авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 ||

«Есть две пословицы: «От работы будешь горбат, а не будешь богат» и еще: «От трудов праведных не наживешь палат каменных». Посло- вицы эти несправедливы, потому что лучше быть горбатым, чем ...»

-- [ Страница 17 ] --

28 января 1929 года в Президиум АН поступило ходатайство, в ко тором говорилось: «Постановлением Юбилейного комитета по оз наменованию столетия со дня рождения Л. Н. Толстого, … Тол стовский музей в Москве признан центральным Толстовским музеем, в котором признано желательным сосредоточить все толстовские ма териалы, где бы они ни находились. В исполнение этого постановле ния, Главнаукой Наркомпроса передан Толстовскому музею из других Т. Р. МАЗУР музеев целый ряд относящихся к Толстому художественных произве дений. … Вследствие этого Толстовский музей полагает, что если бы Президиумом Академии было признано нецелесообразным даль нейшее самостоятельное существование Толстовского музея Акаде мии наук, то всего естественнее и целесообразнее было передать весь Ленинградский Толстовский музей в целом Толстовскому музею в Москве (курсив мой. – Т. М.). Для полноты коллекции Московско го Толстовского музея имеют весьма существенное значение не только художественное собрание Ленинградского музея, но также его библио тека и Рукописное отделение. Так как Толстовский музей в Петербурге возник раньше, чем в Москве, то особенно обильный приток толстов ской литературы за 1910 и 1911 года имел место именно в первом по времени открытия музее. Что касается подлинных рукописей и писем Толстого, то сосредоточение их в Толстовском музее в Москве имеет чрезвычайно важное значение для полноты Юбилейного издания со чинений Толстого»34.

Но в остальном Срезневский не ошибся. Несмотря на протест ру ководителей музея, просьбу Александры Львовны Толстой о сохране нии целостности музея, его уберечь не удалось.

В конце 1930 года музей перестал существовать, его материалы перешли в разные учреждения: часть коллекции осталась в Ленингра де, часть была передана в Москву.

В это же время В. И. Срезневского отстранили и от работы в соз данном им рукописном отделе Пушкинского Дома… Известен ряд публикаций, посвященных истории музея, в частности работа Елены Николаевны Мастеницы «Забытые страницы истории петер бургских музеев», статья Галины Викторовны Бахаревой «Коллекция тол стовского музея в библиотеке Пушкинского Дома» и ряд других.

ИРЛИ РАН ОР. Ф. 302, оп. 4, ед. хр. 168.

Там же. Ед. хр. 170.

Там же.

Там же.

Там же. Ед. хр. 13.

Санкт-Петербургские ведомости. 1911. 27 марта. С. 5.

ИРЛИ РАН ОР. Ф. 302, оп. 4, ед. хр. 27.

Там же. Ед. хр. 26.

ИСТОРИЯ ЗАБЫТОГО МУЗЕЯ Там же. Ед. хр. 58.

Там же. Ед. хр. 256.

Там же.

Б и р ю к о в П. И. Толстовский музей: Доклад, прочитанный на первом общем собрании Московского отделения Общества Толстовского музея // Толстовский ежегодник: 2001. Тула, 2001. С. 529.

ИРЛИ РАН ОР. Ф. 302, ед. хр. 26.

Толстовский музей в Петербурге: Описание музея / Сост. В. И. Срез невский и В. Н. Тукалевский. СПб., 1912. С. 8.

Там же. С. 8–153.

Там же. С. 154.

ЦГАЛИ. Ф. 36, ед. хр. 282.

ИРЛИ РАН ОР. Ф. 302, оп. 4, ед. хр. 282.

Там же. Оп. 5, ед. хр. 173.

Там же. Ед. хр. 204.

Там же. Ф. 185, оп. 1, ед. хр. 1722.

Там же. Ф. 302, оп. 4, ед. хр. 65.

Там же. Ед. хр. 11.

Красная газета. 1928. 10 февраля. С. 4.

Красная газета. 1929. 19 октября. С. 3.

ИРЛИ РАН ОР. Ф. 302, оп. 5, ед. хр. 173.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

С. М. Ледров НИжЕГОРОДСКИЙ СЛЕД В ИСТОРИИ РОДА ТОЛСТых* Н астоящая статья посвящена одной из малоизвестных страниц в истории землевладения рода Толстых – их нижегородской вотчине селу Ключищи.

Первым исследователем этой темы стал известный нижегородский краевед, кандидат исторических наук И. А. Кирьянов, опубликовав ший в 1985 году статью в региональном сборнике «Записки краеве дов»1. Его внимание, в частности, привлекло дело из архива Ниже городской духовной консистории о строительстве Никольской церкви в селе Ключищи Нижегородского уезда, датированное 1729 годом;

в деле был упомянут и владелец села – Петр Андреевич Толстой, пря мой предок великого писателя, сподвижник Петра Великого, одним из первых в России получивший титул графа. На основе других, бо лее ранних источников И. А. Кирьянову удалось доказать, что Клю чищами владели еще отец и дед петровского дипломата, а также то, что и в первой половине XIX века часть тогда уже разнопоместного села Ключищи по-прежнему оставалась имением «господ Толстых», а с 1844 года – Екатерины Сергеевны Киреевской (урожд. Толстой).

Кроме того, И. А. Кирьянов определил, о каких именно Ключищах идет речь. Ведь населенных пунктов с таким названием на карте Ни жегородской области несколько. Это село расположено в современном Спасском районе. В дореволюционный же период оно первоначально находилось в Нижегородском уезде, а с 1779 года – в Васильсурском.

Публикация И. А. Кирьянова заставила меня обратить особенное внимание на прошлое Ключищ. Ведь получалось, что история родного Автор благодарит президента Нижегородского регионального обще * ственного фонда деятелей культуры «Дать понять» Галину Филимонову за содействие в установлении творческих контактов с Музеем-усадьбой Л. Н. Толстого «Ясная Поляна».

НИЖЕГОРОДСКИЙ СЛЕД В ИСТОРИИ РОДА ТОЛСТЫХ Гр. А. И. Толстой.

Миниатюра неизвестного художника. XVIII в.

Спасского района оказалась связанной с родословной всемирно из вестного писателя и об этом мало кто знал! Появились новые вопро сы: с какого времени Толстые владели Ключищами, кто владел селом после П. А. Толстого, жил ли кто из Толстых там, почему село стало разнопоместным?..

Ответить на них помогли как уже опубликованные источники, так и неопубликованные документы из двух нижегородских областных ар хивов – Центрального и Государственного областного архива в городе Балахне. Там, особенно в последнем (в фонде Васильсурского уездного суда), частично сохранилась документация по ключищенскому имению.

Первые сведения о земельных владениях рода Толстых относят ся к XVI веку, когда царь Иван Грозный пожаловал Ивану Толстому село Шельбово и ряд других населенных пунктов в Суздальском уезде (в настоящее время в Ивановской области)2. Сын И. Толстого Васи лий Иванович при последнем царе из династии Рюриковичей Федоре Ивановиче и первом царе из династии Романовых Михаиле Федоро виче исправно служил воеводой в ряде городов. Участвовал во встречах иностранных послов. Дослужился до чина окольничего (второй, после самого высшего боярского, придворный чин). И за государеву службу, помимо суздальских владений, ему была пожалована деревня Ключи щи в Нижегородском уезде.

С. М. ЛЕДРОВ Вид окрестностей Ключищ.

Октябрь 2010 г. Фотография С. М. Ледрова Наиболее раннее упоминание Василия Толстого как владельца это го поместья относится к 1636 году и содержится в документах Ниже городского Печерского Вознесенского монастыря, вотчина которого – село Коропово – располагалась по соседству3. Умер Василий Иванович около 1649 года, похоронен в Спасо-Евфимьевом монастыре Суздаля.

Перед смертью успел выхлопотать на Ключищи право пожизненно го владения, то есть перевести их из поместья в вотчину, которая уже по наследству перешла к его сыну – Андрею Васильевичу Толстому (1621–1690). Новый владелец Ключищ в пятнадцать лет уже получил придворный чин стольника, затем стал думным дворянином и наконец, в 1682 году, – окольничим. Как и отец, служил воеводой в разных городах, в том числе в Нижнем Новгороде. В царских грамотах не раз отмечался полководческий талант А. В. Толстого. В последние годы жизни он состоял в свите молодого царя Петра I.

Сподвижником первого российского императора стал и сын Ан дрея Толстого Петр (1645–1729). Новый владелец Ключищ бле стяще проявил себя на дипломатическом поприще. В частности, был назначен посланником в Константинополь, став первым российским послом-резидентом. Именно Петр Толстой уговорил вернуться из за границы опального царевича Алексея и, как руководитель Тайной НИЖЕГОРОДСКИЙ СЛЕД В ИСТОРИИ РОДА ТОЛСТЫХ канцелярии, стал одним из организаторов суда над последним. Это впоследствии расположило к П. А. Толстому императрицу Екатери ну I, которая удостоила его графского титула. Однако это же обсто ятельство сыграло для Петра Толстого роковую роль при воцарении сына царевича Алексея, Петра II. Толстой был сослан на Соловки, где и умер. Там же скончался его сын Иван. Графский титул и поместья у Толстых были отобраны.

В 1742 году дочь Петра Великого Елизавета вернула внукам П. А. Толстого все их имения (а в 1760 году и графский титул). Клю чищами стали владеть Андрей Иванович и Борис Иванович Толстые.

После смерти последнего в 1786 году (р. 1723) его доля перешла к сыну Василию.

Установлено, что Василий Борисович не только владел имением, но и жил с семьей в Ключищах. Жили ли постоянно Толстые в Ключищах до него – неизвестно.

