авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«РОССИЙ СКАЯ А К АДЕМИЯ Н АУК УРАЛЬ СКО Е О ТДЕЛЕНИЕ УДМУР Т СКИЙ ИНСТИТУТ И С Т ОРИИ, ЯЗЫ К А И ЛИТЕРАТУРЫ г. К. Шкляев Очерки ...»

-- [ Страница 3 ] --

с утки делились на отрезки разной длительности, границы между которыми были неопреде­ ленны, расплывчаты. Понятие об отсчете времени также было неопределенным: оно измерялось временем готовности супа, вы­ пекания хлеба, остывания каравая хлеба. Аналогичный способ измерения пути временем остывания каравая хлеба за паз у хой встречается и в коми легендах55. Кстати, часто упоминаемый в легендах каравай едва ли был таковым в современном его пони­ мании, скорее всего, это были своеобразные лепешки, так как хлеб появился лишь XIV-XV вв. с появлением хлебопекарной печи.

По мнению л. Н. Гумилева, угорские племена (а каждый фин­ но-угорский народ имеет угорскую составляющую) были храб­ рыми, воинственными людьми56. Данная характеристика относит­ ся им к III-IX вв. Можно ли данную черту экстраполировать на их потомков Х-ХIII вв. ? Героические предания дают нам ответ не только на этот вопрос, но и раскрывают индивидуальные каче­ ства богатырей. Прежде всего отметим, что воинственность, сво­ бодолюбие сохранились и в этот период. Так, подданные Узякар­ ского богатыря восстали против него и утопили в болоте, хотя он и был почитаем в народе. Здесь мы видим с одной стороны - стрем­ ление к сильной власти, ее уважение, с другой - сохранение нео­ граниченной воли. Безграничное стремление к воле - суть охот­ ничьего мышления. Такое чередование стремления к сильной вла Коми легенды и предания. С. 5 9.

56 Л. Н. Ритмы Евразии. С. 264.

Гумил ев сти И отторжения ее и борьба с ней, по мнению В. Кожинова чисто русское явление57. Однако, автор противоречит сам себе, поскольку ниже замечает, что земледельческое население, его пси­ хика не склонны к таким резким изменениям, для него присуще постоянное, но редко принимающее характер бунта сопротивле­ ние5 8. На наш взгляд, эта черта характера привнесена от финнов­ охотников, ассимилировавшихся с русскими.

Вместе с тем сведения другой легенды, (в которой после сож­ жения Книги, связанного с приходом русских, Главный жрец ска­ зал народу : "Свободное счастливое время прошло, теперь вотя­ ков всех будут крестить. Не слушаться начальства - нехорошо, жить нельзя, лучше не давайте начальству напрасно притеснять себя, принимайте русскую веру, а жить можно по-своему")5 9 мож­ но рассматривать как попытку компромисса с завоевателями. Од­ нако здесь, несомненно, народ вложил в уста Главного жреца собственные мысли, свою психологию, свой взгляд на обще­ ственные отношения не эпического периода, а времени записи преданий;

в легенды проникают реалии, относ я щиеся к самым разным временам и различным событиям, эпос вбирал в себя те или иные события последующего времени и оценку этих собы­ тий. Надо полагать, что в момент описываемого события взгля­ ды на данный предмет в народе были иными, совершенно не схожими с характером народа по следующего времени. Об этом говорит и то, что они уходили с насиженных мест ради сохране­ ния свободы, не желали жить по-русски, убивали неугодных правителей ;

личность была свободна.

Не была порабощена личность и религией. К примеру, бога­ тырь Эш-Терек вступает в договорные отношения с Вумуртом (Во 57 К ожuнов В. История Руси и русского слова. Современный взгляд.

С. 290.

58 К ожинов В. Указ. соч. С. 29 1.

59 Г аврилов Б. Г Произведения народной словесности, обряды и поверья вотяков Казанской и Вятской губерний. С. 151.

дяной), но не делится с ним добычей, отчего и погибает. Непоч­ тительное отношение к божеству говорит не о боязни его, а, на­ оборот, о чувстве превосходства над ним. Вспомним в этом отно­ шении и легенду о Кылдысuне - верховном божестве, который покинул землю в ответ на людскую неблагодарность ;

не принял мольбы о возвращении, тогда было решено вернуть его с помо­ щью обмана и даже оружия.

Значительно больше сведений содержится в героических пре­ даниях о качествах богатырей. Они обладают необыкновенной физической силой и связанными с этим возможностями;

в отли­ чие от героев русских былин удмуртские богатыри имеют маги­ ческие способности ;

оборотничество их трактуется в эпосе как реальное явление;

уникальная способность батыров - дар пред­ видения. Отно сительно последнего качества можно предполо­ жить, что в образах героев сконцентрирована способность каж­ дой популяции, которая, взаимодействуя с природой, словно бы предчувствует возможные последствия происходящего и выраба­ тывает определенные формы поведения6 О • Б огатыри не только воевали, но и исполняли повседневную обыденную работу: охотились, бортничали, рубили лес, то есть ничем в этом отношении не отличались от остальных людей;

прав­ да, производительность их, в силу богатырских возможностей, была значительно выше. Люди, отличавшиеся особыми способ­ ностями, пользовались большим уважением своих соплеменни­ ков. Представляется возможным связать существование жилых строений малых размеров, обнаруженных при раскопках на горо­ дищах (наряду с большими жилищами) и с лицами, имевшими высокое общественное положение.

Эпические герои соединяют в себе не только качества типологи­ ческие, но имеют и индивидуальные черты. Они отличаются скром 60 М оисеев Н. Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы (эколого-политологический анализ). с. 68.

ностью: так, Идна, даже будучи князем, жил в "одной куале", так же как и все;

богатырь Эш-Терек не согласился быть торо (предводи­ тель), ссылаясь на свою неопытность и молодость;

аналогично по­ ступил и Кондрат-батыр, мотивировав отказ тем, что кроме силы предводителю нужен и ум. Отличались богатыри честностью в сражениях и состязаниях. Так, подрезание коч ки в состязаниях по перепиныванию ее через реку было свойственно, ка к правило, лишь чужим богатырям;

обман и хитрость не поощрялись, побеж­ дал всегда сильный.

Для классического эпоса характерно представление о смене двух эпох, знаменующее резкие сдвиги в исторической жизни на­ рода. В удмуртском эпосе также очевидна тенденция к делению эпи­ ческого времени, к динамическому его осмыслению, соотнесению с движением реальной истории. В ремя здесь четко подразделяется на прошлое и настоящее;

общественное сознание рассматривает прошлое как время процветания этноса, его единства. Предания повествуют о том, что раз в год все удмурты сходились на праздник для моленья, а также для свершения народного суда;

что на реке Вятка стоял чум, и приходили туда и Калмезы, и В атка. Разрушение куалы на месте НbI­ нешней Вятки предания рассматривают как грань между счастливым прошлым и настоящим, как начало крушения язычества и победу хри­ стианства: из куалы вылетел голубь и, подлетев к церкви, умер. В про­ чем, данный сюжет может быть поздней интерпретацией тех собы­ тий. В другой легенде упоминается Арча сюрес, по которой, якобы, удмурты съезжались на моления в г. Арск;

В легенде "Тутой и Янга­ мыр" повествуется о прежнем месте жительства - районе западнее Вятки. При этом в преданиях ceBepНbIX удмуртов счастливое время связывается с дорусским, в южных - с прежним местопребыванием.

Можно ли рассматривать эпические мотивы о былом един­ стве ка к отражение реальности? В определенной степени - да.

Мы уже упоминали, что соседние племенные группы пермян со­ храняли тесные связи и максимальную близость друг к другу, го­ ворили на сходных диалектах, хотя стро ки из эпоса Худякова :

Собирались все удмурты От восхода и захода С севера и с юга вместе6 1 следу ет считать явной гиперболой.

Е стественный про цесс трансформации общест ва и развития общественного сознания был нар у шен славянской м играцией и завоеваниями. Удар был нанесен как по со циальн ы м стр укту рам и отношениям, так и по различным формам культур ы. Это харак ­ теризовало и булгарс кое прони кновение. Вместе с тем, представ­ ления о единстве не были нару шены, хотя, согласно легендам, они стали омрачаться взаимными претензиями др у г к дру гу. Проник­ новение славян с запада и булгар с юга, у силиваю щ ееся ч у вство внешней опасности потр ебовало от древних удмуртов переконструи­ рования всей картины мира : особенно важными представляются два новых момента в мировоззрении - появление признаков клас­ совости в связи с возни к новением начал го с ударственно сти и возни к новение надплеменного сознания. Сотрудничество, спо­ собность организовывать дружественные узы - необходимое ка­ чество для фу н кционирования любого общества. У удмуртов того времени уже су ществовала культурная система торможения агрес­ сивности вн утри общества. Причем эта система в ключала в себя как представителей Ватка, так и представителей Кал мезов и даже поров. Агрессивность ограничивалась спе ц ифическими культур­ ными моделями, напоминающими спортивные состязания : пере­ пинывание коче к через реку, кидание тяжестей с одного городища на др у гое и т. д. В таких поединках не было жертв ;

агрессия пере­ ходила в недестр уктивное поведение. Отдельные стычки нельзя рассматривать к ак вражду ;

так ие сл у чаи были к ак вн утри этни­ чес кой гру ппы Ватка, так и среди калмезов. В легендах Дондин 6 1 См. : Х дяков М. Г. Песнь об удмуртских батырах;

Д. А.

Яшин у Опыт создания удмуртского эпоса.

ского круга богатыри часто ссорились друг с другом за обладание тем или иным участком земли, но дело ни когда не доходило до кровопролития ;

достаточно напряженные отношения зафи ксиро­ ваны между Мардан-батыром и Бия-батыром, соперничали друг с другом Иж-батыр и Можга-батыр. Та кого рода состязания при­ водят к возникновению иерархичес кого устройства общества62• Примечательно, что соперничество между богатырями трактует­ ся в легендах как естественное;

кровопролитные сражения про­ исходили только с русскими и татарами.

