям и ряд пещерных храмов. пределение музейного имущества по музеям города Ленинграда и др[угим].

С 1917 г. состоял ученым секретарем Комитета по охране памятников старины при В 1933 г. от Гос[ударственного] Эрмитажа был командирован в города Киев, Минск, начальнике Трапезундского укрепленного района, учрежденного Закавказским Комис- Витебск, Полоцк, Смоленск и районы на предмет ознакомления с запасами музеев на сариатом. званных городов, их хранением и знакомства с работой по учету и охране памятников В 1919 г. Закавказским музеем была поручена регистрация, учет и принятие мер охра- старины. Одновременно велись переговоры о взаимном обмене экспонатами запасов ны памятников старины Кутаисской губернии и Сванетии. музеев.

С 1920 г. состою научным сотрудником Всеукраинской Академии наук, членом Сек- В 1934 г. Государственным Эрмитажем был командирован вместе с проф[ессором] ции Научных Работников, членом Киевского Губернского Комитета охраны памятников Л. А. Мацулевичем в Карелию на Онежское озеро для обследования состояния наскаль искусства и старины Киевщины, членом Всеукраинского Археологического Комитета ных изображений «Бесова» и «Перия носов» и ведения переговоров с Каргранитом Академии наук по заведыванию всеми библиотеками и архивами б[ывших] монастырей о возможности поднятия и перевозки одной из оторвавшихся глыб – в Государствен и церквей города Киева и губернии, членом Комиссии Академии по изучению храма ный Эрмитаж.

Св[ятой] Софии. Состоял уполномоченным Академии наук и комендантом по заведыва- По поручению Государственного Эрмитажа и Лен[инградского] Облоно в сентябре нию типографией Всеукраинской Академии наук (б[ывшей] Киево-Печерской Лавры). был командирован в город Новгород, в качестве бригадира и руководителя для работ по Собрал, организовал и заведовал Музеем Культа и быта и прикладного искусства (ныне инвентаризации всего имущества Новгородского музея. Во время осмотра экспонатов Музейный городок) при б[ывшей] Киево-Печерской Лавре (с 1922 по 1926 гг. вклю- музея мною обнаружена подделка известной в литературе золотой византийской эмали, чительно). Состоял представителем Губполитпросвета при Губликвидкоме Киевского относимой к IX столетию (профессора Н. П. Покровский, Н. П. Кондаков), – а имен Губисполкома по вопросам охраны памятников старины и наблюдению за правильным но: эмалевый образок св. Ипатия сделан не на золоте, а на меди, технически выполнен ведением инвентарных книг храмов и учета имущества. В 1921 г. Российской Академией очень грубо, чем и обнаруживает подделку1.

наук было поручено выяснить судьбы и сохранность памятников старины и росписи стен С 1929 по 1933 гг. старший научный сотрудник Государственного Русского музея древних храмов, вскрытых экспедицией Академии наук – в городе Трапезунде. С 1925– и заведующий музейными фондами. Представитель Гос[ударственного] Русского музея 1926 гг. состою старшим научным сотрудником Л[енинградского] О[тделения] Главна- при Академии Истории Материальной Культуры в комиссии по вопросам учета и охра уки, Музейного фонда, в качестве старшего хранителя отделения церковных древностей ны памятников старины Ленинградской области.

Государственного Музейного фонда. По поручению Музейной части Л[енинградского] С 1933 г. – ст[арший] н[аучный] сотрудник Гос[ударственного] Эрмитажа и За О[тделения] Главнауки мною производилась регистрация и учет памятников старины в[едующий] Музейным Фондом Лен[инградской] области. Инспектор-эксперт при Ленинградской губернии – путем описи и фотографирования памятников. Произво- Упол[номоченном] Н[ародного] К[омиссариата] П[росвещения] в Ленинграде по уче дился переучет, и вырабатывались способы мер охраны ризницы новгородского Со- ту и принятию мер охраны памятников искусства и старины Лен[инградской] области фийского собора и усадьбы Грузино (после бывших там хищений). и г[орода] Ленинграда. Ученый эксперт-консультант при Музее Истории Религии Ака В 1926 г. Л[енинградским] О[тделением] Главнауки был прикомандирован к научной демии наук СССР.

экспедиции в Заонежье, организованной Государственным Институтом Истории Ис- В 1932 г. по поручению Музейного сектора Ленсовета и Лен[инградского] Облоно кусств. Во время экспедиционных работ по обследованию Севера мною найдены: древ- производил работы по переучету и регистрации памятников старины в районах Че ний деревянный горельеф «Несение креста» XIV–XV в. прибалтийской работы (погост реповецком, Кирилловском, Устюжском. Одновременно проверял имущество, а также Котлы Кингисепского уезда Ленинградской губернии), в настоящее время находится в Го- хранение его в краевых музеях.

сударственном Эрмитаже. Отрывки пергаментных рукописей – в погосте Кижи XIV в. Во время поездки в Белозерск и Торопец обнаружил редчайшие памятники древ и в погосте Пидьма Ленинградской губернии XIV–XV столетия (сданы в Академию наук). нерусской станковой живописи – икона Белозерской Богоматери XII столетия2 и ряд Столбцы и свитки, писанные на бумаге и пергаменте со свинцовыми печатями XV столе- других икон, относимых к началу XV–XVI вв., доставленных в Гос[ударственный] Рус тия (из Палеостровского монастыря, Карелия) – сданы в Карельский музей. ский музей. В г[ороде] Торопце обнаружил памятник древневизантийского искусства 290 ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Ф. М. МОРОЗОВ. АВТОБИОГРАФИЯ XI столетия – Корсунскую икону Богоматери. Этот памятник любопытен не только 5. Изобразительные письмена (петроглифы) на Онежском озере. – Экономика и стари своим появлением в России, но особенно в иконографическом отношении – передаю- на Карелии, 1927 г., с переводом на финский язык. Отчеты о поездке в Карелию.

