авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«Оглавление От редакции...........................................................................................................4 Раздел 1. Торжественное заседание ученого совета ...»

-- [ Страница 2 ] --

Торжественное заседание ученого совета Обвинителем на этом процессе был Н. В. Муравьев – и. о. прокурора при Особом Присутствии Правительствующего Сената. Речь Н. В. Мура вьева длилась пять часов. Вот начало этой речи:

«Гг. сенаторы, гг. сословные представители! – Призванный быть на суде обвинителем величайшего из злодеяний когда-либо совершившихся на рус ской земле, я чувствую себя совершенно подавленным скорбным величием лежащей на мне задачи. Перед свежею, едва закрывшейся могилою нашего возлюбленного Монарха, среди всеобщего плача Отечества, потерявшего так неожиданно и так ужасно своего, незабвенного Отца и Преобразователя, я боюсь не найти в своих слабых силах достаточно яркого и могучего слова, до стойного того великого народного горя, во имя которого я являюсь теперь пе ред вами требовать правосудия, виновным требовать возмездия, а поруганной ими, проклинающей их России – удовлетворения! Как русский и вернопод данный, как гражданин и как человек, я исполню свою обязанность, положив в нее все силы, всю душу свою;

но на моем пути есть одно не легко преодо лимое препятствие, о котором я не могу не сказать вам, потому что уверен, что с ним столкнетесь – или уже столкнулись – и вы. Трудно, милостивые государи, быть юристом, слугою безличного и бесстрастного закона в такую роковую, историческую минуту, когда и в себе самом, и вокруг все содрога ется от ужаса и негодования, когда при одном воспоминании о событии 1-го марта – неудержимые слезы подступают к глазам и дрожит в голосе, когда все, что есть в стране честного и верного своему долгу, громко вопиет об от мщении;

трудно, но для нас, людей суда, обязательно и необходимо прежде всего потому, что о беспристрастии и спокойствии всестороннего судебного рассмотрения, о суде на точном основании всех правил и гарантий судопро изводства говорит нам самый закон, данный тем же Мудрым Законодателем обновленной России, чей еще так недавно светлый и милостивый образ мы с горестью видим теперь перед собою облеченным в траур по Его безвремен ной кончине. Судебное следствие, полное потрясающих фактов и страшных подробностей, раскрыло такую мрачную бездну человеческой гибели, такую ужасающую картину извращения всех человеческих чувств и инстинктов, что нам понадобится все мужество и все хладнокровие гражданина, пред которым внезапно открылась зияющая глубокая язва родины, и от которого эта родина ждет первого ближайшего спешного средства для своего исцеления. Для того, чтобы произнести над подсудимыми суд справедливости и закона, нам пред стоит спокойно исследовать и оценить во всей совокупности несмываемые пятна злодейски пролитой царственной крови, область безумной подпольной крамолы, фанатическое исповедание убийства, всеобщего разрушения – и в этой горестной, но священной работе да поможет нам Бог!»1.

Дело о злодеянии 1 марта 1881 года, жертвою коего пал в Бозе почивший император Александр II Николаевич // Муравьев Н. В. Из прошлой деятельности.

В 2-х тт. СПб., 1900. Т. 2: Речи и сообщения. С. 35–36.

34 Раздел Конечно, можно было бы не касаться политических дел, особенно столь непростого в восприятии дела, как дело об убийстве императора Александра II.

В конце концов, блестящий талант Н. М. Муравьева, выпускника юридичес кого факультета Императорского Московского университета, ярко проявился в его обвинительных речах в деле о «Клубе червонных валетов», либо в деле генерала Гартунга, либо в деле о развалившемся доме Купеческого общества.

Но истина не может зависеть ни от политической конъюнктуры, ни от «удобности» при изложении. Да и сегодня суровая правда жизни развея ла флер революционной романтики вокруг террористов, которые, как им, может быть, лично и казалось, шли на смерть во имя высоких идеалов, а на самом деле заливали Россию кровью! Террор не может быть оправдан никакими высокими идеалами, ибо льется кровь невинных людей. Вспом ним, сколько погибло просто случайных людей во время так называемой «охоты» на царя, сколько защитников престола пало от рук убийц! Если при этом мы забудем, что и император Александр II, и Петр Аркадьевич Столыпин, и многие другие жертвы террористов – это, между прочим, тоже люди, у которых были дети, жены, которые их любили;

и у которых тоже было право на жизнь, как и всех других!

Есть еще один вопрос – прагматический, а насколько деятельность террористов отодвинула удовлетворение реальных чаяний народа, за ко торый, якобы, и боролись Перовские, Желябовы, Халтурины, Каляевы, Сазоновы, Гершуни и другие? Разве русский крестьянин, да и вся Россия в целом, не выиграли бы от успешно проведенной аграрной реформы П. А. Столыпина?

Н. В. Муравьев, будущий министр юстиции и генерал-прокурор Рос сийской империи, свою риторскую карьеру начал в должности товарища (заместителя) прокурора Московского окружного суда. В 70-е гг. он про славился воистину грозной силой своего обличающего слова.

А теперь напомню о громком деле «червонных валетов». Одного из них (правда, под именем «пикового») широко разрекламировал Борис Акунин, описав его деяния, включая и «продажу» дома московского гене рал-губернатора князя В. А. Долгорукого.

Знаменитая журналистка Е. И. Козлинина подробно писала об этом деле1. Вся Москва бурлила, следя за судебными баталиями. А вот что гово рил на этом процессе Н В. Муравьев в своей обвинительной речи:

«Не прихоть, не случай, не желание преувеличивать виновность руководили обвинительной властью при совместном и одновременном представлении всех подсудимых вашему суду. Она повиновалась прежде всего прямым и безусловным требованиям закона, которые выражают ся в двух неприятных для подсудимых понятиях — соучастии виновных Козлинина Е. И. За полвека: 1862–1912 гг. (Пятьдесят лет в стенах суда):

Воспоминания, очерки и характеристики. М., 1913. С. 250–276.

Торжественное заседание ученого совета и совокупности преступлений. Эти-то два требования со стороны фор мальной и склонили подсудимых в ту густую тьму, из которой им так страстно хочется и так трудно вырваться. Я согласен с тем, что положе ние подсудимых было бы выгоднее и приятнее, если бы не было таких предписаний закона, какие есть. Вот они, эти предписания. Все соучаст ники преступления судятся в одном суде, и именно в том, коему подсу димы главные виновные или в ведомстве коего находится большее число обвиняемых. Но если один из соучастников в преступлении подсуден высшему, а другие низшему суду, то дело подлежит решению высшего суда. И дальше: в случае обвинения кого-либо в выше поименованных преступлениях, из коих одни подлежат рассмотрению высшего, а другие низшего суда, дело решается тем судом, которому подсудно важнейшее из сих преступлений. Глубокий смысл скрывается в сих словах закона и основывается на том твердом, коренном судебном обычае, чтобы всех подсудимых, связанных между собою какими бы то ни было видами и случаями соучастия, за все совершенные каждым из них преступления судить по возможности вместе, в одном заседании, в одно время, одним составом суда и присяжных заседателей. Только этим путем судьи впол не знакомятся с преступлением и виновниками, со всею обстановкой первых и жизнью последних, а не с обрывками фактов, вырвавшимися из общей связи с их причинами, условиями и последствиями. Только при такой постановке уголовного дела оно развертывается перед судьями в полном своем объеме, и они получают возможность верно постигнуть, с кем и с чем именно они имеют дело, и, следовательно, могут действитель но стать на высоте своего призвания. Изречение о том, что соединение создает силу, вполне применимо и к миру преступности, и уголовный су дья только тогда может сломать преступную силу, когда видит ее всю со всеми ее составными частями и деталями»1.

Один из самых знаменитых процессов — это дело вдовы и душепри казчиков некоего миллионера Занфтлебена, душеприказчики которого ге нерал-майор Гартунг и граф Ланской помогли его молодой вдове похитить финансовые документы. Н. В. Муравьев в своей речи сказал:

«Господа присяжные заседатели! Бывают уголовные дела, к их числу принадлежит и настоящее дело, которые с общественной точки зрения следует признать в одно и то же время печальными и утешительными. Та кое двойственное, но во всяком случае не равнодушное к ним отношение неизбежно для всякого, кому дороги общественные интересы, кто в дейс твиях правосудия привык искать охрану закона и справедливости. Сов местное появление на скамье подсудимых заведующего третьим округом Дело о «Клубе червонных валетов». Обвинительная речь товарища проку рора Н. В. Муравьева // Русские судебные ораторы в известных уголовных про цессах XIX века. Тула, 1997. С. 265–266.

