авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |

«Федеральное агентство по образованию Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Сибирский федеральный университет» ...»

-- [ Страница 4 ] --

Антихристианские законы еще оставались в силе, и многие "катакомбники" попали в тюрьмы и ссылку. Только в 1873 г. правительство Мэйдзи отменило религиозные санкции, хотя свобода совести не была официально провозгла шена. Даже конституция 1889 г. гарантировала лишь ограниченную такую свободу ("в пределах, не наносящих ущерба миру и не противоречащих обя занностям [верующих] как гражданам"). Вплоть до начала XX в. деятель ность католической церкви находилась в ведении Общества парижской зару бежной миссии. Католицизм медленно, но верно расширял зону своего влия cxiv ния, и, по данным на 1937 г., в Японии имелось 118 тыс. католиков, преобла дающее большинство которых проживало в Нагасакском регионе. По всей стране создавались католические школы, которыми ведали, главным обра зом, религиозные ордена. В 1913 г. в Токио был основан университет Софайя (Дзётю дайгаку), в 1915 г. - Колледж священного сердца (в 1948 г. его реор ганизовали в женский университет - Университет священного сердца). В 1949 г. был создан университет Нандзан в Нагоя. Что касается православия, то в 1872 г. Николай Касаткин (отец Николай) учредил отделение русской православной церкви в Токио. В 1891 г. он освятил собор в токийском районе Канда. Отец Николай скончался в 1912 г., когда в Японии насчитывалось приблизительно 30 тыс. православных. К 1931 г. число их достигло 40 тыс., но в последнее время оно не превышает 10 тыс. В первое десятилетие после возобновления миссионерской деятельности в Японии протестантская цер ковь была представлена четырьмя деноминациями (англикано - епископаль ная, пресвитерианская, голландская реформистская и американское общество свободной баптистской миссии). Впоследствии на японской почве появились и другие протестантские деноминации. С самого начала первостепенное внимание в их деятельности уделялось просвещению как средству распро странения христианских идей. В 1874 г. в Токио были основаны институт Аояма (ныне университет Аояма) и школа Святого Павла (ныне университет Риккё), а в 1875 г. в Киото - Английская школа Досися (ныне университет Досися). В 1953 г. в Токио был создан Международный христианский уни верситет (Кокусай Кирисутокё Дайгаку). Протестантский вклад в прогресс женского образования также нельзя не признать значительным.

Усиливавшийся в тридцатые годы XX в. дух национализма обусловил появление серьезных моральных проблем для христианства, особенно в связи с мерами властей, отождествивших посещение синтоистских святилищ с "демонстрацией гражданами своей лояльности". Когда началась Вторая ми ровая война, миссионеры - иностранцы, принадлежавшие ко всем религиоз ным деноминациям, были либо интернированы, либо высланы из страны.

Лишь ничтожному числу оставшихся предоставили крайне ограниченную свободу деятельности. В 1941 г. под давлением правительства был создан Нихон кирисуто кёдан (Объединенная христианская церковь в Японии) - со юз примерно тридцати протестантских церквей. После войны некоторые церкви вышли из Союза, но он до сих пор остается наиболее влиятельной протестантской организацией.

Первые послевоенные годы ознаменовались ростом активности пропо ведников христианской религии. Социальные сдвиги и утрата многих иллю зий, явившиеся следствием поражения Японии в войне, побудили многих японцев обратиться к христианству с целью найти хоть какой - то смысл жизни. Однако этот период, приблизительно совпавший с союзнической ок купацией страны, был непродолжительным, и не оправившиеся после при cxv теснений военных лет церкви не воспользовались представившимися воз можностями.

В настоящее время христианство в Японии характеризуется довольно слабой активностью с продолжающимся упором на просвещение как на сред ство евангелической пропаганды. За последние годы отмечается рост экуме нических настроений в протестантских и католических кругах, хотя контакты верующих на уровне "корней травы" часто слабы и нерегулярны. Имеют ме сто также дискуссии христианских и буддийских ученых с целью достиже ния лучшего взаимопонимания и объективной взаимооценки обеих религий.

Численность христиан не превышает ныне 1% от населения страны. Из них католиков - около полумиллиона с примерно 800 приходами в 16 епархиях, протестантов - немногим больше 600 тыс. с 7 тыс. церквей.

В Воскресенском кафедральном соборе г. Токио (Николай-До) По материалам сайта Посольства Японии в России http://www.ru.emb-japan.go.jp/ABOUT/CULTURE/christianity.html 3.4. Бытовые верования японцев.

или Здравый смысл — критерий оценки события на основании базы знаний, накопленных человечеством за время своего су ществования. Здравый смысл — это то, с чем большинство людей согласятся, то, что большинством людей принято за истину в повседневной жизни. Тот, кто употребляет этот термин, предполагает, что речь идёт о вещах, которые все знают. Однако следует иметь ввиду, что действительные мнения боль шинства людей определяются не столько разумением предметной истины, сколько предрассудками, привычкой, внушениями страстей и требованиями cxvi материальных интересов и всякий человек, чувствуя и признавая свои физи ческие слабости и недуги, не сомневается в своем умственном здоровье и в правильности своего образа мыслей. В результате получается такое понятие здравого смысла, которое не имеет прямого отношения к истинным нормам, а выражает лишь средние мнения и обычные интересы людской толпы в оп ределенных условиях места и времени. Такой здравый смысл направлен во обще к охранению наличного состояния общественной жизни и мысли, про тив всего, что двигает людей вперед и возвышает их духовный уровень. Во имя такого здравого смысла осуждались, например, нравственное учение Со крата, астрономическая система Коперника, предприятие Колумба;

тем же здравым смыслом защищалось сжигание ведьм и еретиков, употребление пы ток и т. д.

Часто этим термином обозначают предположения или верования, для объяснения которых не надо пользоваться специальными знаниями или тер минологией (например, научной). Можно сказать также, что это интуитивная способность принимать разумные решения, свободная от эмоциональной предвзятости или интеллектуальной утонченности.

Многие бытовые верования народов связаны с поддержанием здоровья, с уходом за своим телом. Так, чтобы предотвратить сильное заболевание, при легком недомогании у русских принято парится в бане. Считается, что пар и высокая температура убивает еще слабые микробы и вирусы и человек не за болевает. При сильной простуде лучше меньше есть и больше употреблять жидкости – в таком случае организм будет полностью бороться с недугом, а «не растрачивать силы» на переваривание пищи.

У японцев, как и у других народов, трепетно относящихся к своему здоровью, имеются свои национальные бытовые верования, которые мы уз наем из текста.

Вопросы и задания для самоконтроля:

1. В чем заключается смысл религии синто?

2. Расскажите о структуре синтоистских храмов.

3. Как вы думаете, почему в Японии стало возможным сосуществова ние двух религий – синтоизма и буддизма?

4. В чем проявляется синтоистское начало японцев в повседневной жизни?

5. Расскажите о философии буддизма, его школах.

6. Какие буддийские храмы вы знаете?

7. В чем заключается особенность Рёандзи?

8. Расскажите о становлении христианства в Японии.

cxvii 9. Расскажите о вкладе русских в развитие христианства в Японии.

10. Какие бытовые верования знаете вы?

cxviii Тематический блок 4: Культура и традиции Японии.

4.1. Символы Японии.

4.1.1. Гора Фудзи.

Туман и осенний дождь.

Но пусть невидима Фудзи, Как радует сердце она!

Басё (1644-1694) Перевод В. Марковой Самая высокая вершина Японии – гора Фудзи (3776 м). Фудзи часто неправильно называют «Фудзияма». Так происходит от неправильного прочтения последнего иероглифа — «гора» — в её названии. Стоящий от дельно, он читается яма (кунное чтение), но в названии горы, особенно если гора большая, читается сан (онное чтение).

Существуют различные версии происхождения названия Фудзи. Одна из них связывает его с айнским словом "огонь". Это неслучайно, Фудзи – вулкан, извергавшийся 12 раз с 781 года. Известно, что во время последнего извержения в 1707 году Эдо, расположенный в 120 км от Фудзи, был покрыт слоем пепла в 15 см.

Согласно легенде, Фудзи возникла в результате землятрясения в 285 г.

до н. э. и, будучи высочайшей вершиной, заняла ведущее место в культе гор, который зародился на Японских островах в глубокой древности.

Связна с горой Фудзи и сказание о прекрасной принцессе Кагуя. Одна жды старик, растивший бамбук на склонах гор, нашел там девочку по имени Кагуя-химэ, удочерил и воспитал ее. Она обладала исключительной красотой и стала супругой императора. Но спустя семь лет Кагуя-химэ призналась супругу, что она не простая смертная и должна вернуться на небо. Чтобы смягчить боль разлуки, она подарила мужу волшебное зеркало, в котором он всегда мог видеть ее лицо, и исчезла. В отчаянии император решил последо вать за любимой на небо и, схватив зеркало, забрался по склонам на вершину горы Фудзи. Но и здесь не было даже следов Кагуя-химэ. Любовь, которой был охвачен император, пламенем вырвалась из его груди и зажгла вулкан. С того дня дым всегда поднимается над вершиной Фудзи.

Отрывок из "Хитати фудоки" ("Описание земель Хитати"), относящий ся к началу VIII в. повествует о Духе горы Фудзи: «Во время своих странст вий Миоя-гами-но микото прибыл на закате на гору Фудзи и стал просить о ночлеге. Дух Фудзи ему отказал, ибо в ту ночь предстояло празднование cxix Ниинамэ (осеннего благодарения), и потому божеству было недосуг. И тогда Великий Предок проклял Духа Фудзи и объявил, что отныне за то, что тот отказал в убежище своему предку, гора Фудзи навечно будет покрыта сне гом, чтобы никто не смог взойти на нее и служить Духу Горы.

