авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию ББК 63.3(0)32.9.4я43

Алтайский государственный университет В 582

Печатается по решению кафедры всеобщей

истории и междуна-

родных отношений Алтайского государственного университета

Редакционная коллегия: доктор исторических наук, профес-

сор Ю.Г. Чернышов (отв. редактор), кандидат исторических наук, до цент А.М. Бетмакаев, кандидат исторических наук, доцент В.В. Серов, ВОЙНА И МИР С.Н. Исакова (отв. секретарь).

В ИСТОРИИ ЕВРОПЫ Война и мир в истории Европы : сборник научных В 582 статей памяти профессора Е.П. Глушанина. – Барнаул:

Изд-во Алт. ун-та, 2007. – 144 с.

ISBN 978-5-7904-0666- Сборник посвящен памяти доктора исторических наук, профес сора кафедры всеобщей истории и международных отношений Алтай Сборник научных статей ского государственного университета Евгения Павловича Глушанина памяти профессора Е.П. Глушанина (1957–2006), в сферу научных интересов которого входила военная история поздней античности. В сборнике публикуются статьи, посвя щенные проблемам войны и мира в истории Европы.

Издание предназначено для студентов, аспирантов и преподава телей, специализирующихся по всеобщей истории, международным отношениям и смежным гуманитарным дисциплинам.

На обложке: Война в Дакии, изображение на колонне Траяна, 114 г., Рим © Кафедра всеобщей истории и между ISBN 978-5-7904-0666- народных отношений Алтайского го сударственного университета, © Издательство Алтайского государст венного университета, 1 Большую роль в его научной биографии сыграла годичная стажировка в Германии. Позднее он также неоднократно прохо дил стажировки и участвовал в международных конференциях в Гамбурге, Бохуме и др., был руководителем Алтайского регио нального отделения Западносибирского центра германских ис Ю.Г. Чернышов следований.

Памяти профессора Е.П. Глушанина Научные публикации Евгения Павловича по истории позд ней античности получили известность не только в нашей стране, но и за рубежом. Его основной труд – монография «Военная Этот сборник научных статей по решению кафедры всеоб- знать ранней Византии» – был опубликован не только на рус щей истории и международных отношений АлтГУ посвящен ском, но и на немецком языках. Статьи Е.П. Глушанина публи памяти доктора исторических наук, профессора кафедры Евге- ковались в таких ведущих научных изданиях, как «Bonner ния Павловича Глушанина, безвременно ушедшего 25 мая Jahrbucher», «Historia», «Античная древность и средние века», 2006 г. на 49-м году жизни. «Античный и средневековый город», «Вестник древней исто Евгений Павлович родился 2 ноября 1957 г. в г. Анжеро- рии», «Византийский временник» и др. Он стал одним из соав Судженск Кемеровской области. Он поступил на историко- торов трехтомного учебного пособия «История Германии».

филологический факультет университета в 1973 г. Уже на первых Опубликовал более 60 научных работ, в том числе 2 моногра курсах он проявил склонность к научной работе: активно участ- фии. Под его редакцией вышли 4 сборника научных статей.

вовал в научных кружках, выступал с докладами на конференци- Тяжелая болезнь не позволила Евгению Павловичу осуще ях. Кроме того, он постоянно участвовал в стройотрядах, пел в ствить намеченные планы. В расцвете творческих сил ушел из ансамбле «Ваганты». Сокурсники запомнили его как яркую лич- жизни известный ученый, создавший целую научную школу. О ность, веселого, общительного, эрудированного студента. признании его научных заслуг говорят, в частности, те отклики, Закончив с отличием АлтГУ в 1979 г., он был направлен которые поступили на известие о его кончине:

стажером-исследователем в Ленинградский государственный «Византинисты Московского университета знали Евгения университет с последующим зачислением в аспирантуру при Павловича как талантливого и эрудированного специалиста по кафедре истории средних веков ЛГУ. Его научным руководите- политической, административной и военной истории Римской лем был известный специалист по истории Византии профес- империи и ранней Византии. Монографии и учебные пособия сор Г.Л. Курбатов. Отслужив в 1981–1983 гг. в армии (г. Ейск), Евгения Павловича отличаются высоким научным уровнем, по Е.П. Глушанин досрочно защитил кандидатскую диссертацию и лучили признание не только в нашей стране, но и за рубежом.

вернулся в Барнаул. Докторская диссертация была защищена им Мы вместе участвовали в работе международных и всероссий в Екатеринбургском государственном университете. ских конференций. Мы глубоко скорбим о кончине Евгения С 1984 по 2006 гг. он работал на кафедре всеобщей исто- Павловича Глушанина и будем хранить память о нем, о его зна рии (и международных отношений) АлтГУ. Читал учебные кур- чительном вкладе в развитие исторической науки» (декан исто сы «История древнего мира», «История средних веков», специ- рического факультета МГУ, зав. кафедрой истории средних ве альные курсы по истории Византии, истории международных ков, чл. – корр. РАН, профессор С.П. Карпов);

отношений, римскому праву и др. Руководил работой аспиран- «Византинисты Москвы приносят глубокие соболезнования тов (защищены две кандидатские диссертации – В.В. Серовым семье и коллегам крупного ученого-византиниста, доктора исто и М.В. Рубцовой). Его занятия отличались академичностью, вы- рических наук профессора Евгения Павловича Глушанина в связи сокими требованиями к знанию фактов и изучению историче- с его безвременной кончиной. Научное сообщество скорбит о Ев ских источников. гении Павловиче – замечательном ученом и человеке. Его труды 3 и идеи найдут достойное продолжение в работах учеников» (ака- дународных отношений Кемеровского государственного уни демик РАН Г.Г. Литаврин, чл. – корр. РАН С.П. Карпов);

верситета Ю.Л. Говоров);

«Потрясены известием о безвременной кончине видного «Весть о смерти Евгения Павловича Глушанина показалась ученого-византиноведа Евгения Павловича Глушанина. В нашей неправдоподобной. Трудно поверить, что она стала трагическим памяти навсегда сохранятся его беспримерная преданность нау- фактом. Потеря воспринимается жестокой нелепостью. Столько ке, светлый ум, широчайшая образованность» (друзья, коллеги, мог сделать человек во второй половине своей жизни! Думаю, наставники и соученики по историческому факультету Санкт- что в молодом Алтайском государственном университете память Петербургского университета, византиноведы Санкт- о молодом, хочется сказать юном, профессоре, будет долгой и Петербургского института истории Российской Академии Наук благодарной. В моём представлении он был в нашем универси и Эрмитажа);

тете одним из лучших студентов, затем лучшим выпускником, а «Мне, как и многим воспитанникам кафедры истории вскоре лучшим стажёром и аспирантом Ленинградского госу средних веков Санкт-Петербургского университета, Евгений дарственного университета. Ничуть не состарившись, стал док Павлович был особенно близок. Я дорожил общением с ним на тором и профессором всеобщей истории, избравшим для себя протяжении четверти века. Казалось, еще совсем недавно он был сложнейшую программу научных исследований в области исто начинающим, но самым ярким умом в блистательном семинаре рии Древнего Рима и Византии. Евгений имел сильный ум и профессора Г.Л. Курбатова. Казалось, только-только со страниц провидческое воображение, обладал качествами завидной тру «Византийского временника» прозвучали слова И.П. Медведева доспособности, настойчивостью, увлечённостью познанием, яв по поводу первой книги Евгения Павловича, что в его лице рос- ными зачатками способного полиглота. Склоняю голову над мо сийская византинистика приобрела уникального специалиста, гилой талантливого учёного Сибири и страны» (к.п.н., до равного которому нет и едва ли будет. Он выезжал на Запад еще цент А.В. Шестаков);

в приснопамятные советские времена, куда многим из нас путь «Дорогие коллеги! Коллектив кафедры истории древнего был заказан. Как будто только-только перед ним открылся без- мира и средних веков Исторического факультета Уральского граничный горизонт, редкостный потенциал его виделся неис- государственного университета глубоко соболезнует по поводу черпаемым. На всех, едва соприкоснувшихся с Евгением Павло- безвременной кончины друга и коллеги Евгения Павловича вичем, он производил неизгладимое впечатление. Наши студен- Глушанина» (декан исторического факультета Д.В. Бугров, зав.

ты и аспиранты, услышав одну-единственную, сольную лекцию кафедрой истории древнего мира и средних веков В.П. Степа профессора Глушанина, навсегда стали его поклонниками. Он ненко);

был великим мастером дискуссии, интеллектуальной полемики, «Потрясён известием о кончине Евгения Павловича. Был не подавляя и не унижая неискушенные в глубинах византини- свидетелем его быстрого, но многотрудного восхождения к вер стики умы, давая им возможность роста» (А.Г. Еманов, д.и.н., шинам профессионального мастерства. Уместно сказать, что ка проф., зав. каф. истории Древнего мира и Средних веков Тюмен- федра, университет, да и наука потеряли человека, который был ского государственного университета);

образцом целеустремлённости и результативности научного по «Мы глубоко чтили Евгения Павловича не только как пре- иска, настойчивой требовательности и заботы к ученикам. Пом красного специалиста по европейской истории, но и как обая- ню его как острого и неожиданного собеседника, эрудита и че тельного человека, истинного русского интеллигента. Это не- ловека разносторонних интересов. Передайте мои соболезнова восполнимая потеря для семьи, для друзей и коллег, для истори- ния семье и бликим Евгения Павловича» (к.и.н., доцент А.И. Се ческой науки. В его лице ваша кафедра и вся российская наука дельников).

потеряли талантливого ученого» (председатель ЗСЦГИ, к.и.н., Память о Евгении Павловиче, нашем друге и коллеге, бу доцент КемГУ С.А. Васютин, декан факультета истории и меж- дет храниться в наших сердцах.

