авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«ИНСТИТУТ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА Ю.С. Кудряшова ТУРЦИЯ И ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ: ИСТОРИЯ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ...»

-- [ Страница 8 ] --

Среди последних политических событий следует отметить прошедший 3 октября 2009 года в Нахичевани (Азербайджан) очередной саммит глав государств тюркоязычных стран. В нем приняли участие президент Азербайджана Ильхам Алиев, пре зидент Турции Абдулла Гюль, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Киргизии Курманбек Бакиев и вице премьер правительства Туркмении Хыдыр Сапарлыев. Самми ту предшествовало учреждение Парламентской ассамблеи тюркоязычных стран (Азербайджана, Казахстана, Киргизии и Турции). В саммите не приняли участия ни президент Узбеки стана Ислам Каримов, ни даже его представитель. На саммите Нурсултан Назарбаев, отметив, что Гейдар Алиев и Мустафа Кемаль Ататюрк мечтали о единстве тюркоязычных народов, подчеркнул, что Казахстан также выступает за воплощение в жизнь этой идеи. Тюркский саммит в Нахичевани завершился созданием Совета сотрудничества тюркоязычных стран (Тюрк ского совета), в 2010 г. его возглавит Казахстан.

Турция, обеспечив возможность экспорта азербайджанских энергоресурсов в Европу, естественно, заинтересована в под ключении Казахстана и Туркменистана к транскаспийским про ектам. Астану устраивает вариант дальнейшего развития диа лога с Евросоюзом при активном участии Турции, в том числе в разработке и реализации совместных проектов транспорти ровки нефтегазового сырья в Европу. Однако напряженные от ношения возникли у турецкого бизнеса с новыми туркменскими властями.

Что касается Узбекистана, то после обвинений в адрес Турции по поводу поддержки узбекских оппозиционных движе ний и их лидеров, отношения между двумя странами довольно прохладные. Ташкент считает, что Анкара поддерживает ис ламскую оппозицию через деятельность турецких коммерче ских и строительных фирм. Представитель Узбекистана даже не присутствовал 17–19 ноября 2007 г. в Баку на 11-м съезде организации Дружбы, братства и сотрудничества тюркоязыч ных стран и общин. Однако в реальности Турции нет смысла поддерживать экстремистские религиозные движения за рубе жом, так как турецкие власти борются с ними внутри страны.

Тем не менее Турция и Узбекистан продолжают сотрудничест во в сфере предотвращения и устранения таких угроз, как экс тремизм, терроризм и контрабанда наркотиков, с которыми сталкивается Ташкент и которые представляют опасность для стабильности всего региона.

В сегодняшней Турции идею Великого Турана поддержи вают лишь ультра-националистические круги, не имеющие зна чительного влияния на власть, и экстремистские неправитель ственные организации. Националистическая и пантюркистская идеология турецких властей позволяет демонстрировать за падным союзникам возможность альтернативы во внешнепо литической стратегии, одновременно она завоевывает симпа тии турецкого электората, немалая часть которого разделяет подобные взгляды.

С другой стороны, зависимость Турции от внешних поста вок нефти, а также растущие экономические интересы в му сульманских странах вынуждали ее правительство делать все более сильный акцент на ислам во внешней политике. Приори тетными для Анкары форумами с целью расширения экономи ческого сотрудничества с мусульманскими странами являются Постоянная комиссия по экономическому и коммерческому со трудничеству в Организации Исламская конференция, предсе дателем которой является представитель Турции, и Организа ция экономического сотрудничества (Азербайджан, Иран, Ка захстан, Кыргызстан, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан, Турция и Узбекистан). Последняя ставит целью развитие со трудничества между странами-участницами в экономической, технической и культурной областях. Для устранения торговых барьеров между странами – членами ОЭС был принят «Прото кол о введении льготных тарифов», предусматривающий сни жение на 10% некоторых таможенных пошлин. После выборов 1995 г. в Турции было сформировано коа лиционное правительство, в которое вошли представители Партии благоденствия. Ее программа предусматривала пере ориентацию внешней политики с европейских на исламские страны и отзыв заявки на вступление в ЕС. 475 В период нахож дения у власти лидера ПБ Неджметтина Эрбакана были акти визированы связи Турции с мусульманскими странами, в том числе с Ираном и Ливией, предприняты шаги к созданию ис ламского общего рынка и исламского таможенного союза. По мимо этого, Турция начала сближение с Организацией Ислам ская конференция, катализатором которого служила кипрская проблема.

Эрбакан всерьез приступил к долгосрочному плану созда ния альтернативы европейской «Большой восьмерке» в виде Исламской восьмерки – Д-8, учредительная встреча которой на уровне министров иностранных дел Турции, Ирана, Паки стана, Египта, Малайзии, Индонезии, Бангладеш и Нигерии прошла в Стамбуле в январе 1997 г. Данный проект был на правлен на экономический рост и социальное развитие входя щих в него стран. Выбор этих государств Турцией не случаен.

Индонезия и Малайзия являются новыми индустриальными странами, «азиатскими тиграми», сильными с экономической точки зрения. Египет важен вследствие своего геополитическо го положения. Иран и Нигерия интересовали Турцию как ис точники энергоресурсов. Пакистан близок ей по политической структуре, где власть подконтрольна армии, и как союзник США в регионе. И все же проект Эрбакана нежизнеспособен, так как в нем объединены слишком разноплановые государст ва. Индонезия и Малайзия ориентированы в основном на Япо нию и азиатские рынки. Внешняя политика Египта подчинена союзническим отношениям с США. Непредсказуемые Иран, Па кистан и Нигерия угрожали светскому строю Турции исламским фундаментализмом. В итоге разный уровень политического и экономического развития этих стран стал непреодолимым пре пятствием для достижения компромисса между участницами Исламской восьмерки.

Между тем учащение контактов Турции с государствами Ближнего Востока могло втянуть НАТО в конфликты, в которых у альянса не было прямого интереса. Соответственно, эти инициативы вызывали негативную реакцию западных предста вителей и сторонников проевропейской ориентации внутри страны. Здесь необходимо учитывать, что Запад служит для Турции важнейшим источником реорганизации вооруженных сил и получения военной помощи.

Кроме того, армейское руководство Турции бдительно следит, чтобы исламские круги оставались в рамках, очерчен ных принципом лаицизма и модернизации, и в политической сфере действовали по строго определенным правилам. Актив ное вовлечение Турции в дела исламского мира грозило нару шением этого довольно хрупкого баланса, стремление к сохра нению которого заставило военное руководство напрямую вмешаться в политическую жизнь страны и отстранить от вла сти Эрбакана.

Вместе с тем турецкая политическая система, основанная на кемализме – идеологии, присущей только турецкому обще ству, – является нетранспортабельной. Попытки Турции прив нести западные ценности в ближневосточный регион могут уг лубить существующие расхождения между ней и исламским миром. Турции понадобились десятилетия, чтобы достичь ны нешнего уровня демократии, и это был, несомненно, болез ненный процесс. Этот факт говорит не в пользу возможности транспортации турецкого опыта в общества, которые не сле дуют в данном направлении. Более того, в качестве модели демократии Турция не может быть воспринята Ближним Восто ком вследствие исторических отношений с арабскими страна ми. С XVI в. по 1918 г. значительная их часть находилась под властью Османской империи, и арабы запомнили оскорбитель но-пренебрежительное отношение к ним турок. Светские араб ские националисты не видят в Турции надежного партнера, так как, с точки зрения исторической ретроспективы, она воспри нимается как бывший колонизатор, а в настоящее время явля ется членом непопулярного в регионе Североатлантического блока. К тому же арабы негативно воспринимают позицию Анка ры в ближневосточном кризисе. Турция в свое время была пер вой страной мусульманского мира, которая признала Израиль.

Эрбакан, проводивший курс на сближение с исламскими государствами, в ходе визита в Ливию получил жесткий выго вор от Каддафи, суть которого заключалась в том, что Турции следовало бы поменьше участвовать в операциях НАТО и не заключать с Израилем военных договоров. Кроме того, Кад дафи подчеркнул, что исламский мир не может простить Тур ции жестокости подавления курдов. Кроме того, Сирия претендует на турецкий район Алексад ретта (Хатай), а также требует увеличить поступление воды в реку Евфрат, перегороженную в своем верхнем течении пло тинами турецких гидростанций. До 1998 г. Сирия оказывала поддержку Курдской рабочей партии, что чуть не привело две страны к вооруженному конфликту. В 2001 г. Турция значи тельно ослабила пограничный контроль, провела железнодо рожные линии к северу Сирии, результатом чего стало ожив ление двусторонней торговли, сотрудничество в добыче мине ралов и сельском хозяйстве. Возрос товарооборот между дву мя странами. 477 Подготовка операции в Ираке послужила мощ ным толчком к активизации контактов Дамаска и Анкары. Обе страны оказались перед угрозой создания курдского государ ства в Северном Ираке. Это могло спровоцировать вспышку сепаратистских настроений среди курдов Турции и Сирии, и привести к дестабилизации в этих странах. Обмен визитами на высшем уровне в 2004 и 2005 гг. позволяет говорить о ста бильном и динамичном развитии сотрудничества между Тур цией и Сирией.

