авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 26 |

«Электронный архив УГЛТУ УСОЛЬЦЕВ ВЛАДИМИР АНДРЕЕВИЧ родился ...»

-- [ Страница 23 ] --

Другой пророк-ясновидец Вронский Сергей Алексеевич – потомок знатного дворянского рода, граф, майор германского вермахта, биорадиолог в ставке Гитлера, доктор медицины и философии, лингвист, профессиональный автогонщик, пилот высшего класса и, наконец, личный прорицатель Сталина. Всей своей жизнью он доказал, что судьбой можно управлять.

Его отец, граф Алексей Алексеевич Вронский перед Октябрем 1917 года занимал долж ность начальника шифровального отдела Генерального штаба. Генерал владел 42 языками.

В обмен на тайны криптографии Генштаба А.А. Вронский в 1923 г. получил от Ленина доку мент, который разрешал генералу вместе с семьей выезд за границу. Но возглавлявший шиф ровальный отдел ОГПУ Глеб Бокий думал иначе, и чекисты, ворвавшиеся накануне отъезда в дом Вронских, расстреляли на месте генерала, его жену и детей. Сергей в это время был вне дома и чудом остался жив, после чего уцелевшая гувернантка увезла его во Францию (Лекарев, 2009).

В Париже Вронский попал под опеку друзей отца еще по академии Генштаба. Но после того, как ему помогли через Красный Крест найти проживавших в Риге дедушку и бабушку, Сергей отправился в Латвию. Бабушка Сергея была родом из старинной черногорской кня жеской фамилии потомственных целителей и ясновидцев Ненадичей-Негош. Княгиня за нималась оккультными науками – астрологией, хиромантией, магией, и все, что умела – пе редала внуку. Юный Вронский быстро пристрастился к составлению гороскопов для своих новых друзей и учителей. У него проявились способности к гипнозу, психотерапии, он стал увлекаться спиритизмом и магией. Уже в раннем возрасте мальчик знал 13 языков. При этом Сергей находил время на борьбу, бокс, теннис, плавание, с отличием окончил авиашколу, освоил автодело и участвовал в шоссейных гонках.

В Риге чекисты установили с Сергеем Вронским «оперативный контакт» и вручили рекомендательное письмо к нацистскому функционеру И. Коху. Там Вронский позна комился с одним из нацистских руководителей Рудольфом Гессом, который увлекался мистикой. Благодаря своим пророчествам, русский граф завоевал доверие Гесса и стал лечить биополем высших нацистских чиновников и даже самого Гитлера.

О том, что нападение на СССР планируется на 1941 г., Вронский сообщил чекис там еще весной 1938 года. Гесс знал о плане «Барбаросса» и о нападении на СССР в 1941 году. Зная точное время вторжения, Вронский составил астрологический прогноз, согласно которому нацистскую Германию ждал полный крах. В мае 1941 г. Гесс бежал из Германии в Англию и пережил своих товарищей по партии на 40 лет (Лекарев, 2009).

Весной 1942 г. Сергею Вронскому было предложено срочно прибыть в СССР. С.В. Ле карев предполагает, что Вольф Мессинг предсказал Сталину неизбежный провал нашей агентуры в Германии, и тот не захотел рисковать потерей своего источника стратеги ческой информации. По следу разведчика уже шел сам Вальтер Шелленберг, который в ходе расследования после побега Гесса вышел на информацию о том, что к измене причастны астрологи. Вронский, сверившись с гороскопом, увидел, что его ждет в Гер мании неминуемая гибель, но и на родине будут неприятности.

Через свои связи у гитлеровцев он получил дипломатический паспорт и выехал в Латвию. Там угнал самолет Люфтваффе, но при пересечении границы с СССР самолет был подбит. Особисты, узнав, что Вронский – оперирующий хирург, отправили его в блиндаж-госпиталь, где он сутками не отходил от операционного стола. Вскоре астро Электронный архив УГЛТУ лог получил тяжелейшее ранение в голову, но выжил благодаря оперативному вмешательс тву главного хирурга РККА Николая Бурденко.

В 1943-м с первой группой инвалидности С. Вронский отправился в глубокий тыл, до окончания войны бедствовал в Уфе, пока при содействии Вилиса Лациса не попал в ос вобожденную к тому времени Латвию. В 1948 году, будучи директором школы в Юрмале, за отказ вывести школьников на публичные казни пленных немецких офицеров, получил 25 лет лагерей и отправлен отбывать срок в Мордовию. Навыки гипнотизера и психоте рапевта пригодились графу и здесь. Он симулировал последнюю стадию онкологического заболевания, отсидел лишь пятую часть срока и был отпущен «умирать на свободу».

В 1961 г. Сергей Алексеевич перебрался в Москву, где с ним как с экстрасенсом стали сотрудничать чекисты. Затем по распоряжению Никиты Хрущева его направили работать в Звездный городок. Вместе с Юрием Гагариным Вронский побывал в США, где встретил ся с братьями Кеннеди и предсказал гибель им обоим, а также голливудской актрисе Мэри лин Монро. Перед операцией Сергея Королева по удалению полипов Сергей Алексеевич настаивал на переносе даты, но ему не поверили, и в результате Генеральный конструктор в январе 1966 г. умер на операционном столе. Затем Вронский лично предупредил Юрия Гагарина о нежелательности полета 27 марта 1968 г., но космонавт № 1 отшутился, сослав шись на приказ командования. Кстати, гибель Гагарина предсказывал и Вольф Мессинг.

Летом 1968 г. С. Вронский в лаборатории биоинформации, руководимой профессором Михаилом Коганом, начал готовить первых врачей-биорадиологов, способных использо вать «психоканал» в практических целях. Вронский читал им лекции о влиянии космичес ких факторов на организм и психику человека.

Во время августовского путча Ельцин заказал Вронскому астропрогноз текущих собы тий, и тот предрек скорый провал переворота и распад СССР. Самой страшной ошибкой Ельцина Вронский считал войну в Чечне: «Чечня ещe принесeт немало бед, ибо мы начали войну с исламом, и то, что уже случилось, – это пока цветочки» (Лекарев, 2009).

Умер потомок древнего польского рода, биорадиолог с мировым именем, пенсионер Сергей Алексеевич Вронский в возрасте 83 лет. Он почти закончил в рукописи 12-томный труд «Классическая астрология». По фундаментальности работа эта не имеет аналогов в мире.

Эти два биографических экскурса сделаны мной с единственной целью показать ре альную возможность таких прогнозов будущего, которые неотвратимо и с необъяснимой точностью сбываются. Хотя механизм и природу подобных прогнозов современная наука описать не в состоянии, тем не менее, с точки зрения квантовой физики подобные феноме ны теоретически возможны.

Осознание реальной возможности подобных прогнозов позволяют достаточно серьез но отнестись к оптимистическим предсказаниям провидцев о великом будущем России.

Подобные прогнозы восходят вглубь веков. В XIV веке францисканский монах Рэньо Неро в книге своих пророчеств «Вечная книга. Оракул», обнаруженной в каменной клад ке старого монастыря спустя 600 лет после его смерти, предсказал появление в России (в северной стране Гипербореев) религии Огня и Света: «Религия Огня и Солнца в XXI веке познает победное шествие. Опору себе она обретёт в северной стране Гипербореев, где будет явлена в новом качестве». Он посвятил России (тогда ее называли Тартарией) мно жество страниц в своей книге: «Что будет в Тартарии, то откликнется и по всему миру»

(Предсказания…, 2010. С. 7).

Спустя два столетия врач и естествоиспытатель Парацельс (1493–1541) в книге «Оракулы» предсказывает развитие человечества вплоть до XXII века. О нашей стране Парацельс пишет: «Есть один народ, который Геродот называет гипербореями. Нынеш нее название этого народа – Московия. Нельзя доверять их страшному упадку, который будет длиться много веков. Гипербореи познают и сильный упадок, и огромный расцвет.

У них будет три падения и три возвышения. Знамя креста будет водружено на одной из горных вершин этой страны. В этой самой стране гипербореев, о которой никто никогда не думал как о стране, в которой может случиться что-то великое, над униженными и отринутыми воссияет Великий Крест. Воссияет Божественный Свет с горы гиперборе ев, и его увидят все жители Земли». В соответствии с предсказанием Парацельса это произойдет спустя 500 лет после его кончины, то есть в 2041 году (Предсказания…, 2010. С. 7).

Электронный архив УГЛТУ Неизвестный летописец «Влесовой книги», суммируя огромный период истории Руси от II–I тысячелетий до н.э. до IX века н.э., утверждает: «Трижды Русь погибнувшая вос стала», что «доказывает живучесть этого народа» (Лесной, 1995. С. 144).

Монах Авель (в миру Василий Васильев, XVIII век): «Россия вернется к истокам древ ней жизни своей. …Великая судьба предназначена ей. Оттого и пострадает она, чтобы очиститься и возжечь свет во откровение языков…» (Тулупов, 2009. С. 302).

Святой старец Серафим Саровский еще в начале XIX века предсказал расстрел царской семьи, революцию и войны, миллионы жертв, но говорил, что Россию ждет великая слава: «Господь через страдания приведет ее к великой славе». Но произойдет это после всенародного покаяния. И Россия будет стремительно становиться мировым лидером (Но вейшая расшифровка…, 2010. С. 8).

Макс Гендель (1865–1919) был известным астрологом и мистиком, представителем Братства розенкрейцеров. Будущее России он связывал с ее духовным и интеллектуальным развитием: «Еще две Расы разовьются в нашу, нынешнюю Эпоху, одна из которых Славян ская. Со вступлением Солнца в знак Водолея, Русский народ и Славянская Раса в целом достигнут степени духовного развития, которая продвинет их много выше их нынешнего состояния. Музыка будет основным фактором в осуществлении этого, ибо на крыльях му зыки гармоничная душа может лететь к самому трону Божьему, чего обыкновенный ин теллект достичь не может. Однако, достигнутое таким образом развитие непостоянно, так как оно односторонне и поэтому не соответствует законам эволюции, требующей, чтобы развитие, дабы быть постоянным, было уравновешенным – иными словами, чтобы духов ность развивалась через, или, по крайней мере, наравне с интеллектом. По этой причине существование Славянской цивилизации будет кратковременным, но на протяжении свое го существования она будет великой и радостной, ибо она родится из глубокого горя и не сказанных страданий, а закон компенсации приведет в свое время к противоположному. Из Славян произойдет народ, который образует последнюю из семи подрас Арийской Эпохи»

(Гендель, 1911. С. 62).

