авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«АРТАМОНОВА Юлия Владимировна ПЕСНОПЕНИЯ-МОДЕЛИ В ДРЕВНЕРУССКОМ ПЕВЧЕСКОМ ИСКУССТВЕ XI-XVIII ВЕКОВ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Стихирари, которые являются рядовыми певческими рукописями, отражают богослужебную практику эпохи. Ссылки на модели в них можно расценивать двояко. С одной стороны - как указания для исполнителей, которые по-видимому должны были хорошо помнить мелодии аутомелонов напева образца значительно (знание облегчало исполнение просомойона). Стихиры Октоиха, которые широко использовались в качестве моделей, в XI-XIV вв. не известны в невменных версиях, а тексты, которые должны исполняться по образцам этих стихир – нотированы. В таком случае надо предположить, что песнопения Октоиха существовали в эту эпоху целиком в устной традиции.

Ситуация, когда модели не нотированы, а песнопения по модели записываются с нотацией, прямо противоположна византийской практике пения на подобен и выглядит тем более парадоксально, что многие модели ко времени создания древнерусских нотированных кодексов уже исчезли из практики и не зафиксированы в нотированных певческих рукописях.

С другой стороны, на наш взгляд, более правдоподобно предположить, что указания на модели скорее являются данью византийской рукописной традиции. При переводе богослужебных текстов, вместе с указаниями гласов были перенесены указания и на подобен. Процессы адаптации и записи текстов и напевов происходили с различной скоростью и греческая система подобнов стихир была видоизменена. Можно предположить, что пробелы письменной традиции каким-то образом восполнялись существованием устной традицией распева. Но это предположение не позволяет достаточно полно реконструировать механизм функционирования традиции пения подобен” в эпоху “на Студийского Устава.

Важным источником наших представлений о системе подобнов в этот период являются “Подобьницы” Типографского Устава.

Певческие рукописи древнейшего периода донесли до нашего времени единственную подборку стихирных моделей. Уникальные для своего времени, стали прообразом “Подобьницы” многочисленных “Подобников на осьмь гласов” следующей эпохи.

Уникальность “Подобьниц” еще и в том, что самый ранний византийский аналог почти на полтора века моложе: это сборник стихирных моделей из рукописи 674 Греческого собрания Российской национальной библиотеки. [15] “Подобьницы” дошли до нас в составе Кондакаря, а не какой-либо певческой книги, в которой записывались стихиры. О том, что этот факт не случаен, мы можем судить по косвенным свидетельствам. В примечании к первой главе мы ссылались на упоминавшуюся В.М.Металловым аналогичную подборку из Благовещенского Кондакаря. Краткое описание, которое дает ученый, говорит о хорошей сохранности памятника, который включает тридцать нотированных текстов. Репертуар и порядок расположения текстов подборки Благовещенского Кондакаря в целом совпадает с составом нотированных песнопений “Подобьниц” Типографского Устава.

Какова же роль “Подобьниц” в традиции пения на подобен? Мог ли этот сборник служить своего рода справочником или пособием для пения, восполняя пробелы певческих рукописей? Для того, чтобы попытаться ответить на эти вопросы, необходимо выяснить, каким образом соотносятся песнопения из подборки с репертуаром Стихирарей. Состав песнопений и основные особенности памятника отражены в Таблице “Подобьницы” (Приложение 3). В этой же таблице в столбце Бл отражена описанная Металловым подборка из Благовещенского Кондакаря, цифры показывают порядок расположения текстов.

включают сорок гимнографических текстов, “Подобьницы” расположенных в гласовом порядке - от первого до восьмого.

Несколько выбивается из этого ряда последний текст – “Господь вознесеся”, принадлежащий к шестому гласу. Шесть текстов из сорока не нотированы. Среди не нотированных текстов встречаются как часто используемые в Стихирарях модели (“Егда отъ древа”, “Ангельскыя предъидуть”), так и не используемые вовсе (“Оставив земельная”, “Днесь висит на древе”).

Во всех песнопениях обозначенный вначале глас выдержан до конца. Но есть одно исключение: в группе стихир третьего гласа записан многогласник “Въ постьницьхъ вышнии моученикъ”. Гласы сменяются в следующем порядке: то есть 3-6-5-2-6-3-2-3, песнопение является четверогласником. [16] Количественно тексты моделей распределяются по гласам следующим образом: в первом гласе - 4, во втором - 5, в третьем - 2, в четвертом - 5, в пятом - 4, в шестом - 12, в седьмом - 2, в восьмом Половина песнопений относятся к минейному циклу 6., четырнадцать являются текстами Октоиха, шесть происходят из Стихираря постного (из них три - антифоны Страстей). Это соотношения в целом соответствуют общей картине распределения стихирных моделей по книгам.

Общее количество моделей стихир, представленных в Таблице, вдвое превышает состав “Подобьниц”. При этом восемь из сорока текстов этой подборки вообще не используются в Стихирарях в качестве образцов. В их числе шесть стихир минейного цикла (“Оставив земельная” второго гласа, “Въ постьницехъ вышнии мученикъ” третьего гласа, “Вьсечестное твое рожьство” четвертого гласа, тропарь пятого гласа “Видящи тя тварь” и стихиры шестого гласа “Днесь созывает нас” и “Пророче и проповедате”), стихира Октоиха седьмого гласа “Не к тому возбраняемы” и антифон Страстей шестого гласа “Днесь висит на древе”.

Сравнительный анализ репертуара моделей Стихирарей и состава “Подобьниц” заставляет усомниться в том, что последние могли служить справочным пособием для певчих. [17] Попробуем сравнить графику напева песнопений из “Подобьниц” и певческих рукописей. Для сравнения мы взяли стихиру пятого гласа “Преподобьне отьче” из службы преподобному Феодосию (память празднуется января). В примечании мы уже отмечали характерное разночтение между версией “Подобьниц” и Стихираря - смену пятого гласа на первый, а также то, что изменение гласа, отмеченное в аутомелоне, воспроизводится не только в просомойнах этой службы, но в других подобных стихирах и, видимо, является важным элементом композиции напева. Анализ текста стихиры подтверждает предположение о композиционной функции гласовых обозначений. Текст состоит из трех разделов: в первом происходит именование святого, во втором рисуется картина восхваления и славословия, третий раздел реализует обязательный элемент нравственного приложения с характерным для него указанием пути будущего спасения. Смена гласа совпадает с началом раздела.

Ниже воспроизводится текст с гласовыми обозначениями так, как они даются в списке РНБ Соф 384:

Преподобьне отьче. богоносьче Феодосие.

E Велие подвизаашеся. о временнеи жизни.

Песнеми и постъмь и бъдениемь.

Образъ бысть своимъ оученикомъ Ныне оубо съликоуеши. съ бесплътьныими.

A Христа непрестаньно славословя.

Отъ Бога Богъ слово избавителя.

Поклоньшаго вьрхъ предътечи.

И освящьшаеть естьтво водьное.

Того моли. томоу помолися преподобьне.

A Даровати вьселенеи.

Купьно пребывание. миръ и велию милость.

Гласовое указание перед третьим разделом встретилось только в этом списке (Соф 384). С одной стороны, оно дублирует предшествующее гласовое указание, а с другой – отвечает общей логике строения текста и отмечает начало заключительного раздела.

Графику напева стихиры из “Подобьниц” мы сравнили с версиями близких к ней по времени Стихирарей (рукописи ГИМ Син 572, и РНБ Соф 384). Получившаяся “партитура” приведена в Приложении.

Сопоставление графики песнопений из “Подобниц” с версиями Стихирарей показывает, что знаковая строка “Подобьниц” более архаична. Об этом свидетельствует не только особенности почерка, но и состав знамен: знак в Стихирарях заменяется на,,., В то же время, все четыре версии обнаруживают общие композиционные черты: совпадение каденционного членения текста, местоположение фитных начертаний, чередование акцентных и неакцентных знамен в строке. Существует только одно заметное расхождение, касающееся местоположения акцента: в слове “песньми” в Стихирарях акцент приходится на второй слог, а в “Подобьницах” на последний. (Пример 6) В целом, напевы Стихирарей обнаруживают большее сходство между собой, чем с напевом подборки.

Нами отмечено еще одно различие в гласовых указаниях “Подобьниц” и Стихирарей месячных. Оно касается стихиры “Терпяще мукы” (в некоторых списках Cтихирарей – “Терпяще мучения крепко”). В “Подобницах” этот текст находится среди образцов шестого гласа. В ближайших по времени списках Стихирарей месячных мукы” является первым “Терпяще аутомелоном в группе из трех нотированных текстов второго гласа службы “Сорока мучеников в Севастии” (память празднуется марта).

Для того, чтобы выяснить, каким образом это песнопение функционирует в рукописной традиции, были выявлены все случаи использования этой модели в Стихираре месячном по спискам XII – XIV вв.

В Стихирарях эпохи Студийского Устава фиксируется группа из трех стихир на праздник Маккавеев (1 августа): “Сълньце Елеазаръ”, “Ведена бе”, “Имоуще матерьнее”. В списках XII века это стихиры шестого гласа, причем глас указывается перед первым текстом, а перед следующими стоит обозначение “под”. Таким образом, эта группа выглядит как модель и два текста по модели. Графика напева, а также повторяющиеся во всех трех текстах заключительные строки, подтверждают предположение о подобии этих песнопений.

В более поздних списках, в частности, РГБ ф.113 № 3, относящемся к XIV веку, для этих трех текстов указан второй глас и подобен муки”. Анализ знаковой строки всех списков “Терпяще подтверждает, что образцом послужил именно это песнопение.

Графика напева стихиры-просомойона “Сълньце елеазаръ” более сходна с аутомелоном из Стихираря, чем с вариантом “Подобьниц”.

Композиция напева - местоположение кадансов и фитных формул сохраняется во всех вариантах. (Пример 7).