Судя по легендам, не были во враждебных отношениях друг с другом и племена Ватка и Калмез. Они считали друг друга удмур­ тами, ходили в гости, при этом, правда, возни кали недоразумения на основе язы кового непонимания. Про слеживается мотив необхо­ димости более тесных контактов между ними. Так, существует ле­ генда, где описываются события, которые можно трактовать как осуществление своеобразного посольства, попытку налаживания дружеских отношений. Лишь в единственной легенде приводится случай убийства Калмеза. Одна ко в ней очень силен мотив раская­ ния : на этом месте Ватка, убившие Калмеза, в ис купление вины своего соплеменника, организовывали поминки, которые существо­ вали в течение длительного времени, вплоть дО XIX в.

Что касается несколько пренебрежительного отношения Ватка к Калмезам (вплоть до настоящего времени), то можно предположить, что это бьmо связано с основным занятием Калмезов - борпшчеством (соос.муш вордuзы ваньмыз). Охотники Ватка считали это занятие ма­ лопрестижным, и потому стали относиться к ним свысока. Вероятно, и этноним "калмез" связан с пчеловодством (бортничеством).

Представление о чужих народах в оппозиции "мы - они" так­ же соответствует определенной форме общественных отношений.

В отличие, к примеру, от русс ких былин, в которых чужие народы оли цетворяются некими мифологичес кими существами (Идоли Белuк А. А. Психологическая антропология: История и теория. С.

62 85.

ще, Змей Горыныч, Соловей-разбойник и т. д.), что говорит о неко­ ем превосходстве, высокомерном отношении к ним, в удмуртском эпосе нет сюжетов о борьбе с мифологическими существами/персо­ нажами, описаны столкновения только с разными людьми, народа­ ми. Это свидетельствует о том, что чужие не рассматривались как более низкие, менее развитые народы, они общественным созна­ нием считались находившимися с ними на одном уровне развития.

В образах врагов нет мифологических следов;

к примеру, у татар общественная структура такая же как и у удмуртов (хан + войско), русские представлены безликой массой, но реальной, правда, мо­ ральные качества противников представлены в негативном свете.

Чепецкие городища датируются IX-XIII вв. ;

в ХIII в. населе­ ние, вероятно, покинуло их. Считается, что подавляющая часть финно-угров с приходом русских ушла и лишь незначительная часть - ассимилировалась. Правда, по этому поводу в науке еще нет единого мнения63• Косвенным свидетельством ухода чепец­ кого населения может служить версия легенды об Идне, записан­ ной Г. Верещагиным. Согласно ей, Идна с братом брали под свою защиту и удмуртов, переселившихся за Каму64. Идна защищал, ес­ тественно, своих подданных ;

здесь он и погибает из-за преда­ тельства жены брата, русской по этнической принадлежности.

Население покидает прежнее место жительства, как правило, по двум причинам : с исчерпанием природных ресурсов для под­ держания жизнеобеспечения общества и с целью сохранения сво­ боды. Можно утверждать, что относительно удмуртов ХIII в. дей­ ствовали обе. Хотя многосторонность хозяйства давала им боль­ шую независимость от климатических условий, однако, небольшие участки обрабатываемой земли могли потерять плодородие ;

тре­ бовалось включать в оборот новые участки, приобретаемые пу См. : Рябинин Е. А. Проблема финно-угорского субстрcrrа в древнерус­ ской (русской) народноС1И (обзор историографии XIX 20-30-х rт. хх в.).

64 В ерещагин Г Е. Вотяки Сосновского края. С. 1 09.

тем подсеки. Новые насельники края - русские - потеснили уд­ муртов и на охотничьих угодьях, - нет убедительных сведений, что они были земледельцами, скорее всего, их привлекало основ­ ное богатство края - пушнина;

даже в документах XVI-XVII вв.

споры и тяжбы между местным населением и пришлым касаются сенокосных угодий, бортных ухожаев и бобровых гонов. Однако основная причина ухода чепецкого населения, на наш взгляд, со­ хранение свободы.

В отличие от русских былин, в которых основным сюжетом является "отбитое нападение", в удмуртских - все богатыри гиб­ нут, и здесь отражен различный исторический опыт. Вместе с тем, процесс самоструктурирования этноса требует огромного напря­ жения, соответственно, большего числа, чем в обычное стабиль­ ное время, носителей личностного сознания65 • Таковыми и были "богатыри" древних удмуртов, именно в качестве защитников они фигурируют в героических преданиях. В отличие от "личностей" последующих эпох (см. очерк 5) они не стали безучастными на­ блюдателями, а то и прямыми пособниками завоевателей. Гибель носителей личностного сознания в традиционном обществе при­ водит к его деструкции. Так, например, в гибели богатырей чув­ ствуется попытка свалить вину на нечто, не зависящее ни от са­ мого богатыря, ни от общества. В таких условиях каждая этни­ ческая группа вырабатывает и эксплуатирует определенные меры психологической защиты. Для удмуртов ХIII в. таким средством стал уход, ограничение контактов с пришлым иноэтническим на­ селением до минимума.

Такова грубая схема преданий. Она передает драматизм того периода, позволяет увидеть, что в легендах удмуртов речь идет не просто об отдельных эпизодах истории, а о чем-то более важном и существенном для народа. За войнами, поединками, соревнова­ ниями, описываемыми в легендах, про ступают события огром урье С. В.

65 Л Историческая психология. С. 74.

ной значимости - переход в семейных отношениях к экзогамии, жизни общества - от племенных объединений к упорядочен­ в ной власти, изменениям в психологическом состоянии общества.

Аналогичные переломные моменты переживали и другие этно­ сы, в том числе и русский. По мнению л. Н. Гумилева, в основе до­ монгольской Руси лежала, по существу, деятельность иного этноса ­ иного по целому ряду существенных своих "параметров". Данная точка зрения высказана и академиком Д. С. Лихачевым : до монголь­ ского нашествия на Руси была совсем иная культура66• Удмуртский эпос также трактует, как мы уже говорили, XI-XIII вв. как перелом­ ный этап в развитии, связанный с русским проникновением (анало­ гично тому как русские - с татаро-монгольским). Можно ли с этой точки зрения рассматривать население XI-XIII вв. как предков уд­ муртов и, соответственно, городища, ими воздвигнугые - древнеуд­ муртскими? Известно, что разделение прапермского социума на коми и удмуртов оформилось лишь XIV вв. ;

предки коми и удмуртов -ХУ русскими документами не дифференцировались, понимались и обо­ значались как единое целое67• Археологические, этнографические материалы, данные языка, свидетельствующие о преемственности культуры, дают на это однозначно угвердительный ответ68 • Кстати, и древнерусские города, возникшие до монгольского нашествия, на­ зывать не русскими никому в голову не приходит.

Сомнения насчет этнической принадлежности у нас возни­ кают только относительно богатырей Дондинского круга и при­ шедших с ними "приближенных". Легенда о Донды начинается так : " Туж вашкала дыръёсы Сордыре улы1lы кытысь ке но вуэм удмурт батыр Донды аслаз кык nuосыныз Иднаен но Гурьяен " (В давние времена на Сордырь пришел неизвестно откуда удмуртский См. : Кожuнов В. История Руси и русского слова. Современный взгляд. С. 1 7.

67 Б елых С. К. Пермские истоки этногенеза удмуртского народа (проблема распада прапермской общности). С. 99.

68 И ванова М. Г. Истоки удмуртского народа. С. 1 9.

богатырь Донды с двумя сыновьями Идной И ГурьеЙ). Легенда о Донды говорит О том, что он пришел, причем не упоминается откуда, просто фиксируется факт его появления вместе с семейством.

С ним пришли, вероятно, и другие богатыри, которые в эпосе фи­ гурируют как "приближенные", "другие богатыри". Удивляет в ле­ генде и то, что прибывший герой не вступает ни с кем в конфликт;

если бы это произошло, упоминание об этом неизбежно сохрани­ лось бы, а может быть, стало основной темой возникшей легенды, о чем говорят мифы других народов мира69• Приняли его совершенно безболезненно, приняли его власть, как самое естественное событие. Донды назван удмуртом, при­ чем этническая принадлежность отмечена в легендах лишь у него и его сыновей. Действительно ли это так? Если бы удмурт при­ шел к удмуртам, не было бы необходимости отмечать его этни­ ческую принадлежность. Можно заключить, что данная характе­ ристика приписана ему в более позднее время.

Донды и его сыновья фигурируют в преданиях и как основатели городищ. Однако довольно мощный культурный слой городищ, об­ наруженный при раскопках, позволяет датировать их существова­ ние уже с IX в. К тому же, сын Донды Идна уже вел вооруженную борьбу с русскими, и, вероятно, при нем население покинуло укреп­ ленные города по Чепце (Хlll в.). Скорее всего, к моменту появления Донды и его сыновей общество уже существовало в сложившемся, отмечаемом в легендах виде. Возможно, что часть городищ возникла позднее, непосредственно перед приходом русского населения, не успела развиться, "нажить" культурный слой;

отсутствие его тракту­ ется археологами в пользу того, что эти городища служили лишь убе­ жищами для местного населения во время набегов7О• Тем не менее, Донды и пришедшие с ним люди были носите­ лями более высокой цивилизации: об этом говорит достаточно 6 9 См. : Иор д ански й В. Б. Хаос и гармония. С. 60.

70 И ванова М. Г Истоки удмуртского народа. С. 1 68.

высокий уровень государственного устройства, созданный ими.

Косвенным доказательством тому служит обнаруженная на Ид­ накаре печать - чрезвычайная редкость для того времени7 1 ;

пред­ полагаемое у них наличие письменности (богатыри перебрасы­ вались с городища на городище бревнами с нанесенными на них письменами, якобы, для обмена новостями): наличие письменно­ сти у местного населения для того времени маловероятно.

Сказанное позволяет нам выдвинуть гипотезу о неместном происхождении дондинских богатырей и предположить их скан­ динавское происхождение. Данная гипотеза вполне согласуется с историческими фактами, происходящими на севере в XI-XIII вв.