щей* черты византийского портрета. Это единственный памятник в СССР 3. 6. О скальных надписях на Онежском озере. – Известия краеведения за 1927–1928 гг.

В 1934 г. состоял секционером от Гос[ударственного] Эрмитажа при Смольнинском Райсовете культурно-бытовой секции. В 1935 г. Гос[ударственным] Эрмитажем был ко- В рукописях мандирован на Урал для собирания памятников Сасанидского искусства;

из г[орода] 1. Отчет о работе в Карелии о состоянии памятников старины. – Рукопись передана Кудим Кора мною доставлены предметы Сасанидского искусства из серебра, представ Л[енинградскому] О[тделу] Главнауки в порядке отчета.

ляющие большое музейное и историко-художественное значение4. Все предметы были 2. Памятники старины Трапезунда, с иллюстрациями – около 200 фото.

выставлены на Международном конгрессе, устроенном в Гос[ударственном] Эрмитаже в связи с Иранским конгрессом5.

Архив АН СПб. Ф. 737. Оп. 1. Д. 75. Л. 3–9. Машинопись, оригинал.

В 1935 г. мною доставлена в Гос[ударственный] Эрмитаж из Онежского озера (Каре лия) гранитная глыба с изобразительными письменами (петроглифами), относящимися _ к искусству эпохи доисторического человека (XI век до н. э.)6. В 1935 г. Гос[ударственным] Sainte Russie. L’Art Russe des origins Pierre М., 1987. С. 126. № 3, 13;

Piatnitsky Yu., Эрмитажем был командирован на Урал за розыском клада, найденного при распашке le Grand. Sous la direction de Jannic Durand, Baddeley O., Brunner E., Mundell Mango M. (Ed.).

колхозного поля близ Чердыни. Клад найден, он состоит из трех серебряных блюд, Dorota Giovannoni et Ioanna Rapti: [Cat. de Sinai, Byzantium, Russia. Orthodox Art from относящихся к эпохе Сасанидского искусства7. Как по своему содержанию, так и тех l’ex.] Paris, 2010. P. 172. N 69. Эмаль считается the Sixth to the Twentieth Century: [Exh. cat.] нике исполнения блюда являются редчайшими памятниками Сасанидского искусства. сегодня подлинным произведением XII (?) в. London, 2000. N B-8b, B-10b.

Подобных экземпляров нет в собраниях европейских и даже иранских музеев. Действительно, исполнена перегородчатой Каталог Международной выставки памят В 1936 г. Гос[ударственным] Эрмитажем был командирован в Казахстан для розы- эмалью на золоченой меди. ников иранского искусства и археологии.

ска и изучения наскальных изобразительных надписей (петроглифов), а также за розы- «Пречистому образу Твоему поклоняем- Государственный Эрмитаж. Вып. 1. Л., 1935.

ся…». Образ Богоматери в произведени- С. 251–255.

ском наскальной надписи в Карсакпайском районе, которые сделаны, как сообщают ях из собрания Русского музея. [Кат. выст.] Речь идет об одном большом и трех малых местные историки, – по повелению хана Тимура. Надпись после длительных розысков СПб., 1995. С. 167. № 95. камнях с наскальными рисунками из окрест среди степи мною найдена на вершине горы Алтын-чек. Выломанная каменная глыба Там же. С. 180–181. № 105. ностей деревни Бесов Нос на Онеге.

с надписью мною доставлена в Гос[ударственный] Эрмитаж. Надпись писана на древне- Речь идет о кладе у деревни Турушево Вят- Тревер К. В., Луконин В. Г. Сасанидское сереб 4 уйгурском языке. Представляет единственный памятник эпохи Тимура, а также редчай- ской губернии, найденном в 1927 г., который ро… С. 126. № 8, 22;

клад у деревни Аников ший памятник письменности уйгурского языка8. включал сасанидские, византийские и сред- ское Пермской области состоял из двух се В 1937 г. по поручению музейного сектора Ленсовета веду работу по просмотру учета неазиатские серебряные предметы. Вещи ребряных блюд: с изображением охоты царя и хранения музейного имущества и музеев Н[ародного] К[омиссариата] П[росвещения] поступили в Кудымкарский и Свердловский Пероза, с изображением орла несущего жен музеи. Переданы в Эрмитаж в 1935 г. См.: Тре- щину, и ложчатой чаши «олень у дерева».

в Ленинграде. Состою инспектором-экспертом Управления Уполномоченного Коми вер К. В., Луконин В. Г. Сасанидское серебро. Die Schatze der Goldenen Horde aus der Er тета по делам искусства при Ленинградском Совете РК и КБ.

Собрание Государственного Эрмитажа. Ху- mitage in St. Petersburg: Ausstellungskatalog.

дожественная культура Ирана III–VIII веков. Kunsthalle Leoben, 2002. S. 138. N 367.

[Список научных трудов Ф. М. Морозова] Печатные труды 1. Антиминс XII столетия. – Известия Имп[ераторского] Русского Археологического Общества за 1913 г.

2. Каталог Древлехранилища Александро-Невской Лавры. [1914 г.] 3. Архив Александро-Невской Лавры (опись всех дел Архива). – Рукопись находится в Центр[альном] Архиве.

4. Трапезундский листок за 1916–1917 гг. и газета Логос [] – заметки: 1) греческий юридический акт XII столетия высеченный на камне церкви Иоанна Скалистого в Трапезунде;

2) Новые памятники старины, найденные в Трапезунде.