Об этом же позднее напишет Вяч. И. Иванов: «Я затрагиваю великий и сокровенный вопрос о мистическом значении нашего самоопределения в ближайшем будущем. Мисти ки Востока и Запада согласны в том, что именно в настоящее время славянству, и в част ности России, передан великий светоч;

вознесет ли его наш народ или выронит, – вопрос мировых судеб. Горе, если выронит, не для него одного, но и для всех;

благо для всего мира, если вознесет» (Иванов, 2007. С. 224–225).

Американский предсказатель Эдгар Кейси (1877–1945) в книге «Воспоминания» пи шет: «Миссия славянских народов, состоит в том, чтобы изменить сущность человеческих взаимоотношений, освободить их от эгоизма и грубых материальных страстей, восстано вить на новой основе – на любви, доверии и мудрости. Из России в мир придет надежда – не от коммунистов, не от большевиков, а из свободной России! Пройдут годы, прежде чем это случится, но именно религиозное развитие России и даст миру надежду» (Предсказа ния…, 2010. С. 7).

Нобелевский лауреат Фритьоф Нансен (1861–1930) утверждал, что Россия в не слиш ком отдаленном будущем принесет Европе не только материальное спасение, но и духов ное обновление.

В противовес американским «ястребам», стремящимся «вернуть Россию к границам 1551 года», Дж. Сорос разделяет оптимизм лучших представителей российской интелли генции (Речь на торжественной церемонии по случаю 10-летия Фонда Сороса в России):

«Я уверен, что есть нечто, что Россия способна открыть всему миру. Она может показать открытым обществам Запада смысл идеи открытого общества. Именно этим русская душа сумеет продемонстрировать свое величие» (цит. по: Шноль, 2010. С. 672).

Принявший православие американец иеросхимонах Серафим (Роуз) в лекции «Буду щее России и конец мира», ссылаясь на «Откровения Иоанна Богослова», предсказывает возрождение России «в предконечные времена». Это – «короткий период мира, предшест вующий последним событиям мировой истории, а именно краткий период восстановления России, когда всемирное слово о покаянии начнется с России – и это есть то «последнее и окончательное слово», которое, согласно Достоевскому, Россия принесет миру…» (цит.

по: Ирзабеков, 2011. С. 38).

Электронный архив УГЛТУ 3.9.3. О связи времен и преемственности поколений Выше по тексту неоднократно употреблялось понятие «цивилизационный код народа», – понятие довольно неопределенное и поэтому для некоторых моих коллег не совсем приемле мое и осознаваемое. Попробуем внести в него ясность.

Известный русский юрист-криминалист Михаил Николаевич Гернет (1874–1953) считал, что «человек начинает воспитываться за сто лет до своего рождения» (Гернет, 1905).

Пара докс? С.Д. Варфоломеев (2004) показал, что «человек развивается не просто экспоненци ально, а он развивается гиперэкспоненциально» вследствие его способности «передавать накопленную информацию от поколения к поколению» (с. 32). По-видимому, это и означает сохранение и передачу упомянутых цивилизационных кодов. Академик В.В. Алексеев, от мечая неопределенность набора цивилизационных кодов, определяющих специфику рос сийской цивилизации, вместе с тем говорит о сохранении тех или иных их характеристик на протяжении более чем тысячелетней истории России: «Принимая разные формы, по-раз ному осознаваясь современниками и историками, цивилизационные коды продолжают “ра ботать”, определяя самобытность России как цивилизации, имеющей свое “неповторимое лицо”» (цит. по: Якубовский, 2010. С. 7).

Т.М. Артишевская в сохранении цивилизационных кодов нации значительное место от водит родному языку: «Родной язык – это фундамент национальной безопасности, потому что у каждого человека есть языковая генетическая память. А разрушить ее – значит разру шить генофонд, что может привести к разрушению и среды обитания, и культуры в целом»

(с. 34). В то же время, «…рождение нового компьютеризированного мира как некой мировой информационной связи, меняет весь образ жизни, стиль мышления человека, трансформи рует личность в сторону индивидуализации. Создаются новые модели поведения, техно логии воздействия на массовое сознание становятся более эффективными» (Артишевская, 2010. С. 41).

Понятие «цивилизационного кода», наверное, лучше и доходчивее было бы попытаться раскрыть не на общем философском уровне, а на личной семейной истории любого из нас и с помощью таких понятий, как связь времен и преемственность поколений. О преемс твенности поколений и ее культурологическом значении написано много. В молодости мы обычно над этим не задумываемся, но по прошествии десятков лет понятие связи поколений обретает все более значимый смысл.

Вот что пишет в этой связи профессор А.А. Титлянова в книге «История одной сибир ской семьи» (2011): «Мы часто думаем, что наши мысли, желания, поступки определяют ся нашим воспитанием, т. е. недалеким прошлым, и реалиями сегодняшнего дня. На фоне многовековой истории наша собственная судьба кажется короткой – сиюминутной. А вот восточная философия учит, что день сегодняшний определяется длинной чередой прошед ших лет и духом дней, еще не наступивших. Прошлое прорастает в будущее и рождает на стоящее. Большинство из нас не задумывается о далеком прошлом, и наше знакомство с ним ограничивается рассказами бабушек, дедушек… Но мы думаем, что мы уже не такие, как наши старые бабушки и дедушки… Мы оторвались от своих предков и своей истории».

Комментируя приведенную выше мысль М.Н. Гернета, Б.Н. Миронов (1989) развивает ее следующим образом: «А я бы сказал – за тысячу лет: вся российская история – внутри каждого из нас. Загляните в себя, в своих близких, друзей, и вы увидите: в массе своей мы несем в себе отметину вечевых собраний и вольницы киевской эпохи, следы татарщины и крепостничества, отпечаток сталинщины и периода застоя. …Все национальные драмы и трагедии прошлого находим мы в своей душе, в своем характере, в своем поведении»

(с. 226). Далее автор спрашивает: «Как же сохраняется связь времен?». И излагает свое по нимание ее: «История материализуется в национальных традициях и в стереотипах поведе ния. Их хранительницей является семья. Подобно хромосоме именно она – носитель соци альной наследственности, которая в нашей жизни играет не меньшую роль, чем наследс твенность биологическая. …Хотя обучение происходит на протяжении всей жизни человека, усвоенное им в детстве определяет всю его жизнь. …Единицы преодолевают заложенное в детстве» (с. 226–227).

Наверное, впервые связь родов на Руси была прервана при царе Федоре Алексеевиче в 1682 году, когда по решению Боярской думы и Освященного собора были сожжены так назы ваемые «разрядные книги», на основании которых знатные и родовитые люди могли высчи Электронный архив УГЛТУ тать, кто кого выше и на сколько ступеней. После сожжения книг было покончено с системой местничества как одного из пережитков удельной раздробленности Руси, но одновременно была порушена генеалогия родов (Богомолов, 2012).

Однако совершенно беспрецедентный, ничем не оправдываемый разрыв связи поколе ний был совершен в последнее столетие российской истории, когда всех россиян превра щали в «иванов, не помнящих родства». В статье «Мужик, ты кто? В России порвана связь поколений» директор Центра стратегического планирования В.В. Костиков (2011) пишет:

«Большевики настойчиво выжигали из народа память о прошлом… В результате историчес кой кастрации, которая продолжалась почти весь ХХ век, у нескольких поколений россиян сложилось не только превратное представление об истории собственной страны, но были девальвированы и ценности семейной истории. Фактически исчезло понятие преемствен ности поколений. История семьи при смене поколений всякий раз как бы писалась заново… К сожалению, традиции советского беспамятства или фальшивой памяти исчезают очень медленно. По данным социологического центра ROMIR, лишь 28 % россиян знают историю своего рода и всего 7 % могут назвать имена своих прадедов и прабабушек».

«Что можно спросить с нынешнего поколения, воспитанного на неуважении националь ных традиций и проклятии отечественных гробов? – пишет академик РАН В.В. Алексеев (2009) в статье «Российская модернизация в цивилизационном измерении». – Стреляя из ружья в прошлое, получаем пушечное эхо в будущем» (с. 17).

Российский экономист Иван Алексеевич Кошкин в книге «Семья в СССР», используя официальные советские источники, впервые установил: с 1917 по 1959 гг. население СССР потеряло около 111 млн. человек. Один из его основных выводов состоял в том, что комму нисты, разрушив прежнюю семью, нарушили динамику прироста населения (см.: С. Бого молов, 2012).

Отдавая дань памяти родоначальникам фамилии Усольцевых, дальним предкам, роди телям и школьным учителям, позволю себе воспроизвести некоторые малоизвестные ис торические факты маленького «уголка России», моей Родины – с. Крутихи Далматовского района – по материалам книги В.П. Жданова «Крутихинская летопись, 1650–1916» (2002), а также заглянуть вглубь своей родословной по материалам «Метрической книги Влади миро-Богородицкой церкви Крутихинского села» и поделиться лучшими воспоминаниями школьного детства.

В этом начинании недосягаемым примером может служить подвижническая деятель ность уроженца с. Крутихи, полковника в отставке Владимира Петровича Жданова, про живающего ныне в Нижнем Новгороде. В предисловии к упомянутой книге он пишет, что поводом для ее написания явилось желание установить свою родословную. Начав с перво поселенцев Крутихинской слободы, он собрал в различных архивах разных городов много численные материалы по ее истории.

