авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена ТЕХНОЛОГИИ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ АДАПТАЦИИ НА СЕВЕРЕ ...»

-- [ Страница 4 ] --

3. Познакомьтесь с книгой Е.А. Быстровой «Диалог культур на уроках русского языка» (СПб., 2002). Какие принципы положены автором в основу этого пособия? Как предложенная автором методическая система способствует лингвокультуральной адаптации учащихся?

4. Разработайте на примере одной из тем школьного курса родного или русского языка систему уроков, нацеленную на лингвокультуральную адаптацию учащихся.

Тема 7. Массовая коммуникация. Средства массовой коммуникации, их возможности для лингвокультуральной адаптации представителей коренных малочисленных народов Севера.

Задание к практическому занятию по теме 7.

1. Проанализируйте функционирование средств массовой информации в вашем регионе. Для анализа выберите один из видов СМИ (газеты / журналы / телевидение / радио). Для выполнения этого задания вам потребуется самостоятельно найти источники (печатные издания и электронные публикации по проблеме).

План анализа 1) История развития СМИ в регионе: время появления региональных СМИ, этапы развития.

2) Современное состояние СМИ: концепция, тематика.

3) Распределение функций контактирующих языков в сфере массовых коммуникаций.

4) Роль региональных СМИ в процессах возрождения и развития языков и культур коренных малочисленных народов Севера.

5) Особенности функционирования языков коренных малочисленных народов Севера в сфере массовых коммуникаций (на примере анализа одного текста).

2. Напишите статью в газету / журнал или текст выступления на радио по проблемам сохранения и развития языков и культур коренных малочисленных народов Севера. Для этого обдумайте следующие вопросы:

1) В какой газете, в каком журнале может быть опубликован ваш материал? В какую радиопрограмму может быть включено ваше выступление?

2) Каким образом можно конкретизировать тему вашего текста?

3) Какова будет целевая аудитория вашего материала? Кому он будет интересен?

4) Какова цель вашего текста? Информирование? Воздействие на аудиторию? В каком направлении?

5) Какие языковые особенности вашего текста будут способствовать достижению этой цели?

6) На каком языке целесообразнее создавать текст? Почему?

3. На основании анализа функционирования СМИ в вашем регионе и попытки создания собственного текста подготовьте ответ на вопрос:

каковы возможности региональных СМИ для лингвокультуральной адаптации представителей коренных малочисленных народов Севера?

Тема 8. Электронная коммуникация. Информационно-компьютерные технологии лингвокультуральной адаптации представителей коренных малочисленных народов Севера.

Задание к практическому занятию по теме 8.

1. Проанализируйте электронные ресурсы сети Интернет, посвященные проблемам коренных малочисленных народов Севера. Оформите свой анализ в виде обзора или презентации.

2. Разработайте свои предложения по созданию сайта, посвященного проблемам коренных малочисленных народов Севера. Для этого ответьте на следующие вопросы:

1) В чем будет принципиальное отличие нашего ресурса от других, уже имеющихся в сети?

2) Каково будет целевое назначение ресурса? Каким образом это должно сказаться на его содержательном наполнении?

3) Какова будет целевая аудитория? Какие ее особенности должны быть учтены при создании ресурса?

4) Какова должна быть структура сайта? Выберите раздел, в разработке которого вы будете принимать непосредственное участие.

5) Какого рода материалы можно использовать для размещения на сайте? Где и каким образом их найти?

6) Какие элементы дизайна будут способствовать достижению основной цели ресурса?

7) Каким образом могут функционировать языки коренных малочисленных народов Севера на этом ресурсе? каким образом оптимально распределить функциональную нагрузку контактирующих языков для достижения основной цели?

Тема 9. Литература народов Севера как выражение этнического мироотношения в современном мире.

Задание к практическому занятию по теме 9.

Общечеловеческое и гражданское credo национального писателя. – Фрагмент рецензии на конкретный предложенный на занятии художественный текст.

Как следует из формулировки задания, текст, на который нужно написать фрагмент рецензии, будет предложен магистрам на самом занятии, причем это будет один текст для всех участников группы. Таким образом, до занятия магистры не знают, что именно будет им предложено для рецензирования. Как же в таком случае организовать свою самостоятельную работу этой теме?

Нужно ли готовиться заранее? В чем главная цель такой подготовки?

Учитывая то обстоятельство, что это самая первая тема и никаких указаний и домашних заданий преподаватель предварительно дать не мог, необходимо, имея данную программу на руках, внимательно вчитаться в формулировки первого литературного задания и самостоятельно выбрать какой-либо художественный текст из числа произведений, названных в программном списке (см. выше - «Примерный круг авторов…»). Это может быть стихотворение, небольшой рассказ, отрывок из повести или романа.

Важно только, чтобы этот избранный Вами текст давал основания для выводов или соображений, отвечающих теме задания. Отвечая на поставленный в формулировке темы проблемный вопрос, пишите свободно, искренно, пишите то, что Вы думаете – если Вы в этой своей первой работе невольно допустите какие-либо неточности, это не страшно: преподаватель поправит Вас, и Вы сами – по результатам занятия – сможете некоторые поправки внести. Не забывайте, что этот текст Вы сдаете преподавателю на проверку и, по его указаниям и советам, сможете свой опыт (первый в системе таких занятий) отредактировать и сделать одним из своих отчетных материалов, которые потом, если возникнет потребность в нем, вы вправе использовать и в магистерской диссертации.

Предварительная подготовка дома позволит Вам использовать полученный опыт на занятии, применив его к тому тексту, который предложит преподаватель. Заодно Вы сможете проверить, насколько удачно был выбран Вами текст для домашнего рецензирования. Выбор, сделанный преподавателем, разумеется, будет неслучайным и, может быть, более точным, чем Ваш. Ведь самое главное здесь – найти материал, достаточно ярко представляющий одну из национальных северных литератур – ее своеобразие, богатство красок и деталей в пейзажных и бытовых зарисовках, глубину и правду раскрытия красоты и духовной силы традиционной культуры народа, самобытность характеров северян. С другой стороны, выбранный текст должен обнаружить общечеловеческие моменты в передаче сюжетных коллизий, мыслей и чувств персонажей и самого автора и в то же время давать опору для выявления и анализа гражданской позиции автора. В сущности, точный выбор текста уже определяет многое в содержании Вашей рецензии. Покажем это на примере анализа одного из рассказов ненецкого писателя Тыко Вылки (ок. – 1960). Рассказ называется «Про цингу».

Прежде всего, возобновите в памяти биографию Тыко Вылки, воспользовавшись очерком из биобиблиографического словаря В.Огрызко.

Постарайтесь как можно более конкретно и живо представить себе личность и индивидуальные черты этого замечательного художника, скульптора, сказителя, певца, исполнителя фольклорных произведений, писателя, политического деятеля… Он сам – ярко национальный характер. Он свято чтил законы и обычаи предков (после смерти брата вернулся на Новую Землю, женился, по обычаю, на вдове брата, усыновил его шестерых детей и др.).

Вместе с тем он стремился к познанию всего нового и неизведанного (в 1909 г.

работал в экспедиции полярника В.А.Русанова как переводчик и проводник), в том числе и в общественной деятельности (создал в 1920-м году на Новой земле первую ненецкую коммуну, с 1929 г. возглавлял, в течение 30 лет Совет на острове). Судьба его, столь богатая событиями, трагична: когда на Новой Земле был создан атомный полигон, Вылку вместе с остальными ненцами выселили и разлучили с его Малой Родиной. Какой она стала после ядерных испытаний? Так в судьбу писателя-гражданина вмешались могучие силы советской и мировой политики и мировой цивилизации в целом. Силы, почти уничтожившие Новую землю – ради победы в гонке вооружений. Да, создание новых сверхмощных атомных и водородных бомб удалось остановить, в том числе и испытаниями на Новой Земле. Но какой ценой? Заметим, Тыко Вылка не спешил публиковать свои собственно литературные произведения. Первая его книга «Записки о Новой земле» издана еще в 1914 г. Потом в 30-е годы – 50-е годы были публикации ненецких сказок, так мастерски рассказанных Тыко и записанных с его слов. И только через пять лет после его смерти, вышла книга «Избранное», где и опубликована притча «Про цингу». В чем же состоит общечеловеческое и гражданское кредо ненецкого писателя. Как определить, «прочесть» это кредо в тексте рассказа?

Время действия здесь не определено. Мы не знаем – о дореволюционных или о послереволюционных событиях идет речь. Но для рассказчика это не важно. Притчевый характер повествования выявляет некий общечеловеческий смысл происходящего. Судьба старухи Неконы и ее внучки волнует нас тем, что в ней, в этой судьбе, отражено движение времени, происходящее всегда и ставящее человека перед необходимостью выбора. Некона недаром на первом плане как главная героиня рассказа. Образ цинги ужасен. Читатель невольно спрашивает себя – верит ли рассказчик (как Некона и ее внучка Некоця) в реальность этого «персонажа». Быть может, в рассказе описана галлюцинация, явившаяся сразу двоим умирающим от голода и холода людям в жутком доме, где один за другим умерли все их родственники и где рядом с ними, живыми, на другой половине избы, лежат «свои» и «чужие» замерзшие мертвецы?