В чем же причина изменений гласовых указаний, а также появление указания на подобен, при том, что графика напева практически не изменилась? Видимо, по мере развития отечественной певческой традиции, указания рукописей постепенно приводились в соответствие с реальной певческой практикой. Если исходить из этого предположения, то традиция относить стихиру “Терпяще мучения” к шестому гласу была более архаичной – именно она отражена в “Подобьницах”. Это подтверждается и уставными указаниями: в одном из двух древнейших списков Студийского устава (ГИМ, Син 330) упоминаются стихиры шестого гласа на подобен “Терпяще моуку”. В рядовых певческих рукописях XII века появляется различие в гласе аутомелона и песнопений, созданных по его образцу. Стихира-модель отнесена ко второму гласу, а стихиры по образцу - к шестому гласу. Скорее всего, в реальной певческой практике и сам образец, и созданные по образцу песнопения исполнялись во втором гласе.

Итак, семиографическое сравнение напевов и “Подобьниц” Стихирарей показывает, что подборка моделей представляет более архаичную традицию. Особенности графики напевов и состава этой подборки не дает оснований расценивать “Подобьницы как реально функционировавший справочник. Вопрос о том кем, при каких обстоятельствах и каким образом использовались песнопения из этого сборника, остается открытым.

§ 2. Состав Стихираря месячного с точки зрения системы подобнов Большинство стихирных моделей являются аутомелонами минейного цикла и фиксируются в Стихираре месячном. Поэтому изучение певческой книги Стихирарь с точки зрения системы моделей может прояснить ряд вопросов, связанных с функционированием моделей в древнерусской певческой культуре.

[18] Для того, чтобы исследовать состав Стихираря месячного, мы составили сводный инципитно-эксплицитный каталог песнопений на основании девяти списков XII-XIV веков. [19] Дополнительно привлекались уже упоминавшиеся списки Миней месячных.

Полные списки Стихираря месячного содержат двенадцать разделов, соответствующих двенадцати месяцам солнечного года - с сентября по декабрь. Последовательность расположения песнопений отражает не только существующий месяцеслов, но также порядок суточных служб. Стихирари эпохи Студийского устава содержат стихиры на “Господи воззвах”, на стиховне, на “Хвалите Господа” (на хвалитех). В существующих списках Стихираря части дневных служб обозначаются нерегулярно.

Порядок следования текстов внутри одного праздника (памяти) варьируется в зависимости от конкретной рукописи.

Внутри групп песнопений одной памяти выделяются своего рода мини-циклы, объединенные единым гласом и единой моделью для распевания. Довольно часто первый текст является аутомелоном.

Примерами таких мини-циклов могут служить группы во главе с аутомелонами, которые уже рассматривались в настоящей главе “Преподобьне отьче” пятого гласа и “Терпяще муки” второго гласа.

Мини-циклы имеют довольно раннее происхождение.

И.Г.Школьник отмечает, что “древний цикл с автомелоном характерен для конца VII-VIII вв. Именно к первому тексту такого цикла относилось название automelon.” [20] Циклы подобных стихир включают как правило от двух до четырех текстов, но есть и исключение. В пергаменном Стихираре РГБ ф.256 № 420 (датируется концом XIV в.) для служб нескольких дней перед праздником Рождества Христова приводится двадцать четыре текста шестого гласа, двадцать два из них поются на подобен стихиры “Ангельские предъидуть силы”, возглавляющей весь цикл, и все они (включая первый) не нотированы. Выпадает из этого ряда предпоследний по счету и единственный в этом ряду нотированный текст “Сълньце сыне”: хотя глас его также шестой, но графика напева позволяет сделать вывод о сугубо мелизматическом характере мелодики, напоминающей по своему облику тропари Часов царских в навечерие Рождества Христова.

В русских пергаменных Стихирарях исключением уже (за упомянутого) записывается, как правило, группа из трех текстов.

Возглавляет мини-цикл аутомелон “Ангелькие предъидуть” силы, за ним следуют стихиры “Трубьныи гласъ” и “Радость роди”.

Традиционно все три текста нотируются (исключения единичны).

В византийской певческой традиции все тексты во главе с аутомелоном “Ангельские предъидуть” имели общий алфавитный акростих и первоначально были “единой композицией в форме гимна, не сохранившейся в византийской службе”. [21] Практически все модели, которые являются песнопениями Стихираря месячного, возглавляют циклы подобных им стихир.

Случаи, когда песнопение-модель не является первым тестом мини цикла, а стоит “обособленно”, немногочисленны и касаются следующих песнопений: “Богозъванный мученикъ” второго гласа, “Доблии мученицы” и “Придете вьси” третьего гласа, тропарь пятого гласа “Видящи тя тварь”, “Днесь созывает нас”, “Одесную спаса”, “Вертепь оуготовися” и “Пророче и проповедате” шестого гласа. Общей особенностью функционирования этих текстов является то, что ни один из них не фигурирует в пергаменных списках славянских Стихирарей месячных в качестве образцов– это модели Стихираря постного. Исключением стихира “Вертепь оуготовися”, которая является моделью для трех текстов стихир памяти Федора Студита (11 ноября).

Песнопения, отмеченные в рукописях как модели, используются в качестве таковых неравномерно. Существует круг текстов, которые чаще других выступают в роли образцов в различных памятях Стихираря месячного. Список излюбленных моделей, которые встретились в службах всего года, возглавляет самый короткий аутомелон второго гласа “Доме ефраитов”. В порядке убывания частоты использования тексты располагаются следующим образом:

Модель Глас Домь ефраитовъ О преславьное чюдо Кими преславьными Яко добля Радуися постъныхъ Ангельския предъидуть Всеупование Зван съвыше Терпяще мучения Просветителя Преподобьне отьче богоносе Феодосие О преславьное чюдо Все эти аутомелоны являются подвижными моделями, то есть используются как образцы для стихир в различных службах (в столбце “Примечания” Таблицы “Модели стихир” они отмечены как “подвижные”). [22] Существует также довольно большое число аутомелонов, использование которых ограничено той службой, для которой они созданы. В Таблице отражена только часть таких текстов (они помечены как “локальные”). Это связано с тем, что в рукописях не всегда отмечается факт подобия стихир мини-цикла первому песнопению. В группу локальных моделей, помимо десяти текстов из Таблицы, можно включить по крайней мере еще столько же текстов Стихираря месячного. Ниже все они приводятся в гласовом порядке (тексты, не вошедшие в Таблицу “Модели стихир”, помечены звездочкой):

№ Инципит Глас Дата Глаголи Симеоне 2 февраля, 1 *О крепъкая и твердая 20 декабря 2 *Предпразднуем людие 24 декабря 3 *Свет от света 6 января 4 *Чьто видя старьче 1 февраля 5 Днесь Христосъ на 6 января 6 Иердань Истиньную чашу 9 марта 7 Цьсарю и владыце 27 декабря 8 *Великая слава 18 января 9 Ветийскими словесы 13 декабря 10 *Бысть златоусте 13 ноября 11 *Подобааше цьсарьску 13 ноября 12 *Преже распятия 6 августа 13 Волсви персьдстии 25 декабря 14 Преподобьне отьче 1 сентября 15 добру обрете Неразумеюще 25 января 16 Оукраси чертог свои 2 февраля 17 Господи исполнити хотя 6 января 18 *Мрака законьнаго 1 августа 19 Преподобьни отьци 14 января 20 Локальные аутомелоны со следующими за ними подобными стихирами в основном сосредоточены в зимних месяцах Стихираря.

Многие из них непосредственно связаны с праздниками Рождественского цикла: Рождеством Христовым (25 декабря), Богоявлением (6 января) и Сретеньем (2 февраля).

Разделение на подвижные и локальные образцы во многом условно.

Так, к группе локальных аутомелонов нами отнесена стихира Богоявления “Днесь Христосъ на Иердань”. Действительно, для двух последующих песнопений этот текст является образцом. В то же время, для этой стихиры образцом является стихира Рождества “Днесь Христос въ Вифлеоме”, которая отмечена в Таблице как “~локальный” аутомелон. В данном случае, как нам кажется, подобие мини-циклов двух служб на композиционном уровне отражает идею соотнесенности и тесной взаимосвязи двух событий – Рождества и Богоявления.

Локальные и подвижные образцы различаются только с точки зрения использования их в качестве образцов в течение года. В то же время, в рамках мини-цикла, который они открывают, они обнаруживают сходные черты.

Отличительная особенность таких мини-циклов – большое сходство стихир-просомойонов с аутомелоном. Сходство текстов может проявляться как в одинаковых инципитах ( “Преподобьне отьче”, “О дивьное чюдо”, “О преславьное чюдо”), так и в сходных эксплицитах в группе стихир второго гласа с (например, аутомелоном “Терпяще мукы”). Одинаковый текст подразумевает, как правило, совпадение напева. [23] В службе предпразднества Рождества исполняются две стихиры первого гласа, начинающиеся словами “Предпразднуем людие”.

Первая из стихир в одном из списков (ГИМ Син 589) отмечена как самогласен. Сходство текстов не ограничивается первой строкой:

полностью совпадают четыре начальных строки, соответственно, знаковая строка в обеих случаях идентична. Текстовые эксплициты стихир различны, но мелодические строки сходны. В данном случае достигается максимальное сходство с образцом.

Сходство стихир-просомойонов с аутомелоном не ограничивается начальными и заключительными строками. Семиографический анализ мини-циклов показывает, что повторяется также последовательность мелодико-графических формул, даже если членение текста просомойонов не совпадает со строчной структурой аутомелона. В качестве примера можно привести стихиры Сретенья (2 февраля) с аутомелоном “Глаголи Симеоне” и стихиры памяти “Святых отец мних” (14 января) с аутомелоном “Преподобьни отьци”. (Пример 8) Говоря о локальных моделях Стихираря месячного, мы отметили, что в основном они относятся к зимним месяцам годового цикла.