Отношение фундаменталистского Тегерана к Анкаре, где светский характер страны определен законодательно, пре имущественно враждебное. Иран, не желая видеть сильную Турцию в регионе, пытался экспортировать свой режим и спон сировал террористическую деятельность на ее территории. Он поддерживал «Исламский фронт воинов Великого Востока» и организацию «Исламское действие», которые выступают за создание государства на основе шариата. Кроме того, в Иране располагались базы курдских боевиков.478 Тегеран является историческим соперником Анкары за влияние на Кавказе и в Цен тральной Азии. Иран – конкурент Турции в плане поставок кас пийской нефти на мировой рынок. Помимо соперника в сфере бизнеса, Анкара в лице Тегерана имеет у своих границ сильное в военном отношении государство, занимающееся разработкой ядерной программы. Турция неоднократно выражала озабо ченность реализацией Ираном ядерной программы и призыва ла его к соблюдению международных норм по использованию атома в мирных целях. В то же время Турция предупреждает о негативных последствиях для международного сообщества возможной военной операции против соседней страны.

Однако с началом войны в Ираке Турция и Иран вырабо тали совместную политику борьбы с курдским сепаратизмом.

Они категорически выступают против раздела Ирака и образо вания на его территории независимого курдского государства, способного создать опасный прецедент. В рамках достигнутой договоренности о совместной борьбе с терроризмом было ре шено создать механизм «мгновенного контроля». Более того, Иран предложил проводить часть работ по своей ядерной про грамме на территории Турции и пригласил турецкие компании к участию в иранских ядерных проектах. В результате глава турецкого МИДа Гюль заявил о том, что отношения с Тегера ном развиваются позитивно и Анкара больше не опасается экспорта исламской революции. Борьба с курдским сепаратизмом и террористической дея тельностью КРП способствовала сближению Турции с Израи лем с целью обеспечения безопасности. В декабре 1996 г. ме жду Израилем и Турцией было заключено соглашение о со трудничестве в военной области. Данный документ создал ос нову для союза между двумя наиболее сильными государства ми региона, что, в свою очередь, имело важные последствия в плане установления баланса сил на Ближнем Востоке. Не смотря на неоднократные заверения обеих сторон в том, что их сотрудничество ни в коем случае не направлено против ка ких-либо третьих стран, Турция своим сближением с Израилем предостерегала Сирию от враждебных действий и дальнейшей поддержки КРП. Сотрудничество с Израилем позволяло Турции не только повысить свою военную мощь за счет доступа к но вейшим технологиям, но и получить альтернативный источник поставок современных вооружений. Более того, между страна ми углублялось экономическое сотрудничество, в 1997 г. был заключен договор о свободной торговле. Наконец, в сентябре 1998 г. на международной конференции по Ближнему Востоку, созванной американской организацией «Новая атлантическая инициатива» в Тель-Авиве, израильский премьер-министр Биньямин Нетаниягу впервые заявил о наличии оси Иерусалим – Анкара, которая является основой региональной безопасно сти.480 Однако следует отметить, что сближение с Израилем началось под давлением США, которые были обеспокоены ориентацией Эрбакана на исламские государства. Соединен ные Штаты стремились таким образом вызвать охлаждение во взаимоотношениях арабских стран и Турции и переориенти ровать ее на Запад.

После выборов 1999 г. главой правительства Турции стал лидер Демократической левой партии Бюлент Эджевит. Он являлся сторонником еще более тесных связей с Израилем, в котором видел одного из главных стратегических партнеров Турции. Таким образом, к концу 90-х гг. между двумя демо кратическими, ориентированными на Запад и не принадле жащими к арабскому миру государствами региона установи лись тесные связи, которые, начавшись с сотрудничества в области обеспечения безопасности, постепенно стали уг лубляться и распространяться на другие области. На геопо литическом уровне многостороннее сотрудничество двух го сударств является дополнительным средством обеспечения безопасности своих ближневосточных границ. В долгосрочном плане турецко-израильский альянс является залогом более активной стратегической роли Турции на Ближнем Востоке.

Однако слабым местом турецко-израильских отношений оста ется то обстоятельство, что они поддерживаются исключи тельно на уровне правящих элит и не пользуются поддержкой у большинства турецкого населения. С приходом к власти в Турции исламистской Партии справедливости и развития во взаимоотношениях сторон стало наблюдаться некоторое похолодание. Например, это проявилось в заявлении пре мьер-министра Эрдогана, сделанном в апреле 2004 г., что его совесть не позволяет ему «встречаться с израильтянами в то время, когда правительство А.Шарона продолжает уничто жать палестинское руководство и совершает террористиче ские акции против палестинского народа». При этом укрепление военных связей Турции и Израиля вызывало критику со стороны Ирана и других соседних госу дарств. В иранской прессе появились заявления о том, что «Турция слишком активно кооперируется с сионистским госу дарством, в особенности в военной сфере. Просионистская позиция этой страны, большую часть населения которой со ставляют мусульмане, может быть расценена как предательст во по отношению к другим мусульманским государствам». Даже такое умеренное арабское государство, как Египет, без энтузиазма восприняло установление и развитие стратегиче ского сотрудничества между Турцией и Израилем. Но несмотря на то, что это военно-политическое сотрудничество встречает противодействие со стороны практически всех соседей Израи ля и Турции, приоритеты обоих государств в области безопас ности вынуждают их продолжать его, особенно в таком жиз ненно важном вопросе, как совместная борьба против терро ристических организаций.

Вместе с тем важнейшим препятствием для сотрудничест ва являются глубокие и плохо скрытые антисемитские на строения, традиционно присущие турецкому обществу, фактор исламской солидарности, проявляющийся в ходе непопуляр ных в Турции силовых действий Израиля в Палестине, а также постепенное ухудшение американо-турецких отношений и уси ление антиамериканизма среди турецкого населения. В част ности, после начала военной операции Израиля в Ливане ле том 2006 г. население Турции встало на сторону своих «му сульманских братьев», а правительство в знак протеста замо розило соглашение о военной модернизации. 3 августа 2006 г.

депутаты от правящей Партии справедливости и развития и основной оппозиционной Народно-республиканской партии вы шли из межпарламентской группы дружбы с Израилем в знак протеста против военных действий в Ливане. Комиссия по пра вам человека парламента Турции охарактеризовала боевые действия Израиля как государственный терроризм и геноцид и призвала к ответу за него в международном трибунале за во енные преступления.

Таким образом, руководство Турции окончательно сделало свой выбор в пользу более активной региональной политики на Ближнем Востоке, что усложняет поддержание баланса в отношениях между Израилем и арабскими странами. Можно предположить, что появление общих интересов и укрепление взаимоотношений между Турцией, Ираном и Сирией приведет к утрате взаимопонимания между Тель-Авивом и Анкарой. Бо лее того, в случае дальнейшего снижения роли военной вер хушки в политической жизни Турции отношения с Израилем также объективно будут слабеть. Состояние нестабильности и повышенная опасность возникновения конфликтов между ближневосточными государствами заставляют предположить, что данное направление во внешней политике турецкого руко водства не может стать альтернативой европейской перспек тиве. Вместе с тем некоторые представители ЕС полагают, что Турция могла бы стать стратегической опорой Европы на Ближ нем Востоке.

Другим важнейшим внешнеполитическим вектором Турции являются США. Анкара вынуждена придерживаться проамери канской политики, в основном вследствие экономических про блем, т.к. США являются крупнейшим источником финансовой помощи и владельцем основного пакета голосов в МВФ. С точ ки зрения Турции, стратегическое партнерство с США позволит ей стать значимым игроком на международной арене и экспор тировать свою политическую систему в мусульманские страны региона. Некоторые крайние националисты и консервативные члены правительства, в том числе лидер Партии Отечества, бывший премьер-министр Месут Йилмаз, предлагают сближе ние с США в качестве альтернативы ЕС. Они отмечают, что стратегическое партнерство с Вашингтоном не требует от Ан кары болезненных реформ во внутренней политике и уступок по Кипру. С другой стороны, оно может превратить Турцию в региональную сверхдержаву. Кроме того, генеральный секре тарь СНБ Кылынч подчеркивал, что именно США всегда под держивали Турцию во время финансовых кризисов и в борьбе с терроризмом. В свою очередь, Вашингтон не перестает говорить о стра тегическом значении Анкары, широко используя ее территорию и возможности. Американцы предпринимают ряд последова тельных мер, направленных на возрождение «вестернизиро ванного» ислама по турецкой модели, наиболее приемлемого для западной цивилизации. Следовательно, активная внешняя политика Турции на Кавказе, Балканах и Центральной Азии по догревалась не только мечтой стать лидером сообщества тюркских народов, но также и желанием Соединенных Штатов Америки не допустить того, чтобы идеологический, экономиче ский и политический вакуум в этих регионах заполнили Иран и Саудовская Аравия, насаждая там исламский фундамента лизм. Президент США Джордж Буш-младший неоднократно подчеркивал, что Анкара является основным региональным партнером Вашингтона и что светская Турция – главная пре града на пути распространения радикального ислама. В значи тельной степени по этой причине он оказывал давление на Брюссель с целью начала переговоров о вступлении Турции в ЕС. В отличие от Евросоюза Вашингтон признал Курдскую рабочую партию и Демократическую партию турецкого Курди стана террористическими организациями, соглашался с необ ходимостью сохранения смертной казни в Турции в опреде ленных случаях и редко упоминал о защите культурных прав курдского населения. Анкара – верный союзник, пользующийся значительным влиянием в регионе, – рассматривается Ва шингтоном как идеальный партнер в ЕС.

Вместе с тем экономическое сотрудничество сторон нахо дится на достаточно низком уровне. Существует Комиссия по турецко-американскому экономическому партнерству с целью расширения торгово-экономических связей, но США не спешат упразднять квоты на текстиль и прочие торговые барьеры для турецких товаров. Помимо этого, экономическое взаимодейст вие Турции с США неперспективно с точки зрения географиче ской удаленности сторон.