В 1806 году капитан В. Б. Толстой скончался (место захоронения неизвестно, возможно – в Ключищах), успев накануне смерти продать некому Л. И. Серебряникову тридцать четыре души крестьян, которые со всем своим имуществом и угодьями были описаны за долги своего помещика4. Однако вскоре часть крепостных наследники выкупили на зад. Из-за малолетства детей Василия Борисовича их опекуном была назначена мать – графиня Марфа Андреевна Толстая. А в 1810 году, когда младшая дочь Мария (род. в 1792) достигла совершеннолетия, имение покойного графа (восемьдесят пять душ мужского пола) было разделено между Марфой Андреевной, сыном Иваном (р. 1789), дочерьми Екатериной Львовой (р. 1787) – к тому времени уже за мужней – и Марией. Большая часть крестьян досталась первым двум.

В деле о разделе имущества содержится и описание вотчинного хозяйства, благодаря чему мы можем представить, каким было клю чищенское имение Толстых на рубеже XVIII–XIX веков. Так, самой вдове достались деревянный господский дом, людская изба, амбар для хлеба, овин, зимняя баня, погреб, сад возле дома, водяная мельница, два стойла в конюшне, три лошади и жеребенок. Ивану Васильевичу – два флигеля, баня в саду, две людские избы, погреб с надпогребни цею, два хлебных амбара, каретный сарай, дальний сад, вторая водяная мельница, сани, четыре стойла в конюшне, три лошади и жеребенок5.

И. В. Толстой прожил недолго и не оставил наследников. Уже в 1813 году его имя отсутствует при перечислении помещиков С. М. ЛЕДРОВ Ключищ6. Его доля, видимо, вновь перешла к матери. Мария Васи льевна вышла замуж за Алексея Богородского и родила сына Васи лия. В 1825 году ее имение, описанное за долги, было продано с торгов С. В. Толстому (о нем – далее). Через некоторое время М. В. Бого родская скончалась.

В 1834 году умерла и Марфа Толстая. 21 марта этого года Е. В. Львова и юнкер В. А. Богородский полюбовно договорились о разделе наследства покойной матери и бабки. В результате господ ский дом с садом и другим имуществом достался Екатерине Васи льевне7. Другая (основная) часть Ключищ все это время продолжа ла сохраняться за представителями мужской линии рода Толстых.

На рубеже XVIII–XIX веков графу Андрею Ивановичу Толстому (1721–1803) – прадеду Льва Толстого – в этом селе принадлежало 216 крепостных (101 душа мужского и 115 душ женского пола)8.

Имением управлял приказчик. Сам же барин в нем не жил. Андрей Иванович, как и его предки, посвятил себя военной карьере: занимал должность воеводы в Суздальской провинции и городе Свияжске, до служился до чина действительного статского советника (четвертый класс из четырнадцати по Табели о рангах). Имел 23 ребенка (11 из них достигли зрелого возраста и дали в свою очередь большое потом ство), за что получил домашнее прозвище Большое гнездо.

Андрей Иванович завещал родовое имение в Ключищах четвер тому сыну, Василию (1753–1824), который также имел чин статского советника (похоронен в городе Симбирске – ныне Ульяновск). По лучив наследство, Василий Андреевич разделил его между собой, че тырьмя сыновьями и дочерью. После смерти отца старший сын Сергей выкупил доли братьев и сестры и стал последним ключищенским по мещиком из рода Толстых по мужской линии.

Сергей Васильевич Толстой (1785–1837), как и отец, был стат ским советником, являлся симбирским, а затем нижегородским вице губернатором. После ухода в отставку в 1832 году поселился в Ключи щах, где выстроил еще одну усадьбу. Там же и умер. Старожилы села до сих пор вспоминают, что за алтарем местной церкви лежало массив ное надгробие «графа Толстого». Этим графом и был двоюродный дядя великого писателя Сергей Васильевич Толстой9.

После смерти С. В. Толстого имением стала распоряжаться его вдова Вера Николаевна Толстая (Шеншина), по мере взросления в права наследства вступали и дети. В 1844 году все доли (131 душа НИЖЕГОРОДСКИЙ СЛЕД В ИСТОРИИ РОДА ТОЛСТЫХ крепостных мужского пола) выкупила старшая дочь С. В. Толстого Екатерина Сергеевна (р. 1810), к тому времени уже состоявшая в бра ке с поручиком Алексеем Степановичем Киреевским. Таким образом, теперь уже все село Ключищи перешло к представителям рода Толстых по женской линии.

Помещики Львовы и Киреевские проживали в Ключищах вплоть до революции 1917 года. У каждой семьи здесь имелись собствен ные усадьбы. К сожалению, обе не сохранились. Усадьбу Киреевских в 1917-м сожгли крестьяне. Во время пожара был убит и сам поме щик. В доме Львовых при советской власти открыли сельскую школу, впоследствии здание разобрали. Хотя и сейчас места, где находились усадьбы, можно определить по старым липам да затиненному пруду.

От приходской церкви также не осталось и следа. Исчезло и над гробие С. В. Толстого. Как говорят старожилы, после Великой Оте чественной войны «кому-то для подпорки крыльца понадобилась…»

А какого дома – уже и не помнят. На месте церкви и кладбища вокруг нее ключищенцы установили деревянный крест. Само же село, как ни печально, за прошедший век обезлюдело вовсе: накануне коллективи зации в нем проживало пятьсот пятьдесят четыре человека, сейчас – лишь двенадцать10.

Когда-то село располагалось на торговой дороге из города Курмыша на Арзамас – Муром – Москву. Теперь пути изменились.

И асфальтированной трассы к Ключищам нет. Оставшиеся старики в распутицу оказываются совершенно оторванными от внешнего мира.

Необходимые товары к зиме запасают заранее. Ну а если в зимнее время возникает необходимость в продуктах – снаряжают более вы носливого на лыжах в соседнее село.

Единственное, что не изменилось, так это чудный вид на долину небольшой речки Шишковердки да нескончаемое журчание бесчис ленных ключей, бьющих из-под возвышенности, на которой и распо ложены Ключищи...

Таким образом, нижегородское село Ключищи можно считать од ним из старинных, исконно родовых имений Толстых, передававшимся по наследству мужским представителям шести поколений этого рода.

На протяжении XVII – начала XIX в. оно принадлежало прямым предкам Льва Толстого, вплоть до прадеда, а в XIX веке – его двою родному деду, двоюродному дяде, троюродной сестре и другим более дальним родственникам.

С. М. ЛЕДРОВ К и р ь я н о в И. А. Нижегородская вотчина рода Л. Н. Толстого // Записки краеведов. Горький, 1985. С. 170–173.

Краткое описание жизни графа Петра Андреевича Толстого. Сочине ние французского консула Виллардо // Русский архив. 1896. Кн. 1. Вып. 1.

С. 20–28.

Акты Нижегородского Печерского Вознесенского монастыря. М., 1898. С. 205–206.

Государственный архив Нижегородской области г. Балахна (ГАНО г. Балахна). Ф. 155. Оп. 1. Д. 15. 1806 г. Л. 3.

Там же. Д. 2. 1810 г. Л. 7–7 об.

Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО). Ф. 570.

Оп. 4. Д. 2471. Л. 1.

ГАНО г. Балахна. Ф. 155. Оп. 1. Д. 16. 1834 г. Л. 3.

ЦАНО. Ф. 829. Оп. 676 б. Д. 7. Л. 57 об.

См.: Ш и л о в Д. Н. Неопубликованные материалы к «Русскому провинциальному некрополю» в фондах Российского государственного исто рического архива: http://www.petergen.com/publ/shilovrpnrgia.shtml. Там, в частности, есть такая запись.

Л е д р о в С. М. Спасской отчины судьба. Н. Новгород, 2009.

С. 215.

С. А. Коновалова ОБРАЗ КАЗАНИ В ТВОРЧЕСКОЙ ПАМЯТИ Л. Н. ТОЛСТОГО.

МАТЕРИАЛы К КОММЕНТАРИЮ К азанский период жизни Льва Толстого составил пять с поло виной лет (1841–1847). Какое воспоминание о себе оставил город, где прошли годы отрочества и начало юности будущего писа теля? Как Казань со всей своей культурной, светской жизнью, архи тектурой и бытом вошла в творческую память Толстого? Насколько полны комментарии, связанные с казанским периодом, в 90-томном («Юбилейном») собрании сочинений Толстого? Такие вопросы неиз бежно возникали и возникают при изучении темы «Толстой и Казань», особенно в период создания Музея Л. Н. Толстого на казанской земле.

Известно, что казанские впечатления нашли отражение во многих произведениях Толстого, в его письмах, дневнике. Попробуем выде лить основные казанские реалии и «выстроить» образ города, который увидел молодой Толстой.

Губернский город Казань, как писал профессор Казанского универ ситета Н. П. Загоскин, «расположен по гористому гребню и ряду хол мов, ограничивающих с северо-востока заливную долину левого берега Волги …. С восточной стороны город примыкает c возвышенной окраиной своей, носящей название Арского Поля, к плоскогорью левой стороны р. Казанки, простирающемуся к границам Вятской губернии»1.

Казанка, протекающая под Кремлем, разделяла город на две части.

В начале 1840-х годов один из местных публицистов – за неудов летворительные санитарные условия, при которых смертность неумо лимо превышала рождаемость, – назвал Казань городом-кладбищем.

По дошедшим до нас статистическим данным, в 1817 г. в городе чис лилось до 40 тысяч жителей. Если учесть, что данные касались только жителей православного вероисповедания, то общее количество должно было превышать 50 тысяч. Затем начинается рост населения: 1843 г. – С. А. КОНОВАЛОВА 48 тысяч православных;

в 1844 г. – около 53 тысяч;

в 1890 г. – уже 140 тысяч.

Толстые за время своего проживания в Казани сменили три дома:

два (первый и последний) находились в центральной части города, не далеко от Кремля, один – на окраине. «Первая наша квартира в Ка зани была в доме Горталова. Через год или два мы переехали в дом Киселевского. В доме же Петонди мы жили одни, три брата студен ты. Старшие уехали на Кавказ, а тетушка с сестрой уехала в деревню.