Закономерно встает вопрос о том, существуют ли какие-либо другие особенности репертуара минейного цикла с точки зрения пения на подобен? Для того, чтобы ответить на этот вопрос мы проанализировали состав Стихирарей эпохи Студийского Устава.

Соотношение количества стихир-просомойонов и стихир аутомелонов и идеомелонов в Стихираре месячном изменяется от месяца к месяцу.

Репертуар Стихираря распределяется по месяцам неравномерно, что обусловлено особенностями месяцеслова этой эпохи. Наибольшее количество стихир содержится в декабрьском и январском разделах (около 200 и около 150 соответственно). Приблизительно равны по объему месяцы сентябрь, октябрь, ноябрь и август: для служб этих месяцев зафиксировано приблизительно по 100 песнопений.

Меньше всего песнопений в разделах с февраля по май.

Стихиры-просомойоны составляют около четверти от общей численности песнопений Стихираря месячного. Максимальное количество просомойнов приходится на декабрь, причем основная часть -–это стихиры-просомойоны мини-циклов во главе с аутомелоном. В январе, феврале и августе “на подобен” исполняется прмерно треть текстов. В этих месяцах также большую роль играют мини-циклы с аутомелоном. В двух разделах Стихираря просомойоны практически не представлены. В памятях октября не зафиксировано ни одного текста на подобен, в июне встречается только один мини-цикл в службе апостолам Петру и Павлу (память 29 июня). Это цикл с аутомелоном второго гласа “Кими похвальными”. [24] Если задаться воросом о том, чем руководствовались распевщики при выборе аутомелона, можно обнаружить, что структурно мелодическое уподобление отражает, как правило, уподобление образно-содержательное. Ярким примером этому служит цикл стихир Борису и Глебу, созданный по образцу цикла апостолам Петру и Павлу. [25] Характерен в этом смысле круг аутомелонов Богородичных праздников: Успенье – “О дивьное чюдо”, “Дом ефраитов”, “Кими похвальными”, Рождество – “О дивьное чюдо”, “Дом ефраитов”, Введение – “Радуйся”, “О дивьное чюдо”.

Аутомелон “Одивьное чюдо”, появляясь в службе Успению, становится мелодическим лейтмотивом всех Богородичных праздников. Напев “Дом ефраитов”, который неоднократно звучит в дни празднования Рождества Христова, символизирует, по видимому, идею божественного предназначения девы Марии и тем самым прочно связан с богородичной тематикой. Начальный возглас аутомелона “Радуйся” происходит из самого знаменитого и содержательного песнопения в честь Богородицы – акафиста - и неизменно ассоциируется с темой благой вести. Напевы аутомелонов были прочно связаны с семантикой их текстов.

Использование этих мелодий для распевания стихир-просомойонов могло создавать в новой композиции дополнительный смысловой план.

Итак, перечислим основные черты системы подобнов Стихираря месячного:

• В Стихираре месячном в качестве моделей в основном используются стихиры минейного цикла (то есть самого Стихираря месячного) и стихира Октоиха (Параклитика).

Стихиры постного цикла занимают гораздо более скромное место.

• Существует два вида образцов: локальные и подвижные.

• Стихиры-просомойны неравномерно распределяются по месяцам: основное их количество приходится на зимние месяцы.

На зимние месяцы приходится также основная часть мини циклов с аутомелоном.

Необходимо также отметить, что минициклы с аутомелоном не являются исключительной особенностью только Стихираря месячного, в Стихираре постном они также занимают важное место.

[26] При пении на подобен объектом моделирования является в первую очередь композиция напева, Наиболее стабильными участками являются начальные и заключительные фрагменты формы в целом.

В напеве стихиры-просомойна как правило сохраняется последовательность мелодических строк аутомелона.

*** В результате сравнения двух параллельно существующих систем жанровых моделей – стихир и кондаков были выявлены как черты сходства, так и черты различия.

Сходство двух систем проявляется на самом общем уровне: и в том и в другом случае существует вполне определенный круг песнопений, которые выполняют функцию моделей, а также песнопения, которые созданы на основе этих моделей. Обе системы функционируют в рамках осмогласия, модели охватывают все восемь гласов. Сходной является также терминология и способ фиксации системы моделей в рукописях.

Основное различие системы моделей кондаков и стихир заключается в способе их функционирования.

Все модели кондаков используются как в минейном, так и в постном циклах. В Стихирарях, наряду с образцами, которые используются повсеместно, обнаруживается два обособленных круга моделей – для песнопений минейного и постного циклов.

Все модели кондаков являются подвижными. В Стихирарях же существуют еще и модели другого рода – локальные.

Модели стихир могут составлять самостоятельный сборник, пример такого сборника – “Подобьницы” Типографского устава.

Объектом моделирования в кондаках является мелодика и текстовая структура – особые фонетические группы гласных, образующие внутрислоговой распев. В просомойоне достигается максимальное (вплоть до буквального) сходство с аутомелоном.

В стихирах наблюдается разнообразие подходов к моделированию.

Объектом моделирования может служить:

а) Текст: в этом случае в просомойне дословно воспроизводится инципит или эксплицит аутомелона.

б) Напев: наибольшее сходство имеют заключительные и начальные фрагменты, обычно сохраняется место в композиции мелизматических формул – фит.

в) структурно-мелодическое подобие может быть следствием образно-тематического уподобления.

Количество кондаков-просомойнов, зафиксированных в рукописях этой эпохи, составляет около трех четвертей от общего репертуара Кондакарей. В Стихираре месячном стихиры-аутомелоны и стихиры-просомойны находятся в обратном количественном соотношении: на подобен распевается только четверть от общего количества текстов Стихираря.

Примечания ко второй главе 1. Представление о средневековой церковнопевческой культуре как об органичном сплаве письменной и устной традиций развивается в работах Лео Трейтлера. Изложение основных положений научной концепции Трейтлера содержится в первой главе диссертации И.Г.Лебедевой Принципы мелодической организации западноевропейской средневековой монодии.

2. И.Г.Школьник, с.142.

3. Т.Ф.Владышевская Ранние формы древнерусского певческого искусства, с.138а.

4. Н.В.Грузинцева Стихиры-самогласны триодного стихираря …, с.8-9.

5. Н.В.Грузинцева пользуется названием “Триодный стихирарь”, характеризуя его как певческий сборник постоянного (устойчивого) состава, в который входят песнопения для подвижных праздников христианской церкви. В отличие от Триоди, Стихирарь никогда не помещался в двух кодексах, и включал лишь часть песнопений Триоди, а именно - стихиры самогласны и подобны. (дисс., с. 35-37) Тем не менее, название Триодный стихирарь не стало общепринятым и мы пользуемся самоназванием Стихирарь постный.

6. БРАН 34.7.6;

ГИМ Син 572, 589, 279, 278, Усп 8;

ГТГ библиотека № 3349;

РГАДА ф.381 №№ 100, 131, 139, 145, 152;

РГБ ф.218 № 740, ф.113 № 3, ф.256 № 420;

РНБ Соф 85, 96, 384, F.п.1.68, Q.п.1.15.

7. По инципитным указаниям иногда бывает довольно сложно идентифицировать аутомелоны, поскольку некоторые стихиры, выйдя из употребления, остались лишь в “зеркалах” просомойонов. Так, не удалось найти “первоисточники” моделей первого гласа “Яко пророци” и “Древа есъмо”, а также “Крест Господень” четвертого гласа. Гипотетически идентифицирована модель четвертого гласа для стихиры “Твои крестъ святыи” ( неделя Поста, в четверг вечером): сокращения в рукописях (ГИМ Усп.8 “мыснаг”, РГБ Соф.85 “мысл”) мы расшифровали как “мысленаго” и соотнесли с моделью “Умнаго адаманта”.

8. Например в Стихираре XIV века из собрания РГБ ф.113 № нотирован инципит модели первого гласа “О дивьное чю” для группы стихир на хвалитех (л.14);

в рукописи РГБ ф.256 № (датируется также XIV веком) нам встретился нотированный инципит модели первого гласа “Облакъ тя света” (л.65 об.).

9. Приводится по рукописи РНБ Соф.384, лл.25 об.-26 об.

10.Параклитик одно из самоназваний древнерусского ненотированного Октоиха.

11.Жанровые названия стихир из Стихирарей отражают их место в службе: на “Господи воззвах”, на стиховне, на “Хвалитех”, славник (на “Слава и ныне”). Принадлежность текста к той или иной жанровой группе в Стихирарях XI-XV вв. указывается нерегулярно и зачастую изменяется от рукописи к рукописи.

12.В список не включены модели для тропарей Часов царских Рождества Христова и Богоявления. В Таблице не отражены также локальные стихирные модели, которые будут рассмотрены в следующем параграфе.

13.Церковный устав предписывает замену Октоиха на Триодь во время служб Великого поста, так как в Октоихе (не нотированном) записывались полные каноны, а в Триоди – трипеснцы, от которых эта книга и получила свое название. Тем не менее, в службах некоторых дней, и прежде всего воскресных, стихиры Октоиха составляют неотъемлемую часть чинопоследования.

14.Тесная связь репертуара Октоиха и Стихираря постного выражается также в том, что некоторые тексты фиксируются в обеих книгах, а песнопения постного цикла служат моделями для песнопений Октоиха. Например, антифоны страстей "Да распнется" второго гласа и "Крест Твои Господи" записываются среди текстов Октоиха во вторник и четверг вечером.

Крестобогородичны второго гласа исполняются на подобен стихиры Великой субботы "Егда от древа".

15.Эта подборка введена в научный оборот и дешифрована И.Г.Школьник.

