авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ...»

-- [ Страница 10 ] --

В данной работе мы предпримем попытку выяснить характер соответствий синтакси ческих конструкций оригинала романа Э.М. Ремарка «Arc de Triomphe», использованных Д. Линдли в переводе данного произведения на английский язык. Обратимся к конкретным примерам (синтаксические элементы оригинала и соответствия, обнаруженные в перево де, озаглавленном «Arch of Triumph», выделены курсивом).

1. Ravic fhlte, wie die Frau sich auf ihn sttzte, sie sttzte sich, als wre sie im Fallen und msste sich halten. = Ravic felt the woman leaning on him. She did not lean as if she were tired – she leaned as if she were about to fall and had to support herself. 2. Dasselbe = The same thing would have happened.

В приведенных выше примерах Д. Линдли прибегает к такой форме синтаксического со ответствия, как развертывание исходного предложения. В первом случае переводчик пояс няет читателю, почему женщина облокотилась на Равика. В последнем примере перевод чик заменил слово Dasselbe предложением.

В оригинале наблюдается обильное использование приема экспрессивного синтаксиса, известного под названием «парцелляция». Изолированные таким образом от общего вы сказывания и пунктуационно оформленные части предложения приобретают особую весо мость и привлекают к себе внимание. Приведем несколько примеров из оригинала и про следим, насколько точно данный прием был воссоздан в переводе произведения:

1. Hals war weich;

der Puls der Adern ging noch. = The neck was soft;

the arteries still pulsed.

2. Er blickte herber und wartete einen Augenblick;

dann gab er Gas und fuhr weiter die feuch te, schwarz glnzende Avenue… = He looked toward them and waited for a moment, then he stepped on the accelerator and drove along the wet dark-gleaming Avenue… В первом случае переводчик, как и автор текста, употребляет точку с запятой, во втором примере вместо точки запятой используется запятая.

Как средство выделения и подчеркивания, а также как средство создания тональности, парцелляция находит широкое применение в художественной литературе, пользующейся кинематографическим методом изложения содержания: Er horchte wieder. Die Grillen. Das Wiesenstck. = He listened again. The crickets. The meadow. В данном примере парцелляция используется с целью экспозиции места, с целью создания эффекта «сопричастности» чи тателя в описываемых событиях.

Для иллюстрации того, как объединение предложений отражается на образном целом, сравним следующие предложения: Gezankt, dachte Ravic. Irgendeinen Krach gehabt und auf die Strae gelaufen. = She has quarreled, Ravic thought, has had some sort of row and has run away. В данном примере Э.М. Ремарк использует так называемую шаговую технику изобра жения, избирая в качестве ведущей синтаксической структуры короткие предложения. Они словно открывают сценарный эпизод, поэтому членение этого синтаксического целого ав тором на короткие предложения вполне оправдано. Объединение же их в переводе снижа ет в некоторой степени стилевую черту кинематографичности и тем самым представляет индивидуальный стиль автора оригинала в несколько искаженном виде.

Переводчик разбивает одно предложение оригинала на несколько самостоятельных предложений: Der Mund war voll, aber blass, die Konturen schienen verwischt, und nur das Haar war sehr schn, von einem leuchtenden, natrlichen Blond. – The mouth was full but pale, the contours appeared blurred. Only the hair was very beautiful – of a lustrous natural blond.

Важную роль в тексте выполняют эмоциональные паузы, отмеченные тире. Внезапная пауза, обрыв мысли в середине высказывания или недоговаривание ее до конца называет ся апозиопезисом [4, с. 243]. Эмоциональные паузы часто указываются многоточием. Мно готочие и тире во многих случаях взаимозаменяемы [5, с. 228]. Сравните: 1. «Nur einen Au genblick…» = «Just for a moment –» 2. «Was ist…mit meinem Arm…?» = «What is wrong – with my arm –» 3. «Wo wohnen Sie denn»? = «But – where do you live?» 4. «Spter, Joan...» = «La ter, Joan.». В первом и во втором примерах многоточие заменяется тире. Во втором слу чае Д. Линдли превращает утвердительное предложение в вопросительное, при этом ме няется восприятие самого предложения, его эмоциональная окраска. В третьем предложе нии переводчик добавляет тире и помогает заметить читателям осторожность персонажа.

В четвертом случае многоточие в переводе заменяется точкой, что в свою очередь понижа ет эмоциональный фон предложения, читатель не до конца понимает состояние героя, его взволнованность, которое подчеркнуто в оригинале за счет многоточия.

В анализируемом переводе наблюдается тенденция к употреблению переводчиком се мантически не оправданных добавлений. Ср.: Das ist das Beste. = 1. That’s the best thing for you to do. 2. Quickly, before the next spasm came. Последнее предложение полностью отсут ствует в оригинале.

В ряде случаев А.У. Уин опускает предложение исходного текста. Например, следующих два предложения переводчиком не переведены: 1. Du hast mich leben gemacht. 2. Joan lag ein paar Minuten ganz still. Таким образом, мы можем говорить о нулевом синтаксическом соответствии.

Д. Линдли также прибегает к использованию антонимического перевода. Ср.: 1. Ziehen Sie den Schlssel heraus. = But don’t leave the key in the lock. 2. …alsob der Motor nicht in Ord nungsei. = …as if something were wrong with the motor.

В первом примере утвердительная конструкция оригинала преобразуется Д. Линдли в отрицательную, а во втором случае отрицательная конструкция оригинала преобразуется в утвердительную. В обоих случаях можно говорить о том, что переводчикам удалось со хранить авторский замысел.

Из-за небольшого объема статьи в данной работе мы не останавливаемся на типах предложений используемых в оригинале и их воспроизведении в переводе романа на ан глийский язык.

Однако проанализированный нами материал позволяет нам предварительно вывести следующие типы синтаксических соответствий в языковой комбинации «немецкий язык – английский язык»: 1. Развертывание исходного предложения. 2. Замена члена предложе ния словосочетанием или предложением. 3. Использование приема экспрессивного син таксиса. 4. Использование антонимический перевода. 5. Объединение нескольких само стоятельных предложений в одно цельное предложение. 6. Членение одного предложения на несколько самостоятельных предложений. 7. Семантически не оправданные добавле ния. 8. Опущение синтаксических конструкций исходного текста. 9. Использование апозио пезиса.

Библиографический список 1. Чайковский Р.Р. Основы художественного перевода: вводная часть : учеб. пособие. – Магадан : Изд.

СВГУ, 2008. – 182 с.

2. Рецкер Я.И. О закономерных соответствиях при переводе на родной язык // Вопросы теории и методики учебного перевода : сборник статей / под. ред. К.А. Ганшиной, И.В. Карпова. – М. : Изд-во Академии Пед. Наук РСФСР, 1950. – С. 156–183.

3. Федоров А.В. Основы общей теории перевода (лингвистические проблемы). – 4-е изд., перераб. и доп. – М. : Высш. шк., 1983. – 303 с.

4. Брандес М.П. Стилистика немецкого языка (для институтов и факультетов иностранных языков) : учеб ник. – 2-е изд., испр. и доп. – М. : Высш. шк., 1990. – 320 с.

5. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка (стилистика декодирования) : учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по специальности № 2103 «Иностранные языки» / изд. 2-е, перераб. – Л. : «Просве щение», 1981. – 295 с.

Источники 1. Remarque E.M. Arc de Triomphe. – Kln : Kiepenheuer & Witsch, 1998. – 507 S.

2. Remarque E.M. Arch of Triumph / Transl. by Walter Sorell and Denver Lindley. – New York : New American Li brary, 1984. – 423 p.

R УДК 316.354:351/ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ НА ОСНОВЕ СИСТЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ВЛАСТИ, БИЗНЕСА И НАУКИ А.В. Чернышова В работе представлена попытка рассмотреть переход Магаданской области на иннова ционный тип развития в ее экономических и социальных аспектах. Представлена оценка уровня инновационной активности Магаданской области в целом, раскрыты одни из самых проблемных направлений и противоречий инновационного развития, которые могли бы по служить факторами торможения инновационных процессов. Выделены типы подходов к инновациям, а так же предложена наиболее конструктивная модель инновационного разви тия Магаданской области, основанная на системе взаимодействия бизнеса, власти и науки.

Ключевые слова: инновационная активность, инновационная политика, социально экономический потенциал, стратегическое развитие, разработки, региональный уровень.

In the article an effort is made to examine the process of innovative type of development adoption in the Magadan region in its economical and social aspects. The evaluation of the level if innovative activity of the Magadan region is given;

the most problematic spheres and contradictions which could serve as factors for slowdown of the innovative development are revealed. The types of approaches to innovations are singled out. The most constructive model for innovative development of the Magadan region based on the system of power, business and science interaction is offered.

Keywords: innovative activity, innovative policy, social-economical potential, strategic development, designs, regional level.

Развитие регионов – многофакторный процесс. В программных заявлениях руководите лей государства последних лет делается акцент на необходимость обеспечения перехода на инновационный путь развития, что означает ориентацию инвесторов на эффективную стратегию роста экономики.

