авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«КНИЖНЫЕ НОВИНКИ издательства «За права военнослужащих» Издательством «За права военнослужащих» выпущены новинки: Комментарий ФЗ «О воинской обязанности и ...»

-- [ Страница 3 ] --

Создание и сохранение высокоподготовленного офицерского корпуса — одна из важных задач военной педагогики и психологии, связанная, прежде всего, с решением проблем формирования, сохра нения и развития у офицерского состава совокупности определен ных личностных качеств. Среди них, по мнению автора, важное место занимает формирование оперативного мышления, предста вляющего собой совокупность определенных интеллектуальных качеств личности военачальника оперативного звена управления, которые обеспечивают высокий уровень результатов профессио нальной деятельности в военной сфере. Постановке данной пробле мы и определению путей ее решения уделяли значительное внимание многие выдающиеся военные деятели и ученые. Известный отече ственный психолог Б.М. Теплов в одном из своих трудов1 на основе военно-исторических материалов провел глубокий анализ проблемы психологии личности полководца и выявил те качества, которые отличают мышление полководца от мышления остальных людей.

Автор данной статьи считает, что понятие «мышление полководца», а также синонимы этого понятия — «стратегическое мышление», «опе ративное мышление» должны стать предметом изучения не только психологов, но и педагогов, а результаты исследований по данным направлениям — отражаться в содержании перечня профессиональ ных качеств, которые формируются или развиваются у слушателей военно-учебных заведений в ходе их обучения.

В современных условиях важность задачи подготовки высококва лифицированных кадров стратегического и оперативного звеньев управления Вооруженными Силами существенно возросла, а усло вия ее решения значительно усложнились. Это обусловлено рядом факторов. В о - п е р в ы х, изменились содержание и характер совре менных операций. Они приобретают все более масштабный и нели нейный характер, характеризуются использованием новейших средств вооруженной борьбы и другими особенностями. Значитель ное возрастание масштабов ведения современных операций предпо лагает все больший охват ими как традиционных сфер ведения вооруженной борьбы (воздух — космос, земля, море), так и нетради ционных (социальной, информационной, природно-техногенной и др.).

Это обусловливает все более высокие требования к руководящему составу и офицерам штабов, и прежде всего оперативного звена, поскольку именно в области применения оперативных объединений (группировок войск оперативного масштаба) в наиболее концентри рованном виде проявляется военное искусство. В о - в т о р ы х, Те п л о в Б.М. Избранные труды: В 2 т. М.: Педагогика, 1985. Т. 1.

МЫШЛЕНИЕ ПОЛКОВОДЦА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ имеет место определенная утрата офицерским корпусом умений и навыков подготовки и применения группировок войск (сил) в опера циях. На возникновение и сохранение до сих пор данной тенденции повлияли известные издержки реформирования военной организа ции государства, наличие относительно продолжительной мирной паузы в истории существования российской государственности, наметившееся отставание отечественной военно-научной мысли и некоторые другие факторы.

Следует заметить, что на страницах журнала «Военная Мысль» уже высказывалась обеспокоенность по поводу возникшей в последние годы тенденции преобладания в составе органов управления стратеги ческого и оперативного звеньев офицеров, уровень мышления которых оценивается не выше тактического2. Кроме того, одним из поводов к написанию данной статьи стало то, что в проекте «Квалификационных требований к уровню подготовки выпускника Военной академии Гене рального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации в военное время» в перечне их общих военно-профессиональных качеств нет упо минания об этом или подобных качествах.

В данной статье сделана попытка провести анализ и обобщить взгляды ряда известных зарубежных военных теоретиков конца XVIII, XIX веков, начала XX века прошлого тысячелетия на пути формирова ния и развития качеств личности полководца и высказать некоторые замечания и предложения по отдельным аспектам решения данных проблем. Необходимо заметить, что большинство упоминаемых в статье классиков не рассматривали оперативное искусство в качестве самостоятельной части военного искусства. Однако, учитывая совре менные взгляды на его типологизацию, правомерно ставить знак равенства между стратегическим масштабом операций того времени и оперативным — настоящего и, соответственно, уравнять стратегиче ский и оперативный уровни мышления полководцев различных исто рических эпох.

Предметом данной статьи являются не все составляющие психоло гической структуры личности полководца, а только так называемые интеллектуальные качества, а среди них те, которые связаны, прежде всего, с процессом познания окружающей действительности и творче ским воздействием на нее и которые именовались классиками «умственными качествами» или «качествами ума». Среди других соста вляющих личности великих полководцев они, наряду с качествами ума, выделяли группу так называемых духовных качеств (воля, муже ство, смелость, темперамент и др.), а К. Клаузевиц, кроме того, в осо бую группу выделял сочетание как умственных качеств, так и духовных (решимость, твердость, стойкость, сила духа)3.

Анализ деятельности руководителей различных звеньев управления показывает, что типу мышления военачальника высокого ранга соот ветствует особый диапазон необходимых умственных качеств (по срав нению с другими типами). Как утверждал К. Клаузевиц, «простая в своих проявлениях военная деятельность может выдающимся образом руководиться только людьми выдающихся умственных способностей»4.

В о - п е р в ы х, это касается соотношения умственных и духов ных качеств. Многие исследователи деятельности известных полко водцев прошлого справедливо отмечают, что относительная роль Х а м з а т о в М.М., К о з и н Д.В., А р т а м о н о в Н.Ф. О необходимости развития оперативного мышления офицеров // Военная Мысль. 2004. № 9. С. 56.

К л а у з е в и ц К. О войне. М.—Л.: ГВИ, 1932. Т. 1. С. Т а м ж е. С. 49.

54 А.В. ЛЕБЕДЕВ ума военачальника (по отношению к другим психологическим каче ствам личности) во многом зависит от высоты занимаемого им поста. То есть, чем выше уровень руководства, тем относительно большую роль в деятельности руководителя играет мышление или умственная деятельность. По словам К. Клаузевица, «чем выше мы поднимаемся по лестнице командных должностей, тем больше будут преобладать в деятельности вождей мысль, рассудок и прони цательность»5. Такая зависимость вызвана, прежде всего, напра вленностью умственной деятельности полководцев или, говоря дру гими словами, характеристиками объектов деятельности. Такими объектами для командующего объединением, генералов и офицеров его штаба являются сложные организационные человеко-машин ные системы, системы управления ими, прежде всего функциони рование данных систем, как-то: способы установления и поддержа ния различного рода отношений и связей как внутри самих систем, так и с другими системами различных типов: дружественными (соседи, взаимодействующие войска), антагонистическими (про тивник), нейтральными (местность) и т. п. Очевидно, что чем слож нее объект управления и его связи, тем сложнее процесс управления им. Известная иерархия военно-организационных систем требует известного разделения задач и функций управления на различных ступенях такой иерархии. Уже упоминавшийся выше Б. Теплов, под черкивая особый характер мышления военачальника любого уровня, характеризующий исключительно сложный и напряженный харак тер такой деятельности, довольно точно называл совокупность необходимых военачальнику умственных качеств практическим умом или практическим мышлением6.

В о - в т о р ы х, сложность (искусство) управления на оперативном (стратегическом) уровне проявляется еще и в том, что объекты упра вления, как правило, не поддаются непосредственному восприятию, не говоря уже о физическом и моторном оперировании ими. Именно необходимость оценивать обстановку в довольно обширном районе (зоне), вырабатывать обоснованные, соответствующие сложившейся обстановке решения, осуществлять руководство войсками при выпол нении ими поставленных задач, не находясь при этом непосредствен но на местности, где войска будут развертываться и действовать, соста вляет главную сложность оперативного и стратегического типа мышления военачальника и является главным отличием по сравнению с тактическим мышлением.

Исходя из этого для обобщенной характеристики высокого уров ня развития умственных качеств военачальника оперативного (стратегического) звена управления, по нашему мнению, целесооб разно использовать понятие «искусный» в отличии от тактического звена, для которого важнейшим достоинством военачальника является понятие «инициативный». Очевидно, что существо искус ства «вождения войск» на высших ступенях военной иерархии заключается, прежде всего, в правильном определении военачаль ником целей предстоящих действий и выборе для их достижения рационального варианта применения своих сил и средств из боль шого числа возможных в данной обстановке. Такая деятельность (целеполагание и определение рациональных способов достижения целей) как раз и составляет главную особенность управленческой деятельности военачальника оперативного (стратегического) звена.

К л а у з е в и ц К. О войне. С. 136.

Те п л о в Б.М. Избранные труды: В 2 т. Т. 1. С. 226.

МЫШЛЕНИЕ ПОЛКОВОДЦА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ В подтверждение можно привести слова известного отечественно го военного историка и теоретика А.А. Свечина: «Искусство вождя (т. е. руководителя оперативного или стратегического звена упра вления. — Прим. авт.) — это, прежде всего, искусство усмотреть верную цель и указать путь к ее достижению… Тактика — это техни ка (установленная уставом, наставлением. — Прим. авт.) действий войск, упорядочение, организация их усилий для достижения опре деленного (как правило, старшим начальником. — Прим. авт.) результата наиболее прямым, скорым и экономным способом»7.