Наступление "малого ледникового периода" усложнило обстанов­ ку в Северной Атлантике и замедлило освоение Америки викин­ гами, начатое в ХН в. Это заставило их искать новые пути мигра­ ции - на восток, пешеходными и речными путями72• Тем более, что климатические условия северо-востока и северо-запада Вос­ точной Европы были благоприятны, что заставило и русских миг­ рировать туда же. В "Повести временных лет" (в варианте, назы­ ваемом "Архангелогородский летописец") пишется : "Во времена же Кия... словени свою власть имуще, а кривичи свою, а меряне свою, и каждо своим родом живяще, а чудь... свою власть имуще и дань даяху за море варягом, от человека по беле векшице на год;

а иже у них живяху варяги, то те насилия деяху им, словеном, и кривичем, и меряном, и чюди... И восташа словене, и кривичи, и меря, и чюдь на варяги, и изгнаша их за море, и начаша владети сами в себе, и городы ставити. И восташа сами на ся, и бысть меж ими рать велика и усобица, и восташа город на город, и несть меж ими правды. И начаша меж собою пославати, и снидошася вкупе, и реша в себе: "Поищем себе князя, иже бы нами владел и судил по Иванова М Г. Истоки удмуртского народа. С. 1 70.

Моисеев Н. Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы (эколого-политологический анализ). с. 63.

правде"73. Об усобицах, упоминаемых в "летописце", вероятно, сви­ детельствует отмеченное в легенде убийство Узякарского богатыря.

Правление пришлых династий - закономерное явление. Скла­ дывавшаяся на Севере государственность была полиэтничной и власть представителя одного этноса над остальными казалась не­ справедливоЙ74. Со временем приселенцы, несомненно, ассими­ лировались с местным населением ;

сыновья Донды подросли уже на новом месте и женились, скорее всего, на местных женщинах.

Мы уже упоминали, что эпос активно функционирует на пе­ риферии проживания этноса. С этой точки зрения, вероятно, Чепца и являлась рубежом скандинавского проникновения на восток;

как правило, эпос формируется в дружинной среде75, предания о Дон­ динских богатырях возникли в среде пришлого населения и со­ хранились в удмуртском народе дО XIX в. К тому же, северо-уд­ муртский и скандинавский эпосы имеют очень много общих черт:

они проникнуты трагизмом, все герои гибнут (из-за нарушения клятв) ;

они принимают свою смерть, а в ряде случаев идут ей на­ встречу. В судьбе героев очень важную роль играют животные (кони) и предметы (меч, оружие)76.

Таким образом, мы можем заключить, что XI-XIII вв. для древ­ неудмуртского этноса были переломным моментом в обществен­ ной жизни и, следовательно, в психологическом состоянии. Пер­ вые письменные упоминания об удмуртах, данные первых пере­ писей имеют дело уже с другим народом, этносом, пережившим в определенном смысле этап возрождения или воскрешения с иными психологическими свойствами. Возможно, на Чепце это уже другое население, пришедшее вместо прежнего. Однако, часть культурных сдвигов, в том числе и очень крупных, происходит Цит. по: КОЖU1l0в В. История Руси и русского слова. Современ ный взгляд. С. 1 54.

74 К ОЖU1l0в В. Указ. соч. С. 1 56.

75 К ОЖU1l0в В. Указ. соч. С. 1 02.

Мифы народов мира. М., 1 987. Т. 1. С. 290, 29 1.

безболезненно для этноса;

отдельные черты сохраняются при любых метаморфозах77• Следовательно, в удмуртском националь­ ном сознании, этнической психологии можно найти черты, кото­ рые сохранились с эпических времен. Есл и они были связаны в основном с охотничьим хозяйством, то, вероятно, здесь и надо искать те древние константы. Тем более, что последующие изме­ нения (в течение многих веков) мало или совсем не затронули именно эти черты психики, поскольку не изменялась сама приро­ да охотничьего хозяйства, - она попросту ушла из быта, не под­ вергаясь предварительно каким-либо трансформациям. И даже внедрение огнестрельного оружия практических изменений в это дело не внесло. Но это тема уже другого очерка.

Л lп ература Белик А. А. Психологическая ангропология: История и теория. М., 1 993.

Белых С. К. Пермские истоки этногенеза удмуртского народа (про блема распада прапермской общности). Дисс. на соиск. уч. ст. канд.

ист. наук. Ижевск, 1 99 8.

Ватка н о Калмез. Ижевск, 1 97 1.

Верещагин Г. Е. Вотяки Сосновского края. Собр. соч. Т. 1. Ижевск, 1 999.

Вла д ыкин В. Е. Религиозно-мифологическая картина мира удмур тов. Ижевск, 1 994.

Вла д ыкина Т. Г. Удмуртский фольклор. Ижевск, 1 99 8.

Гаврилов Б. Г. Поверья, обряды и обычаи вотяков Мамадышского уезда Урясь-Учинского прихода // Труды IV археологического съезда в России. Казань, 1 89 1. Т. 2.

Гаврилов Б. Г. Произведения народной словесности, обряды и по­ верья вотяков Казанской и Вятской губерний. Казань, 1 8 80.

Георги И. Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов... СПб., 1 776.

Гумилев Л. Н. Ритмы Евразии. М., 1 993.

77 Л урье С. В. Как трава сквозь асфальт. С. 43.

Жаков К. Ф. Некоторые черты из исторической и психической жизни вотяков // Живая старина. 1 903. ХIII. N!! 1 -2. Отд. 1.

Иванова М. Г. Истоки удмуртского народа. Ижевск, 1 994.

Иванова М. Г. Иднакар. Древнеудмуртское городище IX-XIII ве­ ков. Ижевск, 1 999.

Иванова М. Г. Удмурты // Финно-угры Поволжья и Приуралья.

Ижевск, 1 999.

Ивановская В. М. Категория цвета в поэзии А. С. Пушкина // Жен­ щины и общество. Ижевск, 1 998.

Иор д ански й В. Б. Хаос и гармония. М., 1 982.

Кожинов В. История Руси и русско го слова. С о в р е м е н н ы й взгляд. М., 1 997.

Коми легенды и предания. Сыктывкар, 1 984.

Конаков Н. Д. Древнекоми промысловый календарь (стиль кален­ даря). Сыктывкар, 1 987.

Конаков Н. Д. Традиционное мировоззрение народов коми : окружа­ ющий мир, пространство и время. Сыктывкар, 1 996.

Крuни чная Н. А. Персонажи преданий;

становление и эволюция образа. Л., 1 98 8.

урье С. В. Историческая психология. СПб., 1 994.

Л Лурье С. В. Как трава сквозь асфальт // Знание - сила. 1 994. N!! 4.

Мифы народов мира. М., 1 987. Т. 1.

Моисеев Н. Н. Современный антропогенез и цивилизационные раз­ ломы (эколого-политологический анализ) // Социально-политический журнал. 1 995. N!! 3.

Петрухин В. Я. К характеристике представлений о загробном мире у скандинавов эпохи викингов (lX-ХI вв.) // Советская этно­ графия. 1 9 7 5. N!! 1.

Потапов Л. П. Конь в верованиях и эпосе народов Саяно- Алтая // Фольклор и этнография. Л., 1 977.

Проnn В. Я. Фольклор и действительность. Избранные статьи.

М., 1 976.

Путилов Б. Н. Героический эпос и действительность. Л., 1 98 8.

Ря бинин Е. А. Проблема финно-угорского субстрата в древнерус­ ской (русской) народности (обзор историографии XIX 20-3 0-х гг.

ХХ в. ) // Современное финно-угроведение. Л., 1 990.

Семенов В. А. К вопросу об этническом составе населения бас­ сейна р. Чепцы по данным археологии // М атериалы по этногенезу уд­ муртов. Ижевск, 1 982.

Семенова Л. И. Культура и быт современной удмуртской сельской семьи. Ижевск, 1 996.

Смирнов И. Н. Вотяки. Казань, 1 890.

Смирнов И. Н. Пермяки. Историко-этнографические очерки. Ка­ зань, 1 89 1.

Токарев С. А. Ранние формы религии. М., 1 990.

Х дяков М Г. Песнь об удмуртских батырах // Проблемы эпичес­ у кой традиции удмуртского фольклора и литературы. Устинов, 1 986.

Яшин Д. А. Опыт создания удмуртского эпоса // Проблемы эпи­ ческой традиции удмуртского фольклора и литературы. Устинов, 1 Яшин Д. А. Удмурт фольклор. Устинов, 1 987.

Очерк 3. Черты этническо й психоло гии удмуртов XIV-XVII B.

Как указывалось в предыдущем очерке, этническая психоло­ гия самым непосредственным образом связана с занятиями насе­ ления, с социальными и политическими изменениями в обществе.

С этих позиций и попытаемся рассмотреть черты характера уд­ муртов XIV-XVII вв.

По свидетельству п. Н. Луппова, сведений о занятиях удмур­ тов ХУ-ХУII вв. сохранилось очень мало l, но и имеющиеся дан­ ные дают представление об их хозяйственной деятельности. Гла­ венствующее положение, по-видимому, продолжала занимать охо­ та. Первое письменное упоминание об этом относится к середине ХУI в. : "живут в пустых лесных местах, не сеют, не жнут, но ло­ вом звериным и рыбным питаются"2. Подтверждают это и архео­ логические материалы. В погребениях ХУ-ХУI вв. во множестве находятся бусы, бисер, различные жетоны, серебряные украше­ ния (перстни, серьги), а также серебряные монеты. Учитывая, что большинство из них являются продуктами не местного производ­ ства - с одной стороны и, принимая во внимание неэквивалент­ ность обмена - с другой (за "безделушки", по современным пред­ ставлениям, отдавалась значительно большая по стоимости пуш­ нина3), можно заключить, что и в этот период охота, добыча пушнины с целью обмена была одним из основных занятий уд­ муртов. При этом у северных удмуртов она была более развита, судя по тому, что здесь в могильниках встречается большее ко­ личество продуктов обмена и их больший ассортимент, по сравне IУдмурты в ХУ-ХУII веках. с. 3 6.

Цит. по: Луnnов П. Н. Христианство у вотяков с о времени первых исторических известий о них дО XIX в. с. 9 1 -92.

3Ш утова Н И Удмурты ХУI - первой половины XIX века. С. 53-54.