5 вв. // Античная древность и средние века. Вып. 17. Свердловск:

Список основных публикаций Е.П. Глушанина Изд-во Урал. гос. ун-та, 1987. С. 14–25.

Монографии Еще раз к закону о скирах 409 г. // Античная древность и средние века. Вып. 18. Свердловск: Изд-во Урал. гос. ун-та, Военная знать ранней Византии. Барнаул: Алт. книж. изд 1988. С. 51–58.

во, 1991. 226 с.

Позднеримская военная знать и государство раннего доми Der Militradel des frhen Byzanz. Barnaul: Verlag «Den», ната // Проблемы истории государства и идеологии античности и 1991. 262 S.

раннего средневековья. Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 1988.

С. 66–82.

Сборники статей (ответственный редактор) Военно-государственное землевладение в ранней Византии Исторические и историографические вопросы междуна (к вопросу о генезисе фемного строя) // Византийский времен родных отношений XX в.: Межвуз. сб. / Под ред. Е.П. Глушани ник.Т. 50. М.: Наука, 1989. С. 14–26.

на. Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 1993. 152 с.

Ранневизантийская военная знать 364–395 гг. // Социальная Исследования по всеобщей истории и международным от структура и идеология античности и раннего средневековья.

ношениям: Межвуз. сб. науч. ст. / Под ред. Е.П. Глушанина.

Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 1989. С. 107–127.

Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 1997. 208 с.

Ранневизантийская военная знать первой половины V в. // Византийское государство в IV-XV вв.: Тезисы докл. XV Из истории Византии и византиноведения. Л.: Изд-во Лен. гос.

Всерос. науч. сессии византинистов / Под ред. Е.П. Глушанина.

ун-та, 1991. С. 20–39.

Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 1998. 96 с.

Военные в восстании Ника // Византия и средневековый Системы высшего гуманитарного образования в сравнении.

Крым. Барнаул: Изд-во «День», 1992. С. 24–37.

Барнаул, 2002.

Ассессоры в ранневизантийской армии // Античный и средневековый город. Вып. 25. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос.

Статьи и тезисы ун-та, 1994. С. 44–56.

Система набора солдат в ранневизантийской армии IV в. // Ранневизантийский военный мятеж и узурпация в IV в. // Проблемы социальной структуры и идеологии средневекового Актуальные вопросы истории, историографии и международных общества. Л.: Изд-во Лен. гос. ун-та, 1984. С. 3–22. отношений: Сб. науч. ст. Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 1996.

Пограничная армия Византии IV в. // Византийский вре- С. 24–36.

менник. 1985. Т. 46. С. 189–204. Представления о легитимности императорской власти в Предпосылки реформ Галлиена и их место в процессе эпоху тетрархий // Исследования по всеобщей истории и между трансформации римской армии // Страны Средиземноморья в народным отношениям: Межвуз. сб. науч. ст. Барнаул: Изд-во античную и средневековую эпохи. Горький: Изд-во Гор. гос. ун- Алт. гос. ун-та, 1997. С. 31–60. (В соавторстве с И.В. Корневой).

та, 1985. С. 95–106. Раздел Римской империи 364 г. и начало византийского го Этнический состав ранневизантийской армии IV в. (вар- сударства // Византийское государство в IV-XV вв. Барнаул:

варский вопрос) // Античная древность и средние века. Сверд- Изд-во Алт. гос. ун-та, 1998. С. 4–10.

ловск: Изд-во Урал. гос. ун-та, 1985. С. 32–42. Позднеримский военный мятеж и узурпация в эпоху пер Военные реформы Диоклетиана и Константина Великого // вой тетрархии // Античная древность и средние века. Вып. 29.

Вестник древней истории. 1987. № 2. С. 54–73. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. ун-та, 1998. С. 3–24.

О некоторых причинах появления антиварварских на- Позднеримский военный мятеж и узурпация в первой по строений в общественно-политической мысли Византии IV–V ловине IV в. // Вопросы политологии. Вып. 2. Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 2001. С. 120–130.

7 Генезис государственного суверенитета в ранней Визан- Sur le dispositif frontalier en Armnie, le limes et son volu тии // Европа. Т. 2. Тюмень: Изд-во Тюм. гос. ун-та, 2002. С. 11– tion, sou le Bas-Empire // Historia. Bd. 43. Stuttgart: Steiner, 1995.

22. (В соавторстве с Е.В. Фарашяном). S. 16–20. (В соавторстве с C. Zuckerman ).

«Константинопольский» цезерат в V в. // Кумуляция и Die sptrmische Usurpation: ein Klassifikationsentwurf // трансляция византийской культуры. Екатеринбург: Изд–во Ур- Bonner Jahrbucher. Bd. 186. Bonn: Habelt, 1996. S. 191–192.

ГУ, 2003. С. 15–17. L’assessorat militaire a la haute Epoque Byzantine // XXe Византийский цезерат в VI в. // XVI Всероссийская сессия Congrs Internationale des tudes byzantines. Pr-actes. III. Commu византинистов. Москва: ИВИ РАН, 2003. С. 15–17. nications libres. Paris: De Boccard, 2001.

Ранневизантийский цезерат // Власть, политика, право в Методические пособия античности и средневековье: Сб. статей. Барнаул: Изд–во Алт.

гос. ун-та, 2003. С. 14–34. Учебник латинского языка для юридических факультетов.

Юстиниан Великий как военный реформатор // Россия – Барнаул: Изд-во Алт. Акад. экономики и права, 1994. 160 с. (В Крым – Балканы. Диалог культур. Научные дебаты. Екатерин- соавторстве с В.Л. Зиновьевой).

бург: Изд-во Урал. гос. ун-та, 2004. С. 50–55. Политическая история древнего мира и средних веков:

Алтайский государственный университет – Рур-универ- учеб. пособие. Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 1998. 58 с. (В со ситет Бохум: опыт сотрудничества // Россия – Германия: диалог авторстве с В.В. Серовым).

культур – взаимопонимание наций. Барнаул: Изд-во АГИИК, Рецензии 2004. С. 7–10. (В соавторстве с В.Н. Шайдуровым).

Древние германцы;

Раннесредневековая Германия (V– Rec. ad op.: E. Flaig. Den Kaiser herausfordern. B., N.Y., XI вв.);

Источники к указанным разделам // История Германии: // Klio. Bd. 78. B.: Akademie-Verlag, 1995. S. 191–192.

учеб. пособие для студентов вузов. В 3-х т. Кемерово: Изд-во Rec. ad op.: Andreas Weileder, Valerius Maximus. Spiegel kai «Кузбассвузиздат», 2005. Т. 1. С. 12–118;

Т. 3. С. 5–49. serlicher Selbstdarstellung. Mnchen, 1998 // Klio. Bd. 84. B.: Aka Идеализация древних германцев в нацистской историогра- demie-Verlag, 2002. S. 233.

фии // Итоги и уроки Великой Победы над фашистской Герма нией. Материалы межд. научно-практической конференции. Се мипалатинск, 2005.

Немцы в России и их вклад в освоение юга Западной Си бири // Aus Sibirien – 2005. Тюмень: Экспресс, 2005. С. 43. (В соавторстве с В.Н. Шайдуровым).

Провинциализация и варваризация в истории римской им ператорской армии // Власть, политика, идеология в истории Ев ропы: сборник научных статей, посвященный 30-летию кафедры ВИМО АлтГУ. Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 2005. С. 37–52.

К проблеме налогообложения в период поздней антично сти: участие военных в сборе налогов // Античная древность и средние века. Сб. статей. Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 2006.

С. 37–59. (В соавторстве с В.В. Серовым ).

Die Politik Theodosius I. und die Hintergrnde des sogenann ten Antigermanismus im ostrmischen Reich // Historia. Bd.38.

1989. S. 224–249.

9 враждующий с израильтянами, подлежащий истреблению. Цари, М.В. Кащаева пожалевшие хотя бы одного человека из представителей данной Эволюция этических представлений о роли народности, теряют свою власть (1 Цар 15). Ведение подобного и специфике войны в библейскую эпоху рода войн связано с теократическим принципом, согласно кото рому израильтяне получали особое повеление Бога исполнять Ведение военных действий с древних времен было неотъ суд над народами (Чис 31;

15). Однако возможность такого суда емлемой частью социальной жизни, поэтому война является сохранялась до тех пор, пока израильтяне следовали закону, ко средством разрешения противоречий, способом демонстрации торый дан через Моисея.

превосходства одного государства над другим, а также средст Характеризуя самые ранние эпохи древнееврейской госу вом обороны. В настоящей работе мы обсудим специфику вой дарственности, мы должны заметить, что законодательство при ны, моральные основания войны, их эволюцию в древнем Из знает также ведение мирных переговоров (Втор 20;

10–13). Во раиле. Первые упоминания о военных действиях относятся к времена царей большое значение придавалось политике союзов эпохе патриархов – первой половине II тысячелетия до н.э.

(3 Цар 15;

18–20), но такие союзы, особенно между царями Иу (Быт 14). Следует отметить, что ведение военных действий про дейскими и Израильскими, как правило, не приносили пользы.

должалось вплоть до Римского завоевания. Обзор и анализ всех Согласно законодательству Моисея, народы, переданные Богом военных событий возможен только в рамках масштабного ис следования 1, поэтому целью данной статьи является анализ мо- в руки израильтян, можно разделить на две части. Первые, су ществующие вдали от земли Израиля, не подлежат полному раз рально-этических представлений о войне с эпохи, в которую Из рушению. В отношении подобных народов существует запрет раиль начал военные действия, до эпохи Ездры – Неемии, вре убивать детей и женщин, но убийство мужчин и юношей, спо мени, когда все концепции военных действий были использова собных держать оружие, не подлежит обсуждению. Вторая же ны неоднократно.

группа: хеттеи, аморреи, хананеи, ферезеи, иевусеи – подлежат Главным отличительным признаком древнееврейской кон поголовному истреблению, в том числе женщины и дети. При цепции войны является её священный характер (1 Цар 17;

45).