Причем целеполагание, т. е. «что делать?», есть прерогатива страте гического звена, а определение способов достижения цели, т. е.

«как делать?», является в большей степени функцией оперативного звена. В то же время очевидно, что свобода действий военачальни ков стратегического и особенно тактического звеньев в определен ной степени ограничена. Для тактического звена ограничения обусловлены тем, что цели и замысел действий, выработанные командиром, должны всецело основываться на замысле старшего начальника (военачальника оперативного звена или старшего так тического начальника). При этом стоит отметить, что выбор спосо бов военачальником тактического звена ограничен положениями (нормативами и т. п.) соответствующих боевых уставов и наставле ний по применению соединений, частей и подразделений видов и родов войск. При этом понятие «инициативность» как раз и подра зумевает наличие данных ограничений. Например, если в боевом уставе вида (рода) войск Вооруженных Сил установлены дистанции или интервалы между элементами боевого порядка, то инициатива тактического командира не должна простираться далее указанных в них минимальных и максимальных значений, поскольку данные интервальные значения, как правило, отражают или тактико-тех нические характеристики вооружения и техники, или требования безопасности личного состава при их применении. Немаловажно и то, что военачальник тактического уровня оценивает обстановку, вырабатывает решение и руководит боем, находясь, как правило, на местности, где предстоят (ведутся) боевые действия непосредствен но в боевых порядках подчиненных ему войск (или в непосред ственной близости от них).

Что касается стратегического уровня, то и в этом случае существу ют известные ограничения на выбор военачальником вариантов дей ствий, связанные с необходимостью учета политического фактора.

Исторический опыт руководства войсками убедительно свидетель ствует, что над решениями военачальника стратегического звена управления постоянно довлеют указания политического руководства.

Вспомним известное высказывание того же К. Клаузевица о том, что указания политического руководства настолько сильно влияют на выбор полководцами целей и путей их достижения, что зачастую могут противоречить логике военного искусства. Известный прус ский и германский военный деятель, военный историк и теоретик Х.

Мольтке-старший, занимавший пост начальника генерального штаба более 30 лет, утверждал, что данное обстоятельство будет являться серьезным испытанием, прежде всего, для психики военачальника.

«Самым несчастным полководцем… является тот, — писал он, — который имеет над собой еще контроль… этим контролем является Стратегия в трудах военных классиков. М.: Издательский дом «Финансовый контроль», 2003. С. 19.

56 А.В. ЛЕБЕДЕВ представитель высшей власти в главной квартире…» Так что же должно отличать выдающегося военачальника высшего звена от остальных? Мнения значительной части военных теоретиков и практиков сходятся в том, что выдающийся полководец должен иметь качества на уровне гениальности. Но вот полного единства о том, како вы должны быть эти качества и каковы пути их формирования, нет.

В первую очередь необходимо отметить, что для большинства исследователей деятельности полководца того времени не подлежало сомнению, что выдающимся военачальником может считаться лишь тот, кто способен правильно применять принципы военного искусства.

Наиболее точно отражают данное положение слова одного из осново положников европейской теоретической военной мысли английского генерала Г. Ллойда: «Высшая область военного искусства… заключает ся в методе верного и быстрого применения принципов к бесконечно му разнообразию слагающейся обстановки…» В своих мемуарах, рассуждая об общих принципах ведения войны, Г. Ллойд довольно подробно описал качества, которыми должен обладать гениальный полководец. Основные из них — быстрота, широта и одновременно необходимая конкретность мышления, в ходе которого удается увязать между собой всю совокупность условий обстановки, возможные способы действий и результаты их примене ния. Исключительным качеством полководца, по мнению Г. Ллойда, является его умение правильно оценивать местность. Сравнивая военное искусство с искусством поэзии и красноречия, он утверждал, что «ни история, ни научное исследование, как бы оно ни было упор но, ни опыт, несмотря на всю его продолжительность, не могут дать необходимых навыков и умений», поскольку «даровать гениаль ность… может только природа»10.

Интересны мысли самих выдающихся полководцев того времени, в частности Наполеона Бонапарта, о качествах полководца и путях их формирования. Прежде всего, стоит отметить точку зрения Наполеона на соотношение степени развития у полководца умственных и волевых качеств. Великим полководцем, по его мнению, может быть только тот человек, умственные и волевые качества которого одинаково высоко развиты. В случае перекоса в сторону развития волевых качеств полко водцу, полагал французский император, будет не хватать в решениях и поступках разумности, в противном же случае ему не будет хватать мужества и решительности в претворении в жизнь хороших замыслов и планов11. По мнению Наполеона, для того, чтобы считаться великим полководцем, надо быть или гением, или иметь большие знания, особо выделяя среди прочего знание принципов военного искусства. Гени альность, по его мнению, дана выдающемуся военачальнику от рожде ния и проявляется, прежде всего, в способности предугадывать дей ствия неприятельской армии, основанной на верной оценке личности ее полководцев.

Что касается знания «высших областей войны», то Наполеон пола гал, что оно приобретается только «опытом и изучением истории войн и сражений великих полководцев»12. По его мнению, глазомер и быстрота принятия решения у великих полководцев доказывают, что они прочно усвоили необходимые военачальнику знания. Стоит под М о л ь т к е Х. Военные поучения. М.: Изд-во Наркомата обороны СССР, 1938. С. 14.

Стратегия в трудах военных классиков. С. 33.

Та м ж е.

Т а р л е Е.В. Наполеон. М.: Наука, 1991. С. 401.

Стратегия в трудах военных классиков. С. 82.

МЫШЛЕНИЕ ПОЛКОВОДЦА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ черкнуть отмечаемую рядом исследователей особенность мышления великих полководцев, когда усвоение касается именно необходимых знаний, а не всех подряд.

Значительный вклад в исследование качеств личности полководца внес К. Клаузевиц. Основными свойствами ума, присущими великому полководцу или, как он писал, «военному гению», являются тонкость, гибкость и проницательность, в совокупности образующие особое качество, дословно переводимое с немецкого как «такт суждения»13.

Под данным понятием К. Клаузевиц понимал способность ясно и правильно представлять и устанавливать взаимосвязи (прежде всего, причинно-следственные) между множеством различных явлений, в которых проявляется природа или сущность войны (цели, средства, характер ведения войны, соотношение сил, моральные и другие фак торы, местность и т. п.), и на этой основе вырабатывать верное реше ние, ведущее к достижению цели. Среди других качеств, которыми должен обладать полководец и которые способствуют правильному суждению, К. Клаузевиц выделял чувство местности, прозорливость, глазомер. Чувство местности полководца высокого ранга, по его мнению, заключается в способности быстро и верно составить (не упуская из виду особенностей) геометрическое представление о любой местности в пределах обширной области или даже целой стра ны, хорошо на ней ориентироваться. Под прозорливостью К. Клаузе виц понимал способность полководца на основе учета большого количества обстоятельств (факторов) верно определить цели, кото рые можно достигнуть имеющимися силами и средствами, исключив при этом необходимость решения сложных математических задач.

В основе данного качества, по его мнению, должно лежать умение проводить детальный анализ и обобщать результаты. Понимание К. Клаузевицем сущности глазомера несколько отличается от данно го Г. Ллойдом. По Клаузевицу, сущность глазомера в высших областях военного искусства заключается не столько в быстроте оценки мест ности, сколько в быстроте определения верного решения или, как он писал, «быстром улавливании истины, или совершенно непостижи мой для среднего ума, или дающейся ему после продолжительного рассмотрения и обдумывания»14. При этом, по его мнению, данное понятие преимущественно относится к области тактики. Аналогич но К. Клаузевиц считал неизбежным по мере продвижения по ступе ням военной лестницы сокращение практики применения полко водцем в своей деятельности известных принципов военного искус ства, или «методизма».

С мнением К. Клаузевица о важности глазомера для высших обла стей военного искусства не согласны известные военные теоретики и военачальники того времени генералы Г. Жомини и эрц-герцог Карл Австрийский. Наличие у полководца глазомера они считали его основ ным обобщенным отличительным качеством. В соответствии с пред ставлениями эрц-герцога Карла, под «сильным, проникновенным и всеохватывающим глазомером» понимается способность полководца в ограниченное время охватить в уме предстоящую операцию в целом, т. е. установить взаимную связь между условиями обстановки, различ ными вариантами решений и результатами их осуществления с одно временным выбором наиболее целесообразного варианта действий.

Причем эту способность полководец, по его мнению, должен демон стрировать в условиях высочайшего физического и морального напря К л а у з е в и ц К. О войне. Т. 1. С. 17.

Т а м ж е. С. 39.

58 А.В. ЛЕБЕДЕВ жения своего организма. Как считал эрц-герцог Карл, данная способ ность может быть приобретена военачальником только в результате самостоятельного познания законов, принципов военного искусства и искусства их применения в конкретных условиях обстановки. При этом он выделяет два основных пути формирования такой способно сти: глубокие размышления полководца, или «усилия научного поряд ка», и опыт, причем не столько собственный, сколько чужой, воспри нятый полководцем путем сравнительного изучения событий военной истории, познания и оценки результатов военно-научных исследова ний, неоднократно апробированный в практической деятельности.