Слобода Крутихинская с острогом основана в 1685 году на правом берегу Исети каза чьим сыном Семеном Белошейкиным. Это была очень удобная для жительства местность с тучными, плодородными, богатыми землями, лесами и водами со здоровым климатом, без болотистых мест. Название свое приход получил от реки Крутихи (ныне от нее остался лишь ручеек, соответственно и название стало другим – Крутишка), впадающей в Исеть выше се ления в двух верстах. Для защиты от набегов башкир селение окопано было рвом, по обеим сторонам которого была сделана редкая бревенчатая изгородь, для проезда в селение с трех сторон сделаны были рогатки и заставы.

Это было время массового «прилива» вольных людей в Сибирь из европейской России, в том числе из Предуралья. Поселенец обеспечивался земельным наделом, но при этом дол жен был «отбывать государственные повинности в виде государевой десятинной пашни», хотя первоначально ему предоставлялась временная льгота – «освобождение от несения го сударева тягла». Уже через 37 лет, в 1722 году согласно первой ревизской сказке в Крутихин ской слободе проживало 1026 человек.

В 1729 году слобода Крутихинская была приписана к Екатеринбургским горным заво дам, и ежегодно с конца марта несколько крестьян наряжались туда на куренные работы (углежжение) и на перевозку готовой продукции (железа). В частности, в том же году пудов железа было предписано вывезти крутихинскому крестьянину Кондратию Усольцеву.

Для Екатеринбургского горного ведомства составляются «списки мужских душ», годных в работу, и в списке 1747 года значилось, что Андрей Федоров Усольцев, 16 лет – ростом мал, Электронный архив УГЛТУ а Лаврентий Иванов Усольцев, 36 лет – годен, у него сын Ефим, 18 лет – ростом мал. Конд ратий Васильев Усольцев, 68 лет – стар, у него сын Филипп, 17 лет – годен.

Летопись Владимиро-Богородской церкви сообщает, что прибывший в Крутихин скую слободу отряд Емельки Пугачева в 1773 году встречен был хлебом и солью, по тому обиды от него никому не было. Прибывший же из Тобольска с войском начальник для усмирения мятежа троих жителей слободы за нахождение их в войске Пугачева при казал повесить (Жданов, 2002). Однако, согласно исследованию А.А. Пашкова (2011), «в феврале 1774 года восстали крестьяне сел Крутихинского, Кабанского, Замараевско го…» (с. 107).

Тогда же, в XVII веке, сразу после появления первых сел и деревень, основанных русскими переселенцами, в Зауралье стали формироваться общинные сходы – органы самоуправления крестьянских поселений (рис. 376).

В 1786 году существующая в Зауралье система представительных органов крестьян ского самоуправления получила правовое закрепление в «Наставлении на постановле ние волостных судов», изданном Пермским и Тобольским губернатором Е.П. Кашки ным (Кошкаров, 2009;

http://msu45.ru/common/doc/about/history/15_years/chapter_1.pdf).

Волостные и сельские сходы, в работе которых участвовали наиболее уважаемые главы крестьянских хозяйств, решали самые насущные вопросы жизни. Здесь принима лись решения о распределении земельных участков и угодий между односельчанами, о строительстве церквей и общественных учреждений, о выделении ссуд нуждающимся из «мирской казны» и распределении налогов на каждого члена общины. Сходу были присущи также судебно-воспитательные функции. На нем рассматривались и различ ные бытовые вопросы: семейные конфликты, случаи «незаконной» беременности жен щин, нарушения общепринятых норм поведения. Священник П. Кыштымов во второй половине XIX века писал о крестьянах Шадринского уезда: «Мирские сходки решают дела общественные. В них же заключается суд и расправа поселян между собою». Об щина внимательно следила за порядком, имея в своем арсенале разнообразные средства воздействия на провинившихся (рис. 377) – от назначения отработок или угощения за счет виновного до физического наказания и штрафов (Кошкаров, 2009).

В.П. Жданов пишет: «Крутихинская была крестьянской слободой, и основным заня тием ее насельников являлось землепашество, выращивание хлеба, чему способствова ли плодородные земли и относительно благоприятные климатические условия. В свою Рис. 376. Крестьянский общинный сход.

Гравюра В.П. Рыбинского, 1859 г. (Кошкаров, 2009) Электронный архив УГЛТУ Рис. 377. Наказание кнутом в присутствии крестьянского схода. Гравюра XVIII в.

Худ. Х. Гейслер (Кошкаров, 2009) очередь, выгодное землепашество являлось причиной того, что жи тели почти не занимались отхожи ми промыслами (за исключением, разве, извоза). По признанию крес тьян, к доброму году, если посеять лишнюю десятину пшеницы на па хотной земле, это будет доходнее всякого другого ремесла».

Однако на рубеже XIX и XX ве ков отхожие промыслы получили развитие вследствие участившихся засух и неурожаев. В 1889 году село Крутихинское поразила жесточай шая засуха, с первого июля по первое октября не было дождя. В 1890 году первый дождь прошел 11 июня и то местами, с 11 июня по 17 сентября дождей не было. В 1891 году раз разился голод, уже весной в село ворвалась оспа и лихорадка, летом надежд на урожай не оставила саранча. Ели хлеб, смешивая муку с лебедой (Жданов, 2002).

Как упоминает в одном из своих исследований известный ученый-краевед Владимир Павлович Бирюков, которого называют хранителем духовной культуры Урала и Зауралья, именно вследствие рискованного землепашества в Зауралье не получила развития известная реформа П.А. Столыпина. Крестьяне опасались выходить из общин. Например, в Шадринс ком уезде выходило из общины не более 2–3 дворов (устное сообщение далматовского кра еведа Михаила Захаровича Телякова). Быт крестьян и способы возделывания земли остава лись постоянными в течение, по крайней мере, двух столетий (рис. 378).

Грамотность крестьян была низкой, считалось, что грамотный мальчик отвыкнет от ра боты на пашне, будет «белоручкой». В 1904 году из 425 домохозяев Крутихинской волости грамотных было лишь 68, а из одиннадцати дворохозяев Усольцевых грамоту знал лишь один – брат моего прадеда Дмитрий Федорович (Жданов, 2002).

В Крутихинской слободе фамилия Усольцев (в первоначальном написании Усолцов) фик сируется первой ревизией от 1719 года. В переписных книгах XVII–XVIII столетий жители учитывались по прозвищам, указывающим на место прежнего проживания, в частности, фа милию Усолцов получили уроженцы Соли Камской, их в 1719 году насчитывалось в Кру тихинской слободе 10 человек в двух дворах. Согласно переписям 1735, 1745, 1747 и годов из 126 крестьянских дворов крестьян с фамилией Усольцевы насчитывалось соответс твенно 3, 3, 5 и 3 двора.

Рис. 378. Зауральские крестьяне проводят посевные работы. Начало XX в. (Кошкаров, 2009) Электронный архив УГЛТУ До революции государство фактически не вело учет свое го населения, а церковь вела. Поэтому вся информация о рождении, крещении, венчании и упокоении людей до года содержится лишь в церковно-приходских (метрических) книгах. В «Метрической книге» Владимиро-Богородицкой церкви Крутихинского села от 1869 года зафиксировано на чало родословной нашей семьи в лице православного крес тьянина Федора Прокопьевича Усольцева (моего прапрадеда), крестившего в сентябре сына Дмитрия, упомянутого выше.

Второй сын Федора Прокопьевича, Василий Федорович (мой прадед) упоминается в «Метрической книге» от 1898 года как отставной солдат (тогда после возвращения из армии рекрути рованного крестьянского сына община давала ему земельный надел и пожизненно – статус отставного солдата). Вместе со своей женой, Домниной Григорьевной, они крестили во Вла димиро-Богородицкой церкви в августе 1898 года своего сына Дед Матвей Васильевич (моего деда) Матвея Васильевича (рис. 379).

Усольцев При коллективизации в 1928–1929 гг. мой дед Матвей Васи (1898–1985) льевич отказался вступать в колхоз, и в результате – каторжные работы в течение четверти века в так называемой «трудовой армии». Ему еще повезло, что он не входил в число зажиточных крестьян – «кулаков». Дед после возвращения из «мест отдаленных»

так в колхоз и не вступил, занимался поденными плотничными работами и у колхозников считал ся «единоличником».

Мой отец Андрей Матвеевич и мама Зоя Ивановна (в девичестве Ушакова), как и все наши предки, были уроженцами с. Крутихи. К моменту моего рождения (1940 год) отец окончил Дал матовский плодоовощной техникум и поступил на очное отделение Сельскохозяйственного инс титута в Ленинграде. Но маме одной было трудновато со мной, и отец по ее призыву вернулся в Крутиху за несколько месяцев до блокады Ленинграда. На том его университеты и закончились.

Так они и прожили в селе Крутиха до конца дней своих в мире и согласии – дед и отец, «еди ноличник» и главный агроном, получивший позднее звание «Заслуженный агроном России».

Рис. 379. Запись в «Метрической книге» Владимиро-Богородицкой церкви о крещении 9 августа 1898 года родившегося 8 августа Матвея. В графе «Фамилия, имя, отчество и вероисповедание родителей» записано:

«Крутихинского села солдат Василий Федоров Усольцев и его законная жена Домнина Григорьева;

оба православные». Запись произвели: священник Павел Матвеев и дьякон Николай Кузнецов Электронный архив УГЛТУ Мама Зоя Ивановна Усольцева и я в возрасте 2,5 месяцев.

Фото 1940 г.