16.В этой подборке это единственный пример многогласника, но в певческих нотированных рукописях этого времени еще в двух песнопениях пятого гласа, помещенных в “Подобницах”, отмечается смена гласа. В ряде списков Стихирарей минейных XII и XIII веков (РНБ Соф.384, ГИМ Син 589, РГБ ф.218 №740) пятый глас сменяется “сродномузыкальным” первым в стихире аутомелоне преподобному Феодосию отьче “Преподобьне богоносьче Феодосие”. Эта смена повторяется в двух последующих стихирах-просомойонах. В пергаменном Стихираре постном из ГИМ (Усп 8, датируется XII в.) в стихире пятого гласа на подобен “Пребодобьне отьче” “Придете оубо спешьно” (понедельник 1 недели поста) также отмечена смена гласа с пятого на первый. В других списках этой эпохи смена гласа в аутомелоне уже не отмечается, хотя знаковая строка остается практически неизменной. Другой пример касается тропаря “Видящи тя тварь”, в котором гласы изменяются в следующем порядке: пятый - второй - первый (РГБ, Соф 384).

17.Эти сомнения усиливает также тот факт, что “Подобьницы” как тип рукописного раздела нельзя назвать массовым явлением, даже если принять во внимание гипотетическую подборку Благовещенского Кондакаря. Также не следует забывать, что греческий протограф этого сборника пока не обнаружен.

18.В настоящем параграфе рассматривается первый этап развития Стихираря месячного - по месяцеслову (согласно периодизации этой книги, данной Н.С.Серегиной). Мы ограничиваемся списками XII-XIV вв. Рукописи первой половины XV века не содержат отличий в репертуаре моделей, но в эту эпоху происходят изменения в составе нотированных рукописей:

появляются списки нотированного Октоиха, который зачастую соседствует со Стихирарем в одном кодексе. Например в рукописи ГИМ Чуд.59.

19.БРАН 34.7.6;

РГБ Соф 384;

ГИМ Син 279, 572, 589;

РГБ ф.218 № 740, ф.113 № 3, ф.256 № 420. Сводный каталог был сделан в рамках работы по гранту РГНФ.

20.И.Г.Школьник Византийская стихира VII – XVIII., с.146.

21.Там же, с.36.

22.Перечень подвижных моделей стихир не ограничивается этими текстами. Подвижными моделями являются все стихиры Параклитика, песнопения Стихираря месячного, которые используются как образцы для текстов триодного цикла, песнопения Стихираря постного, которые используются в Стихираре месячном. В Таблице отмечается характер использования только для текстов Стихираря месячного.

23.Н.В.Грузинцева отмечает наибольшее сходство начальных и заключительных строк в минициклах с аутомелоном в Стихираре постном, приводя в качестве примеров стихиры восьмого гласа на Великую субботу с общим инципитом “Днесь адъ стеня въпиеть”, а также стихиры шестого гласа Лазаревой субботы “Господи Лазарева”, “Господи къ гробу”, “Господи гласъ твои”, “Господи приимая ученикы” (дисс., с.23). Заметим, что в Стихираре месячном второй текст из группы стихир шестого гласа используется в качестве модели наравне с первым текстом.

24.Этот аутомелон является подвижной моделью и впоследствии часто используется в качестве архетипа новых русских стихир.

См. Об этом: Н.С.Серегина Песнопения русским святым.

25.Ранее мы отметили еще один пример такого уподобления:

стихиры цикла Богоявлению “Господь на Иердань” созданные по образцу рождественского цикла “Господь в Вифлеом”.

26.В Стихираре постном эпохи Студийского устава в постной части стихиры-просомойны заметно более многочисленны по сравнению с цветной частью.

Глава третья Модели стихир XV-XVIII веков Пятнадцатый век занимает особое место в истории развития древнерусской культуры и древнерусского певческого искусства как части этой единой культуры. Начало века ознаменовано важным событием церковной жизни – введением нового, так называемого Иерусалимского устава богослужения.

Развитие древнерусского певческого искусства неразрывно связано с развитием русского православного богослужения. Поэтому смена церковного устава и связанные с этим изменения в порядке богослужения, ведут к значительным изменениям в профессиональной певческой культуре. Изменения коснулись практически всех аспектов профессиональной певческой культуры.

В течение пятнадцатого века происходят изменения в системе записи песнопений – изменяется словарь знамен. Одновременно с этим процессом формируется новая система певческих нотированных книг. В первой половине пятнадцатого века появляются нотированные кодексы, построенные по принципу «певческих энциклопедий» [1] В состав таких сборников входят, как правило, такие книги как Ирмологий, Октоих, Стихирарь месячный и Стихирарь постный. Состав песнопений Стихираря постного в этот период изменяется незначительно. Следовательно, мало изменяется и система моделей этой книги. Гораздо больше меняется Стихирарь месячный.

Начиная с пятнадцатого века активизируется процесс канонизации русских святых. Формирование отечественного пантеона святых связано с развитием русского месяцеслова, и следовательно – созданием целого ряда служб русским святым. Расширение месяцеслова обусловило направление эволюции Стихираря месячного – певческого кодекса, в котором фиксировались стихиры календарного круга. [2] Процесс эволюции Стихираря месячного непосредственно связан с процессом развития системы подобнов стихир, поскольку стихиры являлись важной частью вновь создаваемых чинопоследований. В новых службах стихирам «на подобен» отводилось значительное место. В новом Иерусалимском уставе, в отличие от прежнего, Студийского, предписывалась малая вечерня перед великой.

Поэтому к традиционным группам стихир-просомойонов великой вечерни и утрени, добавились стихиры «на подобен» на «Господи воззвах» и на стиховне малой вечерни.

Н.С.Серегина приводит список излюбленных моделей стихир на отечественные памяти. Модели расположены по степени употребительности от более к менее употребительным (цифрой в скобках мы отметили гласовую принадлежность моделей):

«Кими похвальными»(2), «Яко добля»(4), «Небесным чином»(1), «О преславное чюдо»(8), «Дом ефраитов»(2), «Радуйся»(5), «Даст знамение»(4), «Зван свыше»(4), «Преподобне отче»(5), «Что тя наречем»(8), упование»(6), мучения»(2), «Все «Терпяще «Ангельския»(6), «Егда от древа»(2), «О дивное чюдо»(1). [3].

Этот перечень свидетельствует о том, что круг моделей вновь создаваемых песнопений значительно меньше, чем круг подвижных образцов предшествующего периода. В этом списке преобладают образцы четных гласов, а песнопения третьего и седьмого гласа не представлены вовсе. Необходимо также отметить, что из пятнадцати приведенных моделей, девять являются стихирами минейного репертуара, а одиннадцать - первые аутомелоны цикла.

Наряду с полными стихирарными сводами, включающими десятки, и даже сотни песнопений славянским памятям, на основе Стихираря месячного формируется книга Праздники. Состав этой книги определяется кругом великих (двунадесятых) праздников. [4] В эту книгу вошли древнейшие песнопения, которые фиксировались в пергаменых списках Стихираря месячного уже с XII века. Тем не менее, круг моделей певческой книги Праздники значительно сокращен по сравнению с моделями Стихираря предшествующего периода и составляет всего десять песнопений (мы их также располагаем по порядку убывания употребительности):

«Небесным чином» (1), «Дом ефраитов»(2), «О дивеное чюдо»(1), «Всеупование»(6), «Радуйся»(5), «О преславное чюдо»(8), «Яко добля»(4), «Дал еси знамение»(4), «Тридневно воскресл» («Третии день»)(6).

Таким образом, система пения «на подобен» в Стихираре месячном развивается за счет создания новых песнопений на отечественные памяти. Для распева вновь создаваемых текстов используются не все аутомелоны, а лишь ограниченный круг образцов. Те же напевы звучат и в службах двунадесятых праздников. Можно сказать, что существует довольно ограниченный круг мелодий, которые являются своего рода «интонационной базой» служб календарного цикла. Видимо, именно эти, чаще других звучащие напевы, могли восприниматься как интонационная и стилевая норма эпохи.

В течение пятнадцатого века формируется нотированный Октоих.

Как отмечает З.М.Гусейнова, нотированная книга Октоих складывается в трех разновидностях: собственно Октоих, Шестоднев и Изборный Октоих [5] Более всего получили распространение первая и вторая разновидности этой книги.

Изборный Октоих также встречается достаточно часто, хотя и не в “чистом” виде. Основу изборного Октоиха составляют осмогласные подборки песнопений Октоиха. Например, “Стихиры воскресны на 8 гласов”, “Степеннные антифоны на восемь гласов” и т.д. [6] В пятнадцатом веке, вместе с появлением нотированного Октоиха, продолжается традиция древних «Подобьниц» Типографского устава: появляются устойчивые разделы певческих рукописей, которые построены по осмогласному принципу и имеют самоназвание «Подобники (подобны) на восемь гласов». [7] Эти подборки существуют в рукописной традиции вплоть до XVIII века, а в 1772 году включаются в изданный св.Синодом нотный Октоих.

[8] Мы выделяем несколько этапов существования «Подобников» в рукописной традиции» в зависимости от того, в какой певческой книге они записываются. Первый этап – это древнейший период, эпоха Кондакарей. В эту эпоху существуют только «Подобьницы»

Типографского устава и гипотетическая подборка из Благовещенского Кондакаря. Второй период связан с тремя подборками, которые существуют в составе сборников-конволютов:

это два подобника из ефросиновского сборника (КБ 9/1086) и подобник из рукописи Тр 408. Первые две относят в 20-40 гг. XV века, третью подборку – ко второй трети этого столетия. Третий период охватывает более полутора столетий (с последней четверти XV до первой половины XVII вв.) и условно может быть назван “эпохой Октоиха”, так как в этот период подобники чаще всего либо примыкали к Октоиху,либо являлись частью изборного Октоиха.

Следующий – четвертый -период существования подобников связан с книгой Обиход и приходится на первую половину XVII – XVIII вв.

Последний период существования подобников, который будет нами рассматриваться – это время существования нотолинейных версий подобников, которые помещались в книге Ирмологион (Ирмологий). Этот период охватывает весь восемнадцатый век.

§ 1. Подобники XV- первой половины XVII вв.