чина немилосердного отношения к перечисленной группе кроет Согласно закону ведение войны подчиняется Божественному ся в способности этих народностей отвратить народ Израиля от промыслу (Втор 20), поэтому непосредственными участниками служения Богу. Специфика теократии в данном случае проявля войны были священники, функцией которых являлось вопроша ется в том, что войну ведет не только израильский народ, но Ях ние Божественной воли, воодушевление воинов, усмирение на ве – предводитель небесного и земного воинства (1 Цар 17;

45) 2.

рода. Поскольку война носила священный характер, то и степень Характерной особенностью царской эпохи в отношении милосердного отношения к неприятелю зависела от воли Бога.

последствий войны являлось отсутствие радости, сопутствовав Так, например, закон запрещает бессмысленные разрушения шей истреблению неприятеля. Законодательство вводит способы (Втор 20;

19), как и возможность нападать на отдельные народы очищения человека, участвовавшего в сражении, также взятого в (Втор 2;

4, 9, 19;

3 Цар 12;

24). Первые упоминания о военных плен, и утвари, изъятой у неприятеля (Чис 31;

19). Показатель событиях связаны не с захватом, а защитой своих прямых родст ной в данном случае является история с Давидом, который, про венников (Быт 14, 34;

25–31). По сути, эти военные акции связа лив много крови, не решается возводить Храм, передавая эту ны с исполнением обетования, данного Аврааму, о том, что его священную обязанность Соломону (1 Пар 28;

3).

семя будет сохранено и приумножено. Войны периода странст Тема ритуальной чистоты воюющих является одной из вования по пустыне и покорения Ханаана имеют ярко выражен важнейших тем военного законодательства. Каждый воин обязан ный захватнический характер, в них проявляется жестокость по очистить свое тело на третий и седьмой день после сражения, отношению к противнику. Так, амаликитяне – народ, извечно 1 Херцог Х, Гишон М. Библейские сражения. М., 2005. Лопухин А.П. Законодательство Моисея. М., 2005. С. 174–175.

11 поэтому священники в стане были необходимы на всем протя- Праведный царь истребит бранный лук и возвестит народам жении войны и после победы над неприятелем. Священной и мир. Каковы причины, побудившие пророков изменить привыч чистой являлась территория стана, осквернение которой могло ное отношение к войне?

привести к божественному наказанию (Втор 23;

9–13). Согласно Безнравственное поведение народа, многочисленные от ближневосточной традиции, нарушением чистоты было сохра- ступления от закона приводят к переосмыслению роли войны.

нение отношений с женщинами, арабы, как известно, избегали Народ, не удержавшийся от нарушения закона, должен быть ис близости во время войны. Древнееврейское законодательство треблен (Ис 7;

17–24). В книге пророка Иеремии также отмече настаивает на сохранении супружеских отношений в том случае, но, что Вавилонские цари будут, по сути, исполнять суд над иу если мужчина недавно вступил в супружеские отношения, по- деями (Иер 21;

7). Подобная перемена в отношении к иудеям в строил дом и не жил в нем, посадил виноградник и не отведал пророческой литературе связана с многочисленными обвине его плодов. По мнению исследователей, Библия сохраняет сви- ниями иудеев в совершении «злых дел», которые никто не в си детельства избегания супружеских отношений. Так, несмотря на лах погасить (Иер 21;

12–14), в данном случае речь идет о пре посылы Давида, преследовавшего свой низменный интерес, ступлении против Бога, поклонении статуям.

Урия не уходит в дом, к супруге, пока не завершилась битва, в Таким образом, в Библии мы встречаем два совершенно которой он принимал участие 3. различных подхода к войне: война – как средство наказания дру В царскую эпоху рождается военное законодательство, ох- гих народов, по причине преследования ими «избранного наро ватывавшее три сферы: постановления в отношении завоеван- да»;

и война – как средство возмездия иудеям за многочислен ных народов, постановления о разделе добычи, постановления в ные отступления от закона, данного Богом. Специфика концеп отношении погибших и их семей. Постановления в отношении ции военных действий во многом зависит от характера государ пленных, в том числе и в царскую эпоху, имеют жестокий ха- ственной власти, от личности и поступков правителя, божест рактер, даже в отношении детей и женщин (1 Цар 14, 15). Во- венного провидения.

преки законодательству Моисея, избранный народ опустошает земли соперников, вырубая деревья и оскверняя колодцы (Суд 9;

45–57). Важным является постановление о разделе добычи. Да вид, сохраняя мир среди народа Израиля, распоряжается делить добытое поровну между теми, кто участвовал в войне, и теми, кто охранял обоз (1 Цар 30). Исследователи древнего законода тельства склонны усматривать в этих постановлениях основу для всего военного законодательства в последующие эпохи 4.

Изменение отношения к войне происходит в эпоху проро ков. У Исайи мы встречаем иное обоснование теократии (Ис 2;

4). Как и ранее Яхве – судья всех народов, но теперь задача на рода научиться жить мирно: «и перекуют мечи свои на орала, и копья свои – на серпы» и Яхве будет способствовать этому. Без нравственный, антирелигиозный характер войны утверждается у иудеев около середины VIII в. В книге пророка Захарии ясно указана характеристика праведного царя, которого пошлет Бог.

Benzinger J. Hebrische Archologie. Leipzig.1894. S. 306–309.

Элон М. Еврейское право. СПб., 2002. С. 398–400.

13 ристики данной теоретической модели автоматически переносят И.Д. Сахурия ся на Спарту. Представляется, однако, что для понимания как по Военная организация и милитаризованность литической теории Платона в целом, так и оценки, которую он спартанского государства в оценке Платона даёт спартанскому государству, необходимо рассматривать эту теорию, с одной стороны, в контексте всей философии Платона, а В политической философии Платона особая роль принад с другой – с учётом исторических реалий того периода, когда эта лежит спартанскому государству. Мыслитель подробно и об философская система создавалась.

стоятельно анализирует его структурные элементы, заимствуя Время жизни Платона, как известно, пришлось на период, некоторые из них для построения своей теории идеального госу когда мир греческих полисов вошёл в полосу кризиса, который дарства. При этом особый интерес вызывает военная организа во многом стал следствием Пелопоннесской войны. В это время ция и связанная с нею милитаризованность этого полиса. При происходят серьёзные изменения как в политической жизни, так этом, одно и другое явления заслуживают неоднозначной оценки и в общественном сознании. Полисная идеология, основу кото философа.

рой составляли дух коллективизма и патриотизм, существенно В целом политическая философия Платона всегда вызывала деформируется. Снижается чувство сопричастности граждан и интерес в науке и на сегодняшний день можно говорить о том, что философия Платона сравнительно хорошо исследована 1. Вместе с ответственности за судьбу родного полиса. Вместе с тем, нарас тает разочарование во всей полисной системе, в способности тем, обширнейшая литература по этому вопросу породила и це полисной государственности, с традиционными для неё принци лый ряд своего рода прописных истин, которые стали общеприня пами и идеалами, решать существующие проблемы. Во многом тыми в оценке творчества этого философа. Применительно к именно в этот период полис проявил свою несостоятельность, спартанской проблематике в трудах Платона можно говорить о неспособность адекватно реагировать на возникающие пробле следующих стереотипах: Платон – ярый и последовательный про мы и эффективно их решать, что, в конечном счёте, стало для тивник демократии. Отсюда логически выводится его столь же него началом конца.

последовательная симпатия к спартанскому государству, как ан Одним из ярких признаков кризиса полисной государст типоду демократических Афин. И, исходя из этих проспартанских венности и идеологии стал поиск альтернативных вариантов вы настроений великого философа, некоторые ученые заложили тра хода из сложившейся ситуации. Общество всё чаще обращается дицию рассматривать Спарту как прообраз или даже аналог пла тоновского «идеального государства» 2. При этом многие характе- к идее единоличной власти, зреет симпатия к сильной личности, способной в экстремальной ситуации взять на себя ответствен ность. Важно при этом отметить, что подобные настроения ока См. например: Stockton D. The Classical Athenian Democracy. Oxford, зались одинаково характерны и для «демократических» Афин, и 1991;

Tarkiainen T. Die athenische Demokratie. Zurich, Stuttgart, 1966;

Wender D.

для «олигархической» Спарты. Показателем степени распро Plato: Misogynist, Paedophile and Feminist // Arethusa 1973. №6. Р. 75–90;

Ас странённости подобного взгляда в обществе является, в частно мус В.Ф. Платон. М., 1969;

Корнфорт М. Открытая философия и открытое сти, тот факт, что эти идеи буквально проходят красной нитью общество. М., 1972;

Лурье С.Я. Очерки по истории античной науки. М.-Л., 1947. Михаленко Ю.П. Платон и современная антитеза либерализма и тотали- через произведения таких, казалось бы, разных по своим поли таризма: Кроссмен Р., Поппер К., Рассел Б. и др. в окружении корифеев антич тическим взглядам авторов, как Исократ и Ксенофонт. Переоце ной политической мудрости. М., 1998;

Темнов И.Е. Платон: Философия госу нить подобного рода настроения в высшей степени трудно, так дарства, права, политики // Платон. Государство. Законы. Политик. М., 1986. С.

как для классической модели полиса они были не только не ха 5–62;

Фролов Э.Д. Платон и тирания // Интеллектуальная элита античного ми рактерны, но и неприемлемы.

ра. СПб., 1995. С.18–20. Чернышов Ю.Г. К вопросу о «спартанском тоталита ризме» // Исследования по всеобщей истории и международным отношениям.

Барнаул, 1997. С. 3–15.

См. например Евдокимов Р.Б. Должностные лица в идеальном государ- 1979., С. 191–212;

Поппер К. Открытое общество и его враги. Т.1: Чары Плато стве «Платоновых законов» // Платон и его эпоха / под ред. Ф.Х. Кессиди. М. на / пер. с англ. В.Н. Садовского. М., 1992.