При этом для Турции неприемлемы односторонние внеш неполитические действия США, в особенности военная ин тервенция в Ираке. Накануне проведения военных операций в Багдаде в 2003 г. турецкий парламент не позволил размес тить на территории Турции 60 тыс. американских солдат, не взирая на то, что США обещали оказать Анкаре помощь на сум му в 30 млрд. долл. События в Ираке совпали с приходом к власти в Турции Партии справедливости и развития, связанной с национальным и зарубежным исламским электоратом. Более тесное взаимо действие с США грозило напряженными отношениями с му сульманскими странами и падением рейтинга правящей пар тии, получившей большинство голосов населения.

Традиционалистов из Партии справедливости и развития привлекает евразийское направление во внешней политике страны. Евразийство отвергает строгое следование западной модели, не отказываясь от последней, и предполагает сохра нение национальной и культурной самобытности. Кроме ПСР, к евразийству проявляют интерес правые националисты;

цен тристы;

религиозные круги;

военное руководство страны;

ин теллектуальные фонды, такие как Фонд Ясави и АСАМ, движе ние «Платформа Диалог Евразия», стремящееся сблизить ин теллигенцию стран СНГ и Турции;

экономические структуры, в частности «Евразийский Форум» Аркана Сувера, евразийский департамент Торгово-промышленной палаты, организация ев разийского сотрудничества России и Турции РУТАМ. Евразийская политика Турции охватывает Иран, в котором проживают около 30 млн. тюрок, Ирак – 2,5 млн., Сирию – свыше 1,5 млн. Всего на оси Евразия – Ближний Восток прожи вает 33,5 млн. тюрок. Если к этому прибавить 2 млн. тюрок, проживающих на Балканах, то всего получится, что в Евразии проживает свыше 205 млн. тюрок.486 Таким образом, в своей евразийской геополитике Анкара предполагает активно исполь зовать тюркский фактор.

Новая стратегия в регионе строится исходя из четырех осей: Анкара – Москва, Анкара – Тегеран, Анкара – Брюссель, Анкара – Эр-Рияд. Возможность контроля над Черным и Эгей ским морями, а также восточным Средиземноморьем, близость к Кавказу и Ближнему Востоку и, наконец, географическое рас положение на стыке трех континентов позволяют считать Тур цию ключевым государством в регионе. Природное богатство Евразии, ее экономический потенциал и динамика, значитель ные человеческие ресурсы и исторический опыт могут сыграть важнейшую роль в росте благосостояния и стабильности стран региона.

В 1990-х гг. в России существовали опасения, что Турция в рамках своей евразийской политики преследует пантюркист ские цели. Ее даже обвиняли в поддержке сепаратизма в Чечне, Башкирии и Татарстане. Анкара активно работала с населени ем этих республик в гуманитарной и экономической сферах.

Тем не менее, чеченская проблема несет в себе серьез ную угрозу для Турции, так как может стать источником не управляемого притока огромного числа беженцев, незаконного ввоза оружия и терроризма. Кроме того, в Анкаре понимают, что прямое или косвенное участие Турции в событиях на Се верном Кавказе может повлечь за собой поддержку со стороны России и Армении курдских повстанцев. Все это может оказать негативное влияние на осуществление новых энергетических проектов: «Голубой поток», Транс-Каспиан, Баку-Джейхан, чрезвычайно важных для энергоснабжения Турции и ее эконо мического развития в целом. Сепаратизм в России поддержи вается со стороны турецких экстремистских ультранационали стических и религиозных групп, но это неприемлемо для госу дарственных политиков Турции. Последние понимают, что пе реходить в стадию активного противостояния РФ нельзя хотя бы потому, что она все еще обладает реальным, в том числе и ядерным, военным потенциалом, пользуется авторитетом в регионе, где ее признают сдерживающим фактором на пути обострения внутрирегиональных противоречий. В итоге в от ношении постсоветских стран СНГ Анкара вместо первона чальной политики, состоявшей в поддержке пантюркистских проектов, перешла к поиску стратегического партнерства с Мо сквой. Особенно быстро начали улучшаться взаимоотношения между Турцией и Россией после того, как в 1998 г. из послед ней был выдворен лидер Курдской рабочей партии Оджалан.

В 1999 г. премьер-министр Эджевит побывал с официаль ным визитом в Москве. Турецкие националисты назвали это актом предательства чеченцев, указывая на то, что Анкара яв ляется моральной опорой для Чечни и Дагестана, где Россией проводится политика геноцида. Подчеркивалось, что в случае утери влияния на Кавказе под угрозу могут быть поставлены энергетические проекты Турции в бассейне Каспийского мо ря. 487 Вместе с тем турецкий премьер призвал российское ру ководство запретить деятельность Курдской рабочей партии на своей территории и высказался за совместное противодей ствие терроризму. При этом Эджевит добился разрешения ока зывать гуманитарную помощь Чечне, чем свел на нет возму щение исламистов тем, что Анкара безучастна к происходящим событиям в этом субъекте РФ. Кроме того, он высказался за более широкое участие России в реализации экономиче ских проектов в Турции, в том числе модернизации возведен ных при содействии бывшего Советского Союза промышлен ных объектов, и поставки турецких товаров в обмен на рос сийский газ. 16 ноября 2001 г. между Россией и Турцией был подписан План действий по развитию сотрудничества в Евразии, ставя щий своей целью распространение экономических возможно стей и опыта двух стран на евразийском пространстве, исполь зование их в рамках совместных проектов и инициатив. Поми мо этого, предполагалось, что взаимодействие в сопредельных регионах – на Кавказе, в Средней Азии, в Причерноморских государствах будет способствовать стабильности и безопасно сти, предотвращать развитие терроризма и распространение оружия массового уничтожения.

В настоящее время представители правящей Партии справедливости и развития рассматривают евразийский регион и сближение с Россией в качестве одного из приоритетных на правлений во внешней политике Турции. Сторонниками евра зийского пути развития страны являются советник президента Ахмета Недждета Сезера по внешней политике Мехмет Дулгер, глава парламентского Комитета по международным отношени ям и профессор Ахмет Давутоглу, главный советник премьер министра Эрдогана по внешней политике Х.Четин, руководи тель Турецко-Евразийского делового совета Т.Эркин.

26 февраля 2004 г. в Москву с официальным визитом при был министр иностранных дел Турецкой Республики Абдулла Гюль. В ходе переговоров Москва и Анкара условились разви вать сотрудничество в борьбе с терроризмом как в рамках ме ждународных структур, так и на двустороннем уровне. Стороны одновременно выразили заинтересованность и в развитии во енно-технического сотрудничества, связей в области культуры, науки, образования и туризма. Турцию привлекает развитый сектор российского оборонного производства и высококачест венные технологии.

В свою очередь, визит президента Путина в Анкару в но ябре 2004 г. ставил своей целью конвертировать экономиче ское сотрудничество между странами в конструктивные поли тические отношения. Президент Путин подписал с президентом Сезером Совместную декларацию об углублении дружбы и многопланового партнерства. В ней, в частности, подчеркива ется: «Российская Федерация и Турецкая Республика как об ладающие в силу расположения одновременно в Европе и Азии уникальным геополитическим положением две евразий ские страны, играющие роль естественного моста между веду щими центрами мировой цивилизации – Западом и Востоком и объединенные приверженностью таким закрепленным в Уставе ООН основополагающим принципам и ценностям, как демокра тия и верховенство права, заявляют, что продолжат свои уси лия по укреплению безопасности, мира, стабильности и про цветания в регионе, где они расположены, и в мире в це лом». 489 Россия для Турции – важнейший торговый партнер и основной поставщик газа. Однако большая часть турецкого экспорта пока приходится на продажу ширпотреба российским «челнокам» и на строительные работы, а российского – на по ставки энергоносителей.

Вместе с тем причиной слабых политических связей явля лась напряженность, которая возникла в силу пересечения ин тересов России и Турции в Центральной Азии и на Кавказе.

Влияние Турции в регионе ощутимо уже по той причине, что в стране живет около семи миллионов выходцев с Кавказа:

адыгейцы, чеченцы, черкесы, абхазы, лазы.490 Однако отсутст вие напряженности в территориальных вопросах между Росси ей и Турцией снижает чувства страха и недоверия во взаимо отношениях сторон. Отношения с Россией имеют для Турции большое значение в деле обеспечения стабильности и безо пасности в Евразии, а также развития региональных взаимо связей. В сотрудничестве с другими странами Россия и Турция могли бы играть активную стабилизирующую роль на Ближнем Востоке. Москва и Анкара успешно решают вопросы сосущество вания разных этнических групп и вероисповеданий, цивилиза ционные противоречия сглаживаются внутри государств. Имен но эти страны могут быть примером и центром притяжения для всей Евразии.

На данный момент Россия пытается установить новые от ношения с Турцией через ту часть турецкой политической эли ты, которая имеет пророссийскую и проазиатскую, а не проев ропейскую ориентацию. Эта элита заинтересована в том, чтобы укреплять местные региональные связи, а не устанавливать их с ЕС.