Последователи Фудзи-ко почитают дух Фудзи, получивший имя Сэнгэн Дайбосацу, считая его покровителем во всех повседневных делах, в том чис ле и в бизнесе. У божества Фудзи есть и другие имена, например Асама или Коно-ха-на Сакуяхимэ ("Принцесса, заставляющая цвести деревья"). Соглас но синтоистскому поверью, она парит на светящемся облаке над кратером и охраняет гору от скверны. В 806 г. на Фудзи был построен первый храм, в котором она стала почитаться как Сэнгэн Дайгонгэн.

Позже ее образ воплотился в молодой девушке с широкополой шляпой и большой веткой глицинии на плече. Ее имя - Фудзи-химэ. "Танец девушки с глицинией" сначала вошел в репертуар театра Кабуки, где приобрел попу лярность, а затем изображение девушки с глицинией стало распространен ным в гравюре и живописи, а также в виде кукол.

Ученые-геологи утверждают, что так называемый «Старый Фудзи»

сформировался примерно 100 000 лет назад. Современная гора называется «Юный Фудзи» и начала свой рост 10—8 тысяч лет назад. От 8 до 4,5 тысяч лет назад здесь неоднократно происходили вулканические взрывы, а затем в течение целого тысячелетия — обильные излияния лавы. Ее потоки перекры ли реки и ручьи, верховья которых находились к северу от вулкана, в горах Мисака, — так возникли Пять озёр Фудзи. В их число входят озера: Яманака (яп. ), Кавагути (яп. ), Сай (яп. ), Сёдзи (яп. ) и Мо тосу (яп. ). Самым большим озером является озеро Кавагути, самым маленьким — Сёдзи, самый высокий уровень воды — у озера Яманака, самое глубокое — озеро Мотосу. Три озера Саё, Сёдзи и Мотосу до сих пор соеди нены друг с другом подземными стоками и имеют одинаковый уровень по верхности — 901 метров над уровнем моря.

cxx В хорошую погоду Фудзи наблюдается со значительной территории центральной части острова Хонсю (из 13 префектур), но наиболее красивыми считаются виды со стороны океана: именно здесь пролегала знаменитая То кайдо - дорога, связывавшая Киото и Токио.

По Токайдо путешествовали многие поэты и художники, запечатлев шие восхищение прекрасной горой в своем творчестве. Знаменитой является серия гравюр Хокусая (1760-1849) "36 видов Фудзи", которую он создал в 30-х гг. XIX в. под впечатлени ем поездки по Токайдо. Но Хокусай был не первым художником, посвятив шим свое творчество горе-символу.

Изображение горы Фудзи впервые появилось в серии свитков, повест вующих о жизни священника Иппэна (1239-1289);

затем в работах художни ков школы Римпа;

серии "100 видов Фудзи" были сделаны художниками Тайга (1723-1776) и Бунтё (1763-1840).

Интересно, что Хокусай создал еще одну серию "100 видов Фудзи", из дав ее в 1834 г. в виде альбома. Другой знаменитый художник, работавший в области пейзажной гравюры, Хиросигэ (1797-1858), уже в зрелом возрасте создал свою серию "36 видов Фудзи".

Сохранилась документальная запись о том, что в 1500 г. в июне на Фудзи поднялась большая группа паломников. Немного позднее было орга низовано Фудзи-ко - общество, объединявшее почитателей Фудзи, полагав ших, что эта гора была "началом Неба и Земли", столпом нации и основанием национальной государственности.

В период Эдо (1600-1868) существовало уже более 800 организаций, ведавших восхождением на Фудзи. Паломники одевались в белые одежды, что символизировало чистоту сердца и помыслов, и имели длинные посохи, поскольку подъем требовал значительных усилий. Известная поговорка гла сит: "Тот, кто ни разу не поднимался на Фудзи, - глупец, тот же, кто подни мался дважды, - вдвое глупец". Имеется в виду, что совершить восхождение обязательно нужно, так как оно оставляет глубокие впечатления, но трудно сти при этом таковы, что второй раз их испытывать не стоит.

В наши дни на вершине Фудзи находятся синтоистский храм и метео станция. Для подъема гора открыта с 1 июля по 31 августа, и множество японцев и иностранцев используют эту возможность. Значительную часть поднимающихся сегодня составляют уже не паломники, а туристы, которым предоставляются всевозможные удобства, в том числе значительно облег чающие путь наверх, поскольку теперь практически половину подъема, до пятой станции, можно проделать на комфортабельном автобусе, любуясь из окна живописными видами. Подъем от этой станции до вершины (всего станций десять) занимает около 4,5 часа.

Конечно, приток значительных людских масс создает множество про блем в районе Фудзи. Строительство отелей, развлекательных заведений, cxxi прокладка шоссейных дорог способствовали резкому ухудшению экологиче ского баланса. Было вырублено немало леса на склонах Фудзи, туристы ос тавляют после себя горы мусора. Для очистки национальной святыни прихо дится даже привлекать войсковые части. Хотя этим проблемы Фудзи не ог раничиваются, она по-прежнему остается горой, которой гордятся и любуют ся.

Для японцев символика Фудзи включает такие фундаментальные поня тия, как страна, нация, Красота, божественная Чистота, Гармония... Фудзи представляет собой не просто замечательный природный объект, но и весьма значительное явление в японской культуре. А особенно радует Фудзи, если приснится в новогоднюю ночь, так как это обещает благополучие, здоровье и счастье на весь предстоящий год.

Дополнительное чтение:

Всеволод Овчинников. Ветка Сакуры. Восхождение на Фудзи cxxii 4.1.2. Цветущая сакура Сакура, или японская вишня, - один из символов Японии. Япон цы говорят, что «по красоте и изя ществу, на которых и основаны эс тетические принципы нашей куль туры, с цветками сакуры не может сравниться никакой другой цветок в мире» (Инадзо Нитобэ, 1900 г.).

Весна в Японии начинается не тогда, когда цветы появляются на отдельных деревьях, а когда вся страна превращается в волшебный сад бело-розовых цветов.

В конце марта, когда утихают последние зимние холода, на все япон ские острова накатывается волна цветущей сакуры. Цветение начинается на острове Окинава, затем на юге Кюсю, в начале апреля, доходит до Токио и к середине мая охватывает Хоккайдо. За движением цветения сакуры на север следит вся страна: по телевизору в конце прогноза погоды обязательно ска жут, где она уже цветет, а где расцветет со дня на день.

Ханами, любование цветущей сакурой, – любимая традиция японцев, связанная с древним поверьем о том, что цветочная пыльца, упавшая в чарку сакэ, придает силу и здоровье. По мнению историков, обычай любования цветами сакуры зародился при императорском дворе в Киото в период Хэйан (794-1185 годы). Японская аристократия проводила часы под деревьями вишни, наслаждаясь легкими напитками, салонными играми и складыванием по данному случаю стихов. До того ценители прекрасного были более нерав нодушны к цветущей сливе, умэ, деревья которой были завезены в Японию из Китая и считались символом иностранной культуры. Когда в 894 году бы ла упразднена практика отправки посланников в Китай, императорский двор начал больше ценить собственную культуру и традиции. Так со временем цветок сакуры стал в Японии более популярным.

Любование цветущей сакурой вошло в список официальных праздни ков и обрядов. Одно из самых знаменитых ханами было проведено в 1598 го ду военачальником Тоётоми Хидэёси. После достижения полной победы над князьями-сепаратистами и установления контроля над всей страной Хидэёси возглавил процессию в составе 1300 человек к храму Дайго в Киото, у кото рого состоялось празднование по поводу цветения сакуры. Это событие стало излюбленным сюжетом многочисленных поэм и постановок театра Но.

cxxiii Во время правления сёгуната Токугава (1603-1867 годы) множество де ревьев сакуры было привезено с горы Ёсино (префектура Нара) в Эдо для ук рашения нового политического центра страны. Благодаря установленной сё гуном системе «санкин котэй», когда каждый японский феодал был обязан прожить в Эдо не менее года, огромное количество деревьев сакуры были доставлены в вещевых обозах в столицу из всех уголков страны. В это время появляются и новые сорта деревьев, которые были выведены в результате как естественного, так и искусственного скрещивания. Сейчас в Японии сущест вуют более 300 видов сакуры, хотя естественными являются не более 10 ви дов.

Одно из самых известных мест для ханами в Токио – национальный парк Синдзюкугёэн, в котором растут 1500 деревьев сакуры 75 видов.

За ним следует парк Уэно, самый большой городской парк Токио пло щадью в 626 тыс. квадратных метров, в котором растут 1100 деревьев. С конца марта до начала апреля здесь будет проводиться городской фестиваль, посвященный сезону цветения сакуры.

Когда зацветает сакура, под деревьями устанавливают фонари для того, чтобы освещать их снизу, так называемое "райт-аппу". Некоторые неболь шие, незаметные, устанавливаются непосредственно у стволов, а есть высо кие, украшенные японской бумагой ("васи"), которые ставят под деревьями так, что их свет падает только на цветы.

Ханами – это своего рода паломничество: парки и места цветение саку ры заполняются японцами, которые приносят с собой бэнто (коробочки с едой). На ханами отпраляются как с семьей, с сослуживцами, одноклассни ками, друзьями или в одиночку. Происходит это так: отдел в фирме, группа студентов одного семинара, просто толпа друзей или сослуживцев (это поня тия, увы, далеко не однозначные) и т.п. назначают день, время, место, соби рают деньги (или же за все может платить фирма, но это случается на столь часто), в общем, готовятся заранее. В назначенный час все собираются в оп ределенном месте (порой это место занимают с раннего утра: апрель в Япо cxxiv нии начало учебного и рабочего года, поэтому новоприбывшие сотрудники в компании отправляются держать место под сакурой для старших товарищей;

смены дежурств обычно также расписываются заранее) или же приезжают туда на автобусе, нанятом опять же заранее. Затем расстилают большие кле енчатые подстилки и приносят огромное количество пива и саке. После ра бочего дня придут сослуживцы. В такие дни все места под деревьями будут поделены на голубые квадраты подстилок. Еще совсем недавно всем членам компании в обязательном порядке надо было являться на ханами. Сейчас же многие компании стали отказываться от этого ритуала: места занять стано вится все сложнее, да и молодых непьющих японцев становится все больше.