Жили мы там, как помнится, меньше года;

кажется, только несколь ко весенних месяцев, чтобы окончить экзамены», – писал Толстой в декабре 1905 г. П. И. Бирюкову (76, 67). Далее к каждому адре су приводится комментарий: «По приезде в Казань осенью 1841 г.

Николай, Сергей, Дмитрий и Лев Николаевичи Толстые поселились в доме Ивана Кузьмича Горталова (ум. 1853) на Поперечно-Казан ской улице. В дом Платона Ивановича Киселевского на углу Арского поля и Большой Красной улицы Толстые переехали после 1844 г. уже без Н. Н. Толстого, который в 1844 г. окончил университет и уехал на Кавказ. В доме архитектора Петонди на углу Покровской и По перечно-Казанской улицы Толстые жили в 1846/1847 учебном году»

(76, 68). Дома Горталова и Киселевского упоминаются Л. Н. Толстым и в «Воспоминаниях»;

в результате в алфавитном указателе имен соб ственных к 90-томному собранию сочинений появились: Горталова дом в Казани и Киселевского дом в Казани. Что же касается дома Петонди, то в указателе осталась лишь фамилия владельца дома – Петонди, а отношение его к Казани можно выявить только из сноски к письму П. И. Бирюкову, приводимому выше.

В «Воспоминаниях» Толстой пишет о том, что тихий, серьезный и замкнутый Дмитрий не захотел поселиться в одной комнате с бра тьями и настоял, чтобы ему отвели отдельную комнату, где он жил как аскет, погружаясь постепенно в религию: «Он говел не в модной университетской церкви, а в казематской церкви. Мы жили в доме Горталова, против острога. В остроге тогда был особенно набожный и строгий священник, который, как нечто непривычное, делал то, что на Страстной неделе вычитывал все Евангелия, как это полагалось, и службы от этого продолжались особенно долго. Митинька выстаи вал их и свел знакомство со священником. Церковь Острожная была так устроена, что отделялась только стеклянной перегородкой с дверью от места, где стояли колодники» (34, 381).

ОБРАЗ КАЗАНИ В ТВОРЧЕСКОЙ ПАМЯТИ Л. Н. ТОЛСТОГО.

В изданной в Казани к 180-летию со дня рождения Толстого книге Е. Г. Бушканца «Юность Льва Толстого. Казанские годы» автор от мечал: «Одним из первых странных и непонятных явлений для юно ши оказалась городская тюрьма. Со жгучим интересом он всматри вался в жизнь арестантов. В 1887 г. он рассказывал А. С. Суворину:

“Я помню Казань… Мы жили против острога, мне тогда ужасно хоте лось войти в острог, и чтоб каждый арестант рассказал свою историю”.

А в октябре 1905 г. Толстой, по свидетельству Маковицкого, вспо минал в Ясной Поляне о том, как в Казани, когда они жили против острога, ему хотелось “узнать жизнь каждого, живущего там”»2.

Кстати, постановка главного дома в усадьбе Горталова в глубине участка и обращение парадных комнат в сад, а не на улицу в первую очередь объясняется соседством с Казанским губернским тюремным замком. Это старейшее сохранившееся на территории Республики Татарстан исправительное учреждение, построенное в 1807 г. по проек ту архитектора Я. М. Шелковникова, сохранило свое первоначальное назначение. Ныне тюремный замок является памятником архитектуры федерального значения.

На исходе первого года жизни Толстых в Казани город постиг большой пожар. По силе разрушения бедствие 24 августа 1842 г. было сопоставимо с тем, что случилось в 1815 г., в начале казанского гу бернаторства Ильи Андреевича Толстого. Толстые в это время были в имении Юшковых Паново и по возвращении в Казань поделились впечатлениями от увиденного в письмах к Т. А. Ергольской, опубли кованных впервые в материалах Всероссийской научной конференции «Молодой Толстой», проходившей в Казани в 2002 г. Из письма Сер гея: «Вот мы и приехали в Казань! Боже, какой разгром! Сердце ис текает кровью, видя дома такие прекрасные несколько недель назад, а теперь все поврежденные»3. Дмитрий попытался найти объяснение тому, почему их казанский дом не пострадал от огня: «Все главные улицы разрушены. Приехав из Панова, мы не узнали Казани;

тротуа ры, сделанные из дерева, были совершенно испорчены огнем. Однако Университет избежал этого разрушения;

обсерватория горела, но при боры были спасены, так же как и наш дом, который избежал огня, так сказать, каким-то чудом: настоятель монастыря устроил нечто вроде крестного хода вокруг монастыря и прилегающих домов, ветер сейчас же прекратился, и весь квартал остался целым»4. Беспокоила судьба дома, в котором жили Толстые, и Льва: «Вот мы и снова в Казани, С. А. КОНОВАЛОВА которая в весьма жалком виде. Что касается зданий, огнем уничтожено все, что было красивого. Наша улица, которая не из лучших, уцеле ла;

однако ж дом наш был в опасности, так как все вокруг нас стало жертвой огня. В то время мы были в Панове, откуда был виден ночью огонь, а днем дым»5. «Казанские губернские ведомости» в номере от 29 августа 1842 г. писали, что в огне сгорело 28 казенных и обще ственных зданий, в том числе дома Благородного собрания, военного губернатора, Гостиный двор, 1294 частных дома, 8 церквей: «Пожар истребил лучшую часть города, где сосредоточились главные казенные здания, цветущая промышленность и дома дворянства».

Второй казанский дом Толстых, дом Киселевского (ныне ул. Тол стого, 25/68), находился в новом, «послепожарном» квартале, на вос точной окраине города: «Жили мы тогда на углу Арского поля, в доме Киселевского, наверху. Верх разделялся хорами над залой. В первой части верха, до хор, жил Митинька, в комнате за хорами жил Сережа и я» (34, 381). В настоящее время дом сильно перестроен.

Недалеко от этого дома разворачиваются события, описанные в рассказе «После бала»: «С бала я уехал в пятом часу, пока доехал до мой, посидел дома, прошло еще часа два, так что, когда я вышел, уже было светло. Была самая масленичная погода, был туман, насыщенный водою снег таял на дорогах, и со всех крыш капало. Жили Б. тогда на конце города подле большого поля, на одном конце которого было гулянье, а на другом – девический институт. Я прошел наш пустынный переулок и вышел на большую улицу, где стали встречаться и пешеходы и ломовые с дровами на санях, достававших полозьями до мостовой.

И лошади, равномерно покачивающие под глянцовитыми дугами мокрыми головами, и покрытые рогожками извозчики, шлепавшие в огромных сапогах подле возов, и дома улицы, казавшиеся в тумане очень высокими, всё было мне особенно мило и значительно. Когда я вышел на поле, где был их дом, я увидал в конце его, по направлению гулянья, что-то большое, черное и услыхал доносившиеся оттуда звуки флейты и барабана» (34, 122).

Описание маршрута, по которому герой рассказа шел к месту экзекуции, и небольшая ремарка: «Жили мы тогда одни с покойным братом. Брат и вообще не любил света и не ездил на балы, теперь же готовился к кандидатскому экзамену и вел самую правильную жизнь»

(34, 121), – позволяют утверждать, что события рассказа приурочены к весне 1847 г., когда три брата Толстых жили на Черноозерской улице, ОБРАЗ КАЗАНИ В ТВОРЧЕСКОЙ ПАМЯТИ Л. Н. ТОЛСТОГО.

в доме, а точнее, во флигеле известного казанского архитектора Фомы Ивановича Петонди6 (ныне ул. Дзержинского, 11). Братья занимали шесть комнат в верхнем этаже каменного флигеля. В настоящее время это один из немногих уцелевших домов дорегулярного периода (время постройки до 1768 г.).

Практически без изменений сохранилось здание университета, студентами которого были все братья Толстые, и здание Родионов ского института (ныне – Суворовское училище), где училась сестра Мария и где устраивались балы для светской молодежи. Указатель к 90-томному собранию сочинений не содержит характеристик данных учебных заведений, не дает исторических справок и тем самым создает определенные сложности в понимании той роли, какую играли эти за ведения в жизни губернского города.

Университет, расположенный на Воскресенской улице (ныне ул. Кремлевская, 18), был самым красивым зданием в Казани. Ос нованный 5 ноября 1804 г., к 1840-м годам университет представлял собой комплекс прекрасно оборудованных зданий. Это было заслу гой не только таких выдающихся архитекторов, как П. Г. Пятницкий и М. П. Коринфский, но и Н. И. Лобачевского – великого матема тика, создателя неэвклидовой геометрии, возглавлявшего университет почти 20 лет (1827–1846), бессменного члена Строительного комите та. В 1820–1840-е годы университет уже имел заслуженный автори тет среди высших учебных заведений России и Европы, в нем работали выдающиеся математики, химики, медики, востоковеды, юристы, про славившие отечественную науку.

Чрезвычайно важным моментом университетской жизни моло дого Толстого явилось желание «переменить что-то в своих убеж дениях»;

стремясь к самосовершенствованию, развитию собствен ных способностей, он начинает вести дневник. Первая запись от 17 марта 1847 г. начинается со слов: «Вот уже шесть дней, как я по ступил в клинику» (46, 3). Согласно «Летописи жизни и творчества Л. Н. Толстого» в университетской клинике он пробыл с 11 марта по 9 апреля. Указатель к 90-томному собранию сочинений не содержит никакой информации о клинике Казанского университета, поэтому считаем необходимым внести следующие дополнения. Строительство зданий университетского городка, начавшееся в 1822 г. (поначалу университет размещался в стенах Первой мужской гимназии), про должилось до 1840 г. За это время был выстроен главный корпус, С. А. КОНОВАЛОВА во дворе которого появлялись анатомический театр, химические лабо ратории и научная библиотека.

В 1830-е гг. перед главным корпусом было построено каменное двухэтажное здание клиники медицинского факультета.