При этом для Анкары имеет большое значение тот факт, что Россия не поддержала войну США в Ираке. Турецкие пред ставители армейских кругов придерживаются мнения, что соз данная Анкарой, Москвой, Пекином и Тегераном евразийская ось сотрудничества сможет препятствовать силам, пытающим ся установить господство в регионе, а также будет способство вать разрешению разногласий, имеющих возможность вылить ся в террористические акты и столкновения. Полномасштабное сотрудничество в Евразии позволит разрешить проблему Ка рабаха между Арменией и Азербайджаном и изменить в пози тивную сторону враждебные отношения Еревана и Анкары, оно будет также препятствовать столкновениям на Северном Кав казе. Урегулирование региональных споров обеспечит огром ный вклад в экономическое развитие этих стран и повысит их благосостояние, в том числе благодаря транзиту энергетиче ских ресурсов региона в промышленно развитые государства.

Тем самым будет создан новый центр силы для защиты нацио нальных интересов стран Евразии. Во главе с Россией, Китаем, Турцией и Ираном в предполагаемой организации, помимо стран Причерноморья и Средней Азии, будет полезным участие и таких стран с высоким потенциалом, как Индия и Пакистан. Помимо этого, Россия представляет собой объединяющий фактор во взаимодействии Турции с ключевыми европейскими странами и может способствовать усилению позиций послед ней на переговорах с ЕС. Сотрудничество с Россией предос тавляет возможность диверсификации энергопотоков, что яв ляется насущной необходимостью по причине неустойчивости ортодоксальных фундаменталистских режимов в странах-членах ОПЕК. Политическое влияние Москвы в тюркских республиках СНГ и экономические возможности Анкары являются прочной основой для их совместного лидерства в регионе. Кроме того, при посредничестве России Турция может наладить более тес ные связи с Китаем и Индией, обладающими значительным потенциалом благодаря человеческому ресурсу и быстрому экономическому росту.

Для развития региональных связей при содействии Турции регулярно проводятся Евразийские экономические саммиты.

Активное, в т.ч. финансовое содействие этим мероприятиям оказывают турецкие деловые круги, в частности Группа Мар мара. Постоянными участниками Евразийских саммитов явля ются делегации представителей бизнеса из Азербайджана, Киргизии, Туркмении, Таджикистана, Венгрии, Македонии, Бол гарии, а также России.

Кроме того, важнейшим направлением многостороннего сотрудничества является участие Турции в Организации Чер номорского экономического сотрудничества, созданной по ее инициативе в июне 1992 г. В эту организацию входят Албания, Азербайджан, Армения, Болгария, Греция, Грузия, Молдова, Россия, Румыния, Турция, Украина. В 2003 г. на заседании ми нистров иностранных дел ЧЭС, проходившем в Ереване, было решено принять в качестве новых членов Македонию, Сербию и Черногорию. Основной задачей ЧЭС является укрепление мира и безопасности в регионе, использование взаимодопол няющих особенностей экономик стран-членов организации, вы званных их географической близостью и способствование раз витию торгового, экономического, научного и технологического сотрудничества. В рамках ЧЭС действуют рабочие группы по банкам и финансам, сотрудничеству в оказании помощи при чрезвычайных ситуациях, созданию гармонизированной систе мы на транспорте и таможне, а также проводятся конференции по сейсмологии, предупреждению стихийных бедствий, аграр ным проблемам и продовольственной безопасности. Важной частью организации является ее финансовая структура – Чер номорский Банк Торговли и Развития, расположенный в Сало никах. Он обеспечивает финансирование совместных регио нальных проектов. С целью укрепления региональной безопасности Турция принимает активное участие в Черноморской военно-морской группе оперативного взаимодействия (БЛЭКСИФОР), в которую входят шесть причерноморских государств: Россия, Болгария, Грузия, Румыния, Турция и Украина. Именно Турция стала инициатором ее создания в 1998 г.

Очевидно, что позиции Турции в Европе будут зависеть от той степени влияния, которым страна будет пользоваться на Востоке. Евразийская Турция, сконцентрированная на своих национальных интересах и активно участвующая в интеграци онных процессах как с ЕС, так и с Россией, СНГ и Ираном, бу дет ближе и дружественней Европе. При этом евразийское на правление внешней политики перспективно при условии за тяжных переговоров с Евросоюзом, но оно не может быть серьезной альтернативой последнему вследствие нестабиль ного политического положения в государствах региона и непо средственной близости к «горячим точкам». Кроме того, эконо мика евразийских государств преимущественно сырьевая, в то время как Европейский Союз является одним из мировых ли деров инновационного, высокотехнологичного производства.

В условиях глобализации современного мира государство не может себе позволить одностороннюю внешнеполитическую ориентацию. Тем не менее по географическому расположению, политической структуре власти Европейский Союз является наиболее подходящим партнером для Турции. В территори альном плане ЕС – ближайший производитель современных технологий и вооружений, следовательно, тесное сотрудниче ство с ним ускорит экономическое развитие и усилит политиче скую значимость Турции. Таким образом, по критериям миро вого экономического, политического и военного лидерства, вместе взятым, ни идеи пантюркизма и исламской интеграции, ни американское и евразийское направление не могут являться более перспективной альтернативой, чем вступление в ЕС.

3. Перспективы дальнейшего сближения Турции с Европейским Союзом и его последствия для России Возможность контроля над Черным и Эгейским морями, а также восточным Средиземноморьем, близость к Кавказу и Ближнему Востоку и, наконец, географическое расположение на стыке трех континентов позволяют считать Турцию ключе вым государством в регионе. Таким образом, Анкара имеет значение для ЕС прежде всего как экономический лидер и опо ра стабильности на геополитическом «перекрестке» Европы, Ближнего Востока и «южного пояса» СНГ. Используя возмож ности, которые предоставляют исламские традиции, регио нальные связи и ресурсы Турции, ЕС сможет гораздо эффек тивнее оказывать стабилизирующее влияние на регион.

Интеграция Турции в ЕС позволяет создать своеобразный плацдарм для установления контроля над одним из ключевых для энергетической безопасности ЕС регионов. Ее территория является транзитной для наземных и воздушных транспортных путей в Азию, для морских транспортных путей в Россию и Ук раину. 493 Сама Турция обладает значительными водными ресур сами. В перспективе вода будет иметь стратегическое значение на Ближнем Востоке, и с участием Турции ЕС будет играть важ ную роль в международном распределении водных ресурсов и в создании инфраструктуры: дамб и ирригационных систем в бас сейне Тигра и Евфрата в сотрудничестве с Израилем.

Будучи членом Организации Исламская конференция, Турция могла бы выступать посредником между ЕС и ОИК в урегулировании ближневосточного конфликта. Действитель но, исторические связи Турции с Палестиной наряду с регио нальным и стратегическим сотрудничеством с Израилем могут помочь разрешить ближневосточную проблему. Весьма велика ее роль в качестве контрбаланса иранскому влиянию на всем Среднем Востоке.

Турция фактически является ведущей военной державой на стыке Европы и Ближнего Востока. С ее принятием ЕС ав томатически получит боеспособную современную армию во взры воопасном регионе. Стратегическое расположение Турции ста нет основным фактором превращения страны в передовую базу Единой политики безопасности и обороны Европейского Союза (ЕПБО) и размещения здесь военных контингентов ЕС. Турция имеет самые крупные по численности вооруженные силы среди евро пейских членов НАТО – 499 тыс. чел. Они составляют 29,6% всех вооруженных сил европейских союзников. Военные рас ходы Турции достигают в среднем 3% ее ВВП, ее военный кон тингент составляет 2,2% трудоспособного населения494.

Существует мнение, что принятие Турции в ЕС будет луч шим ответом терроризму. Во время разногласий, существую щих сейчас между Западом и исламским миром, важным сиг налом стало бы, если бы ЕС открыл свои двери для умеренной мусульманской страны и таким образом опроверг бы теорию о делении мира на блоки. Европа сможет доказать беспочвен ность обвинений в том, что Запад враждебно относится к ис ламу. У Евросоюза есть возможность продемонстрировать, что он не является замкнутой организацией, свободен от расовых и религиозных предрассудков и готов привести мусульманский мир к ценностям демократии и прав человека, которые стали основополагающими для строительства объединенной Европы.

В свою очередь, Турция как светское государство могла бы указать другим мусульманским странам путь к созданию со временного общества и тем самым лишить террористов идео логической почвы. Здесь прежде всего подразумеваются араб ские государства, а также Иран. Более того, вступление в ЕС страны, придерживающейся умеренного направления ислама, окажет огромное содействие в интеграции 12 млн. мусульман, проживающих в странах Европы. Левые политические силы Европарламента убеждены в том, что, вступив в ЕС, Турция станет мостом дружбы между Европой и Азией, а смешение европейской и турецкой культур позитивно скажется на разви тии всего континента.

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган утвер ждал, что вступление Турции в ЕС способствовало бы реше нию проблемы «столкновения цивилизаций» и значительно ук репило бы позиции Европы в исламском мире. 495 Турция заин тересована в том, чтобы показать себя в качестве просвещенной мусульманской страны – цивилизованной, умеренной, толерант ной, стремящейся на Запад. Для Эрдогана это особенно важно, так как он лидер исламской партии.

В 2004 г. Испания и Турция выступили с проектом созда ния «Альянса цивилизаций». Идея была поддержана генсеком ООН, и в 2005 г. была создана «Группа высокого уровня». Та ким образом, инициатива Эрдогана продемонстрировала, что партия исламской направленности может быть ответственной, демократической и ориентированной на объединение ценно стей западного и мусульманского мира.

В самом Евросоюзе есть немало влиятельных сторонников приема Турции, руководствующихся различными интересами.