На самом деле, на цветы можно потом посмотреть одному или с семьей или с друзьями, когда же собираются компании, цветение сакуры - только предлог. Цель - посидеть, поговорить "за жизнь". Это один из способов улучшать отношения и налаживать контакты - очень важная вещь для тех, кто работает в японской фирме или учится вместе.

Но почему цветок сакуры сохранил свою популярность в течение столь длительного времени?

Говорят, что быстротечность цветения сакуры, длящегося всего не сколько дней, наиболее соответствует особенностям японского характера. А Цветение сакуры недолговечно, но когда она облетает, все вокруг становится усыпано легкими белыми лепестками. Сказка продолжается. Только теперь при взгляде на летящие белые лепестки вас охватывает какая-то странная пе чаль, такая же прозрачная, как и летящие лепестки. Японцы говорят, что са кура напоминает людям и недолговечности всего вокруг. Возможно именно потому японцы при всей своей любви к этим прекрасным деревьям редко выращивают сакуру в саду. Гораздо чаще там можно увидеть сосну. Даже cxxv считают, что она больше соответствует японскому характеру: более устойчи ва к различным тягостям и при этом более гибкая.

Цветы сакуры были также излюбленным сюжетом многих известных художников. Они появляются в бесчисленных картинах, поэмах, а позднее на фотографиях и в фильмах, не говоря уже о том, что сакура является самым популярным орнаментом женских кимоно.

В лавочках появляются продукты и напитки, доступные только в сезон цветения сакуры. Наиболее известные из них – «сакура тя», чай с подсолен ными лепестками сакуры, и «сакура моти», пирожки из клейкого риса с на чинкой из сладких красных бобов, обернутые в подсоленный лист сакуры. В каждом магазине можно приобрести и «ханами бэнто» – коробку для пикни ка с различными закусками, десертом и коктейлями.

Но не только японцы оценивают красоту цветения сакуры. Каждый, кто посетит в это время Японию, придет в восторг, когда увидит «снегопад» из опадающих лепестков сакуры – «ханафубуки», а также цветение сакуры при свете луны или бумажных фонарей. Это впечатление сохранится в памяти на долгие годы.

Дополнительное чтение:

А.Н.Мещряков. Книга японских символов. Растения: сакура.

cxxvi 4.1.3. Японский меч: катана.

Японская поговорка гласит: «Меч – душа воина, зеркало – душа жен щины».

Самые древние катаны, сделанные мастером, также, как и ножны для катаны, украшались орнаментом и передавались из поколения в поколения как семейная реликвия. Особенно ценятся катаны, на которых есть Мэи — клеймо с именем известного мастера и годом изготовления.

Катана — двуручный изогнутый японский меч длиной 95—120 см. Наря ду с коротким мечом вакидзаси входил в комплект вооружения самураев. Япон ские мечи хранили на специальной под ставке — Катанакакэ.

Дай-Сидзи (кокатана) — это ко роткая катана, входящая вместе с обыч ной катаной в комплект самурая. Руко ять Дай-Сидзи прямая, клинок мало изо гнутый. Экземпляр крепился на поясе или за спиной.

Рукоять катаны имеет длину в 3,5 кулака. Ширина лезвия около трёх см, толщина спинки — 5 мм, само лезвие затачивалось до остроты бритвы.

Рукоять обтягивают кожей ската или другим материалом, с тем чтобы она не скользила в руках. Вес катаны 1—1,5 кг.

Такой драгоценный предмет нe мoг быть обойден ни вниманием и мас терством художников, ни проявлениями тщеславия eгo владельца, особенно в периоды спокойствия, кoгдa oн использовался нa практике нe чаще, чeм по сох епископа или скипетр короля. Акулья кожа и прекраснейший шелк нa рукояти, золото и серебро нa верхней части эфеса, покрытые лаком разнооб разных оттенков ножны наполовину лишали смертельное оружие eгo пугаю щего вида;

нo вce эти украшения были вceгo лишь игрушками в сравнении c самим лезвием.

Мастера по изготовлению мечей были нe просто ремесленниками, нo одухотворенными художниками, a их мастерские считались святилищами.

Ежедневно мастер начинал работу c мо литв и очищений — кaк утверждалось в пословице, «он вкладывает душу и дух в ковку и закалку стали».

cxxvii Каждый взмах молота, каждое погружение клинка в воду, кaждый обо рот точильного камня являл собой немаловажное религиозное действие. Был ли дух мастера или eгo богапокровителя тeм самым, чтo накладывало гроз ные заклятья нa наши мечи? Совершенный кaк произведение искусства, бро сающий вызов своим толедским и дамасским соперникам, меч нес в себе не что большее, чeм то, чтo способно вложить в предмет любое мастерство. Его холодный клинок, нa поверхности кoтopoгo в тот жe миг, кoгдa eгo извлекали из ножен, сгущались капли паров воздуха;

eгo безупречная гладь, перели вающаяся всеми оттенками голубизны;

eгo непревзойденное лезвие, которое становилось гранью истории и ee возможностей;

изгиб eгo очертаний, объе диняющий в себе изысканное изящество и невероятную силу, — вce этo вы зывало в нac трепетное волнение, в котором сливались чувство силы и красо ты, восхищения и благоговения.

Бусидо, или Путь воина, избрало меч в качестве эмблемы силы и доб лести. Мальчик-самурай учился владеть мечом c самого раннего детства.

Торжественный момент наступал, кoгдa eмy исполнялось пять лет: eгo тща тельно облачали в наряд самурая, подводили к доске для игры в го и посвя щали в сан воина, укрепляя нa eгo поясе настоящий меч, заменявший тот иг рушечный кинжал, которым oн играл дo сих пор.

После первой церемонии преобщения к оружию мальчика нельзя было увидеть зa пределами отцовского поместья бeз этoгo знака eгo положения, хoтя обычно, в повседневности, меч заменялся позолоченным деревянным кинжалом. Проходило совсем немного лет, и oн начинал носить притуплен ный, нo настоящий стальной меч, пocлe чeгo поддельное оружие отбрасыва лось, и c наслаждением намного бoлee острым, чeм eгo нoвый клинок, юноша вырывался нa волю, проверяя крепость оружия нa дереве и камнях. Когда oн достигал момента возмужания, тo ecть пятнадцати лет, и eмy предоставля лась свобода действия, он мoг гордиться мечом пригодным для любого ис пользования.

Именно он вызывал у него чувство и внешние проявления самоуваже ния и ответственности: «Не напрасно oн носит свой меч». То, что самурай носит на поясе, является символом того, чтo oн несет в своем разуме и серд це, — преданности и чести. Два меча, длинный и короткий, — кoтopыe назы ваются, соответственно, дайто и сёто, или катана и вакинадзи, — никoгдa нe покидают его. Когда oн дома, oни занимают самое видное положение в eгo кабинете или гостиной;

ночью oни охраняют eгo сон, покоясь у подушки нa расстоянии вытянутой руки. К ним, неизменным спутникам, относятся c нежной любовью и наделяют ласковыми именами. Уважение к ним граничит c обожанием и поклонением. Многие храмы и семейства Японии хранят мечи кaк предметы поклонения. Должное уважение оказывается дaжe самому обычному кинжалу. Любое оскорбление в адрес оружия было равнозначно личному оскорблению владельца.

cxxviii Толчок катаной катаны другого самурая считался смертельным оскорб лением, за этим следовала схватка или харакири владельца второй катаны, а чтобы нанести оскорбление всем присутствующим, надо было лишь чуть вы тащить катану из ножен. Катана была дорогой, изготовлялось довольно долго и требовала много внимания.

Бусидо уделяло огромное внимание над лежащему использованию оружия и, таким об разом, осуждало и питало отвращение к зло употреблениям им. Тот, ктo потрясал оружием пo малейшему поводу, считался трусливым подлецом или хвастуном. Хладнокровный чело век умел определять моменты, кoгдa стоило применять оружие, a такие моменты наступали довольно редко.

Меч самурая несёт двойную службу: со крушает всё, что противостоит воле владельца и жертвует всем, что исходит из инстинкта само сохранения. При этом один самурай связывает себя с духом патриотизма, иногда воинственно сти, другой - с религиозным чувством верности и самопожертвования. В первом случае меч обычно становится оружием разрушения всего чистого и простого, смыслом силы, - иногда дьявольской силы. Добросовестный владелец меча всегда знает эту истину и тогда дух зла подвергается уничтожению, а меч отождествляется с разрушением того, что стоит на пути к миру, справедливости и человечности. Он защищает всё, что стоит на пути к духовному процветанию целого мира. Тогда это воплощение жизни, а не смерти.

cxxix 4.1.4. Кимоно.

В японском языке "кимоно" (яп.) в широком смысле слова означает "одежда", точнее, национальная одежда, в отличие от европейской, которая называется "ёфуку". "Кимоно" - понятие собирательное, существует несколь ко их разновидностей: во-первых, мужские и женские, во-вторых, верхние (которые, в свою очередь, подразделяются на кимоно с длинными, до полу тора метров, рукавами - фурисодэ и с короткими - косодэ) и нижние, а также домашние и спальные - юката.