«Каждый день в полночь стали стучать в дверь, в сени. Потом – в дверь избы. Через некоторое время показалась черная голова, а туловища нет, только позвоночник, руки да ноги, а глаза сверкают как искры».

Видимо, рассказчик все-таки верит в это чудовище-олицетворение. Он смотрит сам и заставляет нас смотреть на цингу глазами старухи Неконы. В самом деле – внучка ведь тоже видит цингу. Как может одна и та же галлюцинация явиться сразу двоим? Нет, это страшная реальность. И бороться с ней нужно как с настоящим, смертельно опасным зверем, как с медведем, встреча с которым состоится потом, уже в других обстоятельствах, когда цинга будет побеждена.

Итак, мы видим художественно впечатляющее, чрезвычайно убедительное совмещение притчевого, предельно обобщенного и вполне конкретного, психологически оправданного смысла образа. Человек Севера, с его мифологическим сознанием и суеверными представлениями, как бы становится человеком вообще. Отсюда потрясающее совмещение фольклорной фантастики и живой реальности, достигаемое тем, что старуха и внучка видят один и тот же образ, который на самом деле олицетворяет реальную цингу.

Образ этот так и остается как некая фантастическая реальность, но при этом с цингой идет подлинная, вполне реальная борьба.

Некона, спасая себя и внучку, делает открытие за открытием.

Самодельный крест не способен прогнать смерть: чудовище, отогнанное крестом, уходит и возвращается вновь. Некона вспоминает: «Люди говорили:

цинга крови и свежего мяса боится». Еще раньше, оставшись в промерзлой избе, нужно было нарушить церковный запрет и, в тайне от всех, есть нерпичье мясо. Теперь Некона растопила в котелке на огне кусок мороженой нерпы, собрала в ковшик нерпичью кровь и ударила этим ковшиком с кровью цингу прямо в лицо. Страшно закричав, цинга отступила. Итак, Некона проверила – люди говорили правду. Спасительное открытие состоялось.

Кто были эти люди, которым надо было поверить? Вероятно, старшие, помнившие заветы и мудрость предков. А может быть, это, напротив, новые люди, те, кто несет новое, научное знание. А может быть, еще вернее, прежнее проверенное опытом знание, еще облеченное в мифологическую оболочку так называемых «суеверий», сомкнулось с новым, пришедшим из мира цивилизации вместе с теми, кто, явившись как бы из другого мира, где совсем другая жизнь, спас старуху Некону и ее внучку.

Мы не знаем, кто были те двое, которые подошли к замерзшей избе. Один из них готов был оставить живых рядом с мертвецами. А другой спас живых.

Куда он их привез на санях? Там, в становище, все оставались живы и не знали цинги. Быть может, они, как Некона, умели побеждать суеверия и болезнь?

Быть может, это намек на светлый мир новых людей, мир без суеверий, тот мир, который принесла революция и советская власть? Нет, об этом в рассказе – ни слова. Мудрая старуха Некона сама сделала шаг к знаниям, сама победила врага.

Рассказ обладает удивительной цельностью. Это повествование о победе, благодаря которой человечество живо. Как ни велика мудрость и мужество Неконы, она и ее внучка были бы обречены, если бы не помощь доброго незнакомца. Внучка навсегда запомнит случившееся и передаст благую весть о спасении другим поколениям. Случай станет легендой, правдой, которая роднит и спасает всех людей, всех и всегда. Попробуйте сравнить этот рассказ Тыко Вылки с притчей Льва Толстого «Чем люди живы», и общечеловеческий смысл произведения станет вполне ясен.

Вместе с тем образ становища, в котором не знали болезни, социален и недаром невольно читатель предполагает, что спаситель, так заботливо отнесшийся к замерзающим людям, - олицетворение той силы, той общности людей, которая спасет мир. Сказано об этом осторожно. Но сказанного достаточно, чтобы читатель или слушатель поверил в возможность иной, новой жизни, подлинного согражданства, когда верхний и средний миры соединяются в реальной земной жизни добрых людей. Таково credo писателя.

Тема 10. Глобализм и глобализация, традиционная культура и цивилизованный мир в зеркале вершинных произведений писателей-северян.

Задание к практическому занятию по теме 10.

Блага цивилизации и заветы отцов. – Письменный монолог по мотивам запомнившегося произведения родной литературы.

Письменный монолог нужно создавать дома или в библиотеке – при подготовке ко второму занятию. На самом занятии Вы произнесете или выразительно прочтете написанное заранее. Слушателями будут участники группы.

Как же лучше всего построить такой монолог?

Проблема, вынесенная в заглавие, кажется вечной. В свое время еще Жан Жак Руссо в романе-трактате «Эмиль или о воспитании» (1762) сформулировал знаменитый и, кажется, парадоксальный, тезис: «Все выходит хорошим из рук Мироздателя, все вырождается в руках человека. Он принуждает одну почву питать произведения другой, одно дерево – приносить плоды, свойственные другому;

он перемешивает и путает климаты, стихии, времена года;

он уродует свою собаку, свою лошадь, своего раба;

он все перевертывает, все искажает, любит безобразие, чудовищное;

он ничего не хочет видеть таким, как создала природа, - не исключая самого человека: и человека нужно выдрессировать для него, как манежную лошадь, нужно окорнать на его лад, как он окорнал дерево в своем саду».

Этот широко известный первый абзац первой главы «Эмиля» как будто с годами находит все большее и большее подтверждение, а сегодня звучит прямо как апокалипсис. Опровергнуть его может лишь результат прогресса, доказывающий несомненность благ цивилизации, добытых как будто бы вопреки заветам отцов. В самом деле, наши предки были ближе к природе, зато не знали и даже не догадывались, возможно, о тех благах, которые обещает социальный и технический прогресс.

Но вот новый парадокс: многие из этих благ, созданных руками человека, вошли в жизнь, однако едва ли они сделали человека счастливее;

больше того:

именно сейчас, когда вокруг так много реальных и ощутимых плодов цивилизации, делающих жизнь человека наиболее комфортной, встает вопрос о «выживании» целых народов, а жизнь индивидуума, замкнутого на себе самом и выше всего ставящего собственный произвол (подменивший понятие о свободе), становится и вовсе лишенной всякого смысла.

Неужели парадокс Ж.Ж.Руссо – верен? И неужели опыт малочисленных народов Крайнего Севера, их большая «природность» и меньшая «цивилизованность» - дают человечеству спасительный пример и возвращают на единственно верный путь – к заветам отцов?

Такова одна из возможных завязок проблемного монолога, сразу вводящая в сущность вопроса, которому посвящен весь наш цикл литературных занятий: чему адаптироваться в современном мире? И верен ли самый термин «адаптация»? Да, происходят стремительно нарастающие трансформационные процессы, цивилизация наступает. И что же? Нужно адаптироваться этим процессам, заранее зная, что никаким комфортом нельзя заменить природность бытия? Какие ответы на этот вопрос дает опыт истории родного народа и лучшие произведения родного искусства слова?

Дальше в монологе необходимо определить мотив, взятый из произведений фольклора и литературы, который послужил бы основой для дальнейших размышлений, интерпретаций и выводов. Приведем в качестве примера страницы романа ительменского писателя Г.Г.Поротова «На околице Руси», - образ ворона Кутха в его истолковании. Готовя свой монолог, нужно, в этой связи, учесть следующее.

Образ главного божества ительменов – Кутха, сохранившийся в сказках, явно религиозного происхождения. Став главным сказочным персонажем, ворон-демиург, часто являющийся в человеческом или антропоморфном облике, в соответствии со своей мифологической природой обнаруживает черты культурного героя и героя-трикстера, но при этом сохраняет не только имя божества, но и особенности своего изначального облика, своего зоо антропоморфного естества, видимо, в какой-то мере и свои божественные свойства и атрибуты.

Глубокий знаток родного фольклора и духовной традиционной культуры Ительменов и коряков, Георгий Германович Поротов, естественно не мог обойти образ Кутха. Так, в главе «Рыбалка» (из первой книги романа «На околице Руси») на первый план выступает поэтичный и эпически мощный образ юноши Валвы. Вала показан многогранно – и в труде, и в дружбе, и в готовности к подвигу (когда нужно спасать погибающего товарища), и в неподдельном горе, когда товарищ погиб, и в любви, и в неожиданно тяжких испытаниях на пути к счастью.

Его душа богата. Мы не сразу догадываемся, чем вызваны перепады его настроения. Повествователь здесь психологичен и точен: «От веселой выходки старшего друга ребята оторопели: откуда у молчаливого Валвы взялся такой искристый голос, с какой поры родилась у него эта тревожная страсть к пению…» Да, он счастлив ожиданием первого свидания… Но Валва как будто предчувствует испытания и горе и неожиданно спрашивает притихших товарищей… о Кутхе. Образ его встает из тех глубин духа, где живет неистребимая вера… И вот оказывается, что «Песня о Крылатом Кутхе», рассказанная еще бабушкой Валвы, ительменкой, своему мужу, ссыльному поляку, который и сделал ее «складной», стала Родовой песней. Вот отрывок из нее:

Когда это было – Не помнит никто, Но люди сложили Нам песню про то, Как в давнюю пору На горные кручи Из бурного моря На крыльях могучих Кутх прилетел… Отец подарил эти строки Валве и часто говорил ему: «Песня о Крылатом Кутхе – песня о Любви, запомни ее, береги и, когда женишься, вырастут дети, то передай им по наследству».