В сборнике инока Ефросина (РНБ, КБ 9/1086 [9]) находится две подборки моделей стихир. Весь сборник датируется 70-ми гг. XV века, подобники же, по крайней мере на тридцать-сорок лет старше:

их относят к гг столетия. Как показывает 20-40 XV почерковедческий анализ, они написаны разными писцами: первый сборник написан «почерком три», второй – «почерком четыре». Ни один из этих почерков не определен как ефросиновский.

На вопрос о происхождении этих подборок пока не существует ясного и однозначного ответа. В то же время совершенно очевидна их генетическая связь с древними «Подобьницами»: об этом свидетельствуют принцип строения подборок, характер заголовка и наличие одинаковых текстов в составе. Мы попытаемся установить, какое место занимают эти подборки в развитии системы подобнов стихир. Для этого нам необходимо исследовать каким образом эти подборки соотносятся: а) между собой и с ближайшей по времени подборкой из рукописи Тр408, б) с рукописями предшествующе эпохи, в) с подборками следующей эпохи.

Обе подборки ефросиновского сборника (первую мы обозначим КБ1, вторую КБ2) нотированы. Начало тетради, в которой записана первая подборка, утрачено: она начинается с третьей строки богородична первого гласа «Небесных чинов» (слова «крепкая помощнице» л.277). Видимо в рукописи, из которой изъята эта тетрадь, подборка начиналась на обороте предшествующего листа.

Подборка КБ2 не имеет конца: она обрывается после второй строки песнопения восьмого гласа «Что вы наречем» вместе с окончанием л.297 об. Обе подборки не имеют заголовка. Обе подборки нотированы не полностью. Без крюковой строки в обоих случаях записаны тексты «Свыше званыи» четвертого гласа, «О преславьное чюдо» восьмого гласа;

в обоих случаях нотирована только первая строка аутомелона пятого гласа «Радуйся» [10]. КБ1 и КБ различаются по числу представленных в них образцов: в первом случае подобник включает 21 песнопение, во втором – 27. Можно предположить, что первоначально КБ1 состояла из 23 песнопений:

одинаковый порядок расположения моделей первого гласа в обеих подборках позволяет дополнить первый глас текстами «Прехвальнии мученицы» и «О дивьное чюдо». Разница в количественном составе существует не только из-за утраты песнопений первого гласа в КБ1, но также из-за меньшего количества образцов второго гласа (нет песнопений «Терпяще мучения» и «Просветителя нашего») и отсуствия образцов седьмого гласа.

Сравнение подобников ефросиновского сборника с подборкой Тр408 обнаруживает как сходство, так и различия. Основные отличия подобника Тр408 в том, что эта подборка во-первых не нотирована, а во-вторых имеет довольно развернутый заголовок:

«Подобники певаемы от осми гласов по всему году в минеях и в ох[тае]” [11]. Особенностью этой подборки является то, что целый ряд образцов только упоминается в виде инципита со ссылкой на рядовые певческие рукописи (приводим с раскрытием сокращений и титлов): «О дивное чюдо писан месяца августа в 15 день”. Таким образом записаны шесть из 29 образцов. В ефросиновских подборках также встречается пример инципитной ссылки. В КБ антифон третьего гласа «Поставиша тридесят» предлагается смотреть «в страстех». Такого рода отсылки довольно часто встречаются в подборках следующих периодов. Но если в систему ссылок Тр408 включены только Стихирари, то в более поздних подборках упоминается также Октоих.

Итак, самая полная из трех подборок – Тр408 включает песнопений. Совершенно очевидно, что произошло сокращение численности моделей по сравнению с «Подобьницами», также изменился состав подборок. В новые подобники не вошел целый ряд песнопений «Подобьниц», прежде всего - все те песнопения, которые не использовались как модели в Стихирарях предшествующего периода. Появились также новые образцы из числа моделей пергаменных Стихирарей, которые также входят в состав более поздних подобников (цифры в скобках обозначают глас): «Просветителя нашего»(2), «Поставиша тридесят»(3), «О преславьное чюдо»(8), Твои»(8). Произошло «Мученицы перемешение аутомелона «Терпяще мучения» к моделям второго гласа, а модель пятого гласа из «Подобьниц «Радуися постъныих»

заменена на «Радуися живоносный кресте». Некоторые модели, появившись только в одном-двух списках, исчезают из подборок:

«Господь вшед на крест» (четвертый глас, КБ2), «Мученицы Твои»

(шестой глас, Тр408, КБ 573/830).

Общая особенность трех рассматриваемых подборок – наличие среди моделей первого гласа богородична «Грешних молитвы». В следующем периоде (в конце XV – первой половине XVII вв.) это песнопение бесследно исчезает из подобников, но неизменно включается в «Богородичны на осьмь гласов». «Богородичны», которые часто соседствуют в рукописях с подобниками, как правило, примыкают к Октоиху или являются его частью. В следующих периодах в состав «Богородичнов» иногда включается стихира «Небесных чинов», а в подобнике, расположенном следом, может быть указано, что чинов» писан в «Небесных «Богородичнах». [12]. На наш взгляд, включение богородична «Грешних молитвы» в подборки из конволютов свидетельствует о том, что, подобники и были «Богородичны»

«взаимопроницаемыми» и мыслились как части Октоиха. Это предположение подтверждается также наличием в списке КБ2 в четвертом гласе текста «Господь вшед на крест», который в последующую эпоху, наряде с молитвы» часто «Грешних встречается в составе «Богородичнов на восемь гласов».

Таким образом, в рассматриваемый период идет процесс формирования и стабилизации состава подобников и определение их места в системе нотированных певческих рукописей.

Сравнительный семиографический анализ КБ1, КБ2 и «Подобьниц»

Типографского устава показывает, что версии подборок XV века безусловно более близки между собой, чем с древней версией.

Разночтения касаются, прежде всего, знакового состава строк и графического оформления кадансов. Соотношение синтаксиса мелодических и текстовых строк в основном сохраняется. Остается неизменным преобладание речитативно-силлабического склада и характерного для него строения строки: интонационно выразительные начало и конец строки и речитативная середина.

(Пример 9). Таким образом, три рассматриваемых подобника представляют переходный этап, сочетая в себе черты как предшествующей эпохи, так и наступающего нового этапа в развитии древнерусского певческого искусства.

*** Следующий этап существования подобников (с последней четверти XV до первой половины XVII века) по времени совпадает с периодом в истории древнерусского певческого искусства, который обычно определяют как “эпоху расцвета”. Это время связано с активными мелодическими поисками, становлением нового мелизматического стиля, бурным развитием местных певческих школ. [13] В существовании подобников это время отмечено стабильностью состава, структуры и места в певческих рукописях. Количество подобников в этот период значительно увеличивается, они становятся почти обязательным разделом крюковых певческих сборников. Так, почти три четверти из числа нотированных певческих сборников конца XV начала XVII из Епархиального собрания ГИМ, имеют в своем составе «Подобники на восемь гласов». [14] При описании подобников этого периода мы попытаемся выявить типовые черты подборки: состав, структуру, место в рукописи и семиографию, а также отметить основные отклонения от центральной тенденции. Материалом для анализа стали 56 списков подобников из древнерусских певческих рукописей.

В рассматриваемый период существует два типа подоборок:

“Подобники на восемь гласов” и “Указ подобником”. Подборки первого типа составляют большинство. Они нотированы и входят в состав певческих нотированных рукописей.

Подборки второго типа немногочисленны: нами выявлено пять списков. Четыре из них находятся в ненотированных Минеях месячных из Соловецкого собрания РГБ, которые относятся к рубежу XV-XVI вв., пятая – в нотированной певческой рукописи РГБ, ф.228 №34 (2-я четверть XVI в.). Эта подборка записана между “Подобниками на восемь гласов”, которые примыкают к Октоиху, и Стихирарем месячным. [15] Как уже говорилось “Указы” не нотированы, они содержат перечисление инципитов моделей по гласам с указанием количества строк. В Таблице “Указы” Приложения представлен репертуар этих подборок и количество строк для каждого образца (цифры обозначают количество строк, сокращение “к/х” обозначает “на колико хощеш”) Под таблицей приводится текст списка Сол 531/550, который содержит самые развернутые комментарии.

“Указы” включают от 11 до 15 образцов, перечисленных в гласовом порядке. Отступает от гласового принципа тольно список Сол 524/543. В этой рукописи “Указ” записан на нижнем поле листа и в отличие от других списков не содержит никакой другой информации, кроме количества строк. Все подборки не содержат образцов третьего и седьмого гласов. Вместо этого есть поянение, что “ Глас 3. на подобник не поют. Точию на самогласен. … Глас на подобник не поют. Яко ж указася в 3мъ гласе.»

Подборки типа “Указ подобником” не имеют прототипов в предыдущих периодах. Основные сведения, ради которых на наш взгляд создавались “Указы” – это количество строк в моделях и способ распевания текстов по тому или иному образцу. Специфика содержания заявлена уже в названии: “ Оуказъ подобникомъ. На колко которой хощеш пети», а также в развернутых пояснениях, сопровождающих перечисление моделей: «Званыи свыше. На или на 10 за нужу строк мало. А боле 12 или менши 10 не красно поетца. Да крылошаномъ смутно». [17] По-видимому, “Указы” служили справочным пособием для руководителей клиросных хоров - головщиков. Появление подборок такого типа скорее всего связано с новыми тенденциями, которые наметились в древнерусском певческом искусстве к этому времени. Древнерусская певческая культура, как культура средневекового типа сочетает устный и письменный компоненты. В процессе существования традиции соотношение этих компонентов в культуре изменяется: по мере развития музыкального письма сокращается роль устной передачи информации. В рукописях появляются практических сведения, существовавшие ранее исключительно в устном виде. [18] Подборки типа “Подобники на восемь гласов” в этот период имеют довольно стабильное положение в рукописях: они тяготеют к певческим книгам, построенным по осмогласному принципу. Чаще всего они примыкают к Октоиху: подборки обычно помещаются в конце Октоиха. Довольно часто подобники соседствуют с другими осмогласными подборками, составленными из традиционно “октайных” жанров: степенными антифонами, богородичнами, “Самогласнами на восемь гласов” (т.е. стихирами воскресными). В певческих рукописях из собрания Иосифо-Волоколамского монастыря [19] подобники записываются вслед за Ирмологием.