В принципе, все они представляют собой прямокроенный халат с широкими рукавами, запа хивающийся на груди на правую сторону, как у мужчин, так и у женщин. На левую сторону кимо но запахивают только на покойнике перед погре бением. Мужчины фиксируют кимоно поясом на бедрах, завязывая узел справа или сзади. Женские пояса - оби - располагаются на талии и выше ее и завязываются широким пышным бантом сзади.

Мужские кимоно, существенно не отличаясь от женских, шьются, как правило, из ткани при глушенных тонов, со скупым орнаментом. Рас цветка женских кимоно может быть любой. Здесь все зависит от вкуса, настроения, времени года и случая, по которому кимоно надевается.

Первоосновой этого оригинального, своеобразного наряда были конти нентальные (Китай, Корея, Монголия) образцы, заимствованные и приспо собленные к японскому климату и образу жизни. Это характерно для истории страны в целом. Элементы иноземной культуры творчески переплавлялись, приобретали новый характер и постепенно становились составной частью японской традиции.

Автор средневекового романа "Непрошеная повесть", придворная дама, так описывает свой туалет: "Только я одна получила особенно пышный на ряд: коричневое нижнее косодэ, поверх него - набор из восьми других, крас новатых, постепенно переходящих в лиловый цвет, затем алое узорчатое одеяние с рукавами, украшенными золотым и серебряным шитьем, далее просторное верхнее косодэ на желтой подкладке и, наконец, парадную голу бую накидку".

С приходом к власти в Японии воинского сословия (XIII в.) из повсе дневной одежды знати исчезает излишняя роскошь. Главенствующее поло жение занимает суровый и практичный военный стиль одежды. В то же вре мя в недрах феодального государства по мере развития торговли и ремесел начинают формироваться городские сословия со своей материальной и ду cxxx ховной культурой, которая впоследствии и станет основой того, что принято называть традиционной Японией.

К XVII в. кимоно становится универсальной одеждой как для женщин, так и для мужчин всех слоев населения.

Поначалу горожанам запрещалось носить одежду из дорогих тканей яркой расцветки, но, сметливые и изворотливые, они научились ловко обхо дить эти запреты. Неприметное и даже потертое кимоно из простой ткани могло иметь роскошную парчовую подкладку. Разбогатевший ремесленник надевал под скромное верхнее платье несколько других, дорогих и красивых.

Вместе с тем этот запрет дал толчок к появлению и развитию специфически японской эстетики. Прелесть и очарование стали находить в простом и не броском.

С проникновением в Японию в конце XIX в. европейской культуры ки моно пришлось потесниться. Возникли опасения, что оно исчезнет совсем, но этого не произошло. Уступив европейскому костюму повседневную службу, кимоно стало предметом роскоши и престижа, превратилось в парадное пла тье, надеваемое по особо торжественным случаям.

Хорошее кимоно стоит очень дорого. Материал для него обычно ткут и расписывают вручную. При этом применяют канитель из серебра и золота, а при крашении - присыпку из золотых и серебряных порошков. Сшить парад ное кимоно возьмется только мастер: необходимо так подобрать куски ткани, чтобы узор органично перетекал со спины на грудь и рукава и создавалось впечатление, что это не просто одежда, а нечто большее - законченное про изведение искусства. Драгоценные старинные образцы кимоно занимают по четное место в музеях, бережно хранятся в семьях, передаваясь из поколения в поколение. Содержать традиционный гардероб в современной Японии мо гут только очень богатые люди, а также актеры традиционных театров Но и Кабуки, для которых кимоно - сценический костюм, на его приобретение им выплачивается государственная дотация.

Парадные кимоно шьют из стандартных кусков ткани, поэтому все они примерно одинакового размера. Купленное в детстве кимоно японка может носить до конца жизни и передать затем дочери или внучке. Длину регули руют, подбирая лишнее под пояс, а затем выпуская по мере роста хозяйки.

Домашние же кимоно - юката - шьются с примерным учетом роста.

Немаловажной деталью традиционного наряда является пояс - оби. Он придает кимоно законченность и массивность. Как правило, для пояса ткут специальный кусок парчи или плотного шелка длиной в четыре метра, с осо бо богатым узором спереди, где пояс плотно прилегает к фигуре, и сзади, где он завязывается замысловатым узлом. Существует несколько способов завя зывания пояса. В прежние времена форма узла указывала на сословную при надлежность японки, а теперь зависит только от ее вкуса и умения.

cxxxi Верхние парадные кимоно шьют из парчи, шелка на контрастной по цвету подкладке. Зимние кимоно бывают на вате. Для домашнего кимоно юката - обычно берется один слой хлопчатобумажной материи с неброским орнаментом сине-белой расцветки. Пояс делается контрастного цвета: если в юката преобладают синие тона - красного или белого, а если белые - синего или красного.

4.1.5. Сакэ.

Сакэ – традиционный японский алкогольный напиток, рисовое вино крепостью примерно в 16-19 градусов, которое производится только в стране восходящего солнца.

Поскольку история сакэ уходит в глубь веков, не случайно, что в японской мифологии появились божества рисового вина, похожие на грече ского бога Бахуса. Из хроники «Нихонги», относящейся к 720 г., можно уз нать, что во времена легендарного императора Сюдзин его подданные по клонялись божеству рисового вина Омива-но ками. Ему же был посвящен синтоистский храм в Нара. Двум другим божествам рисового вина были по священы храмы Мацуо дзиндзя и Умэми дзиндзя в Киото.

Виднейшие лингвисты, историки и другие специалисты до сих пор спорят об этимологии слова сакэ, пытаясь убедить оппонентов в справедливости одной, есте ственно, собственной точки зрения. Суть этих споров довольно сложна и требует специальных знаний.

cxxxii Вот четыре версии происхождения слова сакэ.

Первая. Сакэ происходит из выражения “сакаэмидзу” (жидкость про цветания) по следующей схеме: сакаэмидзу сакаэ сакээ сакэ.

Вторая. Сакэ происходит из выражения “сакаэ но ки”, где “сакаэ” — процветание;

“но” — знак, обозначающий родительный падеж;

“ки” — взято из омики (’священное сакэ’). Трансформация этого выражения протекала по схеме: сакаэ но ки сакаэ но кэ (при устном общении ки почему-то замени лось на кэ) сакаэкэ сакэкэ (каэ превратилось в кэ) са-кэ (второе кэ ока залось явно ненужным).

Третья. Сакэ происходит из выражения “сакэру” — избегать, укло няться. Если выпить сакэ, то можно избежать простуды. Сакэру сакэ.

Четвертая. Сакэ происходит от устаревшего слова “куси”, обозначав шего — странный, удивительный. Фрукты, упавшие в углубление в дереве или камне, выделяли сок, который подвергался естественному брожению.

Человек, выпивший такой сок, приходил в хорошее настроение. Это было так странно и удивительно, что сброженный алкогольный напиток из фруктов стали называть куси. Потом это название перешло и на сакэ.

Раньше слово "сакэ" относилось только к рисовому вину. Но посте пенно с появлением других алкогольных напитков этот термин стал употреб ляться шире - применительно ко всем напиткам, содержащим алкоголь. Под это название теперь подпадают и виски, и бренди, и та же водка. Свое же ри совое вино японцы чаще называют "сэйсю". Или же "нихонсю" (японское ви но) в отличие от "ёсю" (европейского спиртного). Традиционными центрами национального виноделия являются префектуры Киото и Хиого, где издревле произрастал рис, из которого вырабатывались особенно вкусные сорта сакэ.

Огромную популярность приобрела также продукция винокуренных заводов префектур Акита и Хиросима. Сакэ, производимое во всех других регионах страны, носит куда менее почетное название "дзидзакэ" (местные вина), хотя его качество зачастую не уступает более именитым фаворитам.

История рисового вина в Японии уходит корнями в глубокое про шлое. Его употребляли в этой стране еще два тысячелетия назад и в быту, и в качестве подношения богам. В древней Японии сакэ изготовляли в винокур нях при императорском дворе или при синтоистских храмах, а сам напиток был обязательным компонентом различных религиозных праздников. Позд нее умение варить рисовое вино переняли буддийские монахи, и только в средние века этот напиток стали производить крестьянские хозяйства для собственного потребления – так оно постепенно стало неотъемлемой частью японской национальной культуры. Эту функцию сакэ выполняет и поныне, хотя в обычной жизни его заметно потеснили прочно укоренившиеся на японской почве пришельцы из-за рубежа - виски и пиво.

Способ получения напитка в те далекие времена был очень живопи сен, но не очень гигиеничен.

cxxxiii Рисовые зерна просто жевали и сплевывали в деревянные емкости, где без всяких затей и проходила ферментация. Более чистое сакэ стали получать только в XII веке. Начиная с XVII века центром рисового виноделия стал район Кинки (территория нынешних префектур Киото, Осака, Нара и Хёго).

Эти префектуры, а так же Акита и Хиросима, и по сей день являются основ ными районами производства сакэ.

Как и несколько столетий назад, сегодня существует три важных эле мента, необходимых для приготовления сакэ: качественный рис, хорошая во да и прохладный на протяжении всего года климат. Если для вина первосте пенное значение имеет качество винограда, то для сакэ – естественно, каче ство риса.

Для приготовления сакэ берут крупный рис и обрушивают его. При чем в результате от первоначального количества может остаться совсем не много. В случае приготовления самых элитных сортов – всего тридцать про центов, обычно же – около семидесяти. После этого рис промывают, замачи вают, а потом подвергают воздействию пара. Около четверти подготовленно го риса идет на создание закваски, которую остужают до 30 градусов, а по том в течение приблизительно 35 часов выдерживают в жарком и влажном помещении – чтобы внесенная туда грибковая культура чувствовала себя вполне комфортно. Затем получившееся сусло смешивают с дрожжами и пропаренным рисом, и все это заливают водой. Процесс ферментации зани мает около трех месяцев. Потом напиток очищают, фильтруют и пастеризу ют.