Отметим, что даже при этом обладатель таких качеств может счи таться, как полагал эрц-герцог Карл, всего лишь образованным вож дем или необработанным гением, но никак не великим полководцем.

Для того чтобы стать великим полководцем, необходимо к задаткам гения и образованности добавить сочетание трех качеств: двух мораль ного порядка — решимости (что совпадает с взглядами К. Клаузевица) и упорства, а также предусмотрительности, которое можно отнести к качествам ума. В связи с этим стоит отметить характеристику качества предусмотрительности полководца, данную известным немецким военным историком Г. Дельбрюком. Он определял это качество как сущность личности военачальника, получившуюся путем сочетания двух моральных качеств: смелости и осторожности.

С практической точки зрения важнейшим качеством полководца, как полагал эрц-герцог Карл, является умение «правильно определить момент и пункты, когда и где… решительные удары могут быть нанесе ны с наибольшей вероятностью счастливых последствий»15. Кроме того, он выделял еще и такое неотъемлемое качество практических навыков «умного полководца», как хитрость, подразумевая под этим умение полководца вводить неприятеля в заблуждение.

Что касается Г. Жомини, то его трактовка понятия «глазомер» огра ничивается умением полководца: в о - п е р в ы х, верно оценивать (прежде всего, на предмет выбора операционных линий, позиций, рубежей и объектов (пунктов), имеющих важное оперативное значение для достижения целей операции) театр военных действий, используя при этом для оценки только карту местности;

в о - в т о р ы х, правиль но определять ту или иную разновидность оборонительных и наступа тельных форм ведения операций, которую необходимо использовать подчиненным войскам в зависимости от сложившейся обстановки.

Интересный подход к определению содержания глазомера, или «верного взгляда военного», демонстрирует основоположник консер вативной военно-исторической школы, профессор Берлинской акаде мии, прусский генерал А. фон-Богуславский. По его мнению, глазомер основан на способности полководца в сложных условиях обстановки (гнет ответственности, большое количество противоречивых данных и др.) находить простые по осуществлению решения. Как и К. Клаузевиц, важнейшим качеством полководца А. Богуславский считал особого рода «смешение разума и чувств», называя это сочетание полководче ским тактом, под которым он понимал, прежде всего, способность военачальника своевременно находить верные решения и изменять их при необходимости. Основными качествами ума хорошего полковод ца, полагал А. Богуславский, являются умение верно и быстро (на уровне интуиции) учитывать неизвестные и неопределенные фак торы обстановки, а также хорошее владение («охват разумом») наибо Стратегия в трудах военных классиков. С. 378.

МЫШЛЕНИЕ ПОЛКОВОДЦА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ лее существенными деталями применения войск и военной службы без ущерба для руководства крупными войсковыми объединениями16.

Особо он выделял необходимость наличия у полководца способностей к предвидению (прежде всего, отгадыванию замыслов противника) и воображению. Однако отметим, что при этом он указывал на необходи мость высокого (до степени «виртуозности») уровня выучки полковод ца «владеть приемами своего ремесла»17, понимая под этим умение применять принципы военного искусства.

Стоит отметить оригинальный подход к рассматриваемым пробле мам военного министра Франции генерала Ж. Леваля, одним из пер вых военных деятелей того времени провозгласившего необходи мость научной организации военного труда. Гениальность в военном деле Ж. Леваль также связывал с природным дарованием. При этом он считал, что предпосылками гениальности являются «широкая интеллектуальность и всесторонний ум», он «выражается в предвидении и других способностях, которые в большинстве случаев выходят за нормальные пределы»18. К таковым способностям, составляющим талант полководца, по мнению Ж. Леваля, относится проницатель ность, т. е. умение делать правильные выводы из оценки обстановки на основании ограниченного количества данных, а также умение рас суждать и др. В то же время Ж. Леваль утверждал, что объяснять успе хи великих полководцев, в частности Наполеона, их огромным умом, проницательностью, искусством, энергией и ученостью было бы слишком просто и одних природных дарований недостаточно для создания военного вождя. Главным в формировании системы качеств истинного великого полководца, по мнению Ж. Леваля, является образованность, достигаемая исключительным прилежанием и усер дием в учебе. При этом он соглашался с эрц-герцогом Карлом в том, что гениальность полководца всего лишь играет роль фундамента такой системы, главное же — широта и глубина знаний. Квинтэссен цией этих взглядов является следующее утверждение Ж. Леваля:

«Вдохновение — фантастическое, неуловимое божество, которое отзы вается только на призывы образованных людей»19. Ж. Леваль предлага ет делать различие между качествами и способностями командования.

Основой полководческого таланта он считал качества, которые даны военачальнику природой. И значительно выше качеств командова ния, хотя и признавая их необходимость, Ж. Леваль ставил способ ности командования, которые, по его представлению, есть не что иное, как усвоенные необходимые знания в области военного дела. Идеаль ный полководец, по его мнению, соединяет в себе качества и способ ности командования. При этом способности командования, по утвер ждению Ж. Леваля, должны расти вместе с чинами.

Необходимо также отметить замечание Ж. Леваля о том, что если нет образования у начальников, то, как правило, его нет и у подчинен ных. При этом Ж. Леваль приводит слова того же К. Клаузевица:

«История не указывает ни одного выдающегося великого полководца или главнокомандующего, который бы отличался ограниченным умом. Но имеется масса случаев, когда люди, умственный кругозор которых не расширялся соответственно их продвижению по иерархи ческой лестнице, оказывались весьма посредственными на высоких постах, хотя они и проявляли выдающиеся отличия на низших дол Стратегия в трудах военных классиков. С. 508.

Т а м ж е. С. 514.

Т а м ж е. С. 150.

Т а м ж е. С. 152.

60 А.В. ЛЕБЕДЕВ жностях»20. В настоящее время, по мнению автора, существует опреде ленная зависимость между интенсивностью изменения уровня такого кругозора у руководящего состава Вооруженных Сил и интенсивно стью его «остепенения», т. е. получения ученых степеней кандидатов и докторов наук. Одним из признаков существования такой зависимо сти является снижение качества изданных в последнее время (5—10 лет) руководящих документов по подготовке и применению войск (сил).

Данные документы отличаются, как правило, значительно большим (по срав нению с предшествующими аналогичными документами) объемом. Кроме того, в данных документах можно зачастую встретить примеры некорректно го использования категорий и терминов, не относящихся к понятийному аппарату военной науки, не говоря уже о значительном количестве орфогра фических и синтаксических ошибок.

Заслуживают внимания также рассуждения Ж. Леваля о соотноше нии опыта и практики командования и их роли в формировании пол ководца. Практику Ж. Леваль понимает как многократное воспроиз ведение в аналогичных случаях одних и тех же приемов с сохранени ем результатов в памяти. Опыт же, по его мнению, играет значительно более важную роль в становлении полководца, посколь ку представляет собой процесс развития мышления полководца путем «приложения разума к событиям», т. е. критического осмысле ния операций и сражений, проведенных лично им и другими полко водцами. Сущность такого осмысления рассматривается Ж. Левалем как установление взаимосвязей между причинами (сложившейся обстановкой), средствами (избранными способами ведения опера ции) и последствиями (результатами применения определенных спо собов). Отсюда существенное, но отнюдь не определяющее, по его мнению, значение процесса приобретения военачальником опыта подготовки и ведения операций путем исследования (размышления и критического углубления своих знаний), а также предостережение от неоправданного возвеличивания войсковой практики до уровня опыта. Иногда (в условиях быстрого совершенствования средств и способов ведения вооруженной борьбы), как полагал Ж. Леваль, изу чение и следование такому опыту может нанести только вред, посколь ку «одна военная история, к тому же еще плохо понятая… убивает и размы шление, и расчет»21. Эффективное обучение, широкие и глубокие знания, повседневная научная работа, по его мнению, вполне позволят будущему полководцу обойтись без такового. С этим утверждением можно согласить ся хотя бы потому, что очередная война, как правило, никогда не бывает похожей на прошедшую.

Еще одно полезное замечание Ж. Леваля, которое заслуживает внимания. По его мнению, отсутствие характера и воли у военачаль ников является, как правило, следствием недостаточного образова ния. Они не обладали необходимыми знаниями и потому ничего не смели.

Немецкий военный теоретик К. фон-дер Гольц, получивший известность во многом благодаря своему особому национально-геогра фическому подходу к разработке содержания военной доктрины госу дарства, среди важнейших качеств гениального полководца, так же как и Ж. Леваль, отмечает проницательность, однако под этим качеством он в отличие от Ж. Леваля понимает, прежде всего, умение охватить в единстве всю совокупность условий обстановки, вариантов замысла Стратегия в трудах военных классиков. С. 165.

Т а м ж е. С. 144.