Конечный результат такого движения состоит в повышении уровня и потенциала социально-экономического развития регионов РФ, а, следовательно, уровня и качества жизни людей.

В современных условиях акцент в вопросах перехода на инновационное развитие за кономерно смещается на уровень регионов. Это, в частности, объясняется сложностью управления инновационными процессами на национальном уровне, усилением роли госу дарства как катализатора инновационного развития на уровне региона [3]. Кроме того, объ ективно региональный уровень полнее обеспечивает взаимодействие между наукой, высо котехнологичным производством (бизнесом) и сферой управления.

Решение этих комплексных проблем видится на пути использования инновационного фактора стратегического развития. Представляется, что опора на инновационный фактор позволит одновременно решать две взаимосвязанные задачи: продолжить выравнивание социального и стимулировать экономическое развитие регионов, ориентируясь на базовые отрасли региональных экономик [4].

Несмотря на то что базовыми отраслями для Магаданской области являются горно-до бывающая и рыбная промышленность, регион не может оставаться в стороне от процессов инновационного развития. Наоборот, сегодня обязательным условием ведения бизнеса в добыче полезных ископаемых является внедрение новых технологий, передовых методов управления. Согласно «Стратегии социального и экономического развития Магаданской области на период до 2025 года» в регионе реализуется инновационный социально ори ентированный тип развития [1]. В 2009–2011 годах созданы первые модули инновационной инфраструктуры. На 2012 год запланировано создание бизнес-инкубатора, а также научно исследовательского и образовательного центра (лаборатории) обогатительных технологий в Северо-Восточном государственном университете.

По данным Территориального органа федеральной службы государственной статисти ки по Магаданской области, в 2010 году в Магаданской области инновационной деятельно стью занимались 35 организаций. По данным Федеральной службы по интеллектуальной собственности, на изобретения было подано 10 заявок, одна – на полезную модель, выда но три патента на изобретения.

По данным Управления по инновационной политике администрации области, уровень инновационной активности в Магаданской области в 2010 году составил 34%. Большая часть малых инновационных предприятий приходилась на сферу связи (19,1%) и обраба тывающие производства (9,1%). В прошлом году создали 6 передовых технологий, 3 из них не имеют аналогов в мире. Инновационные разработки с успехом применяются в добываю щей отрасли, энергетике, связи [1]. Для поддержки инновационного предпринимательства, научных исследований и подготовки квалифицированных кадров для инновационной эко номики разрабатывается проектно-сметная документация по созданию на территории об ласти бизнес-инкубатора и инженерно-аналитического центра обогатительных технологий.

Несмотря на это, в Магаданской области одним из проблемных направлений инноваци онного развития является недостаточность согласованных взаимодействий коммерческих структур, производителей, поставщиков, разработчиков новых технологий, использования новых технологий, использование достижений науки, низкий уровень сотрудничества. Для решения инфраструктурных проблем может быть использован механизм взаимодействия власти, бизнеса и науки, причем науки, неотделимой от образования и производства, в этом смысле важна разработка и реализация интегрированной образовательной и научно технической политики. Конструктивным представляется выделение трех типов в подходе к инновациям: первый – собственно разработки, изобретения, доведение до промышлен ного уровня и внедрение;

второй – адаптация того, что есть, и создание условий со сто роны государства для того, чтобы это было использовано;

третий – это организационно управленческие решения, которые на сегодняшний день являются одним из основных ин струментов инноваций [5]. Говоря о третьем типе, необходимо отметить, что администрация области ведет активную работу по созданию первых модулей инновационной инфраструк туры. В них вошли: Координационный совет по инновационной деятельности при губер наторе Магаданской области, Магаданский инновационно-технологический центр Северо Восточного комплексного научно-исследовательского института ДВО РАН, лаборатория стратегических и инновационных исследований Северо-Восточного государственного уни верситета, некоммерческое партнерство «Северо-Восточный центр интеллектуальной соб ственности», некоммерческая организация «Магаданский региональный фонд содействия развитию предпринимательства».

Органы управления должны определять и поддерживать саму форму инновационности области и наиболее приоритетные ее направления с учетом специфики региона;

бизнес как адаптивная, саморазвивающаяся система должен не только внедрять инновации, но и от вечать за повышение инвестиционной привлекательности региона;

наука создавать новые технологии;

а образование, в свою очередь, – формировать инновационное мышление у молодежи, роль высококвалифицированных специалистов в инновационной деятельности очень велика и поэтому подготовка кадров, способных эффективно руководить инноваци онными процессами, разрабатывать и внедрять инновационные проекты, является приори тетной региональной и федеральной проблемой.

Таким образом, становится очевидно, что каждая из этих подсистем в рамках конструк тивных инновационных процессов не может существовать отдельно друг от друга. Мага данская область в отношении инновационной деятельности пока находится лишь на пер вой ступени на пути к данной модели развития и важно, чтобы каждая из этих подсистем могла функционировать своевременно и в полном объеме, что должно быть обеспечено не только поддержкой государства и заинтересованностью самой области, но и обладать лич ными стремлениями каждой из сфер соответствовать инновационному сценарию развития.

Библиографический список 1. Дудов Н.Н. Стратегическое управление регионом в инновационной экономике / Н.Н. Дудов, Г.М. Голобо кова. – Магадан : Изд. СВГУ, 2008.

2. Зинченко В.И. Статистическое наблюдение инновационной деятельности в России: федеральная систе ма и региональные инициативы / В.И. Зинченко [и др.] // Вопросы статистики. – 2008. – № 7.

3. Моисеев С.В. Государственное регулирование инновационной деятельности в России. – М. : Современ ная экономика и право, 2005.

4. Макарова П.А. Статистическая оценка инновационного развития / П.А. Макарова, Н.А. Флуд // Вопросы статистики. – 2008. – № 2.

R УДК 82.0:001.92;

82.0:061. «МУДРЫЕ ЦЕННОСТИ БЫТИЯ» ОЛЕГА КУВАЕВА Э.Д. Шантина В статье сделан акцент на отношении О.М. Куваева к работе, использованы страницы из его неопубликованных дневников, любезно предоставленных нам С.А. Гринь.

Ключевые слова: интересная работа, вера, увлеченность, энтузиазм, ответственность, гуманизм.

In the article it is made accent on O.M.Kuvaev's attitude to work, pages from his not published diaries, kindly given to us S.A.Grin are used.

Keywords: interesting work, belief, enthusiasm, the responsibility, humanism.

«А смысл жизни я, кажется, понял. Живем мы, к сожалению, один раз, и надо прове сти остаток лет в ясности духа и постижении мудрых ценностей бытия. Все остальное су ета» [3, с. 275], – пишет Куваев Борису Глебовичу Ильинскому в январе 1972 года. Что же для Куваева является «мудрыми ценностями бытия»? Отвечая на этот вопрос, обратимся к его автобиографии «О себе», где он отмечает: «…главное – это работа, вернее, степень ее интересности. Все остальное – сопутствующие явления… Главное – работа с азартом»

[3, с. 210]. Как видим, для Куваева главное – работа и интерес, азарт. Он считает, что жить надо так, «чтобы тебе было интересно». А жить интересно, по-куваевски, – значит «пускать жизнь на распыл», то есть: «Надо браться за дело выше твоих возможностей (может быть, именно поэтому он так рано ушел из жизни – Э.Ш.) и не бояться, что если не сможешь, то будет крах… И только в том случае, если ты не дрожал над собственным благополучием, из тебя может получиться человек, который нужен человечеству…» (Из письма Эле Бекчен таевой 3 августа 1962 г) [4, с. 147].

Неслучайно «Заповедь» Р. Киплинга была и его заповедью. В мае 1962 г. О.М. Куваев записывает в дневник: «…Есть строчки у Киплинга: Умей заставить душу, нервы, тело служить тебе, Когда в твоей груди уже все пусто, все сгорело, И только Воля говорит:

"Иди!". Конечно, они звучат банально по форме (все пусто, все сгорело и т. д.), но мысль, как всегда у Киплинга, «правильная и очень нужная». – О.К. (Куваев в обработке Гринь).

В этих словах, как нам кажется, истинный характер Куваева.

В письме Б. Ильинскому в конце ноября 1974 г. Олег Михайлович пишет: «За что я лю бил и люблю Николая Островского и преклоняюсь перед его книгой, – это за то, что он имел Веру и ради этой Веры готов был быть нищ, гол, вшив и болен» (из неопубликованных днев ников). И у Куваева, на страницах его произведений появляется герой, подобный Николаю Островскому, – «необычайно добросовестный» Витя Касьянов, «парнишка из-под Рязани, недавно окончивший десятилетку», которого разбил паралич. Он с детства болел ревма тизмом, но скрывал это, так как мечтал быть только геологом и боялся, что его не примут в геолого-разведочный институт. «Изо дня в день он мыл шлихи в ледяной воде горных ру чьев и не жаловался… У него отнялись ноги», и лишь тогда все узнали о его болезни [3, с. 110].