В итоге из двух составляющих – воды и риса – получаются тысячи видов сакэ, рознящихся тончайшими оттенками цвета, вкуса, густотой, ”бар хатистостью”, прозрачностью, крепостью (максимум – 20 градусов). Как из вестно, сакэ полагается иметь на мек на золотистую туманность – хотя тут есть множество вариантов.

Молодое сакэ должно обладать еле заметным лимонным, почти зеле новатым отливом. Некоторые ста рые сорта сакэ имеют оттенок поч ти янтарный. Но до сих пор вели чайшей загадкой остается, как в напитке появляются фруктовые нотки.

Считалось, что наиболее благоприятное время для изготов ления напитка - январь и февраль, когда не так жарко и легче следить за процессом ферментизации, по cxxxiv этому первое время его изготовляли именно в эти месяцы. Такое сакэ назы валось ‘кударидзакэ’. Его заливали в специальные бочонки из древесины криптомерии и перевозили на судах в разные районы острова.

Сортов сакэ существует, образно говоря, бесчисленное количество.

По официальной статистике, в стране насчитывается более 2400 заводов по производству этого напитка. На самом деле их много больше. В пределах даже маленького городка обычно производится с сотню разных видов сакэ. И хотя старшее поколение японцев жалуется на то, что производителей стано вится год от года все меньше, официальной статистикой учтено более 2 ты сяч. Свое сакэ составляет предмет гордости местных жителей и нередко ас социируется ими с одной из важнейших составных понятия "фурусато" "малая родина".

Наибольшее распространение получили сорта очищенного сакэ – ”сэйсю”. Он бесцветен и по вкусу напоминает херес, однако некоторые пред почитают более древнее неочищенное сакэ – ”нигоридзакэ”, желтоватого цвета и несколько горьковатого вкуса.

В отличие от вин и другого спиртного сакэ различается не по годам урожая, а по категориям – ”иккю” (первый класс) и ”никю” (второй класс) – в зависимости от ставки налога (эта классификация введена в 1992 году). Как правило, сакэ разливают либо в стеклянные бутыли по несколько литров, ли бо в небольшие бутылочки (720, 500 или 300 мл) и даже алюминиевые банки.

У сакэ помимо чисто вкусовых досто инств есть и статус так называемого официаль ного подарка. Когда не знаешь, что подарить малознакомому человеку, бутылка сакэ придет ся как нельзя кстати. А еще лучше - бочонок сакэ. К открытию нового магазина соседи лавочники обязательно скинутся на несколько бочек сакэ. Без них немыслима и процедура от крытия очередного чемпионата по борьбе сумо.

Установленные друг на друга, оплетен ные соломой бочата с рисовым вином украша ют входы в театр Кабуки, на выставки тради ционных национальных искусств, на многие торжественные мероприятия. Разработан целый ритуал открывания таких бочек. Несколько наиболее уважаемых гостей, ух ватившись за длинную рукоять деревянного молотка, под одобрительные крики присутствующих разбивают верхнюю крышку, после чего идет кол лективное опробование вина.

Чашечка сакэ - неотъемлемый атрибут отдыха в японской бане на го рячих источниках. Расслабленно нежась в бассейне с горячей минеральной водой, японцы, особенно старшего поколения, обожают время от времени cxxxv освежать горло глотком охлажденного сакэ. Японцы говорят, что там, где пьют сакэ, рождается дружба. И это не декларация – церемония принятия са кэ действительно располагает к теплым чувствам. В искусстве пить сакэ во площается японская вежливость. Сидя за чашечкой сакэ, собеседники гово рят о чем угодно – а как только тема беседы вам надоест, возьмите графин чик с сакэ и подлейте человеку рядом. Таким образом, вы логически завер шаете его речь, и теперь можете высказаться сами, а он будет внимательно и участливо слушать вас. И не забывайте перед каждым тостом говорить ”Кам пай”, что значит «До дна!».

А сакэ на свадьбах - это не просто горячительный напиток. Без него немыслима сама традиционная свадебная церемония. Издревле заключение брака в Японии оформлялось не обменом кольцами или поцелуями, а цере монией "сан-сан кудо" ("трижды три - девять раз"). Жених и невеста по оче реди делали по три глотка из трех чаш с сакэ. Именно этот момент определял рождение новой семьи.

Что касается культуры потребления сакэ, то здесь существуют неко торые правила. Наливается сакэ из маленького керамического кувшинчика (то(к)кури) в небольшие чашечки (тёко), рассчитанные всего на два-три глот ка. По правилам, сакэ принято наливать непосредственно перед каждым тос том, а наполнять свою чашечку самому считается дурным тоном. Так что ес ли вам случится идти по пути сакэ вместе с японцем, то ваш гость будет внимательно следить за наполненностью вашего бокала и будет очень рад, если вы, в свою очередь, обратите внимание и на его бокал. А если вы един ственный из компании, кто пьет сакэ, то за вами могут поухаживать и налить напиток в чашку. В этом случае ее вежливее держать на весу.

Различия существуют не только во вкусе, аромате, прозрачности каж дого конкретного напитка, зависящих, в свою очередь, как от мастерства ви нокуров, так и от качества местной воды и риса. Различается и культура пи тия. Одни предпочитают вкушать сакэ из миниатюрных фарфоровых чаше чек, другие - из стеклянных бокалов, третьи - из небольших квадратных ка душек, добавляющих к аромату сакэ приятный смолистый запах сосновой живицы. Выбор надлежащей посуды определяется не столько аппетитом пьющего, сколько сортом рисового вина.

Сакэ принадлежит к редким в мире напиткам, которые пьют и подог ретыми и охлажденными. Сакэ обладает довольно широким температурным диапазоном пития – 33-55С. Для некоторых, нет ничего вкуснее, чем сакэ при комнатной температуре. Другие отдают предпочтение сакэ с кусочком льда.

Специалисты говорят, что язык человека наиболее остро воспринимает вкус при температуре 15-30С.

Легкий и сладкий сакэ лучше пить охлажденным в жаркий летний день. А в промозглую ветреную погоду пьют крепкий и острый сакэ. Его по догревают в специальной емкости до комнатной температуры. Такой способ cxxxvi употрбления напитка по-японски называется ”кан-дзакэ”. Для этого его на ливают в специальный керамический сосуд и ставят в водяную баню. Глав ное, чтобы сакэ не перегрели – в этом случае он теряет аромат.

Сами же японцы, нередко пьют сакэ холодным, считая, что это позво ляет более тонко почувствовать вкус напитка. Профессиональные дегустато ры различают до 90 оттенков аромата. Сакэ отличает разнообразие насыщен ных фруктовых нот.

С чем пьют сакэ? Сакэ универсально: оно великолепно сочетается не только с ключевыми блюдами японской кухни, но и чипсами, сыром, ореш ками и легкими закусками. Ко всему прочему, сакэ применяется при приго товлении традиционных японских блюд. Так, если при жарке речной форели ее полить разбавленным напитком, то она приобретает своеобразный прив кус, кроме того, отбивается речной запах. При приготовлении рыбы фугу также применяется сакэ: специально обученные повара заливают сакэ обжа ренные плавники этой рыбы.

Дополнительное чтение:

А.Н.Мещряков. Книга японских символов. Алкоголь.

cxxxvii Вопросы и задания для самоконтроля:

Назовите основные символы Японии.

1.

Какова легенда происхождения горы Фудзи?

2.

Какие традиции связаны с горой Фудзи в Японии?

3.

Когда и как проводится ханами?

4.

Какой философский смысл имеет цветение сакуры для японцев?

5.

Что такое катана?

6.

Какими принципами руководствовался японский воин?

7.

Опишите основные виды кимоно, их отличия.

8.

Перечислите отличительные качества сакэ.

9.

Опишите способ приготовления сакэ.

10.

Дайте определение следующих понятий:

бэнто райт-аппу бусидо сакура вакидзаси сакура моти васи сакура тя дай-сидзи сакэ кагуя-химэ синдзюку гёэн кампай сэйсю катана токайдо катана какэ уэно коэн кимоно фурисодэ косодэ ханами мэй ханафубуки нигоридзакэ эри Нихонсю юката оби Темы докладов:

1. Восхождение на Фудзи.

2. Хагакурэ, или кодекс самурая.

cxxxviii 4.2. Эстетическое мировоззрение японцев.

4.2.1. Чувство прекрасного.

На культуру Японии с древних времён особое влияние оказывали куль туры Китая и Кореи, но после Реставрации Мэйдзи и особенно Второй миро вой войны японцы стали стараться походить на жителей Запада.

Всё европейское стало модным – джинсы, музыка, отчасти европейское питание. Западный образ жизни получил широчайшее распространение в Японии, ему следовало всё большее число японцев, желающих походить на европейцев хотя бы внешне, для чего вставлялись контактные линзы и пере крашивались волосы. В связи с такими событиями, многие путешественники и исследователи стали задаваться вопросом, а где же теперь можно найти оригинальную японскую культуру, с её тонким чувством прекрасного, кото рая теперь так быстро исчезает. Ответ на этот непростой и важный вопрос можно поискать в наиболее заметных сферах человеческой жизни – музыке, живописи, моде и языке.

