авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

«Федеральное агентство по образованию Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Сибирский федеральный университет» ...»

-- [ Страница 3 ] --

Индивидуалист по необходимости, ронин был вынужден полагаться только на себя самого и свои боевые навыки (особенно на умение обращаться с мечом и копьем), когда ему бросал вызов принадлежащий какому-нибудь клану самурай (обычно находившийся в компании других самураев), кото рый счел себя задетым самим существованием такого социального урода. В конце концов ронин оскорблял все законы и обычаи клановой культуры, только будучи тем, кем он являлся. Более того, самурай мог не опасаться, что, убив такого человека, он вызовет этим чье-то неудовольствие или что хозяин убитого воина и другие члены клана попытаются ему отомстить — у ронина не было ни хозяина, ни клана.

Не далее как в конце девятнадцатого столетия мастер дзюдо Ёкояма стал свидетелем столкновения одного из таких странствующих воинов «в сильно поношенной одежде и... очевидно, очень бедного» с тремя молодыми самураями. Молодой человек заставил ронина принять его вызов на поеди нок из-за того, что он нечаянно задел своими ножнами ножны одного из них.

"В соответствии с обычаем про тивники обменялись именами и обнажили мечи. Три самурая противостояли одино кому воину, на стороне которого, по всей видимости, находились симпатии свиде телей этого поединка.

Острые мечи блестели на солнце.

Ронин, по невозмутимому виду которого можно было подумать, что он всего лишь отрабатывает фехтовальные приемы в тренировочной схватке, медленно насту пал. Он направил острие своего клинка на самурая, расположившегося в центре трио, и словно бы не замечал тех, кто на ходился от него по бокам. Самурай в цен тре отступал дюйм за дюймом, а ронин все так же уверенно продвигался вперед.

Тут самурай, который находился справа, решил, что видит перед собой незащи щенное место, и бросился в атаку, но ро нин, очевидно, предвидевший это движение, парировал его выпад и с молние носной быстротой нанес врагу смертельный удар. Самурай, расположив шийся слева, атаковал следующим, но его постигла такая же участь — по сле единственного удара он упал на землю, весь залитый кровью. Все это lxxvii произошло за считаные секунды. Увидев, что случилось с его товарищами, самурай, находившийся в центре, оставил свое первоначальное намерение и пустился наутек".

Ронин же, покончив с врагами, "направился в ближайший полицейский участок, чтобы доложить о случившемся, как того требовал закон". И все это происходило в девятнадцатом столетии!

На протяжении веков эти воины путешествовали по просторам Японии, изойдя всю её вдоль и поперёк, часто нося в глубине души обиду на тех, кто нанёс им оскорбление – других воинов, их господ и учителей. Характер ро нина часто приводил в вспышкам индивидуального насилия и сделал его по пулярной фигурой среди простолюдинов, которые порой могли видеть, как ещё один ненавистный самурай пал от руки неизвестного героя.

В интересах выживания ронин должен был обладать весьма обширным диапазоном знаний в области воинских искусств – насколько это вообще возможно для человека. Причём он должен был владеть как традиционными методами боя, практиковавшимися представителями воинского сословия, так и теми, что были распространены среди простонародья.

Часто можно встретить предположение, что ронин, освобожденный от традиционных уз, связывающих его с каким-то конкретным господином или кланом, автоматически становился врагом не только отдельных правителей и самураев, но и самой системы японского феодального общества, что также делало его защитником простолюдинов, которые, в конце концов, помогали ему выжить. Однако в большинстве случаев это предположение будет невер ным. Конечно же, ронин имел все основания быть обиженным на свою судь бу, но чаще всего (за очень редким исключением) его обида возникала не из за того, что он считал всю систему несправедливой и деспотичной, а скорее потому, что волею судьбы он был отлучен от своего клана и места в этой системе. Однако плохие взаимоотношения с буси не могли сблизить его с ка ким-либо другим общественным классом, к которым он (как всякий настоя щий воин феодальной эпохи) испытывал искреннее презрение. Можно даже сказать, что независимое положение делало ронина еще более надменным и высокомерным, чем полноправный самурай поскольку ни другие самураи, ни законы клана не имели на него никакого влияния. Он самостоятельно прини мал решения в соответствии с обстоятельствами, и его свобода, когда она не сопровождалась сдерживающим влиянием чувства личной ответственности, могла породить неконтролируемого зверя, способного доставить немало хло пот полицейским силам разных городов. Косвенные упоминания в военных хрониках «ручных ронинов», которых содержали крестьяне, чтобы обучаться у них боевым искусствам, на самом деле, говорит нам о том, что в отношени ях с окружающими многие из этих воинов нередко вели себя как дикие, сви репые животные.

lxxviii В общем, он всегда был и оставался воином, которого поддерживала вера в незыблемость собственного статуса, несмотря на то что его отлучили от военной организации буке. Да, в отдельных случаях воин мог занять под линно независимую позицию, которая в результате противостояния на инди видуальном уровне огромному давлению правящих групп общества могла произвести на свет фигуру героических пропорций. Подвиги таких легендар ных личностей составляют основу самых захватывающих эпизодов японской литературы и истории.

2.2.4. Даймё.

Вторыми по значимости после клана Токугава были кланы, возглав ляемые даймё. Даймё были печально известны своей воинственностью и склонностью к экспансии за счёт более слабых соседей и без конца грыз лись между собой. Только таким безусловным лидерам как Нобунага, Хидэё си и Иэясу удалось их объединить в более-менее плодотворный союз. Основ ная заслуга плодотворности такого союза состояла в жёстком контроле, по стоянных проверках и нейтрализации неблагонадёжных – Иэясу и его потом ки крепко помнили, что импера тор и знать лишились политиче ской власти как раз потому, что потеряли контроль над провинци альными воителями.

Вследствие такого недос татка централизованного контро ля, феодальные «бароны» смогли накинуть и затянуть свою петлю на императорской семье и всех остальных общественных классах феодальной Японии, которые стояли на их пути, таким образом быстро и эффективно избавив шись от всех возможных конку рентов. В конечном итоге единст венным препятствием для даймё стали они сами и их личные ам биции. Для Токугава же феодаль ные правители – из чьих рядов вышли они сами – были главным источником проблем, поскольку они управляли независимыми ленами, содержали собст венные отряды воинов и имели достаточные средства для финансирования военных операций. В силу политической нестабильности и вооружённых восстаний даймё вполне могли нарастить мощь, превышающую пределы, за данные Эдо. Что затем могло быть использовано против существующего ре lxxix жима Токугава (по древнему принципу гэкокудзё - «низы побеждают верхи») – разумеется, при отсутствии должного контроля.

Режимом Токугава использовался древний принцип «разделяй и власт вуй», согласно которому даймё чётко дифференцировались по размеру лена, доходу, рангу при дворе. Вполне естественно, что это создавало атмосферу недоверия и нездорового соперничества и зависти. Не добавляла теплоты в отношениях между даймё и сёгуном необходимость оставлять своих жён и детей, когда сам даймё отправлялся в своё «имение» или необходимость раз в два года присутствовать при дворе.

Историки сходятся во мнении, что общее количество даймё в период Токугава составляло около 260 человек. Статус каждого определялся в зави симости от множеств критериев, первым из которых были феодальные взаи моотношения между сёгуном и даймё. Некоторые даймё, например, принад лежали к побочной ветви дома Токугава, это были «родственные вассалы»

(симпан) или «семейные даймё (камон). К ним относились три «высокопо ставленные семьи» (Кии, Мито и Овари), управлявшие ближайшими к Эдо провинциями, члены которых занимали самые важные должности в цен тральном правительстве.

Далее следовали наследственные даймё (фудаи), которые были васса лами Токугава еще до великой и решающей битвы при Сэкигахара. Они так же занимали важные позиции в бакуфу, и их лены окружали защитным коль цом центральные территории, находившиеся под прямым контролем Токуга ва.

В третью группу так называемых посторонних даймё (тодзама) входи ли лидеры некогда враждебных Иэясу кланов, которые признали его титул сёгуна после сражения при Сэкигахара. Их лены обычно находились за тер риториями, принадлежащими фудаи.

Эти основные категории подлежали дальнейшему разделению в соот ветствии с другими критериями, основанными на типе территории, выделен ной каждому даймё, его имуществе и средствах производства, находящихся в его распоряжении. Например, правители провинций (кунимоти или кокусу) обладали более высоким статусом, чем правители менее значимых террито рий (дзун-кокусу или кунимоти-нами), за которыми следовали владельцы замков (дзосу) и владельцы собственных резиденций (дзинъя-моти, рёсу).

Также даймё классифицировались в соответствии с теми местами, которые им дозволялось занимать на аудиенции у сёгуна. Эти места, отведенные для различных категорий даймё, как и залы собраний, где они размещались, про иллюстрированы в таблице ниже.

lxxx 2.2.5. Классификация рангов даймё.