Впечатления, полученные от учебы в университете, нашли от ражение и в рассказе «После бала»: «Был я в то время студентом в провинциальном университете. Не знаю, хорошо ли это или дурно, но не было у нас в то время в нашем университете никаких кружков, никаких теорий, а были мы просто молоды и жили, как свойственно молодости: учились и веселились» (34, 117). А вот первая рукопись рассказа, в которой подробно описывается период студенчества глав ного героя – Ивана Васильевича: «Был я студентом.

Обыкновенно на провинциальные университеты смотрят свысока, а по-моему, про винциальные университеты лучше столичных. И тебе советую отдать сыновей куда-нибудь в Харьков, Казань, Киев, а не в Москву. Не знаю, как теперь, а в мое время никаких у нас в университете идей и тем паче политических теорий и демонстраций не было. Были хо рошие профессора, и были студенты, которые сильно любили науку и учились под руководством старших, как и свойственно юношам от 16 до 20–25 лет, и были студенты, к которым я принадлежал, ко торые учились только настолько, чтобы переходить с курса на курс, и занимались тем, чтобы шалить, петь, играть, иногда выпить, а глав ное влюбляться. И я, право, благодарен за эту судьбе: за то, что я был в провинциальном университете» (34, 484–485).

Книжная торговля, являющаяся мерилом интеллектуального со стояния общества, также связана с университетом, который заводит собственную книжную лавку, упоминаемую уже в 1811 г., напротив го стиного двора, рядом с «английским магазином». Там же существовала и частная лавка П. И. Пугина. К началу 1840-х гг. относится нача ло книгопродавческой деятельности Андрея Мясникова;

он имел при своей книжной лавке на Воскресенской улице первую библиотеку для чтения, чуть было не сгоревшую во время пожара 1842 г.

Работая над текстом, Л. Н. Толстой сознательно освобождает его от автобиографического материала. Также выпускается из окончатель ной редакции характеристика тетушки П. И. Юшковой и упоминание о Черноозерском саде, данные в «Исповеди»: «Третья тетка, под опеку которой мы перешли, когда мне было 12 лет, и которая перевезла нас в Казань, была тоже добрая женщина (так все знавшие ее говорили ОБРАЗ КАЗАНИ В ТВОРЧЕСКОЙ ПАМЯТИ Л. Н. ТОЛСТОГО.

про нее) и очень набожна, так что кончила жизнь в монастыре, но легкомысленная и тщеславная. В Казани под ее влиянием я поступил в университет, пробыл три года и вышел, сделавшись независимым, и приехал в доставшуюся мне деревню. … Помню потом, что вес ной, в день первого моего экзамена в университет, я, гуляя по Черному Озеру, молился Богу о том, чтобы выдержать экзамен» (23, 488).

Отсутствие комментария к названию «Черное Озеро в Казани»

и каких-либо других толстовских характеристик данного места, созда ют определенную сложность для читателей, не знакомых с казанской топографией. Хотя Черное озеро, или Черноозерский сад, – одно из самых посещаемых Толстыми мест: флигель Петонди находился на углу улиц Поперечно-Казанской и Черноозерской;

чтобы попасть в университет и из дома Горталова, и из флигеля Петонди, нужно было пересечь Черное озеро. Это было излюбленное место отдыха казанцев, где прогуляться можно было совершенно бесплатно. Поэтому и публи ка была здесь достаточно пестрая. Особой популярностью пользовался сад зимой, когда в центре заливался бесплатный общественный каток.

Для музыкантов здесь устраивались теплушки, поэтому музыка здесь звучала даже в зимнее время.

XIX век, начавшийся с огромного события, когда в городе ремес ленников и торговцев был заложен третий по счету в России универ ситет, дал мощный толчок для развития образования. В 1835 г. на базе Главного народного училища была открыта Вторая гимназия (Пер вая гимназия существовала с 1759 г.). В 1841 г. состоялось открытие Родионовского института благородных девиц, в 1842-м – учрежде на Духовная академия, в 1873-м – основан Ветеринарный институт, в 1890-м – вышло постановление Министерства образования о созда нии Казанского промышленного училища и т. п.

«Родионовский казанский женский институт» (46, 550) – так обозначено это учебное заведение в указателе к 90-томному собранию сочинений. Из комментариев можно получить информацию о началь нице института Е. Д. Загоскиной, о ее дружбе с П. И. Юшковой, ко торая впоследствии распространилась и на ее племянников (Д. А. Дья ков и Толстые), об учебе здесь Марии Толстой и ее подруги Зинаиды Молоствовой и, наконец, о балах, на которых Толстые познакомились с самыми известными и родовитыми семьями казанского дворянского общества: Депрейсами, Молоствовыми, Мертваго, Мусиными-Пуш киными, Еремеевыми, Нератовыми и др. В текстах Л. Н. Толстого С. А. КОНОВАЛОВА часто обозначение этой реалии «сокращается» до «института» (46, 248, 256) или «девического института» (34, 122).

И все же, несмотря на достаточные характеристики этого учебно го заведения, хотелось внести несколько дополнений. Родионовский институт благородных девиц – это официальное название института, здание которого было построено по проекту архитектора Ф. И. Пе тонди (того самого, во флигеле которого Толстые некоторое время про живали), представлял собой привилегированное учебное заведение, куда могли поступить девочки из дворянского, купеческого и духов ного сословий. История создания института связана с именем Анны Петровны Родионовой – богатой казанской помещицы, завещавшей для этой цели значительные средства (три имения и каменный дом в Казани – всего свыше 280 тысяч рублей). Первоначально предпо лагалось разместить институт в ее доме, но по техническим причинам это было невозможно, поэтому было принято решение о постройке здания в Нееловской роще, находившейся на Арском поле. 17 янва ря 1838 г. был утвержден Устав казанского Родионовского института.

В мае 1841 г. последовало торжественное открытие, а занятия начались в январе 1842 г. Первый выпуск состоялся в январе 1846 г. (до 1862 г.

институт был четырехклассным, потом преобразован в семиклассный).

Во время своего приезда в Казань в мае 1851 г. Л. Н. Толстой вновь посетил Родионовский институт, встретился с Е. Д. Загоски ной, с ее окружением, о чем чуть позже напишет в дневнике: «Да, для Губернского города очень порядочное общество, и я довольно весело провел несколько дней там» (46, 80).

Из письма к сестре Марии: «Г-жа Загоскина устраивала каждый день катания в лодке то в Зилантьево, то в Швейцарию и т. д., где я имел часто случай встречать Зинаиду» (59, 96–97). Что имелось в виду под словом «Швейцария» жителю Казани, даже современно му, объяснять не надо: это известный и любимый многими поколе ниями горожан парк (несмотря на серьезные изменения, он частично существует до сих пор и, по всей видимости, в скором времени будет восстановлен). Но отсутствие комментариев в указателях к 90-том ному собранию сочинений привело к соединению двух совершен но разных реалий: казанский сад Швейцария и страна Швейцария.

В связи с этим хотелось бы подробнее остановиться на этой реалии.

В Казани было две Швейцарии: Русская и Немецкая;

по одному ис точнику (Н. П. Загоскин)7, они назывались рощами, по другому ОБРАЗ КАЗАНИ В ТВОРЧЕСКОЙ ПАМЯТИ Л. Н. ТОЛСТОГО.

(М. Н. Пинегин)8, – садами. Расположенные в непосредственной близости друг от друга, они напомнили профессору Казанского уни верситета К. Броннеру, уроженцу Швейцарии, любившему удаляться в этот заросший деревьями и изрытый оврагами загородный уголок за Арским полем, его родину. По другой версии, это название первыми придумали казанские гимназисты. В их рукописном журнале «Аркад ские пастушки» Иван Панаев в 1804 г. пишет статью «Швейцария в Казани», в которой рассказывает, как однажды, гуляя по окрестно стям Казани, он забрел в красивую, дикую местность, поразившую его схожестью со швейцарским ландшафтом. Товарищам Панаева здесь тоже очень понравилось, и, единодушно одобрив название «Швейца рия в Казани», они сделали это место любимым для своих прогулок.

Позже отрывки из этой статьи будут напечатаны в «Семейной хронике и воспоминаниях» С. Т. Аксакова.

Территория Русской Швейцарии – место народных гуляний – стала активно обживаться в 1830-е годы;

здесь появился трактир, буфет. А в начале 1840-х годов, когда сюда переносится летняя рези денция казанского губернатора С. П. Шипова, сад становится местом отдыха для светского общества. Увеличивается количество дорожек, появляются беседки и скамейки со столиками, разбиваются цветники, через овраги сооружаются мостики, устраиваются спуски, для танцев настилают платформу.

Немецкая Швейцария получила известность с конца 1820-х годов, когда здесь поселился профессор университета Л. Л. Фогель, за кото рым стали селиться дачами и другие казанские немецкие семьи.

Вероятнее всего, Л. Н. Толстой бывал именно в Русской Швей царии, и не только во время своего приезда в 1851 г., но и в 1840-х гг.

Во-первых, второй казанский дом, дом Киселевского, был совсем ря дом с этим садом, их разделяло только Арское поле: дом Киселевско го был расположен перед Арским полем, а Русская Швейцария – за ним. Во-вторых, катанье с барышнями с гор, о чем Толстой пишет в рассказе «После бала», происходило скорее всего здесь: других та ких больших и приспособленных для катания гор в Казани не было.

И наконец, в-третьих, «Журнал ежедневных занятий» (27 января – 7 июня 1847 г.) содержит следующие записи: «8 февраля. Пятница.

3 1/2 до 4 1/2 Кататься – Исполнил» (46, 248);

«12 апреля. Суб бота. – 3–4 гулять пешком и верхом – не исполнил» (46, 255);

«19 апреля. Суббота. 3–6 Кататься на лодке – ничего» (46, 257);

С. А. КОНОВАЛОВА самым лучшим местом для подобных прогулок была территория Рус ской Швейцарии.