Как мы уже сказали выше, для Куваева «главное – это работа…»

В словаре Владимира Даля слова «работа» как самостоятельного понятия нет – оно толкуется в статье о слове «РАБЪ»: Работать, работывать, что робить или робить – де лать, трудиться;

производить что руками, телесной силой и умением, а иногда и умственно;

упражняться, заниматься чем, образовать что, трудиться над чем, потеть, стараться... Ра ботаем, не покладаючи рук;

// Црк. Быть в рабстве;

служить кому, на кого. Одна забота:

работай (работа) до пота! Работать Господу, исполнять волю Его. Работай – сыт бу дешь, молись – спасешься терпи – взмилуются [1, с. 5].

В других словарях находим следующие толкования:

РАБОТА: – деятельность, занятие, труд [7, с. 575];

механ., полезный эффект силы, вы ражающийся в сопротивлении [5, с. 1134];

действие по глаг. работать. 1. Заниматься каким-н. делом, применяя свой труд, делать что-н., трудиться. Р. не покладая рук. 2. Тру дясь, изучать или создавать, совершенствовать кого-что-н. Р. над книгой. 3. Приводить что-н. в действие, управлять чем-н. Р. рычагом. 4. Находиться в действии, действовать, выполняя свое назначение, функционировать. Машина р. исправно (Всего 10 значений) [8, с. 1098];

«занятие»;

«труд»;

«деятельность»;

«служба»;

«продукт труда»;

«изделие», «про изведение» [2, с. 91].

Какое же из этих толкований слова «работа» близко Олегу Михайловичу Куваеву? Как нам кажется, ближе всего ему определение Волина и Ушакова, Брокгауза и Эфрона: работа – это действие, выполнение своего предназначения;

созидание, совершенствование чего нибудь и кого-нибудь, а также «полезный эффект силы, выражающийся в сопротивлении».

Сам писатель говорил, что он «переселился» в свои книги, «обнажив свою душу до са мого донышка», поэтому лучше всего проследить «ценности бытия» Куваева по его произ ведениям. Работа доставляет его героям радость, удовольствие: для героя рассказа «Бе рег принцессы Люськи» Мишки «геология главное», и, «оказывается, когда сделано даже чужое дело, все равно приятно» [4, с. 14].

Писатель рассуждает: «Там, где непригодны тяжелые промышленные методы, всегда найдется работа для одиночек и групп энтузиастов» [3, с. 40]. Отправляясь в неизведан ные края, где, по предположению ученых, должно быть серебро (Серебряная гора в окрест ностях озера Эльгыгытгын), герои повести заявляют: «Мы не охотники за сокровищами, не жадные испанцы и не продадим душу серебряному дьяволу. Мы просто хотим побродить по Чукотке, но так, чтобы была хоть минимальная польза для остальных двухсот миллионов.

Эту пользу мы принесем, если займемся проверкой заявок Баскина и Уварова» [3, с. 14].

Энтузиазм и увлеченность проявляются и в том, что геологическая разведка осу ществляется за счет собственного отпуска, если не получается по-другому: «Я решил на следующее лето взять отпуск и на свой страх и риск поискать эту «серебряную гору [3, с. 149].

У человека всегда есть возможность и право выбора, и в «Дневнике прибрежного пла вания» так определяется свобода выбора: «Свобода выбора для нас заключалась в том, чтобы при минимальных средствах выполнить работу с должной степенью надежности»

[3, с. 43].

При этом работа и романтика, по Куваеву, неразделимы. «И не надо скучнить жизнь, до рогу – мечте и фантазии!» [3, с. 211]. Отправляясь на шлюпке в труднейшую экспедицию от Певека до мыса Биллингса, на которую предстояло затратить полтора месяца, хотя на вер толете эту работу можно было сделать за один–два дня («но арендовать в августе верто лет в местах, где царствуют пастухи и геологи, практически невозможно»), герои не огорча ются, ибо «…плыть и смотреть не берега Чукотки – казалось, не только выполнять работу, но и приобретать еще что-то» [3, с. 49].

Куваев восхищается и гордится Человеком-тружеником, северянином (в частности эски мосами): «Если человек, владея лишь каменной техникой, смог выжить и жить в заполяр ных пределах, – он сможет все» [3, с. 56].

Отвечая на вопросы анкеты Магаданского телевидения, составленные А.В. Мифтахут диновым, Куваев пишет: «Я всегда верил в то, что для каждого индивидуального человека есть ЕГО РАБОТА и есть ЕГО ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ТОЧКА (выделено Куваевым – Э.Ш.) для жизни. Человек, который из каких-то престижных или корыстных интересов занят не любимой работой, обкрадывает себя ровно на половину жизни… В поисках смысла своей работы и своей точки жизни человек не должен бояться затрат ни моральных, ни матери альных. Жизнь не на своем месте и не в своей роли – одна из худших бед, на которые мы обрекаем сами себя» [4, с. 204].

Таким предстает перед нами Куваев по его дневникам, письмам, повестям и рассказам – человек целеустремленный, мыслящий и утверждающий, бескорыстный («…деньги, карье ра, преуспевание – ценности второго плана») [4, с. 351], вызывающий безграничное уваже ние и восхищение. Личность, с которой можно «делать жизнь». Таковы и герои его произ ведений – одержимые работой, решительные, рискованные люди, надежные и верные дру зья, готовые в любую минуту прийти на помощь.

ЗАПОВЕДИ КУВАЕВА: «1. Имей свои мысли и взгляды на мир. Обязательно утверждай, а не отрицай. 2. Ставь точку. 3. Будь прост. 4. Не будь злым [3, с. 285].

Куваев – величайший гуманист. Его отношение к природе – в словах: «Не человек нужен медведю, а медведь человеку, ибо природа дала человеку право сильного, которое в дан ном случае трактуется однозначно – защищать [3, с. 197].

К числу «мудрых ценностей бытия» писателя следует отнести, на наш взгляд, его отно шение к Чукотке: «Перед Чукоткой стоит много проблем. И, мне кажется, одна из главных – начинать беречь эту страну уже сейчас, пока не будет совсем поздно» [3, с. 82].

Чувствовать себя в ответе за все – одна из главных черт Олега Куваева. Он был очень требователен к себе и предупреждал: «…Бойся хвалить себя внутри. Как только поверишь, что ты все умеешь, так тебе и крышка. Без веры в себя никуда не уйдешь, но на самоуве ренности себя же загробишь» [3, с. 287]. И славу он понимал очень тонко, глубоко: «…мо жет, в этом и есть слава… когда люди о тебе держат память бережно, как живого птенца, или в том, что ты входишь в память случайно встреченных как точно подогнанный камень»

[3, с. 227].

Библиографический список 1. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. Т. IV. – М., 1980.

2. Историко-этимологический словарь современного русского языка / П.Я. Черных. В 2 т. Т. II. – М., 1994.

3. Куваев О.М. Избранное. В 3 т. Т. III. Никогда не хочется ставить точку: Путевые очерки;

выступления;

дневники;

письма / сост. Т.К. Моргунова, С.И. Едемская. – Магадан, 2000.

4. Куваев О.М. В 3 т. Т.1. – Магадан, 1994.

5. Малый энциклопедический словарь / Репринтное воспроизведение издания. Ф.А. Брокгауз – И.А. Эфрон.

В 4 т. Т. IV. – М., 1994.

6. Неопубликованные дневники О.М. Куваева. 1974. / В обработке С.А. Гринь.

7. Словарь русского языка. В 4 т. Т. III. – М., 1983.

8. Толковый словарь русского языка / под ред. В.М.Волина, Д.И. Ушакова. В 4 т. Т. IV. – М., 1996.

R УДК 800: О ПЕРВОМ ОПЫТЕ ПРЕПОДАВАНИЯ ЦЕРКОВНО-СЛАВЯНСКОГО ЯЗЫКА О.Е. Шепилева В статье рассматриваются некоторые вопросы, связанные с методикой преподавания церковнославянского языка.

Ключевые слова: церковно-славянский язык.

The article is devoted to some questions connected with Church Slavonic language teaching methods.

Keywords: Church Slavonic language.

В нашей стране, имеющей богатый опыт в преподавании церковно-славянского язы ка, ведение этого курса на многие десятилетия было прервано. Отрадно, что после столь долгого перерыва наблюдается возвращение этой дисциплины в учебные планы и свет ских вузов и, конечно, различных воскресных школ, духовных учебных заведений и т. п.

Об этом факте свидетельствуют разнообразные учебники и учебные пособия по изуче нию церковно-славянского языка, часть из которых выдержали несколько изданий. По прежнему актуальной остается мысль, высказанная русским филологом Н.И. Толстым в предисловии к первому изданию учебника А.А. Плетневой и А.Г. Кравецкого «Церковно славянский язык» (2001): «Наша современность и особенно повседневность – противоре чивы и сложны. Преодолевая трудности и противоречия, мы стремимся к полнокровной ду ховной и светской жизни, к обновлению и в то же время к возвращению многих утраченных и почти забытых ценностей, без которых бы не было нашего прошлого и едва ли сбудется вожделенное будущее. Мы вновь ценим то, что испытано поколениями и что, несмотря на все попытки «разрушить до основания», передано нам в наследие веками. К таким ценно стям относится древний книжный церковно-славянский язык» [2, с. 3].