В соответствии с их размещением в Зале для аудиенций при дворе сё гуна в Эдо:

Ранг Зал для аудиенций Категория даймё Большой коридор Члены трех высокопоставленных семей (санкё) 1-й (о-рока-дзумэ) Гостиная Члены семьи Мацудайра (гокамон) и наследст 2-й венные даймё (фудаи) (татарима-дзумэ) Члены семьи Мацудайра (гокамон), наследст Главный зал венные даймё (фудаи), и «посторонние» даймё 3-й (о-хирома-дзумэ) (тодзама) с доходом более 100 000 коку в год Приёмный зал Члены семей даймё с доходом менее 100 4-й коку в год (тэйканома-дзумэ) Ивовая комната «Посторонние» даймё (тодзама) с доходом ме 5-й нее 50 000 коку в год (янагинома-дзумэ) Гусиная комната Наследственные даймё (фудаи) с доходом ме 6-й нее 50 000 коку в год (каринома-дзумэ) Хризантемная Даймё без замка (мудзо даймё) с ежегодным комната 7-й доходом от 10 000 до 20 000 коку (кикунома-дзумэ) Другие помещения Прочие даймё 8-й При получении титула даймё высшего ранга в классе букё после сёгу на, удостоившийся такой чести феодал должен был принести письменную присягу и лично поклясться сёгуну в своей верности. Этот ритуал и регист рация присяги даймё повторялись всякий раз, когда новый лидер из клана Токугава присваивал себе титул сёгуна. Главными среди даваемых даймё обязательств были обязательства военного характера, такие, как содержание определенного количества регулярных войск, готовых вступить в бой по пер вой команде сёгуна;

им также вменялось в обязанность предоставлять войска для несения караульной службы на любом из постов, определенных в Эдо.

В пределах своего лена даймё был полновластным и единоличным мо нархом, управляя своим наделом с помощью чиновников и офицеров, фор мировавших двор в главном замке даймё, а также с помощью отрядов вои нов, принадлежащих к тому или иному военному клану. Эти воины были ор ганизованы в соответствии с вертикальной системой категорий и рангов, ко торые варьировались от клана к клану и от региона к региону. Некоторые из lxxxi вассалов даймё, называвшиеся татикаэри, следовали за ним повсюду, куда бы он ни направлялся, будь то Эдо или его собственное поместье;

другие (дзофу) постоянно проживали в Эдо со своими семьями, исполняя роль стражников столичной резиденции даймё;

третьи (киммубан) периодически сменяли друг друга на различных должностях в провинции и в Эдо.

Одним из примеров большого клана со сложной внутренней структу рой может служить клан Яманоути Казутоё, управляющий провинцией Тоса, расположенной на острове Сикоку. Эта провинция ранее принадлежала кла ну Тосокабэ, члены которого (к несчастью для себя) противостояли Токугава и впоследствии были лишены своих поместий, отбитых ими у клана Итидзо.

Клан Яманоути имел классическую структуру пирамиды, отображён ную на рисунке ниже.

lxxxii На вершине располагался даймё со своим кабинетом советников и управляющих, ему принадлежала самая лучшая и плодородная земля (кура) в провинции. Кура делилась на две категории: хондэн (земля, которая обра батывалась с незапамятных времен) и синдэн (земля, которая начала обраба тываться после назначения даймё в эту провинцию). Даймё располагал этой землёй по собственному усмотрению – мог, например, передать их во владе ние. Также дайме распоряжался менее плодородными землями: ягути (были расчищены самураями) и рёти (расчищены вассалами ранга госи). Все эти земли являлись «домашними владениями» даймё.

Ниже правителя провинции Тоса располагались два класса вассалов.

Первым из них был класс каро, или старших советников. Эти вассалы обла дали почти полной независимостью: владели собственными землями, управ ляли собственными деревнями, жители которых напрямую платили им нало ги, и командовали собственными воинами. Каро были весьма могуществен ными феодалами, и обычно они не платили налогов даймё. Хотя на них было возложено обязательство обеспечивать войсками управляющего провинцией, они делали это лишь после того, как получали подтверждение просьбы даймё от бакуфу в Эдо. Вполне естественно, эти независимые феодалы являлись предметом постоянного внимания со стороны даймё и нередко оказывали правящему режиму услуги, сдерживая амбиции своих правителей.

Второй класс вассалов состоял из воинов, принесших клятву верности непосредственно даймё. Они назывались сихаку, или самураи, и их когорты также подразделялись на несколько рангов, каждый из которых обладал соб ственными привилегиями, обязанностями и доходом. Первую категорию прямых вассалов составляли гюро, обладавшие правом носить два меча (дайсё) и ездить верхом «во времена войны и мира». Они не получали жало ванье рисом, а распоряжались наделами земли категории хондэн или синдэн из резерва даймё, способными приносить подобающий их рангу доход. Эти земли (тигё) позволяли их владельцам называть себя титулом дзиката-тори.

Ко второй категории прямых вассалов принадлежали воины умамава ри, которым платили как землями, так и рисом. Третью, самую низшую кате горию, составляли косогуми, получавших жалованье рисом, выращенным на землях даймё, в соответствии с системой распределения риса (кокусё). Все эти воины имели право носить два меча, но только некоторым из них дозво лялось ездить верхом. К третьей категории также относились воины, с кото рыми также расплачивались рисом, но не в соответствии с системой кокусё;

их жалованье обычно называлось фути-киппу.

Управляющий провинции Тоса имел в своем подчинении ещё два клас са воинов, известных как госи и кэйкаку. Госи («сельские воины») являлись бывшими вассалами побежденного клана Тосокабэ, за которыми было остав лено право владения землей, полученной ими от прежних хозяев, поскольку они добровольно подчинились власти новых правителей, назначенных Току lxxxiii гава. Госи были весьма ограничены в численности, владели землями и ло шадьми (на которых имели право ездить верхом), носить дайсё, сражаться в войнах, могли продать свои земли или же передать их старшему наследнику.

Интересно, что после Реставрации Мэйдзи, когда большинству даймё, назначенных Токугава, пришлось вернуть свои поместья новому централь ному правительству императора, госи было позволено сохранить свою собст венность, поскольку они получили свои титулы не от Токугава.

На ступеньку ниже этих сельских воинов в иерархической структуре клана Яманоути располагался класс вассалов, известных как кэйкаку. Эти мелкопоместные дворяне получали жалованье рисом, носили два меча, но не имели собственных лошадей, и обычно они жили вдали от провинциального центра, в пределах «дня пути» от главной резиденции даймё.

В клане Окудайра насчитывалось около 1500 человек, имевших право носить дайсё. Они разделялись на две категории, верхнюю и нижнюю, — первая составляла около трети от размеров последней. Верхняя категория (кюнин) включала первого министра, казначея, управляющего, конфуциан ских ученых, врачей и вассалов первого ранга (косогуми), а также штата личных слуг даймё, состоящих в основном из мальчиков, еще не достигших совершеннолетия. Нижняя категория (кати) состояла из каллиграфов и счето водов, которые исполняли обязанности администраторов и архивариусов клана;

оруженосцев даймё, которые всюду сопровождали его (томокосо), а lxxxiv также оружейников, конюхов (накакосо), больших отрядов дворцовой стра жи (коякунин) и пеших солдат (асигару). Еще ниже располагались легко воо руженные воины (тюген), которыми командовал когасира.

Даймё был обязан регулярно являться ко двору сёгуна. Эта обязанность носила официальное название «посещение сегуна по очереди», или «посеще ние с возвращением» (санкин кодай). Иначе говоря, каждый даймё был вы нужден раз в два года покидать свою провинцию и проводить несколько ме сяцев при дворе сёгуна в Эдо. Когда же даймё возвращался в свои владения,, он должен был оставить в Эдо жену и детей в качестве «государственных гостей», т.е. фактически заложниками. Эта практика неукоснительно соблю далась и строго регулировалась. Также было введено ограничение на количе ство воинов, которых даймё могли захватить с собой из своей провинции, по скольку у них появилась естественная тенденция (скорее ради повышения собственного престижа, чем для того, чтобы посеять смуту) путешествовать в сопровождении процессий, чьи размеры и пышность ограничивались толь ко богатством даймё. Столпотворения в Эдо и на главных дорогах страны яв лялись обычным делом, как и инциденты, вспыхивавшие на дорожных заста вах из-за очередности их прохождения.

В 1721 году новым указом бакуфу было определено, что владельцы ле нов с доходом, превышающим 200 000 коку риса в год, не могут путешество вать или оставаться в Эдо в сопровождении более чем 20 всадников (бадзо), 130 пеших солдат (асигару) и 300 мелких слуг (тюген, нинсоку). Однако мо гущественные даймё достаточно часто пренебрегали этими инструкциями.

Эти периодические путешествия стали одной из самых примечательных осо бенностей периода Токугава и самой помпезной формой военного парада.

Лишь время и все усиливающееся обнищание буке постепенно уменьшили размер и пышность этих процессий. После 1747 года средний размер свиты даймё варьировался в пределах от 150 до 300 человек.

Даймё, как высший представитель воинского сословия после сёгуна, должен был строго придерживаться «Тринадцати законов о военных домах»

(Буке сёхатто), изданных Иэясу. Эти законы, среди прочего, обязывали каж дого даймё осуществлять поимку и выдачу представителям сёгуна всех бун товщиков, обнаруженных на территории их владений, поскольку бунт против государства является бунтом против закона и социального порядка (статьи и 4). Власти проводили различие между моральными нормами, основанными на здравом смысле, и теми, которые были заложены априори в основу соци ального закона. Так, например, в этих статьях напрямую говорилось о том, что поскольку закон является сутью социального порядка, то в некоторых си туациях можно пойти наперекор здравому смыслу ради соблюдения закона, но закон никогда не может быть нарушен в угоду здравому смыслу. Каждый даймё должен был препятствовать проникновению посторонних на террито рию своего лена (статья 5). Он также не мог проводить капитальный ремонт lxxxv своего замка или замка своего вассала без разрешения сегуна, и тем более ему воспрещалось возводить новые замки и укрепления любого рода (статья 6). Кроме того, ему вменялось в обязанность направлять в Эдо доносы о лю бых признаках заговора, замеченных во владениях соседей (статья 7), и он не имел права устанавливать родственные связи с другими кланами посредст вом женитьбы без разрешения сёгуна (статья 8) — такой поступок расцени вался как «корень измены». Он не мог окружать себя большим количеством вассалов, когда совершал путешествие в Эдо, если только его эскорт не со стоял из собственных войск сёгуна. Если это был даймё высокого ранга, то ему дозволялось иметь свиту из двадцати всадников (статья 9). Все даймё имели право в качестве знака отличия носить официальное платье особого цвета и покроя (которое позволяло их легко идентифицировать) и путешест вовать в особых паланкинах (статья 11).