_ * Так в подлиннике. – Ю. П.

Ю. А. ПЯТНИЦКИЙ. В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ И ЕГО ПОЕЗДКИ НА АФОН роста, можно сказать, даже низенький, с полноватой фигурой с небольшим брюшком «для солидности», при этом необычайно живой и подвижный и с чрезвычайно мягкими усыпляюще-льстивыми манерами. На полном, словно лоснящемся лице с небольшой бородкой выделялись хитренькие живые глазки, которые могли то округляться от удив ления или восторга, то сужаться до едва заметной щелочки. В зависимости от ситуа ции и круга людей облик его изменялся, удивительно точно подстраиваясь под обсто ятельства. Это позволяло ему с легкостью находить общий язык в самых разных слоях общества. Дипломатические способности этого человека были поразительны: личным Ю. А. Пятницкий общением, обаятельностью и трезвым знанием поставленной задачи он умудрялся до стигать удивительных результатов. Словно внутри его сидел особый механизм, который В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ И ЕГО ПОЕЗДКИ НА АФОН давал знать, что наступила самая благоприятная минута. Вместе с тем при всех этих способностях В. Т. Георгиевский не сделал быстрой блистательной карьеры;

он про В 1911–1913 ГОДАХ В ПИСЬМАХ К Н. П. КОНДАКОВУ шел нелегкий путь от епархиального преподавателя и библиотекаря при епархиальном музее во Владимире до Действительного статского советника, Старшего помощника Имя Василия Тимофеевича Георгиевского (06.01.1861 – 14.12.1923) довольно часто имперского наблюдателя церковно-приходских школ Святейшего Синода. А ведь Геор встречается в искусствоведческих работах (ил. на с. 296). Обычно ссылаются на опубли- гиевский неоднократно общался непосредственно с императором Николаем II и вы кованные им описи Покровского монастыря в Суздале, Иосифо-Волоколамского мона- сшими государственными чиновниками. Однако служба была ему нужна только для стыря под Москвой, а также альбом-монографию о фресках Дионисия в Ферапонтове. содержания семьи, в то время как все его мысли и энергия были обращены к древнерус Эти публикации источников, важных для истории древнерусского искусства, в опреде- скому и византийскому искусству. В науке, так же как и по службе, В. Т. Георгиевскому ленной степени заслонили собственно искусствоведческие исследования В. Т. Георгиев- приходилось пробиваться самому. На тернистом пути научной деятельности ученый ского. В последние годы внимание ученых привлекла его деятельность по реставрации встретил преданных друзей и доброжелательно-заинтересованных лиц, но в равной древнерусской живописи в первые послереволюционные годы1. Вместе с тем нельзя ска- мере познал он горечь разочарований, людскую черствость и непорядочность, зависть зать, что фигура В. Т. Георгиевского достаточно освещена в российском искусствозна- и подлость. Особенно морально тяжелыми были годы жизни в столицах – Санкт-Пе нии. Ситуация сложилась в некоторой степени парадоксальная: с одной стороны, имя тербурге и Москве.

В. Т. Георгиевского у всех на слуху, все знают, что именно он первым опубликовал фрес- Многие годы В. Т. Георгиевский поддерживал тесные научные и даже, можно ска ки Ферапонтова монастыря, написал путеводитель по Владимиру и Суздалю, участвовал зать, в определенной степени дружеские отношения с академиком Никодимом Павло в «Реставрационной Комиссии И. Э. Грабаря», но в то же время сведения о его жизни вичем Кондаковым (1844-1925) – крупнейшим византинистом России (ил. на с. 297).


и деятельности, о его вкладе в русское искусствознание остаются довольно обрывочны- Бесспорно, отношение В. Т. Георгиевского к маститому ученому было в высшей сте ми. Многие страницы его жизни оказались прочно забыты и неизвестны или малоизвес- пени уважительное, с огромным пиететом, с осознанием всей грандиозности личности тны даже специалистам. Между тем человек он был в высшей степени замечательный. Н. П. Кондакова. Однако это восхищенное уважение не носило безотчетного подо В конце XIX – первые десятилетия XX вв. В. Т. Георгиевский находился в самой гуще бострастия. В свою очередь Кондаков неоднократно, даже печатно, положительно ха художественной жизни и принимал в ней самое активное участие. рактеризовал Георгиевского, высоко оценивая его познания в древнерусском искусстве.

Интересная характеристика В. Т. Георгиевского была дана В. Г. Дружининым в его Например, в своей книге «Памятники христианского искусства на Афоне» (СПб., 1902) рукописи «Воспоминания о литературных встречах и знакомствах: 1933–1934 годы», он назвал В. Т. Георгиевского большим знатоком русского иконописания5. Совместная хранящейся в Российском государственном архиве литературы и искусства2. Фрагменты, деятельность двух ученых в Высочайше учрежденном Комитете попечительства о рус посвященные В. Т. Георгиевскому, были в 1997 г. опубликованы в статье И. Л. Кызла- ской иконописи в Санкт-Петербурге еще более сблизила их. Вместе с тем следует иметь совой в «Вопросах искусствознания», а затем в 2000 г. текст этой статьи практически без ввиду, что характер Н. П. Кондакова был весьма непростой, если не сказать довольно изменений был включен ею в свою книгу «История отечественной науки об искусстве тяжелый и саркастически резкий, уклад жизни своеобразный, а круг общения – избран Византии и Древней Руси: 1920–1930 годы. По материалам архивов»3. В. Г. Дружинин ный. Особенности характера Н. П. Кондакова неоднократно проскальзывают в его пе написал о внешнем облике ученого: «Небольшого роста с приятным, ласковым и добрым ли- реписке с В. Т. Георгиевским. В то же время письма свидетельствуют, что отношения цом, усы, борода, длинные хорошие русые волосы, которые на кольцах как бы закруглялись, образуя между ними были неформальные, достаточно откровенные и, как сказано выше, даже подобие шапки. Носил всегда длиннополый сюртук. Граф С. Д. Шереметев привил ему наименование дружеские.

