авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«№ 2 (19) ВЕСТНИК 2010 Дальневосточного юридического ...»

-- [ Страница 3 ] --

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) или изображениях (ст. 160). Изменяется определение понятия клеветы. Под клеве той подразумевалось распространение заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений (ст. 161). Подобное редакционное уточнение снимало ряд принципи альных вопросов на правоприменительном уровне, касающихся установления объ ективной и субъективной стороны преступления. Клевета в печатном или иным способом размноженном произведении предполагала вдвое ужесточение макси мального предела наказания (ч. 2 ст. 161)1.

Законодательное оформление анализируемых составов преступлений, разуме ется, отразилось на специфике осуществляемой правоприменительной деятельно сти. В конце 20-х гг. XX столетия удельный вес осужденных по делам частного об винения составлял 16 %. Количество указанных дел в 1930-е гг. значительно сокра щается вследствие преимущественного их рассмотрения товарищескими судами.

Накануне принятия нового Кодекса доля указанной группы лиц стала возрастать и достигла 16,2 %2.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. меняет представление об анализируемых составах преступлений. Во-первых, указанные преступления размещаются в главе третьей, что повышает ценность охраняемых уголовным законом социально значи мых интересов. Во-вторых, законодательному оформлению подлежат определения понятий клеветы и оскорбления. В-третьих, в сравнении с нормами прежнего отече ственного законодательства данные составы преступлений меняются местами. При оритетное место занимает клевета. Избранная законодателем позиция предопреде ляется детальным теоретическим осмыслением клеветы и оскорбления на страницах специальной литературы3.

Преступления против достоинства завершают перечень общественно опасных противоправных деяний, посягающих на личные интересы граждан. Вследствие этого клевета и оскорбление замыкают содержание гл. 3 УК РСФСР. Под клеветой по-прежнему понималось распространение заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений (ст. 130). Таким образом, «обвинение в клевете предполагает за ведомую для обвиняемого ложность распространяемых им сведений»4. Распростра нение ложных, но не позорящих измышлений не может оцениваться как клевета.

Пленум Верховного Суда СССР признал, что «порочащими являются такие сведе ния, которые умаляют честь и достоинство гражданина … в общественном мнении или мнении отдельных граждан с точки зрения закона, правил общежития и мора ли»5. Клевета осуществляется только с прямым умыслом. Учитывая содержание нормы закона, виновный осознает ложность и позорящий характер распространяе мых им измышлений и стремится их довести до сведения хотя бы одного посторон него лица. Уяснение субъективной стороны преступления позволяет отграничить Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917 1952 гг. / под ред. И.Т. Голякова. М., 1953. С. 284.

Катькало С.И. Особенности судопроизводства по делам частного обвинения: авто реф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1970. С. 4-5.

Гродзинский М.М. Преступления против личности. М., 1927;

Ной И.С. Охрана чести и достоинства личности в советском уголовном праве. Саратов, 1959;

Солодкин И.И., Фи лановский И.Г. Ответственность за оскорбление, клевету и побои. М., 1959;

Сугачев Л.Н.

Ответственность за оскорбление по советскому уголовному праву: автореф. дис. … канд.

юрид. наук. Харьков, 1955;

Федоров М.И. Правовая охрана чести и достоинства советских граждан. Молотов, 1957.

Бюллетень Верховного Суда РСФСР.1965. № 9. С. 10.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 17 декабря 1971 г. № 11 «О при менении в судебной практике ст. 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и со юзных республик о защите чести и достоинства граждан и организаций» // Бюллетень Вер ховного Суда СССР. 1972. № 1. С. 12.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) клевету в уголовно-правовом смысле от гражданско-правового деликта. Совокуп ность объективных и субъективных признаков анализируемого состава преступле ния создает предпосылки для разграничения клеветы и ложного доноса (ст. 180).

Кодекс расширяет перечень квалифицирующих признаков исследуемого со става преступления. Отягчающими обстоятельствами признавались клевета в печат ном или иным способом размноженном произведении, а равно совершенная лицом, ранее судимым за клевету (ч. 2 ст. 130). Ситуация еще более усугублялась, если кле вета соединялась с обвинением лица в совершении государственного или иного тяжкого преступления (ч. 3 ст. 130). Закон предусматривает более строгую ответ ственность за клевету в сравнении с УК РСФСР 1926 г. Усиление уголовной ответ ственности за указанное деяние раскрывает значимость чести и достоинства лично сти на данном этапе развития государственности. В зависимости от характера и тя жести совершенного преступления максимальный предел наказания варьировался до одного года (ч. 1), трех лет (ч. 2) и пяти лет (ч. 3) лишения свободы. Дифферен циация уголовной ответственности за перечисленные деяния заслуживает положи тельной оценки. Такой подход оптимизирует деятельность правоприменительных органов, противодействующих при помощи уголовно-правовых средств развитию в стране указанного социально-правового явления.

В связи с этим следует отметить позитивные изменения в содержании ст. УК РСФСР, впервые на нормативно-правовом уровне раскрывающей определение понятия оскорбления. Под оскорблением понималось умышленное унижение чести и достоинства другого человека. Следовательно, в качестве непосредственного объ екта посягательства выступают социально значимые интересы в сфере охраны чести и достоинства личности. Такой подход расширяет диапазон защищаемых законом благ, которым причиняется вред вследствие совершения данного преступления. По смыслу закона, оскорбление может быть нанесено словесно, письменно и действи ем. «Для признания лица виновным по ст. 131 УК РСФСР необходимо, чтобы нане сенное им оскорбление было выражено в неприличной форме»1. Противоправное деяние должно быть направлено против одного или нескольких потерпевших. Пер сонифицированный характер подобного действия исключает необходимость обра щения к иным нормам уголовного закона. Оскорбление реализуется в присутствии потерпевшего. Заочное оскорбление осложняет процесс доказывания исследуемого состава преступления. Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Принимая во внимание содержание нормы закона, виновный осо знает, что своим деянием унижает честь и достоинство конкретного лица и стремит ся к осуществлению указанного намерения. Совокупность объективных и субъек тивных признаков анализируемого состава преступления создает предпосылки для отграничения оскорбления от побоев, хулиганства и публичного оскорбления пред ставителя власти и представителя общественности, выполняющих обязанности по охране общественного порядка (ст. 112, 192, 206).

Квалифицированными видами основного состава преступления признавались оскорбление в печати, а равно оскорбление, нанесенное лицом, ранее судимым за оскорбление (ч. 2 ст. 131). Оскорбление в печати предполагало использование соот ветствующего произведения, напечатанного в типографии, размноженного на рота торе, пишущей машинке, выставленного для публичного обозрения, направленного на персональное унижение чести и достоинства конкретного лица. Наличие несня той и непогашенной судимости за ранее совершенное оскорбление свидетельствует о наличие квалифицирующего признака, предусмотренного ч. 2 ст. 131 УК РФ2.

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1963. № 11. С. 7.

Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) Законодательное оформление понятий клеветы и оскорбления создает опреде ленные предпосылки для точной юридической оценки указанных составов преступ лений. Вместе с тем на правоприменительном уровне регулярно возникают опреде ленные сложности, требующие разъяснения ряда принципиальных вопросов, име ющих, прежде всего, прикладное значение. Следствием этого становится суще ственное снижение в период 1959-1969 гг. удельного веса осужденных по делам частного обвинения с 14,7 до 2,3 %1. Думается, что причиной такого явления служит не только образовавшаяся в начале 60-х гг. альтернативная подсудность дел частно го обвинения и возможность их передачи на рассмотрение товарищеских судов.

Проблема заключается в сложности оценки органами дознания, следствия, прокура туры и суда реализованного деяния. В связи с этим определенного внимания заслу живает Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 25 сентября 1979 г.

«О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР». Указанное постановление позволяет рас крыть критерии отграничения клеветы от оскорбления. Одновременно отмечаются принципиальные отличия клеветы, соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого преступления, от заведомо ложного доноса2.

Продолжительный период совершенствования закона и правоприменитель ной деятельности завершается внесением изменений и дополнений в содержание ст. 130, 131 УК РСФСР. Перечень квалифицирующих признаков клеветы дополня ется ее распространением в средстве массовой информации или в анонимном пись ме (ч. 2 ст. 130). Вместе с тем заслуживает критической оценки изменение санкции анализируемой нормы, предусматривающей за квалифицированный состав преступ ления более мягкое наказание, нежели за основной состав клеветы. Представляется, что один год лишения свободы (ч. 1) является более строгим наказанием, чем два года исправительных работ (ч. 2 ст. 130).