нию С могильниками южных групп удмуртов4• Доходы от охоты оку­ пали всякие подати и стрелецкий сбор;

в 1 676 г. удмурты заявили московским мастям, что все они промышляли лешим промыслом5• Подтверждение этому мы находим и в записях Д. г. Мессершмидта:

проезжая по районам проживания удмуртов вдоль Чепцы в 1 726 г. он отметил, что мужчины обеспечивали себя охотой и пчеловодством6 • Еще в середине ХУIII в. охота состаRЛЯЛа главное занятие удмуртов района Казани, утверждал М. о. Косвен (со ссьшкой на Гмелина), при этом почти единственным оружием служил лук7.

Не менее важной отраслью хозяйства было пчеловодство. Мед удмурты производили частично и на продажу. Правительство тщательно следило за регистрацией пчеловодных бортей у удмур­ тов с целью обложения налогом. Так, в 1 629 г. оно обязало писцов пересчитать количество бортей в каждом удмуртском хозяйстве;

при обнаружении уничтожения бортного дерева на виновника налагался штраф в размере 1 руб. (значительная сумма для того времени), если борть была с пчелами, и 50 коп., если она была без пчел 8 • Поддержание бортей в надлежащем порядке требовало тра­ ты большого количества времени и сил.

Уже археологические материалы, относящиеся к IX-XIII в в., свидетельствуют о развитости земледелия у удмуртов. К рассмат­ риваемому нами периоду оно получило еще большее развитие.

Так, по данным переписной книги Вятской земли ( 1 6 1 5 г.), уд­ мурты засевали в среднем 3,4 десятины на двор, а сена ставили по 9,2 копны9;

подать в это время с них собиралась уже хлебом.

Даже такая, на первый взгляд, незначительная посевная площадь 4 утова Н. И Удмурты ХУI - первой половины XIX века. С. 54.

Ш Удмурты в ХУ-ХУII веках. С. 3 7.

Наnольскuх В. В. М атериалы Д. г. Мессершмидта о Чепецких удмуртах. С. 4 1 9.

7К освен М. о. Распад родового строя у удмуртов. С. 6-7.

g Удмурты в ХУ-ХУII веках. С. 3 7.

Там же. С. 36.

7 -.1 I.1 Х обеспечивала семьи продуктами земледелия, так как урожаи на подсечных участках, особенно на вновь расчистных, были очень высоки, в исключительных случаях, как утверждают, составляя даже сам 1 00 1 0, хотя современному читателю в это трудно даже поверить. О достаточном количестве сельхозпродукции (зерна) в семье косвенным образом свидетельствует и то, что различного рода тяжб из-за пашенных земель зарегистрировано мало, в боль­ шинстве случаев подобные акты касаются сенокосных угодий, что, в свою очередь, говорит о трудностях в занятии скотоводством.

При анализе хозяйства удмуртов хv-хvп вв. возникает воп­ рос: как при высоком развитии бортничества, охоты и рыболов­ ства (это предполагает почти круглогодичное отсутствие мужчин) успешно развивалось и сельское хозяйство? Чтобы ответить на этот вопрос считаем необходимым сделать небольшое отступле­ ние. Знакомясь с исторической литературой невольно убеждаешь­ ся, что в ней отсутствует женщина;

создается впечатление, что право "делать историю" принадлежит только мужчинам, (исклю­ чение, пожалуй, составляют только царствовавшие женщины). Что касается этнографической литературы, то, как правило, когда речь идет об этнической психологии, имеются в виду только мужчи­ ны, как будто тол ько они являются носителями черт националь­ ного характера. Если и упоминаются в таких работах женщины, то только в плане отношения к ним мужчин. Между тем, только сочетание женского и мужского начал формирует этническую пси­ хологию. Правда, последние три десятилетия в исследованиях этносоциологов пол фигурирует в качестве обязательной компо­ ненты, однако в плане раскрытия женской составляющей в пси­ хологии того или иного этноса это практически не принесло ни­ каких результатов;

к тому же женщины настолько эмансипирова­ лись, что сделались мужественнее самих мужчин. Относительно 10 к улы1Il Э. С. Социально-экономический кризис ХУ века и ста­ новление российской цивилизации. С. 9 1.

документов ХУ-ХУII вв. можно сказать (как в освещении "чистой" истории, так и, соответственно, этнографии), что в них женщина от­ сутствует, речь идет только о так называемых "душах мужского пола".

Между тем, в этот период, как нам кажется, женщина играла определяющую роль в развитии удмуртского этноса. Как утверж­ дал М. о. Косвен (со ссылкой на Гмелина), женщине принадле­ жала преобладающая роль в земледелии : "не так сами, как их жены пашни пашут, да и в зимнее время всякую домашнюю работу они же делают" l l. Сведения о женском характере земледелия удмур­ тов имеются и для более раннего периода: в одной из легенд по­ вествуется о том, что в то время, когда мужчины занимались во­ енным делом, женщины расчищали лес под пашню. Правда, дан­ ное действие можно трактовать и как магический акт, однако здесь отражен и реальный хозяйственный элемент. Где граница между этими реалиями, установить практически невозможно.

О земледелии, как занятии в большей степени женском, мо­ жет говорить устройство земледельческих орудий : практически все авторы XIX в. обратили внимание на то, что "вотская соха" была настолько легка, что ею мог управлять даже 1 0- 1 2-летний ребенокl2. Исходя из вышесказанного, вывод должен быть несколь­ ко иным: соха была легка и приспособлена не только к местным почвам, но и к тому, чтобы с нею могла справиться и женщина.

Наконец, раскопки могильников ХУ-ХУI вв. показывают более высокую смертность женщин по сравнению с мужчинами: это несомненный результат их преимущественной деятельности;

из­ вестно, что переход к земледелию приводит к сокращению сред­ ней продолжительности жизни l 3.

Таким образом, можно заключить, что особенности характера мужчин и женщин "создавались" не только на основе биологи о вен М. о. Распад р одового строя у удмуртов. С. 7.

11 К с 12 К узнецов С. К. Общинные порядки у вотяков Мамадышского уезда Казанской губернии. с. 43.

1 3 Каратаев А. В. Тенденции социальной эволюции. С. 1 1 8.

ческих отличий, но во многом связаны с особенностями рода де­ ятельности. Постепенный рост значения земледелия в жизнедея­ тельности семьи и общества в целом привел к тому, что женщина стала олицетворять экономическое состояние семьи, она сосре­ доточила в своих руках имущество (соответственно, рос ее авто­ ритет), в то время как в жизни мужчин, несмотря на то, что они постепенно втягивались в сельскохозяйственное производство, большое место по-прежнему занимала охота, хотя ее вес в жизне­ обеспечении семьи падал. Поскольку земледелие является более высокой ступенью в развитии производства, то можно закл ючить, что в ХУ-ХУI вв. женщина и мужчина имели отличные друг от друга психологические характеристики.

Подобное положение таило в себе определенный конфликт­ ный потенциал. Собственно, непонимание между супругами про­ слеживается уже в эпическое время : с завидным постоянством жены богатырей (в легендах) присылают им вместо оружия (муж­ ской атрибут) каравай хлеба (продукт женского труда), что и при­ водит батыров к гибели. Легенды в данном случае отразили не просто случаи непонимания между супругами, а конфликт между различными типами психологии. По мнению В. я. Чеснова, с ко­ торым нельзя не согласиться, только в условиях, когда семья яв­ ляется единой хозяйственной ячейкой, она особенно прочно кон­ солидирует вокруг себя функционально разные блоки культуры l 4• Развитие производственных отношений, как правило, ведет и к изменению семейно-брачных отношений и обычаев. В преды­ дущем очерке мы отмечали, что в эпическое время наблюдался переход от многоженства к моногамии (судя по неодобрительному отношению в легендах ко второй жене " булmыр ");

при этом, как будто, инициаторами в данном процессе выступали мужчины ("вто­ рая жена - не жена"). Однако, процесс социально-культурного раз­ вития этноса, в том числе и семейных обычаев, происходил мед­ ленно. В ХУН в. мы еще встречаемся с так называемым институтом Чеснов Я. В. Лекции по исторической этнологии. С. 92.

1 "свестей " : до заключения брака жених официально оформлял заяв­ ку на будущую жену "свесть ", при этом уплачивая "явочные день­ ги" 1 5. Данный институт не что иное, как сохранение обычая леви­ рата/сорората·. Отражение данного обычая в официальных доку­ ментах ХУН в. связано, по-видимому, лишь с тем, что администрация стала вмешиваться в семейные отношения удмуртов и бесермян, правда, не присваивая себе регулятивные функции, а ограничива­ ясь только фискальными. Она использовала данный обычай исклю­ чительно как источник дополнительных доходов.

Классический, традиционный обычай левирата/сорората под­ разумевает право мужч и н ы взять в жены определенную данным обычаем женщину;

хотя удмуртский вариант обычая формально ничем не отличался от классического, содержание его было су­ щественно иным. Все зафиксированные во время сысков ХУН в.

дела, относящиеся к институту "свестей", касаются случаев на­ рушения норм обычного права, когда мужчина либо отказывался от "ближней свести", либо вообще отказывался от нее l 6• Много­ численные административные дела о нарушениях функциониро­ вания данного института исходили, как будто, от женщин, вер­ нее, от их родственников;

родители невест были против того, что­ бы отдавать дочерей "на сторону", выступая за строгое соблюдение установленных брачных норм l 7• Причина такого поведения кро­ ется, на наш взгляд, в том, что в XVI-XVH В В., как уже указыва­ лось, возросла роль женщины в жизни семьи и общины, так как она стала содержателем семьи, обеспечивая ее продуктами зем 15 Г рuшкuна М В. Мироощущение удмуртов на рубеже ХУII-ХУIII веков. С. 58.

16 Г рuшкuна М. В. Указ. соч. С. 5 8.

17 Г рuшкuна М В. Указ. соч. С. 6 0.

Сорорат - форма брака, когда мужчина обязан жениться на сест­ • ре умершей жены ;

левират - брак с вдовой брата, обязанность или пра­ во вдовы выйти замуж за брата мужа.

леделия, а мужское занятие - охота - приходило в упадок. Женщи­ на стала распорядительницей значительного имущества. Это по­ высило ее статус в семье;

положение женщины было настолько свободным, что унижения и побои она воспринимала как право убить мужа l 8• Поэтому отказ девушкам выйти замуж за человека, предназначенного ей обычаем, нарушал ее законное право на на­ следование имущества, которое, согласно обычаю, принадлежа­ ло ей, ее семье, ее роду. Таким образом, удмуртский вариант дан­ ного института есть право жен щины выйти замуж за человека, определенного обычаем.