15 Именно в этой исторической и идейной обстановке возни- Наряду с признанием антидемократической направленно кают произведения Платона. Его политическая теория, таким сти политической теории Платона, так же общим местом в исто образом, с одной стороны, во многом являлась реакцией на сло- риографии стало если и не отождествление платоновской моде жившуюся кризисную ситуацию, а с другой, нельзя не учиты- ли идеального государства со Спартой, то, во всяком случае, по вать того, что она глубоко пронизана духом времени.

И при ана- иск прямых аналогий между ними. Конечно, это не является лизе как всей философии Платона, так и, прежде всего, его по- полностью безосновательным, и определённая симпатия Плато литических концепций, эти два факта важно учитывать. на к спартанскому государству, безусловно, имела место. Оче Необходимо отметить, что одна из трудностей анализа кон- видно также, что ряд элементов своего идеального государства цепции Платона, как и античной политической философии в це- философ действительно заимствовал из политической практики лом, связана с терминологией. Речь идёт, прежде всего, о том об- этого полиса. И, тем не менее, по целому ряду причин ставить щепринятом мнении, что Платон был убеждённым противником знак равенства между идеальным государством Платона и Спар демократии. И хотя в целом данный тезис справедлив, однако, той представляется неправомерным.

представляется, что он требует существенных уточнений. Поня- Во-первых, в этом вопросе надо учитывать общий контекст тие «демократия» имеет для Платона совершенно определённое философии Платона, прежде всего, его теорию идей. Не вдава значение, связанное с политическими реалиями современной ему ясь в подробности, можно сказать, что, согласно этой концеп Греции. При этом терминология политической науки новейшего ции, ни одно явление материального мира не может быть совер времени не может быть признана вполне адекватной для реалий шенным и является в большей или меньшей степени искажён древнегреческого полиса. Поэтому смысловое содержание совре- ным воплощением соответствующей идеи. В этой связи отожде менного термина «демократия» и того, которым пользуется Пла- ствлять платоновскую теорию идеального государства со спар тон, не является идентичным. Говоря о демократии и критикуя её, танским полисом представляется не корректным.

великий древнегреческий философ имеет в виду, прежде всего, Конечно, некоторые черты спартанского государства вы политические реалии афинского государства. В условиях про- зывают симпатию великого философа. Пожалуй, можно гово грессирующего кризиса полисной системы политический строй рить даже о том, что отдельные элементы были им заимствова Афин подвергся существенной деформации. Демократический (в ны и включены в теорию идеального государства. И, на первый период своего расцвета) строй выродился в охлократию, далекую взгляд, таких заимствований очень много. Можно провести ана от системы времён Клисфена и Перикла («Демократия, на мой логию между положением спартиатов, полноправных граждан и взгляд, – пишет Платон, – осуществляется тогда, когда бедняки, стражами в идеальном государстве;

спартанской правящей эли одержав победу, некоторых из своих противников уничтожат, той и философами-правителями, стремлением к простому и иных изгонят, а остальных уравняют в гражданских правах» строгому быту и т. д. Но при ближайшем рассмотрении стано (Resp. VIII, 557)). Не удивительно в этой связи негативное отно- вится очевидной вся поверхностность прямых отождествлений в шение философа к демократическому строю. Критика Платона, данном случае, несмотря на действительно имеющееся внешнее таким образом, обращена не против абстрактной системы, в осно- сходство, поскольку названные элементы в платоновской моде ве которой лежит свобода и равенство политических прав народа ли государства имеют иное содержание, функции и цели, неже (как это представляют некоторые исследователи 3), а против со- ли это было в Спарте.

вершенно определённых и хорошо известных ему политических Надо учитывать и тот факт, что наряду с чисто философской реалий его родного полиса. деятельностью для Платона имела значение и практическая. Пла тон – философ и Платон – практик – далеко не одно и то же. Пла тон – практик мыслит очень реалистично и трезво. Для построе ния своего идеального государства он готов воспользоваться ти Поппер К. Указ. соч. С.141 и др.;

Рассел Б. История западной филосо раническими методами, потому что это наиболее простой и эф фии: в 3 кн. / пер. с англ. В.В. Целищева. СПб., 2001. С. 137–180.

17 фективный способ. Вообще, интересно, насколько категория эф- признаками и атрибутами (автономией, автаркией, самоуправле фективности важна для всего мировоззрения Платона. Именно к нием, военной организацией, ограниченной численностью насе ней он подспудно апеллирует как в своей философии, так и в ления и проч.). И задачи, стоящие перед этим государством, то практической деятельности. Наиболее ярко это можно увидеть на же вполне традиционны для мира греческих полисов. Вот только примере отношения Платона к тиранической власти. В этом во- методы их решения предлагаются по многим параметрам для просе наблюдается выраженный разрыв между негативной теоре- полиса не характерные. Платон считает, что государство будет тической оценкой этого феномена и допущением или даже стрем- функционировать наиболее эффективно, если каждый в нём бу лением использовать тиранию на практике в качестве средства и дет заниматься своим делом, не претендуя на несвойственную орудия воплощения в жизнь идеального государства. ему деятельность: «Справедливость состоит в том, чтобы Можно сказать, что и в основе теории идеального государ- каждый имел свое и исполнял тоже свое. Значит, вмешательство ства для Платона лежит именно идея эффективности. «Каждый … в чужие дела и переход из одного сословия в другое – человек привлекает то одного, то другого для удовлетворения величайший вред для государства» (Resp. IV, 34). Логическим той или иной потребности. Испытывая нужду во многом, многие следствием этой идеи является мысль о необходимости специа люди собираются воедино, чтобы обитать сообща и оказывать лизации и профессионализации, прежде всего, в таких сферах друг другу помощь» (Resp. II, 369). Один из основополагающих деятельности, как военное дело и управление. Но сама идея выводов «Государства» в этой связи заключается в том, что профессионализации в этих сферах, по сути, абсолютно чужда лучше работает тот, кто владеет одним искусством, а не многи- полисному сознанию, основой которого было отождествление ми (Resp. II, 369). «Лучше работает», значит, по сути, более эф- государства и гражданского коллектива. В этом моменте плато фективно при прочих равных условиях. И речь, в конечном счё- новская теория фактически выходит за рамки полиса. Как со те, идёт об эффективности функционирования как всего госу- вершенно справедливо отметил в этой связи К.А. Кузнецов, «эта дарства в целом, так и каждого из составляющих его элементов. линия, преодолевая греческое государство-общество ведёт к го В этом кроется причина жёсткой регламентированности всех сударству и обществу. И это знак того, что в греческое мышле ние входит какой-то чуждый элемент» 5. По иронии судьбы, тео сторон жизни в идеальном государстве Платона, регламентиро ванности, из-за которой позднее, уже в XX веке, философа об- рия, созданная Платоном, как возможный вариант выхода по винят в том, что он стал первым теоретиком тоталитаризма 4. Но лисной организации из кризиса, сама по себе стала признаком настоящая причина этого кроется отнюдь не в абстрактном вле- этого кризиса.

чении Платона к тоталитарным формам правления. Именно с точки зрения идеи эффективности становится Платон не мыслил иной формы государственности и иного понятно отношение Платона к Спарте. Как очень точно отме способа общественного бытия, нежели полис. Но современная тил Ю.В. Андреев, своеобразие спартанского государства состо ему полисная организация представала неспособной решать воз- ит не в том, что в рамках полисной цивилизации она была носи никшие перед ней проблемы и адекватно ответить на вызовы телем какого-то чуждого элемента, а в том, что некоторые осо бенности полисного строя проявились здесь с особенной силой 6.

современности. Теория идеального государства в этой связи ни что иное, как поиск выхода из этой кризисной ситуации, попыт- Таким образом, можно говорить, что спартанский строй импо ка найти действенные механизмы, которые позволили бы полису нировал Платону в той степени, в какой был эффективен. Дру эффективно решать стоящие перед ним задачи. В высшей степе ни показательно при этом, что платоновское идеальное государ- Кузнецов К.А. Платон: Введение в анализ «Государства» и «Законов»

ство - это именно полис, со всеми его наиболее характерными // Платон: pro et contra. / под ред. Р.В. Светлого. СПб., 2001. С. 483.

Андреев Ю.В. Спарта как тип полиса // Античная Греция. Проблемы Поппер К. Указ. соч., Андреев Ю.В. Цена свободы и гармонии. Несколь- развития полиса. Т. 1 / под ред. Е.С. Голубцовой, Л.П. Маринович, А.И. Пав ко штрихов к портрету греческой цивилизации. СПб., 1999. С. 135 и далее. ловской, Э.Д. Фролова. М., 1983. С. 216.

19 гими словами, Платон вовсе не являлся поклонником всего В этом и кроется причина неоднозначности оценок спартан спартанского вообще, он лишь отдал должное тем сторонам сис- ского государства в философии Платона. Если эффективность темы этого полиса, которые оказались наиболее подходящими и спартанской военной организации заслуживала одобрение фило адекватными для решения отдельных задач, стоящих перед по- софа, то милитаризованность государства в целом вызывала осу лисной организацией как таковой. ждение. Платон критикует этот аспект спартанского государст На протяжении долгого времени спартанская фаланга оста- венного устройства, подчёркивая, что «хороший закон устанавли валась непобедимой, что, безусловно, являлось следствием су- вается не ради войны, а ради мира» (Plato. Leg. I, 628;

II, 373).

ществовавшей в государстве военной организации. И Платону, Вследствие этого, оценивая спартанский строй в целом, безусловно, импонировал этот элемент в спартанском государ- Платон характеризует его как тимократию – правление военных, ственном устройстве – в значительной степени профессионали- основанное на честолюбии и борьбе за власть. Тимократию он зированная и, в силу этого, очень эффективная военная органи- относит к испорченным формам государственного устройства, зация. Именно из этого исходит философ в своей аргументации, наряду с демократией и олигархией, подчёркивая, что при ней на обосновывая необходимость существования стражей: «Неужели первый план выдвигаются личные амбиции, а не общее благо же стоит только взять щит или другое оружие и запастись воен- (Resp. VIII, 543, 545).