36 Раздел государственного коннозаводства генерал-майора Гартунга, полковника графа Ланского, бывшего секретаря старого сената присяжного стряпче го коллежского советника Алферова, вдовы первой гильдии купца Ольги Занфтлебен и крестьянина Мышакова перед судом общественной совести по обвинению в краже, хотя бы и многотысячной, нельзя не считать фак том столько же глубоко прискорбным, сколько и поразительным. Стоять так высоко и пасть так низко! Вот первое невольное, тягостное ощущение, которое неминуемо возбуждается даже при самом поверхностном взгляде на обстановку выслушанного вами процесса. Безотчетное недоверие, не вольное сомнение в уместности этой обстановки и в основательности ее являются необходимыми спутниками этой первой, еще неясной, но уже горькой мысли. Верить справедливости обвинения так странно, так тяж ко и совестно! Как-то не хочется верить, как-то сам собою открывается легкий доступ смутному предположению о том, не одна ли натяжка все это обвинение, не создание ли оно личной вражды между потерпевшими и подсудимыми, не результат ли их разгоревшихся страстей. Людей, кото рые совмещают во внешнем своем положении все для того, чтобы служить для других примером, которые еще вчера считали за собою неотъемлемые права на приязнь равных и уважение низших, сегодня называют пересту пившими уголовную границу между своим и чужим. Это очень, очень пе чально и, пожалуй, отчасти сомнительно.

Такова сразу бросающаяся в глаза печальная сторона общественного значения настоящего дела и вытекающее из нее возможное предубежде ние. Но мысль разумного, честного гражданина не может, не вправе оста новиться на нем. Разве только от того, кто умышленно не хочет видеть и слышать, ускользнет другая, не менее резкая и очевидная, но более светлая сторона этого дела в его общественном смысле.

В самом факте, в самой возможности появления генерала Гартунга, графа Ланского и их спутников на скамье подсудимых, перед вашим судом, быть может, нельзя не видеть некоторой, так сказать, предварительной по беды правосудия. Ни знатность происхождения, ни высокое общественное и служебное положение, ни соединенные с тем и другим друзья и связи, ничто не помешало действиям безличного, бесстрастного закона. Равный для всех, допускающий могущество и торжество одной только справедли вости, обязанный стоять на стороне обиженных и пострадавших, он при звал подсудимых к ответу»1.

Уже упоминавшаяся журналистка Е. И. Козлинина писала об этом деле и о значении обвинительной речи Николая Валериановича на процессе так:

«...Сенсационное дело, кончившееся очень трагически, но в то же время со Дело генерала Гартунга. Обвинительная речь прокурора Н. В. Муравьева // Русские судебные ораторы в известных уголовных процессах XIX века. Тула, 1997. С. 355–356.

Торжественное заседание ученого совета здавшее Н. В. Муравьеву такой триумф, что с этого времени все его речи стали печататься целиком»1.

И вот еще один принципиальный по значимости отрывок из этой речи Н. В. Муравьева:

«Перед судом нет ни богатых, ни бедных, ни сильных, ни слабых лю дей. Суд видит перед собою только людей, обвиняемых в преступлении, ожидающих от него справедливого приговора, — и в этом величайший залог правосудия. Поэтому я считаю своей обязанностью теперь пригла сить вас вместе со мною при рассмотрении данных судебного следствия отрешиться от всяких мыслей о тех особенных, исключительных, из ряда вон выходящих условиях, которыми обставлены личности подсудимых вообще и генерала Гартунга в особенности. Судите его так же, как вы ста ли бы судить всякого другого, самого последнего, самого слабого, скром ного человека, обвиняемого в преступлении. Забудьте о его генеральских погонах и знаках отличия, о его общественном положении, предыдущей жизни и свойствах его среды, как и всякого другого подсудимого, пред ставшего перед вашим судом;

считайте генерала Гартунга и его сотовари щей невиновными до тех пор, пока виновность их не будет для вас ясно доказана, но вместе с тем, ничем не стесняясь и не смущаясь, примени те к ним и к их оправданиям ту же мерку и те же приемы, посредством которых судья удостоверяет во всяком предполагаемом посягательстве на чужую собственность.

... Только тогда, когда убеждение ваше скло нится на сторону обвинения, когда вы, убежденные фактами и очевид ностью, признаете в своем сознании, что виновность генерала Гартунга и других подсудимых доказана, — только тогда, когда придется обратиться к обстоятельствам, усиливающим эту виновность, и обратитесь к обще ственному положению, образованию, развитию, степени обеспеченности и другим личным свойствам подсудимых. Тогда вы дадите всем этим об стоятельствам место в своем суждении и будете не только вправе, но и обязаны помнить то великое, вечное слово, что “кому много дано, с того много и взыщется!”»2.

После этой речи генерал Гартунг застрелился прямо в зале суда.

Очень не просто складывались взаимоотношения двух великих су дебных деятелей России, но оказавшихся по разные стороны баррикады правоведения – Н. В. Муравьева и А. Ф. Кони. Очень странная закономер ность: Н. В. Муравьев – один из наиболее упоминаемых на страницах мно готомного собрания сочинений А. Ф. Кони. Причем, если в первые годы их Козлинина Е. И. За полвека: 1862–1912 гг. (Пятьдесят лет в стенах суда):

Воспоминания, очерки и характеристики. М., 1913. С. 281.

Дело генерала Гартунга. Обвинительная речь прокурора Н. В. Муравьева // Русские судебные ораторы в известных уголовных процессах XIX века. Тула, 1997.

С. 356–357.

38 Раздел знакомства А. Ф. Кони высоко оценивал деяния Н. В. Муравьева, то затем все больше обвинений в служении престолу и т. д.

Известный адвокат, публицист, один из лидеров партии кадетов, из дававший в эмиграции в Берлине многотомный «Архив русской револю ции» И. В. Гессен (1865—1943) писал о взаимоотношениях двух великих судебных риторов А. Ф. Кони и Н. В. Муравьева так:

«Они были непримиримыми соперниками, никак не могли поделить между собою славы. Муравьеву несомненно принадлежала пальма пер венства в ораторском искусстве, он был оратором в истинном значении слова, действовал на слушателей, как певец, самим произнесением речи, независимо от ее содержания. У Кони центр тяжести лежал именно в со держании, заботливо построенном и ароматно насыщенном умело подоб ранными яркими цитатами из разных авторов. Помню речь Муравьева по какому-то торжественному случаю перед чинами министерства, у кото рых волнующие трепетные модуляции голоса невольно вызывали слезы, и точно также помню “открытое письмо” Кони к Дерюжинскому на при глашение сотрудничества в официальном журнале “Детская помощь”...

15 страниц ответа на это приглашение составляли прелестный букет цветов человеческого глубокомыслия и остроумия, и изумительное их сочетание выдавало художественное чутье садовника... У обоих соперников был один и тот же недостаток, который каждый видел только в другом, — у Му равьева некоторая напыщенность тона, а у Кони заметная вычурность пос троения»1.

Завершить этот краткий абрис жизни великого служителя закона хоте лось бы его словами, обращенными к молодым выпускникам юридическо го факультета Императорского Московского университета, т. е. к служите лям Фемиды, но пока еще к служителям будущим. Итак, 24 ноября 1890 г.

Н.В. Муравьев был председателем юридической испытательной комиссии при Императорском Московском университете, или, как сказали бы сегод ня, председателем Государственной комиссии. И в ответ на благодарствен ное приветствие, с которым выдержавшие окончательное испытание в об ратились к нему, Николай Валерианович сказал буквально следующее:

«От имени комиссии сердечно благодарю вас за выраженные вами добрые чувства. Они тем более приятны и дороги нам, что, стало быть, наше посильное отношение к возложенному на нас не легкому делу нашло себе отголосок в вашем чутком понимании и молодой восприимчивости.

А отношение это было в сущности лишь простым исполнением долга, по совести и крайнему разумению, с принятием в соображение всего того, что в круге ваших интересов и нужд мы находили действительно серьезного Цит. по: Звягинцев А. Г., Орлов Ю. Г. Российские прокуроры. М., 1999. Раз дел: «Талантливейший из прокуроров»: Генерал-прокурор Николай Валериано вич Муравьев. С. 340–341.

Торжественное заседание ученого совета и разумного. Позвольте же мне, господа, именно отсюда вытекающим ду шевным и искренним пожеланием проводить вас на открывающийся пе ред вами широкий путь самостоятельной деятельности.

Не даром вы, потрудившись так долго и много, выдержали теперь го сударственное юридическое испытание. За порогом его начинается ваш собственный долг пред государством, которому вы только ревностным исполнением этого долга можете отплатить за полученное образование и связанные с ним права. Сложен и труден, но зато свят и велик нравствен ный и общественный долг окончившего курс русского юриста, кем бы ни стал он впоследствии: служителем ли чистой науки, судебным ли деятелем или работником на каком-либо ином практическом поприще. Исполнять этот долг значит: быть верным подданным своего Государя, крепко любить свою родину, деятельно служить ей по мере сил и способностей, бережно чтить и хранить ее законы и основные великие учреждения, твердо стоять за правду и справедливость, смело бороться с неправдой и злом. Скажу и еще: для исполнения этого долга нужно работать без устали и, работая, влагать в дело, как говорится, всю душу свою, нужно помнить великие за дачи этого дела, не увлекаться легковесною фразой, не размениваться на житейские мелочи, не замыкаться в узком личном эгоизме, при котором возможна, конечно, внешняя практическая удача, но никогда не будет ни истинного уважения окружающих, ни собственного внутреннего, высше го, ни с чем не сравнимого удовлетворения. И если ко всему этому при бавить еще пожелание, чтобы вы, господа, в предстоящей вам “битве жиз ни” сохранили в неприкосновенной целости все хорошее, приобретенное вами в стенах университета, и не забывали лучших стародавних заветов московского студенчества, то дорога ваша намечена, и каковы бы ни были ее трудности и невзгоды, поверьте мне, рано ли, поздно ли на ней вас ждет честный и заслуженный успех!»1.