Катания в лодке в Зилантьево, о которых Л. Н. Толстой пишет в приводимом выше письме к сестре, также пользовались большой лю бовью у горожан. О Зилантьеве в указателе к 90-томному собранию сочинений сказано следующее: «Старинный Зилантьев монастырь в 4 1/2 в. от Казани, живописно расположенный на высоком берегу Волги, недалеко от места впадения в Волгу речки Казанки» (59, 99).

Дополним лишь, что Свято-Успенский Зилантов мужской монастырь, заложенный царем Иваном Грозным в 1552 г. около могилы воинов, павших при взятии Казани, находился в Адмиралтейской слободе.

В Казани имелся еще один монастырь, который посещал Л. Н. Тол стой, но в указателе к 90-томному собранию сочинений он не значится.

Речь идет о Кизическом Введенском мужском монастыре, основанном в 1688 г. на том месте, где в 1654 г. горожане встретили настоятеля Пахомия, возвращавшегося из Седьмиозерской пустыни в Казань с чудотворной иконой Смоленской Божьей Матери. Икона должна была спасти город, в котором свирепствовала чума. После внесения иконы в город болезнь утихла. Здесь, возле 56-метровой колокольни, построенной в 1835–1837 гг. (по проекту того самого Ф. И. Петонди, во флигеле которого Толстые проживали некоторое время), находилась могила деда писателя – Ильи Андреевича Толстого. В этой слободе произошло «первое падение» Л. Н. Толстого.

«“Как, вы жили в Кизическом монастыре среди братии? – удив ленно и как бы весь встрепенувшись сказал Лев Николаевич. – А когда это было?” – тихо и как бы задумавшись спросил он. Я сказал, что это было в 1878 г., и Лев Николаевич совсем тихо и как бы про себя, как то особенно грустно сказал: “А у меня там было первое падение…”»9.

В перечне мест, которые посетил Лев Толстой в свой приезд 1851 года, особое значение придается архиерейской даче: «Помнишь Архиерейский сад, Зинаида, боковую дорожку. На языке висело у меня признание, и у тебя тоже» (46, 80), – записано в дневнике 8 июня 1851 г. Согласно комментариям, данным в указателе, «“Архи ерейский сад в Казани”, парк при архиерейском доме на берегу озера Дальний кабан, верстах в пяти от города, место загородных прогулок»

(46, 363). Хотелось бы только уточнить, что речь идет о местности, где в середине XVII в. был основан Воскресенский Ново-Иеруса лимский монастырь. С конца XVIII в. монастырь становится летней ОБРАЗ КАЗАНИ В ТВОРЧЕСКОЙ ПАМЯТИ Л. Н. ТОЛСТОГО.

резиденцией казанских архиепископов и митрополитов. Двухэтажный архиерейский дом построен в 1780–1781 гг. по чертежам и рисункам В. В. Растрелли. В комплекс входили собор в честь Обновления храма Воскресения Христова с пятиярусной колокольней (утрачена), над вратная церковь во имя Святителя Тихона Амафунтского, братские ке льи и хозяйственные постройки. Здесь находился семейный некрополь Юшковых;

среди имен, которые удалось установить ученому-краеведу А. М. Елдашеву, значится Наталья Ипатьевна Юшкова (?–1815) – мать В. И. Юшкова10. Старший же брат Владимира Ивановича Ни колай Иванович был похоронен на старом русском кладбище Свято Успенского Зилантова монастыря11.

Изучение казанских страниц биографии молодого Толстого тесно связано с анализом бытовой, общественной, политической, культурной жизни города;

не последнее место занимает здесь и изучение топони мики толстовских мест, отраженных в его творчестве. Только в резуль тате такого комплексного подхода можно понять, в частности, хорошо известную толстовскую фразу, единственную в своем роде похвалу сложному периоду взросления: «Напротив, очень благодарен судьбе за то, что первую молодость провел в среде, где можно было смоло ду быть молодым, не затрагивая непосильных вопросов и живя хоть и праздной, роскошной, но не злой жизнью» (34, 397).

Спутник по Казани: Иллюстративный указатель достопримечательно стей и справочная книжка города / Под ред. профессора Н. П. Загоскина.

Казань, 2005. С. 564.

Б у ш к а н е ц Е. Г. Юность Льва Толстого. Казанские годы. Ка зань, 2008. С. 22.

К а л и н и н а Н. А. Материалы казанского периода жизни в отделе рукописей ГМТ // Молодой Толстой: Материалы Всероссийской научной конференции. Казань, 2002. С. 96.

Там же.

Там же. С. 97.

См.: М у р т а з и н а Л. М. Казанские архитекторы конца XVIII – начала ХХ века: Библиографический справочник. Казань, 1999.

См.: Спутник по Казани: Иллюстративный указатель достопримеча тельностей и справочная книжка города / Под ред. профессора Н. П. За госкина. Казань, 1895.

С. А. КОНОВАЛОВА Казань в ее прошлом и настоящем / Составил М. Пинегин. СПб., 1890.

Гу с е в Н. Н. Лев Николаевич Толстой: Материалы к биографии с 1828 по 1855 год. М., 1954. С. 106.

Е л д а ш е в А. М. Утраченные монастырские некрополи Казани (XVI – начало ХХ в.). Казань, 2008. С. 126.

Там же. С. 51.

И. Е. Карачевцев ЦЕРКОВь РОжДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦы: СТРАНИЦы ИСТОРИИ С моста идет дорога в гору.

А на горе – какая грусть!

Лежат развалины собора, Как будто спит былая Русь… Николай Рубцов К огда подъезжаешь к селам Пирогово-1 и Пирогово-2 Ще кинского района, уже издали примечаешь колокольню церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Удивительно, что колокольня со хранилась. Ведь в советское время здания близлежащих церквей, как и пироговской, были приспособлены под хозяйственные нужды мест ных колхозов, а вот колоколен своих лишились. Возможно, этой церк ви повезло из-за ее местоположения. Село Пирогово-Сапово, а именно таким было общее название современных сел до революции, спряталось в крутых берегах реки Упы. Здесь своеобразный тупик – за большим мостом, соединяющим оба села, заканчивается асфальтированная до рога, и дальше – совсем иной мир. Мир, воспетый в произведениях Л. Н. Толстого. Ведь село Пирогово-Сапово Крапивенского уезда на протяжении восьмидесяти лет было имением графов Толстых.

Откуда взялось название Пирогово, до сих пор остается загадкой, а вот название Сапово было дано селу по урочищу Сапово1, чтобы от личить от близлежащего села Пирогова-Зыкова2. И сегодня недалеко от Пирогова-1 находится урочище Сопов лес. Долгое время Пирогово Сапово принадлежало помещикам Темешовым3. В 1759 г. здесь была построена однопрестольная деревянная церковь Рождества Пресвятой Богородицы, построена предположительно И. А. Темешовым4, так как в метрической книге церквей Крапивенского уезда за 1759 г. помещи ком села Пирогова значится Иона Аристархович5. Строили церкви и его сын, и внуки. Три поколения Темешовых известны как храмостро И. Е. КАРАЧЕВЦЕВ ители. Иждивением А. И. Темешова в 1755 г. был построен камен ный храм во имя Флора и Лавра в селе Свиридове Веневского уезда.

В 1806 г. им же была перестроена деревянная церковь во имя По крова Богородицы в родовом селе Волчьей Дуброве Чернского уезда.

В 1826 г. на средства его сына Н. А. Темешова к храму Флора и Лавра с левой стороны был пристроен придел во имя св. Николая Чудотворца6.

Не обошли стороной потомки И. А. Темешова и село Пирогово Сапово. В сентябре 1829 г. титулярный советник Александр Алек сеевич Темешов подает прошение епископу Тульскому и Белевскому Дамаскину с просьбой выдать храмозданную грамоту на построение новой церкви: «Родитель мой Алексей Ионович, кончая уже полное столетие от рождения своего, прежде нежели увидит нерукотворный храм Господа Саваофа, хочет… видеть вместо нынешнего деревянно го рукотворный каменный во имя Рождества Пресвятой Богородицы храм с двумя приделами: во имя Казанской Божьей Матери и Святи теля Димитрия Ростовского». Вместе с прошением был представлен на утверждение и план новой церкви7.

30 ноября этого же года такая грамота была выдана: «Мы, не на шед сомнения в построении вместо оной деревянной каменным зданием церкви, ни по числу приходских дворов, коих при оной церкви состо ит… 190 дворов, ни по количеству церковной земли… по власти, от Бога нам данной, оную церковь в означенное наименование обложили (заложили. – И. К.) мы 8-го числа истекшего сентября, с надлежащим молитвословием. Просителям храмостроителям Темешовым по подо бию прочих святых церквей строить по представленному от них плану и фасаду под надзором архитектора или другого сведущего и опытного в прочном построении человека»8.

Но, к сожалению, А. А. Темешову не удалось завершить начатое благое дело. В марте 1837 г. имение Пирогово покупает отец буду щего писателя Н. И. Толстой. И далее в жизни семей Темешовых и новых хозяев Пирогова происходят трагические события, которые существенно меняют планы постройки нового каменного храма.

Темешов продал имение своему троюродному брату Н. И. Тол стому на льготных условиях. Он надеялся таким образом обеспечить будущее своих внебрачных дочерей Авдотьи и Веры, ведь единствен ной законной наследницей Александра Алексеевича была его сестра Н. И. Карякина, и в случае смерти отца девочки не получали ничего.

Старшая Дунечка к этому времени уже четыре года воспитывалась ЦЕРКОВь РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ в семье Толстых. Николай Ильич был готов и дальше заботиться о племянницах. События развивались стремительно. Через месяц после заключения купчей Темешова разбивает паралич, и он лишается речи, а Карякина возбуждает судебное дело о незаконности сделки. Вдоба вок ко всему в июне 1837 г. скоропостижно умирает Н. И. Толстой.