Непоследовательное решение законодателя в указанной части известным об разом компенсируется законодательным оформлением более совершенного опреде ления понятия оскорбления. Согласно новой редакции, под оскорблением понима лось умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в непри личной форме. Концентрация внимания на интересах личности и форме реализации общественно опасного деяния снимает ряд сложных вопросов, возникающих на правоприменительном уровне. Таким образом, достижения доктрины уголовного права и разъяснения высших судебных инстанций по конкретным уголовным делам нашли отражение в действовавшем законе3.

Между тем представляется очевидным, что уголовно-правовая охрана чести и достоинства личности обеспечивается нормами национального законодательства, основанными на положениях международных нормативно-правовых актов. Честь и достоинство являются частью гарантированных международными нормативно правовыми актами и национальным законодательством прав и свобод личности. Со гласно ст. 12 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., никто не может подвер гаться произвольным посягательствам на его честь и репутацию4. Конвенция о за щите прав человека и основных свобод 1950 г. гарантирует каждому право на сво боду выражения своего мнения. Это право включает свободу придерживаться свое го мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со Катькало С.И., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. Л., 1972. С. 5-27.

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1979. № 12.

Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1962. № 29. Ст. 449;

1982. № 49. Ст. 1821;

Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 15.

Ст. 494.

Международные акты о правах человека: сб. документов. М., 2002. С. 40.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) стороны государственных органов и независимо от государственных границ. Осу ществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или штрафными санкци ями, предусмотренными законом и необходимыми в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или обще ственного спокойствия. Целями установления правовых ограничений являются предотвращение беспорядков и преступлений, защита здоровья и нравственности, защита репутации или прав других лиц, предотвращение распространения инфор мации, полученной конфиденциально, или обеспечение авторитета и беспристраст ности правосудия (ст. 10)1. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. исключает возможность осуществления незаконных посягательств на честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от таких посяга тельств (ст. 17)2.

Защита чести, достоинства и деловой репутации обеспечивается в Российской Федерации нормами конституционного, гражданского и уголовного права. Консти туция РФ 1993 г. указывает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст. 2). Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может служить основанием для его умаления (ст. 21). Каждый имеет право на защиту сво ей чести и доброго имени (ст. 23). Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ст. 46).

Завершающим этапом законодательной регламентации клеветы и оскорбления становится Уголовный кодекс РФ 1996 г. Изменения и дополнения, внесенные в со держание ст. 129, 130 УК РФ, к сожалению, не отразились на эффективности осу ществляемой правоприменительной деятельности. Доля осужденных за данные ви ды преступлений, несмотря на высокий уровень конфликтности в обществе, варьи руется в пределах 0,2-0,3 %. Проблема состоит в сложности обнаружения, раскры тия, расследования и доказывания преступлений, посягающих на честь, достоинство и репутацию личности. Вследствие этого определенной модернизации требуют и нормы УПК РФ 2001 г., посвященные уголовным делам частного обвинения.

Отмеченная тенденция в национальной системе права по противодействию преступлениям против чести и достоинства личности признается одним из осново полагающих принципов гарантирования Конституцией Российской Федерацией незыблемости естественного права каждого человека на личную неприкосновен ность (ст. 22). В соответствии с Конституцией РФ правовой гарантией обеспеченно сти свободы человека служат нормы отраслевого законодательства. Положения ос новного закона используются в процессе гражданско-правового и уголовно правового регулирования общественных отношений, вызванных распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. В связи с этим ло гично обратить внимание на нормы, предусмотренные гл. 8 Гражданского кодекса РФ, обеспечивающие защиту нематериальных благ. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведе ний, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности (ст. 152 ГК РФ). Правовое регулирование преступлений против чести и достоинства личности обеспечивается и уголовным законом (ст. 129, 130 УК РФ).

Резюмируя изложенное, следует отметить, что становление механизма право вого регулирования преступлений против чести и достоинства личности имеет определенные особенности. Наличие таковых создает предпосылки для установле Международные акты о правах человека: сб. документов. М., 2002. С. 565.

Там же. С. 58.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) ния юридической природы клеветы и оскорбления, выделения их специфики. Уяс нение сущности указанных составов обеспечивает необходимые условия для теоре тической разработки критериев правовой оценки реализованных общественно опас ных и противоправных деяний.

Литература 1. Авдеева О.А. История отечественного государства и права: Курс лекций. Ч. I (IX-XVIII вв.). Иркутск, 2005.

2. Авдеева О.А. Правовая система России в IX-XII вв.: Учебное пособие. Иркутск, 2002.

3. Гродзинский М.М. Преступления против личности. М., 1927.

4. Катькало С.И. Особенности судопроизводства по делам частного обвинения: Авто реф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1970. С. 4-5.

5. Катькало С.И., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. Л., 1972.

6. Международные акты о правах человека: Сб. документов. М., 2002. С. 40.

7. Ной И.С. Охрана чести и достоинства личности в советском уголовном праве. Сара тов, 1959.

8. Памятники русского права. Вып. 6. М., 1957.

9. Российское законодательство X-XX веков. Т. 6. М., 1988.

10. Российское законодательство X-XX веков. Т. 8. М., 1989.

11. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. / Под ред. И.Т. Голякова. М., 1953. С. 136.

12. Солодкин И.И., Филановский И.Г. Ответственность за оскорбление, клевету и по бои. М., 1959.

13. Сугачев Л.Н. Ответственность за оскорбление по советскому уголовному праву:

Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1955.

14. Федоров М.И. Правовая охрана чести и достоинства советских граждан. Молотов, 1957.

Значение современного толкования понятия «вред здоровью»

для квалификации насильственных преступлений Владимир Вениаминович Прутовых, профессор Дальневосточного юридического института МВД России, кандидат медицинских наук, доцент УДК 343.615. В статье показано, насколько необходимо адекватное толкование понятия «вред здо ровью» в правоприменительной практике, и предложено авторское медико-юридическое определение термина, которое в достаточной степени отвечает современным требованиям законодателя.

Ключевые слова: вред здоровью, телесное повреждение, аутентичное толкование по нятия, неблагоприятное последствие, квалификация насильственных преступлений.

За последние годы в Российской Федерации произошли существенные изме нения законодательной базы, которые, по мнению С.В. Расторопова, «значительно расширили понятийно-терминологический аппарат и правовые положения, чем по ставили ряд научных проблем, требующих специальных исследований». Как счита ют специалисты в области уголовного права, одним из таких изменений в УК РФ (1996 г.) явился отказ законодателя от использования понятия «телесное поврежде ние» при характеристике и квалификации насильственных преступлений против личности. В нормы соответствующих статей введено новое понятие «вред здоро Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) вью», что повлекло за собой изменение как названий самих статей, предусматрива ющих ответственность за причинение вреда здоровью человека, так и их содержа ния. Однако законодатель не только не поясняет мотивов и причин нововведения, но и, что наиболее существенно для правоприменительной практики, не дает его аутентичного толкования.

Обсуждая данную проблему, ученые, сферой научных интересов которых яв ляется медико-юридическая характеристика признаков преступлений против жизни и здоровья, пришли к выводу, что термин «вред здоровью» введен законодателем вместо прежде существовавшего «телесное повреждение», т.е. данные понятия идентичны (И.Г. Вермель, В.И. Зубкова, С.В. Расторопов, М.И. Галюкова, Л.М.

Бедрин и др.). Это мнение легло в основу формулировки понятия «вред здоровью», зафиксированного в принятых в 2007 г. Правилах определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека1 и в Медицинских критериях к ним2.

Следует заметить, что оно полностью дублирует столетиями существующее в судебной медицине определение термина «телесное повреждение». Таким образом, в указанных документах термин «телесное повреждение» просто механически заме нен термином «вред здоровью» на правах синонима. Вследствие этого два самосто ятельных понятия «телесное повреждение» и «вред здоровью» имеют одну и ту же дефиницию, чем нарушается так называемое золотое правило толкования: «один термин – одно понятие»3.

В связи с посылкой об идентичности названных понятий на страницах науч ной литературы и в практической деятельности юристов понятие «телесное повре ждение» стало заменяться понятием «вред здоровью», что повлекло за собой, можно сказать, курьезные последствия.

Доказательством того, что телесное повреждение и вред здоровью не синони мы и механическая их взаимозаменяемость недопустима, могут служить примеры из учебника «Судебная медицина»4. После упоминания о том, что законодатель заме нил понятие «телесное повреждение на более широкое и емкое «вред здоровью», авторы, реализуя данную посылку, при изложении материала рекомендуют исполь зование нововведенного термина в следующих вариантах:

- Имеется ли на трупе вред здоровью?