„Лихача-Кудровича“»4. Активное общение ученых началось, по-видимому, в 1897 г.: Кондаков посылал Поскольку В. Т. Георгиевский происходил из семьи священника, то действительно Георгиевскому свои книги, а последний, в свою очередь, покупал для него прориси весь его облик был словно списан со страниц рассказов Николая Лескова: среднего и иконы во время своих разъездов по России, сообщал сведения из древних описей6.

294 ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Ю. А. ПЯТНИЦКИЙ. В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ И ЕГО ПОЕЗДКИ НА АФОН Н. П. Кондаков. Фото 1910-х гг.

В. Т. Георгиевский. Фото около 1905 г.

296 ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Ю. А. ПЯТНИЦКИЙ. В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ И ЕГО ПОЕЗДКИ НА АФОН На Пасху 1898 г. В. Т. Георгиевский был удостоен чести быть приглашенным в дом Владимире и редактором первых двух томов ее трудов (том 1 вышел в свет в 1899 г., Кондакова в Ялте, и всю жизнь помнил о теплой и сердечной обстановке тех дней. Он а том 2 – в 1900 г.).

вспоминал атмосферу того вечера в кондаковском доме в письме от 2 июня 1913 г., ког- Определением Святейшего Синода в октябре 1900 г. В. Т. Георгиевский был переве да узнал о смерти В. А. Кондаковой. Почти дословно этот пассаж он повторил почти ден в Киев на должность Епархиального наблюдателя церковных школ. В его ведении через десять лет в письме Н. П. Кондакову (который жил уже в Праге) от 26 марта (8 ап- находились Киевская, Волынская и Подольская губернии, где он значился Окружным наблюдателем церковно-приходских школ Юго-Западного Края. В самом Киеве он ор реля) 1923 г.: «… я прежде всего по русскому обычаю троекратно целую Вас и приветствую:

ганизовал в 1901 г. краткосрочные курсы учителей церковно-приходских школ, на ко «Христос Воскресе!» И это приветствие невольно переносит меня в воображении в красавицу Ялту торые съехались представители 25 епархий России. Активная деятельность В. Т. Геор в Вашу прелестную виллу, где я ровно 25 лет тому назад праздновал у Вас Пасху, окруженный Вашей гиевского и его интерес к изучению древностей привлекли внимание синодальных лаской, радушием и сердечным вниманием незабвенной Веры Александровны, которая так прекрасно чиновников, и в 1907 г. он был избран на должность члена Училищного Совета при умела и принять и угостить всех как своих, так и Ваших гостей и друзей. Недаром так славились Святейшем Синоде и переведен в Санкт-Петербург. В Совете он получил должность ваши субботы, и так всегда многолюдно было на них у Вас в Петербурге. Я помню ту тихую, теплую Помощника, а затем, с 19 ноября 1912 г., стал Старшим помощником имперского на святую ночь, когда мы ходили встречать Воскресшего Христа в Ваш храм, залитый огнями, и те блюдателя церковно-приходских школ и получил чин Действительного статского со неизгладимые впечатления, какие пережил тогда я, попавши впервые на благодатный юг, и увидевши ветника. Должности в Синоде были связаны с многочисленными разъездами по епар первый раз величественное Черное море. Помню, как мило выбрала и умело прочитала в эту ночь хиям во время которых В. Т. Георгиевский, как он писал в письме Н. П. Кондакову от дочка профессора Умова тургеневский «Бежин луг», и как прелестно гармонировало чудное описание 19 февраля 1912 г., «во всех местах заглядываю по церквам и описываю, что плохо лежит».

тихой летней ночи с той тишиной, которая царила в тот глубокий вечер на веранде Вашей ялтин Вместе с тем, эти разъезды не позволяли ученому сосредоточиться на своих научных ской виллы! …»7.

занятиях. В том же письме он жаловался Н. П. Кондакову, что «приходится трепаться по В переписке В. Т. Георгиевского и Н. П. Кондакова особый интерес представляют командировкам, чтобы хоть как-нибудь свести концы с концами и откладывать месяц за месяцем письма 1910–1914 гг., когда они оба находятся в расцвете творческих сил и активности, свои любимые работы».

готовят и публикуют чрезвычайно важные научные исследования, деятельно участвуют Следует признать, что благодаря деятельности «по синодальной линии» и много в художественной жизни России. Именно в этот период В. Т. Георгиевский совершил численным разъездам по епархиям В. Т. Георгиевский был, безусловно, одним из са три поездки на Афон, ставшие этапными в его творческом развитии. Публикуемые его мых осведомленных и компетентных ученых, обладавший неисчерпаемыми знаниями письма к Н. П. Кондакову содержат интереснейшие факты и детали об этих поезд русской провинции и ее сокровищ. Надо отметить так же его особые дипломатические ках, которые, бесспорно, представляют значение для византинистики и истории древ способности и многочисленные дружеские связи во многих далеких и близких уголках нерусского искусства. Данными письмами не исчерпываются письменные источники России. Благодаря всему этому В. Т. Георгиевский вместе с Н. П. Кондаковым и гра о поездках Георгиевского на Афон, и мы надеемся в скором времени вновь вернуться фом С. Д. Шереметевым оказался причастен к возникновению специального Высочай к этой теме.