Анатолий Федорович КОНИ (1844—1927) — выпускник юридичес кого факультета Императорского Московского университета. А далее го ловокружительная карьера — помощник секретаря Санкт-Петербургской судебной палаты, секретарь Московской прокуратуры, товарищ (т. е. за меститель) прокурора окружного суда в Харькове, губернский прокурор в Самаре, прокурор окружного суда в Казани, прокурор Санкт-Петербург ского округа, вице-директор Департамента юстиции. В дальнейшем — обер-прокурор уголовного департамента Сената, член Государственного Совета Российской империи. Но, наверное, у каждого имя А. Ф. Кони ас социируется, первую очередь, с тем, что он был председателем суда по делу Веры Засулич.

Муравьев Н. В. Слово к выдержавшим окончательное испытание из юриди ческих наук при Императорском Московском университете // Муравьев Н. В. Из прошлой деятельности. В 2 т. СПб., 1900. Т. 2: Речи и сообщения. С. 357–358.

40 Раздел Стоит также упомянуть о попытке великого российского реформатора Петра Аркадьевича Столыпина (1862–1911) привлечь А. Ф. Кони в состав своего кабинета министров в качестве министра юстиции, но А. Ф. Кони от казался от этого поста.

Еще ждет специального теоретического исследования риторическое на следие А. Ф. Кони – одного из самых блестящих судебных ораторов России, умевшего, как никто другой соединить требования правосудия с моралью.

Но А. Ф. Кони — не просто великий судебный оратор, он еще и со здатель школы судебного красноречия в России. А. Ф. Кони обстоятельно рассмотрел взаимоотношения политического и судебного красноречия.

И сегодня значимы его размышления о том, что красноречию научиться нельзя, ибо учить и учиться возможно только ораторскому искусству.

Не менее важны очерки А. Ф. Кони, посвященные риторическому на следию таких известных адвокатов как В. Д. Спасович, князь А. И. Урусов, Ф. Н. Плевако, К. К. Арсеньев, С. А. Андреевский.

А. Ф. Кони – автор многих произведений, посвященных анализу тре бований, предъявляемых к речи прокурора. А. Ф. Кони писал об основных качествах, которыми должна была обладать речь прокурора, так:

«Основные черты слагавшегося русского типа обвинителя были — за исключением редких, но печальных отклонений в область бездушной риторики — спокойствие, отсутствие личного озлобления против подсуди мого, опрятность приемов обвинения, чуждая и возбуждению страстей, и искажению данных дела, и, наконец, что весьма важно, полное отсутствие лицедейства в голосе, в жесте и в способе держаться на суде. К этому надо прибавить простоту языка, свободного, в большинстве случаев, от вычур ности или от громких и «жалких» слов. Лучшие из наших судебных ора торов поняли, что в стремлении к истине всегда самые глубокие мысли сливаются с простейшим словом. Слово — одно из величайших орудий че ловека. Бессильное само по себе — оно становится могучим и неотразимым, сказанное умело, искренно и вовремя. Оно способно увлекать за собою са мого говорящего и ослеплять его и окружающих своим блеском. Поэтому нравственный долг судебного оратора — обращаться осторожно и умеренно с этим оружием и делать свое слово лишь слугою глубокого убеждения, не поддаваясь соблазну красивой формы или видимой логичности своих по строений и не заботясь о способах увлечь кого-либо своею речью»1.

На основе анализа произведений А.Ф. Кони можно создать своеоб разный «нравственно-риторический кодекс», который вполне может быть использован в речах современного прокурора. При этом особо значимы следующие требования А Ф. Кони как к моральной позиции прокурора, так и к риторическим особенностям его судебной речи: 1) спокойствие;

Кони А. Ф. Приемы и задачи прокуратуры // Кони А. Ф. Избр. труды и речи. Тула, 2000.

Торжественное заседание ученого совета 2) отсутствие личного озлобления против подсудимого;

3) «опрятность приемов обвинения, чуждая и возбуждению страстей, и искажению данных дела»;

4) совершенная недопустимость насмешки над подсудимым или упо требления в его адрес эпитетов, характеризующих его личность и действия, приемлемых лишь «в частном разговоре» после вынесения обвинительного приговора;

5) «полное отсутствие лицедейства в голосе, в жесте и в способе держаться на суде»;

6) простота языка, свободного от «вычурности или от громких и “жалких” слов»;

7) неуместность использования в речи проку рора юмора — «оружия обоюдоострого и требующего в обращении с собой большого уменья, тонкого вкуса и специально дарования»;

8) «особый такт и выдержка» в отношении обвинителя к противнику в лице защитника (А. Ф. Кони специально пишет о своих уважительных отношениях с адво катами, такими как В. Д. Спасович и другие, с которыми ему приходилось в судебных процессах «скрещивать шпаги»);

9) недопустимость личной за интересованности в исходе дела: «не должно находить себе места личное самолюбие, ищущее себе удовлетворение в том, что суд или присяжные за седатели заявляют в своем приговоре о согласии» с доводами прокурора.

Очень тонкими являются размышления А. Ф. Кони об особенностях речи современного прокурора в сопоставлении с теми наставлениями, ко торые оставили ораторам блистательные теоретики и практики ораторско го искусства Марк Туллий Цицерон (106–43 до н. э.) и Марк Фабий Квин тилиан (ок. 35 – ок. 96). А. Ф. Кони подчеркивает:

«Правила, оставленные Квинтилианом и Цицероном и выводимые ис ключительно из их речей, в значительной мере неприемлемы для современ ного оратора. Древний грек и древний римлянин выросли в общественных условиях, весьма отличных от тех, в которых развиваются современный европейский судебный оратор и его слушатели. И сами они, и слушатели принадлежали к другому этнографическому типу. Многое из того, что у этих ораторов выходило вполне естественным, показалось бы в настоящее время неискренной декламацией. Притом как судебный оратор Демосфен гораз до ниже Цицерона и, в сущности, в своих речах судебного характера едва ли стоит выше обыкновенного логогрифа. Он велик в защите погибавшего государственного строя против внешнего врага и внутреннего разложения.

Речи его проникнуты альтруизмом, и слово его постоянно поднимается в об ласть общих начал. Целям судебного красноречия гораздо более удовлетво ряют речи Цицерона. Он ближе к делу, глубже в анализе мелочных фактов.

Он более на земле, на практической почве, и в нем сильнее сказывается тот «esprit de combativite» (боевой задор, готовность к бою), который составля ет необходимую принадлежность судебного оратора, стремящегося к успе ху. Одним словом, в его ораторских приемах всегда слышится прежде всего обвинитель или защитник. Чудесный стилист и диалектик, он одинаково искусно впадает в пафос, или предается иронии, или, наконец, ошеломля 42 Раздел ет противника яростными эпитетами. Достаточно вспомнить делаемые им, сыплющиеся как из рога изобилия различные характеристики в речах про тив Катилины: отравитель, разбойник, отцеубийца. Несомненно, однако, что большая часть этих приемов не применимы в современном суде»1.

Сам А. Ф. Кони — блестящий судебный оратор, недаром известный ад вокат К. К. Арсеньев подчеркивал: «Кто слышал Кони, тот знает, что отличи тельное свойство его живой речи — полнейшая гармония между содержанием и формой». Его речи можно цитировать страницами, но в качестве подлинных образцов красноречия приведу только один пример. Свою обвинительную речь «По делу о Станиславе и Эмиле Янсенах, обвиняемых во ввозе в Россию фальшивых кредитных билетов, и Герминии Акар, обвиняемой в выпуске в обращение таких билетов» А. Ф. Кони закончил такими словами:

«От обвинительной власти требуют, чтобы она привела сюда создан ных ее воображением свидетелей — великосветских дам. Это невозможно, да и не нужно, потому что ссылка на них сделана как на могших потерпеть от преступления. Я уже объяснял свойство дел о подделке бумажек, состо ящее в отсутствии явно потерпевших лиц на суде. У нас могли бы требо вать и привода тех рабочих, которые работали на железной дороге, где Жуэ укладывал шпалы и распространял фальшивые бумажки. Но вы, вероятно, не потребуете этого привода для того, чтобы решить дело.