В XVIII в. система свестей практически уже не упоминается.

Но связано это, скорее, не с отмиранием данного института (он благополучно дожил до наших дней I 9), а с тем, что администра­ ция, по-видимому, прекратила какое-либо вмешательство в семей­ ные обычаи удмуртов, пусть даже и формальное.

Характер трудовой деятельности непосредственным образом сказывается на воспитании личности. Если у земледельцев в про­ цессе социализации воспитываются, прежде всего, такие качества, как готовность подчиняться, послушание, следование рутине, то среди охотников и собирателей социализация направлена на вос­ питание независимости, способности самостоятеюльно прини­ мать решения. Последний тип зачастую ближе к распространен­ ному в развитых обществах, чем тот, что преобладает среди тра­ диционных земледельцев2О• Результаты подобной социализации сказались на формах со­ противления захватчикам. А. Спицын утверждал, что никто из инородцев не оказал столь слабого сопротивления русским, как вотяки. Хотя он же и писал, что яранские оказались воинственнее хлыновских: уступали свои земли только после борьбы, шаг за 18 Л уnnов П. Н. Удмурты Вятской земли в ХУН веке. С. 1 49.

Семенова Л. И. Культура и быт современной удмуртской 1 9 См. :

сельской семьи. С. 65.

20 Коротаев А. В. Тенденции социльной революции. С. 1 1 3.

1 шагом2 1 • Данная точка зрения (о непротивленческом характере удмуртов), кажется, господствует и в настоящее время;

во всяком случае, работы историков советского периода приводят читателя именно к такому выводу. А. Спицына натолкнуло на такую мысль, вероятно, отсутствие вооруженного сопротивления удмуртов, на­ селявших чепецкие городища: действительно, сведения о походе ушкуйников лишь вскользь упоминают эти городища, имевшие в свое время мощные оборонительные сооружения : "пленяющие отяцкие жилища и окруженные земляными валами, ратию взем­ люще и обладающе ими". Однако сопротивления здесь и не мог­ ло быть. Известно, что чепецкие городища имели не только зем­ ляные валы, но и мощные срубные укрепления, которые к тому вре­ мени (А. Низов считает, что данное событие произошло в 1 3 79 г.22, что, скорее всего, соответствует истине) уже разрушились;

про­ шло около сотни лет, как городища перестали функционировать как укрепления. Города пришли в запустение, так как потеряли экономическое и политическое значение в связи с падением Бул­ гарского го сударства - торговля и промыслы пришли В упа­ док. Однако жители Болвановского городища оказали ушкуйни­ кам упорное сопротивление, несмотря на то, что его укрепления не были столь внушительны, как у городищ верхней Чепцы : лето­ пись его штурму уделила огромное внимание.

Не спадало сопротивление захватчикам и в последующем, хотя непосредственных указаний в исторических источниках по этому поводу нет. Однако, интерпретация некоторых фактов и докумен­ тов, если посмотреть на них с иной точки зрения, говорит о том, что сопротивление удмуртов было не менее упорным, правда, оно принимало несколько иные формы.

Обратимся к таким известным источникам как послания мит­ рополита Ионы вятчанам (в 1 452 г. два и в 1 45 9 г.), по поводу которых еще в начале ХХ в. произошла бурная дискуссия. Они 21 Сnицын А. Из истории вятских инородцев. С. 2 1 6.

22 Низов В. В. Хлынов : рождение города. С. 7.

1 многое могут сказать об этнической психологии удмуртов, хотя, на первый взгляд, не имеют к ним никакого отношения. Иона писал : "христианство губите убийством и полоном и граблением и церкви Божии разоряете и грабите вся церковная священная приходия, кузьнь и книги И колоколы И вся творите злая и бого­ мерзкие дела, якоже погании... воевали есте великого князя вот­ чину, Сысолу и Вымь И Вычегду, да людей есте православного хри­ стьянства много перемучили, переморили, а иных в воду помета­ ли, а иных в избу и хоромы насаживая, мужей, старцев и малых деток безчисленно пожигали, а иным очи выжигали, а иных мла­ денцев на кол сажая умертвляли... а полону есте взяли полуторы тысячи душ... а иных в поганство продаете и в дары даете"23.

А. С. Верещагин считал содержание посланий Ионы полно­ стью соответствующими действительности24;

обвинение, предъяв­ ленное вятчанам не отрицал и П. Луппов, считая их справедливы­ ми;

более того, он цитировал митрополита в подтверждение своего мнения о распущенности и необузданности вятчан25. По мнению же Д. К. Зеленина послание Ионы вятчанам написано исключи­ тельно с политической целью, задача их - запугать вятчан, так как они не признавали Московское правительство. Иона, по мнению Д. Зеленина, сгустил краски до невозможности, приписав всем вят­ чанам нравы, которые, может быть, встречались у некоторых в ка­ честве исключения;

они не были разбойниками (в ХУ в.)26. Кто же прав? Безусловно, прав А. Верещагин, так как все деяния, описан­ ные в письмах, были совершены;

прав и Д. Зеленин, утверждав­ ший, что это не могли сделать вятчане и его мнение, скорее всего, тоже справедливо. Ведь уже ушкуйники XIV в. бьши убежденными 23 Л уnnов П. Н. Христианство у вотяков со времени первых упоми наний о них дО XIX в. С. 5 8.

24 В ерещагин А. С. Послесловие к Повести. С. 93.

25 Л уnnов П. Н. Указ. соч. С. 5 7.

26 еленин Д. К. К вопросу о ходе древнейшей русской колонизации в Вятский край. С. 65.

1 христианами;

они перед штурмом Болвановского городка три дня постились, со знаменем святых Бориса и Глеба шли на штурм, пос­ ле взятия городка поставили церковь. Правда, Д. Зеленин в пользу своих убеждений о набожности вятчан и ложности посланий Ионы при водит исторические факты, относящиеся к XIV в., его оппонент - к ХУ в. Однако, за прошедшее время характер вятчан не мог существенно измениться и притом в худшую сторону: при­ чин для столь заметного изменения характера русских, на наш взгляд, не было. Хотя выходцы из Новгорода были, конечно, людьми не ангельского характера. Впрочем, можно допустить, что в состав нов­ городских дружин входили руссифицированные и христианизиро­ ванные западные финно-угры;

некоторые их характеристики, в ча­ стности, предания о выборе места для селения уходят корнями в финскую языческую древность, близкие аналогии которой обнару­ живаются и в скандинавском фольклоре27• Попав снова в родную языческую стихию (на Вятке и на Чепце), они могли снова стать "плохими" христианами.

Разрешение противоречия может быть найдено в указанной статье Д. К. Зеленина. В ней, опубликованной впервые в Кален­ даре Вятской губернии на 1 906 г., имеется фраза "Из чисто поли­ тических целей митрополит Иона сгустил краски до невозмож­ ного, при писав всем вятчанам нравы, которые, быть может, встре­ чались и среди русских вятчан, в качестве исключения, вообще не принадлежали вятским инородцам". Конец фразы звучит не­ сколько неестественно и грамматически неправильно. В повторном издании (Д. К. Зеле1lUIl. Избранные труды. Статьи по духовной культуре 1 90 1 - 1 9 1 3. М., 1 994) данная фраза опубликована в той же редакции. Однако, в комментариях к данной статье, автор их т. А. Агапкина - пишет, что здесь допущена существенная опечат­ ка еще в первом издании : вместо "вообще не принадлежали" сле­ дует читать "вообще же принадлежали", с чем нельзя не согла 27 Низов В. В. Хлынов: рождение города. С. 20.

1 ситься. Таким образом, вполне правдоподобной выглядит пред­ лагаемая нами версия, согласно которой терроризировали окру­ жающие земли не выходцы из Новгорода - ушкуйники, а полуас­ симилировавшиеся коренные жители Вятской земли - удмурты.

"Вятчане" многократно грабили Устюг, Вологду, Галич, Кашан, Холмогоры, Борок, Емец и другие русские города;

в 1 3 98 г. они взяли Устюг И сожгли соборную церковь, а икону Божьей матери назвали своей пленницей, в том же году разорили Авнежский­ познанский монастырь, а всю братию уничтожили2 8. Кстати, со­ вершенно аналогичным образом вели себя удмурты в период Пу­ гачевского восстания (в отношении к церкви и ее служителей). Же­ стокая вражда между Устюгом и Вяткой происходила с 1 4 1 8 г., после нападения вятчан, до 1 489 г., - вплоть до включения Вят­ ской земли в состав Московского государства.

Для того, чтобы терроризировать окружающие русские земли сил у истинных вятчан было явно недостаточно ввиду их мало­ численности в то время. К тому же, направление ударов "вятчан" тоже вызывает, на первый взгляд, недоумение : только западные русские земли, но крайне редко - в южном направлении, и только однажды они совершили нападение-набег в восточном направле­ нии : в 1 467 г. напали на вогуличей и пленили их князя.

Русские земли, к тому же, как ранее заселенные, были, веро­ ятно, более укреплены и приспособлены к защите, но едва ли были настолько богаты, чтобы привлекать так часто грабителей-"вят­ чан";

южные и восточные земли были, скорее всего, в этом отно­ шении гораздо привлекательнее.

Есть еще один довод в пользу нашей версии : так называемые "вятчане" при набегах всегда брали внезапностью и стремитель­ ностью, "изгоном" и "искрадом", набегом "без вести"29. Здесь явно просматривается охотническая, "финская" манера нападения, в 28 Л Христианство у вотяков со времени первых упоми­ уnnов п. н.

наний о них до XIX в. с. 5 7.

29 В ерещагин А. С. Послесловие к Повести. С. 93.

1 отличие, наверное, от славян, которые, по некоторым сведениям, предупреждали "Иду на вы".

С точки зрения современного цивилизованного человека мето­ ды борьбы удмуртов, конечно, бьши далеки от ryманности. Однако надо учитывать, что грабеж в то время бьш распространенным, счи­ тался прибыльным и не порицаемым, более того, весьма доблест­ ным занятием. Кстати, методы воздействия на противников русски­ ми воинами ничем не отличались от вышеупомянутых (см. ниже).