В январе–феврале 2012 года автору этой статьи представилась уникальная в услови ях нашего региона возможность прочитать курс церковно-славянского языка для слушате лей курсов повышения квалификации по программе «Православная культура и методика ее преподавания». Целью занятий явилось получение знаний и повышение квалификации по направлению «Теология (основы православной культуры)». Программа обучения пред усматривала изучение материала в рамках пяти разделов: «Библейская история», «Рус ская православная церковь», «Церковные художества и литература», «Основы православ ной педагогики и святоотеческой психологии», «Методика преподавания основ православ ной культуры». Изучение церковно-славянского языка было запланировано в рамках блока «Церковные художества и литература» и рассчитано на 12 часов.

Необходимо заметить, что дисциплину «Церковно-славянский язык» студенты светских вузов изучают только в рамках спецкурсов. В учебных программах филологических, исто рических и некоторых других специальностей запланировано изучение таких историко филологических дисциплин, как «Введение в славянскую филологию», «Старославянский язык», «Историческая грамматика русского языка», «Древнерусский язык», «История рус ского литературного языка». «Церковно-славянский язык» обнаруживает несомненную близость ко всем названным курсам. Видимо, по этой причине русский ученый-лингвист В.К. Журавлев отмечал: «От некоторых филологов, знакомых с вузовским курсом старосла вянского, идет тенденция неразграничения курсов старославянского (древнеславянского) и современного церковно-славянского языков» [1, с. 3]. Но в то же самое время, как в со держании «Церковно-славянского языка», так и в методике его преподавания, наблюдают ся некоторые особенности.

По словам В.К. Журавлева, общая концепция курса церковно-славянского языка пре следует две цели (впоследствии он называет эту цель двуединой) – богодуховную и соб ственно историко-филологическую. «Для православного образования важны обе эти цели.

В общеобразовательной школе для атеистов и представителей других вероисповеданий на первое место выйдет аспект историко-филологических комментариев к современному русскому литературному языку. Но и при этом благотворное влияние церковно-славянского языка на формирование языковой и морально-этической культуры учащихся будет суще ственным» [1, с. 4].

Как показывает анализ нескольких учебников и учебных пособий по церковно-славян скому языку, в методике преподавания этого языка сформировались два направления.

Первое направление связано с тематической подачей изучаемого материала, в соответ ствии с которым обучающимся предлагается системное изучение графики, орфографии, фонетических особенностей, всех частей речи и всего прочего (как правило, именно та кой способ применяют при изучении целого ряда дисциплин, в том числе и лингвистиче ских). Тематический способ изложения материала представлен, например, в «Граммати ке церковно-славянского языка» иеромонаха Алипия (Гамановича) (М., 1991), в учебнике «Церковно-славянский язык» Т.Л. Мироновой (М., 1997). Именно таким образом, насколько нам известно, преподают церковно-славянский язык в духовных учебных заведениях, где на изучение этого языка отводится обычно два года. Например, в Сретенской духовной се минарии, как и в большинстве духовных школ, церковно-славянский язык изучается в тече ние двух лет по четыре часа в неделю. Сначала изучаются вводные темы, орфографиче ский блок, все знаменательные части речи. Затем следует изучение синтаксиса совместно со служебными частями речи и только после этого – переход к комплексному разбору це лостных церковно-славянских текстов.

Второе направление связано с урочным принципом, в основе которого лежит строго до зированная подача лингвистического материала из разных разделов. Обычно такую мето дику применяют для того, чтобы быстрее научиться читать и понимать тексты. Урочный принцип очень наглядно иллюстрирует учебник «Церковно-славянский язык» А.А. Плетне вой и А.Г. Кравецкого (М., 2001). Например, первый урок включает знакомство с алфавитом церковно-славянского языка, звуковым значением церковно-славянских букв, кратким об зором правил чтения церковно-славянских текстов, с формой настоящего времени глагола быти. Завершают урок упражнения и вопросы по изученной теме.

Отведенные 12 часов, разумеется, не позволили нам рассмотреть весь желаемый объ ем учебной информации. Поэтому необходимо было выбрать такой материал, который, с одной стороны, оказался бы доступным данной аудитории (заметим, что в подавляющем большинстве аудитория не имела специального филологического образования), а с дру гой стороны, позволил бы обучающимся уже на начальном этапе знакомства с церковно славянским языком работать с различными текстами молитв, псалмов, фрагментами житий и др. В связи с этим принципиально важным для нас оказалось «снять барьер», который за кономерно возникает у обучающихся перед внешним видом церковно-славянского текста и необходимостью его хотя бы прочитать. Как показали отзывы слушателей и последующая практика, трудности вызывает прежде всего церковно-славянская орфография, которая по мимо очень необычной для рядового носителя русского языка буквенной системы облада ет еще и богатым арсеналом всевозможных диакритических (надстрочных) знаков, своео бразной системой числового обозначения, пунктуации и др.

Другим, не менее сложным аспектом изучения церковно-славянского языка является освоение его лексического состава. Заметим, что речь не идет о заимствованиях, встреча ющихся в церковно-славянских текстах: в таких случаях можно рекомендовать слушателям обратиться к специальным лексикографическим источникам. Гораздо большую сложность представляют так называемые церковно-славяно-русские паронимы, т. е. такие церковно славянские слова, которые схожи по звучанию и написанию с лексическими единицами со временного русского языка. При толковании таких церковно-славянских слов рядовой но ситель языка попытается понять значение этого слова, воспользовавшись собственным языковым опытом, что часто приводит к ошибочной трактовке текста. Например, лексема дряхлый в современном русском языке имеет значение «слабый, немощный от старости».

Несколько иной семантический объем у этого слова в церковно-славянском языке. Соглас но данным «Словаря трудных слов из богослужения: Церковно-славяно-русские парони мы» О.А. Седаковой, слово может функционировать в церковных текстах в двух значениях:

1) опечаленный, смущенный;

2) угрюмый, мрачный (см. [3, с. 115]).

Мы склонны считать, что при изучении церковно-славянского языка аудиторией, не имеющей специального филологического образования, особо значимыми оказываются те темы, на которые в рамках изучения старославянского и древнерусского языков не уде ляется много внимания. Обучение в такой ситуации, по нашему мнению, должно опирать ся не на грамматические навыки – умение отличать один тип склонения существительных от другого или одну форму прошедшего времени глагола от другой. Изучение церковно славянского языка должно базироваться прежде всего на различных церковных текстах, на их чтении и понимании, что впоследствии позволит в большем объеме овладеть церковно славянским языком. В этом отношении нам близка мысль, высказанная В.К. Журавлевым:

«от текста – к грамматике, а от грамматики – к более углубленному пониманию текста»

[1, с. 18].

Библиографический список 1. Журавлев В.К. Церковнославянский язык в современной русской национальной школе. – Вятка, 1994.

2. Плетнева А.А.Церковно-славянский язык / А.А. Плетнева, А.Г. Кравецкий. – М., 2001.

3. Седакова О.А. Словарь трудных слов из богослужения: Церковно-славяно-русские паронимы. – М., 2008.

R УДК 830. ЭПИСТОЛЯРНАЯ ПРОЗА Р.М. РИЛЬКЕ КАК МЕЖКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН Е.С. Шерстнёва В данной статье рассматривается эпистолярное наследие Р.М. Рильке и межкультурная специфика.

Ключевые слова: эпистолярная проза, межкультурный диалог, поэзия, письма, проза.

In the article the author analyses epistolary heritage of R.M. Rilke and its intercultural charac teristics.

Keywords: intercultural dialogue, poetry, letters, prose.

В творчестве Р.М. Рильке письма занимали важное место. По мнению Е.Л. Лысенко вой, письма были для Рильке формой подготовки к собственному литературному творче ству, возможностью прервать оберегаемое им самим одиночество, средством отозваться на общественные события, формой анализа художественных и искусствоведческих про блем, формой поэтического самовыражения, своеобразным автокомментарием к некото рым своим произведениям [2, с. 153].

За свою жизнь Р.М. Рильке стал автором около десяти тысяч писем. Многочислен ные письма писателя следует рассматривать как своеобразный этнокультурный феномен.

Богатое эпистолярное наследие автора, включающее, в первую очередь, его переписку с такими корреспондентами, как М.И. Цветаева и Б.Л. Пастернак, а также Л.О. Пастернак, А.Н. Бенуа, С.Н. Шиль, Е.М. Воронина, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, П.Д. Эттингер, С.Д. Дрож жин, А.С. Суворин, Ю.Л. Сазонова представляет собой определенный межкультурный фе номен, поскольку письма Р.М. Рильке могут быть названы фактом мировой литературы.

Его письма к Л. Андреас-Саломе, О. Родену, М. фон Турн-унд-Таксис Гогенлоэ, А. Жиду, В. фон Гулевичу переведены на русский язык. «Письма к молодому поэту», в которых от разились основные принципы эстетики автора, его мысли о религии, одиночестве, взаимо отношении полов, искусстве, выборе жизненного пути, существуют в переводах на многие языки. «Письма о Сезанне», адресованные жене Р.М. Рильке, переведены на английский язык, некоторые из них имеют русские переводы.