- Если есть на трупе вред здоровью, то где он расположен?

- Описание его необходимо производить сверху в низ?

- Установление прижизненности вреда здоровью … Одним из видов вреда здоровью авторы называют «выпадение головного моз га» и др.

Практическая реализация точки зрения об идентичности обсуждаемых поня тий повлекла за собой возникновение ситуаций взаимного непонимания между представителями судопроизводства и судебно-медицинскими экспертами. Так, в ра боте Е.Г Сахаровой указывается, что «следует считать ошибкой, когда судебно медицинские эксперты, при наличии смерти потерпевшего, отказываются отвечать Постановление Правительства РФ от 17 августа 2007 г «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» // Российская газе та. 2007. 24 августа.

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. № 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека».

Савицкий В.М. Язык процессуального закона (вопросы терминологии). М.: Наука, 1987. С. 191;

Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права: учеб. пособие. Сверд ловск, 1972. С. 93.

Судебная медицина: Общая и Особенная части: учеб. / С.Ф Щадрин [и др.]. Изд. 2-е, исп. и доп. М.: Эксмо, 2006.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) на вопрос о степени тяжести вреда, причиненного его здоровью иными, обна руженными на трупе несмертельными повреждениями»1.

Естественно, что в силу своей специфичности юридический язык существен но отличается по стилю и содержанию от житейско-бытового. Изложение его кон кретное, категоричное, перечисляющее и уточняющее порою до скуки, но неотвра тимо необходимое для правового регулирования постоянно изменяющихся межлич ностных и общественных отношений. Это требует от законодателя своевременного совершенствования правовой базы, в том числе и посредством введения новых по нятий и терминов. Однако, как отмечает А.Ф. Черданцев, практическое применение вводимых законодателем в юридическое пространство понятий и терминов не должно приводить к образованию абсурдно звучащих фразеологизмов2.

Таким образом, отсутствие современного адекватного толкования термина «вред здоровью» создает не только теоретические проблемы медико-юридического характера, но и порождает существенные трудности в правоприменительной прак тике при расследовании преступлений против здоровья и доказывает крайнюю необходимость научной разработки названной проблемы.

В различных словарях оценочное понятие «вред» имеет более 10 синонимов, среди которых приводятся и такие, как повреждение, нарушение, ущерб, порча, ухудшение и т.д. Однако в юридической литературе понятие «вред» трактуется как общественно опасное последствие какого-либо деяния3. В медицинской научно практической деятельности вместо понятия вреда, как качественного ухудшения со стояния здоровья, используются такие обозначения, как «неблагоприятное послед ствие или неблагоприятный исход»4.

Исходя из приведенных данных и анализа современной научно-практической литературы, посвященной рассматриваемой проблеме, представляется целесообраз ным:

1. Оставить понятие «телесное повреждение» и его дефиницию в арсенале терминов медико-юридического тезауруса и понимать его как нарушение анатоми ческой целости и физиологической функции органов или тканей от воздействия по вреждающих факторов внешней среды (физических, химических, биологических и психогенных). Как уже было отмечено, в ныне действующих Правилах определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, и Медицинских критери ях к ним эта же дефиниция дана в отношении понятия «вред здоровью».

2. Учитывая, что в УК РФ объектом правовой охраны законодатель считает не анатомическую целостность организма, а здоровье конкретного человека, а также принимая во внимание, что однотипные повреждения у разных потерпевших могут повлечь наступление различных по тяжести неблагоприятных последствий, исполь зовать следующую формулировку термина «вред здоровью».

«Вред здоровью» - это неблагоприятное последствие для здоровья потерпев шего, наступившее в результате повреждения, заболевания или экстремального состояния, переживаемого человеком.

Сахарова Е.Г. Расследование причинения вреда здоровью / под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.П. Лаврова. М.: Юрлитинформ, 2007. С. 126.

Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права: учеб. пособие. Свердловск, 1972.

Кострова М.Б. О «языковом» толковании уголовного закона // Правоведение. 2002.

№ 3. С. 136 -149.

Деонтология в медицине / под ред. Б.В. Петровского. М.: Медицина, 1988. Т. 1;

Ав деев М.И. Курс судебной медицины. М.: Юриздат, 1959;

Зильбер А.П. Этюды медицинско го права и этики. М.: МЕДпресс-информ, 2008.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) При этом, исходя из медицинского представления о последствиях поврежде ния или заболевания, под неблагоприятным последствием для здоровья следует по нимать необратимое или временное патологическое изменение организма.

Следует отметить, что в соответствующих статьях УК РФ к уголовно наказу емым отнесены именно неблагоприятные последствия для здоровья потерпевших.

Кроме этого, адекватное судебно-медицинское определение названных понятий позволяет дать и уголовно-правовое определение в отношении группы преступле ний против здоровья, которое должно предварять их перечень в гл. 16 Особенной части УК РФ.

Причинение вреда здоровью – это противоправное деяние, повлекшее за собой наступление неблагоприятного последствия для здоровья другого человека.

Однако в Правилах и Медицинских критериях к ним «вред здоровью» по прежнему рассматривается как повреждение и оценивается как его тяжесть для здо ровья, а не как неблагоприятное последствие, то есть качественное ухудшение со стояния здоровья конкретного человека, потерпевшего от насилия. Это приводит к неадекватной судебно-медицинской оценке последствий совершенного насиль ственного деяния в отношении потерпевшего и влечет за собой неизбежность юри дической ошибки при его квалификации. В этом отношении показателен пример не адекватной оценки последствий травмы, приведенный в работе В.С. Мельникова.

«Гр-ке «К», 82 лет, умышленно была причинена травма грудной клетки с пе реломом двух ребер, без повреждения внутренних органов. В больнице, при мало подвижном режиме у нее возникла застойная пневмония, с последующим развитием легочно-сердечной недостаточности, от которой потерпевшая умерла. На вскрытии, наряду с переломами ребер, были обнаружены значительные возрастные болезнен ные изменения внутренних органов.

Экспертная комиссия, учитывая столь значительную возрастную патологию, пришла к выводу, что «смерть гр-ки «К» ненасильственная и наступила от легочно сердечной недостаточности в результате заболевания. Обнаруженные на трупе при вскрытии переломы ребер при обычном течении процесса заживления влекут за со бой длительное (более 21 дня) расстройство здоровья и оцениваются, как «вред здо ровью» средней тяжести».

Учитывая заключение экспертной комиссии, судом преступление было ква лифицировано, как причинение вреда здоровью средней тяжести, и назначено нака зание в пределах ст. 112 УК РФ»1.

Однако закон, как трактует теория уголовного права, защищает жизнь и здо ровье любого человека независимо от возраста и фактического состояния его здоро вья на момент совершения противоправного деяния2. Таким образом, причиненный «вред здоровью» потерпевшей следует оценивать не с точки зрения длительности заживления переломов ребер «при обычном его течении», как это было в «эпоху те лесных повреждений», а с точки зрения наступившего неблагоприятного послед ствия для здоровья конкретного человека. В данном случае из-за переломов ребер вынужденная гиподинамия гр-ки «К» в посттравматическом периоде закономерно повлекла за собой развитие у нее гипостатической пневмонии с развитием легочно сердечной недостаточности, приведшей к наступлению смерти.

Аналогичного мнения придерживается П.Ф. Калитиевский, который указыва ет, что травма у пожилых людей, вызывающая развитие смертельной сердечно легочной патологии, должна рассматриваться как основное заболевание (поврежде Мельников В.С. Правовые аспекты судебно-медицинской экспертной деятельности:

учеб.-метод. пособие. Киров, 2002. С. 24.

Борзенков Г.Н. Квалификация преступлений против жизни и здоровья: учеб.-практ.

пособие. М.: Зерцало-М, 2006. С. 104;

Зубкова В.И. Ответственность за преступления про тив личности по законодательству России. М., 2005. С. 87.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) ние), так как всегда вызывает срыв приспособительных механизмов организма и яв ляется пусковым моментом для прогрессивного ухудшения состояния здоровья, приводящего к смерти1.

Таким образом, в приведенном примере неблагоприятное последствие от при чиненного повреждения для здоровья гр-ки «К» – развитие легочно-сердечной не достаточности, приведшей к наступлению смерти. Исходя из теории уголовного права и учитывая предложенное определение понятия «вред здоровью», при судеб но-медицинской экспертизе в данном случае неблагоприятный исход должен быть однозначно расценен как тяжкий «вред здоровью», повлекший за собой наступление смерти потерпевшей. На основании такого заключения совершенное деяние будет квалифицировано судом, учитывая только объективную сторону преступления, по ч. 4 ст. 111 УК РФ, как за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, по влекшего по неосторожности смерть потерпевшей.