Но Кутх, божественное воплощение Любви, это не только предание, миф, вера, песня. Он живая, неумирающая душа Камчатки, в этом смысле он продолжает быть демиургом, творящим и оберегающим Любовь и Семью. Кутх прилетел Валве на помощь – как раз накануне трагического события (гибель товарища) и горького испытания (несбывшееся сватовство)… «Где-то вверху над балаганом прошумела крыльями птица и немного погодя от топольника донеслось душераздирающее: «Кру-кру-кру!»

- Тише вы, Вот он – зашептал Валва. – Когда у Кутха умерла жена Мяты, а дети разбрелись по горам и долинам, то он покинул Камчатку. Но иногда по ночам прилетает навестить родные места и свою тоску изливает в одиноком крике «Кру-кру-кру!»

Жена умерла… Дети разбрелись… В этих словах Валвы – много значений. Испытания ожидают не только юношу. Это общая участь многих живущих. Наша участь. Мы покидаем бога, и бог покидает нас. Но Кутх возвращается. Его неутолимо тоскливый, непобедимо любящий крик слышат, должны слышать те из его детей, кто помнит сложенную отцами Родовую песнь.

Благую весть о божестве, созидающем жизнь.

Мифологема Ворона изначально, с незапамятных времен, живет в традиционной культуре и устном творчестве многих народов. Поротов чрезвычайно глубоко и художественно убедительно намекает на эту всемирность культа Ворона, столь самобытно явившую себя в ительменских сказках и преданиях. Неслучайны чуть приметные намеки (Валва в упомянутом эпизоде, сначала поет русские песни;

его дед был ссыльным поляком, Кутх покидает Камчатку, т.е. живет в других странах, и возвращается к ней и др.).

И все-таки именно ительменская Родовая песнь одухотворяет весь рассмотренный нами эпизод романа, полемически названного «На околице Руси».

Монолог требует заключения. Главный его мотив, почерпнутый из романа, созданного ительменским писателем, подсказывает одно из возможных обобщений, которое подытожит весь приведенный выше ход рассуждения:

вернуться в прошлое невозможно;

видимо, незачем и отказываться от несомненных благ цивилизации. Но нас ждет катастрофа, если мы будем приобщаться к этим благам… безоглядно и если мы принципом и приоритетом цивилизации подменим приоритет духовной культуры, преемственно связанный с заветами предков.

Характерно, что те, кто не помнит эти заветы, имеет сегодня ложное, превратное представление о будущем. Необходимо адаптироваться не только к процессам настоящего, но и к тому желаемому настоящему, которое «настает».

Многие сегодня прогнозируют будущее по образу и подобию кризисного и кат астрофического «сегодня». Но Кутх – возвращается.

Тема 11. Противостояние или адаптация? Пути северных литератур и десятилетия отечественной российской истории ХХ века. (Круглый стол).

Задание к практическому занятию по теме 11.

Ход истории в поэме «Ювана Шесталова» «Клич журавля» и повести А.

Неркаги «Молчащий». – Письменный текст выступления на круглом столе.

Кажется, что подготовка к третьему занятию, по характеру дублирует работу по созданию «монолога», о которой мы только что говорили. На самом деле выступление на круглом столе и самостоятельная подготовка к такому выступлению предполагает принципиально диалоговый характер всего занятия:

нужно предусмотреть диалог даже в тексте своего выступления. В данном случае, необходимость диалога подсказана беспримерной трагедийной остротой произведений, отобранных для живого обсуждения. Разумеется, разговор не получится, если он осуществится просто как сумма или композиция, стоящая из одних монологов. Поэтому хорошо, если выступление уже заранее будет построено в диалоговой форме, где Вы сможете аргументировано выделить свою точку зрения – то главное, что вы задумали высказать в беседе, и если тут же дадите прогноз возможных возражений и варианты других высказываний, а также ваши реплики (тоже прогноз) по ходу обсуждения и тезисы, а то и текст заключительного слова.

В поэме «основоположника мансийской литературы» Ювана Шесталова «Клич журавля» (прибл. 1987-92) и в гениальной повести ненецкой писательницы Анны Павловны Неркаги «Молчащий» (1996) российский кризис на переходе от 80-х к 90-м годам рассмотрен в исторической ретроспективе и перспективе, причем Шесталов больше уделяет внимание трагедии крушения Советского Союза, а Неркаги - апокалипсической кульминации на постсоветском этапе российской и мировой истории. И в том и в другом произведении показаны силы противостояния и преодоления (образ Стерха в поэме «Клич журавля» и образ Молчащего в одноименной повести).

И в том, и в другом произведении ставится вопрос о смысле социального прогресса, нацеленного на максимальное, насколько это возможно, освобождение индивидуума от обстоятельств, сковывающих его свободу. Но при этом важно уяснить: должен ли человек, в условиях подлинной цивилизации, усовершенствоваться, или природа его останется неизменной.

Есть ли различия между свободой и произволом? Может ли существовать общество, каждый член которого пытается удовлетворять все возрастающие потребности в комфорте и личном благополучии? Или же в цивилизованном обществе должна практически действовать система ограничений (нравственных и социальных), которая обезвреживала бы возможность безудержного произвола и в то же время воспитывала каждого члена социума? Заранее можно предположить, что мнения участников круглого стола разделятся на две группы (защитников неограниченной свободы-произвола и сторонников ограничений, в основном нравственных, но и юридических тоже). Как только возникнет такая ситуация, чрезвычайно интересно будет вернуться к текстам Шесталова и Неркаги.

Юван Шесталов видит причины современной трагедии не в системе ограничений, сдерживающих свободу, а в произволе современных людей, отвергших, сбросивших с себя всякие ограничения. Священная птица Стерх (воплощение страдающей души народного поэта) шаманит, плачет, кричит:

Сколько мне веков – Я не знаю, Но уже давно Наблюдаю:

Расплодились люди, Как звери.

Аппетит у них Неумерен… …Солнце нам было светилом – И только.

Небо считали мы Атмосферой.

Землю и воду Мутили без толка, Жили – без веры, Жрали – без меры.

Мы веселились, Мы ликовали, Все, что хотели, Без счета брали.

Мы покорили Природу – Гордые!

Вот нас Природа Об стол – Да мордою… А вот как вводит в ту же проблему А.Неркаги. Здесь тоже судьей над «цивилизованной» современностью оказывается мифологическое, мифотворческое сознание народного писателя-пророка. Неркаги создает миф о том, как человечество стало «скопищем».

«Как выросло Скопище, говорить больно. В нем живут скопийцы, потомки людей, населявших Землю во времена, когда корнем человека в жизни был труд. А силу, гордость и смысл бытия составлял олень – животное о четырех ногах, с коротким пушистым хвостом, с удивительно красивым теплым мехом различных расцветок, от иссиня-черного до легкого голубого, как утренний туман над озером.

Венцом величия оленя были рога. Они росли на голове животного ранней весной, вместе с лучами поднимающегося солнца, нежными ростками пробивались сквозь мех и постепенно из розово-пушистого отростка превращались в дивно крепкую кость, со множеством грациозных ответвлений.

Так рождается только песня. А рога были песней оленей, как говорили предки скопийцев. Люди и олени жили одной жизнью. Были настолько связаны, что смерть одних повлекла за собой физический и нравственный крах других».

На языке мифа в повести «Молчащий» сказано о роковом отрыве человека от заветов, оставленных предками, о грехопадении, вернее об отпадении от единой, проверенной веками правды народной жизни – в погоне за индивидуальным благополучием, на службу которому отдан разум и интеллект. Обладая и тем и другим, скопийцы тем не менее подобны червям.

«Скопищ, которые можно назвать жилище червей, много. Их рождению скопийцы обязаны своей лучшей половине – интеллигенции. Их слепота, трусость, их чисто мышиная философия (вода, если разольется, разрушит чужую, соседнюю норку, но никак не мою) привели к нынешнему состоянию нации, обезобразив ее до неузнаваемости». Чисто животное насыщение (сравни у Шесталова: «жили без веры, жрали без меры») обессмыслило человеческую жизнь. «Семьи пировали до осоловелости в глазах, до острых режущих болей в желудках. С наступлением темноты двери запирались еще крепче. Ни один лучик слабого света не проблескивал сквозь плотно занавешенные окна и стены. Громоздкие жилища, обезображенные, распухшие в черноте ночи, похожи на жуткие, кое-как сколоченные домовины-гробы. В них обездушенные нищетой и страхом скопийцы, когда-то дети великой природы, теперь трупы, объятые тлением, продолжали пировать, объедаясь, обделяя слабых членов семьи. Не было семьи, объедали самих себя. И в тишине, особенно чуткой в ночи, раздавалось торопливое чавканье, щелканье зубов, захлебывающийся крик обездоленных младенцев, беспомощное бормотание старцев-скопийцев. Слезы, стоны, рыдания, всхлипы неслись всю ночь с окраин одьяволенного человечества, заполняя ужасом предсмертия насторожившуюся Вселенную».