Состав полных (без дефектов и утрат) подоборок этой эпохи колеблется от 21 до 31 образца. Нами были составлены сводные репертуарные таблицы списков подобников. На основании статистического анализа таблиц был определн стабильный максимум и минимум состава подборок этого периода. Изучение репертуара и структуры подобников позволили составить две гипотетические подборки – малого и большого состава и определить наиболее вероятный порядок следования текстов в них.

Численность подборки малого состава – 21 песнопение, численность подборки большого состава – 28 песнопений. Результаты этой работы представлены в нижеследующей таблице. Все песнопения, входящие в подборку большого состава пронумерованы, песнопения малой подборки выделены жирным шрифтом, песнопения, выходящие за пределы стабильного репертуара имеют номера с буквенными индексами («а» и «б») и снабжены соответствующими примечаниями:

№ инципит происхождение примечания Глас 1 Октоих 1 Небесныи чином Октоих 2 Прехвальнии мученицы Стихирарь мес 3 О дивьное чюдо Облак тя светоу Октоих Ф.113 № 3а Глас 2 Стихирарь мес 4 Кими похвальными Стихирарь мес 5 Доме ефраитовъ Стихирарь мес 6 Егда от древа Терпяще мучения Стихирарь мес Просветителя нашего Стихирарь мес редко 7а Вьсехъ преидохъ Октоих Ф.113 № 7б Глас 3 Октоих 8 Велия креста Антифон страстей 9 Поставиша тридесят Глас 4 Стихирарь мес 10 Яко добля Октоих 11 Дал еси знамение Стихирарь мес 12 Званыи съвыше Хотехъ слезами Октоих Глас 5 живоносный Стихирарь мес 14 Радуйся кресте отче Стихирарь мес 15 Преподобьне богоносе Преподобьне отче добру Стихирарь мес Глас 6 Стихирарь мес 17 Всеупование Стихирарь мес 18 Неначаемая жития Третии день (Тридневно) Октоих Стихирарь мес 20 Ангельския предъидуть Глас 7 Октоих 21 Не к тому возбраняемы Антифон страстей 22 Днесь бдит Июда Подъ кровъ Твои Октоих Ф.113 № 22а Глас 8 Стихирарь мес 23 О преславьное чюдо Октоих 24 Мученицы твои Господи Господи аще и на судищи Октоих Октоих 26 Что вы наречем Иже въ Едеме раи Октоих Мученицы Господени Октоих Приидете вьсехъ верныихъ Стихирарь пост редко 28а Двум типам подобников, созданным аналитическим путем нашлись точные соответствия в рукописях. Репертуар и порядок расположения песнопений шести списков полностью соответствуют типу малого состава [20], полное совпадение с подборкой большого состава обнаружены в четырех списках подобников [21]. Состав остальных списков варьируется между 21 и 28 моделями.

Две подборки по своему составу выходят за обозначенные нами пределы. Подобник из рукописи РГБ ф.113 №238 включает песнопений. Его состав увеличен за счет включения редко встречающейся модели восьмого гласа “Приидете вьсехъ верныихо” [22] Самый многочисленный подобник рассматриваемого периода из рукописи РГБ ф.113 №262 содержит 31 модель, что на песнопения превышает максимальный состав. Все три песнопения (“Облакъ тя светоу” первого гласа, “Весехъ преидохъ” второго гласа и “Подъ кровъ Твои” седьмого гласа) являются стихирами Октоиха и не встречаются больше ни в одной из подборок этого периода.

[23] Репертуар подборок конца XV – первой половины XVII вв. не выходит за рамки репертуара моделей предшествующего периода, но отличается от состава древнейшего сборника такого рода – “Подобьниц” Типографского устава. Основными источниками состава подобников яаляются Стихирарь месячный и Октоих.

Песнопения из этих книг неравномерно представлены в гласовых разделах подобников. Песнопения Стихираря месячного играют ведущую роль в составе моделей второго, пятого и шестого гласов, стихиры Октоиха – в первом и восьмом гласах. Необходимо отметить сходное происхождение моделей третьего и седьмого гласа: одна стихира Октоиха и один антифон Страстей.

Тесная связь подобников с системой певческих книг выражается не только в происхождении моделей, входящих в состав подборок, но и в развернутых заголовках некоторых подборок. О происхождении песнопений говорится в названии подобника Тр 408: «Подобники из минеи и охтая». В названии подборки из рукописи Соф указывается на назначение песнопений: минеям «Подобны месячным». Довольно часто песнопения в подборках представлены только инципитами с дальнейшим указанием его происхождения:

«Иже въ едеме писан в охтае», « Поставиша писан в страстех», «Терпяще мучения писан 9 марта», «Небесных чинов писан в богородичнах». [24] Семиографический анализ списков подобников этого периода обнаруживает стабильность графики аутомелонов, входящих в их состав.

Изменение крюковой строки происходит в списках последней четверти XV века по сравнению со списками ефросиновского сборника. Меняется графическое оформление начала строк и кадансов, в некоторых случаях меняется соотношение синтаксиса крюковой и текстовой строки. Направленность изменений можно продемонстрировать на примере сравнения разновременных списков модели первого гласа «Небесным чином» (Пример 9а).

Текст этой стихиры традиционно делится на шесть строк, что подтверждается дополнительным указанием в подборках. В нашем примере учтены все отмечаемые в рукописях границы, поэтому текст поделен на семь строк. В разновременных списках способ деления на строки меняется. В ранних списках нет цезуры между шестой и седьмой строками, в списках рассматриваемого периода объединены третья и четвертая строки. Изменена графика кадансов первой, второй, пятой и седьмой строк.

Тем не менее, изменение синтаксиса и графики не привели к существенному изменению принципа строения мелодических строк:

интонационно-акцентированные границы строк и речитативное наполнение середины.

Стабильная графика напевов подобников конца XV – первой половины XVII вв. не исключает вариантности крюковой строки. В то же время знаковая вариантность подобников этого времени не приводит в значительным изменениям графики и не позволяет говорить о существовании нескольких мелодических редакций. В целом напевы моделей остаются без изменений. Наибольшей стабильностью отличается графика моделей, происходящих из Стихираря постного: это антифоны страстей “Поставиша тридесят” третьего гласа и “Днесь бдит Июда” седьмого гласа. Видимо, мелизматический склад распевов этих текстов (в отличие от силлабического склада большинства моделей) препятствовал вариантности фиксации.

На фоне общей стабильности состава и графики подборок этого периода необходимо отметить некоторые новые черты, которые появляются в подобниках. Начиная со списков третьей четверти XVI века в подобниках начинает отмечаться количество строк в моделях. [25] Стремление ко все более подробной фиксации того, что раньше существовало только в устной передаче приводит к изменениям в семиографии песнопений. В рукописях появляются записи тайнозамкненных начертаний знаменем», «дробным речитативные распевы середины строк некоторых песнопений заменяются мелизматическими распевами Так, по-новому записан распев строки из аутомелона второго гласа «Терпяще мучения»

(Пример 10) В списке РГБ ф.37 №356 вместо тайнозамкненного начертания двух фит, которыми распевается первая строка модели седьмого гласа «Днесь бдит Июда», выписан розвод. (Пример 11) Отмеченные новые тенденции в оформлении подборок станут характерными чертами подобников следующего этапа.

Новые черты в оформлении подобников связаны не только с указанием количества строк и раскрытием тайнозамкненных начертаний. В подобниках все более явственно проступают черты практического руководства по пению. В одной из подборок начала XVII века (РГБ ф.379 №22) мы находим поянения относительно записи и исполнения подобников: ”Сии подобники которые на соборе поют. И како их поют. Тако и знаменаны.”, далее: “О дивеное чюдо не поется. пис[ан] авгус[та] [15]”. Также сообщается, что «не поются» «Кими похвальными», «Терпяще мучения», «Преподобьне отче», «Ангельския», «Днесь бдит Июда». Наряду с песнопениями-моделями, в состав этой подборки включены два примера распева стихир Октоиха по модели третьего гласа «Велия креста»: «Велия мученик» и «Пророцы апостоли». [26] Далее сказано: “сии три стиха толко и поются на подобен [3]-го гласу.

Поется вес[ь] [3]-и глас на самогласен» [27]. В этой подборке, таким образом, фиксируется исчезновение целого ряда образцов, и, прежде всего -–третьего и седьмого гласа и существование альтернативного, по сравнению с пением “на подобен” способа распева – “на самогласен”. Непосредственно за подобником в этой рукописи следуют “Самогласны на восемь гласов”, которые представляют собой восемь воскресных стихир Октоиха. Функциональное сходство и тесное соседство “Подобнов на восемь гласов” и “Самогласнов” станет неотъемлемой чертой развития системы моделей следующего этапа.

Новым является также положение этой подборки в певческом сборнике: она находится в составе певческой рукописи, которая сформировалась недавно – в книге Обиход. Можно сказать, что по своему типу рассматриваемый подобник занимает промежуточное положение между предшествующим и последующим этапом развития подборок моделей стихир. [28] § 2. Подобники второй половины XVII - XVIII вв.

Со второй половины XVII века начинается новый этап в развитии подобников. Эпоха относительной стабильности сменяется периодом многочисленных изменений. В это время одновременно существует несколько типов нотированных подобников. Они могут быть классифицированы в зависимости от типа нотации, мелодического стиля, состава, положения в рукописи и способа оформления подборки. Основная грань проходит между крюковыми и нотолинейными подборками. Единственный известный нам двознаменный подобник из рукописи РНБ Сол 618/644 примыкает к крюковым спискам.


В рассматриваемый период существует два основных типа крюковых подборок. Эти типы отличаются по количественному составу, стилю распева образцов и местоположению в рукописях.