Указанное обстоятельство неправильного установления причинной связи между повреждением и наступившей смертью имеет еще одно существенное юри дическое значение в связи с тем, что в судебной медицине существует такое поня тие, как категория смерти, в соответствии с которым смерть считается насильствен ной, если она наступает от воздействия повреждающих факторов внешней среды.

Каждый случай такой смерти подлежит обязательной предварительной следствен ной проверке на предмет наличия или отсутствия признаков преступления. В связи с этим следует согласиться с мнением С.Э. Воронина, который отмечает, что «вряд ли можно считать правомерным, когда в судебно-медицинской практике случаи наступления смерти пожилых людей от легочно-сердечных осложнений в посттрав матическом периоде расцениваются как наступление ненасильственной (естествен ной) смерти»2. Констатация факта наступления такой смерти дает основание для ин гумации трупа без соответствующей следственной проверки, что влечет за собой существенное нарушение конституционных прав человека и допускает возможность сокрытия насильственных преступлений.

Таким образом, предложенное в работе медико-юридическое определение по нятия «вред здоровью» в достаточной степени отвечает современным требованиям законодателя, легализовавшего в юридическом пространстве новый, охраняемый законом объект, имя которому человек с присущими ему от природы и неотчуждае мыми правами на жизнь и здоровье. Оно также дает основание для дальнейшего совершенствования судебно-медицинской и уголовно-правовой деятельности по защите прав и свобод человека, которого Конституция РФ, отдавая приоритет перед всеми иными объектами, охраняемыми законом, признает высшей ценностью.

Литература 1. Авдеев М.И. Курс судебной медицины. М.: Юриздат, 1959.

2. Бедрин Л.М. О содержании и трактовке понятий «здоровье», «вред здоровью» и критериев степени их тяжести // Суд. мед. эксперт. 1996. № 3.

3. Борзенков Г.Н. Квалификация преступлений против жизни и здоровья: Учебно практическое пособие. М.: Зерцало-М, 2006.

4. Вермель И.Г., Грицаенко П.П. О причинении вреда здоровью в свете положений нового Уголовного кодекса РФ // Суд. мед. эксперт. 1997. № 2.

Калитиевский П.Ф. Макроскопическая дифференциальная диагностика патологиче ских процессов. М.: Медицина, 1987. С. 379.

Воронин С.Э., Прутовых В.В. Судебно-медицинское заключение в уголовно процессуальном доказывании // Уголовный процесс. 2006. № 4. С 57-63.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) 5. Воронин С.Э., Прутовых В.В. Судебно-медицинское заключение в уголовно процессуальном доказывании // Уголовный процесс. 2006. № 4.

6. Галюкова М.И. Уголовно-правовые признаки причинения вреда здоровью: Авто реф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2006. 19 с.

7. Деонтология в медицине / Под ред. Б.В. Петровского. М.: Медицина, Т. 1. 1988.

8. Джинджолия Р.С. Унификация оценочных признаков при квалификации преступ лений против личности: Монография / Под ред. проф. А.А. Магомедова. М.: Закон и право, 2004.

9. Зильбер А.П. Этюды медицинского права и этики. М.: МЕДпресс-информ, 2008.

10. Зубкова В.И. Ответственность за преступления против личности по законодатель ству России. М., 2005.

11. Калитиевский П.Ф. Макроскопическая дифференциальная диагностика патологи ческих процессов. М.: Медицина, 1987.

12. Кострова М.Б. О «языковом» толковании уголовного закона // Правоведение.

2002. № 3.

13. Мельников В.С. Правовые аспекты судебно-медицинской экспертной деятельно сти: Учебно-методическое пособие. Киров, 2002.

14. Оганян Р.Э., КибальникА.Г., Соломоненко И.Г. Преступления против жизни и здоровья: Лекция. М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002. 23 с.

15. Попов Н.В. Судебная медицина: Учебник. М.: Медгиз, 1950.

16. Расторопов С.В. Уголовно-правовая охрана здоровья человека от преступных по сягательств: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2004.

17. Савицкий В.М. Язык процессуального закона (вопросы терминологии). М.: Наука, 1987.

18. Сахарова Е.Г. Расследование причинения вреда здоровью / Под ред. д-ра юрид.

наук, проф. В.П. Лаврова. М.: Юрлитинформ, 2007.

19. Судебная медицина: Общая и Особенная части: Учебник / С.Ф Щадрин, С.И.

Гирько, С.В. Николаев и др. Изд.2-е, исп. и доп. М.: Эксмо, 2006. 640 с.

20. Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права: Учебное пособие. Сверд ловск, 1972.

Значение характеристики личности преступника для предупреждения мошенничеств, совершаемых женщинами Александр Витальевич Швец, адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России УДК 343. В статье дается криминологическая характеристика личности женщин, совершающих мошенничества, которая имеет существенное значение для решения криминологических проблем, поскольку через личность преступника происходит взаимодействие причин, усло вий совершения преступлений и мер, направленных на предупреждение их отрицательного влияния.

Ключевые слова: мошенничество, криминологическая характеристика личности пре ступника, социально-демографические признаки, возрастные особенности, уровень образо вания, психологические черты, меры воздействия, криминогенные детерминанты, преду преждение мошенничеств, социальная роль, социальный статус, структуризация личности преступника, системная структура.

Знание о личности преступника представляет собой научную теорию. Во первых, потому, что это не просто совокупность или сумма знаний, а сложно орга низованная, систематизированная, внутренне замкнутая и логически в целом непро Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) тиворечивая их система о вполне определенном социальном явлении, имеющая свои принципы, идеи, суждения, факты и понятийный аппарат. Во-вторых, эта область криминологии располагает проверенными практикой данными, может достаточно полно описать и объяснить причины и закономерности своего предмета познания.

Эти описания и объяснения представляются логически единственно возможными.

В-третьих, анализируемая теория отвечает требованиям минимизации, то есть в сво ей основе она имеет минимум исходных идей и понятий. В-четвертых, она дает принципиальную возможность прогнозирования индивидуального преступного по ведения, разрабатывает методику такого прогнозирования. В-пятых, настоящая тео рия служит основанием для многочисленных практических предложений и реко мендаций, широко использующихся при осуществлении профилактики преступле ний и исправления преступников1.

Преступление, как и всякое социально значимое действие, есть результат лич ной деятельности человека. В каждом конкретном случае только сама личность принимает решение о совершении преступления2. Такое решение принимается не только под влиянием внутренних факторов, присущих конкретной личности, но и в результате воздействия внешних социальных детерминант. Ученые указывают, что социальное в личности преступника – это то общее и существенное, что непосред ственно детерминировано общественными отношениями. В то же время социальное в личности преступника – это процесс, в основе которого лежит превращение «внешних» общественных отношений во «внутреннюю» структуру человека: его потребности, интересы, цели, взгляды, установки, направленность поведения и т.д. 3.

Соединение внутреннего, биологического, с внешним, социальным, наложение од ного на другое, их взаимодействие в сознании человека образуют личность, которая вступает в общественные отношения, совершает определенные поступки, исходя из этого соединения.

Таким образом, можно утверждать, что личность создает саму себя. Преступ ление – это своего рода проявление индивидуальности, и в нем активно проявляют ся личность и ее криминальные свойства. Поэтому личность преступника необхо димо рассматривать в единстве с его противоправным поведением.

Поведение личности всегда проявляется в общественных отношениях и опре деляет характер этих отношений. При совпадении интересов личности и общества отношения складываются нормально. Противоречие же интересов приводит лич ность к различным нарушениям, к противоправным деяниям, что влечет возникно вение конфликта между личностью и обществом. Личность преступника, находяща яся в противоречии с обществом, законопослушными людьми, представляет для них определенную опасность. Соответственно, общество реагирует на такое поведение и на такую личность, воздействуя на них различными средствами, наиболее действен ными из которых являются правовые.

Рассматривая вопросы развития учения о личности преступника, Е.Б. Кургуз кина приходит к выводу о том, что «под личностью преступника в науке кримино логии следует понимать динамическое состояние лица, определяемое совокупно стью различных негативных факторов, внешних и внутренних, социальных, биоло гических, психологических, представляющее собой идеальную модель, отличаю щуюся от других людей такими особенностями, как отчуждение от нормальных свя зей, отношений, ценностей, более низкий уровень образования и культуры, более Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Личность преступника. СПб., 2004. С. 20.

Дубовик О.Л. Принятие решения в механизме преступного поведения: автореф.

дис. … канд. юрид. наук. М., 1984. С. 14.

Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения.