Как видим, Неркаги в этих строках говорит уже не только о «грехопадении» северных народов, изменивших лучшим нравственным и трудовым традициям прошлого ради извращенно понятых благ западной цивилизации, здесь речь идет уже обо всем «одьяволенном» человечестве, о предсмертии человеческого бытия вообще.

Язык мифа условен – нужно на этом языке читать глубинный смысл предостережений и пророчеств, избегая огрубленного и буквального понимания созданных писателем образов. Тем не менее, приведенные выше цитаты, как правило, вызывают напряженную проблемную ситуацию – можно предвидеть, какие полярно не совпадающие друг с другом мнения будут высказаны защитниками и противниками западной цивилизации в ответ на такие предельно заостренные, вызывающе полемические и провоцирующие полемику обобщения, содержащиеся в текстах Шесталова и Неркаги. Приведем в этой связи еще один пример – заключительные строки из поэмы Ювана Шесталова «Клич журавля»:

Вчера мне во сне Рассказала Звезда, С которой я Стерхом Явился сюда, Что жизнь из Земли Не сразу уйдет – Голод наступит В первый год, А на второй Жажда случится, В третий – Бескрылыми станут птицы, Начнут на четвертый – Так может статься – Прямоходящие Пресмыкаться.

На пятый год На Земле опустелой Не станет гордых, Не будет смелых.

А дальше – хуже.

А дальше – ужас:

Когда жена Не узнает мужа, Прогонит прочь И сына, и дочь – Тогда и наступит Ночь.

Но ни Юван Шесталов, ни Анна Неркаги не были бы великим представителями своих народов, если бы они всей данной им природою мощью своего таланта не пытались бы оспорить столь мрачный, ими же сформулированный прогноз. Шесталов обращается к Торуму, высшему божеству манси, являющемуся воплощением разума, сознания природы:

О, Торум! Не дай же нам пасть до конца!

Уйми, успокой наши злые сердца, Молитвы услышь, Проступки забудь!

Наставь нас, заблудших, На праведный путь!

Прощением паству свою одари – И ярость космических бурь усмири… Неркаги в своем евангелии-апокалипсисе создает образ Молчащего, многократные голгофы которого, как бы повторяя человеколюбивый подвиг Христа, в конце концов, совершают в сознании скопийцев переворот: уже, казалось бы, совсем уничтожив Молчащего, они прозрели и добровольно, в порыве раскаяния, озаренные духовной силой убитого ими, приняли спасительную кару. Здесь Неркаги прямо ссылается на Евангелие:

«Со груди сверкающей глыбы на скопийцев глянул… Божественный Лик…Глаза того, кто был распят на кресте две тысячи лет назад, изливал и на людей своих тот же свет – любовь и милосердие. И спала белесая полоса мерзости с душ и глаз скопйцев… Не прошло и мгновения, как Скопище, от края и до края занялось огнем. Живым огнем. Горели дома-гробовины с их затхлым гнилым чревом, где человеческий дух был осквернен и унижен.

Горели убегие вонючие притоны – убежища походи и разврата. Горели, трещали, распадаясь брызгами огней, дома богатых, жестоких, сытых. В праведном огне горела мразь, погань, страх. Горела сама Тьма… Никто не сделал шага назад. Озаренные лица были серьезны, торжественны. Печать усталости уступила место величию. Последние поднялись с колен, когда впервые, воздев руки, прошептали:

- Отче, прими нас, - и шагнули в бушующее пламя.

- Отче, прости нас, - прошептали последние и скрылись в золоте Огня…»

Итак, не только «прости», но и «прими нас». Огонь гибели становится огнем искупления. Значит, искупление возможно. Но оно не означает возврата назад. Спасенных скопийцев ожидает некое новое Бытие. Быть может, то, которое, тоже ссылаясь на Евангелие, проповедует Шесталов, создавая свое учение о космическом и планетарном сознании, с помощью которого, очищаясь от скверны, можно принять и открытия современной науки, и блага цивилизации, и даже политические реалии современности. Условно говоря, «Торум поможет…» Поэт уверен в том, что, вопреки знаменитому афоризму Р.Киплинга, Восток и Запад сойдутся… на Севере.

Мы обозначили возможную завязку разговора, и попытались наметить ориентировочный «конспект» одного из выступлений на круглом столе.

Занятие 12. «Опережающий» характер читательского восприятия произведений мировой, российской и «северной» литературной классики в эпоху социально нравственных и этнических контрастов современной России.

Задание к практическому занятию по теме 12.

«Сон смешного человека» Ф. Достоевского и нравственная проповедь лучших писателей Севера (по выбору студента). – Сравнительный текстуальный анализ избранных страниц.

Рассказ «Сон смешного человека» невелик. Прочитать его можно быстро.

И это нужно сделать в первую очередь. А затем, после «паузы» - перечитать текст несколько раз. Только после того, как глубина этого произведения, его религиозно-философская мысль, его образный строй будут обжиты и поняты, можно приступать к выполнению всего задания, т. е. к отбору произведений из родной литературы и их текстуальному сопоставительному анализу.

Произведения нужно подбирать такие, чтобы они были сопоставимы с шедевром Достоевского. Такие произведения есть. Найдите их. Достоевский подскажет путь и приемы текстуального сравнения.

Главная трудность при выполнении этого задания связана с истолкованием рассказа Достоевского. Как Вы помните, в нем повествование ведется от лица «смешного человека», «гнусного петербуржца», которому стало «все равно» и который твердо решил покончить с собой. Но от самоубийства его спас сон. О нем и следует далее подробный рассказ.

«Смешной человек» во сне совершает самоубийство, но после «смерти»

попадает на планету, которая в точности похожа на нашу Землю. Разница лишь в том, что на этой зеленой планете люди не совершили грехопадения, о котором рассказано в Ветхом Завете (книга «Бытие»). «Гнусный петербуржец»

видит людей, оставшихся в состоянии безгреховности – для них жизнь, дарованная Богом, продолжает быть высшей ценностью, они не приносят ее в жертву познания добра и зла. Сознание этих счастливых людей пребывает в гармонии с миром, включается в его божественную правду и красоту, и не пытается поставить себя над целостной мудростью Бытия. Для них счастье выше «знания законов счастья», жизнь выше «сознания жизни». Но появление «петербуржца» среди счастливых планетян разрушает их счастливую жизнь:

он него они узнают о возможности другого мироотношения, свойственного цивилизованным землянам, вкусившим запретный плод.

«Знаю только, - рассказывает «смешной человек», - что причиною грехопадения был я. Как скверная трихина, как атом чумы, заражающий целые государства, так и я заразил собой всю эту счастливую, безгрешную до меня землю. Они научились лгать, и полюбили ложь, и познали красоту лжи… Затем быстро родилось сладострастие, сладострастие породило ревность, ревность – жестокость… О, не знаю, не помню, но скоро, очень скоро брызнула первая кровь: они удивились и ужаснулись, и стали расходиться, разъединяться.

Явились союзы, но уже друг против друга. Они стали мучить животных, и животные удалились от них и стали им врагами. Началась борьба за разъединение, за обособление, за личность, за твое и мое. Они стали говорить на разных языках. Они познали скорбь и полюбили скорбь, они жаждали мучения и говорили, что Истина достигается лишь мучением. Тогда у них явилась наука. Когда они стали злы, то начали говорить о братстве и гуманности и поняли эти идеи. Когда они стали преступны, то изобрели справедливость и предписали себе целые кодексы, чтоб сохранить ее, а для обеспечения кодексов поставили гильотину…»

Так скоро безгрешная планета во всем стала подобна нашей Земле.

«Смешной человек» пытался спасти этих людей, объявляя себя виновником их несчастья. Но они смеялись над ним и повторяли, что получили то, чего желали сами. Тут «гнусный петербуржец» проснулся. Но вместо того, чтобы покончить с собой уже не во сне, а в действительности (вполне логично – после такого «сна»!), он остается жить. И вот причина, по которой он отбросил от себя приготовленный револьвер, составляет главную загадку, вернее – разгадку рассказа. Попробуем сформулировать эту разгадку. «Смешной человек»

размышляет:

Если я там всех погубил, может быть здесь я смогу всех спасти. Ведь все зависит от подлинного знания и свободного выбора. Там они от меня узнали о том, что возможна иная, наша земная жизнь, где все построено на произволе и борьбе всех против всех, и эта «благая» весть им понравилась, и они ее готовы предпочесть любому счастью и любой гармонии с миром. Так пусть здесь люди узнают о том, что возможна жизнь без грехопадения, та жизнь, которую я видел на счастливой планете, ведь я, хоть и во сне, но видел, что такая жизнь возможна – пусть они узнают о ней, и если все захотят, то «сейчас все устроится». «Сознание жизни выше жизни, знание законов счастья – выше счастья» - вот с чем бороться надо! И буду».

Итак, «смешной человек» (и Достоевский вместе с ним!) не против познания, а за такую правду мироотношение, в соответствии с которой наука служит жизни, а не приносит ее в жертву ради себя. На этой основе, по Достоевскому, возможна подлинная цивилизация. Ею, цивилизацией высшей духовности, человечество может спастись, если оно познает высоты истинной культуры духа и добровольно, по свободному выбору, примет приоритет жизни. Ведь это куда более естественно, чем то положение, в котором мы находимся сейчас. Так говорит Достоевский.