Например, Берлин выдвинул модернизацию с целью европей ской перспективы в качестве альтернативной модели военному интервенционизму США. Отказ Турции разместить американские войска на своей территории сблизил ее внешнеполитический подход с идеологией Общей внешней политики и политики безо пасности Европейского Союза (ОВПБ), в то время как сам ЕС был расколот ситуацией в Ираке. Так, руководитель расположенного в Анкаре бюро Фонда Конрада Аденауэра (связанного с ХСС) Вульф Шёнбом прямо заявляет: «По моим оценкам, Турция обо гатила бы ЕС, сделав его "глобальным игроком" и равноправ ным партнером США на мировой политической сцене». Такие страны, как Великобритания, Испания и Италия, от мечают особую необходимость того, чтобы в Турции более ин тенсивно шло демократическое развитие. Модернизированная Турция сможет стать образцом стабилизации для своих непо средственных соседей и центром экономической активности в регионе. В мае 2005 г. министр иностранных дел Италии ут верждал, что интеграция Турции в ЕС докажет совместимость ислама с демократией, положит конец разделению Кипра, сблизит интересы Евросоюза и НАТО, снизит напряженность в отношениях между этими организациями, ЕПБО станет про ще достижимо и не столь необходимо. 497 Британские лейбори сты также выступают за принятие Турции в ЕС, основываясь на соображениях безопасности. Британские, шведские и бельгий ские либерал-демократы отстаивают мнение, что принятие Турции в ЕС ускорит проведение реформ в этой стране и га рантирует стабильное демократическое правительство. Все греческое социалистическое движение ПАСОК (левая социал демократическая партия, получившая на выборах 2004 г. 40,5% голосов) во главе с Папандреу полагает, что принятие Турции в ЕС будет способствовать ее сближению с Грецией. Однако депутаты ПАСОК выдвинули турецким властям требование решить вопрос о статусе Константинопольской Церкви, а также проблему религиозных прав греческой общины в Стамбуле. В целом позиция многих сторонников приема Турции состоит в намерении укоренить в Европе «современный», умеренный и демократический ислам турецкого толка – в противовес ради кально настроенным арабо-исламским диаспорам.

Что касается турецкой диаспоры в Европе, то 63% турок, проживающих в Германии, и 67%, проживающих во Франции, считают, что вступление в ЕС сделает Турцию более демокра тичной. 70% и 79%, соответственно, полагают, что это улучшит положение с правами человека. 61% и 83% – увеличит количе ство рабочих мест. При этом 59% турок, проживающих в Гер мании, и 74%, проживающих во Франции, имеют европейское гражданство. 27% турок, проживающих в Германии, считают себя гражданами этой страны и ЕС. Аналогично считают 47% турок, проживающих во Франции. Бесспорно, вступление Турции в ЕС будет сопровождаться усилением международного контроля над соблюдением прав человека, в частности христианского меньшинства. Константи нопольский патриарх поддерживает интеграцию Турции в ЕС, рассчитывая прежде всего на улучшение положения христиан ского населения, подвергающегося в этой стране довольно ощутимому социальному давлению.

В сфере экономики принятие Турции станет стимулом про изводственного роста в Европе благодаря дополнительной рабочей силе. То есть принятие Турции в ЕС позволит европейцам более жестко без ущерба для экономики и демографии регулировать проблемы миграции и снизить приток в Евросоюз экстремистски настроенных иммигрантов из арабских стран и Африки.

При этом необходимо учитывать, что капитал движется быстрее рабочей силы. Опасения чрезмерного наплыва рабо чих существовали перед вступлением Испании;

ожидалось, что миллионы бедных крестьян из Андалусии хлынут во Францию и Германию. Но этого не случилось: прежде чем испанские кре стьяне успели упаковать вещи для переезда в другие европей ские страны, в Испанию хлынул поток европейского капитала, благодаря которому были созданы новые рабочие места, удержавшие испанское население в собственной стране.

Экономика Турции занимает 21-е место в мире по своей значимости. Страна с 74-миллионным населением представ ляет собой важный для Евросоюза рынок в плане инвестици онных и потребительских товаров. Если учесть ускорение рос та турецкой экономики после присоединения страны к ЕС, то повышение спроса на упомянутые два вида товаров обеспечит европейским фирмам массу новых возможностей. Полная ин теграция такой динамичной экономики, в которой сфера услуг составляет 65% ВВП и рынок общественного потребления дос тигает 30 млрд. евро, вызовет экономический рост в ЕС.500 При нятие Турции станет значительным импульсом для развития рынка Евросоюза благодаря динамичности, высокому внутрен нему спросу, культуре предпринимательства турецкого населе ния и эффекту либерализации торговли. Интеграция Турции в европейский бизнес принесет гражданам ЕС новые рабочие места, конкурентные цены и инвестиционные возможности.

Одним из направлений стратегии Европейского Союза яв ляется создание условий для активного коммуникационного со общения по маршруту Центральная Азия – Южный Кавказ – Турция – ЕС. Эта цель отображена, в том числе, в таких проек тах, как INOGATE – создание интегрированной системы комму никаций по перекачке нефти и газа в Европу, TRACECA – строи тельство транспортного коридора Европа – Кавказ – Азия. Зна чение Турции как стратегического партнера ЕС будет только возрастать благодаря стремлению Европы получить доступ к новым рынкам и источникам сырья на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Ближневосточная и каспийская нефть, вы ход на местные рынки сбыта необходимы для роста европейской экономики. Турция как демократическое государство с тесными политическими, культурными и торговыми связями со странами, обладающими крупнейшими в мире запасами природного газа и нефти, обеспечит ЕС стабильные поставки энергоресурсов. Ан кара утверждает, что может стать топливным терминалом Евро пы, через нее центральноазиатская нефть и газ могут транзитом следовать в европейские страны. Совместные проекты турецких и европейских компаний уже привели к запуску нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, а также Южнокавказского газопровода, вдоль которых ведется строительство железной и автомобиль ной дорог. Эти проекты позволят за счет проведения общей с Турцией-членом ЕС таможенной и транзитной тарифной поли тики существенно сократить цену на каспийскую нефть для ев ропотребителей. Соответственно, вступление Турции в ЕС лоб бируют транснациональные компании, которые заинтересованы в стабильных поставках энергоресурсов. Таким образом, влия ние Европы посредством Турции будет проецироваться на бере га богатого энергоресурсами Каспийского моря.

Значимость Анкары для Брюсселя в данной сфере подтвер ждается заявлениями представителей Еврокомиссии. По сло вам еврокомиссара по вопросам расширения Евросоюза Оли Рена, «Европейский Союз и Турция имеют общие стратегиче ские интересы, в том числе в вопросах безопасности, экономи ки и диалога между цивилизациями. Турция и ЕС могут тесно сотрудничать в области энергетики». Последний тезис развер нул еврокомиссар по вопросам энергетики Андрис Пиебалгс:

«Турция играет ключевую роль в диверсификации маршрутов поставок энергоносителей в Европу. В процессе переговоров о вступлении в ЕС она сделала важные шаги на пути объеди нения своего энергетического рынка с общеевропейским». От метив важность диверсификации энергоснабжения, Пиебалгс заявил, что ведется работа с целью дальнейшего увеличения объемов транспортировки энергетических ресурсов Каспия по маршруту Азербайджан – Грузия – Турция. Коснувшись также значения проекта железной дороги Карс – Тбилиси – Баку, строительство которой началось в июне 2007 г., Пиебалгс от метил, что в дальнейшем по ней в Европу будет транспортиро ваться часть сырой нефти. При этом Турция стремится представить свой опыт госу дарственного строительства в качестве образца, наиболее подходящего для молодых тюркских государств. Следует ожи дать, что членство в ЕС будет использовано турецким руково дством для дальнейшего укрепления своих позиций в странах Центральной Азии и Закавказья. В этом случае Турция станет позиционировать себя в качестве локомотива модернизации, демонстрируя на своем примере превращение аграрной ис ламской страны в современную развитую державу региональ ного масштаба. Расширение и углубление турецкого проникно вения в южные республики бывшего СССР будет увеличивать значение Турции для Евросоюза как «моста» в Евразию. Одна ко вызывает интерес, насколько эффективно турецкая полити ческая элита сможет выступать мостом между Западом и Вос током, имея напряженные отношения с членами ЕС – Грецией и Кипром на западе и Арменией на востоке. Кроме того, Турция на данный момент не имеет серьезных политических и эконо мических рычагов для оказания ощутимого влияния на тюркоя зычные страны. Вместе с тем участие Турции в процессе евро интеграции приведет к постепенному переходу в расчетах от традиционного для нее доллара на евро и, учитывая ее тради ционные связи в азиатских регионах, а также с другими стра нами СНГ, к дальнейшему усилению новой европейской валю ты по отношению к доллару.

Для Анкары именно Европейский Союз является основным партнером и союзником в силу прежде всего экономических факторов (зависимость от еврорынка) и наличия крупной ту рецкой диаспоры в странах ЕС (ФРГ, Австрия, Нидерланды).

Институт экономической интеграции – Таможенный союз – это тяжелый вызов, но он стал импульсом для усиления в Турции конкуренции, совершенствования промышленной инфраструк туры, приближения к показателям ЕС. Поэтому турецкие пред приятия заинтересованы в скорейшем создании общего эконо мического пространства ЕС и Турции, в котором полностью действовали бы правила внутреннего рынка.

Большая часть населения Турции выступает за вступление страны в Европейский Союз, надеясь на решение проблем на циональной экономики, стабилизацию демократических основ и усиление верховенства права. К коалиции еврооптимистов относятся либералы, социал-демократы, умеренные ислами сты, влиятельные деловые круги, профсоюзы.