ным снаряжением – и сразу станешь способен сражаться, будь Интересно в этой связи, что Аристотель в оценке милита то в битве тяжело вооруженных или в какой-либо иной? Ника- ризованности спартанского государства исходит фактически из кое орудие только оттого, что оно очутилось в чьих-либо руках, тех же аргументов, что и Платон: «вся совокупность законов никого не сделает сразу мастером или атлетом и будет бесполез- рассчитана только на одну часть добродетели, именно на воин но, если человек не умеет с ним обращаться и недостаточно уп- скую доблесть, так как она полезна для приобретения господ ражнялся» (Resp. I I, 374). ства. Поэтому они держались, пока вели войны, и стали гибнуть, Но это только с одной стороны. С другой, философ не мог, достигнув гегемонии: они не умели пользоваться досугом и не разумеется, не заметить, что «профессионализация» спартанской могли заняться каким-либо другим делом, которое выше военно армии основывалась совсем не на тех же принципах, которые он го дела» (Arist. Pol. II,6,22). Это тем более показательно, что в положил в основу своей касты стражей в идеальном государстве. своей «Политике» Аристотель делает упор на последовательную Спартанские воины – это не какой-то особый замкнутый слой критику платоновской теории идеального государства.

внутри гражданского коллектива, это собственно гражданский Таким образом, Платон в политической философии уделяет коллектив, существующий на принципах военного лагеря. Таким большое внимание военной организации Спарты, которая импо образом, военная организация, изначально призванная выпол- нирует ему своей высокой эффективностью. И в свою теорию нять совершенно определённую и конкретную функцию оборо- идеального государства великий мыслитель привносит элементы ны государства, приобрела здесь совсем другой характер. Воен- этой системы. С другой стороны, необходимо иметь ввиду, что ная организация в Спарте стала чем-то гораздо большим, нежели платоновская идея касты стражей всё-таки в значительной сте одним из необходимых механизмов, обеспечивающих эффек- пени отличается от спартанской системы. И если внешне это тивное существование полисного государства. Военная органи- аналогичного рода профессионализированная и чётко регламен зация здесь подчинила себе само государство, все сферы жизни тированная структура, то принципы её комплектования и специ общества. Таким образом, платой за эффективность спартанской фика функционирования значительно отличаются от спартан военной машины стала тотальная милитаризованность. А это, в ских. В «идеальном государстве» военная организация является свою очередь, уже прямо противоречит основному принципу, не более чем одной из структур полиса, в то время как в Спарте положенному Платоном в основу его проекта – «заниматься она фактически совпадает с государством и гражданским кол своим делом и не вмешиваться в чужие» (Resp. IV, 433). лективом. Такая тотальная милитаризованность привела к тому, что интересы спартанского полиса в итоге оказались полностью 21 тождественны интересам военной организации и наоборот. А В.Н. Козулин это уже не могло вызвать одобрения Платона, краеугольным Особенности отношения к войнам камнем всей политической философии которого была идея сба- и «антиимпериализм» Помпея Трога лансированности, требовавшая от каждого (будь то отдельный член общества или государственный институт) заниматься ис- Как известно, война была очень распространенным явле ключительно своим делом для достижения общего блага и не нием античной истории, и античная общественная мысль не вмешиваться в чужую сферу деятельности. По мнению великого могла обойти её стороной. В античной традиции война оценива философа, именно соблюдение этого принципа обеспечивало лась неоднозначно. С одной стороны, война воспринималась как наиболее эффективное функционирование всей государственной естественное и важное событие в жизни людей, и значение войн, системы, а, следовательно, и процветание полиса. в связи с этим, зачастую превозносилось. Так, еще Гераклит пи В целом, можно заключить, что Платон очень чётко раз- сал, что война – это «отец всех, царь всех: одних она объявляет граничивает для себя собственно военную систему Спарты и богами, других – людьми, одних творит рабами, других – сво милитаризованность этого государства. Если первое вызывает бодными» (fr. 53: Hippolit., Refut. contra haeres., IX, 9, 4). Огром одобрение мыслителя, то второе подвергается им критике. ную роль играла война в римской истории. Можно предполо жить, что война была нормальным, обыденным состоянием рим ского общества 1. В подтверждение этих мыслей можно привести цитаты некоторых римских авторов, например, Саллюстия:

«…Ведь у римлян есть лишь одно, и притом давнее, основание для войн со всеми племенами, народами, царями – глубоко уко ренившееся в них желание владычества и богатства» (Sallust., Hist., IV, 69, 5).

Однако идеями оправдания войн далеко не исчерпывается ни античная в целом, ни даже римская общественная мысль. В античности зарождается и прямо противоположная идея паци физма 2. Особенное распространение идеи миротворства и отри цательного отношения к войнам получают в Греции в эпоху эл линизма, а в Риме – в эпоху гражданских войн и кризиса civitas.

Подобные идеи в античности подпитывались, с одной стороны, представлениями о так называемом золотом веке, в котором ца рил мир, с другой стороны, представлениями о единстве ойку мены 3. Пацифистские идеи можно встретить в комедиях Ари стофана, в философских учениях эпохи эллинизма – кинизме и Harris W. War and Imperialism in Republican Rome, 327–70 B.C. Oxford, 1979. P. 9–10. – Цит. по: Кащеев В.И. Эллинистический мир и Рим. Война и дипломатия в 220–146 годах до н. э. М., 1993. С. 72, 129.

См. об этом подробно: Уколова В.И. У истоков пацифизма // Пацифизм в истории. Идеи и движения мира / отв. ред.: А.О. Чубарьян. М., 1998. С. 8–26.

См. там же;

cf. Kaerst J. Die antike Idee der Oikumene in ihrer politischen und kulturellen Bedeutung. Akademische Antrittvorlesung. Leipzig, 1903.

23 стоицизме и в многочисленных сочинениях, проникнутых духом Как уже отмечалось, всеобщая история Помпея Трога (Historiae этих учений. Philippicae) в 44 книгах – это первая всеобщая история среди ла К такого рода сочинениям относится и труд римского исто- тинских авторов (до этого римская историография занималась рика Помпея Трога «Historiae Philippicae» – первая всеобщая ис- главным образом историей Рима). В сочинении Трога освеща тория на латинском языке. Хотя имя этого автора и не упомянуто лась вся мировая история – со времен ассирийского царя Нина в указанной статье В. И. Уколовой об истории пацифистских идей до установления Римом мирового господства. Этот труд Помпея в античности, его концепцию вполне можно отнести к этому рус- Трога, как уже давно было установлено, в значительной степени лу идей. По крайней мере, у Помпея Трога очевиден так называе- базировался на греческом оригинале, скорее всего принадле мый антиимпериалистический момент – явление очень редкое для жавшем старшему современнику Трога Тимагену Александрий скому, автору не дошедшего до нас произведения «О царях» 5.

римской историографии, ведь до сих пор чаще было принято го ворить о «римском империализме». Нужно иметь в виду, что по- Кроме того, в нем (или же в его греческом первоисточнике) чув нятие «антиимпериализм», равно как и понятие «империализм», ствуется заметное влияние таких авторов, подверженных кини ко-стоическим влияниям, как Эфор, Феопомп и Посидоний 6.

весьма условны применительно к античности. Эти явления при нято относить к новой и новейшей истории. Но многие исследо- Заглавие («Филиппова история») восходило к произведе ватели находят, что подобные идеи все-таки имели место и в ан- нию историка Феопомпа «Филиппика» и должно было указы тичности и даже видят истоки империализма как явления именно вать на формальное стремление автора трактовать всю историю в античной, точнее, в римской истории 4. с македонских позиций – позиций той Македонии, которую соз В настоящей статье предполагается рассмотреть специфи- дал Филипп II. На самом деле, по содержанию, это произведение ку отношения к войнам и «антиимперских» идей в исторической в некоторых местах скорее напоминает демосфеновские «фи концепции Помпея Трога и выявить мотивацию такого отноше- липпики» и в целом может служить одним из ярких примеров ния. Для этого, на наш взгляд, следует сперва уяснить общий антимакедонской историографии. К сожалению, сочинение смысл троговской концепции истории. Помпея Трога не дошло до нас непосредственно. О его содержа Помпей Трог был одним из крупных римских историков нии мы можем судить в основном по его фрагментарному пере сказу (составляющему по объему лишь около 1/5 исконного про эпохи Августа. Предки Помпея Трога, как он сам упоминает в своем сочинении, вели свой род от галльского племени воконти- изведения), который принадлежит перу латинского историка ев, его дед получил права римского гражданства от Гнея Пом- приблизительно III в. н.э. М. Юниана Юстина («Эпитома сочи нения Помпея Трога Historiae Philippicae» 7). Юстин попытался, пея, а отец уже воевал под началом Цезаря, ведал перепиской и делами посольств и был хранителем печати (Just., XLIII, 5, 11).

См.: Античные писатели. Словарь / пер. с польск. СПб., 1999. С. 294;

Любкер Ф. Иллюстрированный словарь античности. М., 2005. С. 877;

Ростов По данным отечественного исследователя В.И. Кащеева, термин «рим цев М.И. Скифия и Боспор. Л., 1925. С. 119–120. Автор статьи о Помпее Троге ский империализм» был впервые введен в научный обиход в 1914 году амери в «Realenzyklopaedie der klassischen Antike» (Паули–Виссовы) Э. Швартц канским историком Тенни Франком: Frank T. Roman Imperialism. N.Y., 1914. – (Schwartz) оспаривал эту версию о Тимагене как о главном источнике Трога – см. Кащеев В.И. Указ. соч. С. 50. После этого появляется множество работ, см: Ростовцев М.И. Указ. соч. С. 120, прим. 1.