МЫШЛЕНИЕ ПОЛКОВОДЦА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ (или причин) и результатов их реализации (или следствий). По мне нию К. фон-дер Гольца, только проницательность, присущая гению, обусловливает возможность оперативно и свободно вырабатывать пра вильное решение. Здесь уместно отметить мнение известного военно го писателя, офицера германского Генерального штаба, впоследствии командира дивизии, генерала В. фон-Шерфа, возводящего необходи мость развития у полководца способности к проницательности до инстинктивного уровня.

К другим способностям, необходимым для полководца, К. фон-дер Гольц относит также умение правильно рассуждать. По его мнению, только обладающий данным качеством военачальник может действовать целесообразно и последовательно. Кроме того, военачальник, умею щий рассуждать, обладает способностью к обобщению или, говоря сло вами К. фон-дер Гольца, «способностью сводить к немногим единым точкам зрения всю многосторонность и кажущуюся противоречи вость»22. Отметим, что согласно его взглядам данное качество является основой развития и поддержания у военачальника на высоком уровне других качеств волевого и морального порядка, таких, как решимость (или решительность), а также патриотизм, самостоятельность и ини циативность. Кроме того, искусного полководца должна отличать, по К. фон-дер Гольцу, способность правильно оценивать и учитывать гео графические особенности театра военных действий, а также особенно сти национального состава вооруженных сил государства. Интересна его мысль о том, что возможность проявления полководческого талан та во многом зависит от внутреннего состояния государства, в котором К. фон-дер Гольц выделяет степень влияния личных отношений на кадровую политику в государстве и армии (чем более развит протек ционизм, тем таких возможностей меньше), социального положения и традиций офицерского корпуса.

Одним из немногих известных полководцев и военных теорети ков, ставивших волевые начала полководца существенно выше его собственно военной подготовки и опыта, являлся упоминавшийся выше Х. Мольтке-старший. В основе его взглядов лежала мысль о том, что на ход и результаты операции и сражения наиболее суще ственное влияние оказывают, прежде всего, неопределенные факто ры (капризы природы, человеческие ошибки и т. п.). В то же время Х. Мольтке не ставил под сомнение необходимость достаточно высо кого уровня развития у военачальника определенных качеств ума.

Одним из них, по его мнению, является наличие у полководца в достаточной мере здравого смысла, ибо «полководец, который в каж дом отдельном случае отдает если и не самые наилучшие, но все же целесообразные приказы, имеет еще шансы достичь своей цели»23.

Отмечая, что важнейшее значение для полководца в условиях нео пределенности имеют энергия и воля в реализации принятого реше ния, Х. Мольтке тем не менее замечал, что успех может быть домтигнут только в том случае, если полководец обладает способно стью правильно и всесторонне оценивать обстановку, предвидеть ее изменения и на этой основе оперативно принимать рациональ ные решения. Отметим, что исключительно большое значение Х. Мольтке придавал практике ведения операций и сражений во время войн в процессе развития данных качеств у полководца. Он считал, что одних теоретических познаний для их развития недоста точно, а военное образование только тогда может быть «подспорьем»

Стратегия в трудах военных классиков. С. 239.

М о л ь т к е Х. Военные поучения. С. 46.

62 А.В. ЛЕБЕДЕВ практике, когда оно руководимо «…опытом, добытым изучением военной истории, или самой жизнью»24.

С Х. Мольтке по данной проблеме во многом солидарен его верный последователь, один из авторов прикладного метода изучения военно го искусства, прусский военный министр генерал Верди-дю-Вернуа, который полагал, что основа искусства ведения операций заключается в правильном выборе военачальником целей операции и путей их достижения. Наблюдая деятельность Х. Мольтке на войне, Верди-дю Вернуа пришел к выводу, что исключительным качеством великого полководца является способность быстро («инстинктивно немедлен но») вырабатывать целесообразные решения в любой обстановке. По его мнению, основой формирования такой способности могут быть только длительные всесторонние и глубокие исследования военно исторических примеров с извлечением из них всего того, что они могут дать для военного искусства. Интересно отметить, что стойкость харак тера или неустрашимость полководца Верди-дю-Вернуа связывал с его способностью к предвидению, которое он понимал, прежде всего, как способность мысленно соотносить вариант замысла операции (сраже ния) с результатами, которые могут быть достигнуты в случае его осу ществления25.

Заслуживает внимание точка зрения на особенности ума полковод ца известного германского военного деятеля и военного теоретика генерал-фельдмаршала А. фон Шлиффена. Рассматривая проблемы подготовки и ведения Германией предстоящей войны в своей статье «Полководец», он, в частности, высказал мнение об умственных и духовных качествах личности военачальника, находящегося в составе высшего коллективного органа руководства вооруженными силами, своего рода «коллективного полководца», а также об условиях и поряд ке их формирования. Основным обобщенным свойством ума воена чальника высшего ранга А. фон Шлиффен считал «ясность мышления», под которым он понимал способность выявлять («угадать или вычи слять») намерения противника и быстро принимать решения при рез ком изменении обстановки. Основой такой способности А. фон Шлиффен считал большой объем знаний и их разносторонность или наличие определенной «школы». При этом возвышение умственных сил «до полной ясности», по его мнению, возможно только в результа те напряженной работы военачальника над собой26.

Основываясь на приведенных выше рассуждениях, можно утвер ждать, что определение перечня интеллектуальных качеств, необходи мых офицерскому корпусу высших звеньев управления, являлось пред метом пристального внимания ведущих военных ученых и деятелей рассматриваемого периода времени. Таким образом, к качествам или свойствам ума, которые могут являться основой формирования интел лектуальной составляющей такого мышления, по мнению автора, можно отнести:

способность быстро и верно составить геометрическое представле ние (определить основные пространственные соотношения) о любой местности (сфере вооруженной борьбы), пользуясь ее описанием, а также хорошо ориентироваться на ней и использовать данное предста вление и пространственные соотношения, ее свойства и особенности при выработке решения, т. е. пространственное мышление;

способность одновременно представлять в воображении временное М о л ь т к е Х. Военные поучения. С. 46.

Стратегия в трудах военных классиков. С. 199, 208.

Т а м ж е. С. 313.

МЫШЛЕНИЕ ПОЛКОВОДЦА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ течение (последовательность протекания) различных событий, соот ношение их между собой и другими событиями, а также воссоздавать их ритм (периодичность, последовательность), опираясь на отдельные признаки такого временного течения, т. е. временное воображение.

осмотрительность (сочетание осторожности, расчетливости, критич ности), основой которой являются способность проникнуть в замыслы и разгадать намерения противника, верно определить важнейшие показатели, характеризующие обстановку, ход и исход предстоящих действий, а также учитывать при принятии решения возможные в дан ных условиях обстановки варианты действий противника и развития обстановки в ходе операции (боевых действий);

способность сохранять или повышать интенсивность умственной деятельности в неблагоприятных условиях (ограниченное время, неблагоприятные физико-географические и бытовые условия, плохое самочувствие, непосредственная угроза воздействия противника и т. п.), т. е. устойчивость мышления;

одинаково высокая способность к анализу и синтезу;

способность в процессе анализа выделять из общей совокупности фактов, процессов, явлений главные, существенные для достижения целей с одновременной их систематизацией (классификацией), т. е.

способность к систематизирующему анализу;

способность представлять в своем воображении одновременно в целом и с необходимой детализацией большое количество различных фактов (факторы обстановки, организационно-штатные структуры, оперативное построение, боевые возможности и т. д.) и сторон дея тельности (содержание боя, сражения, боевых действий, удара, мане вра и т. д.) как подчиненных войск, так и противника, взаимосвязей между ними (единство решения и исполнения) — видеть одновремен но целое и все существенные детали этого целого, т. е. способность к конкретному синтезу (системность мышления);

способность делать на основе анализа большого количества зача стую противоречивых по содержанию исходных данных простые, ясные для понимания и определенные (не допускающие различного толкования) выводы (суждения, умозаключения) и генерировать идеи, т. е. творческий характер мышления;

способность определять при недостатке данных об обстановке наи более вероятные варианты (способы, приемы) действий противника и оценивать результаты применения своими войсками и противником тех или иных вариантов действий (перспективы развития обстановки), т. е. способность предвидения;

способность устанавливать причинно-следственные связи между основными составляющими процесса взаимодействия в системе «свои войска — противник — взаимодействующие войска» (цели, задачи, способы, силы и средства), т. е. логичность мышления;

способность самостоятельно производить основные мыслительные операции (анализ, синтез, систематизация, абстрагирование и т. п.), т. е.

самостоятельность мышления;

способность видеть, систематизировать и удерживать в памяти наибо лее важные и существенные сведения (факты, события и т. п.) о различ ных сторонах деятельности войск и других элементах обстановки, т. е.