ше учрежденного Комитета попечительства о русской иконописи. В опубликованных Василий Тимофеевич Георгиевский (ил. на с. 296) родился 6 января 1861 г. в горо письмах художника В. М. Васнецова к В. Т. Георгиевскому раскрываются некоторые де Судогда Владимирской губернии в семье священника. В 1881 г. он окончил Влади детали и побудительные мотивы к основанию Комитета. В письме от 31 марта 1899 г.

мирскую Духовную семинарию, затем поступил на церковно-историческое отделение В. М. Васнецов писал: «Многоуважаемый Василий Тимофеевич, дело вот в чем – когда я был Киевской Духовной академии, которую закончил в 1885 г.8 В том же году он возвратил в Петербурге, то случайно бросил мысль об издании Иконописного Подлинника, т. е. сборника древ ся во Владимир, став преподавателем местного женского епархиального училища и за них образов в красках, для руководства и пользования при расписывании церквей и изготовления об ведующим библиотекой и Древлехранилищем святого братства Александра Невского.

разов. Мысль не новая, но за нее ухватился граф [С. Д.] Шереметев и непременно захотел, что Активно окунувшись в историко-краеведческую работу, именно В. Т. Георгиевский пре бы я подробнее изложил свою мысль в письме, что я сделал: он доложил в собрании Общ[ества] вратил Древлехранилище в один из лучших провинциальных музеев с уникальной биб Александра III, и дело пошло вперед. Покаюсь при этом, что я указал ему на вас, как на доброго лиотекой, которая пополнилась при нем сотнями рукописных и старопечатных книг.

сотрудника …. Вам иконопись знакома, вы насквозь знаете жизнь иконописной школы, а потому Его перу принадлежит каталог этого музея – «Краткое описание… Древлехранилища помощь от вас может быть очень существенной …»9. Граф С. Д. Шереметев действитель при братстве святого Александра Невского во Владимире губернском» (Вязники, 1895).

но проявил активный интерес к идее издания Подлинника и возрождению традиций В 1880–1900-е годы он издавал статьи и отдельные книги, посвященные владимиро русского иконописания. Получив от В. М. Васнецова письмо от 19 февраля 1899 г., суздальским древностям, в частности «Флорищева пустынь» (Вязники, 1896), «Владимир в котором художник писал о необходимости издания «Иконописного Подлинника избранных на Клязьме и его достопримечательности» (Владимир, 1896;


2-е изд.: Владимир, 1899), образцов древней русской иконописи, дабы таковой Подлинник мог послужить некоторым руковод «Святой благоверный великий князь Андрей Боголюбский» (2-е изд.: СПб., 1900), «Суз ством для наших живописцев и иконописцев при расписании ими храмов и изготовлении икон»10, дальский Ризположенский женский монастырь. Историко-археологическое описание»

граф С. Д. Шереметев обратился в Совет Общества ревнителей русского исторического (Владимир, 1900), «Владимир, Суздаль, Переславль-Залесский» (СПб., 1913). В 1897 г.

просвещения имени Александра III, где был председателем, а также в Императорское В. Т. Георгиевский выступил одним из учредителей Ученой Архивной Комиссии во 298 ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Ю. А. ПЯТНИЦКИЙ. В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ И ЕГО ПОЕЗДКИ НА АФОН Общество Любителей Древней Письменности, членом которого он состоял наряду устройстве мастерских, о том, как их обставить и как направить, весьма важный и ответствен с Н. П. Кондаковым, Н. В. Покровским и Н. П. Лихачевым. Все единодушно одобри- ный. Пробивая новые пути, мы непрестанно должны, мне кажется, заботиться о том, чтобы в них ли инициативу В. М. Васнецова и графа С. Д. Шереметева, который, будучи близким старина наша слышалась, а иконописец XX столетия не может оторваться от нашего прошлого»18.

другом покойного императора Александра III, пользовался уважением и благосклонно- В марте 1902 г. Временное положение об учебных иконописных мастерских Комитета стью и нового императора Николая II. В результате графу удалось получить поддержку было утверждено, и к лету были открыты три учебные мастерские в Палехе, Мстере правителя России. В своих «Воспоминаниях» Н. П. Кондаков описал, как в июне 1900 г. и Холуе во Владимирской губернии и одна в селе Борисовке Курской губернии19. Роль он вместе с графом С. Д. Шереметевым и В. Т. Георгиевским совершил поездку по ико- В. Т. Георгиевского ярко была охарактеризована в статье И. В. Сосновцевой об иконо нописным слободам Владимирской губернии. Поездка была инспирирована и выше- писных школах Комитета. Она пишет, что он «с удивительной энергией занимался всеми про описанной инициативой В. М. Васнецова, и глубоким беспокойством, что «в результате блемами их организации, от поиска и найма домов для размещения мастерских до сложного и тонкого синодального разрешения двум заводчикам русской ваксы: Жако и Бонакеру, изготовлявшим для ваксы дела переговоров с местной администрацией, церковными властями и самими иконописцами. … и других надобностей жестянки, – печатать на жести иконы. … Конечно, слух шел о том, что Вероятно, один Георгиевский и был способен сдвинуть с места и дать движение такому огромному они дали большую взятку кому надо в Синоде. Конечно, все иконописные слободы взвыли от такой делу: ведь еще десятилетием ранее он сделался „своим человеком“ в иконописных селах, в „царстве печатной конкуренции своим художествам и даже фабричным изделиям, но что было гораздо важнее, изуграфов“»20. Несмотря на множество проблем, связанных с деятельностью учебных сама иконопись стала направляться к исчезновению, так как ясно: ручной труд не может соперничать иконописных мастерских, активность В. Т. Георгиевского принесла свои плоды. На за с машинным печатанием»11. Приезд важных сановников (граф С. Д. Шереметев был чле- седании Комитета 20 марта 1907 г. Управляющий делами Н. П. Кондаков доложил ном Государственного Совета) произвел большое впечатление в иконописных селах. о предпринятой им инспекционной поездке во Владимирскую губернию (в сопровож Как вспоминал Н. П. Кондаков, среди иконописцев прошел слух «о том, что сам царь дении В. Т. Георгиевского). Кондаков сообщил, что «мастерские эти оборудованы хорошо, прислал близкого человека разузнать нужды русской иконописи»12. В общем-то, слух был верным. изобилуют учениками и пользуются большим сочувствием местного населения. Преподавательский Позднее, 13 января 1906 г., граф С. Д. Шереметев писал архитектору (и члену Комитета) персонал стоит на высоте призвания, прилагая все свои знания и силы на пользу дела»21.