посвященных исследованию «римского империализма»: Homo L. L’Italie primi- См.: Ростовцев М.И. Указ. соч. С. 105, 118–120, 121;

Зельин К.К. Ос tive et l’imperialisme romain. P., 1925;

Carcopino J. Point de vice sur l’imperialisme новные черты исторической концепции Помпея Трога // Вестник древней ис romain.P., 1934;

idem. Les tapes de l’imperialisme romain. P., 1961;

Badian E.

тории. 1948. № 4. С. 210, 219–220;

Trdinger K. Studien zur Geschichte der grie Roman Imperialism in the Late Republic. 2nd ed. Oxford, 1968;

Brant P. A. British chisch-rmischen Ethnographie. Basel, 1918. S. 132–133, 144;

Lovejoy A.O., and Roman Imperialism // Comparative Studies in Society and History. 1964–65.

Boas G. Primitivism and Related Ideas in Antiquity. Balt., 1935. P. 103–105.

Vol. 7. P. 267–288;

Errington R.M. The Down of Empire: Rome’s Rise to World Русский перевод и комментарии см.: Юстин. Эпитома сочинения Пом Power. L., 1971;

Werner R. Das Problem des Imperialismus und die rmische Ost пея Трога Historiae Philippicae // Вестник древней истории. 1954. № 2. С. 203– politik im zweiten Jahrhundert v. Chr. // Aufstieg und Niedergang der Rmischen 252;

№ 3. С. 191–251;

№ 4. С. 187–239;

1955. № 1. С. 197–243.

Welt. 1972. Bd. 1.1;

Harris W. Op. cit.

25 ского примитивизма» 12. Под примитивизмом (от латинского выпустив из произведения Трога все, казавшееся нелюбопытным и непоучительным, составить на его основе своего рода flori- primitivum, первобытный, первоначальный), применительно к legium (florum corpusculum), и с этой-то переработкой, сохра- истории идей, обычно понимается спектр идей, связанных с пре нившейся в огромном количестве (около 200 списков) мы выну- вознесением всего первобытного и недовольством пороками ци вилизации» 13. Примитивизм подразделяется на две формы – ждены теперь иметь дело. Правда, кроме нее, до нас дошли еще так называемые «прологи» сочинения Помпея Трога (III в.), «мягкий» и «жесткий». Мягкий примитивизм – это характери представляющие перечень (довольно неравномерный) содержа- стики людей «золотого века» или мифических племен блажен ния составляющих его книг. ных (например, гипербореев), живущих беззаботной жизнью в Нельзя сказать, что произведение Трога было совершенно идеальных климатических условиях. Такой примитивизм встре обделено вниманием исследователей. Еще в конце XIX – начале чается в основном в античной мифологической традиции. «Же XX в. в историографии появляется целый ряд исследований на сткие» (или «грубые») примитивы, наоборот, превозносились за эту тему (А. Гутшмида, Э. Шнейдера, Э. Шварца – автора статьи суровый, но достойный образ жизни, за их самодостаточность и о Троге в знаменитой немецкой «Реальной энциклопедии клас- неприхотливость, безразличие к предметам роскоши и всяким сической древности») 8. Кроме того, о Помпее Троге многие ис- удобствам цивилизации. Такой примитивизм был характерен для следователи упоминали в связи с социально-утопическими учений киников и стоиков, и к этому же направлению, безуслов идеями его произведения 9. Первый полный русский перевод но, относится сочинение Помпея Трога. Следует заметить, что «Эпитомы» Юстина и прологов был осуществлен в середине многие исследователи считают примитивистские идеи частью прошлого века. Одновременно появились исследования этого социально-утопических идей, иные же, как например, вышеупо труда и, в частности, особенностей исторической концепции мянутые А.О. Лавджой и Дж. Боас, полагают «примитивизм»

Помпея Трога 10. Автор этих исследований К.К. Зельин призна- самостоятельным феноменом общественного сознания.

вался при этом, что «недостаточно выясненными остаются зада- Для понимания всей исторической концепции Помпея Тро чи, которые ставил перед собою автор «Historiae Philippicae», га очень важными являются два особенно часто встречающихся главные черты его общей всемирно-исторической концепции, у него термина – origines и imperium. Для выяснения их значения содержание основных историко-философских понятий, которы- в «Historiae Philippicae» уже много сделал отечественный иссле ми он оперирует» 11. дователь К.К. Зельин. Под термином origines в латинских сочи На наш взгляд, историческая концепция Помпея Трога в нениях, и в том числе у Помпея Трога, обычно рассматривались целом может быть охарактеризована как концепция «политиче- «начала» истории любого народа (природно-климатические ус ловия, география, этнический состав, происхождение названия страны, мифы о ее древнейшей истории, образ жизни народа и Библиографию этих работ см. в книге: Ростовцев М.И. Указ. соч. С.

120, прим. 1. В этом списке отсутствует еще одна работа того же периода, по- т.п.). Разработка этой первоначальной культурной истории на священная источникам Помпея Трога: Enmann A. Untersuchungen ber die родов принадлежит еще знаменитым стоикам Панэтию и Поси Quellen des Pompeius Trogus fr die griechische und sizilische Geschichte. Derpt, донию, последний из которых, видимо, сильно повлиял на про 1880.

изведение Трога или, во всяком случае, на его источники 14.

Cf. Riese A. Die Idealisierung der Naturvlker des Nordens in der griechi schen und rmischen Literatur. Heidelberg, 1875. S. 26–27;

Trdinger K. Op. cit. S.

126–133, 144–145;

Ростовцев М.И. Указ. соч. С. 104–106, 116–121;

Lovejoy См.: Козулин В.Н. Особенности концепции примитивизма у Помпея A.O., Boas G. Op. cit. P. 328–329;

Пельман Р. История античного коммунизма и Трога // Античное общество IV: власть и собственность в античности / под ред.

социализма // Общая история европейской культуры.Т. II. СПб., 1910. С. 557, Э. Д. Фролова. СПб., 2001. С. 250–256.

579. Boas G. Primitivism // Dictionary of the History of Ideas. Studies of Se Зельин К.К. Указ. соч.;

он же. Помпей Трог и его произведение His- lected Pivotal Ideas / Ed. Ph.P. Wiener. Vol. I–IV. N.Y., 1973. Vol. III. P. 577–578;

toriae Philippicae // Вестник древней истории. 1954. № 2. С. 183–202. Lovejoy A.O., Boas G. Op. cit. P. 7.

11 Он же. Основные черты… С. 209. См. прим. 6.

27 В концепции Трога под термином origines понимаются создания огромной завоевательной державы установление импе «первоначальные патриархальные нравы, …противополагаемые риума сопровождается, по мнению Трога, падением нравов. Эта позднейшему господству роскоши и наживы (luxuria и последняя теория была чрезвычайно популярна в современной avaritia)» 15. В состоянии origines все народы изображаются ис- Трогу римской традиции, и его оригинальность здесь заключает ключительно положительными чертами. Так, например, для ма- ся разве что в более резко выраженном «антиимпериалистиче кедонских origines, согласно Помпею Трогу, была характерна ском» моменте.

доблесть царей и трудолюбие народа (gentis industria). Но затем Теперь рассмотрим собственно вопрос об антиимпериа возникают начатки развития (incrementa), и постепенно Македо- лизме Помпея Трога, точнее, о том, что он вкладывает в понятие ния достигает своей мощи, теряя первобытные добродетели (VII, imperium, и насколько эти идеи (связанные с осуждением im 1, 2). Таким образом, даже «начатки развития» противопостав- perium) можно соотнести с «антиимпериалистическими». Слово ляются понятию origines, что свидетельствует об отчетливо вы- imperium в применении к мировым монархиям у Помпея Трога раженном примитивизме и антипрогрессизме Трога. Incrementa означает не только «державу», для него это особая и особым об еще означают и «усиление» народа, которое обычно связывается разом формирующаяся система власти, которой автор дает явно с началом пагубных для нравов войн с соседями (bella finitima, негативную оценку. Не раз на протяжении труда imperium про bella cum finitimis). тивопоставляется свободе (libertas) (cf. VIII, 1, 3;

XI, 10, 13;

Итак, важным критерием определения рубежа перехода от XXXI, 4, 6 f.). Период установления «империума» характеризу origines к imperium для Помпея Трога являются так называемые ется проявлением у ищущих его правителей грубого произвола, «войны с соседями». Таким образом, это еще одно ключевое по- низменных побуждений (libido) и стремления к захватам сосед нятие в его исторической концепции. Перейдем же как раз к на- них территорий. Последний признак – войны с соседями, как шему главному вопросу об отношении к войнам и связанном с уже говорилось, является для Помпея Трога главным отличи ним антиимпериализме концепции Трога. Войны подразделяют- тельным критерием империума.

ся автором на две категории. Первая – это bella longinqua Первым правителем, домогавшимся империума, в истории (т. е. войны с отдаленными народами), которые ведутся не для Помпея Трога является ассирийский царь Нин, вопреки древнему создания державы (imperium), а для стяжания славы своему на- обычаю (mos) возымевший жажду новой власти (novi imperii cu роду, как это делали, по мнению автора, его излюбленные скифы pido) и начавший войны с соседями (I, 2). Как следствие этого при (cf. II, 2). Вторая категория войн – уже упомянутые bella finitima Нине и его преемниках происходит нравственное перерождение или cum finitimis (войны с соседями). Эти войны, направленные общества: вместо древней добродетели (virtus) в мотивах прави на расширение собственной территории, предпринимаются с телей появляются низменные побуждения (libido), на смену целью увеличения державы, создания империи (cf. I, 1, 5 ff.;


прежней умеренности (moderatio) приходит высокомерие (super VIII, 3, 6;

6, 3 f.;

XIII, 6, 18 f.;

XV, 2, 17;

XX, 1, 4;

XXII, 3, 1;

bia), жестокость (crudelitas), а также стремление к роскоши (luxu XXIII, 1, 14;

XXIV, 4, 5;

XXXV, 1, 1;

XXXVIII, 10, 1;

XLII, 1, 1;

ria) и изнеженность (effeminatio) (I, 2 ff.). К слову сказать, Помпей XLIII, 3, 2). Трог проявляет негативное отношение ко всем владыкам импе По мнению К.К. Зельина, именно эта часть концепции Тро- рий – к персидскому царю Ксерксу, «ужасу народов» (III, 11;

II, га – о войнах с соседями – не может быть отнесена «к единич- 10) и даже в известный период к афинянам, жаждавшим устано ному или случайному заимствованию у того или иного автора, вить свою державу (inmoderati imperii – I, 1, 6), и уж, конечно, к но должна рассматриваться как часть общей исторической кон- создателям Македонской империи – Филиппу II и Александру.