избирательная наблюдательность;

способность выявить несоответствие в совокупности наблюдаемых (исследуемых) предметов, событий, явлений, фактов, на основе которо го сформулировать проблему (цель, задачу), т. е. критичность мышления;

способность быстро находить в памяти (быстрота ориентировки) 64 А.В. ЛЕБЕДЕВ или вырабатывать новые варианты действий при непредвиденных изменениях обстановки и выбирать из них рациональные, т. е. гибкость мышления;

способность оперативного (быстрого) планирования предстоящих действий, определения необходимой меры детализации плана в зави симости от имеющейся способности (возможностей) к предвидению, а также изменения, уточнения или дальнейшей детализации ранее раз работанного плана в зависимости от обстановки, т. е. рациональная детальность мышления.

Автор не претендует на исчерпывающую полноту представленного перечня и приглашает коллег к конструктивному обсуждению его содержания.

Необходимость разработки примерного перечня интеллектуаль ных качеств военачальника обусловливается тем, что данный пере чень, по мнению автора, должен являться основой содержания соот ветствующих разделов квалификационных требований к выпускнику академии, обучающемуся по командно-штабной специальности, а также основой содержания и методик преподавания учебных дисци плин «Основы теории военного искусства», «Оперативное искус ство», «История войн и военного искусства», «Управление войсками и служба штабов» и др.

Из анализа объема и содержания представленного перечня стано вится очевидна необходимость формирования качеств оперативного мышления у офицера на протяжении всего времени его обучения в академии вида, рода войск Вооруженных Сил с последующим продол жением в стенах Военной академии Генерального штаба, в системе переподготовки и повышения квалификации, а также путем поддержа ния определенного уровня развития таких качеств в ходе прохождения офицером службы в войсках в течение всего времени после выпуска из академии.

Современные условия существования и развития Российского госу дарства, его Вооруженных Сил настоятельно требуют создания и сох ранения в его составе офицерского корпуса, обладающего развитым оперативным мышлением. В успешное решение данной задачи дол жны внести значительный вклад различные отрасли военной науки, в том числе военная педагогика и психология, как составная часть тео рии воинского обучения и воспитания.

В ИНОСТРАННЫХ АРМИЯХ Военно-экономическая стратегия и реформирование вооруженных сил Китая Заместитель председателя Комитета по законодательству Законодательного Собрания Омской области В.Л. СЕДЕЛЬНИКОВ ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ стратегия Китайской Народной Рес публики (КНР) представляет собой совокупность теоретических взглядов и практических мероприятий по обеспечению согласованного развития оборонной и гражданской сфер страны, созданию экономических условий для модернизации военно-промышленного комплекса и вооруженных сил в целях наращивания совокупной национальной мощи страны (СНМ)*.

СНМ является средством достижения национальной цели развития Китая, провозглашенной его руководством: к 2049 году войти в число ведущих мировых держав (рис. 1), — и определяется как способность государства к мобилизации всех сил на социальное развитие, оказание международного влияния и участие в мировом противостоянии1.

Одним из факторов ее реализации является военная мощь, которая воплощается в вооруженных силах.

Проблемы реформирования и модернизации вооруженных сил Китая находится в тесной взаимосвязи с военной и экономической стратегией этой страны. В 1985 году Дэн Сяо Пин следующим образом обозначил приоритеты в этих взаимосвязях: «Подлинная модерниза ция оснащения войск становится возможной лишь в том случае, если народное хозяйство становится на прочный фундамент… Когда наша экономическая мощь возрастет, будем выделять гораздо больше средств на обновление оснащения. Мы сможем покупать за границей, но еще важнее положиться на собственные научные изыскания, самим кон струировать хорошие самолеты, хорошее оснащение для морского флота и сухопутных войск. Поднимем экономику — все остальное сделать будет нетрудно»2.

Согласно последним оценкам Всемирного банка, Китай сегодня имеет вторую в мире по размерам после США экономическую систему (Россия — десятую). В 2006 году валовый внутренний продукт (ВВП) Китая, рассчитанный по паритету покупательной способности, соста вил 5,5 трл долларов (в 1978 году — 147, 3 млрд долларов)3. Что касает ся доли ВВП на душу населения, то Китаю потребовалось всего семь лет, чтобы увеличить ее вдвое (США — 47 лет, Японии — 33 года, Южной Корее — 10 лет). Следующее удвоение ожидается к 2010 году:

доля ВВП на душу населения достигнет 1,7 тыс. долларов (в 2000 году — 854 доллара4).

* В китайской печати встречается и другая категория, имеющая аналогичное смысловое содержание, — «комплексная государственная мощь».

Ю й Ц з и н ь и др. Государственная комплексная мощь КНР (проблемы и перспективы). Центр научной информации и документации ИДВ РАН. Экспресс информация. М., 2001. № 12. С. 80.

Д э н С я о П и н. Строительство социализма с китайской спецификой. М.: МП Палея. 1997. С. 255.

Н а г о р н ы й А., Коньков Н. Кремль: колонизация — 2010 // Завтра. 2006. № 49.

Новости РБК. hrrp: // www.rbc.Ru / rbc frecnews. shtme? / 20051012075857 / Shtme.

5 «Военная Мысль» № 66 В.Л. СЕДЕЛЬНИКОВ Рис. 1. Совокупная национальная мощь Китая и факторы ее реализации Рост экономического могущества позволяет Китаю наращивать свой военный потенциал соответственно росту его экономического и политического влияния в мире, включая стратегическую ядерную мощь. Военная сила при этом может превратиться в значительно более важный компонент китайской внешней политики. Способностью же про ецировать свою военную мощь в глобальном масштабе Китай будет обладать, скорее всего, после 2030 года, что повлечет за собой пере стройку системы военно-стратегического управления КНР. Суще ственно будет меняться и роль вооруженных сил как института в обще стве, государстве и экономике5.

Для правильного понимания самой сути модернизации Китая в целом, а также реформирования его вооруженных сил необходимо проанализировать содержание современной военной стратегии КНР.

В теории китайской военной стратегии присутствуют две базовые кате гории — «стратегический курс» и «система взглядов на стратегию».

Стратегический курс является результатом всестороннего анализа политических, экономических, научно-технических и географических факторов, которые в свою очередь обусловливают его содержание.

Отмечается, что только познав специфические закономерности кон кретной войны, можно выработать стратегический курс, соответ ствующий ее реальности, и обеспечить правильное стратегическое К о к о ш и н Л.П. Политология и социология военной доктрины. М.: Ком. Книга. 2005.

С. 557.

ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ КИТАЯ руководство. Стратегический курс определяет цель войны, способы ее ведения, продолжительность, характер боевых действий и требования к ним, а также другие установки.

Система взглядов на стратегию — это взаимосвязанное и взаимооб условленное целое, состоящее из множества факторов, объединяющим звеном которого является общая стратегическая цель. В систему взгля дов на стратегию входят следующие системы: стратегические идеи;

воен ная организация;

подготовка к войне и мобилизация;

действия страте гического масштаба;

стратегическое руководство и обеспечение;

стра тегический тыл;

политическая работа.

Система стратегических идей составляет основу системы взглядов на стратегию. В настоящее время ее суть составляет стратегический курс Китая на активную оборону. В мирное время он является основой для организации военного строительства и подготовки к войне, а в военное — основой для руководства военными действиями. Установки этой системы взглядов базируются на стратегических идеях Мао Цзэдуна, учете особенностей будущей войны, изучении исторического опыта Китая, социальном характере государства и реальном соотношении сил6.

Военно-политическое руководство КНР считает, что глобальное военное противостояние сегодня маловероятно, а вот конфликты локального масштаба неизбежны, что связано с растущей конкуренци ей за источники сырья и сферы влияния. Неслучайно в системе офи циальных взглядов китайского руководства на причины возникнове ния современной войны в конце восьмидесятых годов прошлого века появилась и ресурсо-сырьевая.

Согласно официальной системе взглядов на стратегию, сформи ровавшейся в течение почти десяти лет военной реформы Китая, все военные конфликты объединены одним общим понятием — война, которая классифицируется по четырем основным положениям: по харак теру, типу противоречий, военно-техническим признакам и характеру прилагаемых государством усилий7.

По характеру войны подразделяются на справедливые и несправед ливые. Когда дело касается Китая, любая война с его стороны опреде ляется как справедливая. В других случаях войны со стороны агрессо ров признаются несправедливыми, а со стороны подвергшихся агрес сии — справедливыми. Также к справедливым относятся войны со стороны угнетенного класса и за национальное освобождение.

По типу противоречий войны классифицируются как классовые, национально-освободительные и межгосударственные, и если причи ны возникновения первых достаточно ясны и однозначны, то в последнем случае они многоплановы. В их основе китайские военные специалисты видят имеющиеся или возникающие между государства ми проблемы политического, экономического, территориального, религиозного, этнического характера, а также борьбу против террориз ма и за установление или передел «стратегических границ и жизненно го пространства»8.

По военно-техническим признакам войны подразделяются: по соста ву участников — на двусторонние и коалиционные;

по средствам веде М а о Ц з э д у н. Избранные произведения / Пер. с анг. М.: Издательство «Иностранная литература», 1953. С. 264—267;

Мао Цзэдун. Революция и строительство в Китае. Сборник трудов и речей / Ред. совет: Осипов Г.В., Титаренко М.Л. и др. М.: Палея, 2000. С. 18.