2.2.6. Зарождение сёгуната.

Как метко заметил Лафкадио Хирн, «почти вся достоверно известная нам история Японии состоит из одного большого эпизода: подъёма и падения её военной мощи» (Hearn, 259). Действительно, как ни посмотри – всем сплошь и рядом заправляли вояки. Воинское сословие (букё) стало играть главную партию на японской арене власти в течение X-XI веков (конец эпохи Хэйан). В то время номинальная власть императора из семьи Ямато стала по степенно угасать, фоном же служила постоянная междоусобная война среди знать – разумеется, за эту самую власть. Аристократические кланы (кугё) бесконечно сражались друг с другом, если, конечно, не воевали против жре цов и монахов возле Нара. Такую ситуацию можно проследить до середины VI века, когда молодой (по отношению к остальным) клан Сога бросил вызов могущественным и древним кланам Отомо, Кумэ (Кумэбэ), Имибэ, Мононо бэ и Накатоми.

В итоге члены молодого да раннего клана сумели внедриться в импера торскую семью, используя все доступные для этого средства, включая убий ство наследников трона.

Во время игрищ высших слоёв населения страна была охвачена волне ниями, возникшими на религиозной почве – монотеистический буддизм столкнулся с пантеоном богов коренной религии (синто). Распространение буддизма подчеркивало авторитет императора-жреца, что делало его ещё бо лее привлекательной мишенью для кугё. И тем не менее далеко не всегда клановая борьба приобретала кровавую окраску – члены всё того же клана Сога прославились как искусные дипломаты, что, однако, не спасло их от уничтожения – в результате действий Катамари (главы древнего клана Нака томи) «семейство Сога было устранено», то есть фактически убит был любой человек мужского пола, носящий фамилию Сога.

lxxxvi Согласно устоявшимся обычаям Катамари вернул официальную власть императору, оставив за собой и своим семейством должности, которыми она реально вершилась. С тех же самых пор семейство Накатоми получило от императора право на новую фамилию – Фудзивара («поле глициний»). Как мы уже знаем из течения истории со временем этот клан стал самым могуще ственным среди потомков древних кугё.

Внешняя роскошь эпохи Хэйан скрывала под собой полное опустоше ние и создавшийся вакуум власти. Под воздействием внешних «высших сил»

машина истории выработала новый класс людей, создавших в свою очередь военную аристократию. Основной функцией этого класса стало расширение и защита границ нации.

Постепенно древние аристократы оседали в Киото (первоначально – в Нара) и это постоянно их отсутствие в своих поместьях значительно ослаб ляли способность следить за возделыванием земель, управлением собствен ностью и сбором причитающихся налогов. В тех землях, которых находились на значительном удалении от столицы, начали формироваться новые и энер гичные кланы.

Как правило, провинциальные территории передавались император ским указом крупным землевладельцам, которые управляли ими либо на правах собственников, либо как представители императора. Территории, от воеванные у природы или врагов, постепенно превращались в плодородные провинции и местные землевладельцы через какое-то время также узакони вались в правах императорским декретом. Таких землевладельцев и называли даймё («большое имя»), обычно они сдавали внаём свои лены особо прибли жённым слугам или вассалам (кёрай).

С течением времени эти «провинциальные дворяне» превращались в крупных военачальников, которые командовали большими отрядами хорошо вооружённых и дисциплинированных слуг. И назывались они букё.

Даймё становились всё более независимыми и всё больше отдалялись от власти императора. Контраст между жизнью слуг столичной аристократии и провинциальных правителей был разителен – с одной стороны, в столице слуги постоянно практиковались в воинских искусствах и быстро достигали нужной формы и степени обученности, а с другой стороны, толку от них бы ло мало, разве что в проведении пышных парадов и празднеств.

Наиболее успешными кланами того времени были Минамото (Гэндзи) и Тайра – обе семьи заявляли своими предками членов императорского дома (которые были посланы в провинцию, т.к. для них «не нашлось места при дворе»). Семьи клана Минамото называли своим предком императоров Сога (785-842) и Сэйва (851-881), а семьи, составлявшие клан Тайра, вели свой род от императора Каму (736-805). К этим заверениям следует относиться с оп ределённой долей критичности и скептицизма в силу того, что любая ещё не lxxxvii устоявшаяся власть пытается усилить свои позиции путём апелляции к более древней власти.

К началу XII столетия между Минамото и Тайра стали происходить ре гулярные столкновения. И если война Хогэн (1156 г.) ещё велась во имя им ператорских наследников Госиракава и Сутоку, которые боролись за трон, то война Хэйдзи (1159-1160 гг.) была уже неприкрытой конфронтацией, в кото рой силы клана Минамото потерпели поражение. Глава клана Тайра, Киёмо ри (1118-1181 гг.) захватил власть при дворе при помощи серии искусных манипуляций и браков, и в результате смог посадить на трон своего внука, Антоку, которому было всего два года.

Киёмори устранял любую угрозу своему положению, откуда бы она ни исходила. В конечном счёте он схватился с частью религиозных сообществ, оказавших сопротивление его режиму. Киёмори перебил монахов монасты рей Тодайдзи и Кофукудзи в Нара, после чего сжёг сами монастыри.

Эпоха господства Тайра известна как период Рокухара (1156-1185 гг), которые подошёл к концу после того, как Минамото Ёритомо (1148-1199 гг), чудом спасшийся после поражения в 1160 году, сумел поднять и объединить кланы, враждебные Тайра. Под его командованием Тайра был нанесён ряд поражений – при Итиногани (1184 год), Ясима (1185 год) и Данноура ( год). Ёритомо использовал для победы искусных полководцев – своего еди нокровного младшего брата Ёсицунэ и его кузена Ёсинака. Однако он и убил их обоих вместе с их семьями после того, как они одержали для него великие победы. После этого Ёритомо присвоил себе титул сэйи тайсёгун. По всей видимости этот титул происходит от названия самого древнего назначения, получаемого от императора - сэйиси («посланный против варваров») и титу ла тайсё, который носил главнокомандующий армии. Последний титул появ ляется в хрониках IX века, его носили командиры императорской охраны.

Также он присваивался выдающимся фигурам прошлого, однако в случае с Ёритомо он стал наследственным правом его дома, а впоследствии прини мался и удерживался чередой военных диктаторов, которые управляли Япо нией от имени императора вплоть до конца XIX века. Во всей стране этих правителей называли сокращённой версией титула - сёгун.

По материалам Fushigi Nippon http://leit.ru/ lxxxviii Вопросы и задания для самоконтроля:

В чем заключается задача ниндзя? самурая?

1.

Какими навыками должен обладать ниндзя? самурай?

2.

Чем отличается ронин от самурая?

3.

Какое положение в обществе занимал даймё?

4.

При каких обстоятельствах появился титул «сёгун»?

5.

Кто был первым сёгуном?

6.

Дайте определение ниндзюцу 1.

дионин 2.

торимаки 3.

буси 4.

бусидо 5.

каймаку 6.

сэппуку 7.

ронин 8.

даймё 9.

санкин кодай 10.

lxxxix Тематический блок 3: Религия Японии.

В современной Японии в основном распространены две основных ре лигии: синтоизм и буддизм. Также определенной популярностью пользуется христианство и разнообразные секты.

3.1. Синтоизм.

Синтоизм или синто (яп. «путь богов») — традиционная религия Японии, один из видов язычества, испытавший в своём развитии влияние буддизма, конфуцианства и даосизма.

Основа синто — в обожествлении природных сил и явлений и покло нении им. Считается, что всё сущее на Земле в той или иной степени оду шевлено, обожествлено, даже те вещи, которые мы привыкли считать не одушевлёнными — например, камень или дерево. У каждой вещи есть свой дух, божество — ками. Некоторые ками являются духами местности, другие олицетворяют природные явления, являются покровителями семей и родов.

Другие ками представляют глобальные природные явления, такие, как Ама тэрасу Омиками, богиня Солнца. Синто включает магию, тотемизм, веру в действенность различных талисманов и амулетов.

Главная специфическая особенность синтоизма — глубокий национа лизм. «Ками» породили не людей вообще, а именно японцев. Они самым ин тимным образом связаны с японской нацией, отличающейся вследствие этого уникальным характером.

Главным принципом синто является жизнь в согласии с природой и людьми. По представлениям синто, мир — единая естественная среда, где ками, люди, души умерших живут рядом. Жизнь — естественный и вечный круговорот рождения и смерти, через которые всё в мире постоянно обновля ется. Поэтому людям нет необходимости искать спасения в другом мире, им следует достигать гармонии с ками в этой жизни.

Синто, как религиозная философия, является развитием анимистиче ских верований древних жителей Японских островов. Существует несколько версий возникновения синто: экспорт этой религии на заре нашей эры из континентальных государств (древних Китая и Кореи), зарождение синто не посредственно на Японских островах со времён Дзёмон и др. Можно отме тить, что анимистические верования типичны для всех известных культур на определённой стадии развития.