Изложенная версия «разгадки» – одна из возможных. Внимательно вчитайтесь в текст и проверьте ее. Вы уже заметили, что проблемы, заостренные в рассказе «Сон смешного человека», созвучны тем, какие мы уже обсуждали на круглом столе, черпая их из произведений Ювана Шесталова и Анны Неркаги. Таким образом, возникает основа для сопоставления этих произведений с шедевром Достоевского. Русская классика в нашем читательском восприятия возвращается к нам.

Сопоставление предполагает анализ сходства и различия в том, что подвергается сравнению. Так и в данном конкретном случае. Проповедь спасения у каждого из трех писателей – своя. Неркаги обращает читателей к теме голгофы: созданный ею образ Молчащего – символ возможности повторения (и многократного повторения) подвига человеколюбия, которое в конце концов образумит людей и обратит их к постижению высшей правды. Но как тяжело читать эту повесть. Неужели голгофа – единственный путь к искуплению? Шесталов предлагает вернуться не к Христу, а к природе, к Торуму, памятуя о том, что Мир-суснэ-хум, младший сын Нуми-Торума, как повествует об это вогульский (мансийский) эпос, послан в мир, чтобы охранять жизнь и не платить злом за зло: пройдя суровую школу среди людей, претерпев от них немало зла и жестокости, сын Торума, по велению отца, отвергает ответное насилие и становится истинным Мир-суснэ-хумом. Достоевский, устами «смешного человека», проповедует особую версию спасительности духовной культуры, которая нравственно регулирует опыт научного познания и социального эксперимента. Нельзя отменить процесс познания. Нельзя остановить опыт цивилизации. Но и то, и другое нужно подчинить приоритету жизни, построенной на одной единственной заповеди: «люби других, как себя, вот что главное, и это все, больше ровно ничего не надо: тотчас найдешь как устроиться». Да, эту истину провозглашали «биллион раз», но… перечитайте страницы, где описана безгрешная жизнь на той планете, куда попал во сне «смешной человек». Быть может, истина эта обретет для вас особую силу, станет (по выражению М.Пришвина) вашей «душевной мыслью».

Как Вы думаете, можно ли без нее почувствовать и воплотить в жизнь предостережения и призывы Неркаги и Шесталова? И вообще: можем ли вы на таком уровне отвергать или оправдывать реалии современного изменяющегося мира? Попытайтесь вдумчиво и искренно ответить на эти вопросы в ходе текстуального сопоставления рассказа Достоевского и уже знакомых Вам или открытых Вами для себя произведений северных писателей. Мы намеренно не подсказываем Вам выбор произведений, а ссылаемся на те из них, о которых уже шла речь на предыдущем занятии.

Занятие 13. «Зрелость» индивидуальной интерпретации текста и жизненный опыт читателя-современника (на материале произведений северных литератур).

Семинар-диспут.

Задание к практическому занятию по теме 13.

«Самостоянье человека» в современном мире. – Спор и согласие с читателем, товарищем по группе в ходе анализа произведений северных литератур.

Вы созрели для диспута. Разумеется, в том случае, если сам диспут «созрел». Так бывает не всегда. Но спор желателен отнюдь не ради спора. На предпоследнем занятии проблема адаптации уже достаточно осознана. Уже написаны и обсуждены четыре тематические работы, уже был опыт устных выступлений, сравнительных интерпретаций сложных литературных текстов.

Многие спорные вопросы удалось снять. Но есть и такие, которые как правило вызывают диспутные ситуации и пока еще не имеют решения (вспомним знаменитое высказывание И.В.Гете о том, что решение настоящей проблемы есть новая проблема). Иными словами, диспут в нашем курсе хорош, если его участники подготовлены к нему всем ходом занятий. Тем не менее, готовиться к такому разговору нужно специально, предвидя и планируя особые приемы, характерные именно для такой формы профессионального общения. Вопросы к диспуту определены заранее и известны всем его участникам. Но никто из них не может поручиться в том, как именно пойдет спор, какие возможные ходы предпримут его наиболее активные участники. Цель разговора – проверить на «прочность», испытать « на зрелость» позицию каждого, кто будет выступать.

Жизнь и литература непосредственно сойдутся в таком разговоре. Вот почему есть опасность некорректного обращения к произведениям искусства слова, огрубленного применения опыта литературы к современным жизненным ситуациям. Если такая опасность реальна, группа и каждый ее участник рискует потерять все или почти все, что он приобрел в процессе предшествующих занятий. Нужно помнить, что искусство слова моделирует человеческий опыт, иногда опережая и восполняя реальную жизнь, оно способно передавать этот опыт тем, кто сумел погрузиться в художественный текст, так происходит обогащение, но лишь при условии знания, понимания и активного «присвоения» читателем культуры восприятия и интерпретации. Только тогда литературный диспут по такой личностно важной и сложной проблеме как «самостояние человека» в современном мире будет корректным и действительно обогатит Вас. Знание теории и истории литературы здесь – необходимое условие, определяющее высоту и компетентность полифонии мнений и трактовок как жизненных ситуаций, так и опыта родной литературы.

Чтобы оценить высказывания товарища по группе и не вступать с ним в напрасный и некорректный спор, нужно различать типы высказываний и трактовок. В зависимости от типа высказываний диспутная реакция на них может быть различной. Суждения могут быть художественного, критико публицистического и литературоведческого типа. Будьте внимательны и отвечайте оппоненту на своем и его языке.

Тема 14. Презентация лучших письменных работ студентов по темам курса.

Задание к практическому занятию по теме 14.

Письменная рецензия на лучшую работу товарища по группе.

Готовясь к последнему занятию, учтите опыт диспута. Лучше всего прибегнуть к такому приему. Неплохо бы делать на всех занятиях аудиозаписи с целью из дальнейшей расшифровки и редактирования своих устных выступлений. Особенно интересно записывать и редактировать диалоговые формы занятий. Процессы социокультурной адаптации и адаптация в живом общении по столь важной проблеме нашей современной жизни, с опорой на слово писателя, поэта, драматурга, критика и литературоведа, могут сомкнуться, восполнить друг друга, а запись и редактирование живого слова будут способствовать выявлению и совершенствованию индивидуального литературного стиля каждого из участников группы, что найдет свое отражение в рецензии на лучшую работу товарища. Материалы диспута, при написании такой рецензии, будут в этом смысле особенно полезны.

Учебной курс III.

Трансфольклорный театр как технология адаптации фольклора коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока к современной социокультурной коммуникации.

ПРОГРАММА КУРСА.

Общая характеристика курса.

Сохранение и развитие традиционных этнических культур народов Крайнего Севера означает, прежде всего, сохранение многокрасочности российской и мировой культуры, сохранение способности культуры отражать все нюансы и оттенки исторически изменчивых отношений человека с окружающим его природным и социальным миром. Возросший в последнее время интерес к так называемым “архаичным” культурам коренных неевропейских народов носит отнюдь не только исторический или музейный характер. Свойственные этим культурам синкретическая цельность, гармоничность, внутренняя уравновешенность, которые вступают в явное противоречие с принятыми в этнографии, культурологии, истории жёсткими теоретическими расчленениями культуры на духовную, материальную и социальную составляющие, сегодня рассматривается не как прошлое, а, скорее, как труднодостижимый идеал культуротворчества. В самой природе современной массовой экранной культуры, рассчитанной на усреднённое потребление, заложено снятие, стирание этнических черт, приведение к единому стандарту, основанному на однозначно-технократическом понимании современности и культурного прогресса.

Актуализация имеющих всеисторическую ценность этнических культур предполагает, с одной стороны, поиск новых средств и форм культуротворчества, основанного на аутентичном, в частности, фольклорном материале;

с другой стороны, выработку образовательных парадигм, содействующих осуществлению трансляции культурных ценностей, включение в этот процесс новых поколений.

Фольклорный театр народов Крайнего Севера, в данном аспекте, может рассматриваться как наиболее адекватная форма осуществления реального единства культуротворческой деятельности в данном направлении. Серьёзной практической творческой базой для этого является фольклорный театр-студия “Северное сияние”, имеющий более чем пятидесятилетнюю традицию и огромный опыт просветительской и образовательной деятельности в России и за рубежом.

Предлагаемый курс является междисциплинарным, т. к. он затрагивает проблематику общего искусствоведения, театроведения, фольклористики, эстетики, культурологии, этнологии, психологии и других наук.

Данный учебный курс основан на сочетании творческого и научно исследовательского подходов к актуализации фольклора и учитывает реалии современной социокультурной ситуации.

Понятие «трансфольклорный (трансформирующий) театр» отражает культуротворческий характер концепции инновационного фольклорного театра и ее культурно-адаптационный характер. Технология здесь понимается как практико – ориентированная система оптимальных методов включения фольклорного материала в современную зрелищно-сценическую коммуникацию, основанная на единстве творческой, образовательно просветительной, коммуникативной и культурно-преобразовательной деятельности. Поэтому, трансфольклорный театр должен рассматриваться как современная технология адаптации (сохранения и актуализации) фольклорного наследия северных народов к изменившимся условиям поликультурного социума, современной социокультурной коммуникации, не искажающая базовых духовно-нравственных и художественно-эстетических ценностей этнической традиции.