З е м с к о в В. Новая армия Поднебесной. М.: Отечественные записки // Электронный журнал. 2005. № Т а м ж е.

5* 68 В.Л. СЕДЕЛЬНИКОВ ния — на ядерные и обычные («высокотехнологические» и «нетехноло гические»);

по масштабам — на мировые и локальные;

по продолжи тельности — на затяжные и скоротечные;

по способам ведения воен ных действий — на маневренные и позиционные.

Мировая война, по китайским взглядам, может начаться с примене ния только обычного оружия, но при этом будет сохраняться постоян ная угроза ее перерастания в ядерную. Невыгодное для КНР соотноше ние сил с Россией и США по ядерному оружию определяет подчеркну то осторожное отношение его руководства к возможности применения ядерного оружия. Оно рассматривается, главным образом, как страте гическое средство сдерживания и устрашения.

Китайские теоретики включили в диапазон локальных войн разно масштабные военные конфликты от вооруженного конфликта до регио нальной войны в понимании большинства специалистов зарубежных стран. В частности, в зависимости от площади района военных дей ствий, продолжительности ведения и количества участвующих войск они делятся на большие, средние и малые.

Под локальной войной большого масштаба понимаются военные действия обычно нескольких, но возможно и двух государств на одном-трех театрах военных действий (ТВД)* с привлечением, как правило, части националь ных ВС (в определенных случаях некоторые из противоборствующих госу дарств могут быть вынуждены пойти на полномасштабное применение своих сил) и проведением частичной или полной мобилизации.

Локальная война среднего масштаба — это вооруженное столкнове ние нескольких или двух государств на одном-двух операционных направлениях в пределах одного ТВД. Принимают участие в войне наиболее подготовленные войска (силы), которые при необходимости усиливаются за счет соединений большого военного округа (после доу комплектования) и резервными формированиями (при осуществлении частичной мобилизации).

К локальной войне малого масштаба относятся военные действия двух государств в приграничном районе с участием с каждой стороны ограниченного контингента войск (сил).

Локальные войны могут вестись и на море с целью защиты интере сов Китая или возврата захваченных противником островов**. Боль шие локальные войны на море — в операционной зоне двух и более флотов, средние — одного флота, малые — в пределах операционной зоны одной военно-морской базы.

По характеру прилагаемых государством усилий китайские военные специалисты подразделяют войны на «национальную ограниченную»

и «национальную всеобщую». К первой относятся локальные войны, а ко второй — мировая война. Не исключается, что в некоторых случаях большая локальная война также может быть «национальной всеоб щей», так как она может потребовать привлечения всех сил и ресурсов государства.

По взглядам китайских военных теоретиков, основной формой про тивоборства вовлеченных в войну сторон является вооруженная борь ба. Она представляет собой совокупность военных действий, напра вленных на достижение политических целей. Под военными действи ями понимается организованное в оперативно-стратегическом масштабе применение сил и средств всех видов вооруженных сил, а * В китайской военной науке под ТВД понимается территория, занимаемая войсками большого (первого разряда) военного округа мирного времени.

** Имеются в виду острова Сэнкаку — спорная территория с Японией и Парасельские острова (Спрайли) — спорная территория с Вьетнамом.

ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ КИТАЯ также других военизированных формирований в интересах выполне ния поставленных задач. Они ведутся в основном в форме операций, сражений, ударов и систематических боевых действий на земле, в воз духе и на море с участием крупных группировок войск (сил).

Согласно официальных высказываний военно-политического руководства КНР, локальная война является «наиболее эффективным и безопасным способом достижения политических целей военным путем, единственно приемлемым видом войн»9. Считается, что в ходе локальных войн разрешаются острые политические противоречия, прекращается их количественное накопление и, таким образом, осуществляется сдерживание новой мировой войны.

Как уже отмечалось, в двадцатые годы прошлого столетия Мао Цзэдун раскрыл значение стратегии, на основе которой были сформированы основы китайской военной стратегии. С развитием средств вооружен ной борьбы она дополнялась новыми положениями: «стратегия сухо путных сил», «военно-морская стратегия», «стратегия воздушных дей ствий», «военно-космическая стратегия», «ядерная стратегия». Все это показывает, как расширяются и усложняются способы вооруженной борьбы вслед за изменениями материальной базы ее ведения.

Взаимосвязь военной стратегии и экономики — объективная зако номерность. В зависимости от динамики экономического развития и, как следствие, состояния материально-технической базы вооружен ных сил эта взаимосвязь приобретает специфическое содержание, которое в сегодняшних условиях Китая проявляется в активном использовании системы взглядов на стратегию (как особой высшей формы общественного сознания) в интересах наращивания СНМ.

Китай формирует комплексную согласованную экономическую и военную (военно-экономическую) стратегию для повышения эффек тивности решения этой задачи. Она отражает особенности военной стратегии и специфику экономической модели развития страны.

Новая модель экономики Китая приближается к модели планового хозяйства, тесно сочетающегося с рыночным механизмом. Ее специфика состоит в следующем: наряду с решительной поддержкой планового хозяйства, допускается существование рыночных отношений;

при наличии контроля государства над крупными сферами деятельности предоставляется свобода выбора на низовом уровне;

руководство хозяйственной деятельностью, а также реализация принятых планов осуществляется на основе взвешенной стратегии с использованием экономических, административных и правовых рычагов10.

Военно-экономическую стратегию отличает долгосрочность плани рования (до 2050 года) и согласованная по времени глобальность замы сла развития экономической и оборонной сфер (табл. 1).

Из содержания таблицы следует, что концептуальные основы военно экономической стратегии затрагивают две области деятельности: сферу производства и сферу реформирования и модернизации вооруженных сил.

В сфере производства они заключаются в следующем: при согласован ном развитии экономической и оборонной сфер обеспечение приорите та военного производства и его развитие с опорой на гражданское про изводство;

взаимозависимость военного дела и экономики, экономиче ского развития и военно-промышленного комплекса;

подчинение военной стратегии интересам наращивания СНМ;

гармонизация эконо мического и оборонного строительства в региональном масштабе.

З е м с к о в В. Новая армия Поднебесной.

Л и Ц з и Ш е н, К а з а р и н а О.В. Экономические реформы в Китае. М.:

Издательство «Дело». 2002. С. 30-31.

70 В.Л. СЕДЕЛЬНИКОВ Та б л и ц а Взаимосвязь этапов в развитии экономики и модернизации военно-промышленного комплекса и вооруженных сил Китая В сфере реформирования и модернизации ВС они представлены тремя основаниями: разработка, закупка и развертывание новых систем вооружения, технологий и боевых средств;

разработка новых концепций применения войск (сил) в операциях;

проведение органи зационных и системных реформ, необходимых для выполнения двух первых задач.

Задача первого этапа развития экономики заключается в заверше нии индустриализации страны. Этот этап приходится на период реа лизации пятнадцатилетней программы экономического развития Китая (1996—2010), известной как «Программа-2010». Суть ее заключается в переходе от традиционно-индустриальной, экстен сивной, затратной экономики к интенсивной, ресурсосберегающей, науко- и техникоемкой. На практике это означает поворот к глубо кой научно-технической реконструкции народного хозяйства и ускорению второй, по мысли китайских экономистов, научно-тех нической революции.

Китай принял концепцию догоняющего развития, в основе которой лежит тезис о «преимущественно отсталости»12. На старте индустриа лизации, по мнению авторов концепции, экономическая отсталость заставляет изыскивать способы обеспечения ускоренного накопления капитала и его рационального размещения. Главная предпосылка уско рения роста отставших стран — это создание институциональных усло вий для рывка вперед.

Анализ стратегии перехода к рынку Китая и России показывает, что у КНР основным ее содержанием была не только и не столько скорость рыноч Таблица 1 составлена по материалам монографий «Стратегия превращения Китая в супериндустриальное государство (1996—2050)» / под ред. Т и т а р е н к о М.Л. М.:

Памятники исторической мысли. 2002. С. 34;

К о к о ш и н Л.А. Политология и социология военной стратегии. М.: КомКнига. 2005. С. 542.

Ш и ш к о в Ю.В. Догоняющее развитие в эпоху глобализации. М.: 2006. С. 92.

ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ КИТАЯ ных реформ (темпы либерализации), а совокупность более важных факторов, оказавших решающее влияние на темпы экономического развития13.

Экономическая динамика при переходе к рынку зависит от началь ных условий — от уровня развития («преимущественно отсталости») и накопленных за время централизованного планирования диспропор ций в структуре экономики и внешней торговле, а также от способно сти сохранить эффективные государственные институты во время либе рализации. При этом темпы либерализации особенной роли не играют.

Реформы в СССР провалились не потому, что были постепенными или недостаточно демократическими, а из-за ослабления институтов государственной власти, что вызвало к жизни ряд негативных тенден ций (накопление отложенного потребительского спроса, рост теневой экономики и снижение бюджетных доходов, ослабление плановой дис циплины и т. п.). Падение производства у нас началось еще в 1990 году.