Становление синто как национальной и государственной религии японцев относят к периоду VII—VIII веков н. э., когда страна была объеди нена под властью правителей центральной области Ямато. В процессе объе динения синто была канонизирована система мифологии, в которой на вер шине иерархии оказалась богиня Солнца Аматэрасу, объявленная предком xc правящей императорской династии, а местные и клановые боги заняли под чинённое положение. Появившийся в 701 году свод законов «Тайхорё» ут вердил это положение и учредил дзингикан — главный административный орган, в ведение которого входили все вопросы, связанные с религиозными верованиями и церемониями. Был установлен официальный список государ ственных религиозных праздников.

Императрица Гэммэй повелела составить свод мифов всех народно стей, живущих на Японских островах. По этому приказу в 712 году создается хроника «Записи о деяниях древности» (яп., Кодзики), а в 720 — «Анналы Японии» (яп., Нихон сёки или Нихонги). Эти мифологи ческие своды стали основными текстами в синто, некоторым подобием свя щенного писания. При их составлении мифология была несколько подправ лена в духе национального объединения всех японцев и обоснования власти правящей династии. В 947 году появился свод «Энгисики» («Свод обрядов периода Энги»), содержащий подробное изложение ритуальной части госу дарственного синто — порядок проведения ритуалов, необходимые для них принадлежности, списки богов для каждого храма, тексты молитв. Наконец, в 1087 году был утверждён официальный список государственных храмов, поддерживаемых императорским домом. Государственные храмы были раз делены на три группы: в первую входили семь святилищ, непосредственно связанные с богами императорской династии, во вторую — семь храмов, имеющих наибольшее значение с точки зрения истории и мифологии, в тре тью — восемь храмов наиболее влиятельных клановых и местных богов.

Уже первоначальное объединение синтоизма в единую общегосударст венную религию происходило под сильным влиянием буддизма, проникшего в Японию в VI—VII веке. Поскольку буддизм был весьма популярен у япон ской аристократии, было сделано всё для того, чтобы не допустить межрели гиозных конфликтов. Сначала ками были объявлены покровителями буддиз ма, позже некоторых ками стали ассоциировать с буддийскими святыми. В конечном итоге сложилось представление о том, что ками, как и люди, могут нуждаться в спасении, которое достигается в соответствии с буддийскими канонами.

На территории храмовых комплексов синто стали размещать буддий ские храмы, где проводились соответствующие обряды, буддийские сутры читались и непосредственно в синтоистских святилищах. Особенно влияние буддизма стало проявляться начиная с IX века, когда буддизм стал государ ственной религией Японии. В это время в синтоизм было перенесено множе ство элементов культа из буддизма. В святилищах синто стали появляться изображения будд и бодхисатв, начали отмечаться новые праздники, заимст вовались детали ритуалов, ритуальные предметы, архитектурные особенно сти храмов. Появились смешанные синто-буддийские учения, такие как сан xci но-синто и рёбу-синто, рассматривающие ками как проявления буддийского Вайрочаны — «будды, пронизывающего всю Вселенную».

В идейном отношении влияние буддизма проявилось в том, что в синто появилась концепция достижения гармонии с ками через очищение, под ко торым понималось устранение всего лишнего, наносного, всего того, что мешает человеку воспринимать окружающий мир таким, какой он есть на самом деле. Сердце человека, который очистился, подобно зеркалу, оно от ражает мир во всех его проявлениях и становится сердцем ками. Человек, об ладающий божественным сердцем, живёт в гармонии с миром и богами, а страна, где люди стремятся к очищению, благоденствует. При этом, с тради ционным для синто отношением к ритуалам, на первое место ставилось ре альное действие, а не показное религиозное рвение и молитвы.

Несмотря на то, что буддизм оставался государственной религией Япо нии вплоть до 1868 года, синтоизм не только не исчез, но и всё это время продолжал играть роль идеологической основы, объединяющей японское общество. Несмотря на уважение, оказываемое буддийским храмам и мона хам, большинство населения Японии продолжали исповедовать синто. Миф о прямом божественном происхождении императорской династии от ками продолжал культивироваться. В XIV веке он получил дальнейшее развитие в трактате Китабатакэ Тикафуса «Дзино сётоки» («Запись подлинной родо словной божественных императоров»), где утверждалась избранность япон ской нации. Китабатакэ Тикафуса утверждал, что ками продолжают жить в императорах, так что управление страной происходит в соответствии с боже ственной волей.

После периода феодальных войн объединение страны, проведённое То кугавой Иэясу и установление военного правления привело к усилению по зиций синто. Миф о божественности императорского дома стал одним из факторов, обеспечивающих целостность объединённого государства. Тот факт, что страной император фактически не управлял, не имел значения — считалось, что японские императоры поручили управление страной правите лям клана Токугава. В XVII—XVIII веках под воздействием трудов многих теоретиков, в том числе последователей конфуцианства, сложилось учение кокутай (буквально — «тело государства»). Согласно этому учению, ками живут во всех японцах и действуют через них. Император — живое вопло щение богини Аматэрасу, и должен почитаться наравне с богами. Япония — государство-семья, в которой подданных отличает сыновняя почтительность к императору, а императора — родительская любовь к подданным. Благодаря этому японская нация является избранной, превосходит все другие по силе духа и имеет некое высшее предназначение.

После восстановления в 1868 году императорской власти император был немедленно официально провозглашён живым богом на Земле, а синто получило статус обязательной государственной религии. Первосвященником xcii был также император. Все храмы синто были объединены в единую систему с чёткой иерархией: высшее положение занимали императорские храмы, в первую очередь — храм Исэ, где почитали Аматэрасу, затем государствен ные, префектурные, уездные, деревенские. Когда в 1882 году в Японии была установлена свобода вероисповедания, синто, тем не менее, сохранило статус официальной государственной религии. Её преподавание было обязательным во всех учебных заведениях. Были введены праздники в честь императорской фамилии: день вступления императора на престол, день рождения императо ра Дзимму, день памяти императора Дзимму, день памяти отца правящего императора и другие. В такие дни в учебных заведениях исполнялся ритуал поклонения императору и императрицы, проходивший перед портретами правителей с пением государственного гимна.

Государственный статус синто утратило в 1947 году, после принятия новой конституции страны, сформированной под контролем оккупационных американских властей. Император перестал считаться живым богом и перво священником, оставшись лишь в качестве символа единства японского наро да. Государственные храмы утратили поддержку и особое положение. Син тоизм стал одной из религий, распространённых в Японии.

Мифология синто. Основными источниками мифологии синтоизма являются вышеупомянутые сборники «Кодзики» и «Нихонги», созданные, соответственно, в 712 и 720 годах нашей эры. В них были включены объеди нённые и переработанные сказания, ранее передававшиеся изустно из поко ления в поколение. В записях из «Кодзики» и «Нихонги» специалисты отме чают влияние китайской культуры, мифологии, философии.

События, описываемые в большинстве мифов, происходят в так назы ваемую «эру богов» — промежуток от возникновения мира до времени, не посредственно предшествующего созданию сборников. Продолжительность эры богов мифы никак не определяют. По окончании эры богов наступает эра правления императоров — потомков богов. Истории о событиях времён правления древних императоров заканчивают свод мифов. Оба сборника описывают одни и те же мифы, нередко в различной форме. В «Нихонги», кроме того, каждый миф сопровождается перечислением нескольких вариан тов, в которых он встречается.

Первые истории рассказывают о возникновении мира. Согласно им, мир первоначально пребывал в состоянии хаоса, содержащего в себе все эле менты в смешанном, бесформенном состоянии. В некий момент первоздан ный хаос разделился и образовались Такама-нохара (Равнина Высокого Не ба) и острова Акицусима. Тогда же возникли первые боги (в разных сборни ках они называются по-разному), а следом за ними стали появляться божест венные пары. В каждой такой паре были мужчина и женщина — брат и сест ра, олицетворяющие различные природные явления.

xciii Очень показательной для понимания мировоззрения синто является ис тория Идзанаги и Идзанами — последней из появившихся божественных пар. Они создали остров Онногоро — Срединный Столп Всей Земли, и за ключили между собой брак, став мужем и женой. От этого брака появились японские острова и множество ками, заселивших эту землю. Идзанами, про изведя на свет бога Огня, заболела и через некоторое время умерла и отпра вилась в Страну Мрака. В отчаянии Идзанаги отрубил голову богу Огня, и из его крови произошли новые поколения ками. Скорбящий Идзанаги последо вал за женой, чтобы вернуть её в мир Высокого Неба, однако застал Идзана ми в ужасном виде, разлагающейся, ужаснулся увиденному и бежал из Стра ны Мрака, завалив вход в неё скалой. Разгневанная его бегством Идзанами пообещала убивать тысячу человек в день, в ответ Идзанаги сказал, что будет ежедневно строить хижины для полутора тысяч рожениц. Эта история как нельзя лучше передаёт представления синто о жизни и смерти: смертно всё, даже боги, и нет смысла пытаться вернуть умерших, но жизнь побеждает смерть через перерождение всего живого.

Со времён, описанных в мифе об Идзанаги и Идзанами, мифы начина ют упоминать о людях. Таким образом, мифология синто относит появление людей к временам, когда только появились японские острова. Но сам по себе момент появления людей в мифах специально не отмечен, отдельного мифа о сотворении человека нет, поскольку представления синто вообще не прово дят жёсткого различия между людьми и ками.