Горький, 1975. С. 15;

Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М., 1978. С. 45;

Кириллов С.И. Лич ность преступника (проблемы типологии). М., 1998. С. 21.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) низкая нравственность, выражающуюся в признании возможности использования криминальных средств достижения целей, а также сочетание таких психологиче ских черт, как гипертрофированная импульсивность, ригидность, тревожность, па ранояльность»1.

По мнению С.Ф. Милюкова, личность преступника – это относительно устойчи вая система социально значимых черт и свойств личности человека, возникших и раз вивающихся под воздействием неблагоприятных условий общественной среды, прояв ляющаяся вовне через посредство сознания и воли в виде совершения преступлений и иных противоправных и аморальных деяний2.

Цель изучения личности женщин-мошенниц заключается в том, чтобы вы явить такие ее свойства, качества, признаки, которые чаще всего приводят к хище нию чужого имущества или приобретению права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, проанализировать процесс их формирования и раз вития. Результатом данных исследований должно явиться определение конкретных мер воздействия на криминогенные детерминанты в целях эффективного предупре ждения совершения мошенничеств женщинами.

Признавая личность единой системой, в которой все элементы взаимосвязаны и взаимозависимы, условно выделим определенные группы характеристик личности преступника с целью их анализа и объяснения3.

В научной литературе предлагается несколько подходов к структуризации личности преступника. Наиболее приемлемым представляется подход4, в соответ ствии с которым качества, составляющие криминологическую характеристику мо шенниц женского пола, могут быть сведены в три относительно самостоятельные характеристики: социально-демографическую, уголовно-правовую, нравственно психологическую. В рамках данной работы рассмотрим только социально демографические признаки.

К социально-демографическим признакам относятся: пол, возраст, образова ние, социальное положение и род занятий, семейное положение, состояние здоро вья, принадлежность к городскому или сельскому населению, материальное поло жение, жилищные условия и некоторые другие данные.

Подобные признаки сами по себе не имеют криминологического значения, поскольку они характеризуют каждого человека. Однако взятые в статистическом выражении применительно к лицам, совершившим преступления, социально демографические данные представляют ценную криминологическую информацию.

Эта информация необходима для успешного осуществления мер социальной профи лактики.

Остановимся на основных социально-демографических признаках. Так, весьма важной составляющей социально-демографической характеристики личности женщи ны-мошенницы являются возрастные особенности. Как известно, сами по себе возраст ные параметры той или иной категории преступников не представляли бы криминоло гического интереса, если бы с ними не были связаны социальный статус личности, ха рактер и степень ее социализации, особенности социально-психологического облика и многие другие качества. И это понятно, ибо каждый этап в развитии человека формиру ет в нем новые качества5. Возраст оказывает существенное влияние на поведение людей Кургузкина Е.Б. Учение о личности преступника. М., 2002. С. 114.

Милюков С.Ф. Уголовно-правовое значение криминологической характеристики преступника: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1980. С. 13.

Шиян В.И. Предупреждение корыстных преступлений, совершаемых женщинами.

М., 2006. С. 45.

См., например: Габиани А.А. Преступность среди женщин. Томск, 1986. С. 34.

Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность.

М., 1982. С. 179.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) (в том числе и преступное), так как во многом обусловливает систему ценностей, прио ритетов, потребностей и интересов конкретной личности. Возрастные особенности ока зывают непосредственное влияние и на взаимоотношения личности с окружающей сре дой. С возрастом происходят социально-психологические изменения как самой лично сти, так и ее окружения.

В литературе справедливо отмечается, что возрастные особенности конкрет ного правонарушителя находятся в тесной связи с характером и формой его пре ступной деятельности, ибо на «каждом возрастном этапе развития личность с ее со циальным содержанием неодинакова»1.

Таблица Возраст лиц женского пола, осужденных за мошенничество Доля к общему количеству выявлен Возрастные группы ных мошенниц женского пола, % 16 – 17 лет 18 – 19 лет 20 – 24 лет 25 – 29 лет 30 – 39 лет 40 – 49 лет 50 – 54 лет 55 – 59 лет 60 и более лет Итого Анализ полученных в ходе проведенного нами исследования данных показал, что большинство лиц, совершивших мошенничество, относится к возрастной группе 30–39 лет (35 %). Такой достаточно зрелый возраст свидетельствует об осознанно сти и обдуманности совершаемых преступлений, стойкой негативной ориентации преступниц, имеющих житейский и профессиональный опыт, способных вследствие этого в первом случае к быстрому завоеванию доверия потерпевших, во втором – использованию своего служебного положения в течение, как правило, длительного периода для совершения хищения. Как справедливо отмечается в литературе, имен но этот возраст больше связан с высокой социальной активностью2.

Кроме того, в настоящее время на рынке труда востребованы девушки и мо лодые женщины в возрасте от 20 до 35 лет со знанием иностранных языков, персо нального компьютера, имеющие экономическую или юридическую специальность и опыт работы. Для всех остальных карьера может стать либо криминальной, либо речь пойдет просто о физиологическом выживании, ведении маргинального образа жизни3.

Согласно проведенному нами исследованию, доля несовершеннолетних жен ского пола, осужденных за мошенничество, составляет лишь 2 %, причем они со вершили преступное деяние в группе со взрослыми лицами. По нашему мнению, это можно объяснить тем, что несовершеннолетние не обладают должным уровнем об разования, знаний, умений и навыков, не занимают соответствующего служебного положения, а также ввиду возраста не могут вызвать надлежащего доверия.

Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. М., 1968. С. 57.

Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Указ. соч. С. 151.

Абызова Е.Р. Личность женщины-преступницы. Барнаул, 2008. С. 35.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) Следует отметить, что различные стадии развития личности зависят не только от возрастных особенностей, но и во многом – от социальной роли и социального статуса.

Социальные роли – это реальные социальные функции индивида, обуслов ленные его положением в системе существующих общественных отношений, при надлежностью к определенным социальным группам, взаимоотношениями и взаи модействиями с другими людьми, учреждениями и организациями в различных сферах общественной жизни.

Именно совокупность выполняемых социальных ролей в наибольшей степени характеризует индивида как личность. Причем подобная совокупность не статична, а, напротив, мобильна, изменчива. Это зависит от социальной активности индивида.

Изменение социальных ролей весьма существенно для характеристики лично сти. В этом случае необходимо выяснить, что повлияло на выбор той или иной со циальной роли, почему произошли изменения?

Каждая социальная роль связана с определенным социальным статусом чело века, с некоторыми обязанностями и правами. Общество в целом и социальная мик росреда (семья, производственный коллектив и т.п.) устанавливают для каждой ро ли предписания определенного поведения, которого они ожидают от индивида, так называемые «ролевые ожидания». Подобные предписания и ожидания детермини руют поведение индивида, но иногда оказываются в противоречии с его собствен ными устремлениями и желаниями. Невыполнение ролевых предписаний, неспо собность их выполнить могут вызвать конфликт, в том числе ведущий к соверше нию преступления.

Другим источником конфликта, нередко приводящего к преступлению, может быть разрыв между фактически исполняемой социальной ролью и ролевыми притя заниями индивида, то есть тем, на что он претендует. Такой конфликт неизбежен, когда занимаемые социальные роли кажутся индивиду недостаточно хорошими для него, а уровень его ролевых притязаний не соответствует объективным возможно стям или его субъективным способностям, вследствие чего они не могут быть удо влетворены.

Таким образом, важной характеристикой личности являются сведения о соци альном положении и роде занятий. Эти данные необходимо использовать в первую очередь в целях исправления мошенницы, а также в управленческой деятельности, если женщина направлена для отбывания наказания в исправительное учреждение.

Род занятий позволяет судить и об интересах осужденной, а также об имеющихся у нее навыках.

Мошенницы обычно располагают значительными наличными средствами, не редко имеют управленческие в коммерческих организациях (до 14 %) или долж ностные полномочия в государственных органах или их учреждениях (до 22 %). Для сравнения: среди мужчин, совершивших мошенничество, только руководители коммерческих организаций составили 40 %1.

См., например: Пудовкин А.А. Уголовно-правовые и криминологические особенно сти мошенничества: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2007. С. 15;

Шиян В.И. Указ.