Подборки первого типа включают в среднем 14 образцов и входят в состав Обихода. Сокращение количества песнопений происходит прежде всего за счет исключения моделей третьего и седьмого гласов. Практически для всех моделей в подборках сокращенного состава указывается количество строк: «Подобен глас [первый] поется на [шесть] строк” (для стихиры “Небесным чином”), или “сии подобен без числа строк” (для образца второго гласа “Егда от древа”). [29] Указания на количество строк для образцов довольно стабильны. Таким образом, типовая подборка выглядит следующим образом (в скобках даются редко встречающиеся указания, через запятую – варианты, предлагаемые в одной и той же подборке):

Инципит гла строки с Небесным чином 1 1 Прехвалнии 2 1 7, 9 (10) мученицы Доме ефраитово 3 2 Егда от древа Бесстрочен 4 Яко добля 5 4 9, Далъ еси 6 4 9, Званыи совыше 7 12, званыи (Иже совыше) Хотехъ слезами 8 4 7, Радуися Бесстрочен 9 10 В третии день 6, бесстрочен 11 Весеупование (Все 6 12, 13 (14) возложше) 12 О преславеное 8 8, 13 Что вас наречем 8 14 Господи аще и на 8 8 (9, 6, судищи бесстрочен) Нельзя не заметить, что такого рода подборки фактически представляют собой нотированный вариант «Указов подобникам».

Тем более, что пояснения относительно третьего и седьмого гласа совпадают с аналогичными фрагментами «Указов»: «Третьяго гласа несть. Поют самогласном. … седмаго гласа нет подобнех. Поют самогласен» Такие пояснения свидетельствуют о [30].

существовании в повседневной певческой практике двух видов пения по моделям: на подобен и на самогласен. Видимо эти способы распева существовали и раньше, так как о пении на самогласен упоминается уже в «Указах подобникам», а подборки «Самогласнов на восемь гласов» появились в составе Октоиха почти одновременно с В веке вместе с «Подобниками». XVII «Самогласны»

«Подобнами» перемещаются в Обиход. Зачастую они, вместе со строками «Господи воззвах» («Воззвахами на восемь гласов»), составляют единую подборку. [31] Численность подборки очень стабильна. Изменение количества образцов происходит в редких случаях. Количество образцов может быть увеличено за счет включения стихиры третьего гласа «Велия креста». Каждый раз это связано с акцентированием обучающей функции подборки. Так, в списке БРАН Строг.40 в подборку не только включена стихира «Велия креста», но за ней следует пример распева на текст «Велия мученик» [32]. Эта модель также включена в двознаменник Сол 618/644, одно из предназначений которого – обучение новой системе нотной записи.

Среди подборок сокращенного состава есть пометные и беспометные списки. Беспометные списки сохраняют графику предшествующего периода практически без изменений. В пометных подобниках происходит почти полная замена знакового состава мелодической строки, при этом ни синтаксис, ни силлабический стиль распева не изменяется. По-видимому, новая семиография отразила те изменения в напеве, которые произошли к этому времени. Беспометные версии подразумевают речитативный склад мелодики, в пометных вариантах на смену речитации приходит интонационно-разнообразное произнесение текста.

Новые способы оформления подобников отразили то место, которое они занимали в этот период в певческой культуре. Формируется тип подборки, предназначенной для учебно-практических целей. Мы уже отмечали черты музыкально-практического руководства в подборках предшествующего этапа: указания на количество строк, включение в подборку примеров распева. Развитие этих черт привело к появлению подборок, в которых демонстрация способа распева по модели стало главной целью. [33] В некоторых подборках этого типа вслед за нотированным образцом помещается пример распева. Примером может служить как конкретный богослужебный текст [34], так и произвольный текст вроде повторяющейся строки “Помилуй мя Боже”. [35] Другой способ записи мы находим в старообрядческих рукописях.

[36] В этих списках приводятся только инципиты моделей, напев же показывается сразу на примерах: “под[обен] Прехвалнии мчнцы.

Глас [первый] “Богомудре блаженне Власие…” [37]. Такого рода подборки могут иметь пояснение : “подобны противъ напевки”. [38] Второй тип крюковых подборок по своему составу близок к большим подобникам прошлого этапа. В трех выявленных нами списках этого типа по 27 моделей всех восьми гласов. [39] В отличие от подборки большого состава (из 28 образцов) из подобника этого типа исключены две модели -“Велия креста” третьего гласа и “Преподобьне отче добру обрете” пятого гласа, и добавлен аутомелон восьмого гласа “На небо текущее”. Ярко выраженный мелизматический характер мелодики песнопений заставляет вспомнить о стиле большого роспева. Если напевы образцов из подобников сокращенного состава выдержаны в силлабическом стиле обиходных песнопений, то те же самые тексты в подобниках второго типа распеты в стиле праздничных стихир. Не случайно в рукописях мелизматические подборки примыкают к Стихирарю.

В соответствии с традицией Стихирарей этой эпохи оформлены и подборки. Некоторые песнопения даны в нескольких вариантах распева (эти варианты помечены как “инъ” и “преводне”). По два варианта имеют стихиры “Зван свыше” (вариант начинается словами “Иже свыше званыи”), Всеупование” и “Не к тому возбраняемы”. В подобнике также приводятся розводы фит и лиц (они выписаны следом за тайнозамкненными начертаниями с пометой “роз”).

Сравнительный семиографический анализ мелизматических версий обнаруживает, что они происходят от беспометной редакции.

Причем наибольшее сходство имеют тексты, которые в беспометном варианте имели наиболее развитую графику.

Примером может служить аутомелон второго гласа “Терпяще мучения”. (Пример 12).

Можно предположить, что назначение мелизматических подборок несколько отличалось от назначения подборок сокращенного состава. Об этом говорит тот факт, что в двух рукописях из Соловецкого собрания РНБ, наряду с подборками большого состава имеются подборки сокращенного состава. Тем не менее, сегодня довольно трудно составить определенное мнение о сущности этого отличия.

*** Нотолинейные версии «Подобников на восемь гласов» получают распространение с конца XVII века. [40] По своему составу, способу оформления и месту в рукописи они заметно отличаются от современных им крюковых подборок.

Нотолинейные подобники обычно помещаются в конце нотолинейного Ирмология. Подборки имеют однотипные заголовки «Подобны на 8 гласов» (в одном случае «Самоподобны всех восьми гласов» [41]) и не имеют указаний на количество строк.

Нотолинейный Ирмологий отличается по своему составу от традиционного крюкового Ирмология и включает песнопения, которые ранее существовали в Октоихе (богородичны, догматики, степенны). Эта особенность отражена в названии одного из списков:

«Ирмолог сиричь Осмогласникъ». [42] Таким образом, вновь проявляется тяготение “Подобников на 8 гласов” к певческим книгам, построенным по осмогласному принципу, которая была характерна для подборок предшествующего периода.

В составе нотолинейного Ирмолога “Подобны на 8 гласов” могут соседствать со стихирами праздничными [43] и “Подобнами седалном”. [44] Это соседство не случайно, так как стихиры праздничные, записанные после подобнов, издавна входили в состав подборок моделей и, видимо, в данном случае дополняют круг образцов. Состав подобнов в ряде списков расширяется за счет песнопений, которые мы обнаружили в “Подобнах седалном”: это песнопения восьмого гласа “Премудрости на перси возлег” и на перси Иисусовы”. Представление о репертуаре “Возлег нотолинейных подобников дает нижеследующая таблица:

№ инципит примечания Глас 1 Небесныи чином Прехвалнии мученицы О дивеное чюдо ф.379 №98 (в стихирах) 2а Днесь вернии ликовствуют ф.379 № 2б Глас 2 Егда от древа Доме ефраитовъ Кими похвальными Редко, также в стихирах Кими недостойными устнами ф.379 № 5а Глас 3 Велия креста Красоте девство ф.379 № 6а Глас 4 Яко добля Дал еси знамение Званыи съвыше Хотехъ слезами Глас 5 Радуйся живоносный кресте Преподобьне отче богоносе Глас 6 Всеупование Неначаемая жития Тридневно воскресл еси Ангельския предъидуть Кто ти Спасе ризу раздра Глас 7 Не к тому возбраняемы Глас 8 О преславьное чюдо Господи аще и на судищи редко Что вы наречем Мученицы Господени Возлег на перси Иисусовы редко Премудрости на перси возлег Повеленное таинство редко Мелодическая редакция нотолинейных подобников в целом силлабическая с небольшими внутрислоговыми распевами и близка к версиям крюковых пометных подборок. В то же время, напевы различных песнопений, входящих в состав подборок, в различной степени приближаются к мелодиям пометной редакции. Например, в аутомелонах «Небесных чинов» первого гласа и «Званыи свыше»

четвертого гласа родство крюковой и нотолинейной версии очевидно, а в модели первого гласа «Прехвалнии мученицы»

больше заметны расхождения. (Пример 13) Нотолинейные подборки являются заключительным этапом существования подобников в рукописной традиции с ее разнообразием и многовариантностью. Следующий этап – подобники из печатного Октоиха издания св.Синода 1772 года, уже целиком принадлежат новому типу культуры – культуре Нового времени.

Примечания к третьей главе 1. Одним из ранних примеров рукописи такого рода является певческий сборник ГИМ Чуд 59, относящийся к первой половине XV века.

2. Подробнее об эволюции Стихираря месячного по месяцеслову см. Серегина Н.С. Песнопения русским святым, с.13-17.

3. Там же, с.35.

4. Типология певческой книги Праздники выполнена С.П.Кравченко и описана в ее диссертации Фиты знаменного роспева ( на материале певческой книги “Праздники”). - Дисс....

кандидата искусствоведения. - Л., 1981.

5. Вопросы типологии Октоиха рассмотрены в статье З.М.Гусейновой Октоих нотированный материалам (по рукописей XV-XVII веков) (Машинопись).