Фальшивые ассигнации похожи на сказочный клубок змей. Бросил его кто-либо в одном месте, а поползли змейки повсюду. Одна заползет в карман вернувшегося с базара крестьянина и вытащит оттуда последние трудовые копейки, другая отнимет 50 руб. из суммы, назначенной на по купку рекрутской квитанции, и заставит пойти обиженного неизвестною, но преступною рукою парня в солдаты;

третья вырвет 10 руб. из последних 13 руб., полученных молодой и красивой швеей-иностранкой, выгнанной на улицы чуждого и полного соблазна города, и т. д., и т. д. Ужели мы долж ны проследить путь каждой такой змейки и иначе не можем обвинить тех, кто их распустил? Едва ли это так, и ваш приговор, быть может, покажет противное. Здесь заявлялось, что подсудимые явились в Россию с полным доверием к русскому гостеприимству. Оно им и было оказано. Станислав Янсен прочно устроился в России;

Акар основала магазин, куда обильно потекли русские рубли;

Эмиля встретили в Петербурге театры и охоты.

Но одного гостеприимства мало! Когда нам льстят, то хвалят наше русское гостеприимство;

когда нас бранят — а когда нас не бранят? — про нас го ворят, что единственную хорошую нашу сторону — гостеприимство — мы разделяем с племенами, стоящими на низкой степени культуры. Поэтому надо иметь что-нибудь за собою, кроме благодушного свойства. Надо дать место и справедливости, которая выражается в правосудии. Оно иногда Там же.

Торжественное заседание ученого совета бывает сурово и кончается подчас насильственным гостеприимством. Это го правосудия ждет от вас обвинительная власть»1.

А. Ф. Кони очень много размышляет об особенностях, которые отли чают два, казалось бы, близких дарования – это красноречие и противосто ящее ему умение говорить публично, т. е. искусство быть оратором:

«Обращаясь мысленно от приемов обвинения по существу, которых я держался, стараясь быть последовательным в своем взгляде на прокурора как на говорящего судью, к созданию и к выработке внешней их оболочки, я не могу не припомнить беседы с воспитанниками выпускного класса Учи лища правоведения после одной из моих лекций по уголовному процессу в конце семидесятых годов. Они спрашивали меня, что им — готовящим ся к судебной деятельности — нужно делать, чтобы стать красноречивыми.

Я отвечал им, что если под красноречием разуметь дар слова, волнующий и увлекающий слушателя красотою формы, яркостью образов и силою мет ких выражений, то для этого нужно иметь особую способность, частью при рожденную, частью же являющуюся результатом воспитательных влияний среды, примеров, чтения и собственных переживаний.

Дар красноречия, по мнению Бисмарка, который хотя и не был красноречив сам, но умел ценить и испытывать на себе красноречие других, имеет в себе увлекающую силу, подобно музыке и импровизации. «В каждом ораторе, — говорил он, — кото рый действует красноречием на своих слушателей, заключается поэт, и толь ко тогда, когда он награжден этим даром и когда, подобно импровизатору, он властно повелевает своему языку и своим мыслям, он овладевает теми, кто его слушает». Поэтому невозможно преподать никаких советов, исполнение которых может сделать человека красноречивым. Иное дело уметь говорить публично, т. е. быть оратором. Это уменье достигается выполнением ряда требований, лишь при наличности которых можно его достигнуть. Этих тре бований или условий, по моим наблюдениям и личному опыту, три: нужно знать предмет, о котором говоришь, в точности и подробности, выяснив себе вполне его положительные и отрицательные свойства;

нужно знать свой родной язык и уметь пользоваться его гибкостью, богатством и своеобраз ными оборотами, причем, конечно, к этому знанию относится и знакомство с сокровищами родной литературы». А завершая беседу с выпускниками Училища правоведения, А. Ф. Ко ни специально рассматривает принципиальные различия между поли тическим красноречием и красноречием судебным. При этом он особо подчеркивает значимость противопоставления судебной и политической речи:

Кони А. Ф. Речь по делу о Станиславе и Эмиле Янсенах, обвиняемых во ввозе в Рос сию фальшивых кредитных билетов, и Герминии Акар, обвиняемой в выпуске в обращение таких билетов // Кони А. Ф. Избр. труды и речи. Тула, 2000.

Кони А. Ф. Приемы и задачи прокуратуры // Кони А. Ф. Избр. труды и речи. Тула, 2000.

44 Раздел «Поэтому… не гонитесь за красноречием. Тот, кому дан дар слова, ощутит его, быть может, внезапно, неожиданно для себя и без всяких приготовлений.

Его нельзя приобресть, как нельзя испытать вдохновение, когда душа на него неспособна. Но старайтесь говорить хорошо, любите и изучайте величайшую святыню вашего народа — его язык. Пусть не мысль ваша ищет слова и в этих поисках теряет время и утомляет слушателей, пусть, напротив, слова покор но и услужливо предстоят пред вашею мыслью в полном ее распоряжении.

Выступайте во всеоружии знания того, что относится к вашей специальности и на служение чему вы призваны, а затем — не лгите, т. е. будьте искренни, и вы будете хорошо говорить, или, как гласит французская судебная поговор ка: “Vous aurez l’oreille du tribunal” (Вы будете пользоваться доверием суда).

Теперь, после долгого житейского опыта, я прибавил бы к этим словам еще и указание на то, что ораторские приемы совсем не одинаковы для всех вообще публичных речей и что, например, судебному оратору и оратору политичес кому приходится действовать совершенно различно. Речи политического ха рактера не могут служить образцами для судебного оратора, ибо политичес кое красноречие совсем не то, что красноречие судебное. Уместные и умные цитаты, хорошо продуманные примеры, тонкие и остроумные сравнения, стрелы иронии и даже подъем на высоту общечеловеческих начал — далеко не всегда достигают своей цели на суде. В основании судебного красноречия лежит необходимость доказывать и убеждать, т. е., иными словами, необхо димость склонять слушателей присоединиться к своему мнению.

Но политический оратор немного достигнет, убеждая и доказывая.

У него та же задача, как и у служителя искусств, хотя и в других формах.

Он должен, по выражению Жорж Санд, “montrer et emouvoir” (показывать и волновать), т. е. осветить известное явление всею силою своего слова и, умея уловить создающееся у большинства отношение к этому явлению, придать этому отношению действующее на чувство выражение. Число, количество, пространство и время, играющие такую роль в критической оценке улик и доказательств при разборе уголовного дела, только бесплод но отягощают речь политического оратора. Речь последнего должна пред ставлять не мозаику, не тщательно и во всех подробностях выписанную картину, а резкие общие контуры и рембрандтовскую светотень. Ей надле жит связывать воедино чувства, возбуждаемые ярким образом, и давать им воплощение в легком по усвоению, полновесном по содержанию слове»1.

Предмет особого внимания Анатолия Федоровича – это те специфи ческие особенности, которые характерны для русского судебного красно речия, а отсюда и невозможность следования французским образцам, того следования (а точнее, подражания!), которое стало широко распростра няться среди многих судебных ораторов.

Кони А. Ф. Красноречие судебное и политическое // Об ораторском искусстве. М., 1958.

Торжественное заседание ученого совета ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

РИТОРИКА И ЭФФЕКТИВНАЯ КОММУНИКАЦИЯ СЕГОДНЯ Реалии сегодняшнего дня, появление качественно новых коммуника тивных технологий, особенно Интернета, у многих исследователей в об ласти теории и практики коммуникации вызывает даже предположение о том, что риторика в ее классическом традиционном варианте окончательно умерла. Напомним, что первая «смерть» риторики приходилась на вторую половину XIX в. (во Франции Цветан Тодоров говорит о первой половине XIX в.), вторая — на первую половину XX в. И вот рассуждения о новой, третьей, и, видимо (как считают эти ученые), окончательной «смерти» ри торики. В наиболее концентрированном виде их выразил американский исследователь Лестер Туроу:

«Мир письменных средств связи, существовавший со времен распро странения грамотности, базируется на линейных логических аргументах, которые следуют один за другим, причем последующий исходит из пре дыдущего. Эмоциональное воздействие письменного слова гораздо слабее, чем воздействие телеэкрана. Телевидение во многих отношениях отбрасы вает нас назад, в мир неграмотности. Ценится визуальное воздействие на эмоции и страхи, а не привлекательность строгой логики мысли. Логичес кое воздействие возможно и с помощью электронных СМИ, но они гораз до больше подходят для пробуждения эмоций, чем для передачи логичес кой информации. Человеку приходится учиться читать. Это требует труда, времени и расходов. Учиться смотреть телевизор не нужно. Это не требует усилий. Разница очень велика. Словарный запас тех, кто выступает по те левидению, все время сужается, и одновременно сужается лексикон тех, кто его смотрит. Отход от письменного слова изменяет сам способ нашего мышления и принятия решений. Сегодня немыслимы знаменитые орато ры и речи древней Греции и Рима. То же можно сказать о выдающихся аме риканских ораторах и знаменитых речах. Великие дебаты о рабстве между Кэлхауном и Уэбстером или Геттисбергская речь Линкольна ныне просто невозможны»1.

Очевидно, что игнорировать эти качественно преобразующие мир технологические процессы нельзя;

они должны учитываться и реализовы ваться в новых учебных курсах, фундаментальных трактатах, энциклопе диях и словарях по теории и практике эффективной коммуникации. Так, в результате пятилетней работы коллектива, включающего в себя более 70-ти специалистов в области государственного управления, лингвисти ки, теории словесности, риторики, логики, этики деловой коммуникации, Туроу Л. Будущее капитализма: как экономика сегодняшнего дня форми рует мир завтрашний // Новая постиндустриальная волна на Западе. М., 1999.