Н. В. Султанову: «Государь Император высказал пожелание, чтобы Комитет обсудил прошения С 3 мая 1907 г. В. Т. Георгиевский сменил Н. П. Кондакова на посту Управляющего иконописцев, и не терял из виду основной цели Комитета – ограждение и поддержку иконной живопи- делами Комитета.22 Согласно официальной версии, инициатором изменений в личном си, в виду невозможности полного воспрещения машинной работы. Желательно найти возможный составе Комитета был сам Н. П. Кондаков, который «возбудил ходатайство об освобождении примирительный исход, имея главным образом в виду благо, развитие и поддержку иконописания его от исполнения обязанностей по управлению делами Комитета [… которые отвлекали его] и ограждение оного от наплыва недоброкачественных произведений иноземного дела, добавляющих от принятых им на себя особо важных для Комитета работ по изданию „Лицевого Иконописно своею дешевизною, но нередко по исполнению своему смутительных и невозможных»13. го Подлинника“»23. Реальные причины были более сложными и требуют специального Знакомство с иконописными мастерскими в селах Мстере, Палехе и Холуе в 1900 г. обсуждения, что выходит за рамки данной статьи. Ходатайство Н. П. Кондакова было произвели весьма печальное впечатление. Как писал Н. П. Кондаков, «принимали нас удовлетворено императором Николаем II, и вместо него был назначен «Исполняющим в самих иконописных слободах все иконописцы, как мастера, так и заводчики с почтением, но вмес- обязанности Управляющего делами Комитета» Действительный статский советник В. Т. Гео те с тем с недоумением и враждебными опасениями, как бы не пострадала коммерция и их по- ргиевский. В письмах к Н. В. Султанову граф С. Д. Шереметев дал меткую характерис рядки. … Все безобразие русских кустарных промыслов, весь ужас ручного производства дешевки тику В. Т. Георгиевскому в его новом качестве: «он очень толков и сметлив и знает, где раки грозил угнетать всякое добросовестное исследование как экономического положения, так и художест- зимуют;

от его практичности и умения говорить с людьми будет польза» (письмо от 26 июня венного уровня. … Результатом нашей совместной поездки стал впоследствии доклад Государю 1907 г.) и [успех] «приписываю содействию Георгиевского, который все-таки человек сообразитель о положении русской иконописи и мерах к исправлению ее упадка и улучшения этого положения»14. ный и с нюхом» (письмо от 7 марта 1908 г.)24. Естественно, что каким бы «нюхом» и «уме Комитет попечительства о русской иконописи был учрежден императором Никола- нием говорить с людьми» ни обладал В. Т. Георгиевский, в его деятельности в Комитете ем II 19 марта 1901 г. Его возглавил граф С. Д. Шереметев, а Н. П. Кондаков был назна- не обходилось без проблем и столкновений, в том числе и с графом С. Д. Шереме чен Помощником председателя и Управляющим делами Комитета15. В состав Комитета тевым. В письме Н. П. Кондакову от 19 февраля 1912 г. В. Т. Георгиевский довольно вошел В. Т. Георгиевский, который с 1901 г. занимал должность Уполномоченного подробно описал интриги, в результате которых он был отстранен от дел канцелярии по делам иконописных школ при Высочайше учрежденном Комитете попечительства Комитета и редактирования «Иконописного Сборника», он констатировал, что «хотя о русской иконописи16. Ситуация с иконописными школами, их уставом и руководст- я и оставлен в Комитете, но лишен возможности там работать». В. Т. Георгиевский пост вом складывалась непростой и требовался недюжий дипломатический талант, чтобы радал и материально, лишившись 2 000 рублей, которые получал в Комитете. Данное лавировать между различными «течениями и амбициями». В самом Комитете не было письмо весьма откровенное, эмоциональное и даже саркастическое, особенно сравне единого взгляда на проблемы иконописных школ, что наглядно видно из документов ние обещаний графа С. Д. Шереметева с «надеждами на невинность панельных дам Невского Комитета и переписки его членов. В частности, из корреспонденции Н. В. Султанова проспекта». В июньских письмах 1912 г. он жаловался Н. П. Кондакову, что его даже не и графа С. Д. Шереметева, часть которой была опубликована и прокомментирована приглашают на заседания редакционной комиссии Комитета, лишают «какой-бы то ни Ю. Р. Савельевым17. В письме от 8 января 1902 г. С. Д. Шереметев писал: «Вопрос об было возможности работать в „Иконописном Сборнике“».