соч. С. 52.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) Таблица Социальное положение и род занятий мошенниц Социальное положение и род занятий Доля от общего количества выявлен ных мошенниц женского пола, % Лица без постоянного источника дохода Руководители организаций Бухгалтера Предприниматели Учащиеся средних учебных заведений Студенты высших учебных заведений Пенсионеры Иные лица Итого Данные табл. 2 свидетельствуют, что довольно значительная доля женщин, осуж денных за мошенничество, не имели постоянного источника дохода (42 %), а ведь это – наиболее криминогенный контингент. Рассматривая сложившуюся ситуацию с трудовой деятельностью и отношением к труду женщин-мошенниц, мы выделяем две взаимообу словленные тенденции, порождающие указанное выше положение. Первая тенденция – нежелание учиться и освоить какую-либо специальность, нежелание трудиться, отрица тельное отношение к труду и тяга к праздной жизни. У женщин, имеющих много сво бодного времени, нередко проводимого в асоциальных группах, даже при появлении возможности трудиться в результате сформировавшейся привычки к праздности не воз никает желания работать. Вторая тенденция – это невозможность получения образования и рабочего места. Образование все больше приобретает платный характер;


вечерние школы, где ранее могли продолжить свое образование правонарушительницы, по разным причинам оставившие школу, практически не функционируют. При приеме на работу отдается предпочтение лицам, имеющим опыт в той или иной сфере деятельности. При этом работодатель забывает, что данный опыт надо где-то приобрести. В результате две ри учреждений и предприятий для желающих работать и имеющих соответствующее образование, но не имеющих опыта работы, закрыты, не говоря уже о тех, кто не имеет должного образования. Кроме того, как мы уже отмечали, работодатели отдают предпо чтение лицам до 35 лет.

Следующий демографический фактор – уровень образования, который влияет на интеллектуальное развитие, круг интересов и потребностей, а через них и на по ведение людей в целом. Однако следует отметить, что сам по себе образовательный уровень не может служить достаточной основой для воздержания от совершения антиобщественных поступков. Образовательный уровень оказывает положительное влияние на личность только в комплексе с другими свойствами. Иначе говоря, при знавая значение уровня образования как важного фактора, препятствующего фор мированию антиобщественного поведения, нельзя переоценивать его роль и считать обстоятельством, исключающим возможность совершения преступления.

Образование как один из инструментов накопления социального опыта «явля ется лишь частью, хотя и незначительной, тех условий, которые прямо или косвенно определяют весь процесс формирования личности»1. При этом в исследованиях по криминологии констатируется, что у различных категорий преступников образова Перница Я. Наука – образование – нравственность // Философские проблемы обще ственного развития. М., 1975. С. 117.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) тельные характеристики существенно различаются, причем наиболее высокие пока затели характеризуют осужденных за мошенничество1.

Так, анализ материалов следственно-судебной практики показал, что среди женщин, осужденных за мошенничество, доля лиц с высшим профессиональным образованием составляет 39 %, со средним профессиональным – 25 %, средним (полным) общим – 23 %, с основным общим – 13 %. Лиц с начальным образованием выявлено не было. Для сравнения: доля лиц с высшим образованием в численности населения России в возрасте 25-64 года достигает 21 %, со средним профессиональ ным – 34 %, в США – 30 и 9 % соответственно, Франции – 15 и 10 % соответственно2.

Образование имеет неразрывную связь с интеллектом, волевыми качествами личности. Более высокому уровню образования, по-видимому, должна соответство вать и более твердая воля. Известно, однако, что относительно высокий интеллект может иметь антиобщественную направленность, а твердая воля может оказаться и преступной. Поэтому неудивительно, что более образованный преступник соверша ет подчас более интеллектуальные и доходные преступные деяния.

По мнению А.Э. Багдасаровой, нередко женщина, имеющая качественное высшее образование, становится закоренелой преступницей, причем ее преступле ния отличаются продуманностью и тщательным сокрытием следов3.

В отличие от иных категорий преступников, женщины-мошенницы по месту работы (97 %), учебы (100 %), а также по месту жительства (98 %) (кто, соответ ственно, работал, учился и проживал где-то постоянно) характеризуются положи тельно. Тем не менее, необходимо отметить, что эти характеристики в большинстве своем носят формальный характер, не содержат сведений, раскрывающих личность мошенницы. Так, почти все имеющиеся в уголовных делах характеристики с места работы ограничиваются сведениями о выполнении порученных дел, прогулах и опозданиях на работу. Из характеристики по месту жительства мы можем извлечь лишь данные о том, поступали жалобы от жильцов или нет. Относительной развер нутостью отличаются только характеристики из учебных заведений.

Существенное значение при исследовании личности женщин-мошенниц по их социальному положению имеет изучение семейного положения, так как семья – од но из важнейших социальных образований общества, оказывающих значительное влияние на формирование личности человека. При характеристике социального ста туса женщин, совершающих мошенничества, семейное положение изучается для того, чтобы выявить влияние семейных отношений на условия нравственного фор мирования личности и характер преступного поведения, а также характер преступ ных проявлений при изменении семейного положения.

В литературе неоднократно отмечалось, что, с одной стороны, «семья обычно и чаще всего играет роль сдерживающего фактора, препятствующего противоправ ному поведению, кроме того, от семьи исходит моральная, а нередко и материаль ная поддержка. Осужденная, семья которой сохранилась, испытывает меньше за труднений, связанных с вопросами устройства своей жизни на свободе. Женщины, имеющие возможность возвратиться по отбытии наказания к семье, реже соверша См., например: Багдасарова А.Э. Криминологическая характеристика женской пре ступности в сфере экономики: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009;

Балаян А.Р.

Борьба с мошенничеством в сфере оборота коммерческого недвижимого имущества: кри минологическое исследование: дис. … канд. юрид. наук. М., 2009;

Окружко В.Ю. Совре менное мошенничество: криминологическая характеристика и предупреждение: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2009 и др.

Карпенко О.М., Бершадская М.Д., Вознесенская Ю.А. Показатели уровня образова ния населения в странах мира: анализ данных международной статистики // Социология образования. 2008. № 6. С. 7.

Багдасарова А.Э. Указ. соч. С. 21.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) ют правонарушения, чем женщины, чья семья распалась за время отбывания нака зания. Если рассматривать семью как основной сдерживающий фактор, то в первую очередь нужно иметь в виду детей и мужа»1.

С другой стороны, тяжелая конфликтная обстановка в семье и особенно рас пад семьи часто служат непосредственным поводом к совершению женщинами пре ступлений. Неустроенность личной жизни нередко является прямым следствием ан тиобщественного поведения, которое в свою очередь препятствует созданию семьи или разрушает уже существующую.

По мнению Д.А. Шестакова, семейное положение играет немаловажную роль, оказывающую существенное влияние на поведение личности преступницы. Именно семья, муж, дети в значительной мере определяют поведение женщины, ее отноше ние к окружающим людям, создают особый микроклимат вокруг нее. Семейное по ложение, особенно наличие или отсутствие семейных конфликтов, воспринимается как самой женщиной, так и ее ближайшим окружением в качестве показателя жиз ненного благополучия. Семейная жизнь у женщин, совершающих преступления, складывается значительно сложнее, чем у законопослушных женщин2.

Эти положения подтверждаются данными нашего исследования. Так, на мо мент совершения преступления лишь 30 % женщин-мошенниц состояли в браке.

«Многие женщины в ходе доверительных бесед рассказывали, что пришли к преступлению в результате распада семьи или другой личной драмы по условной схеме: развод – депрессия – «лечение» ее алкоголем (иногда – другой мужчина, ча сто ранее судимый) – преступление»3. Безусловно, это препятствует исправлению осужденных женщин, а также способствует их дальнейшему противоправному по ведению и последующему рецидиву, который среди мошенниц сравнительно высок.

Показательны сведения о распаде семей осужденных мошенников. Так, доля состоявших в браке, у кого сохранилась семья, составляет 79,3 %, а тех, у кого семья распалась, – 21,7 %. По представлению А.А. Пудовкина, это обусловлено, прежде всего, относительным социальным благополучием мошенников4. Причем распад семьи у женщин-мошенниц после их осуждения к лишению свободы наблюдается втрое чаще, чем у осужденных мужчин, и составляет, по данным нашего исследова ния, в среднем 60 %. Порой менее чем через год после осуждения женщина переста ет ощущать поддержку со стороны своей семьи. В результате к моменту освобожде ния мошенницы из мест лишения свободы такой сдерживающий антикриминоген ный фактор, как семья, зачастую уже отсутствует.

Большинство осужденных мошенниц (70 %) имеют детей, из них 32 % - одно го ребенка, а 38 % – двух и более. Это не может не тревожить, поскольку женская преступность напрямую затрагивает не только судьбы женщин, но и огромного ко личества детей. Следует отметить, что в процессе нашего исследования не было вы явлено ни одного факта лишения мошенницы родительских прав.