Мама закончила заочно Шадринский учи тельский институт, и всю жизнь проработала в Крутихинской семилетней школе. Свой трудо вой стаж она начала в возрасте 18 лет в долж ности учителя-стажера. Ее первой наставни цей была Дарья Тимофеевна Палтусова, вы пускница царского Смольного института. Ра ботая в последние годы жизни библиотекарем Шадринской православной церкви, она уже в 80-летнем возрасте, пешком за 30 километров приходила к нам в гости и приносила с собой ка кой-то неповторимый дух доброты, скромнос ти, порядочности. Позднее, когда я слушал вы ступления академика Дмитрия Сергеевича Ли хачева, то почему-то вспоминал эту женщину, представительницу «старой аристократии» – так они были похожи своими манерами, тихим голосом, отсутствием назидательности.

Все свободное времяпровождение у нас, сверстников было связано с рекой Исеть. Осе нью по тонкому льду носились на коньках, иногда деревянными колотушками глушили рыбу, вылавливая ее из проруби, заранее приготовленной ниже по течению. Случалось, и проваливались под лед, но всегда вы таскивали друг друга. Зимой очертя голову кидались на лыжах с отвесного обрывистого берега Исети между Крутихой и Загайново, а все лето проводили у деревенского омута глубиной 12 метров (так считалось, хотя никто из нас ее не проверял;

сейчас в этом мес те реку можно перейти вброд). Там и питались, доставая с глубины раков и поджаривая их тут же на костре.

Когда появлялась потребность в «культурной программе», приносили на берег па тефон с граммофонными пластинками и слушали Лидию Русланову. Ее грампластинки были в ходу даже в самых глухих уголках страны. Почему-то больше всего запомни лось впечатление не от популярных «Валенок» Лидии Руслановой, а от песни «Окра сился месяц багрянцем», которую я больше никогда не слышал в другом исполнении.

Не слышал я никогда и нигде, кроме как от родителей и дедов, также казачьи песни – «Скакал казак через долину» и т. п. Редко исполнялась, а теперь совсем ушла народная песня «По Дону гуля ет казак молодой». После «расказачивания» казачьей вольницы, когда тела расстрелянных казаков тысячами сплавлялись вниз по Дону, такие песни не поощрялись тоталитарным режимом.

В 1953 году скончался Сталин. Вся наша школа-се милетка безутешно рыдала. Кто-то из преподавателей уже предсказывал погибель нашей стране, оставшейся без «вождя-заступника». Контрастом прозвучала фра за, вполголоса произнесенная дома моими родителя ми: «Не тот это человек, чтобы по нему плакать!». Эти слова запомнились на всю жизнь.

Выпускница царского Смольного института и первая наставница мамы Дарья Тимофеевна Палтусова.

Фото 1937 г.

Электронный архив УГЛТУ Брат Александр Андреевич Усольцев, бывший заместитель гене рального директора Далматовского завода «Старт», заслуженный машиностроитель России А через месяц мы с братом Александром, тоже учащим ся Крутихинской «семилетки», стали свидетелями необыч ного зрелища. На стоявшую рядом со школой Владимиро Богородицкую церковь, тогда уже закрытую и использовав шуюся в качестве зернохранилища, вскарабкались местные народные умельцы и принялись долбить основание ее коло кольни. Через неделю-другую упорного труда на колоколь ню были закинуты тросы и несколько тяжелых тракторов попытались сдернуть ее на землю. Но не тут-то было! Ко локольня, лишенная опоры на две трети, не хотела падать, настолько была прочной кирпичная кладка. И только после еще одного натиска «умельцев» колокольня, подрубленная уже на три четверти, рухнула (рис. 380).

Церковь была обезглавлена по распоряжению председателя колхоза И.Т. Кунгурце ва, которому понадобился кирпич для очередной «стройки коммунизма». Но ни один кирпич колоколен не был использован: прочность кладки была такой, что она рушилась по кирпичу, а не по связке. Стены церкви были сохранены под сельский «дом культу ры», пребывающий в том же виде и поныне. Может быть, неслучайно инициатор этого богохульства, позднее глава г. Далматово, повесился на самом пике своей карьеры.

После окончания Крутихинской «семилетки» в 1954 году я продолжил учебу в Дал матовской средней школе (рис. 381), которая известна тем, что в ней учился изобре татель радио Александр Степанович Попов. Образцом для подражания у нас был ее директор, Истомин Степан Иосифович – не только педагог «от Бога», но и уникальная личность. Его импозантная внешность и выраженное чувство собственного достоинс тва сочетались с требовательностью и строгостью. Еще когда я учился в седьмом классе в Крутихе, он как-то приехал туда с проверкой от РайОНО и на уроке русского языка попросил разобрать предложение: «То ли дождик, то ли снег, то ли будет, то ли нет».

Это был вопрос «на засыпку» – никто из нас с ним не справился.

В восьмом классе такой же наставницей, как для моей мамы – Дарья Тимофеевна, стала для меня учительница русского языка и литературы Мария Григорьевна Словцова, представительница дореволюционной школы, обладавшая уникальным даром обучения «изящной словесности» (был когда-то в ходу такой термин!). Она могла мастерски мо дифицировать одну и ту же конкретную фразу разными акцентами в разных контекстах, придавая ей совершенно другие смыслы и оттенки, и прививала это умение своим уче никам. Удивительная связь времен: она преподавала русскую литературу и моему отцу, когда он учился в конце 1930-х гг. в Далматовском плодоовощном техникуме (рис. 382).

Такого умения учить «изящной словесности», какое было у Марии Григорьевны, я более не встречал ни в тогдашней Далматовской школе (в 9–10-м классах литературу вела уже другая учительница, полный антипод Марии Григорьевне), ни, тем более, – в нынешних с их так называемым «ЕГЭ». Вот фрагмент из выступления российского пи сателя-сатирика Михаила Задорнова на канале «Триумф России» в 2009 году: «ЕГЭ – это контрольный выстрел в наше образование. Я проехал сейчас от Курильских ост ровов до Байкала – стон стоит по всей России такой, какой Некрасову не снился – так кошмарят детей». Академик РАН Виктор Васильев в этой связи пишет (2012): «Эгали тарная идеология в области образования – один из самых гадких путей наступления политиканов на область человеческого духа. Ее цель – выравнивание образованности не по возможностям, а по результатам, которое не может быть чем-либо иным, как на сильственное выравнивание всех по самому нижнему уровню».

Для понимания того, куда ведут страну наши «реформаторы» и «национальные лиде ры», достаточно привести всего две выдержки из выступлений недавно ушедшего с поста министра образования и науки России А.А. Фурсенко: «Недостатком советской системы образования была попытка формирования Человека-творца, а сейчас наша задача заклю Электронный архив УГЛТУ Рис. 380. Владимиро-Богородицкая церковь в селе Крутиха;

вверху – вид храма в 1924 г.: фото из фондов Шадринского краеведческого музея (Грязнов и др., 2002);

в центре и внизу – все, что осталось от храма к 2012 г. – «дом сельской культуры».

Фото В.А. Усольцева Электронный архив УГЛТУ Рис. 381. Далматовская средняя школа № 1. Фото В.А. Усольцева, 2012 г.

Рис. 382. Связь времен: встреча выпускников Далматовского плодоовощного техникума спустя сорок лет.

1970-е годы Наша учительница Мария Григорьевна Словцова – четвертая слева. Первый слева – мой отец, Андрей Матвеевич, четвертый справа – Афанасий Сергеевич Коновалов и седьмой справа – Сергей Игнатьевич Мальцев Электронный архив УГЛТУ Сын Александр Владимирович Дочь Юлия и внучка Полина Усольцев, ученый-лесовод в Екатеринбурге Внуки Владимир и Роман чается в том, чтобы вырастить квалифицированного потребителя», и еще: «Высшая ма тематика убивает креативность». Вырастить креативного потребителя – вот цель образо вания, по Фурсенко (http://bohn.ru/news/kreativnyj_potrebitel/2011-10-04-1590). Не предпо лагал, наверное, Михайло Ломоносов в своем XVIII веке, что в XXI-м мы опустимся до та кого разгула мракобесия, при котором навряд ли сможет «собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать».

Позднее, уже после окончания Уральского лесотехнического института, работая в различных организациях, бывая в разных коллективах, я понял удивительную вещь, на которую в детстве не обращал внимания. Я вдруг осознал, что был в Крутихе свиде телем уникального явления – своеобразной и неповторимой в последующие годы об щности сельской интеллигенции: это учителя Дувановы Дмитрий Иванович и Аполина рия Васильевна, Яглова Мария Александровна, Малкова Мария Никифоровна, Жданова Анисья Андреевна, Постовалова Анна Ивановна, колхозный счетовод Яглов Михаил Николаевич, катайский коллега моего отца Мальцев Сергей Игнатьевич и его же далма товский коллега Коновалов Афанасий Сергеевич, уроженцы села Нижний Яр Лагуновы Григорий Андреевич и Мария Васильевна. Это были люди профессионального долга, единомышленники по духу своему, уважающие и называвшие друг друга только по име Электронный архив УГЛТУ ни и отчеству – никакой недоброжелательности, ругани, зависти! И это в ту пору, когда православные заповеди официально были преданы анафеме вместе с самим правосла вием – «опиумом для народа». Теперь-то понятно, что это и была реальная преемс твенность поколений, передача и сохранение, по выражению академика В.В. Алексеева (2009), «базовых кодов локальной российской цивилизации».

И вся эта духовная элита, работавшая в период «развитого социализма», как гово рится, «не за страх, а за совесть», после провала «перестройки», распада СССР и всей экономической и политической системы оказалась «у разбитого корыта». Это было кру шение всех их надежд, были перечеркнуты не только определяющие заповеди христи анства, но и все «моральные кодексы». Они увидели, что жизнь прожита напрасно, а результаты всех их трудов присвоили березовские, потанины, абрамовичи, прохоровы и т. п., сколотившие себе в результате чубайсовской «ваучеризации» миллиардные состо яния. Я видел, в каком стрессе был последние годы жизни мой отец, когда по состоянию здоровья его отправили на пенсию и ему оставалось лишь молча смотреть на то, как разваливают хозяйство, которому он посвятил всю жизнь.