300 ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Ю. А. ПЯТНИЦКИЙ. В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ И ЕГО ПОЕЗДКИ НА АФОН Возмущения и обиды В. Т. Георгиевского, в принципе, были обоснованы. В течение Из надписи на арке с северной двери видно, что они были написаны … знаменитым иконописцем нескольких лет он успешно редактировал первые три выпуска «Иконописного Сбор- Дионисием. … Вышеуказанные фрески … являются единственным образцом творчества это ника» (СПб., 1907, 1908, 1909), брошюру «Высочайше учрежденный Комитет попечи- го знаменитого художника XV в. и вместе с тем ценным памятником в истории древне-русского тельства о русской иконописи и его задачи» (СПб., 1907), не говоря уже о разносторон- искусства …. В виду сего представлялось бы весьма желательным издание Комитетом этих ней текущей работе в Комитете. Весьма примечателен описанный В. Т. Георгиевским фресок. … Комитет, согласно предложению Председателя, постановил напечатать во II выпуске в письме от 19 февраля 1912 г. эпизод с проектом издания «Ризницы Зимнего дворца». «Иконописного Сборника» … описание, составленное г[осподином] Георгиевским фресок Ферапон К сожалению, проект этот так и остался нереализованным, в том числе и из-за интриг това монастыря с воспроизведением рисунков, посредством цинкографии напечатанных на меловой С. Д. Шереметева и К. К. Романова. Список икон ризницы Зимнего дворца сохранился бумаге»27. Однако ни во втором, ни в последующем выпуске «Иконописного Сборника»

в нескольких экземплярах. Один из них находится в Фонде Н. П. Кондакова в Петер- сочинение о фресках Дионисия напечатано не было.

бургском Филиале Архива Академии наук25. В Научной библиотеке Государственного Эрмитажа хранится папка с 48 фото Для объективности картины следует привести другой взгляд на деятельность графиями фресок Дионисия в Ферапонтове. Папка толстого картона имеет размеры В. Т. Георгиевского в Комитете, описанный в «Воспоминаниях» историка В. Г. Дружи- 53 40 см;

с лицевой стороны она оклеена мраморной бумагой, а уголки сделаны из нина. Он вспоминал: «Председательствовал граф [С. Д. Шереметев. – Ю. П.], дела доклады- кожи с золочением. Корешок папки кожаный. На обороте лицевой крышки – след от вал В. Т. Георгиевский, протокол записывал его помощник, барон А. А. Остен-Сакен. Георгиевский прямоугольного экслибриса библиотеки Николая II. В левом верхнем углу – карандаш докладывал без достаточной их подготовки и решение их за дополнительными справками приходи- ная помета: «Виз. Ф. И. 49», внизу штамп Научной библиотеки Государственного Эр лось откладывать до следующих заседаний Комитета. Георгиевский часто получал командировки митажа и «Инв. № 411268, 2002 год». Внутри папки имеются два двойных листа белой для обследования церковно-приходских школ, уезжал на месяц и более, а к заседанию он как следует бумаги с машинописным перечнем таблиц. На обороте первого двойного листа, в пра не приготавливался. Дела касались, главным образом, иконописных школ Комитета, смет по их вом верхнем углу, есть карандашная помета: «кн[ига] пост[упления] № 71. 29/I 1908 г. из содержанию и ремонту их зданий. Дела были неотложные. … За частыми продолжительными комн[ат] Е[го] И[мператорского] В[еличества]». Эти пометы позволяют проследить судь поездками Георгиевского, Комитет собирался довольно редко и нерегулярно, и это не нравилось графу. бу альбома: он поступил в Собственные Его Императорского Величества библиотеки Да и доклады его были неудовлетворительными, и по этому поводу граф обратился ко мне, желая в Зимнем дворце 29 января 1908 г. из комнат императора Николая II. После больше проверить свое впечатление: и мне пришлось с ним согласиться, и я подтвердил его мнение. И Геор- вистской революции 1917 г. альбом был передан в Византийское Отделение Государ гиевский был уволен от должности Управляющего делами Комитета. На его место был назначен ственного Эрмитажа, откуда в 1930 г. поступил в Сектор Византии Отдела Востока, где Романов К. К., художник, архитектор»26. находился до 2002 г., когда был перемещен в Научную библиотеку Государственного Наверное, истина лежит где-то посередине. Видимо, были случаи, когда В. Т. Геор- Эрмитажа. Альбом фотографий фресок Ферапонтова был поднесен В. Т. Георгиевским гиевский не был достаточно подготовлен к заседанию Комитета, но в то же время даже через графа С. Д. Шереметева императору Николаю II как Высочайшему покровителю по опубликованным протоколам заседаний и письмам их участников видно, что инт- Комитета попечительства о русской иконописи. В результате этого акта публикация риги были широко распространены в Комитете. Впрочем, интриги – это одна из отли- фресок Ферапонтова была включена в «издательский план» Комитета, о чем и было чительных черт любого русского учреждения, особенно научного, как в прошлом, так доложено графом С. Д. Шереметевым и В. Т. Георгиевским на заседании 15 февраля и в настоящее время. 1908 г.

Особой страницей в творчестве В. Т. Георгиевского является изучение и издание Как указывалось выше, внутри папки с фотографиями имеются два двойных лис фресок Ферапонтова монастыря, исполненных художником Дионисием. Интерес к ним та с перечнем таблиц. При этом первый список включает описание тридцати таблиц, возник у ученого опять-таки благодаря его обязанностям инспектора церковно-приход- а второй – восемнадцати. Нумерация римскими цифрами не сквозная, а персональная ских школ Святейшего Синода и связанных с этим разъездами по провинции. В 1905– для каждого списка. Фотографии наклеены на подложку и затем на паспарту из бумаги 1908 гг. он посещал Ферапонтов монастырь в Новгородской губернии, где обнаружил ручной выделки. Паспарту разного цвета: светло-бежевого, серого, темно-серого;

в пра замечательную фресковую роспись в соборе Рождества Богородицы, выполненную вом нижнем углу имеют тисненый штамп фотографа И. Н. Александрова. Такой же мастером Дионисием в 1502 г. Фрески сильно увлекли его и В. Т. Георгиевский «за- штамп помещен в правом нижнем углу каждой фотографии. Сами фотографические горелся» идеей издать их самым достойным образом и таким образом сделать доступ- снимки разного размера, в основном 28,5 22 см. Качество снимков – превосходное!