Его сестра А. И. Остен-Сакен становится официальной опекун шей малолетних Толстых и энергично берется защищать интересы сво их племянников. Она обращается за дружеской помощью к опытным в судебных делах лицам, и Карякина проигрывает тяжбу. По решению Крапивенского уездного суда от 28 февраля 1841 г. сделка, совершен ная между Темешовым и Толстым, признается действительной.


Принимая во внимание все эти обстоятельства, можно предполо жить, что в период с 1837-го по 1841 г. строительство храма было при остановлено. Весной 1842 г. благочинному Крапивенской округи свя щеннику села Сергиевского Иоанну Виноградову пришлось проводить дознание, кто строит церковь. Дело в том, что с 1836 г. в пироговской церкви хранился билет Сохранной казны в 300 руб. ассигнациями, пожертвованный по завещанию Марией Алексеевной Темешовой, се строй главного храмостроителя. В январе 1842 г. священник Афанасий Ананский обратился в духовную консисторию с просьбой истребовать означенные 300 руб. с процентами из Московского опекунского со вета, так как средств на завершение строительства не хватало. На что благочинному Иоанну Виноградову из духовной консистории было предписано донести, чьим попечением строится церковь. Как следу ет из показаний приходского священника Афанасия Ананского, диа кона Димитрия Крюкова, дьячка Василия Глаголева, старосты церк ви Симеона Иванова и управляющего имением Андрея Лаврентьева, строительство храма в селе Пирогове с 1841 г. (то есть после решения Крапивенского уездного суда в пользу Толстых) продолжает один из опекунов малолетних графов Толстых губернский секретарь Се мен Иванович Языков. В документах этого дела Языков, крестный Л. Н. Толстого, прямо называется храмостроителем, «взявшим на себя попечение строящейся церкви»9. Клировая ведомость за 1842 г. сооб щает, что к этому времени здание храма уже построили, а вот коло кольню довели только до 2-го этажа10. В 1844 г. достраивается коло кольня и далее производится внутренняя отделка храма11.

В связи с тем, что Языков являлся опекуном малолетних Толстых, консистория сделала вывод, что «строение церкви в селе Пирогове И. Е. КАРАЧЕВЦЕВ производится … иждивением тех господ»12. Однако, по нашему мнению, из-за отсутствия убедительных доказательств нельзя одно значно утверждать, что церковь достраивалась на средства Толстых.

Слишком тяжелым было их финансовое положение. Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать переписку А. И. Остен-Сакен со своей дальней родственницей Т. А. Ергольской13. Да и Опекунский совет строго следил за соблюдением прав сирот. Чем, видимо, неоднократно пользовалась в свое время Карякина. Когда С. И. Языкову надо было «произвести платеж по имению, в связи с чем он полагал необходимым свести часть леса, то Опекунский совет, под давлением Карякиной, за претил это делать»14. Нельзя забывать, что А. А. Темешов был свя зан обещанием покойному отцу – построить новый каменный храм.

А умер Александр Алексеевич только в 1846 г.

Скорее всего, жертвовали на строительство храма и другие прихо жане. Понятно, что до 1861 г. со стороны крестьян не поступали какие либо серьезные суммы (что наблюдалось во второй половине XIX в.).

Но в «Описи церковной и ризничной» пироговского храма за 1856 г.

значатся три фелони, подаренные храмостроителем Темешовым, и две фелони, подаренные соответственно Проселковым и Буколовым, ви димо помещиками деревень Зубаревки и Дурной15. Согласно клиро вым ведомостям во время постройки каменного храма в д. Зубаревке проживал губернский секретарь П. С. Проселков, а в д. Дурной – Е. Д. Буколова, возможно родственница дарителя16. Здесь же в опи си числится набедренник, подаренный графом Толстым, скорее всего Сергеем Николаевичем.

В 1847 г. между братьями и сестрой Толстыми происходит раз дел наследства. Большую часть села Пирогова-Сапова с конезаводом и барским домом получает С. Н. Толстой. Впоследствии его имение так и называли – Большое Пирогово (современное село Пирогово-1).

А меньшую часть села с водяной мельницей получает М. Н. Толстая.

Ее имение называли Малое Пирогово (современное село Пирогово-2).

В ноябре этого же года она вышла замуж за своего троюродного брата В. П. Толстого. После свадьбы супруги поселились в селе Покровском Чернского уезда. Таким образом, С. Н. Толстой становится главным прихожанином церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Его по печением приобретается имущество во вновь устроенные приделы: на правой стороне храма – во имя Казанской Божией Матери, а вот на ле вой, вопреки указанному в прошении о выдаче храмозданной грамоты ЦЕРКОВь РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ наименованию, – во имя святого благоверного князя Александра Не вского17. Можно предположить, что придел переименовали в честь небесного покровителя главного храмостроителя А. А. Темешова.

В Описи имущества приделов за 1848 г. так и указывается, что церковь «основана и вчерне сооружена почти вся бывшим помещиком Алексан дром Темешовым»18. Он умер незадолго до освящения приделов, так и не увидев результата своих трудов. Похоронили его на кладбище в селе Свиридове Веневского уезда19.

Обустройство двух приделов заканчивается весной 1848 г. Их ос вящает епископ Тульский и Белевский Дамаскин20. К этому времени на строительство церкви было потрачено сто тысяч рублей ассигнаци ями21. Первого июля этого же года за соучастие в устроении каменного здания храма приходской священник А. Т. Ананский награждается набедренником22. На месте престола старой деревянной церкви поста вили кирпичную часовню23.

В «Описи церковной и ризничной» приводятся подробные сведе ния о том, как выглядел храм в 1856 г.: «Церковь каменного здания, постенно оштукатуренная, покрыта по деревянным стропилам листо вым железом, окрашенным медянкой, пол в ней вымощен каменными плитами. Колокольня каменная, покрыта, оштукатурена, как и церковь, на ней пять колоколов, из которых в большем веса 42 пуда 20 фунтов, во втором 14 пудов 33 фунта, в третьем 8 пудов, в четвертом 3 пуда, в пятом 19 фунтов. Паперть из ступенного камня, а под сводами коло кольни с каменным плитником. В ее боку сторожка. На церкви одна глава средней величины, обитая белым листовым железом, яблоко на ней медное, вызолоченное червонным золотом… на колокольне шпиль железный, обитый листовым белым железом, вверху оного яблоко мед ное, вызолоченное червонным золотом… в которых водружены кре сты. Кресты же как на церкви, так и на колокольне железные, обитые зеленой медью, вызолоченною червонным золотом… на оных крестах литые распятия медные, вызолоченные червонным золотом…» Далее подробно описываются иконостасы и внутреннее убранство приделов24.

В главной же церкви иконостаса еще не было. В клировой ведомо сти за 1860 г. упоминается, что иконостас строится25, за 1866 г. – что она отделана, но не освящена и престолов в храме по-прежнему два26, а в ведомости за 1867 г. сообщается, что престолов уже три27. Таким образом, можно предположить, что главная церковь была освящена только в 1867 г. Такой долгий срок говорит о том, что денег не хватало.

И. Е. КАРАЧЕВЦЕВ Видимо, Сергей Николаевич больше не помогал причту в обустрой стве храма. На протяжении второй половины XIX в. здание церкви Рождества Пресвятой Богородицы неоднократно ремонтировалось, а внутреннее убранство подновлялось. Однако среди лиц, чьим ижди вением и старанием производились эти работы, С. Н. Толстого мы не встречаем.

Клировые ведомости этого периода сообщают, что в 1874 г. «ико ностасы двух приделов возобновлены, стены приделов окрашены вновь, а своды расписаны и оба придела сделаны теплыми, а снаружи вся церковь оштукатурена» попечением священника Н. И. Русакова, церковного старосты А. А. Соколова, который был временно обязан ным крестьянином М. Н. Толстой, и прихожан28. Согласно «Ведо мости о приходе и расходе, и остатке денежной суммы» за 1874 г. на «поправление и укрепление церкви» было потрачено 843 руб. 22 коп. Через десять лет в главном храме были «обновлены иконостас и стены и произведена постенная живопись»30. По всей видимости, опять же попечением Соколова, так как определением Св. Синода от 6–19 марта 1884 г. за «заслуги и пожертвования по духовному ведом ству» старосте церкви села Пирогова-Сапова крестьянину собственни ку А. А. Соколову «преподано благословение» с выдачей установлен ной грамоты31. После смерти Соколова в 1888 г. церковным старостой назначили Т. А. Соколова32. В этом же 1888 г. снова были «обновлены иконостасы и стены в приделах, а по солейным местам устроены вновь железные решетки»33. Священник же Ф. Н. Русаков за службу по ду ховному ведомству награждается скуфьею34.

Также грамоту Св. Синода от 21 апреля 1884 г. о «преподании ему благословения» получил крапивенский купец 2-й гильдии Г. И. Чесно ков за пожертвование 1000 руб. на приобретение колокола для церкви.

К этому времени уже много лет Георгий Иванович арендовал имение М. Н. Толстой в Пирогове, а также, по отдельному договору с вла делицей, водяную мельницу на реке Упе. Договоры эти неоднократно продлевались. Из заключения по оценке имения, составленного летом 1892 г., следует, что «имение находится в прочных, верных и умелых руках… доведено до весьма благоустроенного состояния»35. В августе 1893 г. Георгия Ивановича назначили церковным старостой. С таким же «особым усердием» он заботился «о приращении доходов церков ных и ведении всего хозяйства церковного». В 1894 г. для «исправления некоторых ветхостей церкви» Чесноков жертвует известь на 25 руб. ЦЕРКОВь РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ И здесь, пожалуй, можно согласиться с составителями книги «Приходы и церкви Тульской епархии» (1895), сделавшими вывод, что «каменный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы по строен… на средства прихожан»37. Однако это нисколько не умаляет заслуг главного храмостроителя А. А. Темешова.