6. Как уже отмечалось в первой главе, самым ранним примером изборного Октоиха можно считать знаменные осмогласные разделы древнерусских Кондакарей.

7. Об основных вариантах заголовков подобников см.:

Л.В.Морохова Подобники как форма музыкально-теоретического руководства, с.182.

8. Подробнее об этом см.: Захарьина Н.Б. Нотные издания св.Синода 1772 года (к проблеме соотношения рукописной и печатной традиции), с.71.

9. Исследование кодикологических и палеографических особенностей этого рукописного сборника см.: Каган М.Д., Понырко Н.В., Рождественская М.В. Описание сборников XV века книгописца Ефросина // ТОДРЛ. Л., 1980. Т.XXXV. С. 105 144.

10.Поскольку это единственный случай полного совпадения нотной строки в версии КБ1 и КБ2, возможно, крюки были вписаны одновременно с созданием конволюта.

11.РГБ, Тр №408, л.148 об.

12.Например, в рукописи КБ 606/863 «Небесных чинов» включен в состав и «Богородичнов на восемь гласов», и «Подобнов на восемь гласов». В «Подобниках на осмь гласов» из рукописей ГИМ Епарх186 и БРАН, Арханг. П.4 записано, что «подобен Небесным чином писан в богородичнах» (л.183 об. и л. соответственно). Примеры можно умножить.

13.Стилистическое развитие древнерусского певческого искусства в этот период широко освещается отечественными исследователями. Прежде всего, в работах Бражникова М.В., Фролова С.В., Парфентьева Н.П, Парфентьевой Н.В., Богомоловой М.В. и других.

14.Л.Ф.Морохова также особо отмечает, что в XVI веке значительно увеличивается количество певческих рукописей, имеющих в своем составе подобники: Л.Ф.Морохова Подобники как форма музыкально-теоретического руководства, с.185.

15.В упоминавшейся статье Л.Ф.Мороховой говорится еще об одной подборке такого типа из рукописи середины XVII века ИРЛИ, Древлехранилище, Пинежское собр., №146, л.231. К сожалению, текст подоборки не дошел до нас, в рукописи сохранился только заголовок.

16.Сол 531/550, л.1.

17.Там же.

18.Появление азбук-перечислений и азбук-толкований, на наш взгляд обусловлено теми же тенденциями, что и появление «Указов подобником». В то же время прямая аналогия между азбуками и подборками типа «Подобники на восемь гласов», которая проводится в упоминавшейся выше статье Л.Ф.Мороховой, представляется недостаточно обоснованной.

19.Книги Иосифо-Волоколамского монастыря представлены в данной работе двумя собраниями: ГИМ, Епархиальное и РНБ ф.113.

20.Списки РГБ ф.113 №245, РНБ Соф 472, ГИМ Епарх 170, 171, 186, 193.

21.Списки РНБ Соф 184, 473, КБ 652/909, РГБ ф.37 №240.

22.Аутомелон субботней утрени в Неделю о мытаре и фарисее вьсехъ верныихъ» встретился нам в составе «Приидете подобников этого периода дважды: в упоминавшейся рукописи ф.113 №238 и в списке РГБ Пог 380.

23.Из трех перечисленных песнопений только одно – «Облакъ тя светоу» входило в «Подобьницы» Типографского устава.

24.Заметим, что такого рода отсылки носят односторонний характер: в певческих книгах нам не встретились ссылки на подобники.

25.Один из ранних примеров такого рода – список Тр 414.

26.В статье Л.Ф.Мороховой эти тексты ошибочно определены как модели третьего гласа (Л.Ф.Морохова Подобники как форма музыкально-теоретического руководства, с.187).

27.РГБ, ф.379 №22, лл.335-335об.

28.Еще два списка подобников первой половины XVII века (РГБ, ф.379 №14 и Тр 432) по своему составу и местоположению также можно отнести к этому типу. В обоих случаях подборка входит в состав Обихода, соседствуя с «Самогласнами», в ней отсуствует седьмой глас и всего одна модель третьего гласа «Велия креста», а также нет указаний на количество строк в моделях.

29.БРАН, Строг.40, лл.342-342 об.

30.БРАН, Двинск.21, лл. 8об.-9об.

31.Например, в списках РНБ КБ 577/834, Соф 498, БРАН Двинск.20, 21.

32.Аналогичный пример был нами отмечен в подобнике РГБ ф. №22.

33.З.М.Гусейнова проводит аналогию подобника и «Кокизника со строками» и говорит о том, что «реальным прототипом со строками» можно считать подобник»

«Кокизника («Извещение» Александра Мезенца и теория музыки XVII века, с.18). На наш взгляд, ближе всего к «Кокизнику» по своему назначению находятся подобники, которые охарактеризованы ниже.

34.Например, в подобнике из рукописи РНБ, Епиф 12 вслед за моделью «Небесным чином» приводится пример распева по этому образцу стихира «Днесь от Анны сад процвете».

35.Так в списке РНБ, ОСРК О.I. 36.РГБ ф.379 №21, ф.37 №381.

37.РГБ ф.379 №21, л.40.

38.РГБ, ф.37 №381, лл.28 об.-33.

39.ГИМ, Епарх.191, РНБ, Сол 277/280, 277/286.

40.Большинство известных нам нотолинейных подобников находится в двух собраниях: фонде Разумовского (ф.379) РГБ и Собрании Придворной певческой капеллы (Кап.) РНБ. По описи собрания Разумовского числится 8 списков «Подобнов на гласов», хронология этих рукописей охватывает конец XVII – середину XIX вв. Согласно Каталогу собрания Придворной певческой капеллы (составитель Н.В.Рамазанова) в составе нотолинейных Ирмологиев, датированных концом XVII – XVIII вв. находятся 14 подборок «Подобнов на 8 гласов».

41.РГБ, Тр №454.

42.ГИМ, Увар.278.

43.В рукописи РГБ ф.379 №98 подборка имеет заголовок «Подобны и стихиры праздничные».

44.“Подобны седалном” встретились нам только в двух рукописях:

РНБ, Кап. Q.10, Q.63. Крюковых списков, аналогичных этим не обнаружено.

Заключение Итак, подведем некоторые итоги нашего исследования традиции пения “на подобен”.

Система подобнов охватывает практически все жанры древнерусского певческого искусства и существует на протяжении всей истории развития древнерусской профессиональной певческой традиции. Мы рассмотрели системы моделей двух певческих жанров - стихиры и кондака. Преимущественное внимание к этим жанрам обусловлено тем, что в древнерусских певческих рукописях только системы подобнов стихир и кондаков зафиксированы в нотированном виде.

Основные этапы эволюции системы моделей кондаков и стихир совпадают со сложившейся в наук

е периодизацией развития письменной музыкальной культуры Древней Руси. Первый этап охватывает XI-XIV века и по времени совпадает с бытованием Студийского устава богослужения. В это время параллельно существуют и фиксируются в нотированных рукописях системы моделей кондаков и стихир.

Общие закономерности двух систем моделей обнаруживаются на структурно-типологическом уровне. Основными единицами обеих систем являются песнопения-модели, песнопения, созданные по модели, а также песнопения, не участвующие во взаимоотношениях моделирования (то есть те, которые не используются в качестве моделей и сами не имеющие модели). Системы моделей и кондаков и стихир существуют в рамках осмогласия. Модели охватывают все восемь гласов. Похожими являются также терминология и способ фиксации системы моделей в рукописях.

Различия системы моделей кондаков и системы моделей стихир проявляются в способе функционирования каждой из них.

Жанровую систему кондаков отличает большее количество песнопений на подобен по сравнению с самогласными.

Количественные соотношения просомойонов и аутомелонов в Кондакаре и Стихираре месячном прямо противоположны: кондаки “на подобен” составляют три четверти всего репертуара, стихиры– просомойоны, напротив, - только четверть от всех текстов, зафиксированных в Стихираре месячном эпохи Студийского устава.

В Стихирарях, в отличие от Кондакарей, существует гораздо большее разнообразие в способе реализации модели в песнопениях на подобен. Необходимо также отметить, что важным отличием системы моделей стихир является существование особого рода певческого нотированного сборника моделей. От эпохи Студийского Устава до нашего времени дошла единственная такого рода подборка в составе древнейшего нотированного кодекса. Это “Подобьницы” Типографского устава с Кондакарем.

Различия, существующие в системе подобнов стихир и кондаков связаны, по-видимому, с различной ролью устного и письменного компонента в этих двух жанровых системах. Если принять во внимание, что древнерусское певческое искусство, как культура средневекового типа, эволюционирует в направлении усиления роли письменного компонента, то можно предположить, что в эпоху Студийского этапа жанровые системы кондаков и стихир находятся на разных этапах развития.

Начало следующего этапа развития системы моделей совпадает со временем смены прежнего – Студийского Устава на Иерусалимский и приходится на XV век. В новую эпоху происходят важные изменения в системе певческих книг. В это время из певческой практики исчезает книга Кондакарь, изменяет способ фиксации текстов кондаков – теперь они записываются в ненотированных книгах. В новую эпоху система моделей стихир приобретает новые черты. Продолжается традиция подборок, составленных из моделей стихир – так называемые подобники. Прообразом этих сборников являются “Подобьницы” Типографского устава. Эти подборки обычно называются в рукописях “Подобны на восемь гласов”.

Такого типа разделы певческих рукописей получают массовое распространение.

Подобники проходят в своем развитии несколько этапов, каждый из которых характеризуется определенным составом подборки, ее положением в певческих книгах, способом оформления и семиографией песнопений, составляющих подборку. Направление эволюции подобников определяется общей логикой развития древнерусской певческой культуры. Довольно устойчивый тип подборки, который существует с конца XV до сердины XVII века, начинает активно меняться в послениконовскую эпоху. Со второй половины XVII века эпоха стабильности в истории нотированных подборок сменяется эпохой дестабилизации, когда одновременно существует несколько разновидностей подобников. Это связано с усилением роли подборки как учебно-практического руководства.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.