ным для специалистов и любителей древнерусского искусства это сокровище культуры. Во многих аспектах данный альбом уникален. Благодаря записи о поступлении альбома Благодаря своей деятельности в Комитете и новому положению Управляющего дела- в императорскую библиотеку 29 января 1908 г. можно с большой долей достоверно ми, а также обещаниям графа С. Д. Шереметева исследователь надеялся осуществить сти считать, что фотографии были выполнены скорее всего весной – летом или ран изучение и издание фресок Ферапонтова в рамках «научных задач» Комитета. В при- ней осенью 1907 г. Это одна из первых фотофиксаций большинства фресок собора нципе, В. Т. Георгиевский осуществил свой план, хотя и не получил того результата, Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. Фотографии имеют большой размер на который надеялся. На заседании Комитета 15 февраля 1908 г. он «сообщил о недав- и очень хорошее качество, и по научной и художественной ценности они значитель но открытых фресках так называемого Ферапонтова монастыря в Новгородской епархии. … но превосходят типографские иллюстрации в монографии В. Т. Георгиевского 1911 г.

302 ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Ю. А. ПЯТНИЦКИЙ. В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ И ЕГО ПОЕЗДКИ НА АФОН Не вызывает сомнений необходимость современного издания этого императорского альбома на достойном полиграфическом уровне, с иллюстрациями в размер оригинала фотографий. Данный альбом не только уникален, но, как было отмечено выше, сыграл позитивную роль в изучении и издании фресок Ферапонтова монастыря Комитетом попечительства о русской иконописи.

Весьма роскошно изданная книга-альбом В. Т. Георгиевского появилась в 1911 г.:

«Фрески Ферапонтова монастыря. С приложением 42 рисунков в тексте, 7 цветных таблиц и 40 таб лиц фототипий. Санкт-Петербург. Товарищество Р. Голике и А. Вильборг, Звенигородская, 11.

Издание Высочайше учрежденного Комитета попечительства о русской иконописи». В Научной библиотеке Государственного Эрмитажа хранится экземпляр с экслибрисом библиоте ки императора Николая II (ил. на с. 305). На обороте последней страницы имеется ка рандашная запись о времени поступления книги в императорскую библиотеку: «кн[ига] поступлений № 303. 11/ II – 1912 из комнат Его Величества»28. Вероятно именно о судьбе этого экземпляра книги упоминал В. Т. Георгиевский в письме от 19 февраля 1912 г.

Н. П. Кондакову: «… когда я писал Ферапонтов, Шереметев обещал книгу поднести Царю и исходатайствовать посредством этого средства на реставрацию Ферапонтова монастыря и ни йоты не исполнил из своих обещаний. Он не только не поднес Царю книги, но даже не послал ее в Царское Село особо, а свалил ее в кучу материалов Археографической комиссии и отправил все книги с лакеем – там их сдали в библиотеку – и делу конец».

Издание «Фресок Ферапонтова монастыря» было роскошным во всех отношениях Экслибрис библиотеки Обложка книги «Фрески Ферапонтова и соответствовало уровню «Высочайше учрежденного Комитета», как по внешнему императора Николая II монастыря» работы В. М. Васнецова. 1911 г.

виду, оформлению и качеству печати, так и по научной ценности текста. В подготовке издания участвовали художники Д. С. Стеллецкий и В. М. Васнецов, официальный фо тограф Комитета И. Н. Александров. Летом 1908 г. Д. С. Стеллецкий специально ездил в Ферапонтов, где создал серию акварелей. Часть из них была использована в книге В. Т. Георгиевского, а после титула (так называемый второй титул) был помещен вели колепный черно-белый графический рисунок, ставший своеобразной визитной карто чкой Ферапонтова (ил. на с. 307). Согласно надписи, он был сделан в 1911 г. в селе Рак ша29. Обложка книги, шрифты и внутреннее оформление страниц были разработаны художником В. М. Васнецовым в стилизованной древнерусской манере (ил. на с. 305).

И. Н. Александров, один из лучших фотографов того времени, осуществил черно-бе лую и цветную съемку фресок, воспроизведенную в книге фототипией на отдельных листах-паспарту. В самом тексте были помещены 42 черно-белые иллюстрации разных памятников. Для них В. Т. Георгиевский использовал иллюстративные материалы Ко митета, фотографии Л. Д. Никольского и свои из поездок на Афон и в Сербию, снимки реставратора Г. О. Чирикова и др. Необходимо отметить, что некоторые иллюстрации в тексте получились не очень качественными, часто слишком темными или контраст ными. Но в остальном издание было осуществлено на очень высоком уровне.

Исследование включало пять глав, публикацию Описи Иосифо-Волоколамского монастыря в приложении, 47 таблиц, а также имело предисловие и несколько указате лей. Название первой главы – «Краткие исторические сведения о Ферапонтовом мона стыре» (с. 1–9) – полностью соответствовало содержанию. Вторая глава была посвяще на храмам монастыря и фрескам собора Рождества Христова (с. 9–17). В третьей главе разбирался вопрос об авторах фресок Ферапонтова монастыря и приводились сведения Обложка путеводителя по Владимиру, Обложка книги «Фрески Панселина».

о художнике Дионисии и его сыновьях Феодосии и Владимире (с. 17–39). Последняя Суздалю, Переславлю-Залесскому. 1913 г.

1913 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.