Изучение такого социально-демографического признака, как состояние здоро вья, также необходимо. Во-первых, потому, что оно накладывает серьезный отпеча ток на психику, влияет на настроение, материальное положение, семейное благопо лучие, а, следовательно, и на поведение человека. Во-вторых, для направления в специальные лечебные учреждения осужденных, страдающих инфекционными за болеваниями или нуждающихся в больничном режиме. В-третьих, для планирова ния медицинских мероприятий, решения вопроса о совместном или раздельном со держании инвалидов и полностью трудоспособных осужденных. Состояние здоро Характеристика осужденных к лишению свободы. По материалам специальной пе реписи 1999 г. / под ред. А. С. Михлина. М., 2001. С. 269.

Шестаков Д.А. Введение в криминологию семейных отношений. Л., 1980. С. 6.

Абызова Е.Р. Указ. соч. С. 34.

Пудовкин А.А. Указ. соч. С. 14.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) вья следует учитывать при организации индивидуальной воспитательной работы с лицами, состоящими на учете и отбывающими наказание.

Согласно проведенному исследованию, доля женщин-мошенниц, страдающих алкоголизмом и наркоманией, невелика. Хроническими алкоголизмом и наркомани ей страдает соответственно 3 и 2 %;


30 % перенесли венерические заболевания, причем некоторые болели два раза и более. Среди выявленных венерических боль ных проститутки составляют 21 %. Психические заболевания диагностировались в 4 % случаев (шизофрения, маниакально-депрессивный психоз), ВИЧ-инфекция – 3 %, гепатит С – 2 %. Кроме того, для женщин, совершивших мошенничество, ти пичны хронические болезни почек, печени, сердца, а также раковые заболевания.

Таким образом, личность преступника, и в частности женщин, совершающих мошенничества, многогранна. В данной работе предпринята попытка осветить соци ально-демографическую часть ее криминологической характеристики, которая в стати стическом выражении представляет ценную криминологическую информацию. Эта информация необходима для успешного осуществления мер социальной профилакти ки. Она важна для науки и практики, так как изучение личности преступника имеет существенное значение для решения криминологических проблем, поскольку через личность преступника происходит взаимодействие причин, условий преступлений и мер, направленных на предупреждение их отрицательного влияния.

Литература 1. Абызова Е.Р. Личность женщины-преступницы. Барнаул, 2008.

2. Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Личность преступника. СПб.: Юриди ческий центр Пресс, 2004.

3. Багдасарова А.Э. Криминологическая характеристика женской преступности в сфе ре экономики: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009.

4. Балаян А.Р. Борьба с мошенничеством в сфере оборота коммерческого недвижимо го имущества: криминологическое исследование: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2009.

5. Габиани А.А. Преступность среди женщин. Томск, 1986.

6. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность.

М., 1982.

7. Дубовик О.Л. Принятие решения в механизме преступного поведения: Автореф.

дис. … канд. юрид. наук. М., 1984.

8. Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения.

Горький, 1975.

9. Карпенко О.М., Бершадская М.Д., Вознесенская Ю.А. Показатели уровня образова ния населения в странах мира: анализ данных международной статистики // Социология образования. 2008. № 6.

10. Кириллов С.И. Личность преступника (проблемы типологии). М., 1998.

11. Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М., 1978.

12. Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. М., 1968.

13. Кургузкина Е.Б. Учение о личности преступника. М., 2002.

14. Милюков С.Ф. Уголовно-правовое значение криминологической характеристики преступника: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1980.

15. Окружко В.Ю. Современное мошенничество: криминологическая характеристика и предупреждение: Дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2009.

16. Перница Я. Наука – образование – нравственность // Философские проблемы об щественного развития. М., 1975.

17. Пудовкин А.А. Уголовно-правовые и криминологические особенности мошенни чества: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2007.

18. Характеристика осужденных к лишению свободы. По материалам специальной переписи 1999 г. / Под ред. А. С. Михлина. М., 2001.

19. Шестаков Д.А. Введение в криминологию семейных отношений. Л., 1980.

20. Шиян В.И. Предупреждение корыстных преступлений, совершаемых женщинами.

М., 2006.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) Теория и практика правоохранительной деятельности Правовые средства прокурорского надзора за исполнением законов оперативно-розыскными органами Максим Анатольевич Макаренко, доцент Дальневосточного юридического института МВД России, кандидат юридических наук УДК 343. На основе анализа федерального законодательства и организационно-распоря дительных актов Генеральной прокуратуры РФ освещается система правовых средств про курорского надзора за исполнением законов оперативно-розыскными органами, выявляют ся проблемы их правовой регламентации.

Ключевые слова: прокурорский надзор, правовые средства, оперативно-розыскные ор ганы, представление, протест.

Надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно розыскную деятельность, и надзор за исполнением законов органами предваритель ного расследования предусмотрены в одной и той же ст. 30 Закона о прокуратуре.

Между тем это не одна, а две самостоятельные отрасли прокурорского надзора. Де ло в том, что Закон РФ № 2202–I «О прокуратуре Российской Федерации» был при нят 17 января 1992 г.1, а Федеральный закон № 144 «Об оперативно-розыскной дея тельности» был принят позже – 12 августа 1995 г.2. Последним была четко разгра ничена уголовно-процессуальная и оперативно-розыскная функции. Соответственно в юридической литературе прокурорский надзор за исполнением законов оператив но-розыскными органами стал рассматриваться в качестве нового самостоятельного надзорного направления деятельности прокуратуры3, а по сути – самостоятельной отрасли прокурорского надзора.

Деятельность органов дознания и следствия носит процессуальный характер и соответственно регулируется уголовно-процессуальным законодательством (УПК РФ), деятельность же оперативно-розыскных органов не является процессуальной и специально регламентируется Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Соответственно, как полномочия прокурора по осуществлению надзора за исполнением законов оперативно-розыскными органами, так и практиче ская организация данного направления прокурорского надзора, имеют существен ную специфику4.

В то же время нельзя не отметить общность задач оперативно-розыскных ор ганов и органов предварительного расследования. Данные органы находятся в по стоянном тесном взаимодействии, должны согласовывать между собой осуществля емую работу, обмениваться информацией. Результаты оперативно-розыскных меро приятий могут использоваться в уголовном процессе, а оперативные сотрудники осуществляют свою деятельность в согласовании со следователем, выполняют его ВСНД и ВС РФ. 1992. № 8. Ст. 366.

Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.

См., например: Рябов В.Н. Прокурорский надзор за исполнением законов в опера тивно-розыскной деятельности: учеб. пособие. Хабаровск: ДВЮИ МВД России, 1998. С. 12.

Дытченко Г., Никитин Е. Проблемы организации надзора за законностью оператив но-розыскной деятельности // Законность. 2008. № 10.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) поручения. Кроме того, многие из этих органов действуют в рамках общих ведомств (МВД РФ, ФСБ РФ, ФСКН РФ и др.)1.

Статья 31 Федерального закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации»

предусматривает, что полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, устанавливают ся другими федеральными законами. К последним можно отнести, прежде всего, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», а также федераль ные законы, устанавливающие правовые основы организации и деятельности тех или иных оперативно-розыскных органов, в частности, Таможенный кодекс РФ, Уголовно-исполнительный кодекс РФ, Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-I «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свобо ды»2, Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. № 40 «О федеральной службе безопас ности»3, Федеральный закон от 10 января 1996 г. № 5 «О внешней разведке»4, Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции»5, Федеральный закон от 27 мая 1996 г.

№ 57-ФЗ «О государственной охране»6, Федеральный закон от 8 января 1998 г.

№ 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах»7. Следует также обратить внимание на утверждаемые указами Президента РФ положения об опера тивно-розыскных органах, детализирующие компетенцию каждого из них. Важное значение имеют и другие указы Президента РФ, а также акты Правительства РФ, совместные приказы правоохранительных органов.

Согласно приказу Генеральной прокуратуры РФ от 21 декабря 2007 г. № «Об организации прокурорского надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (с изм. от 27 февраля 2009 г.), деятельность уполномоченных прокуроров в равной степени должна способствовать как обеспе чению гарантий соблюдения прав и свобод человека и гражданина, законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий, так и выполнению задач опера тивно-розыскной деятельности по выявлению, предупреждению, пресечению и рас крытию преступлений, изобличению виновных и розыску лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда либо уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыску без вести пропавших граждан. Другими словами, прокурора интере сует вопрос о том, исполняются ли функциональные обязанности, возложенные на оперативно-розыскные органы, и если исполняются, то надлежащим ли образом.

Следует также иметь в виду, что, согласно ст. 21 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», прокуроры обязаны обеспечивать защиту сведений, содержащихся в представленных им документах и материалах.