цепции Помпея Трога» 16. Помимо изменения характера войн и Применительно к этой главной в труде Помпея Трога им перии его «антиимпериалистическая» теория получает наиболее яркое выражение. Филипп II, заложивший, по мнению историка, Зельин К.К. Основные черты… С. 220.

основы мирового могущества Македонии (IX, 8, 21), характери Там же. С. 213.

29 зуется иногда напрямую как разбойник и преступник (latro et создания римской державы почему-то выпадает из рамок «His scelus): в разбое, грабеже и порабощении заключается его поли- toriae Philippicae»: автор успевает только рассказать в своей тика (VIII, 3, 1;

13–15). Ему присущи такие черты, как коварство XLIII книге о начатках Римской империи (initia imperii Romani), (perfidia), хитрость (dolus), жестокость (crudelitas) и лицемерие причем и здесь в числе главных моментов упоминается имею (simulatio);

в своей деятельности он руководствуется libido – щее столь важное значение в теории Трога насильственное под низменными побуждениями (VIII, 5, 7). В отношении Александ- чинение Римом соседних народов. (XLIII, 3, 2).

ра тон несколько менее резок, но из рассказа о нем в общем Представление об оценке Трогом римлян и их деятельно трудно составить благоприятную оценку его личности. После сти в период создания империи можно составить из содержания наложения «ярма рабства» (jugum servitutis) на всю Азию непо- других глав его сочинения. Особенно показательны в данном мерно возрастает надменность и гордость (insolentia tumor – XI, случае цитируемые Трогом речи противников Рима – Митридата 11, 12), он превозносит себя до небес (XII, 6, 2);

в его характере, и Деметрия (правителя Иллирии), в которых звучат вполне убе так же, как и в случае с его отцом, Помпей Трог отмечает ковар- дительные и нигде не опровергнутые выпады против Рима. Как ство, двоедушие (cf. XII, 3,1) и высокомерие (superbia). Ужас это было принято у многих древних авторов, Помпей Трог, ско перед его именем охватывает даже отдаленные народы (XII, 13, рее всего, вложил в уста этих героев определенную долю своих 2), ему взбрело в голову воевать даже против совершенно без- собственных мыслей, по разным причинам не желая высказы обидного племени – скифов (XII, 1, 5). вать их непосредственно от своего имени. В речи Деметрия Характерно, что в истории Македонии Помпея Трога не (XXIX, 2, 1 f.) римляне резко порицаются за несправедливость только Филипп и Александр и их политика удостаиваются нега- (injuria), агрессивность и жажду господства над всем миром. В тивных характеристик, но, как отмечал еще К. К. Зельин, «пора- этой речи также звучит чисто троговский, как мы уже говорили, жает определенный, целостный характер всей истории возвыше- мотив войн с соседями, что доказывает личную причастность ния Македонии… Отношение Трога к процессу возникновения Трога к ее содержанию. Речь Митридата еще более резка по от величайшей мировой державы, к способам ее созидания и спло- ношению к римлянам;

это настоящий памфлет против них с рез чения представляется ясным: это - отношение отрицательное» 17. ким выражением национальной нетерпимости и оскорблений.

Наконец, Помпей Трог является и определенным вырази- Римляне называются племенем пастухов и бродяг, пришельцев телем антиримских настроений – весьма уникальным в римской отовсюду (colluvies convenarum), рабов этрусков;

родоначальни историографии. Некоторые исследователи в связи с этим пред- ки римлян были вскормлены волчицей, и потому у них волчьи полагали пропарфянскую тенденцию у Трога или, скорее, у его души, ненасытная жажда крови, власти и богатства (XXVIII, 2– главного греческого источника 18. Но К.К. Зельин в ответ на это 7). Вот некоторые наиболее яркие характеристики римлян.

доказывал, что парфяне и их правители характеризуются Трогом Но если речь Митридата направлена против римлян как в столь же жестких красках, что и другие создатели империй, а народа (с очевидной целью воодушевить на борьбу с ними как именно, такими традиционными в его труде характеристиками, можно больше людей), то Помпей Трог, по всей видимости, ду как высокомерие, жестокость, коварство 19. Собственно история мает солидарно с Митридатом лишь в отношении римлян завоевателей. Так, Трог неоднократно отмечает, что римляне становились хуже по мере завоеваний. На первых ступенях они Там же. С. 215.

еще «легко раздавали дары из чужого добра» (XXXVI, 3, 9).

Ср.: Ростовцев М.И. Указ. соч. С. 118–120;

сам М.И. Ростовцев, в об Также следует отметить, что Помпей Трог, словно перефразируя щем поддерживая наличие этой тенденции, склонялся к мнению о существова нии нескольких «слоев» в сочинении Трога – 1) традиции, дружественной знаменитый тезис Горация о том, что «Греция, взятая в плен, Александру, 2) антимакедонской традиции позднейших историков Александра, победителей диких пленила» (Epist., II, 1, 156), говорит, что 3) тенденции, «восходящей к историкам Митридата» (идеализирующей этого «Азия, покоренная римлянами, отправила в Рим со своими бо царя). См.: Там же. С. 119.

гатствами также и свои пороки» (XXXVI, 4, 12). Что же касается Зельин К.К. Основные черты… С. 217–218.

31 древнейшей истории римлян, то о ней историк говорит совсем в определенного интереса в свете изучения античной обществен иных тонах, упоминая о справедливом царе первых жителей ной мысли.

Италии Сатурне, при котором «никто никому не был рабом, и Эти взгляды Помпея Трога были обусловлены, главным никто не имел никакой частной собственности, но все было об- образом, его социально-утопическими и примитивистскими щим и неразделенным, как будто бы все владели сообща одним убеждениями, возникшими под влиянием очень распространен общим наследием» (XLII, 1, 3). В этом изложении мифа о Са- ных в те времена кинико-стоических учений. Трудно переоце турновом царстве прослеживаются социально-утопические чер- нить влияние этих учений и связанных с ними социально ты в духе Стои, которая, как уже неоднократно указывалось, не- утопических идей на античную общественную мысль, начиная с мало повлияла на произведение Трога. эпохи эллинизма и вплоть до поздней античности. Ведь именно Таким образом, для Помпея Трога совершенно неприемле- эти учения и идеи во многом изменили античное сознание и мы государства-imperia, он осуждает захватнические войны с подготовили путь к утверждению христианства. Антиимпериа соседями, совершенно не разделяя популярную в римской исто- листические моменты в сочинении римского историка Помпея риографии формулу bellum justum (справедливой войны) приме- Трога, безусловно, являются одним из примеров удивительных нительно к Риму. Идеалом для автора являются народы, живу- метаморфоз, произошедших с сознанием римского гражданина щие в состоянии origines или близком к нему и не стремящиеся к благодаря изменившимся историческим условиям и прекрасно imperium. Хотя мы и не можем с точностью установить, на- отражавшим их эллинистическим учениям и социально сколько самостоятельной была эта его концепция, все же неко- утопическим идеям.

торые наблюдения убеждают нас в достаточной осознанности, а не простом плагиате высказываемых им идей. Об оригинально сти концепции Помпея Трога именно в части отношения к вой нам и антиимпериализма говорит очень индивидуальное упот ребление им некоторых понятий (в особенности, понятий bella longinqua и bella finitima), а также тот факт, что историку, имеющему дело с древней, притом большей частью эллинисти ческой, историей, каким является Помпей Трог, трудно было непосредственно самому удержаться от осуждения безнравст венной и жестокой цивилизации с ее многочисленными войнами и imperia.

Итак, мы выяснили, что для Помпея Трога было характер но специфическое отношение к войнам. Главным оригинальным моментом его концепции войн является их классификация на bella longinqua и bella finitima. Навряд ли можно назвать взгляды Трога пацифистскими в полном смысле этого слова. Он ведь осуждает не войны вообще, а только лишь захватнические, за воевательные войны с соседями. Такую позицию историка мож но охарактеризовать, скорее, как антиимпериализм, подразуме вающий в данном конкретном случае осуждение захватнических войн и государств, стремящихся к захватам и созданию импе рий. «Антиимпериализм» Трога представляет собой достаточно уникальный феномен римской историографии, заслуживающий 33 перии, так и в поздней античности) 6, одновременное существо П.В. Рубцов вание противоположных, с современной точки зрения, взглядов Представления о легитимности на властепреемство 7, приводят к тому, что в историографии бы императорской власти в IV в.

туют кардинально различающиеся выводы относительно приро ды и, соответственно, легитимности поздней императорской В новейшей историографии проблематика легитимности власти.

Так, например, одни исследователи отрицают чисто ди позднеримской императорской власти затрагивается достаточно настический фактор в передаче власти 8, а другие, напротив, счи часто 1, хотя комплексного исследования этого вопроса до сих тают его превалирующим 9. Но вряд ли противоречия, встре пор не создано. В полной мере остаются справедливыми сло чающиеся в источниках 10, можно объяснить только исходя из ва Е.П. Глушанина, что к понятию «легитимность» прибегают современного понимания легитимности, без обращения к вопро при «формулировке выводов (как основных, так и концептуаль су о том, что в позднеантичном обществе являлось определен но значимых ремарок) в случаях, необходимо диктуемых совре менной исторической и политической семиологией» 2. Такое по- ным эквивалентом данному понятию. То есть, где именно мы должны искать указания на легитимность?