Приход был довольно большой, помимо самого села Пирогова-Са пова в него входили деревни Зубаревка и Дурная. До 1806 г. в приходе состояла и деревня Скородумово, но в августе этого года братья Бибико вы обратились в Тульскую духовную консисторию с прошением о пере воде этой деревни, находящейся в их общем владении, из прихода церкви села Пирогова в приход церкви села Спасского, где старанием их покой ных родителей была сооружена каменная церковь. Причиной называ лась именно чрезмерная величина прихода церкви Рождества Пресвятой Богородицы: «Так что едва ли и требы успеть священник может испра вить, а как означенная деревня Скородумово ближе к селу Спасскому… нежели к селу Пирогову, к которому ручей в полую воду не допускает, да и село Спасское весьма малоприходно, то и просим к сему… учинить архипастырскую Вашу резолюцию». Дело по резолюции епископа Туль ского и Белевского Амвросия было решено положительно38.

В клировых ведомостях за 1860-е гг. в приходе церкви Рождества Пресвятой Богородицы называется деревня Варино, принадлежавшая г. Скарятиной, которая там не проживала: временно обязанных кре стьян – 9 дворов, муж. – 32, жен. – 3039. Интересно, что в аналогич ных источниках за 1873 и 1874 гг. среди прихожан данной церкви на зываются временно обязанные крестьяне г. Селезнева из села Змеева:

дворов – 6, муж. – 19, жен. – 2040. И это несмотря на то, что в этом селе была своя приходская церковь Архистратига Михаила.

Таким образом, приход церкви Рождества Пресвятой Богородицы в разное время состоял из села Пирогова-Сапова, деревень Зубаревки, Дурной, Скородумова, Варина и части села Змеева41.

В письме Е. П. Ковалевскому от 12 марта 1860 г. Л. Н. Толстой упоминает о школе «у брата». Вероятно, в 1859 г., «вскоре после ор ганизации Толстым в Ясной Поляне школы для крестьянских детей, была открыта школа и в Пирогове». Но сведений о ней сохранилось очень мало42. С 1884-го по 1893 г. священник церкви Рождества Пре святой Богородицы Ф. Н. Русаков состоял наблюдателем церковно приходских школ. Согласно составленной им ведомости в 1869 г. в селе Пирогове-Сапове открылось народное училище, располагалось оно И. Е. КАРАЧЕВЦЕВ «в особом здании, устроенном на счет общества и Земства». В 1884/ учебном году в нем обучалось семьдесят пять мальчиков и пять дево чек43. В клировой ведомости за 1897 г. сообщается, что в селе имеются две школы: земская и школа грамоты, и такие же школы грамоты были в деревнях Дурной и Зубаревке44. Ведомость же за 1905 г. указыва ет, что к этому времени в Пирогове-Сапове осталась только земская школа45.

Была при храме и библиотека. В 1905 г. она насчитывала сто книг религиозного содержания. Помимо сугубо служебной литературы, здесь были книги исторического, «полемического», «практического»

содержания, а также журналы46.

14 сентября 1897 г. епископом Тульским и Белевским Питиримом было предписано причтам всех приходских церквей в короткий срок открыть приходские попечительства. Причиной стало бедственное положение населения из-за неурожая во многих местах губернии47.

В Пирогове церковноприходское попечительство начинает работать с 12 октября 1897 г. Его председателем избрали местного священника Ф. Н. Русакова. Этим попечительством была «учреждена кружка, об носимая при каждом праздничном богослужении, и подписной лист для частных благотворителей». Попечительство «занималось тщательным исследованием степени нужды пострадавшего от неурожая населения и составлением списков таковых лиц, приходя на помощь и в отдель ных частных случаях (смерть безродных, пожар. – И. К.)». Главную же заботу попечительства составляло «благолепие храма, отопление его, содержание кладбища в чистоте и опрятности»48.

У здания церкви и сегодня находится старое приходское кладбище, где местные жители хоронят умерших. Но на протяжении всего XIX и в начале XX в. оно было закрыто. В августе 1805 г. А. И. Теме шов обратился к епископу Тульскому и Белевскому Амвросию с про шением о выделении земли под новое кладбище: «При… Богороди церождественской церкви имеется для предания мертвых тел около самой церкви кладбище, которое очень мало, а ныне намерение я имею вместо оного кладбища вновь на собственной своей земле сде лать точию». 24 августа 1805 г. благочинному Лебедеву, священнику села Красного, был послан указ консистории с предписанием отвести участок в удобном месте под новое кладбище на земле А. И. Темешова49.

В 1904 г. на этом кладбище был похоронен С. Н. Толстой. Перед смертью он «просил похоронить его в простом гробу на сельском клад ЦЕРКОВь РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ бище, среди крестьянских могил»50. Л. Н. Толстой приехал на похо роны и нес гроб с телом брата до церкви Рождества Пресвятой Бого родицы, где состоялось отпевание. А в 1946 г. прах С. Н. Толстого перенесли на семейное кладбище в Кочаки51.

В клировой ведомости за 1905 г. приводятся сведения о том, как выглядело Пироговское кладбище через год после смерти С. Н. Тол стого: «Приходское кладбище, на котором производится погребение умерших в настоящее время, находится на расстоянии 1/2 вер. от церк ви;

вырезано из земли местного владельца гр. Толстого, земля которого и граничит кладбище со всех сторон. Размер кладбища 136 кв. саж.

… В настоящее время кладбище вполне благоустроено;

обведено кругом валом, обсаженным деревьями;

число намогильных крестов постепенно увеличивается, могилы содержатся в надлежащей опрят ности. Старое, давно упраздненное кладбище находится около церк ви;

о времени отвода его… не имеется никаких сведений;

означенное кладбище занимает площадь приблизительно, судя по намогильным знакам, от 40 до 50 кв. саж., границ означенного кладбища никаких не имеется;

находится в черте земли того же владельца;

с одной стороны его, обнесенной валом, граничит усадьба» церковнослужителей52.

Причт церкви долгое время состоял из священника, дьякона и двух причетников, а уже по новому положению штатов от 2 апреля 1877 г. – только из священника и псаломщика. Дома у них были собственные деревянные на церковной же земле53. По состоянию на 1895 г. при церкви имелось 3 дес. усадебной земли и 33 дес. 2000 кв. саж. – па шенной, которая находилась от церкви в двух верстах. В 1910 г. «тща нием церкви и прихожан» построены церковные сторожка и сарай54.

В октябре 1917 г. Декретом о земле была провозглашена нацио нализация всех земель в стране. Помещичьи имения, монастырские, церковные земли с усадебными постройками и всем инвентарем пере ходили в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов. О состоянии причта летом 1918 г.

свидетельствует прошение псаломщика Михаила Жилина к епископу Каширскому Тульской епархии Корнилию: «…соблаговолите переме стить меня из села Пирогова-Сапова, Крапивенского уезда, в село Пе трушино, Епифанского уезда, на праздное псаломщицкое место, ввиду того, что прихожане села Пирогова-Сапова лишили причт земли, как единственный источник к жизни». 7 сентября этого же года прошение было удовлетворено55.

И. Е. КАРАЧЕВЦЕВ Революция не пощадила имение Большое Пирогово. Усадьба была разрушена. Господский дом сгорел. Согласно «Сведениям о бывших помещичьих усадьбах и постройках в Спасской волости Крапивенского уезда» в 1921 г. в селе Пирогове-1 уже не было ни одной усадебной постройки, оставались только сад и парк, которые охраняла Пирогов ская артель56. Храм был закрыт и постепенно разрушался. Точно не из вестно, когда официально прекратились службы, но, по воспоминаниям местных жителей, в 1936 г. в этой церкви еще крестили детей.

К сожалению, здание храма разрушало не только время, но и люди.

В 1991 г. в «Молодом коммунаре» была напечатана статья, в которой приводится рассказ пироговского жителя В. Г. Дутлова, как он в 1964 г.

по приказу председателя добывал из храма камень для коровника: «Под гоняем мы два гусеничных трактора, цепляем колонну тросом – никак.

Подгоняем еще два – опять никак. Тогда еще два подгоняем. Дернули – тут уж она рухнула и обратилась в прах. Так два портика и разрушили без толку»57. Скорее всего в этом рассказе много выдуманного. Однако после этих событий, возможно, и появилась легенда, которую любят рас сказывать в Пирогове, что храм пытались взорвать, но он устоял.

Через несколько лет как будто спохватились. По решению Тульского облисполкома от 9 апреля 1969 г. здание бывшего храма, к тому времени приспособленное под зерносклад, было поставлено на госохрану как па мятник архитектуры местного значения58. Правда, разрушение церкви на этом не прекратилось. В 1990-е гг., когда наше сельское хозяйство, как и вся страна, переживало не лучшие времена, местные жители растащи ли плиты, которыми был вымощен пол в храме. К настоящему времени интерьер храма полностью утрачен, но сохранились фрагменты росписи внутри светового барабана, а также над северным и южным входами.

В связи со строительством Верхне-Упинского водохранилища село должно было оказаться в зоне затопления. В 1980-е гг. кладбище, где изначально был захоронен С. Н. Толстой, ликвидировали, сровняв его после переноса захоронений бульдозерами.

А вот дому М. Н. Толстой повезло больше. После революции в нем расположилась начальная школа. По документам за 1921 г. кро ме дома в усадьбе сохранились некоторые постройки: деревянная люд ская, сарай, кирпичные конюшня и кучерская59. Возможно, именно из кирпича конюшни в 1936 г. рядом была построена семилетняя школа.

И сейчас здесь учатся пироговские дети. А в доме М. Н. Толстой все эти годы жили учителя60. Теперь в нем расположился Пироговский ЦЕРКОВь РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ отдел Музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Ясная Поляна». Планируют ся работы по восстановлению усадьбы. В 2008 г. сотрудники отдела вместе с местными жителями очистили от мусора храм, и впервые за многие десятилетия в нем прошли богослужения в день и в праздник Казанской иконы Божьей Матери.