Широкая география эпистолярного творчества Р.М. Рильке делает его [творчество] ме диатором мультикультурного диалога, а самого писателя ставит на общекультурный уро вень. Таким образом, Р.М. Рильке – это немец или австриец мирового масштаба, прозаик и поэт, чье творчество существует в межкультурном пространстве.

Возвращаясь к рассмотрению своеобразия эпистолярного наследия Р.М. Рильке, отме тим, что мысли, высказанные автором, созвучны мыслям английских, русских, французских и немецких писателей, его современников.

Так, известная лирическая переписка, завязавшаяся между молодыми русскими поэта ми Б.Л. Пастернаком, М.И. Цветаевой и крупным немецкоязычным писателем Р.М. Риль ке в начале 1926 года (за год до смерти Рильке), помогла им пережить духовное одиноче ство, в котором оказались многие писатели, из-за послевоенного кризиса мировой поэзии.

Рассуждения о поэзии как о высшем духовном начале о восприятии любви как чего-то недоступного, неосуществимого, о хаосе послевоенных лет, о бытии и природе, об утра ченной и обретаемой цельности, об исконной патриархальной России, которыми была про никнута переписка поэтов, позже нашли свое отражение в их произведениях. Таким обра зом, письма стали «своеобразной творческой лабораторией, в которой проверяются те или иные гипотезы, обсуждаются важные идеи и взгляды авторов и их адресатов» [2, с. 152].

Письма Р.М. Рильке – это факт истории мировой литературы, полилог носителей русско язычной и немецкоязычной культур. Нами используется определение «немецкоязычная», поскольку Рильке не может быть назван представителем только немецкой культуры. Как писала ему в одном из своих писем М.И. Цветаева: «Кто ж ты все-таки, Райнер? Не немец, хотя – целая Германия! Не чех, хотя родился в Чехии (NB! в стране, которой еще не было, – это подходит!), не австриец, потому что Австрия была, а ты – будешь! Ну не чудесно ли?

У тебя – нет родины! Le grand poete tscheco-slovaque ***** – так писали парижские журна лы. Значит, Райнер, в конце концов, ты – словак? Смеюсь! [3, с. 193].

Интерес Р.М. Рильке к России и к ее культуре объясняется поездками автора в эту стра ну, начавшимися еще в апреле 1899 года. Россия воспринималась Рильке как противопо ложность западной цивилизации, погрязшей в рационализме и «безбожии» и клонящейся к своему упадку. Россия же, с этой точки зрения, казалась «юной» страной, которой предсто ит еще небывалый духовный расцвет [3, с. 7].

Россия произвела на Р.М. Рильке неизгладимое впечатление. Его страстный интерес к русскому языку и культуре отразился в некоторых его оригинальных произведениях («Ча сослов», «Истории о Господе Боге», отдельные драмы и стихотворения). Так, к примеру, А.В. Березина видит в «Историях о Господе Боге» попытку подражать Л.Н. Толстому, а именно его притчам 80–99-х гг. XIX в., а также попытку полемизировать с Толстым. Глав ная тема этой полемики – проблема Бога и проблема искусства. У Рильке тема художника и тема искусства начинают преодолевать тему Бога [1, с. 114–115.].

Ярким примером этнокультурного взаимодействия могут служить упомянутые нами «Письма к молодому поэту», положившие начало эпистолярному творчеству писателя. Они являются доказательством непрекращающегося межкультурного общения автора с его чи тателями из англоязычных и русскоязычных стран. Тот факт, что это произведение не один раз переводилось на английский и русский языки, свидетельствует о неугасающем интере се к нему инокультурных читателей. Многочисленные переводы «Писем к молодому поэту»

представляют собой факт активной переводной множественности. Существование одно временно нескольких переводных версий произведения на несколько языков, в свою оче редь, подтверждает тот факт, что заявленные Р.М. Рильке бытийные проблемы и обозна ченные в контексте писем культурные ценности являются актуальными и значимыми для участников межэтнической коммуникации.

В целом, эпистолярная проза Р.М. Рильке, в том числе и ее переводы на другие языки, позволяет говорить о процессе кросскультурной коммуникации. Этот процесс представля ется нам двунаправленным: с одной стороны, как мы отмечали ранее, – это общение пред ставителей разных культур в рамках их переписки;

с другой – это мультикультурный диалог, в котором участвуют не только сами авторы писем, но и иноязычные читатели, представи тели иных культур, получившие возможность ознакомиться с этими произведениями в пе реводе на родной для них язык.

Посредством переводов происходит межкультурный обмен. Через переводы писем Р.М. Рильке становится возможным проследить диалог культур, который является откры тым и представляет собой безграничный контекст, в котором взаимодействуют тексты ори гиналов и переводов, сознания переводчиков и субъективные отражения реального мира.

Межкультурный диалогический потенциал, заложенный в переписке Р.М. Рильке и его респондентов, позволяет исследовать внутрикультурные и межкультурные межличностные контакты, а также прослеживать тенденции их восприятия в иной этнокультурной среде.

В заключение нашего исследования не лишним будет отметить тот факт, что тем бо лее плодотворным является межкультурный диалог, чем выше межкультурная восприимчи вость (intercultural sensitivity) его участников. Следовательно, Райнер Мария Рильке, созда вавший свои произведения на разных языках, может быть охарактеризован как писатель, обладающий очень высокой степенью межкультурной восприимчивости.

Библиографический список 1. Березина А.Г. Поэзия и проза молодого Рильке. – Л. : Изд-во Ленинградского университета, 1985. – 184 с.

2. Лысенкова Е.Л. Проза Р.М. Рильке в русских переводах. – М. : OOO «Азбуковник», «ИТИ Технологии», 2004. – 216 с.

3. Рильке Р.М. Письма 1926 года / Р Рильке, Б. Пастернак, М. Цветаева. – М. : Книга, 1990. – 256 с.

.М.

4. Оболенская Ю.Л. Художественный перевод и межкультурная коммуникация. – М. : Высш. шк., 2006. – 335 с.

R УДК К ВОПРОСУ ФОРМИРОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ У СТУДЕНТОВ ВУЗА Е.А. Шкатова Рассмотрены различные точки зрения отечественных ученых по проблемам информа ционной компетентности.

Ключевые слова: информация, информационная грамотность, компетентность, компе тентностный подход, информационная компетентность.

Various ideas of Russian scientists on the problems of informative competence are viewed in the article.

Keywords: information, informative literacy, competence, competence approach, informative competence.

Нынешний этап развития цивилизации назван периодом «формирования информаци онного общества», самым ценным товаром которого становится информация. В силу этого, вхождение профессиональной школы в информационное общество сегодня является важ нейшей задачей. От высшей школы требуют совершенствования подготовки специалиста и становления его как профессионала, обладающего не только глубокими знаниями, но и легко ориентирующегося в последних достижениях в области информатизации. Это связа но с тем, что современному рынку труда требуются специалисты эрудированные, мобиль ные, свободно критически мыслящие, готовые к постоянно видоизменяющейся работе, лег ко ориентирующиеся в большом объеме информации.

Способность будущего специалиста ориентироваться в информационном поле, перера батывать информацию и производить новую (получать, формировать и генерировать зна ние) является основой для жизненного и профессионального успеха. Образование при та ком подходе не просто форма трансляции знаний и социального опыта, но и способ фор мирования нового типа личности, способного и готового к деятельности по производству информации.

В условиях перехода к информационному обществу предъявляются новые требования ко всем специалистам. Поиск подходов, условий и методов подготовки человека к жизни в инфор мационном обществе является насущной задачей современной педагогической науки. Это вызы вает необходимость постоянно развивать и совершенствовать подготовку каждого специалиста.

К настоящему времени проблема информатизации образования и формирования ин формационной компетентности явилась предметом целого ряда исследований. Изучен ность проблемы характеризуется подробной разработкой вопросов, информатизации обра зования (А.А. Андреев, Д.Е. Прокудин, В.Г. Сучков, В.А. Трайнев, А.И.Федоров и др.), вопро сов исследования в области программированного обучения (В.П. Беспалько, М.А. Констан тиновский, Н.Ф. Талызина, А.П. Ершов и др.). Проблемы, связанные с компьютеризацией в сфере образования, рассматривали и продолжают решать многие педагоги (Ю.К. Ба банский, В.П. Беспалько, П.Я. Гальперин, Б.С. Гершунский, С.И. Кочетов, Ю.О. Овакимян, Е.С. Полат, В.А. Сластенин, Н.Ф. Талызина и др.).

В научных исследованиях последних лет отечественными и зарубежными учеными (С.Г. Воровщиков, А.Н. Дахин, И.А. Зимняя, В.А. Козырев, В.В. Краевский, Дж. Равен, А.В. Ху торской и др.) разрабатывается методология компетентностного подхода. Они выделяют информационную компетенцию как ключевую.

Сложилось несколько самостоятельных направлений изучения феномена информаци онной компетенции личности, различных аспектов процесса ее развития: у школьников в системе дополнительного образования (А.Ю. Петухов и др.), у педагогов в процессе повы шения квалификации (Т.Г. Головко, Д.В. Голубин и др.), у студентов разных специальностей и возрастных групп (А.М. Витт, А.В. Войнов, Н.А. Войнова, И.В. Барматина, Г.М. Клименко, Н.А. Чалкина, Л.В. Жучкова и др.).