Поскольку прокурор при осуществлении надзора за исполнением законов ор ганами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, должен способ ствовать решению задач, возложенных на данные органы, ему недостаточно исполь зовать такие правовые средства, как протесты и представления. Приказ Генеральной прокуратуры РФ № 207 в связи с этим предусматривает возможность применения также требований и поручений. Это, конечно же, расширяет возможности прокурора.

Основным средством выявления нарушений законности при осуществлении надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно розыскную деятельность, является прокурорская проверка. В отличие от обще Настольная книга прокурора. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопо рядка, изд-во «Эксклит», 2002. С. 287.

ВСНД и ВС РФ. 1993. № 33. Ст. 1316.

Собрание законодательства РФ. 1995. № 15. Ст. 1269.

Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 143.

ВСНД и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.

Собрание законодательства РФ. 1996. № 22. Ст. 2594.

Собрание законодательства РФ. 1998. № 2. Ст. 219.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) надзорных проверок, прокурорские проверки оперативно-розыскных органов, по общему правилу, могут проводиться вне зависимости от получения сигналов о нарушениях законности. Согласно приказу Генеральной прокуратуры РФ от 21 де кабря 2007 г. № 207, уполномоченные прокуроры проводят проверки по данному направлению: на основании обращений граждан, юридических и должностных лиц;

по результатам изучения материалов уголовных дел о нераскрытых преступлениях или при поступлении информации о ненадлежащем реагировании на поручение следователя, руководителя следственного органа, органа дознания или определение суда по уголовным делам, находящимся в их производстве, а также в связи с ненад лежащим исполнением требований и поручений уполномоченного прокурора;

в плановом порядке, в том числе по указанию вышестоящего прокурора;

в других случаях с учетом состояния законности в рассматриваемой сфере деятельности и отсутствия положительных результатов по выявлению подготавливаемых, соверша емых или совершенных преступлений, при раскрытии преступлений, розыске обви няемых или подозреваемых по уголовным делам и лиц, без вести пропавших.

В совместном приказе Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ от 27 февраля 2010 г. № 70/122 «Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения заявлений, сообщений о преступлениях и иной информации о происшествиях, связанных с без вестным исчезновением граждан»1 предусмотрено, что в целях проверки законности заведения дел оперативного учета, полноты и достаточности мер, принятых к ро зыску пропавшего без вести лица, прокуроры изучают дела оперативного учета не позднее 10 суток после их заведения, в последующем с периодичностью не реже одного раза в месяц.

Прокурор при осуществлении надзора за исполнением законов оперативно розыскными органами должен иметь доступ к оперативно-розыскным документам, поскольку в основном именно путем их изучения, сверки с другими имеющимися данными он выявляет допущенные этими органами нарушения законности. Дело в том, что прокуроры могут судить об обоснованности оперативного мероприятия только по его результату, определяя таким образом степень достаточности и обос нованности проверяемой информации, поступившей оперативному работнику2.

Такой доступ прокурор получает путем предъявления служебного удостове рения при наличии допуска к сведениям, составляющим государственную тайну.

Копии приказов с перечнями уполномоченных прокуроров и лиц, осуществляющих секретное делопроизводство, направляются в оперативно-розыскные органы. Таким образом, прокурор пользуется правом беспрепятственно входить в помещения под надзорных объектов и требовать предоставления необходимой оперативно розыскной документации.

В ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

предусмотрено, что оперативно-служебные документы, отражающие результаты оперативно-розыскной деятельности, представляются суду (судье), прокурору, осу ществляющему надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности, следо вателю и органу дознания, в производстве которых находится уголовное дело, дру гим органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в порядке и случаях, которые установлены данным законом. Согласно ст. 21 Закона, по требова нию прокуроров руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, представляют им оперативно-служебные документы, включающие в себя: дела оперативного учета;

материалы о проведении оперативно-розыскных ме роприятий с использованием оперативно-технических средств;

учетно Законность. 2010. № 5.

Капканов В.И. Проблемы осуществления надзора за оперативно-розыскной деятель ностью // Адвокат. 2009. № 9.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) регистрацион-ную документацию;

ведомственные нормативные правовые акты, ре гламентирующие порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Однако сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе, представляются уполномоченным прокурорам только с письменного согласия перечисленных лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности.

Кроме того, в предмет прокурорского надзора не входят вопросы, касающиеся организации, тактики, методов и средств осуществления оперативно-розыскной де ятельности.

В соответствии со ст. 21 Федерального закона «Об оперативно-розыскной де ятельности» предоставление оперативно-служебных материалов уполномоченному прокурору осуществляется на основании его требований. Однако может быть орга низовано регулярное поступление уполномоченному прокурору иных необходимых материалов. Так, совместным приказом Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ от 27 февраля 2010 г. № 70/122 предусматривается обязанность информационных цен тров МВД, ГУВД, УВД по субъектам РФ и УВДТ предоставлять в соответствующие органы прокуратуры статистические данные о лицах, пропавших без вести, разыс киваемых подразделениями криминальной милиции органов внутренних дел. Дан ная информация позволяет прокурору ориентироваться в оперативной обстановке, проводить анализ состояния законности и планировать проведение тех или иных надзорных мероприятий.

В названном приказе говорится о необходимости уведомления прокурора. Ко гда без вести пропавшее лицо не обнаружено и не получены данные, указывающие на совершение в отношении его преступления, сотрудник оперативного подразделе ния органов внутренних дел заводит розыскное дело в сроки, установленные ведом ственными нормативными актами, о чем уведомляет прокурора.

Определенные нормы, расширяющие возможности уполномоченного проку рора по выявлению нарушений законности в сфере оперативно-розыскной деятель ности, могут содержаться в различных федеральных законах. Так, например, в ст.

437 Таможенного кодекса РФ также говорится о необходимости уведомлять проку рора. Руководитель органа, осуществляющего контролируемую поставку товаров, обязан незамедлительно уведомить прокурора о принятом решении по проведению контролируемой поставки товаров, вывозимых с таможенной территории РФ, когда на основании международных договоров РФ или по договоренности с компетент ными органами иностранных государств уголовное дело в РФ не возбуждается.

При необходимости, прокурор вправе вызывать руководителей и других со трудников оперативно-розыскных органов в прокуратуру, получать от них объясне ния по поводу возникающих у прокурора вопросов, связанных с исполнением зако нов.

Полномочия по устранению нарушений законности в сфере надзора за испол нением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, не определены ни в Законе о прокуратуре, ни в каком-либо другом законодательном акте. Но анализ положений приказа Генеральной прокуратуры РФ № 207 показыва ет, что по данному направлению надзорной деятельности уполномоченный проку рор использует представления, протесты, требования и поручения. При этом следу ет иметь в виду, что в рассматриваемой отрасли прокурорского надзора прокурор не вправе самостоятельно отменять решения органов и должностных лиц, осуществ ляющих оперативно-розыскную деятельность, отстранять оперативных сотрудников от выполнения оперативно-розыскных мероприятий, осуществлять другие подобно го рода властно-распорядительные полномочия.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2010. № 2 (19) Прокурор вносит представления об устранении нарушений закона, допущен ных сотрудниками и должностными лицами органов, осуществляющих оперативно розыскную деятельность, в которых могут быть предъявлены требования об их от странении от дальнейшего участия в проведении оперативно-розыскных мероприя тий по конкретным делам оперативного учета и иным оперативно-служебным мате риалам, а также требования о прекращении проведения оперативно-розыскных ме роприятий, ведения дел оперативного учета и иных оперативно-служебных матери алов. Число внесенных уполномоченными прокурорами представлений в соответ ствии с приказом Генеральной прокуратуры РФ № 207 отражается в статистической отчетности.

Уполномоченный прокурор опротестовывает незаконные и необоснованные постановления руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в том числе и о передаче результатов оперативно-розыскной деятель ности следователю, дознавателю, руководителю следственного органа, органу до знания, в суд. Он может приносить протесты на постановления о проведении опера тивно-розыскных мероприятий, производстве, прекращении оперативной проверки и на другие решения органов (должностных лиц), осуществляющих оперативно розыскную деятельность. Протест наряду с представлениями также подлежит стати стическому учету.

На основе анализа соответствующих положений Закона о прокуратуре можно прийти к выводу, что протест может быть принесен и на оперативно-проверочные решения, перечисленные в ст. 7 Закона об оперативно-розыскной деятельности, а именно: о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну;

о допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опас ность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды;

о допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или о доступе к материалам, полу ченным в результате ее осуществления;

об установлении или о поддержании с ли цом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно розыскных мероприятий;

по обеспечению безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;

о выдаче разрешений на частную детектив ную и охранную деятельность;



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.