С. 218–219.

46 Раздел психологии и социологии общения, а также профессионалов в области компьютерных технологий, а особенно Интернета появился словарь-спра вочник, посвященный проблемам эффективной коммуникации. Реальный опыт создания целостной системы курсов по проблемам эффективной коммуникации создан на факультете государственного уп равления МГУ им. М. В. Ломоносова (декан факультета — А. В. Сурин).

Это курсы по следующим учебным дисциплинам: «Культура устной речи», «Ведение переговоров», «Деловое общение», «Эффективная коммуника ция в государственном управлении» и т. д.

Еще один важный аспект – это довузовская подготовка в сфере эф фективной коммуникации. Стоит напомнить, что в своем знаменитом письме И. И. Шувалову М. В. Ломоносов был особенно озабочен подго товкой гимназистов — будущих студентов. Он убеждает И. И. Шувалова:

«При Университете необходимо должна быть Гимназия, без которой Уни верситет, как пашня без семян. О ее учреждении хотел бы я кратко здесь вообще предложить, но времени краткость возбраняет. Не в указ Вашему превосходительству советую не торопиться, чтобы после не переделывать.

Ежели дней полдесятка обождать можно, то я целый полный план пред ложить могу…»2. Хотелось бы надеяться, что сегодня эту роль выполняет Университетский гуманитарный лицей при Факультете государственно го управления МГУ им. М. В. Ломоносова, где, кстати, преподается для школьников курс риторики.

И очень бы хотелось верить, что в будущем теория и практика эффек тивной коммуникации, впитавшая в себя лучшие достижения не только классической риторики, но и самых современных технологий, вновь будет влиять на ход истории и вновь воспитывать тех, кто искренне готов отдать свои силы служению нашему Отечеству.

Эффективная коммуникация: История, теория, практика. Словарь-спра вочник / Отв. ред. М. И. Панов;

сост. М. И. Панов и Л. Е. Тумина. М., 2005.

Письма Ломоносова и Сумарокова к И. И. Шувалову. СПб., 1862.

Раздел 2.

ВЫЗОВЫ И СТРАТЕГИИ ОБРАЗОВАНИЯ ХХI ВЕКА (МАТЕРИАЛЫ КРУГЛОГО СТОЛА) Сурин А. В.

ОБРАЗОВАНИЕ: СТРАТЕГИИ XXI ВЕКА Критическое отношение к образованию существовало во всех обще ствах и во все времена. В истории трудно, наверное, найти общество, ко торое было бы довольно своей системой образования, поскольку от ее со стояния и эффективности функционирования зависит будущее не только молодого поколения, но и страны в целом. Традиционно интерес к про блемам образования усиливается на рубеже веков, обостряются дискуссии о приоритетных целях и задачах образования, о продуктивности базовой методологии, о стратегии управления образовательным процессом.

Ситуация с образованием в XXI веке, с одной стороны, воспроизво дит основные проблемы образования ХХ века, а с другой – вносит в нее определенные коррективы, которые заставляют интеллектуальное сооб щество и общество в целом искать адекватные ответы на современный исторический вызов. Говоря о стратегии образования, следует определить уровни постановки проблемы, которыми задаются цель, смысл и методы ее решения и, соответственно, направленность преобразований. Хотя на глобальном уровне ситуация в сфере образования существенно не измени лась, новые вызовы нового века ставят перед образованием и новые зада чи, решение которых старыми методами становится невозможным. В силу этого неизбежны постановка новых проблем, поиск новых подходов, ново го отношения к проблеме образования в целом. Поскольку единой всемир ной системы образования на сегодняшний день не существует, а она пред ставлена, скорее всего, совокупностью национальных систем образования, не выработаны и общие для всех стандарты, нормы образования. Совре менная система отечественного образования, несмотря на ряд значитель ных ее отличий от большинства национальных стратегий, обладает и не которыми общими с ними характеристиками. Так, например, существуют 48 Раздел определенное сходство российского образования с германской системой образования и существенные различия с англо-американской и французс кой системами, а тем более с системами образования в азиатских странах.

Характерной особенностью отечественной системы образования являют ся фундаментальность знаний и ориентация на практическую подготовку к будущей профессиональной деятельности. Поэтому решение стратеги ческих задач должно основываться на синтезе новейших тенденций в ми ровой системе образования и традиций российского образования.

На определение стратегии российского образования существенное влияние оказывает современная историческая ситуация России. Россия ищет новые пути развития, стремится по-новому позиционировать себя в современном мире. Однако ее самоопределение не является одновек торным, с однозначными, понятными для всех параметрами движения.

Современная ситуация скорее, напротив, напоминает известную позицию лебедя, рака и щуки, каждая из социальных сил старается направить соци альные реформы в собственных интересах, что, в свою очередь, не может не проявиться и в стратегии образования. Без учета данного положения современное стратегическое поле проблем образования воспринимает ся как неупорядоченные, несвязные попытки ситуативных решений, как стратегии на уровне одного хода. В этом случае возникает реальная опас ность имитации реформ, создание очередной псевдостратегии, за которой скрываются интересы чиновников, стремящихся вытеснить или контро лировать альтернативные структуры.

На разработку стратегии мировой системы образования оказывают се рьезное влияние демографические факторы. В мире наблюдается резкое увеличение численности населения, за несколько десятилетий население Земли выросло с двух миллиардов человек до шести. По прогнозам к 45 50 году ожидается прирост населения до десяти миллиардов человек, что потребует кардинального изменения самой системы образования. Сов ременная система образования не справится с возникающими новыми проблемами. Следует учитывать, что население растет в странах с несло жившейся системой образования, в которых нет достаточного количества педагогов, отсутствуют методики национального образования. Но самое главное, нет экономических возможностей для создания собственной, со ответствующей современным требованиям, системы образования.

Вторым важнейшим обстоятельством, определяющим глобальные стратегии образования, является тенденция к резкому увеличению про цессов регионализации, проявившаяся вопреки разработанным прогнозам, ориентированным на единый мир. Так, например, несмотря на интересные подходы в футурологических сценариях Римского клуба, его прогнозы, как в целом, так и в моделях образования, не реализовались. Причиной этого не в последнюю очередь явилось допущение, что в мире ведущей тенден Вызовы и стратегии образования XXI века цией будут процессы глобализации, не учитывалась значимость процес сов регионализации. Исходя из этого опыта, разработку современных гло бальных стратегий образования следует строить, учитывая региональные и национальные прогностические модели образования. На сегодняшний день в общественном сознании подобная позиция отсутствует даже в ка честве методологического требования, т. е. отдельные прогнозы, конечно, разрабатываются, но они не являются основой образовательных реформ.

Особое значение данное положение приобретает для выработки стратегии образования в нашей стране.

При определении стратегии реформ образования в России проявилась тенденция к универсализации образовательного пространства, практически не различается образование в Москве, в Туве или на Сахалине. По существу, воспроизводится старая упрощенная схема, когда Москва являлась центром, определяющим жизнь регионов, которые должны под него подстраиваться.

В действительности современная ситуация значительно сложнее. Для Рос сии, как и для мира в целом, характерны неравномерность развития раз личных регионов и, соответственно, наличие существенных различий в со циумах, а следовательно, и очень отличающихся требований к стандартам образования. В силу этого необходимо предлагать различные типы образо вания, скоординированные на решение специфических региональных задач.

Так, некоторые регионы вышли на уровень информационного общества, у них свои потребности и свои требования к системе образования, свои стра тегии его развития. Для них необходимо, прежде всего, образование, которое создает соответствующую базу мыслительной, управленческой, творческой деятельности. Для регионов, которые находятся на стадии индустриального общества, необходимо качественное, высокопрофессиональное техническое образование, нужны аналоги техникумов, колледжей, выпускники которых могли бы профессионально работать в производственной сфере. И в этом плане первый тип образования не является лучше второго. Но наше обра зование в основном ориентируется на первый тип. В России в огромных ко личествах производятся управленцы, экономисты, юристы и существенно сокращена подготовка инженеров, техников, что в скором времени создаст острый дефицит работников технических профессий.

Наконец, существуют регионы, которые не вышли даже на индустри альный способ производства, практически находятся еще в полупервобыт но-общинном состоянии. Ужасающая бедность, отсутствие занятости насе ления существенно переформулируют для них саму постановку проблемы образования. В этих регионах образование становится не только способом обучения профессии, а в первую очередь поиском смысла жизни, сферой самоутверждения человека в мире, личностной самореализацией. В этой связи необходимо разрабатывать стратегии образования с учетом как ми ровых тенденций, так и потребностей российских регионов.

50 Раздел Разрабатывая стратегии образования для России, необходимо так же учитывать несколько позиций, которые разделяются на два вектора, как в математике, ось абсцисс и ось ординат. Хотя они не являются пря мо противоположными, но, в общем, различаются и задают пространство стратегических решений. Одна из стратегических ориентаций направлена на сохранение всего лучшего, что было в России и, соответственно, в рос сийском образовании. Нельзя отказываться от собственных достижений.