Вернувшийся из Страны Мрака Идзанаги очистился, омывшись в водах реки. Когда он совершал омовение, из его одежды, украшений, капель воды, стекающей с него, появилось множество ками. В числе прочих, из капель, омывших левый глаз Идзанаги, появилась богиня Солнца Аматэрасу, кото рой Идзанаги отдал Равнину Высокого Неба, из капель, а из воды, омывшей нос — бог бури и ветра Сусаноо, получивший под свою власть Равнину Мо ря. Получив под свою власть части Мира, боги начали враждовать. Первым был конфликт Сусаноо и Аматэрасу — брат, посетив сестру в её владениях, повёл себя буйно и несдержанно, и в конце концов Аматэрасу заперлась в небесном гроте, принеся в мир тьму. Боги (по другой версии мифа — люди) выманили Аматэрасу из грота с помощью пения птиц, танцев и громкого смеха. Сусаноо принёс искупительную жертву, но всё равно был изгнан с Равнины Высокого Неба, поселился в стране Идзумо — западной части ост рова Хонсю.

После истории о возвращении Аматэрасу мифы перестают быть после довательными и начинают описывать отдельные, не связанные друг с другом сюжеты. Все они рассказывают о борьбе ками друг с другом за владычество над той или иной территорией. В одном из мифов рассказывается о том, как внук Аматэрасу, Ниниги, сошёл на землю, чтобы править народами Японии.

Вместе с ним на землю отправились ещё пять божеств, давших начало пяти xciv наиболее влиятельным кланам Японии. Другой миф говорит, что потомок Ниниги Иварэхико (носивший при жизни имя Дзимму), предпринял поход с острова Кюсю на Хонсю (центральный остров Японии) и подчинил себе всю Японию, основав, таким образом империю и став первым императором. Этот миф — один из немногих, имеющих датировку, он относит поход Дзимму к 660 году до н. э., хотя современные исследователи полагают, что события, отразившиеся в нём, в действительности происходили не ранее III века на шей эры. Именно на этих мифах основан тезис о божественном происхожде нии императорской фамилии. Они же стали основанием для государственно го праздника Японии — Кигэнсэцу, дня основания империи, отмечаемого февраля.

Храмы. Храм, или святилище синто — место, где отправляют ритуалы в честь богов. Существуют храмы, посвящённые нескольким богам, храмы, в которых почитаются духи умерших определённого клана, а в храме Ясукуни почитаются японские военные, погибшие за Японию и императора. Но боль шинство святилищ посвящаются одному определённому ками.

В отличие от большинства мировых религий, в которых стараются по возможности сохранять старые ритуальные сооружения в неизменном виде и строить новые в соответствии со старыми канонами, в синтоизме, в соответ ствии с принципом всеобщего обновления, которое и есть жизнь, существует традиция постоянного обновления храмов. Святилища богов синто регулярно обновляются и перестраиваются, в их архитектуру вносятся изменения. Так, храмы Исэ, ранее бывшие императорскими, реконструируются каждые лет. Поэтому сейчас сложно сказать, какими именно были синтоистские свя тилища древности, известно лишь, что традиция сооружения таких святилищ появилась не позже VI века.

xcv Храм Фушими Инари (Киото) Обычно храмовый комплекс состоит из двух или более строений, рас положенных в живописной местности, «вписанных» в природный ландшафт.

Главное здание — хондэн, — предназначается для божества. В нём находит ся алтарь, где хранится синтай — «тело ками», — предмет, в который, как считается, вселяется дух ками. Синтаем могут быть разные предметы: дере вянная табличка с именем божества, камень, ветвь дерева. Синтай не демон стрируется верующим, он всегда скрыт. Поскольку душа ками неисчерпаема, одновременное её присутствие в синтай многих храмов не считается чем-то странным или нелогичным. Изображений богов внутри храма обычно не де лается, но могут присутствовать изображения животных, ассоциирующихся с тем или иным божеством. Если храм посвящен божеству местности, где он устроен (ками горы, рощи), то хондэн может не сооружаться, так как ками и так присутствует в месте, где построен храм.

Кроме хондэн, в храме обычно находится хайдэн — зал для молящих ся. Помимо главных строений, в состав храмового комплекса может входить синсэндзё — помещение для приготовления священной пищи, хараидзё — место для заклинаний, кагурадэн — сцена для танцев, а также другие вспо могательные постройки. Все постройки храмового комплекса выдерживают ся в одном архитектурном стиле.

xcvi Синтоистский священник Существует несколько традиционных стилей, в которых выдерживают ся постройки храмов. Во всех случаях главные здания имеют форму прямо угольника, по углам которого располагаются вертикальные деревянные стол бы, поддерживающие крышу. В некоторых случаях хондэн и хайдэн могут стоять вплотную друг к другу, при этом для обоих построек сооружается об щая крыша. Пол главных храмовых зданий всегда приподнят над землёй, по этому в храм ведёт лестница. Ко входу может быть пристроена веранда.

Есть святилища и вовсе без зданий, они представляют собой прямо угольную площадку, по углам которой установлены деревянные столбы.

Столбы соединяются соломенным жгутом, а в центре святилища располага ется дерево, камень или деревянный столб.

Перед входом на территорию святилища располагаются как минимум одни тории — сооружения, подобные воротам без створок. Тории считаются воротами в место, принадлежащее ками, где боги могут проявляться и где с ними можно общаться. Тории могут быть одни, но их может быть и большое количество. Считается, что человек, удачно завершивший какое-то действи тельно масштабное дело, должен пожертвовать какому-либо храму тории. От тории к входу в хондэн ведёт дорожка, рядом с которой помещаются камен ные бассейны для омовения рук и рта. Перед входом в храм, а также в других местах, где, как считается, постоянно находятся или могут появиться ками, вывешиваются симэнава — толстые жгуты из рисовой соломы.

xcvii АЛТАРЬ деревянного синтоистского храма в Фукуяма на острове Хонсю.

На первом плане – симэнава.

xcviii Синтоистский храм Ицукусима Природа и храмы. Какому бы ками ни был посвящен храм, его следу ет воспринимать вместе с прекрасным ландшафтом той местности, где он расположен. Синтоистское богослужение прочно ассоциируется с чувством прекрасного — переживание слияния с природой играет важнейшую роль в стремлении человеческого сознания от суеты к высотам и глубинам божест венного мира, к изменению своей жизни ради приближения к ками, а тут уж никакие искусственные красоты не в состоянии заменить природную красо ту. Самыми красивыми местами в стране по праву можно назвать те, где сто ят храмы. Конечно, большие города слишком многолюдны и в них осталось мало живой природы, которая считается важнейшим элементом храмового ансамбля. Эта ситуация неразрешима, поэтому храмы, построенные в цен трах городов, вынуждены мириться с урбанистическим окружением, что од нако не меняет фундаментального принципа: храм должен быть расположен там, где сознание людей может слиться с природой. Поэтому, чтобы адекват но воспринять богослужение в синтоистском храме, необходимо посетить те из них, что находятся среди рощ или лесов, вдали от современных городов.

Самыми примечательными храмами в этом смысле являются Тосёгу в Никко и храмы в Исэ. Здание храма в Никко богато декорировано и построе xcix но на склоне горы. Храмы в Исэ просты и лишены украшений, они возведены на относительно ровном месте. Но в обоих случаях красивые постройки иде ально гармонируют с окружающей природой, особенно с возвышающимися над храмами потрясающими хвойными деревьями. Всякий человек, не важно, синтоист он или нет, посетив эти храмы, получит глубочайшие впечатления.

Тории храма Хэйан дзингу в Киото считаются одними из самых больших в стране Поклонение деревьям. Для синтоизма характерно поклонение де ревьям. Где бы ни стоял храм — посреди тихой рощи, в большом шумном городе или в деревне, — верующий все равно почувствует, что окружающие деревья помогают ему приблизиться к ками. Очень много храмов, возможно большинство, до сих пор находятся в небольших рощицах, а некоторые — в густых лесах. В сельской местности люди могут напомнить себе о близости ками, просто взглянув в сторону леса, в котором разместился храм. Эту прочную взаимосвязь между деревьями и храмами можно увидеть в древнем употреблении слова мори, означающего «лес», в значении храма, и слова каннаби, означающего «убежище ками», применительно к лесам вокруг храма.

На территории храмового участка обязательно растет одно дерево, ко торое считается священным, вокруг него делается ограждение либо вокруг ствола повязывают веревку из соломы, с которой свисают бумажные полос ки. Эти деревья, согласно поверью, являются жилищами ками. В древности полагали, что с помощью таких деревьев можно постичь дух ками;

сегодня деревья воспринимают скорее как воплощения божественного сознания.

К другому типу священных деревьев относятся имеющие необычную форму – считается, что они обладают уникальными качествами, полученны ми от ками или божественного духа, использующего это дерево как убежи ще. Такое дерево может находиться как на территории храма, так и вне его.

c Довольно часто перед такими деревьями устанавливают маленькие тории и другие синтоистские символы. В редких случаях в храмах строится отдель ная молельня в честь дерева, рощи или леса — объекта поклонения. Как при мер можно привести Тэнъицу-дзиндзя в городе Сакураи (префектура Нара).

Одним из наиболее очевидных свидетельств почитания деревьев является тот факт, что дерево сакаки священно в синтоизме и всегда используется во время ритуалов.

Священные горы. Горы также играют важную роль в создании осо бенной возвышенной атмосферы в храмах – нередко храмы строились на вершинах одиноких гор либо на горных склонах, вдалеке от населенных мест. Этот факт иллюстрирует то, что храмы не были местом пропаганды или миссионерства, прежде всего они — священные жилища ками.