В образовательных стандартах третьего поколения понятие «информационная компе тентность» является ключевым. Данное понятие достаточно широкое и определяемое на со временном этапе развития педагогики неоднозначно (В.Л. Акуленко, М.Г. Дзугоева, О.Б. Зайцева, А.Л. Семёнов, Н.Ю. Таирова, О.М. Толстых и др.).

Ряд исследователей категорию «информационная компетентность» рассматривает во взаимосвязи с категориями «компьютерная грамотность», «информационная культура», характеризующими уровень развития личности.

О.Б. Зайцева понимает данное понятие как сложное индивидуально-психологическое образование, основанное на интеграции теоретических знаний, практических умений в об ласти инновационных технологий и определенного набора личностных качеств [3]. Инфор мационная компетентность, по А.Л. Семенову, представляет собой новую грамотность, в состав которой входят умения активной самостоятельной обработки информации челове ком, принятие принципиально новых решений в непредвиденных и нестандартных ситуа циях с использованием технологических средств [3].

В трактовке С.В. Тришиной и А.В. Хуторского информационная компетентность рас сматривается как интегративное качество личности, являющееся результатом отражения процессов отбора, усвоения, переработки, трансформации и генерирования информации в особый тип предметно-специфических знаний, позволяющее вырабатывать, принимать, прогнозировать и реализовывать оптимальные решения в различных сферах деятельно сти [3].

Опираясь на исследования ученых, можно предположить, что информационная компе тентность представляет собой некую интегративную составляющую знаний, умений и спо собностей человека по поиску, анализу, отбору, обработке, передаче и хранению необходи мой информации при помощи каких-либо информационных средств.

Также необходимо отметить, что многие исследователи информационную компетент ность рассматривают, с одной стороны, как составляющую профессиональной компетент ности, а с другой – как составляющую информационной культуры личности.

К числу значимых признаков относят знание информатики как предмета, использова ние компьютера как необходимого технического средства, выраженность активной соци альной позиции и мотивации субъектов образовательного пространства, совокупность зна ний, умений и навыков по поиску, анализу и использованию информации.


Таким образом, можно сделать вывод, что понятие информационной компетентности на сегодняшний день не является однозначно определенным.

Для успешного формирования информационной компетентности у студентов необходи мо иметь продуманную систему поддерживающего обучения, которая позволит создать не обходимые условия для постоянного пополнения знаний, перейти от обучения к образова нию и самообразованию.

Библиографический список 1. Артамонова М.В. Реформа высшей школы и Болонский процесс в России. – М., 2008.

2. Помянтовский А.Н. Развитие информационной компетентности у студентов педагогических вузов // Гума нитарные и социальные науки. – 2010. – № 2. – с. 168–176.

3. Чугунова И.В. К вопросу о формировании информационной компетентности студентов вуза. – Материалы III Международной научно-практической конференции «Информация и образование: границы коммуникации»

(2011 г.). [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.info-alt.ru.

R УДК 378.02:372.8, ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ В ПРОЦЕССЕ ИЗУЧЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ М.К. Шлангман В статье рассматривается вопрос формирования профессиональной компетентности студентов неязыковых вузов в процессе изучения иностранного языка. Проанализирова ны различные определения термина «профессиональная компетентность», выделены его структурные компоненты. Даны составляющие компетентности и основные требования к специалисту, владеющему иностранным языком.

Ключевые слова: компетентность, профессиональная компетентность, компоненты профессиональной компетентности, виды компетентности, модель специалиста.

The article touches upon the question of forming of professional competence in the course of studying English. The author has analyzed different denitions of the term «professional compe tence» and emphasized its structural components. The elements forming this competence and basic requirements to the specialist having skills in foreign languages are given Keywords: competence, professional competence, components of professional competence, types of competence, model of specialist.

Современное состояние подготовки квалифицированных кадров в системе професси онального высшего образования в соответствии с усложнением целей, средств и струк туры учебно-познавательной деятельности предполагает совершенствование учебно воспитательного процесса. Этот процесс обеспечивает расширение объема и повышение прочности знаний, умений и навыков студентов, развитие творческих способностей, необ ходимых для формирования их профессиональной компетентности.

Обучение иностранному языку становится одним из ведущих компонентов системы про фессионального высшего образования. Однако в неязыковых вузах этот процесс значи тельно затруднен. Неязыковые факультеты готовят специалиста, знающего специальные предметы, в то время как профессиональная сфера предъявляет к выпускнику более широ кие требования. Профессиональное становление будущего специалиста предполагает по стоянное развитие и накопление знаний, навыков и умений, составляющих основу их про фессиональной компетентности.

Словарь иностранных слов трактует понятие «компетентный» (лат. сompetentis – соот ветствующий, способный) как знающий, сведущий в определенной области, обладающий компетенцией. Мы рассматриваем компетентность как свойство личности, формирующе еся под воздействием социальных факторов в течение всей жизни человека. Компетент ность личности базируется на интеллектуальных и физических качествах и особенностях человека, необходимых для коммуникативного взаимодействия с другими людьми в любых жизненных ситуациях с целью эффективного решения возникающих проблем. Очевидно, что необходимые для этого знания, навыки и умения должны охватывать все сферы жизне деятельности человека.

В психолого-педагогическую науку понятие «компетентность» вошло в связи с иссле дованиями зарубежных и отечественных авторов, которые в своих работах обозначили проблему формирования компетентности как одного из свойств развивающейся личности.

Вопросы профессионального становления личности и ее готовности к профессиональ ной деятельности на протяжении многих лет являются объектом исследования многих оте чественных ученых. Природа компетентности многогранна, но она такова, что может прояв ляться только в органическом единстве с ценностями человека, то есть при условии глубо кой личной заинтересованности его в данном виде деятельности. Это позволило осознать важность и необходимость специальных исследований, посвященных проблеме форми рования компетентности при рассмотрении различных аспектов жизнедеятельности. Как следствие, появились определения компетентности, непосредственно связанные с кон кретным личностным или социальным объектом. Много исследований отечественных пе дагогов посвящено вопросам профессиональной компетентности.

Б.С. Гершунский отмечает, что категория «профессиональная компетентность» опреде ляется, главным образом, уровнем собственно профессионального образования, опытом и индивидуальными способностями человека, его мотивированным стремлением к непре рывному самообразованию и самосовершенствованию, творческим и ответственным отно шением к делу [1, с. 62].

Е.М. Павлютенков понимает под профессиональной компетентностью форму исполне ния деятельности, обусловленную глубокими знаниями свойств, преобразуемых предме тов (человек, группа, коллектив и т. д.), свободное владение содержанием своего труда, а также соответствие этого труда профессионально важным качествам [4, с. 65].

Н.В. Матяш считает, что профессиональную компетентность можно определить как уро вень мастерства, которого достигает человек на пути профессионального становления. [3, с. 130].

А.К. Маркова под профессиональной компетентностью понимает соотношение профес сиональных знаний и умений, с одной стороны, и профессиональных позиций – с другой.

[2, с. 38].

Таким образом, мы видим, что в психолого-педагогических исследованиях профессио нальная компетентность в основном рассматривается с двух позиций: как уровень профес сионального развития субъекта и как элемент его общей психической характеристики.

Анализ различных подходов к определению профессиональной компетентности показывает, что, несмотря на отличия в используемой терминологии, разные авторы схо дятся во мнении о наличии в структуре профессиональной компетентности таких компо нентов, как профессионально-образовательный (содержательный), профессионально деятельностный и профессионально-личностный, которые были взяты нами за основу при разработке структуры профессиональной компетентности.

В качестве основных структурных компонентов профессиональной компетентности вы делены: общая культура и кругозор, профессиональные знания и умения, способности (об щие и частные), качества личности (личностные и профессиональные), готовность к про фессиональной деятельности (теоретическая и психофизиологическая).

Компетентность специалиста, владеющего иностранным языком, включает следу ющие составляющие:

– коммуникативную – способность участвовать в иноязычном профессиональном обще нии, осуществлять речевую деятельность в конкретных ситуациях профессионального об щения в соответствии с конкретной целевой установкой;

– лингвистическую – знание о системе языка и правилах оперирования языковыми зна ниями в речевой деятельности;

– лингвострановедческую – знание правил речевого и неречевого поведения в определе нии стандартных ситуаций профессионального общения, знание национально-культурных особенностей страны изучаемого языка и умение осуществлять свое речевое поведение в соответствии с этими знаниями;

– методическую – способность студента строить свою работу по овладению иностран ным языком осознанно, творчески и целенаправленно.

Наиболее значимой для специалиста является коммуникативная компетентность, тре бования к уровню которой должны получить отражение в программе обучения иностранно му языку студентов вуза.