Количество часов на дисциплину - 82, из них: аудиторных – 20, лекций – 8 ч., практических– 16 ч., на самостоятельную работу – 58 ч.

Цель дисциплины: освоение студентами технологии актуализации фольклорного наследия коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, как формы адаптации (сохранения и актуализации) фольклорного материала к современной социокультурной коммуникации.

Задачи курса.

исследование сложившейся взаимосвязи российской театральной традиции и фольклора, понимаемого как сферы народного художественного творчества, не ограниченного его устно-литературной традицией;

выявление специфики театральности фольклорной традиции малочисленных народов Крайнего Севера в историческом и актуальном аспектах с учетом их этнокультурной специфики;

теоретическое обоснование приёмов и методов неискажающей адаптации фольклора народов Крайнего Севера к условиям современной сцены на основе театрализации традиционных фольклорных жанров;

теоретическое и творчески-практическое обоснование концепции трансфольклорного театра народов Севера. Сибири и Дальнего Востока;

освоение студентами практических творческих навыков в области сценарной и постановочной работы на материале фольклора коренных народов Севера. Сибири и Дальнего Востока в жанре трансфольклорного театра;

овладение студентами навыками самостоятельного творческого поиска в области трансфольклорного театра коренных народов Севера. Сибири и Дальнего Востока.

Результаты освоения курса.

Студент после освоения содержания курса:


Владеет:

базовыми знаниями в области истории и теории театра, эволюции жанра музыкального театра;

знаниями в области фольклористики, музыкального, танцевального фольклора коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока;

практическими навыками в режиссуре фольклорного театра, музыкальной режиссуре;

способами неискажающей адаптации фольклорного материала к условиям современной зрелищно-сценической коммуникации;

базовыми навыками в области актёрского мастерства;

традиционного танца и пения;

навыками работы в группе по реализации творческих заданий в условиях ротации ролевых функций.

Умеет:

применять технологию трансфольклорного театра в образовательно творческой деятельности, направленной на сохранение и актуализацию фольклорного наследия коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока;

разрабатывать сценарии театральных постановок на материале фольклора коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока;

самостоятельно осуществлять постановочную работу в жанре трансфольклорного театра;

Способен:

определять жанровую, репертуарную и эстетическую стратегию фольклорного коллектива;

вести самостоятельный творческой поиск в области сценического воплощения фольклора.

Требования к уровню освоения дисциплины:

В результате изучения курса студент должен:

Знать:

• особенности этнических культур народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока;

• общее состояние и тенденции развития социально-культурной деятельности в регионах Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока;

Понимать:

• значение современных творчески-адаптирующих технологий в процессе сохранения этнокультурной среды;

• важность включённости этнических культур в общемировое культурное пространство;

Уметь:

• решать практические задачи с использованием различных гуманитарных, в том числе творчески-адаптационных технологий;

• адаптировать фольклорный материал к условиям современной социокультурной коммуникации;

Освоение содержания курса и формирование указанных выше знаний и умений способствует формированию у обучающихся следующих компетенций:

универсальных (УК) Магистр способен:

- оперировать теоретическими знаниями в области этнокультурологии, искусствоведения, фольклористики на основе их критического осмысления;

- формировать информационные базы при решении профессиональных задач в области сценической адаптации фольклорного наследия малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока;

- организовывать профессиональные группы для решения творческих и исследовательских задач;

профессиональных:

- педагогическая деятельность:

- планировать, организовывать, реализовывать и оценивать результаты процесса обучения и воспитания с использованием гуманитарных технологий творческого развития учащихся, являющихся представителями народов Крайнего Севера,;

- использовать имеющиеся возможности образовательной среды и создавать новые гуманитарные технологии, в том числе творчески-преобразующие, для обеспечения качества образования;

- социально-культурная деятельность:

- изучать и понимать специфические социально-культурные потребности и перспективы социально-культурной адаптации коренных народов Крайнего Севера, и создавать индивидуальные программы сопровождения в межэтнической и межкультурной коммуникации;

- изучать, проектировать, реализовывать и оценивать результаты социально-культурной деятельности с использованием известных технологий;

- научно-исследовательская деятельность:

ориентироваться в проблемном научном поле в соответствующей сфере образования;

определять, актуализировать, конкретизировать и оценивать результаты научного исследования в сфере образования с использованием современных методов исследований;

владеть методами междисциплинарного анализа изучаемых явлений;

участвовать в междисциплинарных, в том числе международных проектах в области образования.

Тематический план и распределение содержания курса.

Лекции Практические занятия Самостоятельная работа 1-я лекция 1-й Семинар-тренинг: Составление Происхождение театра, Режиссура библиографии по теме его связь с фольклором. трансфольклорного «Фольклорный театр».

Синтетическая природа театра НКС: (4 ч.) театра. Специфика технология создания театра как вида сценического образа.

искусства. Режиссура – искусство Дотеатральные игровые создания спектакля.

формы фольклора НКС Определение /ряженые, обрядовые режиссером идейно действа, народно-празд- художественного ничные игрища, замысла спектакля и его народные игры. осуществление в Театральность. постановочном плане.

Дотеатральное свойство Работа режиссера с театральности. актерами над созданием Многоэлементность, сценического образа.

многокомпонентность (4 ч.) театральности.

(2 ч.) 2-я лекция 2-й Семинар – тренинг:

Работа над рефератом танца. на одну из Ритуал и театр. Рождение Фольклорный театр и предложенных тем.

Предтеатральные (6 час.) элементы в ритуале, фольклор НКС.

обряде. Условность Театрализация различ восприятия. Условность ных видов фольклора в ритуале и условность НКС. Фольклор и в различных видах фольклоризм в культуре фольклора. Основной НКС.

принцип условности – (4 ч.).

поддержание театральной коммуникации.

(2 ч.) 3-я лекция 3-й Семинар-тренинг: Создание сценария и его режиссерской Фольклорный театр. Музыкальная режиссура разработки, Многокомпонентность и театрально-зрелищные соблюдающей структуры /элементы драматургические театра, фольклора, формы фольклора наро законы и основанной на ритуала/. Круг образов дов Крайнего Севера». фольклорном материале фольклорного театра.

северных народов (по Отличие фольклорного (4 ч.) самостоятельному театра от других видов выбору: сказка, легенда, театра. Проблема обряд и т. д.) дистанции в (18 ч.) фольклорном театре /ритуальность/.

Синкретичность фольклорного театра.

Специфика условности фольклорного театра.

(2 ч.) 4-я лекция 4-й Семинар-тренинг Выполнение итогового Практическая работа над коллективного проекта:

Драматургия как основа сценариями и театрального искусства.

режиссерскими Разработка и постановка Драма, лирика, эпос – разработками на основе отдельных сцен по роды художественной сказок и обрядов НКС. разработанным литературы. Коллизия и сценариям спектаклей.

конфликт в Работа над драматургическом музыкальными или произведении. Событие танцевальными – структурообразующая вставными номерами.

основа (16 ч.) - работа группы.

драматургического произведения. Действие в драматургическом произведении.

Композиция. Жанры.

Драматургия и театр.

(2 ч.) Продолжение работы над творческим проектом (18 ч.) Промежуточная Итоговая аттестация аттестация Изучение курса ведется в форме аудиторных лекционных занятий, семинарских занятий и самостоятельной работы.

На лекционных занятиях студенты получают сведения общетеоретического плана из области театрального и музыкального искусства, а также знакомятся с основными проблемами истории и современного существования фольклора в регионах Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Семинараские занятия проводятся в виде семинаров-тренингов, основанных на изучении и обсуждении видеоматериалов по фольклору и фольклоризму НКС, выработке умений и навыков сценарной и режиссерской работы с фольклорным материалом. На этих занятиях вырабатываются представления об общих принципах практического освоения фольклорного материала театральным и музыкальным искусством через призму различных жанров. Получает практическое освоение и закрепление понятийный аппарат, полученный на лекционных занятиях.

На семинарах-тренингах студенты получают практические навыки в области сценарного искусства, актёрского мастерства, режиссуры.

Самостоятельная работа состоит из основной и дополнительной (вариативной) частей.

Основная часть самостоятельной работы студентов посвящена:

а) составлению библиографии на тему «Фольклорный театр».

б) работе над рефератом на одну из предложенных тем, в) выполнению творческих заданий: созданию сценариев и режиссёрских разработок;

г) выполнению итогового творческого коллективного проекта:

постановке этюдов, сцен из своих творческих разработок.

Дополнительная (вариативная) часть самостоятельной работы состоит из:

а) подготовки словаря терминов (глоссария) по тематике лекционных занятий;

б) подготовки критического эссе на тему «Фольклор и фольклористика в ХХI веке» (по материалам Первого Всероссийского конгресса фольклористов. http://www.centrfolk.ru/kongr01.htm).

Промежуточная аттестация проводится по итогам лекционных и семинарских занятий в форме:

выполнения контрольных понятийно-терминологических тестов;

оценки уровня выполнения реферата на одну из предложенных тем;

обеспечивается в ходе практических занятий по результатам анализа выполнения студентами самостоятельных индивидуальных и групповых заданий.

Итоговая аттестация проводится на основе оценки выполненных сценариев и их режиссерских разработок и итогового творческого коллективного проекта.