Поклонение горе практикуется в синтоизме с самых древних времен. В древности многие знаменитые горы в Японии почитались как священные, но сегодня многие из них больше не являются объектами поклонения.

Гора, которая считается жилищем ками, называется «горой духа»

(рэйдзан) или «горой священного тела» (синтай-дзан). В стародавние вре мена для поклонений подобного рода, конечно же, еще не строили храмы;

в них попросту не нуждались. Позднее, в течение многих столетий, строили павильоны для молящихся, а потом возводили святилища, в которых поме щали святая святых — символический объект, или «священное тело».

В некоторых случаях, если гора оставалась видна молящимся, святи лище не строили, хватало павильона для богослужений. В качестве примера можно привести храм Омива в префектуре Нара, где святилище отсутствует, но есть все остальные необходимые строения. Напротив входа в молельню, по направлению к священной горе, установлены ворота с подвешенной бам буковой занавесью, перед ними находятся обычные принадлежности для бо гослужений, включая столы для приношений. Поскольку сама гора считается священной, никому, кроме священников, не разрешали не только поднимать ся на ее вершину, но даже приближаться к ней. Сегодня горы уже не почита ют как ками, но считают священными местами, подходящими для богослу жений ками или для медитаций на духовные объекты.

Самой известной священной горой в Японии считается, конечно же, гора Фудзи. Здесь совершаются поклонения Коно-хана-сакуяхиме-но микото, супруге Ниниги-но-микото, великого деда первого императора. На самом краю кратера построен маленький храм, а в нескольких местах у под ножия горы стоят большие храмы, посвященные этому ками. Главным хра мом среди них считается Фудзиномия в префектуре Сидзуока. Другая зна менитая священная гора — это гора Нантай возле Никко;

ее главный храм — Футарасан — находится в Никко, рядом с Тосёгу, на вершине же горы стоит Внутренний храм, и промежуточный храм расположен возле озера Тюдзэнд ci зи. В августе каждого года, во время праздника, десятки тысяч верующих со вершают восхождение на гору, большинство из них начинают путь от про межуточного храма у озера.

Ритуалы. В назначенный час священники, музыканты (некоторые из них пришли из соседних монастырей), представители верующих, прини мающих участие в церемонии, и тот, кому поручено нести символические приношения, отправляются в павильон для очищения. После очистительной процедуры они занимают свои места перед внутренним святилищем храма.

По завершении обряда очищения, когда прихожане собираются у храма, главный священник, после того как все присутствующие встают на колени (простираются ниц), делает глубокий поклон, открывает двери во внутреннее святилище. Это действие сопровождается музыкой и необычными низкими звуками, которые, согласно поверью, освобождают для верующих путь к ка ми.

Центром ритуала становятся следующие далее приношения пищи, ко торые в ходе ритуала приготавливают, очищают, а затем раскладывают на маленьких деревянных подставках. Священники передают приношения друг другу, пока они не достигают служителя, близкого по рангу к главному свя щеннику, который и располагает их перед ками. Во время этого процесса звучит духовная музыка и затем главный священник читает молитву.

Кроме традиционных приношений, могут быть сделаны приношения от Ассоциации синтоистских храмов, а если этот храм очень знаменит и каким то образом связан с императорской семьей, поступают приношения и от им ператорского двора. Они доставляются в храм специальным посланцем, и главный священник преподносит их ками в первую очередь, путем более сложного обряда. После того как приношения сделаны, доставивший их по сланец читает молитву, при этом все верующие склоняются в почтительном поклоне. Иногда несколько жрецов, специально приглашенных танцоров или молодых девушек-помощниц исполняют ритуальный танец (кагура). Вслед за этим главный священник, а за ним и отдельные прихожане, начиная с са мых уважаемых, выходят вперед и кладут на центральную подставку симво лические приношения, обычно ветку священного сакаки, дважды кланяются, два раза хлопают в ладоши, затем еще раз почтительно кланяются и возвра щаются на свои места. В случаях, когда прихожан много, один человек мо жет действовать как представитель большой группы людей. Тогда те, кого он представляет, оставаясь на своих местах, кланяются, а после того, как ветка сакаки кладется на подставку, кланяются дважды, два раза ударяют в ладоши и одновременно делают глубокий поклон. После этого священники уносят приношения, и, пока все склонены в почтительном поклоне, главный свя щенник закрывает двери во внутреннее святилище;

его действия вновь со провождаются необычным низким звуком. Затем священники и все, кто при cii нимал участие в богослужении, выходят из храма, и церемония заканчивает ся. Прихожане устраивают символический пир, отпивая немного священного вина, а священники и служители храма удаляются в особое место, где тоже устраивают ритуальный пир (наорай). В некоторых случаях используемая в качестве приношения пища делится между членами общины;

но чаще ее съе дают священники и члены их семей. Когда приносят много рисовых лепешек (моти), некоторую их часть спустя несколько дней раздают прихожанам.

Помимо ритуалов, проводимых священниками, в крупных храмах (как правило, во время ежегодных праздников) устраиваются священные танцы кагура в сопровождении традиционной музыки. Во многих больших храмах танцы исполняются ежедневно по просьбе прихожан, которые жертвуют за это немного денег храму. Танец кагура скорее статичен, он выстроен на жес тах, а не на движении, что характерно для японского танца вообще. В первую очередь кагура есть форма приношения ками — согласно преданию он ис полнялся перед пещерой Богини Солнца, которая рассердилась на своего брата и спряталась ото всех. По этой причине исполнители всегда танцуют лицом к святилищу. Конечно же, кагура доставляют большое удовольствие и прихожанам. Кагура возник в средние века как драматическое представление и описывает события древней синтоистской мифологии. Существует три дцать пять традиционных драм подобного типа. Несколько оригинальных танцев были созданы в последние годы и торжественно представлены перед святилищами ками. Старинный придворный танец бугаку пришел в Японию с материка и в дальнейшем стал разновидностью кагура.

Музыка. Музыкальное сопровождение во время торжественных хра мовых церемоний и танцев восходит к старинной придворной музыке (гага ку). Музыканты могут иметь, а могут и не иметь статус священнослужите лей.

Процессии. Для членов общины самой захватывающей и в то же время наиболее значительной частью праздника являются процессии. Сама суть процессии, символизирующей "шествие высшего божества", олицетворяет проход ками по территории общины. Этот ритуал сопровождается символи ческим переносом ками из внутреннего святилища в богато украшенный по золотой священный паланкин (микоси), который временно становится его пристанищем. Однако на самом деле священный символ не покидает святи лища. Вместо него, после определенного ритуала, в качестве символической замены используют священное зеркало синкё или гохэй. В дополнение к главному паланкину прихожане изготавливают множество других, в том чис ле и маленьких, которые несут дети. В эти самодельные паланкины как сим волы ками помещают листы бумаги с написанным на них именем ками. Не ciii редко в процессии помимо паланкинов используют прекрасно украшенные повозки — платформы, на которых выступают танцоры и музыканты.

Во время праздников и храмовых богослужений вера в ками проявляет ся в наибольшей степени. Один из живописных ритуалов — праздник огня: в центре процессии движется священный паланкин с сакральным символом.

Его несут на своих плечах самые крепкие молодые люди прихода;

они идут зигзагом по дороге и, приподнимая и опуская паланкин, кричат: "Вассё! Вас сё!" Этот сравнительно недавний обычай, как говорят, должен приносить ка ми удовольствие. В древности священный паланкин несли степенно и торже ственно, в некоторых храмах до сих пор сохраняется именно такая манера процессии.

Обычно священный паланкин несут в определенное место на террито рии общины, где он остается на какое-то время, а порой и на всю ночь. Затем его препровождают назад в храм. В некоторых случаях место для паланкина (отабисё) представляет собой постоянную конструкцию, иногда же возво дится временное строение или используется парадная часть дома кого-либо из членов общины. Порой то место, куда относят паланкин, рассматривают как священное обиталище ками, а храм — лишь как жилище ками в период между праздниками. Возле этого места обязательно устраивают короткую церемонию, включающая молитвы и приношения даров.

В большинстве случаев процессии связаны с определенными ситуа циями в прошлом, будь то явление ками верующим, основание храма или ка кое-то другое выдающееся событие в жизни общины. Эти шествия представ ляют собой яркие представления, исполненные религиозного и историческо го смысла. Например, процессия, которую устраивают в Никко два раза в год (в мае и в октябре), напоминает о визитах императорских гонцов к могиле первого сёгуна Иэясу Токугавы;

праздник Гион в храме Ясака в Киото ( июля) посвящен богослужению древнего императора, молившегося об окон чании страшной чумы;

праздник дзидай воспроизводит манеры и костюмы периода императоров, имевших свои дворцы в Киото, этих императоров по читают как святых в храме Хэйан. Несмотря на то что некоторые храмы, на пример храм Мэйдзи в Токио, не имеют священного паланкина и, следова тельно, там не устраивают процессии, это делается практически во всех из вестных старейших храмах. Невозможно подробно описать здесь все процес сии, многие из них уникальны, и разнообразие костюмов, повозок и других аксессуаров слишком велико.


Развлечения. В храмах и на приходских землях во время праздников устраиваются самые разные развлечения. На празднике есть место и торже ственной серьезности, и легкомыслию, которое временами превращает его в подобие карнавала. Легкомысленная составляющая праздника, чья цель — развлечь людей, имеет духовные корни и некогда была формой приношения, civ служа увеселению ками. Поэтому эти развлечения называются кан-нигивай, что означает "изумление божества".