Современные японки куда чаще предпочитают одежду европейского покроя (ёфуку), а традиционную японскую одежду (вафуку) носят только во время исполнения церемоний или же совсем пожилые японцы. Непопулярно сти традиционного кимоно есть причины и весьма веские, в частности, в ки моно довольно неудобно передвигаться и женщины вынуждены делать со всем маленькие шажки и оставаться по большей части неподвижными. По мимо непрактичности кимоно в настоящее время существует ещё одна при чина – тех, кто носит кимоно в обычной жизни, остальные японцы принима ют за важничающих персон, которые хотят чрезмерно продемонстрировать свой статус окружающим. Как известно, «выступающий гвоздь забивают по самую шляпку», поэтому отношение к таким персонам соответствующее.

Тем не менее, кимоно не исчезло из японского обихода, но перемести лось в сферу ритуалов и исполнения обычаев и японцы надевают кимоно то гда, когда хотят соблюсти определённые формальности и продемонстриро вать свой статус.

Что касается музыки, то молодёжь в большинстве своём не испытывает особой привязанности к традиционным музыкальным инструментам, а пред почитает пианино, электрогитару и скрипку. Для современных японцев му зыка ассоциируется с западными напевами и западными инструментами, причём многие японцы настолько обучились игре на этих инструментах, что могут дать несколько очков форы некоторым западным исполнителям.

Многим современным японцам не хватает терпения разбираться в тра диционной музыке (хогаку), поэтому с одной стороны появляются опасения, что традиционно японское музыкальное искусство отмирает, а подходы к пе нию и музицированию постепенно забываются. Однако спасение существует cxxxix и имя ему – обряды. До тех пор, пока будут играться традиционные японские свадьбы и отмечаться встречи Нового года по-японски, оригинальная япон ская музыка не канет в Лету. В этих случаях люди стремятся насладиться не поддельной красотой, а музыка хогаку с лёгкостью переносит их в мир древ них церемоний.


В традиционной японской живописи использовались только два цвета – чёрный и белый, а рисунок наносили тушью на бумаге или на лоскуте шёлка.

Достаточно было нескольких простых мазков кисти, чтобы передать желае мое и отразить переменчивое настроение художника. Традиционная японская живопись неясна и туманна, в отличие от западной живописи с её чёткой и ясной манерой исполнения, а также яркими красками.

Японское ощущение красоты базируется в данном случае на понятии «моно-но аварэ», которое является художественно-эстетической позицией, возникающей из ощущений. Художники Запада, как бы в противовес, стара ются создать что-то прекрасное, основываясь на логике красоты. Японское искусство сосредоточено на том, что красота – это ощущения людей, а не воспринимаемое умом понятие красивого. Японское чувство прекрасного («бигаку») очень субъективно и зависит от каждого отдельно взятого инди видуума, не имея безусловных критериев для оценки массами. На Западе же существуют тщательно разработанные и укоренившиеся критерии, что счи тается прекрасным, а что – нет. Для жителей Запада японское чувство красо ты практически не поддаётся пониманию в силу того, что «бигаку» настолько утончённо и присуще только японцам и никому более. К примеру, мы, как европейцы, скорее будем восхищаться красотой только что распустившегося цветка, который ещё полон жизненных сил, а японцев в этом случае куда больше привлечёт цветок, который увядяет и чьи лепестки практически об летели. Это не значит, что японцы не считают красивыми свежие и только распустившиеся цветы, просто японское чувство прекрасного включает в се бя понятие «аварэ» («печаль, сострадание»), которое японцы испытывают к столь красивым вещам, как те же цветы, потерявшим свою былую красоту, но в то же время нашедшим её в полной противоположности от привычного для европейцев понятия красоты. В древней Японии ничто не могло считать ся безоговорочно красивым – у каждого было своё мнение на тот или иной счёт, но в настоящее время подобные представления о красоте подвергаются критике за их туманность, а современное поколение японцев в большинстве своём и вовсе не может чувствовать красоту «аварэ».

Японский язык столь же специфичен, как и многие другие обычаи этой удивительной страны, в нём много пауз и пустых пространств («ма»), в кото рых кроется истинное содержание той или иной фразы и которое и ищут японцы, общаясь друг с другом. Традиционные стихотворения хайку состоят всего из нескольких слов, рисующих простую картину, но под этим внешним cxl пластом информации лежит ещё один, а то и несколько, и добраться до них – истинное удовольствие для настоящего японца.

Концепция «пустого пространства» («ма») присутствует не только в ре чи, но и в музыке, литературе в целом, архитектуре и живописи, что в итоге привело к некоторому непониманию между японцами и жителями остальных стран, в особенности западных. Определённая доля вины лежит на самих японцах, которые придают чрезмерное значение «ма», не выражают истин ных своих чувств и желаний, предпочитая им недомолвки и умолчания. Од нако, с течением времени японский язык начинает меняться и этому способ ствуют сами японцы, высказываясь всё более откровенно и прямо и сердясь на недосказанности своих же соотечественников.

То же самое касается и традиционного японского восприятия красоты – отношение к красоте меняется и львиная доля заслуг в этом принадлежит японцам, которые издревле демонстрировали способности заимствовать ино странные идеи. Возможно, часть японцев в настоящее время действительно стремится создать что-то новое и ценное, но большая часть молодёжи просто слепо копирует западные образцы. Если так пойдёт и дальше, то велика веро ятность, что истинно японские эстетические ценности могут быть утрачены.

Современные японцы должны гордиться своим исконным чувством прекрас ного и находить в современном мире хоть немного места для своего тради ционного искусства.

4.2.2. Японский идеал красоты.

Красота, как известно, требует жертв, а средневековый японский идеал красоты это просто кунсткамера для женщин.

Как известно, в разные времена и у разных народов действительно кра сивым считалось что-то своё. Где-то носили парики и платья с турнюром, где-то было принято разукрашивать лицо ритуальной татуировкой и смазы вать тело специальной пахучей мазью.

Речь в основном пойдёт о женщинах и идеально красивой женщине, ведь именно им в большей степени свойственно заботиться о себе и своей внешности. Следует также отметить, что в Японии красота плотская тесно переплетается с красотой духовной, поэтому иметь хорошенькое личико и безупречную кожу для японских красавиц не было пределом мечтаний: они учились слагать стихи и играть на музыкальных инструментах, а также под держивать разговор как раз для того, чтобы продемонстрировать и свою внутреннюю красоту.

Демонстрировать себя японки могли только в двух случаях: за стенами собственного дома, в окружении домочадцев и/или мужа, либо этим могли заниматься гейши, т.к. ещё в эпоху Хэйан (794-1185) сложился обычай, со гласно которому знатные дамы должны были прикрывать своё лицо на лю cxli дях. Впоследствии, когда к власти пришли военные, этот обычай ещё больше усугубился и в итоге мы практически не можем себе представить, как выгля дели красавицы того времени: точных портретов не сохранилось, а так назы ваемые рисунки в жанре "бидзинга" значительно приукрашали изображае мых на них красавиц из "весёлого квартала".

Сперва эталоном японской красавицы являлись удлинённые узкие гла за, маленький ротик с пухлыми губками, лицо, близкое по форме к кругу, нежели к овалу, и пухлые щёчки. Со временем идеал изменился в следую щую сторону: голова должна быть мягкой грушевидной формы и сужаться кверху, рот и нос должны быть маленькими, глаза – напоминать узкие чёр точки, а волосы – быть длинными и прямыми.

Для европейского уха, особенно современного, это выглядит не очень привлекательно, а к этому образу стоит прибавить ещё и следующее: в фео дальной Японии женщины густо белились, замазывая на лице, спине и груди различные дефекты, брови выбривали начисто и рисовали новые – чуть выше и под другим углом. По линии волос на лбу проводилась линия тушью, а за мужние женщины к тому же покрывали зубы чёрным лаком.

Также хотелось бы отметить, что отдельным "пунктиком" у японских мужчин была крохотная женская ножка, от демонстрации которой они бук вально сходили с ума. Бедным женщинам приходилось что называется "соот ветствовать" и быть привлекательными для своих вторых половин или кли ентов. "Выходом" из создавшегося положения стало бинтование ножек ещё во младенчестве. Обычай этот был перенят, как водится, из Китая, а там женщины мучались, желая стать красавицами, начиная с X века. Годовалой девочке стягивали бинтами ножку таким образом, чтобы бинты не позволяли мышцам и костям развиваться нормально. Пальцы в результате этой экзеку ции были постоянно подогнуты и к совершеннолетию нога уродовалась до такой степени, что женщина не могла быстро ходить. В этом эталоне можно усмотреть и дискриминационный момент: женщина не могла быстро пере двигаться и, следовательно, не могла преодолевать большие расстояния, что вносило свою лепту в ограничение социальной роли женщины.

Помимо общественных ограничений, такая процедура имела не самые лучшие последствия для здоровья женщины и, разумеется, была очень болез ненной. Также нарушалась нормальная циркуляция крови в ступнях, что не редко приводило к гангрене.

И помимо этого сидячий образ жизни накладывал свой отпечаток в ви де болезней. Таким образом, фраза «красота требует жертв» здесь применима как никогда и возникает только один вопрос – разумно ли это? У японцев по нятие красоты впитывается с молоком матери, но как можно говорить о кра соте, если она достигается путём боли и мучений?

С начала эпохи Мейдзи (1868–1912) западные веяния оказали значи тельное влияние на японские идеалы красоты и в первую очередь – на виде cxlii ние идеальных глаз. Японские женщины стали пытаться походить на запад ных актрис, фильмы с участием которых они смотрели. Сейчас же в боль шинстве своём японки уже не так стремятся быть похожими на европеек, но отдельная категория (чаще всего это молоденькие девушки) пытается как можно больше соответствовать западному идеалу красоты (в таком виде, в каком они сами его понимают): выжженные "каштановой" краской волосы, толстый слой автозагара, у особо ярых – контактные линзы. Т. е. фактически они делают ту же ошибку, что и их предшественницы в средние века, ведь красивой женщину делает не узкая ступня в форме лотоса и не большие го лубые глаза, а уверенность, любовь к себе, приподнятое настроение и поло жительное отношение к окружающей действительности, каковой бы та ни была на самом деле.