Священники храма Рождества Пресвятой Богородицы:

Данила Федоров (1759) Петр Яковлев (1760) Севастьян Васильев (с 1760, упоминается в документах за 1761 г.) Алексей Стефанов (Степанов) (уп. 1763, 1764 г.) Василий Григорьев (уп. 1774, 1795) Руднев Герасим Иванов (уп. 1803, служил по 1826 г.) Руднев Александр Герасимов (с 1826 по 1833) Ананский Афанасий Тихонов (с 1833 по 1868) Русаков Николай Иванов (с 1868 по 1882) Русаков Филарет Николаев (с 1882, уп. 1897) Глаголев Феодор Александров (с 1898, уп. 1905) Глаголев Алексей Димитриев (с 1907, уп. 1929) Храмостроители, жертвователи, дарители:

Темешовы (храмостроители) Темешов Александр Алексеевич (храмостроитель, подарил три фелони) Темешова Мария Алексеевна (по завещанию пожертвовала билет Сохранной казны в 300 руб. ассигнациями) Языков Семен Иванович (храмостроитель, опекун малолетних Толстых) Толстой Сергей Николаевич (его попечением приобреталось иму щество в приделы вновь построенного каменного храма, подарил на бедренник) Буколов (фелонь) Проселков (Павел Стефанов) (фелонь) Соколов Антон Александров (церковный староста, его попечени ем неоднократно производился ремонт церкви) Чесноков Георгий Иванович (крапивенский купец 2-й гильдии, по жертвовал в 1883 г. 1000 руб. на приобретение колокола для церкви, жертвовал на ремонт, с августа 1893 г. церковный староста)61.

И. Е. КАРАЧЕВЦЕВ Приходы и церкви Тульской епархии. Тула, 1895. С. 525.

Д р о б а т Л. С. Крапивенские помещики Темяшевы, владельцы Пирогова // Тульский краеведческий альманах. Тула, 2005. Вып. 3. С. 97.

В литературе встречается двоякое написание фамилии: с ударной кор невой гласной я (Темяшев) и безударной корневой гласной е (Темешов). Мы придерживаемся второго варианта, так как в официальных документах, со ставленных от имени Темешовых, чаще указывается фамилия Темешов. Имен но второй вариант написания фамилии мы встречаем в «Воспоминаниях»

Л. Н. Толстого.

Государственное архивное учреждение Тульской области «Государствен ный архив», ф. 3, оп. 17, д. 647. Согласно клировым ведомостям за 1829– 1847 гг. деревянная церковь Рождества Пресвятой Богородицы построена «тщанием господина Темешова», при этом инициалы отсутствуют.

ГАУ ТО, ф. 1770, оп. 1, д. 51.

Ч е р н о п я т о в В. И. Дворянское сословие Тульской губернии.

Т. VI: Храмоздатели и ревнители церковного благолепия. М., 1911. С. 52.

ГАУ ТО, ф. 3, оп. 3, д. 3891.

Там же.

Там же, ф. 3, оп. 18, д. 6909.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 662.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 664.

Там же, ф. 3, оп. 18, д. 6909.

Счастье не для нас…: Письма А. И. Остен-Сакен Т. А. Ергольской // Октябрь. 2003. № 9. С. 182–189.

Д о б р о т в о р Н. Об отце Льва Николаевича Толстого // Тульский край. 1926. № 3. С. 38.

ГАУ ТО, ф. 3, оп. 18, д. 2872.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 671.

Там же, ф. 3, оп. 9, д. 1267.

Там же.

Д р о б а т Л. С. Указ соч. С. 100.

ГАУ ТО, ф. 3, оп. 9, д. 1267.

Там же, ф. 3, оп. 18, д. 2872.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 668.

Там же, ф. 3, оп. 18, д. 2872. В клировых ведомостях нет указаний на то, что в селе есть часовня;

кроме «Описи церковной и ризничной» 1856 г., о том, что часовня в селе была, см.: Волости и важнейшие селения Европей ской России. СПб., 1880. С. 82.

ЦЕРКОВь РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ГАУ ТО, ф. 3, оп. 18, д. 2872.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 680.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 685.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 686.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 693.

Там же, ф. 3, оп. 14, д. 1010.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 702.

Тульские епархиальные ведомости. 1884. № 14.

Тульские епархиальные ведомости. 1888. № 12. Можно предполо жить, что Тихон Александрович Соколов – родной брат Антона Алексан дровича Соколова.

ГАУ ТО, ф. 3, оп. 17, д. 706.

Тульские епархиальные ведомости. 1888. № 11.

ГАУ ТО, ф. 121, оп. 1, д. 733.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 715.

Приходы и церкви Тульской епархии. С. 525.

ГАУ ТО, ф. 3, оп. 1, д. 2331.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 684. О том, что д. Варино состояла в приходе церкви Рождества Пресвятой Богородицы, см.: Города и селения Тульской губернии в 1857 г. СПб., 1858. С. 110.

ГАУ ТО, ф. 3, оп. 17, д. 693.

Согласно клировым ведомостям в 1829 г. количество прихожан состав ляло 1560 чел. обоего пола, в 1848 г. – 1258 чел., в 1867 г. – 1278 чел., в 1874 г. – 1413 чел., в 1916 г. – 1917 чел. (ГАУ ТО, ф. 3, оп. 17, д. 647, 668, 686, 693, 735).

А р х а н г е л ь с к а я Т. Н. Л. Н. Толстой в Пирогове // Л. Н. Тол стой в Тульском крае: (Сборник статей). Тула, 1978. С. 147.

См.: «Ведомость о состоящих в ведомстве Благочинного 3-го округа, Крапивенского уезда, народных училищах за первое полугодие 1884/5 учеб ного года» (ГАУ ТО, ф. 3, оп. 7, д. 1687).

ГАУ ТО, ф. 3, оп. 17, д. 715.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 725.

Там же.

Я к у б с о н Е. В. Церковноприходские попечительства в Тульской губернии в конце XIX – начале XX века // Тульский краеведческий альма нах: 2008. Тула, 2008. С. 50–53.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 725.

Там же, ф. 3, оп. 1, д. 1915.

И. Е. КАРАЧЕВЦЕВ А б р и к о с о в Х. Н. Двенадцать лет около Толстого // Летописи Гослитмузея. Кн. 12. Т. 2. М., 1948. С. 459.

П у з и н Н. П. Кочаковский некрополь (Семейное кладбище Тол стых). Тула, 1998. С. 39.

ГАУ ТО, ф. 3, оп. 17, д. 725.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 713.

Там же, ф. 3, оп. 17, д. 735.

Там же, ф. 562, оп. 4, д. 220.

Там же, р. 107, оп. 1, д. 109.

Ж д а н о в С. Революция сверху, или Поражение колхозного строя в отдельно взятом хозяйстве // Молодой коммунар. 1991. 19 февр.

Паспорт памятника архитектуры «Церковь Богородицко-рождествен ская».

ГАУ ТО, р. 107, оп. 1, д. 109. Считается, что сохранившаяся у дома М. Н. Толстой кирпичная постройка была людской, однако на то, что в ней жил кучер, указывают и пироговские жители.

История народного образования Щекинского края / Под ред.

В. Н. Ранних. Щекино, 1998. С. 146.

Наиболее полный на сегодняшний день список церковнослужителей храма Рождества Пресвятой Богородицы см.: Синодики Тульской епархии.

Крапивенский уезд. Тула, 2011. С. 185–187. Здесь же мы внесли некоторые уточнения в даты служения священников и дополнения в список храмострои телей, жертвователей и дарителей.

Приглашение к сотрудничеству Уважаемые коллеги!

Музей-усадьба Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» приглашает к участию в «Яснополянском сборнике-2014». На рассмотрение ред коллегии принимаются ранее не публиковавшиеся материалы, связан ные с проблемами жизни и творчества Л. Н. Толстого.

Материалы должны быть предоставлены до 31 августа 2013 г. по указанным электронным или почтовому адресам:

Музей Л. Н. Толстого, п/о Ясная Поляна 301214, Тульская обл., Щекинский р-н E-mail: yaspol@tgk.tolstoy.ru или alla.polosina@tgk.tolstoy.ru на имя А. Н. Полосиной Тел. +7 (4872) 23-98-32;

(48751) 76-1- Факс: +7 (4872) 38-67- Будем благодарны тем, кто соблюдает следующие правила оформ ления материалов:

Статья предоставляется на электронном носителе в формате Word 6.0, 7.0 или XP (если по почте – c двумя распечатанными экземпля рами + CD или дискета). Кегль –14, интервал – полуторный, шрифт Times New Roman, страницы нумеруются. Объем статьи: 0,5–0,7 а. л.

Заглавие статьи – строчными буквами. Текст набирается без пере носов. Ссылки на литературу (примечания) даются в конце статьи.

Обязательны ссылки на Юбилейное издание (То л с т о й Л. Н.

Полн. собр. соч.: В 90 т. М.;

Л., 1928–1958), которые даются в скобках в тексте с указанием тома и страницы через запятую, напр.: (61, 349);

«Война и мир» цитируется по изданию: То л с т о й Л. Н. Собр. соч.:

В 22 т. Т. 4–7. М., 1979–1981;

ранние произведения Л. Н. Толстого – по: То л с т о й Л. Н. Полн. собр. соч.: В 100 т. М., 2000 – (изд.

продолжается).

Если в тексте используются какие-либо сокращения, они должны быть расшифрованы.

Научное издание Яснополянский сборник На обложке: Л. Н. Толстой на прогулке около дома.

Ясная Поляна. 1907. Фотография В. Г. Черткова В подготовке сборника принимали участие З. М. Богачева и Н. А. Хлюстова Редактор О. А. Дорофеев Корректоры Д. В. Романова, Л. А. Северова Оформление, компьютерная верстка е. А. Синевой Подписано в печать 01.06.2012 г. Гарнитура Academy.

Формат 60 90 1/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.

Тираж 300 экз.

НКЦ Музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Ясная Поляна»

Тула, ул. Октябрьская, Отпечатано в ИПП «Гриф и К», г. Тула, ул. Октябрьская, 81-а

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.