Среди многих форм развлечений, которые устраиваются в храмах, сле дует выделить сакральные танцы (кагура), музыку, классические танцы (бу гаку), соревнования лучников, стрельбу из лука верхом на лошади (ябуса мэ), скачки и японскую борьбу (сумо).

Есть и другие, более веселые формы развлечений, которые также изна чально были приношениями ками, но сейчас в основном устраиваются для прихожан. Во многих храмах существуют свои особые аттракционы, которые во время праздника привлекают огромные толпы людей из сельской местно сти. Духовная музыка, исполняемая на барабанах, флейтах и колокольчиках, радует народ. Профессиональные танцоры или местные таланты исполняют сценки, в основе которых лежат эпизоды из синтоистской мифологии.

Синто в современной Японии. Синто является глубоко национальной японской религией и в каком-то смысле олицетворяет японскую нацию, её обычаи, характер и культуру. Вековое культивирование синто в качестве ос новной идеологической системы и источника ритуалов привело к тому, что в настоящее время значительная часть японцев воспринимает ритуалы, празд ники, традиции, жизненные установки, правила синто в качестве не элемен тов религиозного культа, а культурных традиций своего народа. Такое поло жение порождает парадоксальную ситуацию: с одной стороны, буквально вся жизнь Японии, все её традиции пронизаны синтоизмом, с другой — лишь немногие из японцев считают себя приверженцами синто.

В Японии на сегодняшний день имеется около 80 тысяч синтоистских храмов и два университета синто, где готовят синтоистских священнослужи телей: Кокугакуин в Токио и Кагаккан в Исэ. В храмах регулярно исполня ются положенные ритуалы, проводятся праздники. Крупные праздники синто проходят очень красочно, сопровождаются, в зависимости от традиций кон кретной провинции, факельными шествиями, фейерверками, костюмирован ными военными парадами, спортивными состязаниями. Японцы, даже не ре лигиозные или относящиеся к другим конфессиям, массово принимают уча стие в этих праздниках.

Мирские обычаи. В Японии, как и в большинстве других стран, мир ские обычаи прочно связаны с исконной верой людей. Храмовый синтоизм изначально подразумевает празднование всякого события, случающегося в течение дня, неважно — большого или маленького, личного или обществен ного, поэтому многие праздники ассоциируются у людей с храмовым синто измом.

На Новый год люди украшают свои дома традиционными синтоист скими символами и в день Нового года спешат как можно раньше почтить cv своего ками-хранителя в каком-либо храме либо же у домашнего алтаря.

День Нового года приходится на окончание зимы и знаменует приход весны.

Затем следует праздник сева риса, который сопровождается молитвами о хо рошем урожае. В середине года — праздник Благодарения за обильный уро жай, в конце года — Великое Очищение. Считается, что некоторые из этих праздников позаимствованы у буддистов, но на самом деле это древние син тоистские обычаи.

Праздник девочек, отмечаемый 3 марта, Праздник мальчиков, прихо дящийся на 5 мая, и Праздник звезд (Танабата), 7 июля, традиционно счита ют синтоистскими, хотя вполне возможно, что у них китайское происхожде ние. Перед тем как начать строительство дома, проводят церемонию очище ния территории будущей стройки и демонстрируют почтение ками этого места. В прошлом люди совершали такие обряды самостоятельно, но сейчас обычно приглашают священника. В завершение строительства нового дома на середину коньковой балки помещают символ присутствия ками и устраи вают праздник, угощая рабочих и соседей рисовыми лепешками, сладостями и рисовым вином. Этот обряд известен как «Церемония укладки коньковой балки» (дзёто-сай), хотя в данном случае священнослужителя не приглаша ют.

Многие в наше время считают, что традиционная чистка дома, которую устраивают два раза в год, осенью и весной, инициирована местным депар таментом здравоохранения, но в действительности это отражение древней и ныне почти забытой синтоистской церемонии Великого Очищения. Обычай открывать счета в июне и декабре — того же происхождения. В мире бизне са, у маклеров есть привычка хлопать в ладоши после удачно заключенной сделки или полюбовно разрешенного спора, что восходит к обычаю призы вать ками засвидетельствовать завершение дела.

Из этих примеров ясно, что повседневная жизнь людей в Японии проч но связана с синтоизмом.

По материалам Википедии http://ru.wikipedia.org/wiki/Синто Загадочная Япония http://leit.ru/ 3.2. Буддизм.

Буддизм (яп. буккё) - религия, исповедуемая большинством ве рующих японцев наряду с синто. Согласно данным одной из самых ранних японских хроник - Нихон сёки (720 г.), буддизм пришел в Японию из Кореи в 552 г., когда король королевства Пекче (по - японски Кудара) направил японскому императору делегацию с подарками, среди которых был "образ Шакьямуни из золота и меди", а также "несколько сутр" (ныне ученые пред почитают называть более раннюю дату этого события - 538 г.).

На принятии Японией буддизма настаивало семейство Сога. Другие семейства, особенно Мононобэ и Накатоми, утверждали, что "туземные" бо cvi ги будут оскорблены почитанием иностранного божества. Официальное ут верждение буддизма в стране произошло после политического и военного поражения семейства Мононобэ. Распространение новой религии в общена циональных масштабах связывается с правлением императрицы Суйко. Ее регент - благочестивый принц Сётоку рассматривается как подлинный отец основатель и первый великий покровитель буддизма в Японии. Он учредил целый ряд монастырей и среди них - Хорюдзи и Ситэннодзи.

Серьезное изучение буддийских доктрин началось с проникновением из Китая шести выдающихся школ - сект в течение VII и начала VIII вв. Речь идет о секте Рицу, школе Куся, школе Дзёдзицу, школе Санрон, секте Хоссо и секте Кэгон. В период Нара (710 - 794) усилиями, главным образом, импе ратора Сёму, буддизм был провозглашен государственной религией. "Офи циальные" монастыри (кокубундзи) появились в каждой провинции. В глав ном монастыре Тодайдзи установили громадную скульптуру Будды (Дайбу цу). В начале периода Хэйан (794 - 1185) в Японии появились секты Тэндай и Сингон. Они пользовались поддержкой, в первую очередь, правящего ари стократического сословия. С вступлением в период Камакура (1185 - 1333) в страну из Китая проник дзэнбуддизм, который проповедует достижение идеала буддизма - выявление в себе сущности Будды - путем погружения в углубленное самосозерцания и которым особенно увлеклось доминировав шее тогда военное сословие. Примерно в то же время возникли популярные секты Дзёдокё (Секта чистой земли) и Нитирэн. Первая принадлежит к ами даистскому направлению буддизма, в котором основу культа составляет по клонение будде Амитаба (яп. Амида), пребывающему, по представлениям буддистов, в некой потусторонней "чистой земле". В отличие от амидаизма, в культе секты Нитирэн (названа по имени проповедника Нитирэна) главное место занимает почитание основателя буддизма Шакьямуни.

cvii Большой Будда в Камакуре При сёгунате Токугава (1603 - 1868) буддизм и сеть его храмов активно использовались для искоренения христианства. Но, с другой стороны, он ока зался под строгой регулирующей властью токугавского режима. Наряду с со хранением деления буддизма по сектам, обозначившегося еще в давние вре мена, стали наблюдаться и тенденции к его всеобщей модернизации, что на шло свое наилучшее выражение в четком формулировании профессиональ ной этики проповедником Сёсан Судзуки ( 1579 - 1655) и в популяризации дзэн такими деятелями, как Бунан Сидо (1603 - 1676), Ётаку Банкэй (1622 1693) и Экаку Хакуин (1685 - 1769). Важным признаком перемен явилось и движение за возврат к истинному смыслу буддизма, открывавшемуся в ори гинальных санскритских текстах. Движение это возглавляли Фудзяку (1707 1781), Кайдзё (1750 - 1805) и Онко Дзиун (1718 - 1804). После реставрации cviii Мэйдзи (1868) правительство взяло курс на утверждение синто в качестве национальной религии, был провозглашен лозунг хайбуцу кисяку (букваль но - "Упразднить Будду, уничтожить Шакьямуни"), и многие буддийские храмы, скульптуры и различные культовые принадлежности были уничтоже ны (кампания эта пошла на спад примерно в 1871 г.). С того времени буддий ские организации старались выжить, приспосабливаясь к переменчивым тен денциям в истории Японии. Период, последовавший за окончанием Второй мировой войны, был отмечен появлением многих религиозных групп, высту пающих в форме светского буддизма. Некоторые из наиболее крупных таких групп (Сока гаккай, Риссё косэйкай, Рэйюкай, Мётикай и другие) исполь зуют доктрины Нитирэн и Сутру лотоса благого закона (Мёхо рэнгё кё).

Характерными чертами японского буддизма допустимо считать сле дующие: 1) упор на важность гуманных установлений;

2) иррациональная, символическая ориентация;

3) принятие феноменалистского мира;

4) откры тость к наведению мостов с практикой шаманизма и синто;

5) появление светского руководства.

Сад камней Рёандзи cix Буддийские ритуальные принадлежности и инструменты (буцугу) чет ко отражают их древнеиндийское происхождение, длительный процесс их исторической эволюции и многочисленность способов их использования в рамках различных буддийских традиций. Общими для этих традиций явля ются монашеские рясы (кэса), чаши для сбора подаяний (хати) и пилигрим ские кувшины (бё или суйбё), предназначенные для церемониального опры скивания водой как средства символического очищения. Вместе с тазом и вешалкой для полотенец кувшин образовывал специальный комплект (фуса цуёгу), применявшийся при ежемесячном ритуале покаяния и очищения.