В основном либералы рассматривают вступление в ЕС как неотъемлемую часть процесса модернизации;

социал-демократы считают это необходимым для обеспечения демократических принципов и прав человека;

умеренные исламисты стремятся гарантировать сохранение своих позиций в случае возможного военного переворота;

для ведущих деловых кругов вступление в Евросоюз представляется важнейшим фактором экономиче ского развития и притока прямых иностранных инвестиций, а для профсоюзов данная перспектива означает свободное пере движение рабочих и улучшение трудовых стандартов. Действи тельно, членство в ЕС укрепило бы доверие иностранных инве сторов, что повлекло бы за собой экономический рост и таким образом способствовало бы появлению большего числа рабо чих мест и сократило массовый исход рабочих из Турции.

В 2002 г. премьер-министр Эрдоган заявил: «Мы поддер живаем вступление в ЕС, чтобы не оказаться на задворках ци вилизации в меняющемся и глобализирующемся мире».502 При этом Эрдоган, пользующийся поддержкой населения в вопросе вступления в ЕС, преследует и собственные цели: интеграция в европейские структуры ограничила бы политическое влияние военных. Для правительства ПСР вступление в ЕС означает дальнейшее проведение демократических реформ и предос тавление больших религиозных свобод, чем в настоящее вре мя. Вместе с тем, по мнению сторонников светского развития, ЕС сможет гарантировать сохранение разделения государства и мечети и не допустит, чтобы ослабление контроля военных над властями привело к усилению позиций фундаменталистов и курдских сепаратистов.

Интересно проследить динамику изменения уровня под держки турецким населением курса страны на вступление в ЕС. В 2002 г. 74% жителей Турции высказывались за вступ ление в Евросоюз, против – 18%. 503 Однако отказ Европейского Совета включить страну в число государств, принятие которых было намечено на май 2004 г., привел к снижению числа евро оптимистов. По результатам опроса общественного мнения, проведенного в июне 2003 г. Ассоциацией турецких социально экономических исследований, лишь 64% населения поддержи вали идею вступления в ЕС. Из них 42% считали, что их жизнь улучшится в случае вступления в Евросоюз. 27% ожидали, что вступление в Европейский Союз принесет экономические вы годы: рост ВВП, снижение уровня инфляции и безработицы.

При этом 25% надеялись на социальные выгоды, снижение коррупции (19%), рост социальной стабильности и мира (6%).

23% турецких граждан полагали, что интеграция в ЕС принесет политические выгоды, развитие демократии и более широкое участие населения в управлении государством (17%), более справедливое отношение власти к населению (6%), рост влияния и престижа Турции на международной арене (10%). К свободе передвижения в ЕС стремилось 11% турецкого населения. Обещание Европейского Совета принять решение о начале переговоров о вступлении в случае подтверждения Еврокомисси ей соответствия Турции Копенгагенским критериям вновь приве ло к увеличению желающих присоединения к ЕС до 75% в январе 2004 г. 505 В течение 2004 г. наблюдалась позитивная динамика политического сближения Турции с ЕС, количество негативных для Анкары выводов и высказываний со стороны ведущих евро пейских политиков сокращалось, было принято решение о нача ле переговоров о вступлении в 2005 г. Как следствие, число сторонников интеграции в ЕС оставалось на уровне 73%. Однако в 2005 г. некоторые страны ЕС во главе с Австрией начали настаивать на предоставлении Анкаре вместо полно правного членства в Евросоюзе статуса привилегированного партнерства, что совершенно не устраивает Турцию. Кроме того, Европарламент потребовал от Анкары признания Респуб лики Кипр и факта геноцида армян. Таким образом, была за тронута национальная гордость турецкого населения, стали звучать контраргументы интеграции в ЕС с акцентом на тот факт, что в Турции наблюдается демографический и экономи ческий рост, в то время как Европа не может преодолеть за стой в экономике. Несмотря на стартовавшие переговоры о вступлении в ЕС, уровень их поддержки турецким населени ем сократился в 2005 г. до 57%. В 2006 г. негативная динамика усилилась. Европарламент рекомендовал Европейскому совету заморозить переговоры с Анкарой из-за ее отказа открыть свои порты и аэропорты для транспорта Кипра. Население Турции восприняло этот факт как проявление неуважения к ускоренному проведению реформ по европейским стандартам, в первую очередь в сфере демокра тизации внутреннего законодательства, защиты прав человека, свободы слова. Поддержка курса страны на вступление в ЕС снизилась до 32%, о чем свидетельствуют итоги социологиче ского опроса, который проводился в 32 вилайетах Турции в ок тябре 2006 г. Число возражающих против вступления в ЕС воз росло до 26%. При этом 77% респондентов считают, что Евро союз будет ужесточать условия интеграции в него Турции, 80% населения высказывается за прекращение переговоров о всту плении в единую Европу, если она потребует признать геноцид армян. Для сравнения, наибольшие симпатии турецкое насе ление испытывает к Азербайджану (71% респондентов), Паки стану (47%) и Ирану (29%). Более того, опрос, проведенный турецкими СМИ в ноябре 2006 г. на фоне обнародования отчета Еврокомиссии о резуль татах первого года переговоров о вступлении, показал, что уровень общественного недовольства Евросоюзом достиг ре кордного уровня: 45% жителей Турции выступали против всту пления страны в ЕС. В 2007 г. в турецком общественном мнении еще больше усилились антиамериканские и антиевропейские настроения.

Причиной подобной тенденции послужило отсутствие поддерж ки и солидарности западных стран в связи с проведением Тур цией военных операций, направленных на устранение терро ристической угрозы в Северном Ираке. Евросоюз ограничился обращением к Багдаду, администрации курдской автономии и международному сообществу с призывом предотвратить нару шение турецких границ и использование территории Ирака для акций насилия в отношении Турции.510 Вместе с тем Европей ский Союз выразил обеспокоенность военными атаками турец кой армии на курдские поселения в Ираке, призвав турецкие власти уважать территориальную целостность соседнего госу дарства и воздерживаться от военных действий, которые могут подорвать мир и стабильность в регионе. Можно выделить следующие причины постепенного сни жения уровня поддержки турецким населением европейского курса Турции. Турецкие граждане полагают, что ЕС выдвигает стране условия, выходящие за рамки Копенгагенских критери ев, руководствуясь культурными различиями, исламской иден тичностью и османским прошлым. В Турции требования ЕС, в пер вую очередь по кипрской проблеме, правам человека, демо кратизации и уважению к национальным меньшинствам, вос принимаются как несправедливые. Более того, эти требования воспринимаются даже как шантаж, так как турецкая экономика полностью зависима от западного капитала в связи с тем, что страна не в состоянии погасить внешнюю задолженность. При этом ЕС при помощи различных фондов и НПО поддерживает сепаратистские настроения среди представителей различных национальных меньшинств, чем наносит значительный вред Турецкой Республике. Таким образом, можно сделать вывод о том, что уровень поддержки населением стратегического курса Турции на всту пление в ЕС зависит в первую очередь от позиции Евросоюза.

Ведь чем дальше идет процесс реформирования страны с це лью евроинтеграции, тем глубже он затрагивает повседневную жизнь турецких граждан, которые все болезненнее восприни мают критику и торможение сближения со стороны ЕС. И, на оборот, положительные отзывы органов Евросоюза или дости жение очередного уровня интеграции резко повышает коэффи циент еврооптимистов в Турции.

Вместе с тем евроскептицизм и европессимизм среди ту рецкого населения возрастают по мере снижения дохода, уровня образования, доступа к печатной информации, знания европейских языков. Он преобладает среди традиционного сельского населения, занятого в низкотехнологичном произ водстве, идентифицирующего себя по этническому и религиоз ному признаку и поддерживающего исламистские и экстреми стские политические партии. Требования ЕС провести полити ческие реформы воспринимаются националистами как вмеша тельство во внутренние дела.

Проблема Турции сегодня состоит в том, что она отлучена от возможности влияния на решения, принимаемые в рамках ЕС, а также от возможности получения достаточно серьезных финансовых поступлений по линии европейского бюджета.

Поддержка ЕС станет значительным вкладом в бюджет Тур ции, составив около 4% ее ВВП. При этом финансовая помощь ЕС в случае принятия Турции составит всего 0,2% его ВВП. В процессе подготовки к вступлению в Евросоюз в Турции должны быть завершены реформы в таких сферах, как права человека и национальных меньшинств, а военных необходимо окончательно отстранить от политической деятельности. При мер Болгарии, гарантировавшей права турецкого меньшинства, демонстрирует, что для вступления в ЕС достаточно расшире ния культурных прав, при этом конституционное признание на циональных меньшинств необязательно. Отдельные процессы в турецком обществе свидетельствуют об отсутствии справед ливого отношения к традиционным религиозным и этническим меньшинствам. Все еще ограничиваются теле- и радиовеща ние и образование на нетурецком языке. Запрет на ношение духовной одежды по-прежнему распространяется в Турции на ду ховенство всех религий, а христианские общины находятся под особенно жестким контролем властей. Существуют значитель ные ограничения на деятельность христианских церквей. Тре буется законодательное гарантирование мер по защите нему сульманского меньшинства. Кроме того, необходимо привести систему правовой защиты в соответствие со стандартами ЕС.

В частности, военные должны быть профессиональной силой против внешней угрозы, но слабым участником внутренней по литики государства, они должны находиться под демократиче ским контролем.