Судьба этого «потерянного поколения» трагична. Если в Германии после унизитель ного для нее Версальского мира нашелся талантливый писатель – Эрих М. Ремарк, на писавший несколько высокохудожественных романов, посвященных судьбе «потерян ного поколения» Германии того времени, то Россия пока еще ждет своего Ремарка. На верное, им мог быть Виктор Петрович Астафьев, но ему не хватило времени… В течение последних двух десятков лет формируется устойчивый интерес людей к своим родовым корням. С. Богомолов пишет: «Если раньше человек считался «винти ком», то теперь люди начинают ощущать себя личностями в системе координат с дру гими близкими людьми, где на особом счету родственники. И на первое место выходит родовая принадлежность».

Если в советские времена происхождение из дворян, купцов, царских офицеров, церковных служителей тщательно скрывалось, то сегодня наблюдается другая край ность. По сообщению Ларисы Фоминой (2010), в Курганское генеалогическое общество иногда приходят люди, часто состоятельные, все просят найти у них дворянские корни и метят, по меньшей мере, в «потомки Голицыных». Хотя никаких «корней» там нет, в Кургане жили в основном крестьяне, дворян можно было по пальцам пересчитать. И не корыстными интересами должен руководствоваться человек, составляя своё генеа логическое древо, а искренним желанием понять и познать себя (http://www.eparhia.ru/ news/?id=21029).

Сегодня, как уже упоминалось, факт религиозно-нравственного пробуждения рос сийского общества очевиден. Маятник российской ментальности уже качнулся от без духовности – к нравственности, однако вопрос, какими будут наши последующие поко ления, наши внуки и правнуки, остается пока открытым.

В конце жизни русский «апостол спонтанности» В.В. Налимов озабочен именно этим: «Мне уже скоро прощаться и уходить отсюда. Я пришел на Землю, когда все было еще спокойно. Когда верили в безграничное будущее. Когда процветала Российская им перия. Я прожил жизнь активно: много работал, многому противостоял, имел друзей и учителей, прошел через круг страдания, не схваченный фантазией Данте, написал много книг, которые можно было издать у нас или хотя бы на Западе. Видел зарубежный мир. Теперь мне хочется осмотреться: понять, что же произошло, в чем я участвовал, за что погибли близкие мне? Что оставляем мы будущим обитателям Земли? Я понимаю – мы стоим на изломе культуры» (Налимов, 1991).

Посетив США, Владимир Соловьев (2006) пишет: «Американцы – патриоты. …Нам тоже есть чем гордиться. Россия – страна великой истории, которую написали наши отцы и деды. Нам есть и чего стыдиться, и этого нельзя забывать. Просто хочется, чтобы наши дети вспоминали нас с благодарностью не только за сытое детство, но и за великую, демократи ческую, свободную, преуспевающую страну, которую нам еще только предстоит построить и передать им» (с. 242). Этими словами Владимир Соловьев, этнический еврей, подает знак страдающим русофобией представителям малых этносов России, напоминая, что их буду щее – не в сепаратизме, а в единении с многонациональной великой страной.

Выше уже упоминался Василий Макарович Шукшин, писавший, что за свою ис торию русский народ отобрал, сохранил, возвел в степень уважения человеческие ка Электронный архив УГЛТУ чества, не подлежащие пересмотру – честность, совестливость, трудолюбие и доброту.

Неслучайно академик В.В. Алексеев (2009) возлагает надежду на специфику россий ской цивилизации, на те самые цивилизационные коды, которые формировались и со хранялись на протяжении более чем тысячелетней истории России: «Принимая разные формы, по-разному осознаваясь современниками и историками, цивилизационные коды продолжают “работать”, определяя самобытность России как цивилизации, имеющей свое неповторимое лицо». Но для глубокой социальной перестройки современного об щества и психологической адаптации потребуется еще немало времени.

В каждом из нас сидят цивилизационные коды предков, но они проявляются, опосреду ются, если можно так сказать, – «личностно», через историю своей семьи, своей фамилии, имеют индивидуальную, специфичную в каждом случае «окраску». Однако общий для всех принцип – это необходимость осознавать свою ответственность перед ушедшими дедами и прадедами за то, какими вырастут наши преемники, внуки и правнуки наши, сохранят ли, усвоят ли лучшие традиции предков, ибо от этого зависят их судьба и будущее России.

Электронный архив УГЛТУ Послесловие. Что дальше?

В России на рубеже XIX и ХХ веков столкнулись две встречные тенденции: с од ной стороны – культурный и экономический всплеск (Серебряный век, умонастроение русского космизма и реформы Столыпина), а с другой – нарастающая «бесовщина» (по Достоевскому) с низов. Последняя одержала верх, и последовало столетие духовной и экономической деградации страны.

В наши дни просматривается некая антипараллель между двумя ситуациями: той, что была столетие назад, и нынешней. Россия опять пришла в точку бифуркации, т. е.

в состояние, когда тенденции ее дальнейшего развития неизвестны, в состояние оче редной смуты. И вновь противостояние двух течений: с одной стороны – постепенное возрождение российского самосознания (пока еще очень слабое, но неизбежно нараста ющее вследствие срабатывания инстинкта самосохранения человеческой популяции и российского цивилизационного кода), а с другой – все та же «бесовщина», одержавшая верх столетие назад и приведшая страну к культурному и экономическому коллапсу. На этот раз эта «бесовщина» находится в главенствующем положении и будет пытаться удерживать его до конца (Миронова, 2008б).

Именно сегодня, в очередной «час смуты» Ф.М. Достоевский становится как бы со участником нашей действительности: «Роман “Бесы” работает не тогда, когда все хоро шие восстали против всех плохих, а когда в обществе и в человеке – смута, каша. Когда все перемешалось и когда своя правда есть у каждого…» (Сараскина, 2010. С. 506).

Л.И. Сараскина (2010) беседу с Ю. Карякиным начинает со слов: «…Испытываю сейчас сильный соблазн: под каждым действующим лицом романа “Бесы” проставить фамилию современного исполнителя». И далее, с прискорбием: «Что поразительно – не из одного, а из всех противоборствующих общественных движений как-то вымывает ся наиболее совестливая, интеллигентная, культурная их часть. И приходят не те, кто смел, свободен и уже не ведает страха, а те, кто дерзок, развязен и лишен соображений порядочности. Последнее особенно мешает…» (с. 499).

Писатель Фазиль Ирзабеков в альманахе «Затесь» (2011), посвященном 10-летию со дня кончины писателя Виктора Петровича Астафьева, выступая в защиту русского национального гения – Ф.М. Достоевского, пишет о ненависти к нему не только при жизни писателя, но и в наши дни, со стороны тех, «для кого Русь Святая во все времена есть лишь повод для постыдного глумления», и в качестве примера приводит выска зывание одного из наших ведущих «младореформаторов» А. Чубайса как «типичного представителя русофобских кругов». В интервью лондонской газете «Financial Times»

А. Чубайс выразил свое отношение к Федору Михайловичу пышущими злобой сло вами: «В российской истории немного людей, нанесших такого масштаба глубинный мировоззренческий вред стране, как Достоевский. …Я испытываю почти физическую ненависть к этому человеку. Он, безусловно, гений, но его представление о русских как об избранном святом народе, его культ страдания и тот ложный выбор, который он предлагает, вызывают у меня желание разорвать его на куски» (цит. по: Ирзабеков, 2011. С. 38).

Такова антипараллель позиции Л.И. Сараскиной, таковы «реформаторы», объявив шиеся на развалинах «развитого социализма», и ясно, куда они ведут Россию. Еще более жесткую характеристику этому «младореформатору» дает Н.С. Леонов (2003):

«А. Чубайс – самый беспощадный хищник из той своры, что на глазах у всего челове чества набросилась на ослабевшую великую державу мира. …Напористость, цинизм и хладнокровие – пожалуй, его самые характерные качества» (с. 98).

Сегодня трудно оставаться беспристрастным при обсуждении деструктивной полити ки правителей России в течение последнего столетия и той последовательности, с которой уничтожалось и продолжает уничтожаться духовное наследие русских космистов – носите лей цивилизационного кода всех предшествующих поколений.

Профессор И.В. Назаров (2007. С. 131) задает вопрос, отчего так популярен миф о ду ховности русского народа? И отвечает: «Наверное, объясняется это тем, что в русском обще стве действительно есть высокодуховные люди…Их жизнь и деятельность настолько ярка и значима, что их величие переносится на весь народ. Но таких людей ничтожно мало…»

(рис. 383).

Электронный архив УГЛТУ Рис. 383. На пути к обретению духовности.

Худ. В. Богорад В одном из интервью Виктор Астафьев сетует на чрезмерную доверчивость народа: «Это наше российское просто душие – самое губительное для народа.

У нас любой проходимец может объявить себя экстрасенсом, спасителем, может просто умным назваться, и кто-то за ним пойдет и деньги ему понесет. Вот эта раб ская психология и животный трепет перед начальством – они просто комичны» (Ас тафьев, 2001).

И как же соединить эту характеристи ку с другой, данной в статье писателя и бывшего советника Президента по воп росам помилования А.И. Приставкина (2004): «Жестокость нравов у народа в исторической крови. Но большевики вытащили это из дремучего народного нутра и поставили на поток. В России цена человеческой жизни всегда была – полушка. Что при Петре, что при Иване Грозном, что при Сталине…Почему нас до сих пор не любят и побаиваются иностранцы?.. Мы неуправляемы. У нас нет твер дых категорий поведения…А вот что власть может реально сделать, так это помочь людям повернуться к культуре. А у нас сейчас в культуре полное одичание. Коммерческое телеви дение убивает в человеке иммунитет к злу, пороку» (с. 6).

Если сопоставить упомянутую рабскую психологию и страх перед начальством, якобы присущие русским, с европейской ментальностью, якобы лишенной этих качеств, то спра шивается, где корни этого различия, и не является ли это следствием 300-летнего татаро монгольского ига над Русью, которое миновало Европу?