Утверждение А. Спицына о том, что удмурты не оказывали сопротивления пришельцам, до статочно легко опровергнуть и примерами из истории южных удмуртов : сразу после присоеди­ нения Казанского ханства к России они восстали ( 1 5 5 2 г.), вос­ стания повторились в 1 5 5 3, 1 5 54, 1 5 5 7 гг. После жестокого их по­ давления, когда были уничтожены лучшие силы - социальная верхушка и простой народ в числе нескольких тысяч, удмурты вынуждены были смириться. Только в 1 5 52 г. под стенами Казани было убито около 5 тыс. человек, взятых в плен в Арске : "инех око­ ло града на колия посади, а инех стремглав за едину ногу повешати, а инех за выя, онех же оружием убиша на устрашение казанцам"3 0.


Правда, В. Кожинов пытается обелить И. Грозного, утверждая, что он, якобы, уничтожил совсем мало людей по сравнению с правите­ лями Запада3 l, однако в числе убитых им он не учитывает почему­ то уничтоженных в период Казанских ПОХОДОВ представителей финно-угорских и тюркских народов.

Автор Никоновской летописи пишет, что после опустошитель­ ных ПОХОДОВ русских войск по подавлению восстаний ХУI в. в живых остались одни "убози земледелец". Почему он делает упор именно на этом? По-видимому, "убози" здесь является просто об­ щепринятым в то время определением людей самого низкого соци­ ального положения - крестьян;

фразу же следует понимать в том смысле, что после подавления восстаний в живых остались одни 30 Г рuшкuна М. Г. Удмурты. Этюды из истории IX-XIX веков. С. 3 5.

Кожuнов В. История Руси и русского слова. с. 2 8-3 0.

1 земледельцы. Вероятно, данная категория людей не слишком ак­ тивно выступала против новой власти, либо вообще не принимала участия в восстаниях в силу "земледельческого" характера;

участ­ ники событий - лица, сохранившие "охотничий" тип психологии.

Кстати, татары и финно-угорские народы Казанского ханства пос­ ле его падения вели себя по этой причине по разному. В отличие от удмуртов и мари, татары, по-видимому, подцержали новую власть (если верить тому, что сообщает "История Татарской АССР") : "чер­ ные люди" только в 1 554 г. уничтожили 1 5 60 феодалов, не подцер­ живавших Московское правительств032• Правда, здесь необходимо учитывать, что так называемая "татарская верхушка", так же как и представители правящих династий Казанского ханства, была не местной, а представляла в основном крымские и астраханские пра­ вящие семьи. Удмурты же и мари защищали свою государствен­ ность, объединенную национальной элитой.

В уже упоминавшихея посланиях Ионы вятчанам имеются сведе­ ния о вятском боярстве;

происхождение его, по мнению Л. Д. Макаро­ ва, неясно, но представляется, что оно сложилось на основе русской общинной верхушки с участием местной удмуртской rmеменной зна­ ти. Об участии аборигенной элиты в делах управления Вяткой гово­ рит ряд фактов, свидетельствующих о выводе в подмосковные земли в 1 489 г. наряду с русскими и удмуртов33• Так называемые арские кня­ зья, по мнению М. Гришкиной, также имели удмуртское проис­ хождение34• Не случайно потому, что не позднее второй половины XIV в. между Вятской и Арской землями складываются дружествен­ ные отношения, которые стали основой стабильности в регионе.

Эти отношения Л. Макаров объясняет полиэтничностью населе­ ния, объединенного удмуртским компонентом, синкретизмом жи­ телей, известной политической самостоятельностью, стремлением 32 История Татарской ЛССР. С. 1 3 9.

Макаров Л. Д. Славяно-русское заселение бассейна р. Вятки и исторические судьбы удмуртов Вятской земли в ХII-ХУI веках. С. 87.

М В. Удмурты. С. 5 1.

Г 3 4 рuшкuна 1 к совместной обороне35• Несмотря на то, что удмурты в ХУ в. вхо­ дили В разные государственные образования и были отдалены гео­ графически, они были хорошо связаны между собой. Как считает американский исследователь М. Болзер, в период доевропейских контактов многие коренные народы Севера (имеется ввиду Амери­ канский континент) бьши хорошо организованы и контролировали свою жизнь, даже несмотря на военные столкновения между пле­ менами;

они имели более плотные информационные связи, чем после нескольких веков существования разного рода властей коло­ ниального толка36• То же самое можно сказать о северных и южных удмуртах. Они неоднократно принимали участие в военных дей­ ствиях как против Казани, так и против Москвы. Однако это не является свидетельством несформировавшейся государственной по­ литики ;

они защищали свою самостоятельность, проводя гибкую политику, вставая то на одну, то на другую сторону, при этом сохра­ няя свое автономное, достаточно свободное существование.

В советской исторической науке существовала (она проявля­ ется до сих пор) тенденция оценивать уровень развития того или иного общества по уровню его социального и экономического неравенства37• Но это лишь один из многих показателей для такой оценки (для всех эпох), в том числе и анализируемой в данном очерке (было бы смешно, например, только с этой точки зрения оценивать уровень развития постсоветского общества). В современ­ ной науке постепенно утверждается мнение о необходимости син­ тетического критерия для оценки уровня развития общества, вклю­ чающего не только экономические, но и моральные, духовные цен­ ности. К таковым относится понятие "цивилизация", под которым понимается общность людей, характеризуемая определенным на 35 М и акаров Л. Д. Славян о-русское заселение бассейна р. Вятки исторические судьбы удмуртов Вятской земли в XII-XVI веках. С. 89.

36 Б олзер М. Межэтнические отношения и федерализм на Севере.

С. 69.

37 К оротаев А. В. Тенденции социальной революци и. С. 1 1 7.

1 бором ценностей, похожестью духовных миров. Такие общности (несомненно, таковым является и этнос) не только объект воздей­ ствия на них Истории, но сами они определяют в значительной степени направление и темпы исторических изменений. В месте с тем, в российской этнологии существует мнение, что этничес­ кая пассионарность - абстрактно-теоретическая фикция, она не может быть движущей силой в развитии социально-биологичес­ ких сообществ3 8 • Попробуем убедить читателя в ошибочности дан­ ного утверждения на примере истории удмуртов.

В 1 489 г. северные удмурты вошли в состав Московского госу­ дарства, но, тем не менее, вскоре оказались под властью татар.

Царская грамота от 1 548 г. подтверждает право татарских мурз брать с удмуртов пошлину, ведать и судить их, то есть они были полноправными помещиками. Но не все удмурты находились в подчинении татар, часть из них входила в состав вотчины Мос­ ковского князя, в податном отношении они находились в одина­ ковом положении с русскими черно сошными крестьянами. В 1 5 88 г.

царь Федор Иоаннович освободил крепостных удмуртов от влас­ ти татар, а черносошных отвел от вятской администрации в по­ датном и судебном отношении ;

все удмурты составили особое общество;

центральная власть гарантировала сохранение мест­ ных законов, обычаев, отношений собственности, установила от­ личное от русских налогообложение с правом самим производить раскладку и сбор податей39;

говоря современным языком, они по­ лучили автономию с очень широкими правами. В таком поло­ жении они находились вплоть до реформ Петра 1.

Мы уже говорили выше о занятиях удмуртов, здесь лишь доба­ вим, что в традиционном земледелии наблюдается долгосрочная тенденция к падению производительности труда, а не к ее росту:

при наиболее экстенсивном подсечном земледелии производитель П. М. Традиции 3R Кожин в системе этноса. С. 5.

39 Луnnов П. Н. Удмурты Вятской земли в ХУП веке. С. 1 4- 1 5 ;

ришкина М В. Удмурты. с. 63-64.

Подробнее также см. : Г 1 ность труда стремится к своему максимуму - земледелец имеет воз­ можность использовать наиболее плодородные участки земли, а после их истощения оставлять их под перелог. В дальнейшем, с ро­ стом плотности населения, срок перелога сокращается, плодоро­ дие почвы не успевает полностью восстанавливаться, следователь­ но, для получения прежнего урожая, необходимо затрачивать до­ полнительный труд. В результате для получения равного количества продукта необходимо затрачивать большее количество труда, уве­ личивать продолжительность рабочего дня4О• Следовательно, если говорить о хозяйстве удмуртов, то в него все в большей степени должны бьши включаться мужчины, что в определенной степени меняло и их менталитет. Действительно, у них в ХУI в. стали вырабатываться чертыI' свойственные людям, заня­ тым земледельческим трудом. это объединяло людей, общину, шире ­ этнос, могло сосредоточить его на выполнении общезначимых це­ лей и задач;

с другой стороны - не были утеряны черты, присущие охотничьему хозяйству, так как оно продолжало активно функциони­ ровать. Это сочетание, свойственное данной эпохе, создало опреде­ ленные черты психики, которые позволили удмуртам успешно про­ тивостоять как татарской экспансии, так и русскому влиянию.

Как же в этих условиях "работала" этническая пассионарность, шире - этническая психология? К примеру, П. Н. Луппов доволь­ но противоречив в оценке борьбы удмуртов с татарами: с одной стороны он пишет, что в этой борьбе удмурты оказывались доволь­ но беспомощными, с другой - что они добивались существенных результатов, так как проявляли удивительную настойчивость4 1.

Бывшие татарские феодалы, даже после отвода от них удмур­ тов, не хотели терять своих привилегий, стремились сохранить власть над ними;

сохранив экономическое влияние, иепользуя особенности административного устройства, татарам удавалось сосредоточить в своих руках выборные должности и использовать 40 К ороmаев А. В. Тенденции социальной революции. С. 1 1 4.

Удмурты в ХУ-ХУII веках. С. 32.

вытекающие отсюда права для обирания удмуртов, захвата их зе­ мель и имущества. Земли удмуртов не прочь были захватить и по­ явившиеся монастыри и русские переселенцы. Основным сред­ ством борьбы удмуртов стало написание челобитных42. Поставлен­ ные Историей в обреченное состояние, удмурты, тем не менее, стойко боролись (при этом, вероятно, понимая свою обреченность) и довольно часто выигрывали. Они ясно видели причины неудач, старались нейтрализовать их, знали куда обращаться, что, в общем, приносило положительные результаты (хотя бы в плане сплочения этноса). Практически все судебные дела о земельных спорах удмур­ тами выигрывались, тем не менее, они постепенно теряли земли, так как решения судов далеко не всегда претворялись в жизнь.