4.2.3. Ваби-саби.

Ваби-саби (яп., букв. «скромная простота») представляет со бой обширную часть японского эстетического мировоззрения. Ваби-саби трудно объяснить, используя западные понятия, но эту эстетику порой опи сывают как красоту того, что несовершенно, мимолётно или незаконченно.

По сути, ваби-саби это понятие, характеризующие присущий японцам эсте тический вкус, способность воспринимать прекрасное и предметы искусства.

По мнению Леонарда Корена, ваби-саби — наиболее заметная и харак терная особенность того, что считается традиционной японской красотой и она «занимает примерно то же место в японском пантеоне эстетических цен ностей, какое на Западе занимают греческие идеалы красоты и совершенст ва». Эндрю Джунипер утверждает, что «если объект или выражение могут возбудить в нас чувство светлой меланхолии и духовной жажды, тогда мож но сказать, что этот объект есть ваби-саби». Ричард Пауэл подводит итог, го воря: «Подлинное научение ему (ваби-саби) происходит через осознание трёх простых фактов: ничто не вечно, ничто не закончено и ничто не совершен но».


Рассматривая значения отдельных слов «ваби» и «саби», можно найти чувства одиночества и запустения. В дзенском ощущении мира они видятся как положительные признаки, представляющие освобождение от материаль ного мира и «трансцендентный» выход за его пределы, к простой жизни. Са ма дзенская философия, однако, предупреждает, что истинное понимание не достижимо посредством слов или языка, поэтому принятие ваби-саби через несловесные способы выражения может оказаться наиболее подходящим подходом.

Многие виды японского искусства в течение последнего тысячелетия подвергались влиянию философии Дзен, в частности, концепциям воспри ятия несовершенства, постоянного течения и непостоянства всего. Такие ви cxliii ды искусств могут служить примером эстетики ваби-саби. Ниже дан непол ный список:

• японские сады, дзенские сады, бонсай • икебана • японская чайная церемония • японская поэзия, в частности, хайку • японская керамика • хонкёку (традиционная музыка странствующих дзенских мона хов) 4.2.4. Японские музеи.

По традиции в Японии наиболее популярны французские импрессиони сты. Крупным японским покупателем стал некто Морисита: пополняя кол лекцию художников-импрессионистов и постимпрессионистов в своей гале рее «Аска Интернэшнл», он приобрел одну из наиболее известных ранних работ Пикассо «Материнство» и картину Гогена, датированную 1889 г.

Один из крупнейших частных музеев страны — «Яматанэ», основан ный в 1966г. банкиром Ямадзаки Танэдзи. В его фондах более 700 шедевров послевоенного японского и зарубежного искусства. Здесь проходят выставки современных живописцев, организуются просветительские лекции. За дос тижения в области изобразительного искусства присуждается специальная премия «Яматанэ»

Хотя в Японии насчитывается немало богатых людей, покровительст вующих искусству, однако все увереннее эту функцию берут на себя корпо рации. Можно выделить два основных направления коллекционирования, ко торым они занимаются. В рамках первого решаются частные проблемы соз дания интерьеров кабинетов директоров, фойе, залов заседаний фирм. Второе - долговременное коллекционирование, призванное увековечить эстетиче ские устремления той или иной корпорации и оформить их соответствующим рекламным фоном. Как правило, корпорации, как и частные лица, создавая музеи, стремятся к тому, чтобы у них был статус самостоятельной организа ции с правом юридического лица: это позволяет им пользоваться широкими налоговыми льготами со стороны государства. В Японии даже бытует мне ние, что создание музеев - надежная форма сокрытия капитала с целью укло нения от налогов.

Очень популярен музей «Бриджстоун», принадлежащий компании по производству шин и других резиновых изделий «Бриджстоун тайя». Ежегод но его посещает более 100 тысяч человек. Музей постоянно пополняет свою коллекцию, первоначально принадлежавшую президенту компании Исибаси Сёдзиро, приобретая произведения японских и европейских мастеров, при cxliv чем ассигнования на эти цели постоянно возрастают. Настоящей мировой сенсацией стало приобретение музеем в 1980 г. за 700 млн. иен одной из кар тин Пикассо.

В лихорадочную погоню за шедеврами включились многие японские компании, выделяя на это крупные средства. Одной из сенсаций «японского наступления» явилась покупка в 1987 г. на лондонском аукционе «Кристи»

крупнейшей японской страховой компанией «Ясуда мэрин энд файр иншу рен» картины Ван Гога «Подсолнухи» за сумму почти 40 млн. долларов. Она пополнила коллекцию музея «Ясуда Касай» имени Сэйдзи Того, в которой находилось уже 500 работ кисти западных мастеров. За год до этого музей приобрел две картины Ренуара: «Купающаяся женщина» за 1,7 млн. долларов и «Девочка в шляпке» за 1,03 млн. долларов.

Предметом особого интереса бизнесменов стали и крупные художест венные выставки. Известные на весь мир имена художников и скульпторов становятся рекламой для компаний, ибо престижные вернисажи увеличивают число так называемых друзей фирм.

Пионерами в выставочной деятельности выступили японские газеты.

Не преследуя коммерческих целей и не получая при этом социальных выгод, они вряд ли взялись бы за пропаганду зарубежного искусства из одних лишь филантропических побуждений. Владельцы газет реально представляли себе, что спонсорство в искусстве создаст им благоприятный имидж, а следова тельно, увеличит число читателей.

Представители бизнеса, выступая в роли патронов, потребителей ис понсоров культуры, не забывают и о более выгодном для себя аспекте своей социальной активности — получении коммерческой прибыли от проводимых мероприятий. Наиболее ярким примером этого может служить культурная деятельность крупнейших японских универмагов: «Сэйбу», «Исэтан», «Ми цукоси» и др. В среднем универмаги проводят в год от 45 до 50 выставочных мероприятий.

Культура становится товаром и может принести пользу маркетингу - к такому выводу пришли и успешно реализуют его на практике многие пред ставители делового мира Японии. Любопытный факт: расходы на культуру у корпораций часто еще на стадии планирования закладываются в статью рас ходов на рекламу. В других случаях эти средства оформляются как дары или по статье «Общественное благосостояние», нередко через различные фонды.

Характерным примером является фонд корпорации «SANTORY», соз данный в 1979 г. «Сантори» - крупнейший издатель в Японии, владелец 51% акций престижного энциклопедического издания «Британика», приобретен ного в 1981 г. за 5 млрд. иен, солидных журналов, на страницах которых пуб ликуют свои произведения самые известные японские писатели. Гордость музея корпорации - древнее японское искусство. Ежегодно в его стенах про ходит по 6–7 тематических выставок.

cxlv Для одних предпринимателей культура превратилась в предмет ком мерции, для других же она не имеет никакого отношения к основной сфере хозяйствования и является своего рода «компенсацией» обществу за полу чаемые выгоды, для третьих - это одно из направлений рекламной работы.

Более того, некоторые рассматривают покровительство культуре как эффек тивное средство создания благопристойного имиджа.

4.2.5. Изобразительное искусство Японии.

К первым образцам изобразительного искусства можно отнести гон чарные изделия японского неолита 13000 лет до н.э. по III в. до н.э. Этот пе риод называли Дзёмон или «веревочная керамика» по типу орнамента, изо браженного на найденных сосудах.

4.2.5.1. Архитектура и скульптура.

Пришедший в Японию буддизм принес с собой новые формы искусст ва, которые сильно повлияли на уже существующие архитектуру и скульпту ру. Придя из Страны с более высоким уровнем прогресса, он немало способ ствовал развитию японских приемов строительства. Если раньше строили на сваях, чтобы укрепить сооружение, то теперь стали строить на фундаменте. В этот период начинают строить новые жилища с изогнутыми крышами, ими тируя китайскую архитектуру. Впоследствии эта форма станет преобладать и превратится в отличительную черту японской архитектуры.

Новая власть значительное внимание уделяла пропаганде буддизма, вследствие чего в постройках того времени доминируют храмовые сооруже ния и монастыри.

Практически никогда японцы не возводили отдельно стоящих святи лищ: всегда это был целый комплекс. Он включал в себя множество помеще ний, каждое из которых играло строго определенную роль в ансамбле. Сюда входят: главный храм (кондо), молельня (кодо), башня, служащая чем-то на подобие христианской часовни (коро), здание для хранения священных тек стов (кёдзо), пагода из нескольких ярусов, казна (сёсоин) и внешние ворота (самон). Первые храмовые комплексы, построенные по китайским и корей ским образцам, потрясали воображение японцев своими размерами и четкой планировкой.

Принцип застройки комплексов будет взят за основу ори - строительст ве городов, которых в Японии того времени еще не было. В VII веке строи тельство буддистских монастырей достигло невиданного размаха. Всего за полстолетия было воздвигнуто более пятисот храмов, которые служили цен трами распространения письменности и культуры.

cxlvi Сохранившиеся постройки, выполненные из дерева, представляют со бой уникальный образец Искусства японских мастеров. Поражает точность японских плотников, особенно если учесть то, что в ту пору они работали де ревянными инструментами, создавая неповторимые образцы деревянного зодчества. Храмы были богато украшены внешней и внутренней отделкой.