И.А. Бунин в работе «Окаянные дни» цитирует А.К. Толстого: «Когда я вспомню о кра соте нашей истории до проклятых монголов, мне хочется броситься на землю и кататься от отчаяния». И с болью пишет далее: «Есть два типа в народе. В одном преобладает Русь, в другом – Чудь, Меря. Но и в том и в другом есть страшная переменчивость настроений, обликов, “шаткость”, как говорили в старину. Народ сам сказал про себя: “Из нас, как из древа, – и дубина, и икона”, – в зависимости от обстоятельств, от того, кто это древо обра батывает: Сергий Радонежский или Емелька Пугачев. Если бы я эту “икону”, эту Русь не любил, не видал, из-за чего же бы я так сходил с ума все эти годы, из-за чего страдал так беспрерывно, так люто?» (Бунин, 1990).


Вслед за князем М.М. Щербатовым Н.М. Карамзин в «Истории государства россий ского» писал, что некоторые особенности национального характера русского человека напрямую связаны с монгольским игом: «Земля русская сделалась жилищем рабов». О том, что оно наложило отпечаток на национальный характер на века вперед, писал также В.О. Ключевский (1990): «Это было одно из тех народных бедствий, которые приносят не только материальное, но и нравственное разорение, надолго повергая народ в мертвенное оцепенение… Мать пугала неспокойного ребенка лихим татарином. …Панический ужас одного поколения мог развиться в народную робость, в черту национального характера».

История повторяется: «От своих дедов и бабок, – пишет бывший узник ГУЛАГа О.В. Волков (1989), – чье детство пришлось на середину прошлого века, я слышал, что няньки пугали их Пугачевым – спустя восемьдесят лет после его казни! Не будут ли так же страшны для будущих поколений имена “Пугачевых” ХХ века, появление которых – на ужас и горе России – предвидели мыслители XIX? Или истинные лица их так и останутся скрыты мишурой легенд, а кровавыми тиранами войдут в историю их выученики и после дователи?…».

В то же время В.О. Ключевский отмечал и другой отличительный признак русских как великого народа – их «способность подниматься после падения». И уже к середине XIV века подросло поколение, «начавшее отвыкать от страха ордынского, от нервной дрожи от цов при мысли о татарине».

Электронный архив УГЛТУ Эту способность русских «подниматься после падения», отмеченную В.О. Ключевским, подчеркивает и В.П. Астафьев (2009), показывая, как наши люди, «столкнутые в темную яму, на самое земное дно, на муки и погибель», продолжают верить в лучшее будущее с одной надеждой – выжить: «Очевидно, во всех заблуждениях и надеждах русского человека и содержится главное его достоинство – великая стойкость. И как удобно оказалось обманы вать и эксплуатировать человека с этакой верой и надеждой в сердце! Увы, ничто не вечно под луной, и вера иссякла, вместе с нею исчерпалась и главная сила, может, и могущество нашего народа. Я абсолютно уверен, что то, что мы, русские, перенесли, перетерпели и вы дюжили, – никому более не по силам» (с. 490).

В 1920-е гг. Л.С. Выготский подчеркивал ведущую роль искусства в процессе форми рования человека будущего: «Несомненно только то, что в этом процессе искусство скажет самое веское и решающее слово. Без нового искусства не будет нового человека. И воз можности будущего также непредвидимы и неисчислимы наперед для искусства, как и для жизни (Выготский, 1987. С. 250). Ю.В. Линник (2007б) перспективу возрождения России также связывает с борьбой за культуру: «Неисчислимые страдания ослабили в нашем наро де витальное начало. Только культура может вновь одухотворить Россию! Сегодня страна пассивна, безразлична, инертна. К подобным болезненным симптомам надо относиться с пониманием и сочувствием. Мы больны… Положение кажется безнадежным! И все же я вы скажу свое чаяние – свое упование. Быть может, это утопическая мысль – идеализм чистой воды: но именно в культуре я вижу панацею – могучее оздоровляющее средство, способное победить любую болезнь». «Культуру надо насаждать! – говорит С.П. Капица. – Даже си лой… Иначе нас всех ждет крах» (цит. по: Зятьков, 2008).

Говоря о нынешнем «преступном подполье» нашей действительности, воспеваемом каждодневно средствами массовой информации, Л.И. Сараскина (2010) опять возвращает нас к Ф.М. Достоевскому как соучастнику современной культуры: «Очевидно, сегодняшняя культурная ситуация подразумевает именно этот вариант – подполье без трагизма, само казни и страдания;

без убеждений и представлений о лучшем. Ситуация, когда роковой (и бесповоротный) шаг в крайний разврат, в преступление и убийство уже сделан и не выгля дит трагедией – преступное подполье стало едва ли не нормой существования. Предвидел Достоевский и общественную реакцию на такой исход: «Факты. Проходят мимо. Не заме чают. Нет граждан, и ничто не хочет поднатужиться и заставить себя думать и замечать».

Современная массовая литература (беллетристика, романистика) воспроизводит именно эту схему, сопрягая преступность, ставшую привычной, убийц, превратившихся в привычных персонажей, в неотъемлемый событийный фон, с безразличием и слепотой общества, ко торое ничего не замечает и проходит мимо. “Нет граждан” – диагноз, который поставил Достоевский нашему обществу и нашему времени сто тридцать лет назад» (с. 275).

И тем не менее, Ф.М. Достоевский верит в здоровое начало народа: «Не раз уже приходи лось народу выручать себя! Он найдет в себе охранительную силу, которую всегда находил;

найдет в себе начала, охраняющие и спасающие, – вот те самые, которых ни за что не нахо дит в нем наша интеллигенция. Не захочет он сам кабака;

захочет труда и порядка, захочет чести, а не кабака!..» (цит. по: Сараскина, 2010. С. 118).

После дискуссий с русскими аспирантами профессор Кембриджского университета И.А. Кириллова (2011) утверждает: «Для современного, секулярного, молодого русского чи тателя духовное определяется с трудом» (с. 155–156). И далее: «Связь духовного с нравс твенным, сознание зависимости нравственного начала от веры в духовное начало, даже если оно не именуется Богом, есть то, что в наши дни делает Достоевского наиболее современ ным для молодого русского читателя» (с. 156).

А.К. Горский (А. Остромиров) в 1928 году в своей выпущенной в Харбине книге, посвя щенной Н.Ф. Федорову, связывал перспективы человечества с необходимостью плодотвор ной организации труда и организации науки и возлагал в этом надежду на ученых: «Чем и как ученые убедят неученых идти за ними? Сможет ли наука, объединенная и целостная, увлечь за собой трудовые массы народа? Для этого научное мировоззрение должно ока заться нагляднее, представимее и понятнее той приготовленной к невежественному вкусу стряпни и мазни, какую не устают преподносить народу фанатические сектанты полунауки»

(Горский, 2004. С. 602).

Пока что в сегодняшней России «деструкция продолжается», и «год борьбы с коррупцией заметно ускорил ее рост и увеличил размер взяток вдвое, декларации о сокращении госап Электронный архив УГЛТУ парата сопровождаются удвоением его численности за 10 лет, …вертикаль власти стремится себя дополнить вертикалью мысли» (Чубайс, 2009а). Во всем мире компьютеризация привела к сокращению «бумагооборота», у нас же – чем больше компьютеров в делопроизводстве, тем больше расходуется бумаги, поскольку чиновничья рать «саморазмножается», и ее количество в сегодняшней России уже в шесть раз превышает численность всего партийно государственного аппарата СССР (Гладунов, 2010).

Задавшись целью ликвидировать Российскую академию наук как носителя фундаментальных научных исследований, чиновники бесцеремонно вторгаются в эту специфичную сферу, творя чудовищный произвол. Имитируя бурную деятельность под предлогом необходимости «всеоб щей стандартизации», вначале Российская книжная палата разрабатывает ГОСТ Р 7.0.5–2008, распространяющий правила оформления библиотечных каталогов на всю научную литературу, а затем Российская государственная библиотека впервые за всю историю российской науки вво дит регламентацию на оформление и структуру научных диссертаций и разрабатывает ГОСТ Р 7.0.11–2011. Как при разработке нового «Лесного кодекса» все лесные специалисты были отлу чены от участия в нем, так и при разработке упомянутых двух ГОСТов Российская академия наук была отстранена от процесса их подготовки и обсуждения, и вся научная общественность была поставлена перед фактом и необходимостью «неуклонного исполнения». Надо признать, что РАН не пошла по пути «неуклонного исполнения» положений ГОСТ 7.1–2003 и ГОСТ Р 7.0.5–2008, продолжая при оформлении научных работ следовать требованиям ГОСТ 7.1–1984, который ник то не отменял, а научно-издательским советом УрО РАН были опубликованы «Методические ука зания по подготовке к печати научных изданий», в основу которых положен ГОСТ 1984 года.

Сложнее обстоит дело с ГОСТ Р 7.0.11–2011, содержание которого – настоящий «кладезь для смехотворчества» популярных и «околонаучных» сатириков. Если же ученые откажутся превращать написание диссертаций в фарс и будут названный ГОСТ дружно игнорировать, то Высшая аттестационная комиссия (ВАК), как известно, проверяющая научный уровень дис сертационных работ по чисто формальным признакам, не утвердит более ни одной диссерта ции под предлогом «несоблюдения ГОСТа». Примерно та же картина – в области «стандарти зации» в системе образования.

Продолжая тему деструктивной политики наших правителей, вернемся к положению о двух архетипах организации, высказанному выше Т.Л. Мироновой (см. раздел 1.2.2). Народное пра вославие (термин В.П. Даркевича, 2011) нашедшее отражение, в частности, и в почитании икон, всегда лежало в основе доверия к «отцу-государю», и при потере этого доверия возникало ощу щение предательства. И вот уже «Раззудись, плечо! Размахнись, рука!», «Эх, дубинушка, ухнем!», вот уже и «русский бунт – бессмысленный и беспощадный». Не в этом ли корни крестьянских восстаний при «царе-батюшке» да и октябрьского переворота 1917-го? Не в этом ли своеобразие «цивилизационного кода» русских, этого «русского коллективного бессознательного»? Русский народ, наследуя от поколения к поколению организационный принцип доверия к отцу-государю, неизбежно начнет «исправлять» нынешнюю ситуацию, поскольку наши «государственные» мужи, ориентируясь на принцип подчинения, никак не располагают народ к доверию по отношению к ним.