В качестве примера можно привести тяжбу с русским крестья­ нином Пахомом Кощеевым, которая продолжалась в течение 1 О лет.

В конце концов, было решено : кто больше оброку за эти земли даст, тому ими и владеть. Удмурты потратили колоссальные сред­ ства на поездки в Москву, взятки чиновникам и т. д., однако в последний момент отказались от борьбы, тем самым потеряв зна­ чительные по площади угодья по левому берегу Чепцы. За эти земл и каринские татары, удмурты и бесермяне первоначально боролись сообща, но, по-видимому, татары и бесермяне отступи­ лись ранее, отошли от дела, лишь удмурты продолжили борьбу.

На заключительном этапе они оказались одни: "Пахомко Кощеев и Каринской и Чепецкой волости Отяцкие целовальники и Отяки Шудешко Сизин, Шудешко Будин, Васка Хомутов, Первушка Ки­ бешев с товарыщи ставлены с очей на очи, и государева грамота им читана". Удмурты "торговать не стали и на те угодья на оброк не били челом"4 3. Тем не менее, они продолжили борьбу за эти земли и часть их им удалось вернуть.

Удмурты боролись не только с представителями крестьянского сословия, но рисковали выступать против особ высокопоставлен См. подробнее: Г 42 рuшкuна М В. Удмурты. С. 67-89.

Удмурты в ХУ-ХУII веках. С. 5 9-66.

1 ных. Они потратили много усилий, чтобы добиться ареста взяточ­ ника - подьячего Ильи Шеина. В 1 63 6 г. борьба удмуртов и бес ер­ мян против взяточничества воевод городов Шестакова и Слобод­ ского привела, по мнению п. Луппова, к упразднению этих долж­ ностеЙ44• Целую эпопею составляет борьба удмуртов с воеводой взяточником А. Римским-Корсаковым45 • Удмурты Каринской во­ лости отяцкой доли 22 февраля 1 694 г. написали мирской приговор об избрании ходоков в Москву, 28 февраля того же года аналогич­ ный приговор составили удмурты верхочепецкие, 7 марта - татары каринские, а 23 апреля написали общую от трех народностей чело­ битную о беззакониях, творимых воеводой Римским-Корсаковым, бывшим на Вятке в течение 2 лет. Таким образом, все народы выс­ тупают единогласно;

для их объединения, несомненно, была про­ ведена определенная подготовительная работа, для чего, возможно, существовала активная инициативная группа, которая действовала оперативно и решительно. Борьба против воеводы продолжалась даже после его отзыва с Вятки, однако, добиться существенных ре­ зульта'Юв, отдать его под суд, не удалось.

С 1 6 1 5 г. - со времени введения воеводского правления - до конца ХУН в. на Вятке было 40 воевод. Все они, так же как Рим­ ский-Корсаков, конечно, "брали", но такая активная борьба велась только против него одного. Как только происходило нечто неорди­ нарное, народы края непременно вступали в борьбу. Поэтому мож­ но спорить с утверждениями о "безудержной" эксплуатации нерус­ ских народностей края, об их "униженности" и "безропотности".

Как указывал ось, удмурты были отведены от русского и та­ тарского населения и у каждого вновь занявшего престол царя ста­ рались подтвердить этот статус;

это им удавалось вплоть до Пет­ ровских времен. Так, например, в 1 686 г., повелевалось всем ка­ ринским татарам и вотякам нести общее тягло с русскими: уравнять в податях и в ямской повинности. В том же году удмурты опроте Удмурты в ХУ-ХУII веках. С. 3 89.

45 С nицын А. Земля и люди на Вятке в Х У Н столетии. с. 1 79.

1 стовали грамоту, в Москву были посланы ходоки - удмурт Люкин И бесермянин Чебышев - в результате грамота в том же году была отменена46. Стремление удмуртов быть отдельно от других наро­ дов отнюдь не являлось попыткой самоизоляции, факты свиде­ тельствуют об обратном - удмурты очень широко воспринимали русскую народную культуру, часть приняла христианство, участи­ лись межнациональные браки, проникали русские имена. Д. К. Зе­ ленин, анализируя язык вятчан (жителей Вятского и прилегающих к нему половины Орловского и юго-западной части Слободского уездов) обнаружил отличия в говоре мужчин и женщин. Это дало ему повод предположить, что мужская и женская части населе­ ния этнографически разного происхождения4 7 • Действительно, не все русские поселенцы на Вятку прибыв али с женами и семьями, тем более это касается самых первых поселенцев - ушкуЙников.

Следовательно, они должны были подыскивать их себе на новом месте;

ими, скорее всего, могли быть удмуртки, так как они были ближе всех48• Что касается мужской половины удмуртского этноса, то она, скорее всего, слабо подвергалась ассимиляции, даже в городах.

К примеру, в грамоте великого князя Василия Ивановича на В ят­ ку в Слободской городок, датируемой июнем 1 5 5 2 г., говорится о жалобе слободских жителей на Каринских князей и на чувашей и вотяков, которые имеют дворы в городе, но городовых расходов никаких не несут49• Следовательно, уже началось формирование городского удмуртского населения, которое, впрочем, ассимили­ ровалось бы, если бы не имело особого податного статуса. Уже в С м. : ЛУП110в п. Н. Выступление удмуртов, бесермян и татар Вятской земли против бывшего вятского воеводы Римского-Корсакова в 1 694 г.

47 еленин Д. К. Народные присловья и анекдоты о русских жите­ лях Вятской губернии. С. 72.

48 В А -Н. О посланиях митрополита Ионы вятчанам. С. 45---4 6.

49 В ерещагин А. С. Послесловие и повести. С. 8 1.

1 XYII в. к удмуртам проникают русские имена: в западной части их расселения - больше (до половины и более), на востоке - мень­ ше5О. Таким образом, удмурты защищали только экстерриториаль­ ность податную, юридическую;

установка на изоляционизм не была характерна для этой эпохи.

Л идерами национального движения, на наш взгляд, стали мирские целовальники'. Почти во всех челобитных, относящих­ ся к первой половине ХУН в., первыми называются целовальни­ ки, затем их "товарищи" - мирские люди, подписавшие проше­ ние. Однако во второй половине ХУН и в ХУIII вв. целовальни­ ки, как защитники интересов удмуртов, постепенно исчезают из текстов челобитных. По-видимому, они теряли свой авторитет, так как часть из них была подкуплена теми, против кого удмурты вели борьбу;

татарам и русским удавалось довольно часто прово­ дить на выборные должности в удмуртских общинах своих лю­ дей. Наряду с целовальниками в документах все чаще появляются лица, не обремененные выборными должностями, следователь­ но, и властными полномочиями, но избранные для решения ка­ кого-либо конкретного дела. Не должностные лица, а простые люди становятся инициаторами различных актов: так, например, в 1 700 г. Петр Почашев и Сидор Ахкузин возбудили дело об ото­ брании сенных покосов, захваченных русскими5 1. Положение людей, отстаивавших интересы удмуртов, посмевших взять на себя лидерство, было чрезвычайно сложным : они рисковали не только своим имуществом, но порой свободой и жизнью5 2. Но даже в 50 Л уnnов П. Н. Удмурты Вятской земли в ХУII веке. С. 1 06.

Органы самоуправления на Севере в ХУ - ХУIII вв. : земская изба во • главе с земским старостой (избирался на ] ГОД) и помощники старост ­ земские целовальники, которые участвовали в полицейском и судебном надзоре, выбирались также на ] ГОД из тяглых людей самим населением.

S I Удмурты в ХУ-ХУI I веках. С. 79.

Г М. В. Мироощущение удмуртов на рубеже ХУII-ХУIII 52 рuшкuна веков. С. 62-64.

1 таких условиях лидеры непременно находились. Среди таких вы­ дающихся людей были и лица, деятельность которых по защите интересов народа про слеживается в течение нескольких лет. Сре­ ди них особого внимания и благодарности потомков заслуживает Будя Ахкузин. Он 25 июня 1 670 г. организовал большой мирской сход в д. Солдырской (см. ниже), через 1 3 лет он был и в Москве с челобитной от удмуртов;

он выступал в защиту не только общеуд­ муртских интересов, но и защищал отдельных людеЙSЗ• Не меньшей активностью отличались и другие выборные пред­ ставители удмуртов. Так, в 1 686 г. челобитную в Москву повезли выборный от удмуртов Каринской волости Степан Люкин и бе­ сермянин Иштерек Чебышев ;

в 1 694 г. от каринских, чепецких и верхнечепецких удмуртов в Москву поехали Асыл Кимшин и дру­ гие, им поручалось не только передать бумаги, мир вручил им вери­ тельные грамоты, позволяющие занимать любые суммы денег для решения порученного дела;

в 1 698 г. вновь направляются челобит­ чики с Нурызом Асановым и Камашем Тукташевым во главе, так­ же от имени всех удмуртов. Ходоки отличались большим самопо­ жертвованием : в Москве они голодали, вынуждены были занимать­ ся попрошайничеством, тем не менее, порученное дело выполнили;

в 1 699 г. Камаш Тукташев снова в Москве, туда же вскоре прибьm и Нурыз Асанов. В 1 700 г. вновь удмурты подали челобитную, и опять Камаш Тукташев и Вежей Лунегов отправились в Москву.

Без сомнения, общеудмуртским авторитетом в то время пользо­ вался дьяк Конюшенного приказа Савва Сандырев (по мнению М. В. Гришкиной - удмурт по национальности). Ходоки приложи­ ли немало усилий, чтобы его назначили сыщиком по удмуртским челобитным;

Нурыз Асанов отважился даже по ехать в Воронеж к Петру 1 с просьбой послать к ним Савву, что ему и удалосьS4• В мирских приговорах чувствуется безоговорочное доверие выборным лицам : все их расходы оплачиваются миром, люди обя Удмурты в ХУ-ХУII веках. С. 99, 1 05.

рuшкuна М. В. Удмурты. Этюды ИЗ истории lX-ХlX веков. С. 76.