Копенгагенские политические критерии стали тем рычагом, благодаря которому модернизация и демократизация Турции проводится наиболее консолидированно. Через поддержку со блюдения культурных прав и защиту гражданских обществен ных организаций ЕС начал играть важную роль в социальных переменах в стране. Таким образом, Евросоюз обеспечивал легитимность демократическим преобразованиям в Турции, ускоренным после прихода к власти ПСР в ноябре 2002 г.

Турция за последние годы предприняла колоссальные усилия, чтобы приблизиться к европейским стандартам: были внесены демократические изменения в конституцию, систему судопроизводства, гражданский и уголовный кодексы, улучше но положение нацменьшинств, уменьшена роль военных в управ лении страной. В 2003 году под давлением ЕС были аннулиро ваны конституционные ограничения свободы слова и передви жений. Бывший глава британского МИДа Джек Строу после волны расширения Евросоюза в 2004 г. подчеркивал, что «по литические институты Турции более близки к европейским нормам, чем аналогичные структуры тех десяти стран, которые стали членами ЕС 1 мая 2004 года». Все эти годы Европейская Комиссия всемерно стимулиро вала демократические реформы, проводимые Анкарой. Евро пейский комиссар по вопросам расширения ЕС Оли Рен при знает, что Турция провела ряд кардинальных преобразований и выполнила предварительные условия, поставленные Брюс селем. Тем не менее в отчетах Комиссии Европейских Сооб ществ (КЕС) по-прежнему критикуется ограничение свободы самовыражения, применение пыток к заключенным, недоста точный контроль вооруженных сил Турции со стороны граж данского общества, несоблюдение прав женщин.

В частности, представители ЕС неоднократно заявляли о необходимости аннулирования статьи 301 УК Турции «Об оскорблении турецкой нации», по которой было осуждено зна чительное число культурных и общественных деятелей, жур налистов, писателей, в частности, за упоминание геноцида ар мян. Европейский Союз указывал на то, что данная статья УК нарушает основные права и свободы человека.

ЕС и Турция создали 8 подкомитетов для контроля за адап тацией турецкого законодательства к нормам ЕС. Мониторинг Еврокомиссии практического воплощения в жизнь принятых законов предусматривает проведение регулярных открытых проверок на местах.

Председатель КЕС Баррозу также настаивает, что Турции до вступления в ЕС предстоит уладить территориальные споры с Грецией. На сегодняшний день между Грецией и Турцией сто ят следующие проблемы: снятие вооружения с островов в Эгей ском море;

воздушное пространство;

территориальные воды;

границы района полетной информации. Между Грецией и Тур цией наличествует спор по поводу принадлежности островов и части берегового шельфа Эгейского моря. Турция претендует на ряд островов и нефтегазоносных участков Эгейского моря, принадлежащих Греции (разведанные там запасы нефти и газа соответственно 125–140 млн. тонн и около 200 млрд. кубомет ров). 515 Кроме того, президент Греции для нормализации от ношений с Турцией требует возвращения имущества греков, изгнанных в 1920-е гг.

Начиная с 1999 г., Турция и Греция подписали ряд согла шений, касающихся сотрудничества в области туризма, охраны окружающей среды, поощрения и охраны взаимных капитало вложений, совместной борьбы против терроризма и организо ванной преступности, иммиграции, энергопоставок, размини рования, рыболовства, образования и спорта. В 2001 г. Греция отменила государственную военную мобилизацию против Тур ции. Турция больше не обозначена среди первостепенных уг роз для Греции.

Анкара и Афины договорились сотрудничать в рамках ИНОГЕЙТ516 в сфере транспортировки газа из Центральной Азии в Европу. В июле 2005 г. Караманлис и Эрдоган на сам мите во Фракии договорились о строительстве газопровода из Турции через Грецию в Италию, это стало их первым транс граничным инфраструктурным проектом.

27 июля 2007 г. премьер-министры Турции, Греции и Ита лии подписали межправительственное соглашение о строи тельстве трубопровода (TGI) для экспорта газа из Центральной Азии в Европу с 2011 г. Газовая магистраль Каспийский регион – Южная Европа пройдет по дну Адриатического моря и соеди нит газовые инфраструктуры Греции и Италии. Трубопровод предусматривает транспортировку на европейский рынок при родного газа Азербайджана, а в перспективе Туркменистана и Казахстана. С вводом в действие этого трубопровода фактиче ски будет реализован один из проектов по диверсификации поставок природного газа в страны Южной Европы в обход России.

Еще один болезненный для Анкары вопрос – признание факта геноцида армян в начале прошлого века. Комментируя требование армянского населения ЕС о признании Турцией геноцида армян, глава Еврокомиссии подчеркнул, что этот во прос «должен стать предметом откровенного, честного и слож ного диалога» между Европой и Турцией. По его словам, «от крытая и честная позиция Турции по отношению к геноциду в Армении для ЕС является показателем зрелости европейских ценностей в этой стране. Это очень рискованно – принимать в ЕС страну, у которой такие напряженные отношения с сосед ними государствами, как у Турции с Арменией». 517 Хотя необ ходимость признания геноцида пока не выставлена Турции в качестве предусловия на переговорах с ЕС, призыв к этому имел место в резолюции Европарламента от 28 сентября 2005 г.

В резолюции по данному вопросу также содержится пункт, со гласно которому «Анкара должна принять решение об откры тии границ». 518 Особенно правоцентристские и левые силы на стаивают на том, что эти два пункта должны стать предвари тельным условием принятия Турции в ЕС.

Однако правительство Реджепа Тайипа Эрдогана катего рически отказывается выполнить эту требование. Наиболее резко отреагировал на призыв ЕС, касающийся армянского во проса, депутат от правящей в Турции Партии справедливости и развития Алиэддин Бюйюкара. Он отметил, что Анкара не бу дет обсуждать «условия, не имеющие никакого отношения к принятию в Евросоюз и выдвинутые задним числом». 519 В 2004 г.

турецкое правительство приняло поправки к уголовному кодек су, согласно которым граждане, которые распространяют идею о том, что геноцид армян в Турции имел место, подлежат уго ловному наказанию.

Тем не менее премьер-министр Эрдоган не исключил воз можности установления с Ереваном политических отношений.

Анкара предложила всем заинтересованным странам открыть свои архивы для установления истинной картины трагических событий 1915–1923 гг. По инициативе исторического факульте та Венского университета в 2004 г. впервые произошла встре ча армянских и турецких историков с целью установления на учных контактов. На встрече была достигнута договоренность об обмене документами, к которому армянская сторона до сих пор не приступила. Тем не менее в апреле 2005 г. турецкий премьер предложил создать совместную комиссию историков армянского происхождения и представителей турецкого Исто рического общества, которая проведет соответствующие ис следования и вынесет решение: был ли геноцид армян на са мом деле. Это позволило премьер-министру Армении в мае 2005 г. констатировать прогресс в процессе урегулирования турецко-армянских отношений, важный вклад в который внесла переписка премьер-министра Турции и президента Армении. Европарламент в своем докладе от 15 октября 2007 г.

вновь выразил надежду на то, что Турция воздержится от эко номической блокады, закрытия границ, угроз или создающих напряженность военных действий в отношении своих соседей.

Доклад также содержит призыв к властям Турции и Армении начать процесс примирения 521. Однако представители ЕС не вы двигают данное требование в качестве официального.

Анкара по-прежнему поддерживает режим экономических санкций и транспортную блокаду Еревана. Одна из основных причин этого – неурегулированность нагорно-карабахского конфликта. Вместе с тем в случае возобновления пригранич ной торговли с Арменией, открытия транспортных коридоров и развития инфраструктуры восточные регионы Турции получат очень серьезный импульс для развития. Это важно как для Анка ры с целью устранения регионального дисбаланса, так и для ЕС в плане сбережения финансовых средств. 10 октября 2009 г.

в Цюрихе министры иностранных дел Турции и Армении под писали протоколы «Об установлении дипломатических отно шений» и «О развитии двусторонних отношений». Однако это лишь первый шаг на пути повышения уровня взаимного дове рия, обеим странам предстоит ратификация подписанных до кументов парламентами.

Став членом ЕС, Турция обретет право свободного пере движения и повсеместного проживания. В Евросоюз ежегодно приезжают 70 тыс. турецких мигрантов или 0,2% трудоспособ ного населения, из них остается примерно половина.522 Боль шинство из них приезжает на основании воссоединения семей.

На территории ЕС проживает очень крупная турецкая диаспора в 3 млн. чел со своей специализированной торговлей, инвести циями, туризмом и образовательными связями. Турки состав ляют 25% среди иммигрантов из третьих стран в ЕС. Наиболь шее количество турецких иммигрантов проживает в Германии (77,8% – 2,3 млн. чел), Франции (7,9% – 230 тыс. чел), Австрии (4,7% – 135 тыс. чел), Нидерландах (4,4% – 128 тыс. чел). Большинство населения ЕС уверено, что относительное ухудшение экономического положения в Турции приведет к значи тельному росту потока эмигрантов и сокращению количества воз вращающихся. Эти опасения небезосновательны: летом 2004 г.

23% опрошенных Евробарометром турок заявили, что «весьма вероятно» переберутся в Западную Европу, если Турция будет принята в Европейский Союз (37% этой категории – молодые люди 18–24 лет). Самый большой процент желающих среди вы пускников технических гимназий (75%), самый низкий – среди слушателей мусульманских религиозных школ. Если строить прогноз на основании данного опроса, то после вступления Тур ции в ЕС в него могут устремиться 16 млн. человек.524 Родст венники иммигрировавших в Западную Европу турецких граждан станут создавать изолированные мусульманские общины (как это происходит в настоящее время во Франции), что может стать основанием для раскола в обществе государств, их при нявших. В результате обострятся уже имеющиеся значительные проблемы интеграции проживающих в ЕС турок.