Осуществляется в форме зачета, который выставляется по получении студентом не менее 70 баллов (из возможных 100) за следующие виды выполненной работы:

• работа на лекциях – диагностические работы, выявляющие уровень понимания основного содержания лекции – 8 баллов;

• участие в обсуждении вопросов, рассматриваемых на практических занятиях – 24 баллов;


• самостоятельное выполнение заданий, предложенных преподавателем – 52 балла;

• выполнение итоговой работы – 18 баллов.

При подготовке к итоговой аттестации следует учесть, что она осуществляется по оценке предъявленного самостоятельно выполненного сценария, режиссёрской разработки и итогам просмотра творческой самостоятельной коллективной работы студентов - постановки фрагментов или же всего спектакля.

В ходе итоговой аттестации студент должен предоставить:

1. Сценарий;

2. Режиссёрскую разработку (с подробной пояснительной запиской);

3. Поставленный отрывок из спектакля.

Требования к итоговой работе:

При подготовке сценария и режиссёрской разработки в пояснительной записке должны быть указаны следующие позиции:

возрастная аудитория, для которой готовится постановка;

тема и жанр спектакля;

действующие лица;

список реквизита;

предполагаемое оформление сцены.

Критерии оценки итоговой работы:

оригинальность сценического решения;

o выразительность характеров и мизансцен;

o содержательность спектакля;

o органичность музыкально-пластического компонента;

o соответствие художественно-образного решения этнической o составляющей спектакля;

грамотность драматургического решения.

o Материалы к промежуточной аттестации по курсу.

1. Тестовые задания.

Выберите правильный вариант ответа.

1. ФОЛЬКЛОР это:

А) устное народное творчество Б) народное художественное творчество во всем его видовом и жанровом многообразии В) современная массовая культура Г) совокупность игровых, обрядово-ритуальных, художественных и материально-производственных проявлений народного творчества 2. АУТЕНТИЧНОСТЬ это:

А) адекватный ответ на агрессивное поведение Б) изначальность, подлинность определенного явления В) точная формулировка любого определения Г) умственная отсталость 3. ДРАМАТУРГИЯ это:

А) жанр литературы Б) изучение драматических обстоятельств различных событий В) внутренняя структура произведения Г) система взаимоотношений актеров с режиссером в постановочном процессе 4. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ это:

А) индивидуальная трактовка не определяемая однозначно замыслом автора Б) индивидуальная трактовка точно следующая замыслу автора В) частичное изменение содержания произведения Г) взаимное согласование действий различных интернациональных политических движений 5. ЛИБРЕТТО это:

А) танцевальное движение в классическом балете Б) литературная основа музыкального спектакля В) указание режиссера-постановщика Г) подробное изложение сюжета 6. СИНКРЕТИЗМ КУЛЬТУРНЫЙ это:

А) синоним понятия «синтетизм»

Б) нерасчленённость культурного целого В) процесс самоидентификации Г) направление в современном искусстве 7. СТИЛИЗАЦИЯ это:

А) подражание внешним формам какого-либо, определенного стиля Б) соблюдение принятых канонов изображения В) детальное копирование какого-либо персонажа Г) строгое следование какому-либо стилю 8. СЦЕНОГРАФИЯ это:

А) жанр изобразительного искусства Б) описание какой-либо сцены В) художественное решение оформления сценического действия Г) учебная дисциплина 9, ТЕАТРАЛИЗАЦИЯ это:

А) демонстративное поведение в общественном месте Б) образованность в области искусства театра В) любовь к театру Г) сценическая интерпретация 10. ФАБУЛА это:

А) математическая формула Б) фактическая сторона повествования - события, случаи, действия, состояния в их причинно-хронологической последовательности, которые компонуются и оформляются автором в сюжете Г) античное женское украшение Д) жанр произведения сценического искусства 11. ФОЛЬКЛОРИЗМ это:

А) изучение фольклора различных народов Б) формы фольклора, исполняющие культуро-преобразующие функции В) вторичное бытование фольклора Г) увлечение фольклором Номер Номер правильного вопроса варианта ответа 1 Б 2 Б 3 А, В 4 А 5 Б, Г 6 Б 7 А 8 В 9 Г 10 Б 11 Б, В 2. Тематика рефератов:

1. Фольклорные истоки античного театра.

2. Фольклор в системе современной культуры: проблемы и возможности использования.

3. Типы и формы современного фольклоризма. Фольклоризм и типы фольклорных коллективов (на материале своего региона).

4. Традиционный музыкальный инструментарий коренных народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока.

5. Танцевально-пластическая культура народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока.

6. Эстетическое своеобразие театральной традиции Юго-Восточной Азии.

7. Театры Японии. Театр Кабуки.

8. Происхождение жанров древнегреческой драматургии. Еврипид. Софокл.

Аристофан.

9. Жанры европейского Средневекового театра. Миракль, моралите, фарс.

10. Театр эпохи Возрождения. Национальное своеобразие ренессансного театра в различных странах 11. Италия - “учёная комедия” начала 16 в. “Мандрагора” Н. Маккиавели.

Комедия дель арте.

12. Драматургия Тирсо де Молина и Кальдерона.

13. Б. Брехт и формирование новаторской эстетической теории "эпического театра".

14. Неореализм и его связь с кино.

15. История оперного театра.

16. Мюзикл: история жанра.

17. Н. Евреинов и его «Театр для себя».

18. М. Чехов и К. Станиславский и их системы воспитания актёра.

Методические указания для студентов.

1. Для выполнения задания по написанию реферата на одну из предложенных выше тем необходимо прежде всего разобраться с содержанием базовых для данного учебного курса понятий – «фольклор» и «фольклоризм», учитывая, в частности, что их соотношение отражает одну из самых сложных и, одновременно, принципиальных для концепции трансфольклорного театра проблем – проблему современного бытования фольклора. Эта проблем до сих пор носит остро дискуссионный характер. Но для выработки навыков собственной самостоятельной творческой работы в области фольклорного театра Вам необходимо сформировать собственное представление. Для этого целесообразно провести анализ приведенного ниже теоретического текста одного из самых авторитетных отечественных фольклористов – В. Е. Гусева.

Гусев В. Е. Фольклор как универсальный тип субкультуры. (приводится в сокращении):

«Предложенная М.С. Каганом теоретическая концепция «системы субкультур» позволяет по-новому обобщить наработанные гуманитарными науками XX в. характеристики фольклора. Конкретизированная на материале европейской средневековой культуры концепция М.С. Кагана продуктивна и для осмысления культуры в последующие эпохи, а также для культуры современных урбанизированных цивилизаций. При этом, разумеется, выделенная автором субкультура «крестьянская, фольклорная» в культуре средневековья не может быть автоматически перенесена на весь процесс развития культуры.

Привычное и распространенное до сих пор представление о фольклоре как части традиционной крестьянской культуры справедливо и значимо по отношению к феодальному обществу и для сохраняющихся пластов культуры в крестьянской среде на протяжении последующих периодов в истории общества, а также отчасти и для нового времени, о чем убедительно свидетельствуют некоторые обобщающие труды этнографов, фольклористов и искусствоведов XX в., а также новые полевые исследования, видео- и магнитофонные записи фольклора, например, в таких очагах традиционной культуры, как белорусское, русское и украинское Полесье, Закарпатье, Балканский полуостров и в других заповедных зонах Европы.

Но обращение к иным материалам и авторитетным трудам побуждает объективного историка культуры существенно расширить представление о фольклоре в целом, не ограничиваясь традиционной крестьянской культурой.

Не менее важной для понимания социальной природы и форм фольклора, а также его функционирования оказывается творческая деятельность разных групп городского населения. … Так что же, фольклором можно считать сельскую субкультуру и творчество «простонародья» городов? Да, но не только это. Здесь мы выходит в самое обширное культурное пространство. Развивая логическую концепцию «системы субкультур», следует сказать, что фольклор как субкультура в целом создается любой социальной и этнической общностью, любой группой или любым коллективом, ощущающими потребность в «неофициозном»

самовыражении, в общении между составляющими их индивидуумами и в передаче произведений своего творчества другим группам и коллективам (солидарным или оппозиционным). В случаях противостояния этих групп сложившейся социальной и политической системе, господствующему классу, находящейся у власти партии фольклорная субкультура приобретает характер «низового» диссидентства, инакомыслия.

К фольклору специалисты относят самодеятельное творчество любой профессиональной (по роду деятельности) среды — творчество горняков, охотников, плотогонов, рыбацких артелей и т.п. В том же смысле принято говорить о фольклоре студенческом, о фольклоре туристов и альпинистов, о фольклоре солдатском и моряков, о казачьих походных песнях и о фольклоре разных видов казачества в целом как воинского сословия, в наше время — о фольклоре участников боев в Афганистане. … Своеобразную часть фольклорной субкультуры составляет фольклор былой каторги и ссылки России, тюремные песни, созданный позднее — фольклор ГУЛАГ’а советской эпохи, собранный и опубликованный петербургскими фольклористами (В.С. Бахтиным и др.), так называемые «разбойничьи» песни были предметом специальных фольклористических исследований в России, а также типологически сходный разножанровый фольклор «збойников», «опришков» и аналогичные циклы преданий, песен и танцев в фольклоре других народов. Особую группу составляет творчество людей «дна», «блатные песни», припевки беспризорников.