54 Г 1 зуются им "в издержках верить и ни в чем не спорить". Вместе с тем, любопытна оговорка в одном из документов, могущая про­ лить свет на этнический характер удмуртов : выборным лицам ре­ комендовалось "напрасно наших мирских денег не держать и не пропивать". Кстати, в одном из приговоров каринских татар также выражено полное доверие выборным, но любопытна другая ого­ ворка: "лишнего в издержках не приписывать и своих особых дел в Москве и на Вятке нашими мирскими деньгами им выборным ни­ чего не делать, и за своими особыми делами не ходить"55.

В защите своих интересов народности края очень часто объе­ динялись, особенно удмурты и бесермяне;

авторитетные лица из удмуртов пользовались уважением у татар и бесермян и наоборот.

Так, в 1 699 г. удмурт Нурыз Асанов представлял в Москве не только удмуртов, но и бесермян;

в 1 67 1 г. Будя Ахкузин защищал татар от русских людей, которые старались распространить свои повинно­ сти на татар, удмуртов и бесермян;

в 1 694 г. удмурты 5 доли избра­ ли ходоком в Москву татарина Юнуса Касимова с жалобой против воеводы Римского-Корсакова.

Вместе с тем, как и во всяком обществе, этническая пассио­ нарность находила проявление и в противоположном плане : в среде удмуртов наблюдалась рознь, отдельные лица поддержива­ ли татар и русских, помогали им пробраться на общественные должности и в толмачи к удмуртам, разумеется, не без корысти для себя ;

причем солидарность таких людей росла по мере усиле­ ния общественного порицания. Против них удмуртский мир действовал решительно;

общество принимало специальные реше­ ния, которые скреплялись так называемыми "одинашными запися­ ми" (быть за одно). Так, в 1 670 г. на мирском совете в Д. Солдыр­ ской выборные от всех северных удмуртов, а также бесермян под­ писали документ, суть которого - татарам "ни в чем не подать и от Каринских татар во всем оборонять".

Мирской приговор верхочепецких удмуртов от 28 февраля 1 694 г.

С. 264.

1 Анализ содержания русских и удмуртских одинашных записей показывает, что по глубине содержания, по исторической направ­ ленности, по ожидаемым результатам удмуртские гораздо глубже и значительнее. Если русские писали их для какого-либо конкретного дела, после его решения (или не решения) одиначество распада­ лось, документ терял силу56, то У удмуртов они направлены в буду­ щее, - в случае повторения подобной ситуации единство сохраня­ лось;

более того, решение об одиначестве было направлено и на то, чтобы не допускать повторения таких или подобных ситуаций. Это говорит о более высоком уровне сознания и единения удмуртов.

Одинашная запись 1 670 г. адресована и потомкам : "и нам всем мир­ ским людем меж собою сие одинашной записи и после нас кто бу­ дет жив ни детям нашим, ни внучатам, ни правнучатам, ни роду нашему, ни племени ничем не лживить и не спорить, потому что мы, мирские люди, сию одинашную запись писать велели со всего мирского большого совету".

Это своеобразное завещание потомкам, всем нам от предков, которые свое время рассматривали как некий рубеж, за которым, если не принять кардинальные меры, этносу грозит распад, асси­ миляция;

залог сохранения народа, - справедливо полагали наши предки - в единстве;

они осознавали, что непротивление ведет этнос к гибели.

Документ не предназнач ен для отправки куда-либо, он со­ ставлен только для "внутреннего употребления". Хотя он и на­ правлен на защиту от прите снения Каринских татар, но значе­ ние его про стирается на значительно большую сферу жизнедея­ тельно сти. Это - основополагающий документ для раскрытия этнической психологии удмуртов кон ца ХУН в. Она характери­ зуется тем, что выступает как защитный механизм, как осозна­ ние этносом своих фундаментальных функций. Документ носит решительный, требовательный, наступательный характер. Что касается людей, выделившихся из общества, то в отношении к 56 О стровская М. А. Из истории вятских инородцев. С. 43 3.

1 ним нет чувства страха, подобострастия, зависти, но лишь осуж­ дение с оттенком презрения ;

очень важна в одинашных записях фраза "нам до них дела нет". Она является не просто игнориро­ ванием людей, предавших интересы общества, а несет в себе определенный элемент принудительности по отношению к ним, к людям, действующим против мира.

Такое отношение к несогласным с мнением мира проявлялось и на деле. Так, в 1 694 г. удмурты добились того, что их соплемен­ ник Аничка Юлтецов был отдан под суд за содействие татарам в избрании их в толмачи;

в 1 683 г. удмурты написали челобитную на Ивана Тютина за действия против мира;

им удалось добиться того, чтобы Тукташа Зянбаева, как пособника взяточника Ильи Шеина, "выслать в Москву за злодеяния в оковах"5 7.

В челобитных и одинашных записях удмуртов не чувствуется ни какого уничижительного отношения к себе. В документах, предназначенных "для себя", удмурты называли себя по имени без суффикса "-к-", но в том же документе русских послухов и писцов - с суффиксом;

вернее, сами они называли себя таким об­ разом, так как документ писался ими. В челобитных, направлен­ ных в высокие инстанции, уже содержатся элементы уничижения, удмурты называют себя "сиротами", "бедными и беспомощными и разоренными людишками". Однако это не являлось выражением внутреннего мироощущения удмуртов;

это - трафарет, написанный русским писцом по заведенному обычаю. Даже воевода Римский­ Корсаков, обращаясь к царю, писал: "бьет челом холоп ваш Андрюш­ ка Римский-Корсаков", но в том же документе удмуртов называл по имени-отчеству.

В документах того периода часто упоминается, что татары ос­ корбляют "вотяцкую" веру, стараясь обусурманить их, берут насильно в жены удмуртских девушек, хотя они разной веры. Следует ли это воспринимать как оскорбление христианства? Конечно нет, в то время количество официально крестившихся удмуртов исчислялось Царская грамота Вятскому воеводе Бутурлину... с. 1 72.

1 даже не сотнями, а всего лишь десятками. Бесспорно, это акты за­ щиты удмуртской веры, язычества. Она рассматривалась ими со­ вершенно равной как с татарской верой, так и с православием. Эти факты говорят о высоком духовном самосознании удмуртов.

Настойчивость удмуртов проявлялась даже в делах, касающих­ ся не этноса или группы в целом, а отдельной личности : они осво­ бождают девушку (путем судебного разбирательства), взятую в жены насильно, но продолжают борьбу, так как татарину, совершившему насилие, не учинено никакого наказания, и он не заплатил за су­ дебные издержки58. Удмурты довели дело до конца и выиграли его.

В данном случае мы сталкиваемся с примером, когда общество дей­ ствует не только с целью обеспечения выживания, но и ставит ус­ ложненные задачи. К ним можно отнести и насильное возвраще­ ние захваченных монастырями, татарами земель и сенных покосов, даже после решения судов, принятых не в их пользу59. Это отнюдь не являлось свидетельством их покорности.

Здесь необходимо отметить, что практически все акты сопротив­ ления, происшедшие в ХУН в. и отмеченные нами, касаются север­ ных удмуртов (как, наверное, уже заметил читатель). Их не задели карательные экспедиции второй половины ХУI в. по подавлению восстаний, поэтому здесь сохранилась "культура отпора", организа­ ционный потенциал, тогда как практически вся социальная верхуш­ ка южных удмуртов была уничтожена. Тем не менее, и южные уд­ мурты, руководимые сотниками, участвовали в вооруженных выс­ туплениях: так, сотник Кадыр Кадреков возглавил борьбу против сбора податей;

в 1 708 г. сотник Юбраш Никита бьш одним из пред­ водителей башкирского восстания. Правда, подобных выступлений бьшо уже немного и число участников в них бьшо невелик06О• Царская грамота Вятскому воеводе Бутурлину... С. 1 62- 1 63.

Грамота царя Михаила Федоровича н а Вятку... С. 2 1 4.

рuшкuна М. В. Удмуртия в эпоху феодализма (конец ХУ 60 Г пер­ вая половина XIX в.). С. 1 02, 1 29.

1 о формах сопротивления, на наш взгляд, может говорить и такой исторический факт: право преследования и суда над раз­ бойниками известно под названием "губное право". Сохранилось около десятка губных грамот, все они датируются ХУI в. и, кажет­ ся, все относятся к Северу6 1. Это наталкивает на мысль : а не фин­ но-угры ли стали инициаторами того, что данный тип грамот имел место в истории России;

известно, что и удмурты, в числе других народов Вятской земли, били челом государю о разрешении пре­ следовать и судить разбойников.

Ради сохранения свободы удмурты в массовом порядке покида­ ли места жительства. Так, в начале ХУIII в. в удмуртских сотнях (юж­ ные удмурты) запустело 1 1 85 дворов, что составляло 30 % их налич­ ного числа. В бегстве находилось, по подсчетам М. В. Гришкиной, более 5 тыс. человек обоего пола (по неполным данным) или 28 % всего населения сотен;

по северным долям в 1 720-22 гг. после про­ верки данных 1 ревизии бьшо выявлено (надо полагать, что выявле­ ны далеко не все) 3657 душ мужского пола удмуртов, их половников и срочных работников, не охваченных ревизиеЙ62 • А. Вештомов по­ лагал, что образование г. Кай связано с защитой от набегов "воти" владений Строгановых, а также, чтобы перекрыть удмуртам пути к побегу к остякам и вогуличам из-под владычества русских63. Таким образом, удмурты XVI-XVII вв. не бьши забитой и покорной массой.

О том, что местные власти боялись инородцев, говорит, например, и такой факт: в 1 63 5 г. хлыновцы восстали против поборов воеводы и стращали его тем, что призовут в Хлынов для расправы с ним и его семьей удмуртов64• Даже центральное правительство испытывало 61 В ерещагин А. С. Послесловие к Повести. С. 8 7.

62 Г ришкuна М В. Численность и расселение удмуртов в ХУIII веке.

С. l l l, 1 1 5.

63 В ешmомов А. История вятчан с о времени поселения их п р и реке Вятке до открытия в сей стране наместничества, или с 1 1 8 1 по 1 78 год. С. 65, 66.

Удмурты в ХУ-ХУII веках. С. 44.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.