В России реформы вплоть до начала XX века привели к дальнейше му падению производства не потому, что были слишком радикальными или демократичными, а из-за продолжавшегося ослабления государ ственных институтов. Вывод, на наш взгляд, достаточно очевиден:

никакая либерализация, ни моментальная, ни постепенная, если она сопровождается ослаблением государственных институтов, не может при вести к улучшению экономического положения. И, напротив, при силь ных институтах любая либерализация — и радикальная, и постепен ная, и демократическая, и авторитарная — дает экономические диви денды в виде роста производства. Рыночная экономика эффективнее плановой, при наличии у страны институционального потенциала государственной власти.

Экономическая либерализация при работающих государственных институтах, доставшихся Китаю в наследство от Мао Цзэдуна, создала экономический прецедент. Сохранение дееспособных институтов — важнейшее преимущество Китая как в разработке национальной стра тегии развития, так и в их реализации перед другими государствами с переходной экономикой, и прежде всего перед Россией.

Реализация «преимущественно отсталости» зависит от выбранной государством макроэкономической, структурной, внешнеторговой и социальной стратегии государства. Выбор последней в свою очередь во многом зависит от стадии социально-экономического развития, от уровня общей политической культуры общества, а также от наделенно сти страны природными богатствами. Для аграрных стран, где промы шленность либо отсутствует, либо находится в стадии становления, нужна одна система политических приоритетов и институтов;

для стран, уже заложивших фундамент национальной промышленности, но преимущественно добывающих — другая;

для стран, лишенных полезных ископаемых, — третья;

для тех, которые стали или становят ся новыми индустриальными странами, — четвертая.

Чтобы определить место Китая среди развивающихся стран (за исключением переходных стран СНГ и Восточной Европы) в этих четырех группах используем три критерия индустриализации, разра ботанных экспертами ЮНИДО (организация ООН по промышленно му развитию): величину добавленной стоимости, созданной в обраба тывающей промышленности (ДСО) на душу населения, которая характеризует общий уровень развития обрабатывающих отраслей;

Л и Ц з и Ш е н, К а з а р и н о в а О.В. Экономические реформы в Китае;

Наумов И.Н. Стратегия экономического развития КНР в 1996-2020 и проблемы ее реализации. М., 2001;

Ли Теин. Теория и практика экономических реформ в КНР. М., 2002;

Экономика Китая вступает в XXI век / Ред. Т и т а р е н к о М.Л. М.: РАН, 2004.

72 В.Л. СЕДЕЛЬНИКОВ индекс индустриальной продвинутости, который представляет собой среднюю арифметическую от доли ДСО в ВВП страны и доли гото вых изделий в ее экспорте;

индекс технологической продвинутости, который является средней арифметической от доли средне- и высо котехнологичной продукции в ДСО и доли такой продукции в экспорте страны14.

Анализ показывает, что по общему уровню развития обрабатываю щей промышленности (ДСО) Китай в 2002 году вышел на десятое место из 51 развивающейся страны, по уровню индустриализации переместился на четвертое место, а по технологической продвинутости — на восьмое. Судя по этим критериям Китай в ближайшие 3—5 лет достигнет рубежей, намеченных в «Программе 2010 года», т. е. в основ ном завершит индустриализацию15.

Содержание первого этапа развития экономики тесно связано с соз данием предпосылок для реформирования и модернизации вооружен ных сил Китая, которые состоят из Национально-освободительной армии Китая (НОАК), народной вооруженной милиции и народного ополчения. НОАК состоит из сухопутных войск, ВВС, ВМС и страте гических ракетных войск* и ее численность составляет 2,3 млн чело век. В КНР семь военных округов с соответствующими группировками сухопутных войск и ВВС.

Народная вооруженная милиция Китая (свыше 1 млн человек) вклю чает войска внутренней охраны (лесов, водохранилищ, электростан ций), пограничные войска, войска общественной безопасности, пожарные части.

Народное ополчение (около 12 млн) — резерв НОАК, подразделяется на кадровое (4—4,5 млн), комплектуемое лицами в возрасте до 28 лет, и общее народное ополчение (7—7,5 млн), комплектуемое гражданами в возрасте 18—35 лет.

Система организации и комплектования НОАК и резерва обеспечи вает Китаю высокие мобилизационные возможности по людским ресурсам, которые составляют около 350 млн человек, в том числе год ных к военной службе — 190 млн человек16.

Преобладающей тенденцией в области военного строительства КНР является совершенствование качественных параметров оборонного потенциала при одновременном сокращении численности НОАК.

Руководством страны взят курс на проведение «военной реформы с китайской спецификой»17. Она подразумевает, в частности, повыше ние боеспособности армии путем использования достижений науки и техники, усиление исследований оборонного значения, создание и совершенствование механизма оборонной промышленности, соответ ствующего условиям рыночной экономики, постепенное обновление вооружения и военной техники (ВВТ). При этом китайским правитель ством ставится задача скачкообразного развития и модернизации нацио нальной обороны и вооруженных сил18.

Во второй половине девяностых годов XX века руководство КНР активно занялось превращением НОАК в современную армию. Завер Ш и ш к о в Ю.В. Догоняющее развитие в эпоху глобализации.

Т а м ж е.

* Стратегические ракетные войска (СРВ) — в китайской терминологии «вторая артиллерия».

П е р м я к о в Д. От активной обороны до народной войны // Красная звезда. 2003.

19 июня.

Белая книга «Национальная оборона КНР - 2004». Пекин. Канцелярия Госсовета КНР.

2004. С. 18.

Агентство «Синьхуа». 2004. 6 июля.

ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ КИТАЯ шается процесс избавления армии от многочисленных хозяйственных структур, число которых доходило в конце 1990-х годов до 20 тысяч.

Среди них были нефтеперегонные заводы, угольные шахты, компании — авиаперевозчики, коммерческие гостиницы и др.

С 1991 по 2001 год боевой состав НОАК и парк ВВТ были значитель но сокращены: количество общевойсковых дивизий — с 90 до 63, бое вых самолетов ВВС — с 5260 до 3000, подводных лодок — с 93 до 65, боевых самолетов авиации ВМС — с 880 до 507. Все больший упор делается на качественное развитие вооруженных сил19.

В ходе военной реформы руководство страны настойчиво ищет пути так называемого «асимметричного строительства вооруженных сил» с тем, чтобы уже в ближайшем будущем армия могла адекватно ответить на возможные военные действия против КНР. В результате появилась концепция «информационной войны», краткий анализ которой заслу живает внимания.

Впервые термин «информационная война» был введен в Китае в 1985 году ведущим теоретиком Шэнь Вэйгуаном20. Для достижения политических, экономических и военных целей использование этой концепции в Китае является приоритетом. Не случайно в ноябре года на XVI съезде Коммунистической партии Китая (КПК) было при нято решение о приеме в свои ряды предпринимателей и представите лей высокотехнологичного сектора экономики. Считается, что именно они, представители информационного поколения, станут опорой пра вящей элиты Китая.

В 2001—2003 годах в китайской военной научной печати появился термин «информатизированной» войны. Под ней понимается война, ведущаяся на «информатизированном» театре военных действий, «информатизированными» воинскими формированиями (как основ ная военная сила), «информатизированными ВВТ» (как основные средства). При этом главной формой борьбы является информацион ная война, а одной из основных задач — завоевание информационно го превосходства. «Информатизированную войну» в Китае определяют как переход от механизированной войны индустриального общества к войне решений и стиля управления, войне знаний и интеллекта21.

Информатизированная война, по взглядам китайских специали стов, — это война будущего и на подготовку к ее ведению направлена информатизация вооруженных сил Китая. В июле 2004 года для разра ботки концепции реформирования НОАК был создан соответствую щий комитет, который возглавил председатель КНР. Сферы реформи рования и области информатизации НОАК охватывают все существен ные стороны деятельности вооруженных сил (табл. 2).

Намерения руководства КНР с точки зрения объема реформ и модернизации НОАК амбициозны и осуществляются при стабильном наращивании расходов на оборону, которые тем не менее по сравне нию с другими мировыми державами находятся на довольно низком уровне22. Так, в 1979—1989 годах среднегодовые темпы роста расходов на оборону составили 1,23 % от ВВП. Если принять во внимание, что в эти же годы индекс потребительских цен возрастал в среднем на 7,49 % К а м е н о в Б.П. КНР. Проблемы обороны // Китай в диалоге цивилизаций. К 70-летию академика М.Л. Титаренко / Гл. ред. Тихвинский С.Л. М.: Памятники исторической мысли, 2004. С. 293-294.

П а н ф и н И. Информационная война: теория и практика // Кадровая политика. М., 2002. № 2/4. С. 12.

П а н ф и н И. Информационная война: теория и практика // Кадровая политика. М., 2002. № 2/4. С. 12.

Белая книга «Национальная оборона КНР - 2006». С. 32.

74 В.Л. СЕДЕЛЬНИКОВ ежегодно, то получается отрицательный рост оборонных расходов на 5,83 %. В 1990—2005 годах среднегодовой прирост расходов на оборону составлял формально 15,36 %, но с учетом фактора роста цен — 9,64 %.