У нас была хорошо работающая доступная, бесплатная система школьного и профессионального образования. Была создана отлаженная, гармонич ная система перехода от дошкольного образования к школьному, к средне му специальному и к высшему образованию. Результативность и высокая оценка образования подтверждались кандидатскими и докторскими сте пенями. В этом плане наша страна была совершенно самостоятельной и независимой. От этих достижений психологически довольно трудно отка заться, так же как трудно отказаться от завоевания космоса, от военно-по литической доктрины, которыми определялись положение страны в мире и самосознание народа. Этими достижениями была создана могуществен ная страна, претендующая на роль мирового лидера. Поэтому исходным пунктом реформы образования, основным стратегическим принципом должно стать требование – новации не должны ухудшать соответствую щие позиции, снижать достигнутый статус. Необходимо сохранить все по ложительные характеристики российской образовательной системы: фун даментальность, универсальность, доступность, бесплатность. Поэтому ни в коем случае нельзя отказываться от пятилетней программы обучения в вузах, от присуждения докторских степеней, поскольку подобное псевдо новаторство ухудшит общее состояние российского образования, понизит качество образования и уровень требований к нему. Образовательные ре формы должны отражать объективные потребности общества. Эта страте гическая позиция наиболее понятна, и многие ректоры высших учебных заведений ее разделяют и отстаивают.

Второй стратегический вектор определяется кардинальным измене нием положения России в мире. Россия стремится сейчас позициониро вать себя в мире, интегрироваться в мировое сообщество, и, следователь но, она должна работать по его законам в соответствии с требованиями рыночной экономики. С этой точки зрения переход на рыночные формы образования становится неизбежным. А это означает, что необходимо готовить специалистов в соответствии со спросом на рынке труда, ис пользуя мировой опыт. По логике этого вектора, если рынок не требу ет определенных специалистов сегодня, значит не надо их производить, следовательно, необходимо отказаться от докторских степеней, от пяти летней системы вузовского образования, ограничиться подготовкой ба калавров и магистров.


Вызовы и стратегии образования XXI века Сегодня ни один стратегический вектор не реализуется однозначно, проблемное поле для принятия решений находится между этими двумя тенденциями с отклонениями либо в одну, либо в другую сторону. Этими колебаниями в значительной мере определяются содержание и накал дис куссий по поводу реформы образования. Представляется, что реалистичес кая позиция должна основываться на компромиссе, следует найти некую срединную линию. Поскольку жить изолированно, независимо от мира мы не сможем, необходимо принять условия мировой системы образования.

Но у нас есть достижения, отказываться от которых только потому, что нас куда-то позвали или куда-то подталкивают, нельзя, иначе мы можем оказаться в положении нищего или просящего. Поэтому необходимо вы страивать отношения с другими странами, обеспечивающие и интеграцию в мировую систему, и сохранение собственной идентичности. Выстроить подобную линию можно, лишь объединив усилия различных социальных групп, работающих в логике этих двух векторов. Этим всерьез должны за ниматься и видные политические деятели, и министерские чиновники, и союз ректоров, и представители общественности. Создание подобной сис темы будет результатом подлинного искусства управления.

Пока подобная система не создана, более того, не наблюдается и яв ной заинтересованности общества и государства в компромиссе. В управ ленческих решениях реализуются разноплановые, разнонаправленные векторные движения, основной целью которых является самосохранение учебных заведений. Для этого одни стремятся как можно больше «штампо вать» дипломов на среднем уровне, не хуже, чем у других, а другие требуют создания для себя особого положения, своеобразной «башни из слоновой кости», в которой можно действовать по собственному усмотрению.

Если перейти на уровень обсуждения стратегий образования приме нительно к университету и факультету, то и мы находимся в пространстве существенно различающихся стратегических линий. Для университета, безусловно, гораздо более правильным было бы сохранение целостности сложившейся уникальной системы образования, аналога которой в мире не существует. Московский университет представляет собой и передовое научное учреждение, и высокопрофессиональную образовательную сис тему. Разрушение подобного научно-образовательного комплекса было бы преступлением против собственной истории, против своего прошлого.

Безусловно, этого допустить нельзя. Но встает вопрос, сможет ли государс тво в полной мере финансировать традиционную стратегию образования в университете? Насколько эффективным для деятельности университе та будет подобный порядок финансирования? При полном финансирова нии университетского образования государство существенным образом сможет и будет влиять на содержание и направление деятельности уни верситета, ограничивая его самостоятельность. К сожалению, в истории 52 Раздел университета существует множество подобных примеров. Государствен ное финансирование и самостоятельность в управлении деятельностью университета – идеальная, но не работающая модель. Поэтому переход на рыночные механизмы неизбежен, иначе мы будем заложниками системы с непредсказуемыми управленческими акциями. В этом плане университет сейчас находится в ситуации сложного выбора определения стратегии сво ей последующей деятельности. Современные требования к образованию ставят перед научным и педагогическим сообществом университета ряд актуальных задач: создания новых научных коллективов, новых факуль тетов, интеграции с учеными, работающими в области новых технологий, интенсификации международных научных связей.

10 лет назад в Московском государственном университете был образо ван новый факультет – факультет государственного управления. Образо вание факультета было обусловлено практическими задачами современно го периода, так как в условиях кардинальных реформ в России управление становится сферой деятельности, от которой во многом зависят настоящее и будущее страны. Ситуация определения стратегии образования на фа культете государственного управления является менее сложной. При со здании нового факультета мы открывали и новую сферу деятельности, и новую форму обучения, соответствующую современным требованиям на рынке труда. В этих условиях возникает соблазн встроиться в рыночную конъюнктуру, максимально увеличив количество студентов, используя по вышенный спрос на профессиональных управленцев. Однако результатом выбора такой стратегии неизбежно станут снижение качества образования и, как следствие, падение рейтинга факультета и университета. Рыночные механизмы не должны противоречить стратегии повышения качества об разования. Сейчас уже совершенно ясно, что оплачивается не диплом, а качественное образование. Поэтому мы должны доказать свою действи тельную востребованность уровнем и качеством образования, а не прос то преходящей модой. Критерий качества распространяется на все сферы деятельности факультета: учебно-научный процесс, уровень подготовки абитуриентов, профессионализм выпускников, квалификацию препода вателей, имидж администрации. Таким образом, перед нами встает задача разработки собственных стратегических решений как в долгосрочной, так и в краткосрочной перспективе. Для этого нам необходимо более четко вы явить статус управления, сформировать его научную базу, определить сфе ру управленческой деятельности и тем самым превратить управление из ситуативного реагирования в систему адекватных и продуктивных ответов на современные вызовы. Следует объединить единой задачей различных специалистов, как в сфере общественных, так и в области естественных наук, которые тем или иным образом связаны с управлением, модернизи ровать тем самым научно-теоретическую базу управления. Сформирован Вызовы и стратегии образования XXI века ная на начальных этапах нашей деятельности научная основа управления сейчас существенно дополняется, в нее, кроме общественных, гуманитар ных наук, активно включаются математика, информатика, естествознание, технические науки. Таким образом корректируется стратегия факультетс кого образования, создается новая модель управленческой деятельности, изменяются представления о специфике управления и, соответственно, о методологии обучения. Для создания новой программы обучения, объеди няющей различных специалистов, именно университет представляет боль шие возможности, поскольку в нем, в отличие от большинства вузов, под готавливающих управленцев, представлены различные науки и различные специалисты. Современная специализация управленцев пока в основном ограничивается областью экономики и права, что является результатом не столько спроса, сколько возможностей вузов, в которых обучались эти специалисты. В производственной сфере выпускники таких вузов, владе ющие методикой управления, слабо представляют область деятельности, которой они должны управлять, что существенно снижает эффективность и результативность работы организации. С другой стороны, выпускники технических вузов могут быть хорошими специалистами, но беспомощны ми в управлении производством.

Факультет управления в рамках университета имеет реальные воз можности существенно расширить сферу управленческой деятельности и подготовить уникальных специалистов, профессионально работающих в определенной области производства и владеющих профессией управле ния. Потребность в таких специалистах огромна. Тенденция «вымывания»

технических профессий и замены их модными экономическими и юриди ческими профессиями приводит к тому, что возникает дефицит грамотной, высокопрофессиональной рабочей силы в производстве.

В университете существует значительное количество естественных факультетов, которые пять-шесть лет готовят высококлассных специалис тов, невостребованных сегодня на рынке труда. Отсюда вовсе не следует, что эти специальности надо либо закрывать, либо сокращать их срок обу чения, снижая уровень подготовки. Тем более что некоторые из выпуск ников стремятся работать не по своей прямой специальности, а в банках, коммерческих фирмах, частных компаниях. Поэтому можно после третье го курса студентов с подобными интересами переориентировать на изуче ние в течение двух-трех лет управленческих наук, на получение диплома профессионального управленца. В этом плане университет обладает уни кальными возможностями, поскольку в нем представлены практически все гуманитарные и естественные науки. Ни у одного гуманитарного или технического вуза подобных возможностей нет.