В течение всего последнего столетия из народа вытравливалась «память предков», плодили «иванов, не помнящих родства», и сегодня под увещевания властей о необходимости вхожде ния в мировое сообщество последовательно осуществляется оболванивание населения с по мощью СМИ, особенно – «коммерческого»


телевидения, разрушается система образования, идет деградация науки. Если этот процесс не достигнет «точки невозврата», то неизбежно придет восприятие народом его правителей как предателей, придет осознание необходимости «предать» их самих – автократов, потерявших доверие, как бы они ни призывали к «сохране нию стабильности», поскольку кредит доверия им у народа будет с катастрофичной скоростью иссякать (рис. 384). Потерять доверие легко, Рис. 384. Без комментариев Электронный архив УГЛТУ а восстановить его трудно, практически невозможно, поэтому осознание людьми необходимости «исправления» ситуации будет со временем неотвратимо крепнуть.

В беседе с Владимиром Соловьевым лидер старейшей демок ратической партии современной России Григорий Явлинский говорит: «В нашей стране всякая политическая деятельность, если она содержательная и серьезная, – опасна. …Система, при которой и суд, и пресса, и экономика, и спецслужбы, и парла мент – все управляется из одной комнаты. …В России сохра нились многие еще сталинские методы управления страной»

(цит. по: Соловьев, 2006. С. 435).

Говорит член центра «Мемориал» Олег Орлов (2012): «Че кистское представление о том, как нужно управлять страной, было вполне успешно реализовано под назойливую трескот ню о том, что они “поднимают Россию с колен”. Ресурсы, власть – в их руках. Ограничений никаких, ответственности Олег Петрович тоже, при этом – безбрежное море возможностей для корруп Орлов ции и наживы. Осуществляются мечты… И вдруг сотни ты (род. в 1953 г.) сяч недовольных положением дел загоняют их в угол».

Олег Петрович, видимо, имеет в виду «молчаливую» протестную прогулку тысяч моск вичей в мае 2012 года. Журналист Сергей Пархоменко в передаче «Суть событий» на радио «Эхо Москвы» 20 мая, комментируя это событие, говорит, что в течение двух последних десятилетий существовала негласная договоренность между властью и народом: одни уско ренными темпами обогащались, а другие («кролики», по Ф. Искандеру, 2011) молча на это смотрели, стараясь как-то выжить: одни продолжали по привычке мечтать о «Цветной Ка пусте», а другие пытались как-то договориться с «удавами». В мае 2012 года ситуация стала меняться: «кролики задумались».

И далее Олег Орлов продолжает: «Ответ чекистов – демонстративное построение полицейского государства. После некоторой растерянности режим начал выстраивать новую модель самосохранения, и эта модель – откровенная «полицейщина»». Семен Новопрудский (2012): «Российская власть перешла от латентного восхваления стали низма к прямым стилистическим заимствованиям». И далее он представляет возмож ную в будущем ситуацию, когда при «очередной оттепели» нам покажут картину «про то, как в начале второго десятилетия XXI века мы достали из могилы и привлекли к управлению страной дух Сталина и что из этого получилось. Если будет кому показы вать…» (Новопрудский, 2012).

Пессимистичную перспективу развивает также политолог Владимир Пастухов в «Новой газете»: «Почему-то совершенно необоснованно считается, что если русский народ один раз свалился в историческую пропасть, то с ним уже больше ничего такого не может произойти. …На самом деле никакого серьезного иммунитета против тотали тарного оболванивания русский народ выработать не успел. …Психологически ему го раздо проще поменять знак с “плюса” на “минус”, но остаться в прежней нравственной парадигме, чем начать мучительно вырабатывать какую-то новую парадигму. Поэтому вполне возможно, что маятник просто качнется из крайнего левого положения в край нее правое, не задержавшись на спасительной умеренной середине. В этом случае но вая русская государственность примет форму православного фашизма. Это все равно, как если бы в 1917 году власть взяли не большевики, а черносотенцы» (Пастухов, 2012).

И это не фантазия В. Пастухова, уже есть реальные признаки подобного поворота событий. 7 ноября 2012 года в Москве 29-летний представитель «офисного планктона», дитя так называемого «креативного класса», юрисконсульт фармацевтической компании, из двух карабинов расстрелял в офисе семерых коллег-сверстников. А за несколько ча сов до этого он опубликовал в Интернете свой «манифест», в котором рассматривает человечество как «раковую опухоль живого организма» и видит лишь один способ оп равдать свою жизнь: «истребить как можно больше частей человеческого компоста».

Это можно, конечно, назвать бредом сумасшедшего, но тогда как объяснить тот факт, что 10 тысяч человек в Интернете нажали кнопочку «Мне нравится!»? (http://www.snob.

ru/selected/entry/54596).

Электронный архив УГЛТУ Весьма пессимистичную, мало вероятную, но тем не менее возможную, картину рисует московский профессор Александр Вадимович Рубцов (2012): «Есть страны, кото рые все изобретают, и есть, которые все производят. Есть страна, которая ничего не изобретает и не производит, а лишь качает и гонит. Скоро первые и вторые изобретут и произведут нечто (в прототипах – уже), после чего третьи станут лишними, и тогда эти миры сомкнутся над нами, причем даже без передела территории и войны за “россий ское наследство”. Остатки человеческого капитала выве зут сами себя, и на этой части суши останется одичалое племя, вожди которого будут форсить “айфоном” прошло го поколения и винтажной “Калиной”».

По имеющейся у И.С. Прокопенко информации, «на сайте ЦРУ опубликован аналитический доклад американ ских специалистов о глобальных тенденциях развития. В Александр Вадимович перспективе 2017 года Россия рисуется как нестабильная Рубцов страна, которая, не исключено, распадется на 6–8 госу (род. в 1951 г.) дарств. Если не преодолеть разрушительных тенденций, сложившихся в России, то негативный сценарий российского будущего очевиден и обыва телю, и политологу. …Свои развилки истории были не только у России. Они были у каждой крупной страны. Как правило, прохождение этих развилок связано с деятельностью людей, оказавшихся в этот момент в руководстве. И если страна приходит к неслыханному пораже нию, к гибели, то виноваты в этом ее руководители – их догматизм, эгоизм, узость мышле ния» (Прокопенко, 2012б. С. 202, 205).

Георгий Малинецкий считает, что еще не все потеряно: «Вспомните реформы Рузвельта.

Вспомните, как истеблишмент противостоял ему. Ему противостоял Верховный суд, объ являя все его решения незаконными. В течение длительного времени ему противостоял Конгресс, огромное количество предпринимателей. Но он обратился напрямую к народу.

Тогда это была новая информационная технология. Он каждую неделю объяснял, чего он хочет, что американцы от этого получат и где ему нужна помощь. У нас есть такие воз можности. Пока есть. Просто важно ими воспользоваться» (цит. по: Прокопенко, 2012б.

С. 204). Политическая ситуация может измениться в лучшую сторону лишь в том случае, если власть сможет восстановить доверие народа.

Однако сегодня, по мнению политолога Глеба Павловского (2012), доверие к центральной власти сохраняют не более 15 % нашего населения. И далее о нынешнем президенте РФ:

«Он внутренне разлучился, я думаю, со страной, но совершенно не собирается разлучаться с властью. И парадоксально, что он, наверное, себе говорит примерно то же, что говорят те, кто за него голосует: если не я, то кто еще?! …Он не отпустил созданную им страну на свободу, …не решился дать главный бой за страну. …Страна фактически покинута и при том обездвижена. …Путинская система сегодня – это тирания слабости. …Я боюсь, что эти люди совсем потеряют голову. …Чрезвычайные законы с мая – это образцовые безумные действия, они продолжаются. Они успокоиться не могут, каждый день мы слышим новую мысль, чего бы в России еще запретить. …Это глубокое непонимание современного мира.

Верхняя команда расстыковалась с реальной современной Россией» (Павловский, 2012).

Наши теперешние правители, цепляясь за власть, могут следовать только политике реп рессий, обрекая тем самым себя на уход с политической арены России, поскольку, как пишет Т.Л. Миронова (2000), «чем сильнее на нас внешний натиск, тем упорнее, ожесточеннее, победительнее русское сопротивление». Цивилизационные коды русского этноса, русское национальное сознание, народная память, инстинкт национального самосохранения срабо тают неизбежно, и народ, страна встанут с колен.

Упомянутая выше позиция В.П. Астафьева в отношении трудностей с духовным возрож дением народа перекликается и с мнением политолога А.С. Ципко (2010): «Иссякает сама вера народа в возможность переделки нашей неудобной для жизни и отсталой во многих отношениях страны. Опасность новой ситуации не в радикализме и протестных настрое ниях, а в дефиците веры в элиту, в политиков, в свою собственную страну. …Трудно при всей любви к России поверить в будущее такой страны, где практически вся элита живет Электронный архив УГЛТУ и работает вахтенным способом, когда дома этой элиты, ее дети и ее деньги находятся за пределами Родины». Более категоричен научный руководитель Центра исследований модер низации Дмитрий Травин (2012): «Трудно усомниться в том, что представители всех ветвей власти сумеют в кратчайшие сроки перебраться в Англию или Австрию, если вдруг сочтут, что здесь запахло жареным».