ложение обусловлено не только поиском модели легитимности, применимой к античности 3, но и спецификой античной полити- Термин «легитимность» не имеет своего полного антично го соответствия 11. Тем не менее, нельзя отрицать рефлексии от ческой мысли, в которой подобные вопросы не имели четко носительно легитимности в поздней античности. Во-первых, на оформленного терминологического и концептуального оформ ления 4. Как отмечает А. Пабст, «перед задачей отличить «леги- терминологическом уровне. Когда в конце IV в. Аммиан говорил о legitimus princeps, он не просто указывал на образ действий тимных» imperatores от latrones, hostes, rebelles капитулировала императора, власть которого может быть описана и понятием не только современность, но и античность, и некоторые иссле iustum imperium 12 – к таким случаям можно отнести определение дователи были вынуждены вообще отказать римлянам в понятии «легитимность»» 5. Отсутствие четких правовых рамок и право- Аммианом «законного» принцепса как «защитника и охранителя честных людей» (…legitimi principis propugnatoris bonorum et вого описания императорской власти (как в период Ранней Им defensoris – XIX. 12. 17;

cp. Them. Or. VII. 100 c). В ряде упоми наний этот термин тесно связан с процедурой получения и Обзор точек зрения см.: Глушанин Е.П., Корнева И.В. Представления о Ср.: Martin J. Das Kaisertum in der Sptantike // Usurpationen… S. 47.

легитимности императорской власти в эпоху тетрархий // Исследования по См.: Рубцов П.В. К вопросу о династизме императорской власти в по всеобщей истории и международным отношениям. Барнаул, 1997. С. 31–38;

из литической идеологии IVв. // Власть, политика и идеология в истории Европы.

более поздних исследований по интересующему нас периоду см., напр.: Usur Барнаул, 2005. С. 70–79.

pationen in der Sptantike. Stuttgrart, 1997;

Kolb F. Herrscherideologie in der Flaig E. Fr eine Konzeptionalisierung der Usurpation im Sptrmischen Sptantike.B., 2001. S. 91 ff.;

Errington R.M. Roman Imperial Policy from Julian to Reich // Usurpationen… S. 33.

Theodosius. Chapel Hill, 2006. Ch. II.

Errington R.M. Op. cit. P. 13–42.

Глушанин Е.П., Корнева И.В. Указ. соч. С. 32.

Ср. замечание относительно панегириков: In Praise of Later Roman Ср.: Дементьева В.В. «Харизматическое господство»: концепция Мак Emperors: the Panegyrici Latini / Introduction, Translation and Historical Commen са Вебера в современной романистике // Tabularium. Труды по антиковедению tary by C.E. V. Nixon and B.S. Rodgers. Berkeley, Los Angeles, Oxford. 1994. P.

и медиевистике.Т. 2. М., 2004. С. 101–118.

23.

Ср.: Finley M.I. Authority and Legitimacy in the Classical City-State.

Ср. Глушанин Е.П., Корнева И.В. Указ. соч. С. 37. Прим. 22.

Kbenhavn, 1982. P. 12f.: «великие теоретики античности не чувствовали ника Именно в такой связке эти два термина употреблялись предшествую кой надобности биться над проблемой легитимности».

щими авторами: Liv.I. 48.9 – iustum ac legitimum regnum (сказано Ливием о Pabst A. Das Imperium Romanum im 4. Jh. im Spiegel der Orationes des Q.

римских царях;

ср. высказывания относительно этого же периода у Саллюстия Aurelius Symmachus // Quintus Aurelius Symmachus. Reden / Hrgb., bers. und (Sallust. Cat. 6.6 – imperium legitimum) и в IV в. у Либания (Lib. Or. XII. 8 – erlutet von A. Pabst. Darmstadt, 1989. S. 172;

Cp. Wardman A.E. Usurpers and Internal Conflicts in the 4th Century A.D. // Historia. 33. 2. 1984. P. 225. ejnnomov ajrch));

Cic. De off.:…utilitatis causa iuste et legitime imperanti.

35 оформления власти императора (дискуссия после смерти Юлиа- них противопоставляется tyrannica tempora и tempus legitimum на – XXV. 5. 3;

Валент – XXVI. 4. 3;

Валентиниан II – XXX. 10. (CTh. XV. 14. 9). Возможно, такая эволюция термина «тиран» свя 5). Последний вариант наиболее интересен и обращает на себя зана с попыткой заново концептуализировать понятие узурпации, наибольшее внимание исследователей 13, поскольку Валентиниан которое в III в. потеряло четкие рамки, поскольку отделить леги II фактически мог получить определение «законный» лишь по- тимных императоров и узурпаторов в быстро менявшейся поли сле его признания правящими августами – Грацианом и Вален- тической ситуации было крайне сложно. Такое «наследие» III в.

том 14, и Аммиан явно рассматривает его как такового ретроспек- прослеживается и у авторов следующего столетия, которые в тивно. Но при этом замечание, что Валентиниан, imperator le- узурпаторах видели только проигравших борьбу за император gitime declaratus, был провозглашен августом «по заведенному скую власть (HA. Pesc. 1. 1: quos tyrannos aliorum victoria fecerit;

cp. Aurel. Vict. 33. 24) 17. Конечно, термин tyrannus использовался обычаю» (more sollemni), указывает на укорененность необхо димости легитимационной процедуры в сознании позднерим- в политической борьбе и против императоров, вполне законно ского общества. получивших власть или на какое-то время признанных в качестве Еще один вариант употребления princeps legitimus в произ- таковых уже правящими августами. Это обстоятельство затрудня ведении Аммиана – противопоставление узурпатора Прокопия ет анализ позднеантичной политической лексики, описывающей законным императорам (XXVI. 9. 10;

XXVII. 5. 1), что не может легитимную императорскую власть, но не свидетельствует в не напомнить о терминологическом «эксперименте» позднеан- пользу ее полного отсутствия.

тичной эпохи: превращении tyrannus в обозначение узурпатора, Во-вторых, насколько можно судить по имеющимся в на незаконного и (как традиционная коннотация) беззаконного пре- шем распоряжении источникам, проблема добровольного под тендента на императорскую власть, потерпевшего поражение 15. чинения высшей власти, правления, основанного не на насилии, Так, Юлиан в панегирике Констанцию II говорил, что Константин а на согласии общества следовать воле императора, занимала низвергал тирании, а не законные царства (Iul. Or.I. 8 A – существенное место в позднеантичном осмыслении принципов turannidav gar, ajll’ ouj basileiav ejnnomouv kaqairw~n). Именно в управления. Своеобразным эквивалентом современному поня официальной терминологии подобное противопоставление обла- тию «легитимность» в данном случае выступает «любовь» по дало наибольшим значением, поскольку позволяло правящим им- данных, которая ведет к подчинению и заботе об особе импера ператорам (чаще всего, ретроспективно) «очернить» конкурентов. тора. В уже цитированной фразе Аммиан (XIX. 12. 17) пытается Кодекс Феодосия содержит целый ряд законов относительно за- выразить общее мнение (nec enim abnuimus), что «благо закон конодательств узурпаторов (CTh. XV. 14: De infirmandis his, quae ного принцепса…должно защищать совместными усилиями sub tyrannis aut barbaris gesta sunt) 16. Характерно, что в одной из всех». Подобным образом Клавдиан утверждает (вкладывая эти слова в уста Феодосия, обращающегося к Гонорию), что ни стража, ни оружие не охраняют так, как любовь (non sic Напр.: Szidat J. Imperator legitime declaratus (Ammian 30, 10, 5) // Histo- excubiae, non circumstantia pila quam tutatur amor – Claud. IV cons.

ria testis: Mlanges d’epigraphie, d’histoire ancienne, et de philologie offerts T.

Hon. 281 sq.). При этом, продолжает он, «не вынудишь ты лю Zawadski. Fribourg, 1989. S. 175–188.

Girardet K.M. Die Erhebung Kaiser Valentinians II.: Politische Umstnde und Folge (375/376) // Chiron. 34. 2004. S. 109–144. by J. Harries and I. Wood. L., 1993. P. 99–104;

Escribano M.V. La ilegitimidad См.: Wickert L. Princeps // Realencyclopdie der klassischen Altertumwis- poltica en los textos historiogrficos y jurdicos tardos (Historia Augusta, Orosius, senschaft. XXII. 1954. col. 2123–2125;

Neri V. L’usurpatore come tiranno nel lessi- Codex Theodosianus) // Revue internationale des droits de l’antiquit. XLIV. 1997.

co politico della tarda antichit // Usurpationen…S. 71–86. Хотя противопоставле- P. 85–120.

ние «тирании» и «законной» власти встречается в IV в. не только относительно Возможно, что интерес к «тиранам» как предмету историописания императорской власти, см.: Lib. Or. XXXIII. 15. восходит к так называемой Kaisergeschichte, написанной в конце 30-х годов IV Подробнее см.: Corcoran S. Hidden from History: the Legislation of в.: Burgess R.W. Principes cum tyrannis: Two Studies on Kaisergeschichte and Its Licinius // The Theodosian Code. Studies in the Imperial Law of Late Antiquity / Ed. Tradition // Classical Quarterly. 43. 2. 1993. P. 491–500.

37 бить себя;

это дарят взаимная верность и чистая благосклон- вольном подчинении, и нелегитимного, применяющего насилие, ность» (non extorquebis amari;

hoc alterna fides, hoc simplex gratia правления показывает, что проблема «законности» император donat – Ibid. 282–283). Собственно, идея о том, что благосклон- ской власти была далеко не чужда поздней античности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.