Составляющими коммуникативной компетентности являются:

– лингвистическая – знание определенного словарного запаса, грамматических правил и умение использовать их для построения связанных высказываний;

– социолингвистическая – способность использовать и преобразовывать языковые фор мы, исходя из ситуации общения;

– дискурсивная – способность воспринимать и порождать связанные высказывания в коммуникативном общении;

– стратегическая – способность прибегать к стратегии общения вербальной и невер бальной в целях компенсации незнакомого языкового материала;

– социокультурная – знания о национально-культурных особенностях страны изучаемо го языка, культуре речевого поведения;

– социальная – желание вступать в общение с другими людьми, а также знание соци альных отношений в обществе и умение ориентироваться в них.

Коммуникативная компетентность формируется в течение всего периода обучения ино странным языкам и направлена на достижение практического результата в обучении язы кам, а также на образование и развитие личности.

Модель профессиональной подготовки, предполагающая в качестве результата сфор мированную профессиональную компетентность, должна строиться на основе единства тео ретической и практической готовности, что находит отражение в ее нормативной части.

Ненормативная часть модели – это культура профессионального самовыражения в диа логе культур, что требует знания иностранного языка, его использования для компетентно го решения профессиональных задач. Владение иностранным языком мы рассматриваем как одну из составляющих профессиональной компетентности. Знание иностранного язы ка становится одним из важных требований, предъявляемых к специалистам в современ ных условиях. Сегодня существенно меняются требования к уровню владения специали стами различных квалификаций иностранным языком. Первостепенное значение приобре тают практические навыки, предполагающие знание иностранного языка делового общения в устной и письменной речи, умение использовать его в своей профессиональной деятель ности.


Основой разработки содержания обучения иностранному языку студентов вуза являет ся модель специалиста. Модель специалиста получает свое отражение в квалификацион ной характеристике, которая определяет место специальности в сфере общественного раз деления труда, объекты и виды профессиональной деятельности, общие требования к образованности специалиста, к уровню подготовки по каждой дисциплине, обязательный минимум содержания профессиональной программы по специальности.

Специалист должен обладать повышенным уровнем интеллектуального развития, про фессиональной компетентности. Существенным показателем образованности, интел лектуального развития современного специалиста является его владение иностранным языком и способность применять знания иностранного языка в своей профессиональной деятельности. Установление прямых контактов между странами требует от специалиста умения участвовать в деловых встречах, семинарах, переговорах, презентациях, конфе ренциях;

вести телефонные переговоры;

работать с печатной продукцией на иностранном языке по специальности, включая поиск и извлечение нужной информации, осуществлять перевод специальной литературы, реферирование;

вести деловую переписку: письма, кон тракты, факсы.

Для этого необходимо: обладать умениями устного и письменного общения на ино странном языке в своей профессиональной области;

владеть лексическим и грамматиче ским минимумом, необходимым для чтения и перевода (со словарем) иностранных текстов по специальности.

Дадим краткий комментарий к представленной модели.

Современный конкурентоспособный специалист, отвечающий требованиям обще ства, должен обладать следующими базовыми характеристиками: наличием прочных знаний, умений и навыков для решения профессиональных задач;

сформированностью положительного отношения к предстоящей профессиональной деятельности;

навыками по регулированию собственного самообразования и развития, необходимыми для эффектив ного использования умственных способностей в решении любой проблемной задачи.

Все перечисленные характеристики специалиста обеспечиваются комплексной подго товкой, в которую входит обучение иностранному языку. Таким образом, специалиста, вла деющего иностранным языком, отличают компетентность, мотивация, индивидуальный стиль познавательной деятельности, а представленная модель специалиста, владеюще го иностранным языком в предстоящей профессиональной области, отражает планируе мый результат системы формирования профессиональной компетентности студентов вуза.

Таким образом, иностранный язык как учебный предмет вносит существенный вклад в становление профессиональной компетентности обучающихся. Он позволяет расширить их филологический кругозор, способствует развитию общих речевых навыков, оказывает большое воспитательное значение, помогает в выработке положительных качеств лично сти.

Библиографический список 1. Гершунский Б.С. Общество и образование. – М., 1989.

2. Маркова А.К. Психология профессионализма. – М., 1996.

3. Матяш Н.В. Самовоспитание профессиональной компетентности будущего учителя. – Брянск, 1994.

4. Павлютенков Е.М. Профессиональное становление будущего специалиста. – М., 2000.

R УДК 349.2:331. ПРОВЕРКИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНСПЕКЦИИ ТРУДА ПО МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ С.А. Шулубина, Т.А. Кряжева Статья посвящена одному из ключевых видов деятельности Гострудинспекции – про веркам. Авторы анализируют степень эффективности проводимых проверок в отношении работодателей. Выявляют наиболее типичные нарушения работодателей в сфере соблю дения трудового законодательства. Предлагают пути решения проблем, связанных с реа лизацией полномочий Гострудинспекции по Магаданской области.

Ключевые слова: законодательство о труде, Государственная инспекция по труду, Ма гаданская область, проверки, административное правонарушение.

The article is related to one of the main activities of State Labor Inspection – reviews. The authors analyze the efciency level of the carried out reviews pertaining to employers. They expose more typical violations made by the employers in the sphere of labor legislation observation.

The authors suggest solutions to problems connected with realization of State Labor Inspection competence in Magadan region.

Keywords: labor legislation, State Labor Inspection, Magadan region, reviews, administrative violation.

В настоящее время государственные инспекции труда как территориальные органы Фе деральной инспекции труда РФ, уполномоченные контролировать соблюдение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы труда, прово дят проверки в организациях и у индивидуальных предпринимателей, а также консультиру ют граждан по трудовым вопросам.

Ежегодно Государственная инспекция труда в Магаданской области проводит плано вые и внеплановые проверки в организациях и у индивидуальных предпринимателей. Пла новые проверки проводятся согласно утвержденному плану-перечню на соответствующий год, например, в 2012 году запланировано 128 проверок в организациях и у индивидуаль ных предпринимателей [2]. Внеплановые проверки проводятся по поступившим от граждан жалобам. Обратиться с жалобой на недобросовестного работодателя может каждый ра ботник, считающий, что его право было нарушено, в письменной форме на имя руководи теля Гострудинспекции в Магаданской области. Поступившая жалоба рассматривается, и в результате принимается решение о проведении проверки либо об отказе в ее проведении.

Если жалоба удовлетворена, то выносится распоряжение на проверку и выдается запрос работодателю на предоставление документов. При проведении проверки составляется акт проверки, если выявлены нарушения, то они фиксируются в протоколе об административ ном правонарушении, затем составляется определение о назначении времени и места рас смотрения дела об административном правонарушении, а на основании протокола выно сится постановление о назначении административного наказания.

Рассмотрим случай: в Гострудинспекцию обратился гражданин с жалобой на охранное предприятие, в котором он работал. Жалоба была удовлетворена, и в организацию была направлена проверка, в результате которой были выявлены следующие нарушения:

в нарушение требований ч. 2 абз. 4 ст. 57 Трудового Кодекса РФ в срочном трудовом до говоре не указаны обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора, а также отсутствует дата начала работы;

в нарушение ст. 100 Трудового Кодекса РФ в правилах внутреннего трудового распоряд ка, трудовых договорах отсутствует продолжительность рабочей недели, работа с ненор мированным рабочим днем для отдельных категорий работников, продолжительность еже дневной работы (смены), время начала и окончания работы, время перерывов в работе, число смен в сутки, чередование рабочих и нерабочих дней;

в нарушение ст. 153 Трудового Кодекса РФ не оплачена работа в нерабочий празднич ный день;

в нарушение требований ст. 152 Трудового Кодекса РФ не оплачена в повышенном раз мере (за первые два часа работы не менее чем в полуторном размере, за последующие часы – не менее чем в двойном размере) сверхурочная работа;

в нарушение требований ч. 2 ст. 9 Трудового Кодекса РФ трудовой договор содержит условия, ограничивающие права, снижающие уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми акта ми, содержащими нормы трудового права (одним из пунктов заключенного трудового дого вора установлено, в случае досрочного расторжения договора по инициативе работника, в пользу работодателя удерживается штраф в размере 3000 рублей);

согласно ст. 234 Трудового Кодекса РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности тру диться.

По результатам проведенной проверки было вынесено постановление, в котором уста новлено:

Исходя из установленных в ходе рассмотрения дела обстоятельств, противоправное деяние лица следует квалифицировать по части «1» статьи 5.27 Кодекса Российской Феде рации об административных правонарушениях.

Постановлением директор предприятия признан виновным в совершении администра тивного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и назначено администра тивное наказание в виде административного штрафа в размере 2000 рублей [3].

Гражданин, обратившийся с консультацией в Гострудинспекцию по данному случаю, и не подозревал, что масштабы нарушений трудового законодательства в его адрес столь велики. Он обратился в трудовую инспекцию только после увольнения и взыскания с него так называемого штрафа за досрочное расторжение договора. Из этого конкретного приме ра можно сделать вывод о том, что работники зачастую совершенно не знают своих прав и корреспондирующих из них обязанностей работодателя. А ведь ежедневно в инспекциях по труду ведется личный прием граждан инспекторами, во время которого можно получить консультацию по трудовым вопросам.

Также напрашивается вопрос о соразмерности наказания нарушениям работодателя.