Почти перед всеми без исключения государствами Евро союза стоят проблемы социальной, политической и культур ной интеграции национальных меньшинств, состоящих в ос новном из иммигрантов мусульманского вероисповедания, в том числе выходцев из Турции. Потоки турецких мигрантов могут привести не к созданию «мультикультурного общества», а к возникновению моносубкультуры – крайне взрывоопасной в социальном, культурном и политическом отношении. При этом турецкие рабочие смогут пользоваться всеми правами европейских граждан в сфере трудоустройства и социальной адаптации. В свою очередь, население ЕС опасается, что на плыв турецких безработных приведет к снижению заработной платы местных жителей. Все эти факторы способны усилить ультраправые настроения среди западноевропейского насе ления, что существенно затруднит интеграционный процесс и путь к европейской идентичности. Таким образом, крупно масштабная иммиграция турок в страны ЕС после присоеди нения, считают противники принятия Турции, будет способст вовать как возникновению серьезных проблем на европей ском рынке труда, так и существенному изменению этническо го баланса в Европе.

Кроме того, темпы прироста населения в Турции и имми грация турок в западноевропейские страны представляют демо графическую угрозу Европе. Население Турции в 74 млн. чел.

составляет 15,5% от населения ЕС-27. Рост турецкого населения составляет 1,3%, в среднем по Евросоюзу – 0,2%. 525 Уже сейчас численность населения Турции равна совокупному показателю целых 10 государств, которые претендовали на вступление в Ев ропейский Союз: Румынии (22,4 млн. чел.), Венгрии (10,2 млн.), Чехии (10,2 млн.), Болгарии (7,9 млн.), Словакии (5,4 млн.), Литвы (3,5 млн.), Латвии (2,4 млн.), Словении (2 млн.), Эстонии (1,4 млн.) и Кипра (0,8 млн. чел.). Турция является самой молодой и растущей популяцией в Европе. По прогнозам Фонда народонаселения ООН, быст рорастущее турецкое население, составляющее на данный момент 74 млн. чел., достигнет 100 млн. к 2050 г. Как сообщает статистическое агентство Евросоюза Евростат, население Германии, в которой сегодня живет 82,2 млн. чел., что делает ее самой густонаселенной страной ЕС, к 2060 г. снизится до 70,8 млн. Даже в Великобритании, которая по прогнозам станет самым густонаселенным государством Европы, к 2060 г. будут жить лишь 76,7 млн. человек 527.

Как следствие, Турции будет обеспечено постоянно рас тущее влияние в Совете ЕС, где процесс голосования и при нятия решений национальными правительствами учитывает численность населения. У Турции также будет больше всех мест в Европарламенте, одобрение которого уже является обязательным условием для значительной части законода тельных инициатив ЕС, и влияние которого еще больше воз растет после принятия Лиссабонского соглашения. В итоге Турция станет одной из самых влиятельных стран Евросоюза в основном благодаря своему многочисленному населению.

Таким образом, вступление Турции нарушит баланс между крупными и малыми странами ЕС и потребует новых институ циональных реформ.

Сочетание демографических показателей и экономической слабости сделает Турцию крупнейшим в ЕС получателем по мощи. Подсчитано, что в случае сохранения существующей системы распределения фондов в целом ежегодные выплаты Турции из бюджета Евросоюза будут составлять 28 млрд. евро, причем 5 млрд. придется на Германию.528 Эти средства будут выделяться с целью адаптации экономики и социальной поли тики к европейским стандартам и выравнивания региональных диспропорций. Вместе с тем Турция обязана будет платить взнос в бюджет ЕС в размере 1% ВВП, что будет составлять около 2 млрд. евро ежегодно. 529 Критики принятия Турции ут верждают, что нынешний бюджет ЕС в 98,9 млрд. евро не справится с нуждами столь многочисленного и сравнительно небогатого населения. Принятие Турции может замедлить рост европейской экономики, отбирая финансирование у внутрен них проектов ЕС. Таким образом, вступление Турции потребует радикального реформирования Общей сельскохозяйственной политики и структурных фондов ЕС.

Жители Европы опасаются к тому же, что неравномерное экономическое развитие и свободный оборот турецких това ров, услуг, капиталов и рабочей силы окажут негативное воз действие на экономику их стран. Следует учесть, что 10 новых членов прибавили ЕС 20% населения, 23% территории и 5% ВВП.

Болгария и Румыния прибавили 6% населения, 9% территории и 1% ВВП. В свою очередь, Турция прибавит 15% населения к ЕС, 18% территории и всего 2,2% ВВП. Турецкая экономика со ставляет 0,1% от внутреннего рынка Евросоюза. При этом ВВП Турции равен всего 50% показателя новых членов ЕС. С другой стороны, в сфере европейской идентичности серьезную проблему создаст значительное увеличение доли мусульманского населения ЕС после принятия Турции с ны нешних 3% до 20%. 531 Как следствие, римско-католическая церковь потеряет исключительное право на вынесение этиче ских суждений по разнообразным проблемам общественного бытия, что может привести к снижению влияния и авторитета христианских организаций.

Не менее важным препятствием является тот факт, что основная часть турецкой территории находится на азиатском континенте, в непосредственной близости к нестабильному ре гиону Ближнего Востока, который является центром исламско го радикализма и терроризма. Таким образом, Турция стано вится наиболее выгодной мишенью для нанесения террори стических ударов по западным интересам. Здесь расположено огромное количество представительств западных корпораций, значительно более доступных для терактов, чем объекты, на ходящиеся непосредственно в США или Европе. Европейские политики видят серьезное препятствие и во внутреннем турец ком конфликте с курдским меньшинством, который в случае принятия Турции может распространиться на весь Евросоюз.

Кроме того, в Брюсселе опасаются, что присоединение Турции послужит стимулом для подачи заявок средиземно морскими мусульманскими государствами, прежде всего странами Магриба – Марокко, Алжиром, Мавританией, Туни сом, а это может привести к дальнейшему размыванию тра диционных христианских ценностей в Европе. Позднее их примеру могут последовать остальные арабские государст ва. Европейский Союз, включающий в себя Сирию и Ирак, имел бы будущее в качестве зоны свободной торговли, но не в качестве политического союза.

Результаты опроса, проведенного в сентябре 2007 г., сви детельствуют о том, что европейцы низко оценивают шансы Турции вступить в Евросоюз, ее поддерживают лишь 34% по ЕС в целом. Как показал опрос общественного мнения, проведен ный социологической службой Ifop, во Франции 67% граждан считают, Турция должна остаться вне ЕС, в Германии – 55%.

В Люксембурге лишь 12% жителей поддерживают интеграцию с Турцией, в Австрии – 14%, в Дании – 16%.532 По словам пред седателя Еврокомиссии Баррозу, именно перспектива вступле ния Турции в ЕС явилась причиной того, что население Франции и Голландии проголосовало против европейской Конституции. С другой стороны, Соединенные Штаты оказывают давле ние на ЕС, добиваясь принятия Турции. Представители госу дарственного департамента США подчеркивают, что построе ние тесных отношений между Турцией и Европейским союзом – в стратегических интересах США и ЕС, а также Турции и ЕС.

В долгосрочной перспективе Вашингтон надеется таким образом стабилизировать политическую ситуацию в Турции, что, в свою очередь, продемонстрирует совместимость демо кратии и ислама. Светская Турция рассматривается не просто как альтернатива влиянию радикального ислама, но и как серьез ная преграда на пути его распространения. Именно на Анкару США возлагают особые надежды в процессе реализации сво его плана по реформированию Большого Ближнего Востока.

Президент Обама, выступая 5 апреля 2009 г. на саммите ЕС – США в Праге, поддержал стремление Анкары вступить в Евро пейский Союз. Обама подчеркнул, что если бы Евросоюз принял Турцию, то выслал бы важный сигнал мусульманскому миру.

В частности, по мнению Марка Гроссмана – бывшего посла США в Анкаре, Турция, став членом ЕС, спасет эту организацию от ярлыка «христианский клуб», что очень важно с точки зрения его дальнейшего развития, нормализует отношения с Грецией, реформирует политическую и экономическую системы и станет примером для других стран Ближнего и Среднего Востока. Причиной интереса США к Анкаре также является геополитиче ское положение Турции и интересы безопасности Вашингтона в регионе. Збигнев Бжезинский предупреждает о последствиях неприятия Анкары Евросоюзом: «Турция, которая бы чувствовала себя отторгнутой от Европы, была бы в большей степени ислам ской Турцией». 535 Вашингтон, настаивая на принятии Турции в ЕС, преследует стратегическую цель укрепления позиций Запада в регионе и его влияния в мусульманском мире.

Вместе с тем Вашингтон полагает, что Анкара поможет проведению в бывших республиках СССР прозападного курса под вывеской «тюркской солидарности» с учетом азиатской специфики. Стремление США заставить ЕС принять в свой со став Турцию отражает надежду на то, что она могла бы увлечь на свою орбиту центральноазиатские республики и тем самым вывести их из-под российского влияния. США в последнее время отводят Анкаре все большую роль в энергетических и коммуникационных проектах, призванных диверсифицировать поставки энергоносителей в Европу. Таким образом, Белый дом надеется ограничить сферу влияния России в европейской энергетике и политике.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.