Весьма конструктивной выглядит позиция директора Центра по изучению России, доктора философских наук И.Б. Чубайса, который для выхода страны из ее нынешнего системного кризиса предлагает концепцию «преемства с исторической Россией» (2009а):

«Вместо ленинского революционного “до основания”, нам необходимо продолжить, на сколько это еще возможно, с учетом происходивших семь десятилетий изменений, с учетом достижений Запада, великую российскую историю. Реформы начала прошлого века, преоб разования С. Витте, П. Столыпина, Николая II надо вывести на уровень великой российской реформации. Советский период в 12-вековой истории страны – это нечто подобное монголь скому игу, хотя и его одной краской не нарисуешь. Как писал в 1918 году Василий Розанов, “над русскою историей опускается железный занавес”. Необходимо занавес поднять».

Свою концепцию «преемства» – пути, «весьма сложного, но единственно ведущего к исцелению», И.Б. Чубайс (2009а) излагает в нескольких положениях. Во-первых, это не обходимость «перехода страны от экстенсивного роста, от собирания земель – к росту ка чественному, к философии обустройства». Это непросто, поскольку нынешний «полити ческий класс, двумя ногами стоящий в прошлом, десятилетиями говорящий об иннова циях, реально способен опираться только на примитивный сырьевой экспорт. …Отказ от качественного развития приводит и к многим другим негативным последствиям, например, к целенаправленному разрушению системы образования». И далее: «Не определяя свою идентичность, не определяя лицо, Россия как часть всемирной социокультурной системы и мировой истории просто исчезает. Поэтому без принятия обновленной и реформированной российской идеи, выстраивание новых проектов теряет всякий смысл». «…Настало время всенародных референдумов, с помощью которых власть должна выверять свою внутрен нюю политику», – считает А.С. Ципко (2010).

По существу, И.Б. Чубайс (2009а) предлагает вернуться к лучшим традициям рус ской культуры рубежа XIX–XX веков, адаптировать их к современным условиям и сов ременной ситуации в России, поставить на первое место интересы человека, а не госу дарственной машины. А.Н. Яковлев (2001) также считает, что в наши дни столыпинская реформа должна быть продолжена: «…Надо завершить столыпинскую реформу. Автор ее был слишком истиноемок. Для царя и двора Столыпин – левый, для интеллигенции – правый. Разновеликая, но единая ненависть к Столыпину убила его. А ведь именно он предложил дорогу, чтобы вывести Россию в белый свет».

Н.М. Чуринов (2006) выход из сложившегося противостояния властей и народных масс видит в возвращении к ранее распространенной на Руси идее соборности, к идее соборного единства светской и духовной властей, которая бы «определялась как кон цепция достижения совершенства, единства социальных норм, гармонии и красоты об щественных отношений, как указание, откуда должна исходить инициатива достиже ния социального взаимопонимания, социального согласия… Однако сегодня наступил час истины: затеянной вот уже около двадцати лет назад смуте в стране по-прежнему не видно конца, более того, все отчетливее различимы перспективы гибели России»

(с. 6, 11).

Н.М. Чуринов, рассчитывая на «единство светской и духовной властей», явно идеа лизирует ситуацию, поскольку православие в сегодняшней России не обладает монопо лией на духовную власть, как было до 1917 года. «Беспрецедентный многовековой ин тернационал россиян находится на грани развала, – считает И.С. Прокопенко (2012б). – Наш опыт совместного существования сегодня теряет смысл» (с. 204–205).

Поскольку Россия находится в состоянии очередной «смуты», т. е. в точке бифуркации, и, следовательно, дальнейшие тенденции ее развития по определению непредсказуемы, воп рос: «Что дальше?» сегодня как никогда актуален. Все великие провидцы предрекали России великое будущее. Однако, перефразируя известное присловье, можно сказать: «На кванто вую магию и провидцев надейся, да сам не плошай».

Образец гражданской ориентации дал в 1844 году Николай Васильевич Гоголь в пись ме некому А.П. Т….му, показав, насколько неконструктивно «только печалиться да раздра Электронный архив УГЛТУ Рис. 385. Фотопроект А. Ветлугина «Сказки уральского леса».

Два мастера – Данилушка и Прокопьич (П.П. Бажов. «Каменный цветок»). Прокопьич – В.В. Московкин жаться слухами обо всем дурном», происходящем в России, что «производит только одну черствую до саду да уныние». И далее: «Если вы действительно полюбите Россию, у вас пропадет тогда сама собой та близорукая мысль, которая зародилась теперь у мно гих честных и даже весьма умных людей, то есть, буд то в теперешнее время они уже ничего не могут сде лать для России. …Если вы действительно полюбите Россию, …последнее место, какое ни отыщется в ней, возьмете, предпочитая одну крупицу деятельности на нем всей вашей нынешней, бездейственной и праз дной жизни. Нет, вы еще не любите Россию. А не полюбивши России, не полюбить вам своих братьев, а не полюбивши своих братьев, не возгореться вам любовью к Богу, а не возгоревшись любовью к Богу, не спастись вам» (Гоголь, 1986. С. 253–255).

Как уже отмечалось выше, наше государство из гнало из современной школы функцию духовного вос питания подрастающего поколения, и это ни к чему позитивному не приводит и не приведет. Осознавая важность восстановления связи времен, соблюдения традиций предков, сегодня к делу духов ного воспитания молодежи подключаются некоторые общественные организации Урала.

«Объединение молодежно-подростковых клубов Североуральского городского ок руга», например, практикует экспедиции как одну из форм экологического обучения и воспитания школьников, в ходе которых постигаются взаимоотношения человека и природы сквозь призму традиционной культуры. В частности, осуществляется сотруд ничество с детско-юношеской этно-экологической экспедицией «Былина в Заозерье», руководителем которой является Виктор Васильевич Московкин (рис. 385). Благодаря этому сотрудничеству ежегодно организуются сплавы по реке Чусовой, путешествия «По следам Строгановых», маршруты по родному краю «Хребет Кумба», «Южный Шемур» и др., программы которых наполнены краеведческим содержанием.

В.В. Московкин (2010) выделяет, а по существу, противопоставляет две информацион ные системы: нынешнюю медиа-систему, за которой стоит корысть, и живую традицию, «за которой стоят родители, деды, щуры, пращуры и прочие родичи и учителя, которым на роду написано любить детей своих», и которую он считает истинным ориентиром развития. В православии ориентиром развития была «лествица Духа» – символ, пред ставляющий собой лестницу, по ступенькам которой душа идет вверх к величию духа, совершая духовные подвиги. Носителями живой традиции на Руси были издавна скази тели: слову, сказанному «глаза в глаза», доверяли больше, чем писаному (Московкин, 2010).

Сегодня существенным вкладом в приобщение молодого поколения к духовным тра дициям русских умельцев Урала служат уральские сказы П.П. Бажова, в основе которых лежит традиционный уральский фольклор. Андрей Ветлугин, автор фотокниги «Сказки уральского леса» (2012) пишет о наших уральских весях: «Древний край, созданный Великим Полозом, волшебным змеем, поднявшим старые горы и посеявшим несметные богатства от южных земель до Северного океана. Сюда приходили и уходили народы, молились, ковали металл, постигали тайны камня и общались с суровыми лесами. По тайным тропам здесь шли сказители, говорящие от имени предков, передающие из уст в уста голос уральской земли. В трудное время, когда люди отказались от «живого сло ва», выпало одному из уральцев стать продолжателем традиции сказительства. Таким человеком стал П.П. Бажов. Благодаря его таланту, сейчас мы можем «слышать» в сказах голоса наших мудрых предков. Сказы его многомерны, они заменяют собой и историю, и социологию, и психологию, они объясняют самые сокровенные законы жизни» (с. 4).

Электронный архив УГЛТУ Такие сказы, как, например, «Живинка в деле», «Каменный цветок» и др. убеждают в том, что не погоня за материальными ценностями, на что ориентируют молодежь наши нынешние правители, а уровень профессионально го совершенства и одухотворенность труда определяют его смысл и необходимость.

Экспертами Уральского экологического союза – регио нальной общественной экологической некоммерческой ор ганизации – под руководством Геннадия Владимировича Ращупкина на основе учения о ноосфере и традиционных знаниях многовековой этнической культуры народов Урала разработаны и реализуются экопросветительские проекты и программы по неразрушающему природопользованию.

В частности, с успехом проходит экспедиция «В гармо нии с природой», о которой Г.В. Ращупкин (2008) пишет:

“Неразрушающее природопользование”, что подразумевает Павел Петрович Бажов экологическую жизнедеятельность с минимальным негатив (1879–1950) ным воздействием на природу и людей – этот термин явля ется девизом экспедиции. Найти примеры неразрушающего природопользования на Урале на основе знания законов природы, сохранившихся традиций и современных наукоемких экологически чистых технологий, рассказать о них широкой общественности, властям, биз несменам, журналистам… – это и есть главные задачи экспедиции» (с. 2).

В экологическом лицее № 3 г. Екатеринбурга по инициативе профессора Галины Петровны Сикорской разработана и реализуется структурно-функциональная модель развития школы в ориентации на ноосферное образование. «Под ноосферным образованием (как целостной педагогической системой) понимается опережающее образование, создающее условия для развития Человека с коэволюционным мировоззрением, чувствующего и осознающего себя частью Космоса, несущего ответственность за жизнь в любом ее проявлении» (Сикорская, Ипполитова, 2007. С. 9).

В школе № 1 города Полевского, который воспет в сказах П.П. Бажова как символ труда уральских мастеровых, также реализована модель школы с ноосферным вектором развития (школа ноосферного образования), в основу которой положена целостная педагогическая система высокого уровня ноосферных компетенций (Сикорская, 2012).

Большой популярностью у детей Екатеринбурга пользуется летний клуб здоровья «Вита»

на озере Иткуль под руководством преподавателя Уральской горной академии Порожского Константина Павловича с выездными школами здоровья, в частности, на Кольский полу остров (экспедиция «Возвращение к истокам»). Активную работу с детьми проводит клуб «Росток» Первоуральского центра детского творчества под руководством Л.М. Гавелько и многие другие возглавляемые энтузиастами общественные организации Урала.



Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.