В Московском университете распространена эффективная практи ка соединения науки и учебной деятельности в форме учебно-научных 54 Раздел комплексов. Но такие структуры, объединяющие специалистов разного профиля, в основном существуют в сфере естественных наук, в области гуманитарного познания эта задача решается локально, усилиями и энту зиазмом отдельных ученых, не имеющих соответствующих условий и воз можностей. Отсутствие подобных комплексов в гуманитарном познании со временем может стать одной из причин низкого качества специалистов.

Организация учебно-научных комплексов на факультете становится при оритетной задачей на ближайшую перспективу.

Для современного специалиста в любой сфере деятельности необхо димо не только теоретическое знание, но и опыт работы в практических ситуациях. Для этого следует создать систему практик, интернатур, раз личных форм практической подготовки. Но это не означает, что необходи мо редуцировать учебный план 4-го и 5-го курсов до голого практицизма.

Модные сейчас формы ускоренной подготовки специалистов, такие как бакалавриат, например, могут привести к потере фундаментальности об разования, как следствие, к снижению значимости специалиста, что станет препятствием для роста его карьеры.

Подготовка управленческих кадров на факультете проводится на основе последовательного учета и прогноза меняющейся реальности го сударственного управления. Создание факультета основывалось на раз работанной модели университетского образования для управленческой сферы, исходя из традиций университета, профиля факультета и потреб ности страны в высококвалифицированных специалистах управленцах.


Базовым принципом этой модели является понимание управления не как частной области деятельности, решающей узко профессиональные задачи, а как фундаментального интегрирующего начала, объединяющего разные сферы жизни общества в единое социокультурное пространство. Этим определяется главная особенность концепции факультетского образова ния – комплексность в подготовке специалистов в области управления, которые должны не только овладеть управленческими технологиями, но и адекватно осознавать контекст принятия решений, многообразие неод нозначных последствий их осуществления. Такие специалисты должны не только принять грамотное, взвешенное, неординарное решение, но и реа лизовать его с максимально положительным эффектом.

Исходя из этих представлений, мы считаем, что необходимо сохранить традицию нашего высшего образования преобладания в профессиональ ной подготовке студентов общетеоретических знаний. Фундаментальность обучения является сильной стороной отечественного образования, которая не должна быть утрачена в современных условиях. Но наши выпускники должны быть и более основательно подготовлены к своей будущей реаль ной практической работе. На рынке труда жестко действуют механизмы конкуренции, растет спрос на наиболее компетентных, подготовленных к Вызовы и стратегии образования XXI века практической работе молодых специалистов. Хотя наши выпускники были и остаются востребованными, как в сфере государственного управления, так и в бизнес-структурах, а также в секторе некоммерческих организаций, они должны быть готовы к смене рыночной ситуации. Специализации, имеющие спрос сегодня, могут оказаться невостребованными через пять лет, когда бу дут получать дипломы сегодняшние первокурсники. Чтобы упредить такую ситуацию, необходимо более тщательно определить основные подходы в подготовке управленцев. Отраслевая специализация в современных услови ях становится малоперспективной. Функциональная специализация управ ленцев, которая применяется на нашем факультете, имеет большую перспек тиву, но не должна быть превалирующей. Наиболее значимой в рыночных условиях стратегией университетской подготовки управленцев является фундаментальное образование на междисциплинарной основе. В универ ситете существуют факультеты, выпускники которых могут работать не по своей прямой специальности, а в сфере управления реальной экономикой, в сфере производства. Именно в этих сферах нужны современные специалис ты, которые понимают государственные интересы и готовы их реализовать.

На базе объединения двух-трех факультетов или на основе создания опреде ленных межфакультетских университетских структур можно организовать подготовку специалистов управленцев с базовым естественно-научным, гу манитарным образованием. Так, например, крайне нужны специалисты на стыке информационных технологий и управления, управленцы с хорошим профессиональным знанием информационных технологий. Поэтому факуль тетская стратегия образования ориентируется на обеспечение полноценного университетского образования, основанного на сочетании в учебном процес се фундаментального и прикладного знаний, системного и ситуационного подходов. Новейшие достижения в теории и практике управления широко представлены в факультетских курсах и практикумах.

В процессе обучения формируются не только профессиональные спо собности и навыки будущих специалистов, но и личностные качества, не обходимые управленцам различных уровней: умение работать в быстро меняющихся условиях, стремление к непрерывному образованию, готов ность к диалогу при несовпадающих нормах поведения и ценностях, то лерантность и ответственность. Важной чертой современного управленца является коммуникабельность, умение убеждать, вести переговоры, нахо дить компромиссы, быть лидером.

Профессиональные и личностные качества формируются не только в процессе непосредственного обучения и общения, но и в практике, которую студенты проходят в органах государственного и муниципального управле ния: Администрации Президента, аппаратах комитетов и комиссий Государс твенной Думы, Совета Федерации, мэрии г. Москвы, в префектурах и район ных управах, в крупнейших финансовых и промышленных компаниях.

56 Раздел Подготовка специалиста в сфере управления, соответствующего сов ременным требованиям, владеющего новейшими инструментами и техно логиями управления, инновационным подходом к решению возникающих проблем, способного применить их на практике, – задача, которую могут наиболее продуктивно решать факультеты управления на базе универси тетов. В этом отношении подготовка управленцев в Московском государс твенном университете имеет несомненные преимущества. Именно здесь существует возможность применить интегральный, междисциплинарный подход к подготовке управленца, использовать научный потенциал уни верситета как в области естественных наук, так и в сфере гуманитарного знания. Подготовка управленцев в университете имеет уже определенные традиции, накоплен и обобщен определенный опыт. Но современные требо вания к сфере управления ставят нас перед необходимостью вводить новые специальности, создавать новые образовательные программы для подготов ки специалистов в новых сферах управления. Это прежде всего управление в сфере телекоммуникаций, информационных технологий, инновационной деятельности, природных ресурсов, образования, здравоохранения, культу ры и т. д. Но разработка программ новых управленческих специальностей должна основываться на фундаментальных общетеоретических исследова ниях управленческой деятельности. И только университеты, и в первую оче редь Московский университет, способны развивать управление как науку, обеспечить немедленное включение новых научных разработок в учебный процесс. Появление в университетах нового поля приложения профессио нальных сил создаст условия для консолидации профессионального сооб щества, более эффективного использования университетского научного и образовательного потенциала в современных условиях.

Так, на нашем факультете большое внимание уделяется фундаменталь ным наукам, которые определяют контекст разработки новых управлен ческих технологий. Наши студенты работают со специалистами разного профиля: с математиками и физиками, юристами и экономистами, истори ками и психологами, что приводит к поразительным результатам. Идет не только интенсивное развитие профессиональных навыков, но и формиру ется установка на творчество. Студенты используют последние достиже ния в управленческой деятельности и участвуют в научной деятельности, в разработках новых технологий управления. В атмосфере научного твор чества формируется личность будущего управленца, с высокой культурой инновационного поиска.

Изменения в государственной системе, несомненно, приведут к вос требованности новых технологий, что, соответственно, открывает новое поле деятельности для университетов. Реформа образования должна быть проведена не «сверху», а на основе широкого обсуждения накопивших ся проблем, традиций отечественного образования, нового опыта, запро Вызовы и стратегии образования XXI века сов современной практики. Для этого интеллектуальная элита общества должна учиться настойчиво лоббировать свои интересы и интересы об щества, оказывать влияние на государственную политику в области на уки и образования, стремиться к интеграции усилий со стороны научного сообщества и государства. Движение навстречу должно быть только вза имным. Высшая школа может предложить свой потенциал для решения государственных проблем, разработки новых управленческих технологий, подготовки и переподготовки управленческих кадров в различных сферах на местном, региональном и федеральном уровнях. И государственные чи новники должны более активно привлекать вузовский потенциал в сфе ру государственного управления. Особое значение такое сотрудничество приобретает в области образования. Разработка и осуществление единой государственной политики в этой сфере являются непременным условием успешной работы высшей школы в интересах общества, укрепления рос сийского государства, улучшения жизни людей.

Купряшин Г. Л.

Стратегия развития любого современного образовательного учреждения должна учитывать общие тенденции роста потребности в качественном вы сшем образовании, причем преимущественно в области прикладных образо вательных программ;

междисциплинарный характер большей части новых направлений в науке и технике, а также переход к компетентностной модели подготовки специалистов;

высокую скорость устаревания знаний и необхо димость в непрерывном образовании. Кроме того, широкое распростране ние информационно-коммуникационных технологий приводит к тому, что повышается гибкость образовательных структур и процессов, снижается зависимость образовательного процесса от времени и места его осуществле ния, появляется возможность дистанционной доставки стандартных образо вательных пакетов, усиливается необходимость включения в общемировые процессы обмена информацией. Для успешного выполнения образователь ных задач в условиях возросшей коммерциализации образования учреж дения высшего образования должны быстро и эффективно реагировать на изменения внешней среды и приспосабливаться к ним. Очевидно, что в об ласти подготовки управленцев можно констатировать недостаточное качест во существующих образовательных программ, которое во многом определя ется преимущественно теоретической ориентированностью существующих государственных стандартов по направлению «Менеджмент», а также по специальности «Государственное и муниципальное управление», не соот ветствующих потребностям современного рынка труда. Кроме того, сохра няется дефицит высококвалифицированных преподавателей, сказывается также отсутствие эффективной системы внешней и внутренней оценки ка 58 Раздел чества учебного процесса. Однако, на мой взгляд, эти тенденции и трудности не должны быть оправданием снижения фундаментальности высшего обра зования по государственному управлению, по крайней мере на университет ском уровне, и лишь требуют внимательного и точно выверенного подхода при разработке стратегии соответствующего образовательного учреждения.