В 2005 году объем оборонных расходов КНР составил лишь 6,19 % средств, затраченных на оборону в США, 52,95 % от расходов Велико британии, 71,45 % — Франции и 67,52 % — Японии. В среднем на каж дого китайского военнослужащего пришлось 107 607 юаней, что рав няется 3,74 % американского и 7,07 % японского показателей.

Та б л и ц а Сферы реформирования и области информатизации НОАК В бюджета 2006 года были заложены расходы на оборону в размере 283,829 млрд юаней. Происходит снижение их доли в ВВП и финансо вых расходах страны: в 2003 году данные показатели составляли соот ветственно 1,4 и 7,74 %, то в 2004 году — 1,38 и 7,72 %, а в 2005 году — 1,35 и 7,29 %.

Бюджетные расходы Китая на оборону в 2007 году запланированы в объеме 350 млрд 921 млн юаней (около 45 млрд долларов), что на 17,8 % больше по сравнению с показателем 2006 года. Большая часть этих средств пойдет на увеличение зарплаты и повышение уровня социаль ного обеспечения военнослужащих, а также на модернизацию и закуп ку вооружений.

Как отмечается в «Белой книге», рост расходов на оборону обусло влен главным образом необходимостью повышения благосостояния военнослужащих и улучшения условий размещения войск, оснащения армии, инфраструктурного строительства, подготовки военных специа листов, компенсации потерь от роста цен и финансирования мероприя тий, проводимых в рамках международного сотрудничества.

ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ КИТАЯ Кадровые реформы, по мнению руководства НОАК, являются краеу гольным камнем преобразования армии, и относятся к одной из наибо лее сложных задач. Для создания армии будущего в кадровой системе НОАК в течение последних лет произошли изменения в нескольких ключевых направлениях.

Одно из них связано с формированием офицерского корпуса. Для под готовки офицерских кадров, способных успешно решать задачи в «локальной войне с использованием современного высокотехнологич ного оружия», руководством страны подготовлены и проведены меро приятия по созданию системы отбора кандидатов на офицерские дол жности, обладающих знаниями и навыками в области передовых тех нологий, технических и общественных наук. К этим мероприятиям относятся: разработка и реализация программы по отбору кандидатов для прохождения службы в офицерских должностях из числа студентов старших курсов в гражданских университетах всей страны, а также тех, кто завершает программы получения степеней магистра и доктора наук;

создание представительств НОАК по отбору кандидатов на офи церские должности в высших учебных заведениях;

введение и управле ние программой обучения молодых людей, которые в будущем могут стать офицерами НОАК, на стипендии министерства обороны до того, как они приступят к учебе в высших учебных заведениях.

Другим направлением кадровой реформы является изменение системы подготовки и прохождения службы офицерским составом, где обращают на себя внимание три момента: п е р в ы й — развитие программы обязатель ного обучения командного состава;

в т о р о й — деятельность по стабили зации системы назначения на должности и приведению к единому стан дарту квалификационных критериев при назначении;

т р е т и й — уста новление максимальных сроков пребывания в должности.

В соответствии с опубликованным в декабре 2000 года «Законом об офицерском составе, пребывающем на действительной военной службе», увеличено количество обязательных курсов его подготовки перед назначе нием на командные должности. До этого офицеры должны были прохо дить обучение лишь перед назначением на должности командиров роты, полка и армии. В соответствии с новым законом их переподго товка будет проводиться перед назначением на командную должность любого уровня от взвода до военного округа. Более того, обучение перед назначением теперь станут проходить офицеры, относящиеся ко всем четырем карьерным сферам НОАК: войсковой, политической, тыловой и к сфере вооружений.

Чтобы гарантировать назначение на ключевые должности квалифи цированных офицеров и обеспечить эффективность системы дол жностных назначений, в НОАК были приняты постановления, опреде ляющие профессиональные требования, которым должен соответство вать офицер для занятия той или иной должности. К таким требованиям наряду с политическими качествами относятся опыт работы, служебный стаж, уровень образования, обучение на курсах и состояние здоровья.

Кроме того, в НОАК установлены минимальные сроки службы на конкретных должностях для получения вышестоящей или равнознач ной должности.

Одновременно руководство НОАК стремится предотвратить излиш не длительное пребывание офицеров в одной должности. С этой целью введены «максимальные сроки службы на командных должностях в мирное время», по истечении которых офицер должен быть переведен на другую должность. Налицо отход от старой практики, когда среди 76 В.Л. СЕДЕЛЬНИКОВ офицеров преобладала тенденция занимать должности в течение нео пределенного периода времени. Это нововведение имеет двойную цель: искоренить коррупцию и кумовство, а также обеспечить расши рение диапазона профессиональной деятельности офицеров.

В НОАК осуществляется амбициозная программа по модернизации системы профессионального военного обучения, которая включает: поиск мер повышения эффективности системы военного образования посред ством создания больших «комплексных университетов», расформиро вания многих избыточных академий и объединения значительного числа военно-учебных заведений, имеющих дублирующие функции;

расширение сотрудничества между военными академиями и граждан скими университетами в целях совершенствования учебных планов и повышения квалификации преподавательского состава;

организация курсов подготовки и обучения офицеров в гражданских университетах.

На базе прежних военных училищ и институтов были сформирова ны военные университеты, в том числе военно-инженерного и техни ческого профилей для подготовки специалистов, способных решать задачи модернизации обороны (табл. 3).

Военные учебные заведения НОАК готовят кадры по более чем специальностям, в том числе двойного (военного и гражданского) про филя. Срок обучения четыре года, выпускникам присуждается ученая степень бакалавра и выдаются дипломы действительные как в воен ной, так и в гражданской сферах.

В НОАК приступили к реализации серьезной программы по созданию кадрового корпуса технически и профессионально подготовленных сержан тов, которые смогут делать полноценную военную карьеру. Для этого раз работаны инструкции и правила, цель которых заключается в устранении недостатков существующего порядка подготовки младших командиров и создании эффективно контролируемой административной системы фор мирования сержантского корпуса: определен порядок отбора и комплек тования, обучения, распределения и назначения, повседневного руко водства, оценки, вознаграждения и увольнения. Кроме того, генераль ный штаб взял под контроль процесс утверждения вакансий военнослужащих сержантского состава посредством введения системы квот, установленной исходя из нужд ключевых подразделений и организаций.

Реформы в структуре вооруженных сил Китая включают в себя изменения в организационно-штатной структуре подразделений и числен ности личного состава, в целях приведения их в соответствие с требо ваниями военных задач. Суть их заключается в следующем.

Ранее многие из структурных реформ НОАК на тактическом уровне проводились исходя из необходимости вести общевойсковые пози ционные бои. Позже (начиная с конца 1990-х годов) главным напра влением структурных изменений на тактическом уровне стало стре мление повысить возможности войск по ведению маневренных сраже ний с интегрированным участием различных видов и родов войск.

На оперативном уровне НОАК продолжает заниматься подробной проработкой механизмов управления войсками в системе зарождаю щихся «военных зон» (театров ведения боевых действий в военное время) в качестве основы при ведении военных кампаний вместо тра диционной системы военных округов мирного времени. Кроме того, идет выработка новых доктринальных взглядов, согласно которым ВМС, ВВС и СРВ НОАК в будущем должны стать более весомой опе ративной силой в военной структуре НОАК, где сейчас доминируют сухопутные войска.

Одним из наиболее значимых направлений в области реформирова ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ КИТАЯ ния НОАК является радикальное изменение ее оперативной доктрины.

Новые подходы к тому, как китайская армия будет вести войны будуще го, использовать перспективные системы вооружений и новые оператив ные концепции окажут, по всей видимости, более значимое влияние на формирование облика китайских вооруженных сил будущего по сравне нию с другими, перечисленными выше аспектами реформы НОАК.

Т а б л и ц а Реорганизация военно-учебных заведений НОАК В 1999 году после многих лет накопления знаний и обширного экс периментирования, все руководящие документы НОАК, определяю Экономика Китая вступает в XXI век. / Под ред. Титаренко М.А. М.: РАН. Институт Дальнего Востока, 2004. С. 296.

78 В.Л. СЕДЕЛЬНИКОВ щие порядок ее применения на оперативном (оперативно-стратегиче ском и тактическом) уровне, были переизданы. Первое поколение наставлений и уставов, появившееся в середине 1980-х годов, стало недействительным, и на смену ему пришли новые документы, которые в совокупности называются «Новым поколением положений об опера тивном управлении».

Значимость для НОАК новых руководящих документов по опера тивному искусству отражается в оценке бывшего начальника генераль ного штаба НОАК Фу Цюанью. По его мнению, эти документы служат фундаментом для оперативной и боевой подготовки армии, позволят стандартизировать и унифицировать подходы к военному делу, укажут НОАК путь к ее превращению в интегрированную военную силу, будут способствовать повышению эффективности системы управления вой сками (силами) на всех уровнях.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.