При простых церемониях почитания используются три элемента - вос курение благовоний, возжигание свечей и аранжировка цветов. В Японии для проведения этих церемоний устраивается так называемый основной алтар ный комплект (мицугусоку), в который входят курильницы (коро), подсвеч ники (сёкудай) и цветочные вазы (кэбё). Старейшие из этих предметов, имеющихся в стране, относятся к VI или VII вв.

Ковчеги (сяриёгу) служат для помещения костей или других мощей, символически представляющих исторического Будду. Это общее буддийское наследие диверсифицировано Нарским буддизмом, эсотерическим буддиз мом, амидаизмом и дзэнбуддизмом.

cx Храм Дзодзё-дзи в р-не Минато, Токио В эзотерическом буддизме удары большого чугунного или бронзового колокола (бонсё) возвещают о начале церемонии. Услышав их, монахи всту пают в главный зал храма, в центре которого располагается сюмидан (квад ратная платформа с низкими перилами, установленными на многоступенча том основании, часто с украшениями на буддийские мотивы). На двух алтар ных столиках (вакидзукэ) перед изображением будды лежат жертвоприно шения и ритуальные принадлежности. Между столиков находится низенькое квадратное сидение (райбан) священнослужителя, отправляющего церемо нию. В изысканно отделанных коробках из покрытого лаком дерева или ме талла (кёбако) помещаются сутры. В руках у монаха, отправляющего цере монию, может находиться либо посох со звенящими металлическими коль цами (сякудзё), либо продолговатая веерообразная кисть (сюби), либо корот кий жезл (нёи) с украшением в виде стилизованного облака на одном конце.

С помощью таких музыкальных инструментов, как гонги или похожие на кастаньеты погремушки с рукоятками, отмечаются часы монашеских занятий или аккомпанируются церемонии.

Эзотерический буддизм (секты Сингон и Тэндай) продолжает исполь зовать ритуальные принадлежности экзотерического буддизма, придавая им эзотерические интерпретации, и добавляет к ним собственные элементы.

Эзотерический алтарь - мандала, представляющая собой круглую или квад ратную схему буддийской вселенной. Конгосё - бронзовый жезл с симмет ричными зубцами - используется как символ Будды, кармы или мудрости.

Важную роль играют и колокола (конгорэй). В сложных эсотерических ри туалах используются различные прочие принадлежности, располагающиеся на алтаре в строгом, имеющем большое значение порядке наряду с конгосё, колоколами и римбо (древнеиндийский символ в форме колеса). Для ритуа лов с возжиганием благовоний секта Сингон имеет так называемый лотосный алтарь, представляющий собой квадратную платформу с двумя рядами лепе стков лотоса вокруг основания, большой алтарь, а также алтарь с изогнутыми ножками, напоминающими слоновьи бивни. Секта Тэндай во всех случаях использует простой алтарь - стол, похожий на коробку.

cxi Ритуальные таблички с пожеланиями, буддийский храм, Камакура Ритуальные принадлежности, особенно характерные для амидаизма, включают чётки (нэндзю) для разграничения пассажей при декламации ман тры, и разнообразные ритмические инструменты, такие, как гонги и мокугё (барабан из полого дерева в форме рыбы или дракона).

Дзэнбуддизм использует другие типы гонгов, барабанов и колоколов, включая умбан (подвесной гонг в виде стилизованного облака). Курильница на восьми ножках - ритуальная принадлежность только дзэнбуддизма. Посо хи дзэнских монахов варьируются от сюдзё (длинная трость) до хоссу (ко роткий жезл со смахивающей на хвост кистью) и кёсаку (короткая палка, ко торой будят задремавших во время медитации монахов и с помощью которой сообщают о невербальном опыте "внутреннего просветления").

По материалам сайта Посольства Японии в России http://www.ru.emb-japan.go.jp/ABOUT/CULTURE/buddhism.html 3.3. Христианство.

Христианство (яп. кирисутокё) появилось в Японии в се редине XVI в. До начала XVII в. оно, в общем и целом, не испытывало каких бы то ни было серьезных ограничений. Однако токугавский сёгунат (1603 1868) на определенном этапе объявил его вне закона и организовал преследо вания паствы. Когда в середине XIX в. были восстановлены отношения с За cxii падом, христианство легитимизировалось и с тех пор продолжает существо вать в Японии, причем судьбы его отдельных ветвей значительно разнятся.

Португальские купцы впервые прибыли в Японию в 1543 г., а в 1549 г.

за ними последовал иезуитский миссионер Франциск Ксавиер с двумя спутниками. Его проповеди имели некоторый успех, хотя делу очень мешал языковый барьер. Вскоре прибыли внушительные "подкрепления" с задачей продолжать деятельность Ксавиера, и их относительно неплохо принимали местные правители, которые увязывали присутствие миссионеров с весьма прибыльной японо - португальской торговлей. Особенно высокую актив ность проповедники христианства проявляли на острове Кюсю (прежде всего в Нагасаки), но христианские общины учреждались и на острове Хонсю. В 1563 г. Сумитада Омура стал первым феодальным князем даймё, приняв шим крещение, а к 1579 г. не менее шести даймё были обращены в новую ве ру. Согласно имеющимся оценкам, число христиан в это время достигало примерно 100 тыс. человек (правда, в этот показатель входили новообращен ные, принявшие христианство по повелению своих сюзеренов). В 1579 г. в Японию с первой из трех своих инспекционных миссий прибыл иезуит Алес сандро Валиньяно. Когда в 1582 г. он отправился домой, его сопровождали четверо юношей, образовавших делегацию в Рим от имени христианского даймё острова Кюсю.

К тому времени христианство успело привлечь к себе внимание фигур общенационального "калибра". Объединитель Японии Нобунага Ода отно сился к миссионерам благожелательно и даровал им многочисленные приви легии. Его преемник Хидэёси Тоётоми продолжал этот курс до 1587 г., когда реально оценив масштабы христианского влияния на острове Кюсю, он вне запно приказал миссионерам покинуть страну. Соответствующий эдикт практически не проводился в жизнь и не соблюдался теми, кого он затронул.

Тем не менее его появление означало окончание периода первоначально бла гоприятного отношения к христианству. Со временем к иезуитам присоеди нились испанские монахи, и, хотя вновь прибывшие сообщили дополнитель ное ускорение процессу евангелизма, соперничество тех и других вылилось в неподобающие конфликты между религиозными орденами.

В 1596 г. у берегов острова Сикоку затонул испанский корабль "Сан Фелипе", и японцы конфисковали его богатый груз, что вызвало острые про тиворечия между ними, иезуитами и монахами. Хидэёси снова проникся ан тихристианскими настроениями и приговорил к смерти францисканцев и их прихожан в Киото. 26 христиан, среди которых были и японцы, и иностран цы, распяли на кресте в Нагасаки в 1597 г. Никаких дальнейших враждебных мер власти не предприняли, и миссионерская деятельность продолжалась беспрепятственно. Именно тогда христианство достигло пика своего влияния в Японии. Число христиан оценивалось в 300 тыс. человек. Иэясу Токугава, ставший правителем страны в 1600 г., поначалу намеревался терпимо отно cxiii ситься к присутствию миссионеров, опять - таки принимая во внимание при быльную торговлю с Португалией. Но появление протестантствующих гол ландских и английских купцов позволило ему более свободно действовать против католических проповедников. По мере приближения развязки в кон фронтации Иэясу и Хидэёри Тоётоми (сыном покойного Хидэёси) первый занимал все более явные антихристианские позиции, поскольку знал, что его соперник пользовался прочной поддержкой в западной части страны, где влияние христианства было на редкость сильным. Иэясу одолел Хидэёри и в 1614 г. распорядился выслать миссионеров. Большинство подчинилось, но примерно сорок человек, включая несколько священнослужителей - японцев, остались с тем, чтобы продолжать свою миссию нелегально.

Через несколько лет сёгунат организовал целенаправленное преследо вание христиан. В 1622 г. 51 христианин был казнен в Нагасаки, а два года спустя 50 сожгли заживо в Эдо. Мучениками стали примерно 3000 верую щих, причем в это число не входят многие умершие от причиненных страда ний, в тюрьмах и ссылках. В 1633 г. казни подверглись около 30 миссионе ров, и к 1637 г. лишь 5 оставались на свободе. Симабарское восстание кре стьян (1637 - 1638) дало правительству повод для разрыва всех контактов с Западом (лишь небольшому числу голландских купцов разрешили оставаться на насыпном островке Дэдзима), и последующие попытки возобновления миссионерской деятельности в эпоху Токугава не имели успеха.

Изоляция Японии закончилась в середине XIX в., когда "западников" вновь допустили в страну. В 1859 г. католический священник получил долж ность переводчика во французском консульстве в Эдо, и в том же году в страну прибыли представители трех протестантских церквей. Официально они должны были обслуживать иностранных резидентов, но их истинной це лью являлась прозелитская работа с японцами. В 1865 г. группа жителей На гасаки публично объявила себя христианами. Вскоре в различных, преиму щественно, отдаленных районах, где правительственная слежка не отлича лась особым тщанием, обнаружились сообщества "катакомбных" христиан (какурэ кириситан), хранившие в тайне свою веру на протяжении более двух столетий. Из примерно 60 тыс. объявившихся в то время "катакомбных" христиан лишь половина решила вернуться в лоно легализовавшейся церкви.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.