Некоторые вопросы разработки стратегии действий в области подго товки государственных служащих в современных условиях можно проил люстрировать на примере факультета государственного управления МГУ им. М. В. Ломоносова. Факультет был задуман как образовательная орга низация, способная сыграть для госсектора ту же роль, какую школы биз неса сыграли для частного сектора: выпускать студентов, способных со здать «мозговые центры», объединяющих практические проблемы и силу интеллекта, и стать неотъемлемой частью гуманитарной и политической элиты общества.

Поэтому для факультета определяющим принципом его стратегии яв ляются сохранение традиций российского классического университетско го образования и использование его преимуществ в новых условиях. Так, фундаментальность отечественного образования может получить новое развитие за счет многовариантности, многоступенчатости и гибкости. Фа культетская стратегия должна использовать преимущества, вытекающие из возможностей увеличения количества образовательных траекторий и их вариативности. Это даст дополнительные возможности как для инди видуализации учебного процесса, так и для адаптации к меняющимся тре бованиям рынка труда в новых экономических условиях.

На «входе» системы подготовки особое значение имеет отбор абитури ентов, стремящихся стать студентами факультета государственного управ ления. Представляется особо значимой дальнейшая профессионализация вступительных экзаменов для абитуриентов, стремящихся получить вы сшее образование по специальности «Государственное и муниципальное управление». Так же как образовательные программы для будущих менед жеров, испытания для абитуриентов должны быть нацелены на выявление «установок на деятельность», а не просто проверять наличие свода абстрак тных сведений, что можно обеспечить только особым построением экзаме нов. Такие требования к приемным экзаменам выявляют одну из фунда ментальных слабостей ЕГЭ, способного поставить серьезные преграды на пути профессиональной ориентации абитуриентов. Должная организация вступительных экзаменов способна обеспечить проверку умения абиту риентов составлять меморандумы с описанием заданных управленческих ситуаций и возможных методов анализа, быстро и пунктуально действо вать, работать в команде, брать ответственность на себя и быть лидером, а также выявить уровень их общего образования и культуры. Фактически именно наличие у студентов этих навыков стремятся выявить регулярно Вызовы и стратегии образования XXI века проводимые конкурсы на именные стипендии, патронируемые крупными бизнес-структурами, в частности фондом Потанина.

На «выходе» факультетская система подготовки управленцев имеет оп ределенную, сложившуюся за 12 лет работы модель специалиста, включа ющую ряд требований к знаниям и способностям формировать суждения, умениям применять полученные теоретические знания на практике, спо собностям к постоянному самообучению, навыкам эффективной коммуни кации. Факультетская концепция построения образовательных программ рассматривает государственное управление как академическую дисципли ну, изучающую проблемы институциональной структуры, организации и осуществления регулятивной деятельности государства и формирования государственной политики, а также способов влияния государственного управления на общество и, наоборот, общества на государственное управ ление. Отсюда и требования к образовательным программам подготовки студентов для работы в государственных органах управления, которые в идеале после пяти лет учебы должны, во-первых, обладать знанием отличительной природы управления в государственном секторе, иметь представление о различных теориях госу дарственного управления и подходах, которые являются общепризнанны ми в данной дисциплине, понимать динамику процессов как в обществе, так и в правительстве, знать важнейшие научные направления в социоло гии, политической науке, экономике и праве;

во-вторых, уметь применять полученные знания в самостоятельной аналитической деятельности, т. е. выпускники должны быть обучены аналитическому и концептуальному мышлению, быть обучены исследо ваниям в социальных науках, быть способными к идентификации теоре тической модели, подходящей к выявлению соответствующей проблемы государственного управления, быть способными применять различные теоретические модели к проведению независимого исследования проблем государственного управления, обладать способностью к диагностике про блем государственного сектора и уметь вносить вклад в их решение, быть способными к эффективному выполнению функций в государственных организациях;

в-третьих, иметь представления о нормативных проблемах и этике уп равления;

уметь применять это к конкретным проблемам, обладать спо собностью различать нормативные приоритеты и эмпирический анализ;

в-четвертых, уметь выполнять функции посредника между специалис тами и быть оснащенными некоторым опытом управления в государствен ном секторе, владеть навыками аргументации и коммуникации, обладать навыками подготовки собственного сообщения об исследовании в области государственного управления, выполненного в соответствии с академичес кими стандартами.

60 Раздел При этом факультет не ограничивается только транслированием име ющегося профессионального опыта, а берет на себя миссию порождения нового научного знания, активного формирования идеалов, духовных цен ностей и нравственных норм. Образовательная подготовка воспроизводит принципы построения демократического правового общества, культиви рует свободу мнений и уважение человеческого достоинства, формирует гуманистически ориентированное, научное мировоззрение, свободное от догм и предрассудков.

Семенникова Л. И.

ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА В ВУЗЕ: ПРОБЛЕМЫ ПРЕПОДАВАНИЯ Сегодняшний день нельзя понять вне связи со вчерашним и, следовательно, с давно прошедшим...

С. Л. Франк История – это колоссальный массив духовно-нравственного, культур ного и социального опыта человечества, накопленный многими и многими поколениями. Система исторического образования от школы до вуза де лает доступной эту копилку человеческого опыта новым поколениям. Об щество, которое не владеет опытом предшествующих поколений, живет на «нулевой» отметке – варварство, дикость. Мы наблюдаем на протяжении последних десятилетий как падение престижа исторической науки в обще стве, деградация исторического образования наряду с другими факторами ведут к варваризации нашей жизни.

Историческое миропонимание всегда являлось доминантой обще ственного сознания в России. Обращение к истории, к сформировавшимся исторически ценностям постоянно происходит на политическом уровне, на гражданском и бытовом. Историческое образование в университетах дает не только знание исторических фактов, но и представление об ис торическом процессе, о ключевых моментах предшествующего развития общества, системе общественных ценностей и идеалов в определенных ка тегориях и концепциях, обеспечивая тем самым мировоззренческие ори ентиры, взаимосвязь и преемственность поколений.

Особенностью России является то, что история как-то не становится прошлым, она является активным элементом настоящего, важнейшей час тью современного миропонимания. И это еще более усиливает значение исторических курсов, особенно курса истории Отечества в университе тах. Историческое миропонимание, необходимое в современной жизни, складывается у молодежи медленно и трудно. Естественно, преподавание отечественной истории в вузах приобретает необычайную важность, а Вызовы и стратегии образования XXI века преподавательская деятельность – гражданскую значимость. Отсутствие четкого исторического понимания у молодого поколения ведет к циниз му, негативизму, жесткому прагматизму поведения, которые в конечном итоге могут привести к серьезным общественным катаклизмам. Россий ское общество сформировалось исторически и необычайно сложно. Без знания особенностей общества, его социокультуры, ментальности вряд ли возможна в полной мере самореализация личности. Что новое поколение интеллигенции воспримет из социального, духовного и культурного опыта предшествующих поколений, зависит в определенной мере от организа ции изучения и содержания исторических курсов.

Ушли в прошлое времена, когда в нашем обществе господствовало еди ное понимание исторического процесса на основе марксизма-ленинизма.

Среди профессиональных историков России идет сложный процесс вы бора, определения своей позиции. За последние два десятилетия многое изменилось в исторической науке, но есть проблемы, которые наиболее ос тро ощущаются университетскими преподавателями. Можно отметить не сколько особенностей, характеризующих состояние исторической науки сегодня. История всегда и неизбежно связана с политикой. Недавно каза лось, что максимальная степень политизированности исторической науки наблюдалась в советское время, однако сегодня мы, пожалуй, превысили уровень той эпохи. Это объясняется продолжающейся борьбой в обществе по проблемам путей развития. История рассматривается как поле поиска аргументов для различных политических сил – от коммунистов до монар хистов. Ощущается и теоретико-методологический кризис. Если десять пятнадцать лет назад его сущность можно было определить как методо логический вакуум, так как открывшиеся новые пласты источников не укладывались в советскую историческую концепцию, а других не было, то теперь кризис перешел в новую стадию – в стадию практически безгра ничного концептуального и оценочного плюрализма при отсутствии веду щих, наиболее авторитетных школ. При этом заметно отсутствие диалога между историками разных направлений на научном уровне. Во многом это объясняется сохраняющейся узкой специализацией ученых.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.