Скульптура того времени представляет незначительный интерес, по скольку почти все создавалось по корейским образцам. Копирование уже го товых изображений Будды существенно замедлило развитие оригинальной японской скульптуры. Тем не менее даже в таких условиях создавались та лантливые произведения искусства. Одним из известнейших скульпторов то го времени был Тори Бусси, создавший много бронзовых статуй, ныне хра нящихся в одном из первых буддистских комплексов, к тому же дошедшем до наших дней, — в храме Хорюдзи. Большей самостоятельностью отлича лась деревянная скульптура, произведения которой обладали большим на циональным колоритом и собственно японским пониманием изображений основных буддистских божеств. С развитием скульптурного творчества эти черты лишь усиливались, что, естественно, отразилось в изображениях: все больше и больше статуй создавались на основе японского этнического типа, а представление о Будде как о покровителе Японии, хотя и отличалось от ка нонов, было запечатлено в торжественном облике Учителя, сходном с изо бражением императора.

Вместе с новыми образцами архитектуры и других видов искусства японские мастера заимствовали и новые приемы ремесла.

Для изготовления буддистских статуй и строительства буддистских храмов требовались новые средства, которых не было в Японии, поэтому были восприняты китайские образцы: более развитая техника литья металлов и резьбы. Украшения хра мов и обычных жилищ, применение резных деталей в интерьере свидетель ствовали о возросшем мастерстве японских скульпторов, быстро освоивших новые технологии. Штриховая и ажурная резьба, инкрустированные и чекан ные элементы становятся неотъемлемыми деталями не только предметов культа, но и повседневной утвари, а также принадлежностей для письма, оружия. Все большее распространение получают серебряные и позолоченные украшения. С помощью новых инструментов были открыты новые возмож ности традиционных материалов: дерева и бамбука. Из последнего изготав ливали флейты, письменные принадлежности и палки для ходьбы, а также плели корзины и другие предметы быта. Деревянные поделки украшались инкрустацией черепаховым панцирем, перламутром и лаком, с помощью ко торого закрепляли различные рисунки. Лакировка изделий становится одной из характерных черт японского ремесла. Этому можно найти как практиче ское объяснение — защита от влажности, увеличение прочности, так и эсте тическое: лакированные изделия поражали своей красотой.

cxlvii В этот же период наблюдается значительный прогресс в области ткаче ства. Совершенствовались технологии изготовления шелка и парчи, развива лось искусство росписи на тканях. Зачастую художники создавали настоящие шедевры, расписывая ту или иную ткань. Нередко росписи делались на заказ и представляли собой воспроизведение гербов и регалий той или иной знат ной семьи.

Распространение эзотерического буддизма в эпоху Хэйан привнесло значительные изменения и в скульптуру. Стремясь выразить основную идею этих учений хондзи суйдзяку («тайное в явном»), художники пошли по пути усложнения скульптурных ансамблей. Увеличивается количество фигур на алтарях, появляются изображения, в которых отражена скрытая сущность буддистских божеств, а также многоруких и многоголовых богов, каждый лик и каждый жест которых выражал самые различные эмоции: от нежности до ярости. Подобные тенденции должны были помочь людям постичь измен чивую, как сама природа, сущность буддистских богов. Постепенно скульп турные изображения перестают быть прерогативой исключительно храмово го искусства и «выходят в народ»: появляются статуи на улицах и на главных дорогах - это были изображения духов стихий, от милости которых зависело очень многое в жизни простых людей.

Все большее распространение получает светская скульптура, появля ются и развиваются портретные ваяния. Хотя они создавались по буддист ским канонам, все более заметны в них национальные черты: особенности внешности, одежды, прически и т. п., что говорит о зарождении чисто япон ского искусства, ищущего пути для реализации собственного мировосприя тия.

В эпоху Хэйан развитие государства, рост благосостояния придворной аристократии требовали изготовления все большего количества предметов роскоши. В связи с этим мощный толчок получило развитие прикладного ис кусства. Достигается совершенство техники лакировки изделий. На первое место выдвигается национальный японский стиль маки-э, при котором изде лие сначала покрывалось цветным лаком, затем наносился узор с помощью измельченного в порошок драгоценного металла, после чего сверху для за крепления — слой бесцветного лака. Постепенно лакированные и металличе ские изделия совершенно вытеснят керамические не только из повседневного употребления, но и из религиозной утвари.

Во времена правления сёгуната Токугава городское население не могло позволить себе роскоши использовать в быту посуду из драгоценных метал лов, как это было распространено у правящего слоя. В связи с этим наступает новый период расцвета керамического ремесла. Первые технические и худо жественные открытия в области керамики принадлежали мастеру Нинсэя, прославившегося своими народными изделиями, украшенными эмалевыми росписями с добавлением золота. Именно в этот период распространяется cxlviii фарфор. Сначала его изготовление шло по китайским технологиям, но очень скоро японцы выработали собственные приемы, позволившие им стать без условными лидерами в этой области. Декор и формы сосудов принимают ха рактерные японские черты: более плавные очертания и чисто японские мно гоцветные узоры птиц и цветов.

В производстве лакированных изделий тоже были некоторые достиже ния. Известный художник Огата Корин придумал новый состав лака, благо даря которому очертания рисунка получались более резкими. Усиливается тенденция использования в изображении более мягких тонов при более де тальном рисунке. Традиционные символические узоры сменяются изображе ниями насекомых, а также авторскими сюжетами известных художников то го времени.

Совершенства достигло изготовление бронзовых изделий. Бронза при менялась в отделке зданий, в сооружении оград, изготовлении фонарей. К концу периода Токугава стало распространяться изготовление бронзовых надгробных памятников. Хотя и редко, но бронзовые изделия все же встре чаются в быту: это сосуды для вина, для кипячения воды. Поражают богатст во их отделки и невероятная красота узоров.

4.2.5.2. Живопись.

Первоначально японцы не имели собственной живописи, а потому за имствовали уже выработанную технику изображения на шелке и бумаге с континента. Постепенно приемы совершенствовались, а в изображениях ста ли появляться специфические японские черты. Большое применение живо пись нашла в религиозных схематических изображениях — мандала. Значи тельных успехов японские мастера достигли в создании одного из извест нейших памятников — «Рёкай-мандала», выражающего милосердие всех cxlix Будд — создателей мира. Мандалы писались золотом и серебром на плотном шелке красного или фиолетового цветов. Весьма распространен был стиль мёо, служивший для изображений божеств, охраняющих буддистское уче ние. Традиционно им придавали грозный облик, что и стало отличительной особенностью этого стиля. Портретная живопись была развита слабо: среди дошедших до нас живописных портретов можно найти лишь изображения проповедников буддизма и основателей школ, что свидетельствует о не большом распространении светской живописи на данном этапе.

Больше была распространена живопись не на шелке, а на стенах. Сви детельством тому служат многочисленные изображения Будды Амиды в храмах дзёдо. Кроме храмов настенная живопись широко применялась для украшения светских жилищ. Появляются даже специальные объединения профессиональных художников, что свидетельствует о высоком престиже этой профессии и ее хорошей оплате. В быту все больше распространяются разрисованные ширмы, бумажные перегородки в японских жилищах. Чаще всего на них изображали различные пейзажи, но встречаются и росписи на исторические темы, а также просто декоративные узоры, полные символизма и глубокого эстетического понимания природы.

Еще одной сферой распространения живописи стала специфическая японская манера иллюстрации свитков с записями художественных произве дений. Это направление получило название «эмакимоно», а художники, вла девшие им, очень ценились среди представителей знати. Появляются даже вертикальные свитки «какэмоно», предназначенные не для чтения, а для ук рашения стен, для любования искусством мастера. Наиболее значимым пе риодом развития данного типа живописи стали иллюстрации знаменитой «Повести о Гэндзи», выполненные столь искусно, что, даже не читая повес ти, можно проследить все события, одновременно наслаждаясь совершенст вом исполнения рисунков. Постепенно искусство иллюстрации переродилось в другое специфически японское направление — японскую графику, вопло щенную в лучших работах японских мастеров каллиграфии. Здесь важно уточнить отличие от европейского понимание каллиграфии. Если для жите лей Европы это искусство красиво писать, то для японского народа красота каллиграфии заключена в процессе: плавных линиях, движениях кисти, игре цветов и других тонкостях, подчас недоступных европейскому сознанию.

В живописи периода Токугава наметилось сразу три тенденции разви тия: заимствование китайских приемов и тематики, возрождение исконно японских образцов и, на более позднем этапе, следование европейской мане ре. Доминирующие позиции занимала школа кано, избравшая для себя в ка честве наставников образцы китайского искусства. Многие работы этих ху дожников поражают своей нарочитой декоративностью и некоторой долей искусственности. Однако и среди представителей этого направления находи лись настоящие таланты. Одним из них был известный художник Огата Ко cl рина, сумевший воплотить в своих произведениях все богатство культуры и общественной жизни своей страны. На его картинах мы можем видеть сцены из жизни как самураев, так и простых ремесленников. Для него не было гра ниц. Каждое его произведение, будь то ширма или лакированная вещица, по трясают силой цвета и интенсивностью красок. Не обходил он вниманием и природу родной страны, подарившей ему темы для многих произведений, в том числе и для самого значительного — ширмы с росписью «Красные и бе лые цветы сливы».

Городское население изобрело новый жанр живописи, избравший предметом изображения исключительно сцены из жизни купцов и ремеслен ников. Этот жанр получил название «укиё-э» и был необычайно популярен в Японии, а затем гравюры этого направления получили признание и за преде лами своей страны. Возникновение этого жанра связывают с именами двух великих художников: Хисикава Моронобу и Судзуки Харунобу. Именно последнему принадлежит заслуга развития метода цветной гравюры. Для изображения он избрал довольно интересный объект: его кисти принадлежат лучшие изображения красавиц-гейш и дочерей влиятельных семейств город ской знати. Эти изображения нельзя в полной мере назвать портретами, по скольку в большинстве своем они стилизованы и созданы для запечатления того или иного чувства, промелькнувшего на лице или в жестах красавицы.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.