Конечно, в данном случае были учтены смягчающие обстоятельства, предусмотренные статьей 4.2 Кодекса об административных правонарушениях, и штраф был наложен не на само предприятие, а на директора, который является должностным лицом.

Статьей 5.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусмотрено: на рушение законодательства о труде и об охране труда, которое влечет наложение админи стративного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей;

на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридиче ского лица, – от одной тысячи до пяти тысяч рублей или административное приостановле ние деятельности на срок до девяноста суток;

на юридических лиц – от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток [1]. Должны быть увеличены размеры штрафов или нет? А.Б. Канун ников в статье «Правовая действительность жизни Трудового кодекса РФ» пишет: «Такие санкции за нарушение трудового закона, как свидетельствует практика Госинспекции труда, большинство работодателей не тревожат. Зачастую не останавливает нарушителей тру дового законодательства даже дисквалификация, применение которой, как известно, воз можно при совершении аналогичного трудового правонарушения в течение срока действия первого административного наказания» [4, c. 70]. Решение этой и других проблем, озвучен ных в указанной статье, автор видит «через рост самосознания работников и работодате лей как субъектов трудовых отношений» [4, c. 72]. Но что делать, пока самосознание наших граждан в сфере трудовых отношений не выросло? На мой взгляд, увеличивать размеры штрафов необходимо, как для юридических, так и для физических лиц. При этом возникает вопрос – одинаковы ли должны быть суммы штрафов за нарушения охраны труда, оформ ления трудовых договоров, оплаты труда, проезда, нормирования рабочего времени и вре мени отдыха и т. д. Представляется, что необходимо, если не установить отдельные санк ции для разных правонарушений в данной области, то хотя бы разделить их на группы: в сфере охраны труда, в оформлении документации, в вопросах, связанных с оплатой и др.

Что касается работы самой Гострудинспекции, то здесь давно уже обсуждается вопрос о том, что при проведении такого большого количества целевых проверок (по обращени ям граждан) становится трудновыполнимой главная функция этого органа – предупреди тельная. Например, А.В. Михайлов в статье «Государственный контроль и надзор в обла сти охраны труда: реальность и перспектива» пишет: «Государственная инспекция труда, рассматривая обращения работников и проводя целевые проверки по обращениям работ ников, в определенной мере становится органом рассмотрения и разрешения трудового за конодательства. За этими проверками по целевым обращениям граждан утратилось основ ное предназначение Государственной инспекции труда – надзор за соблюдением законо дательства в виде полноценной проверки работодателя» [5, c. 67]. Автор также говорит о том, что для трудовой инспекции предусмотрен штат, не позволяющий проводить работу по профилактике нарушений трудового законодательства [5, c. 68]. Здесь с ним нельзя не согласиться. В статье «Федеральная инспекция труда и государственный арбитраж: соотно шение компетенции» А.А. Сапфировой написано: «Проверки могут быть комплексные (затрагивают все институты трудового права), тематические (по соблюдению норм отдельных институтов трудового права), целевые (по обращениям граждан). Все три вида проверок должны осуществляться инспекторами в полном объеме, однако статистика о деятельно сти федеральной инспекции труда показывает, что она «перетянула» на себя огромный поток обращений граждан, ранее «направленный» в суды и другие органы государства, а так же в профсоюзы» [6, c. 14]. В общем, автор говорит о том, что количество целевых прове рок значительно превысило количество комплексных и тематических, что привело инспек ции к выполнению своей деятельности только в «защитном» аспекте, а предупредительная функция не реализовывается в полном объеме. А.А. Сапфирова находит выход в том, что бы исключить из подведомственности федеральной инспекции труда рассмотрение обра щений работников в защиту своих трудовых прав и передать государственным арбитрам специально образованного для этих целей государственного арбитража [6, c. 16]. То есть автор предлагает создать подобные государственные арбитражи и возложить на них функ цию Гострудинспекции по обращениям работников по защите их трудовых прав. Нам пред ставляется такое решение проблемы слишком сложным, поскольку это планомерно ведет к «раздуванию» государственного аппарата. Данную проблему, как нам видится, необхо димо решать за счет создания новых и активизации уже действующих профсоюзов. Такая практика зарекомендовала себя положительно. Разумеется, необходимо повышать уро вень правовых знаний работодателей. Важная роль в этом направлении должна быть отве дена деятельности объединений работодателей. Социальное партнерство это мощный ры чаг в правильном урегулировании трудовых отношений, укрепление которого могло бы ре шить многие проблемы, в том числе распространении правовой культуры среди субъектов трудовых отношений.

Библиографический список 1. Кодекс Российской Федерации об административных нарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ.

2. План проведения проверок Государственной инспекцией труда по Магаданской области // Официальный сайт Государственной инспекции труда по Магаданской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// git49.rostrud.ru/.

3. Постановление № 19/7-353-11-ОБ/48/11/6 о назначении административного наказания // Архив Государ ственной инспекции труда по Магаданской области.

4. Канунников А.Б. Правовая действительность жизни Трудового кодекса Российской Федерации // Трудо вое право. – 2009. – № 10. – С. 69–72.

5. Михайлов А.В. Государственный контроль и надзор в области охраны труда: реальность и перспектива // Трудовое права. – 2011. – № 2. – С. 65–71.

6. Сапфирова А.А. Федеральная инспекция труда и государственный арбитраж: соотношение компетенции // Трудовое право. – 2009. – № 9. – С. 13–20.

R УДК 332. ВОПРОСЫ МЕТОДОЛОГИИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ В УСЛОВИЯХ СЕВЕРО-ВОСТОКА Л.С. Шульженко Рассматриваются новые вопросы в методологии регионального экономического разви тия, поставленные в докладах о мировом развитии 2009 и 2010 гг. Всемирного банка. В ста тье акцентируется внимание экономистов на территориальный и географический аспекты экономического анализа регионального рынка в условиях Крайнего Севера и удаленности Северо-Востока от центральных районов России и мирового рынка.

Ключевые слова: глобальный экологический кризис, энергетический кризис, измене ния климата, управление территориальным развитием, плотность, расстояние, разобщен ность, агломерация, экономика масштаба, миграция, транспортные издержки, специализа ция, урбанизация, интеграция, мировой рынок, инновации, технологии.

New problems in methodology of regional economical development stated in reports on the world development 2009 and 2010 of the Universal bank are viewed in the article. Economists' attention to territorial and geographical aspects of the economical analysis of regional market un der conditions of the Far North and remoteness of the North-East from central parts of Russia and world market is emphasized in the article.

Keywords: worldwide ecological crisis, energy crisis, climate change, management territori al development, density, distance, division, agglomeration, scale economies, migration, transport costs, specialization, urbanization, integration, world markets, innovation, technology.

В начале ХХІ века наши представления о мировом экономическом развитии существен ным образом изменились [1, с. 21;

6, с. 1]. Глобальный экологический кризис, энергетиче ский и финансовый кризисы мировой экономики заставили пересмотреть традиционные общечеловеческие ценности, критерии оценки успехов в социально-экономическом разви тии, понятие прогресса [6, с. 1–43;

7, с. 1–39]. Что касается вопросов регионального эконо мического роста и социального прогресса на вновь осваиваемых территориях, то следует признать очевидной актуальность разработки новой методологии регионального развития северной периферии [2, с. 22]. В этом контексте выделим некоторые из актуальных вопро сов современной методологии регионального экономического развития.

Глобальный экологический кризис затронул все районы традиционного расселения и достиг пределов таких пограничных территорий нового освоения, как Северо-Восток Рос сии. Впервые допустимо сместить акценты регионального развития с освоения минераль ных природных ресурсов, нефти и газа на экологически обоснованное природопользование там, где еще сохранились природные резерваты. Новым акцентом в методологии развития Северо-Востока России следует считать быстро меняющиеся климатические процессы, ко торые на полюсах экстремального холодного климата особенно актуальны [7, с. 233].

Другим вызовом региональному экономическому развитию Северо-Востока России яв ляется процесс концентрации производительных сил преимущественно в центральных районах России, в том числе за счет таких периферийных территорий, как Северо-Восток.

Ключевое условие обеспечения концентрации производства и капитала – дальнейшая ин теграция как внутри страны, так и с наиболее развитыми соседями. Результатом глобаль ных экономических процессов является несбалансированный экономический рост различ ных территорий и отставание региональной экономики Северо-Востока России. Различия между центром и Северо-Востоком продолжают нарастать как следствие развития рыноч ной экономики.

Особенностью региональной экономики Северо-Востока остается крайне низкая плот ность населения – самая низкая из всех существующих на сегодня региональных эконо мических моделей. Потенциал экономического развития нарастает в крупных городах, в которых сосредоточивается экономическая деятельность. Экономический рост сопутству ет ускоренной урбанизации. В условиях Северо-Востока дальнейшее развитие возможно в наиболее освоенных территориях с наибольшей концентрацией населения (г. Магадан и другие урбанизованные районы). Неперспективные поселения в настоящее время закры ваются как следствие роста транспортных издержек, эффектов экономики масштаба, агло мерационных и интеграционных процессов. Создание особой экономической зоны в Ма гаданской области привело к возникновению новых внутрирегиональных барьеров роста.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.