Большой пласт в культуре многих народов середины XX в. образовал фольклор Второй мировой войны: фронтовой, партизанский, беженцев, антифашистского Сопротивления в оккупированных странах Западной Европы, фольклор восстаний в гетто, фольклор различающихся в идеологическом отношении и по политической ориентации патриотических сил в Польше, на Балканах, в Западной Украине, в Карпатах. Этот пласт изучен фольклористами многих стран, но нуждается в новых объективных исследованиях.

Несомненный интерес представляет фольклор населения СССР в эпоху массовых репрессий, антисоветские анекдоты, поговорки, частушки, а также серии анекдотов типа «о Чапаеве», «армянского радио», фольклор диссидентского движения в разных странах, современные политические анекдоты и т.п.

Особую часть фольклорной субкультуры составляет неканоническое творчество разных конфессиональных общин (предания и легенды староверов «раскольников» и песни сектантов в России, гуситские песни в Чехии, песни предания, легенды монашества, в частности, в разных монастырских подворьях Афона). И сама официальная церковь не была свободна от апокрифических сказаний, от неканонических песнопений… Уместно напомнить, что и в прошлом и в современных гуманитарных науках термин «фольклор» употребляется в весьма различных значениях: в самом узком как «искусство устного слова», а в других — более или менее ограничительных, обозначающих тот или иной объем составляющих его видов и форм. С другой стороны, зачастую он отождествляется с самым общим понятием «народное творчество» либо конкретизируется как часть народной художественной культуры. В самих по себе расхождениях специалистов во взглядах ничего предосудительного нет. Беда в другом — зачастую терминологические споры имеют формальный если не сказать — схоластический характер, заслоняют сущность реальной проблемы — необходимость различать систему культуры и ее подсистемы, разные соотношения («уровни») структур, составляющих ту или иную целостность, а также необходимость конкретно-исторического определения понятия «народ», понимания изменяющейся от эпохи к эпохе его социальной и этнической характеристики.

Не стану здесь обсуждать все разнообразные определения понятия фольклор, это — прерогатива фольклористики как специальной науки. Не разделяем категорическое заявление, тем более странное в устах руководителей Республиканского центра русского фольклора при Министерстве культуры Российской Федерации, заявление о необходимости «переориентации в изучении фольклора с фольклористики и искусствознания на историю и социологию». Убежден, что задачи и возможности фольклористики далеко не исчерпаны. Разумеется, фольклор может быть объектом и других наук, предметом междисциплинарных исследований. Но это не должно привести к поглощению фольклористики любой другой наукой. И настоящая статья не должна рассматриваться как отказ от профессионального изучения фольклора.

Она — не более как заявка на участие в обсуждении культурологического подхода к фольклору.

Прослежу одну тенденцию в истории науки, в том числе — и в фольклористике, важную для обоснования возможности широкой культурологической концепции фольклора.

Многозначность термина «фольклор» была предопределена изначально, вскоре после того, как это понятие предложил английский историк культуры Уильям Томс под псевдонимом А. Мертон (в 1846 г.), особенно тогда, когда основанное в 1870 г. «Фольклорное общество» (Folk-Lore Society) сформулировало два значения термина: как «древние нравы, обычаи, обряды и церемонии прошлых эпох, превратившиеся в суеверия и традиции низших классов цивилизованного общества» и, в более широком смысле — как «совокупность форм неписаной истории народа». Там же читаем: «Можно сказать, что фольклор охватывает всю культуру народа, которая не была использована в официальной религии и истории, но которая есть и которая была всегда его собственным произведением».

В универсальном значении «народных знаний» и «народных традиций»

стали употреблять термин многие ученые Великобритании, США, Латинской Америки, Франции, Германии, Бельгии и других стран. Социологическое направление, основанное А. Вараньяком и А. Мариню, охватило весь комплекс артефактов народной культуры. В Скандинавии и Финляндии фольклор определяется как коллективное традиционное знание, передаваемое посредством слова и действия.В России, веденный в обиход Е. Аничковым, А. Веселовским, В. Ламанским, В. Лесевичем в 1890-е — нач. XX в., термин преодолел ограничение предмета привычными понятиями «народная поэзия», «народная словесность».

В 1920 — 1930-е гг. в советской науке разгорелась серьезная дискуссия на тему «Что такое фольклор?». Противостояли две принципиально разные позиции. Одни ученые — В. Жирмунский, Е. Кагаров, О. Фрейденберг акцентировали внимание на реликтовых элементах народной культуры в целом.

Другие — М. Азадовский, Н. Андреев, Ю. Соколов, Н. Кравцов воспринимали фольклор как устное словесное творчество, способное к инновациям. В последующие десятилетия теоретическая мысль в странах Европы и в Советском Союзе все больше обращалась к расширительному толкованию фольклора.

Наконец, 1 марта 1985 г. специальное Совещание Комитета правительственных экспертов при ЮНЕСКО из разных государств приняло следующее развернутое определение: «Фольклор (в широком смысле традиционная и распространенная культура) — это … основанное на традициях творчество групп или личностей, отражающее ожидания (надежды) общины, являющееся адекватным выражением ее культурного и социального самосознания. Фольклорные нормы и ценности передаются устно, подражанием или другими способами. Его формы включают среди других — язык, устную словесность, музыку, танцы, игры, мифологию, ритуалы, обычаи, ремесла, архитектуру и другие искусства».

Нас не все удовлетворяет в этом определении (в частности, отсутствие указания на развитие фольклора, на эволюцию его традиционных форм, отсутствие констатации факта появления новых видов и форм творчества).

Сомнение вызывает формулировка «другие искусства»: в действительности и в традиционной и в современной культуре, особенно в массовом новотворчестве не все приобретает художественную форму. Вопрос о соотношении в фольклоре эстетической функции с другими функциями остается спорным, хотя еще П. Г. Богатырев отчетливо писал о полифункциональности фольклора и даже характеризовал ряд конкретных неэстетических функций.

Полифункциональность фольклора особенно важно учитывать при культурологическом его изучении.

Чтобы понять динамику фольклора как субкультуры недостаточно рассматривать любой его вид в произвольно избранном историческом отрезке.

Желательно проследить его развитие в разные эпохи и рассмотреть его судьбу в наше время. Попытаемся это сделать на примере одного из характерных феноменов праздничной культуры, конкретно на примере весеннего праздника, известного многим народам под названием карнавала и типологически сходных праздников, получивших у разных народов другие названия.

Генетически связанный с архаическим аграрно-магическим обрядом, продуцирующим плодородие, карнавал у народов романской языковой семьи наследовал некоторые традиции древнеримских праздников (сатурналий и литурналий), но формировался у народов Европы и приобрел свои характерные черты в эпоху позднего Средневековья. В целом, являясь в эту эпоху символическим отражением смены времен года (переход от зимы к весне), карнавал приобрел амбивалентный смысл («смерть, чреватая жизнью», по М. Бахтину). Этим объясняется ряд обычаев, сопровождавших праздник — обильная ритуальная еда, знаки плодородия, облик персонажей. Центральный образ — чаще символическая фигура (чучело), реже — ряженый человек;

образ наделен гротескной характеристикой (толстяк — обжора с гипертрофированными признаками мужского пола, либо старик и старуха, олицетворяющие зиму). Заметную роль в действиях играли шуты и различные типы ряженых. В празднике преобладали эротическая и фарсовая стихии.

Этому способствовали буффонные сцены «рождения» Карнавала (или персонажа под иными именами), избрания «короля» праздника (ранее также — «короля шутов»), сцена суда над этим персонажем, его обличительные монологи, обращенные к «судьям», его «завещание» публике. Кульминацией праздника были: сцена победы Поста над страдательным персонажем при участии Смерти и Доктора, эпизод его «проводов» (казни, сжигания, потопления), часто пародийная сцена «похорон» по церковному обряду (с участием соответствующих клерикальных масок, «гробовщиков», хора).

Распространяясь во всех странах Западной Европы, а затем на Балканах, в Восточной Европе, в России, на Украине, в Белоруссии («масленица»), праздник вобрал много элементов местной дохристианской культуры, приобрел у каждого народа своеобразные этнические черты, утратил постепенно первоначальную ритуально-магическую функцию. Конкретное описание праздника по материалам, собранным преимущественно в XIX — начале XX вв., широко и полно по многим народам содержатся в не утратившем познавательной ценности коллективном труде «Весенние праздники» (М., 1977) на русском языке (с обширной библиографией на иностранных языках), в трудах русских, украинских, чешских, словацких, сербских, хорватских, венгерских, немецких исследователей. Эти описания не столько реконструируют ранние этапы распространения праздника, сколько фиксируют изменившийся к новому времени характер празднования у разных народов. В новое время к празднику приурочивались виды зрелищно-игровой культуры, не связанные с его первоначальным смыслом (например, в России кукольный театр типа «Петрушки», представления в балаганах, монологи и диалоги зазывал — «дедов» на балконах балагана, раешники коробейников, карусели и проч.). Изменялся не только сам исконный тип традиционной культуры, но и наслаивались, адаптировались новые формы культуры. Существенно изменилась природа смеха: он утратил магическую функцию и приобрел социально-бытовую направленность.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.