авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 33 |

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОНД «ДЕМОКРАТИЯ» (Фонд Александра Н. Яковлева) ДОКУМЕНТЫ СЕРИЯ ОСНОВАНА В 1997 ГОДУ ПОД ОБЩЕЙ Р Е Д А К Ц И Е Й АКАДЕМИКА ...»

-- [ Страница 24 ] --

Происходит расправа над офицерским составом, которая ничуть не способст вует укреплению воинской дисциплины. Эти драконовские меры в конечном итоге приведут к противоположным результатам. Репрессии против офицерско го состава принимают массовый характер, к ним стали прибегать подчас без всякого серьезного повода, начиная от больших начальников и кончая малень кими. Каждый начальник боится потерять свое место и считает, что если он не накажет какое-то количество офицеров, то сам может пострадать, потерять место.

Создавшееся положение порождает у многих офицеров нервозность и не уверенность в работе».

В письме члена партии т. Марковича И., проживающего в Москве по ул. Со колиная гора, № 34, сообщается, что «В последнее время во всех приказах фигурирует одна формулировка: за любую провинность мера одна — снизить в воинском звании и уволить в запас по поганой статье. В подражание этому и нижестоящие действуют таким же образом. Ставлю под сомнение подобную практику. В.И. Ленин учил по-иному относиться к кадрам.

Навести порядок и дисциплину среди военнослужащих — дело назревшее, необходимое, но за всю историю Советской Армии так никогда не процветали репрессии, как ныне».

Член партии, военнослужащий т. Рубайло Е.И. из г. Сортавала пишет, что он: «Прослужил в Армии 17 лет, но то, что приходится наблюдать в последнее время, просто непонятно, как в армейском организме могут процветать подоб ные явления. Речь идет о поведении некоторых старших начальников, которые по сути дела избавлены от критики снизу и контроля сверху.

У офицеров создалось впечатление, что «начальству все дозволено». Если на чальник кричит «выгоню из армии» (как будто армия не государственный орга низм, а его вотчина), то и офицеры отдела кадров действуют соответственно.

Сокращая Армию, партия и правительство ставят задачи значительно улучшить ее. Но о каком укреплении может идти речь, если в Армии по совершенно непонятным причинам оставляются люди, компрометирующие себя. С уволь няемыми офицерами никто не разговаривает, вокруг них создается обстановка, что от них «очищают» Армию, хотя многие из них служили честно».

604 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ Член КПСС, полковник т. Шутов Г.С. из г. Киева жалуется, что он про служил в рядах Советской Армии на политработе 25 лет. В августе 1954 года был назначен начальником политотдела Киевского высшего инженерного авиа ционного училища ВВС, где и работает сейчас. В апреле с.г. училище про верялось комиссией Главкома ВВС, где также ему претензий предъявлено не было.

«Более того, — пишет он, — командующий КВО маршал Чуйков по орга низованности и состоянию училища ставит его в пример другим. 12 сентября с.г. мне сообщили, что получен приказ начальника Главного политического управления генерал-полковника т. Желтова об освобождении меня от занима емой должности, зачислении в распоряжение Политуправления КВО. Со мной никто из Политуправления ВВС и Главного политуправления не говорил, ни каких претензий не предъявлял, а с работы сняли. Спрашивается, за что меня сняли с работы? Мне могут сказать, что сейчас идет сокращение численности Армии. Я веду честный и скромный образ жизни. Спрашивается, почему же меня сняли с работы, почему никто со мной не захотел поговорить? Видно понадобилось кому-то место и я стал козлом отпущения».

В таком же духе примерно пишет и офицер воинской части 28212, член КПСС т. Исаев И.И.: «В Советской Армии прохожу службу с 1937 г. В послед нее время работаю нач. штаба 310 арт. полка, по службе характеризовался по ложительно, однако командующий артиллерией полковник Кузнецов принял решение поставить на мою должность своего приятеля подполковника Ино земцева. С этой целью стал подбирать материалы, чтобы скомпрометировать меня как офицера и уволить из Армии. Зная меня по работе только два меся ца, он написал в выводах, что я занимаемой должности не соответствую. Пос ле вмешательства командира дивизии полковник Кузнецов переделал выводы, но уже после того, как на мою должность был назначен другой офицер, а я выведен за штат».

Военнослужащий, член партии т. Ширин А.А. из в/ч 42090, дислоцирующей ся в Мурманской области, сообщает: «За то, что написал выше о фактах, подры вающих боевую готовность части, подполковник Толстобров заявил: «Я этот документ не забуду, меня из-за Вашего документа вызывали, он у меня в дело подшит. Будете помнить, кляузник, что Вы во мне видите врага народа, что пишете о негодных «РОФС», заложенных в «НЗ» и другое». Начальник, ис пользуя свое служебное положение, угрожает, оскорбляет, извращает действи тельность и старается убрать меня. Перспектива этого гонения мне понятна, создать дело и уволить из рядов Советской Армии в запас. Продолжать службу в создавшихся условиях нет возможности».

Офицер-комсомолец Щербаков А.П. пишет из г. Иркутска: «Я как офицер комсомолец не могу мириться с фактами, которые допускает коммунист Моро зов — командир 350-й отд. роты МСВ, а именно: в присутствии всего личного состава и даже в строю бил солдат кулаками за нарушение воинской дисципли ны. Во-вторых, в присутствии личного состава называет офицеров роты идиота ми и всякими бранными словами позорит офицера. Когда офицер докладывает ему о нуждах своих подчиненных, то он вместо того, чтобы выслушать, обруга ет бранными словами и дает отрицательный ответ, а после, помимо офицера, когда подчиненный сам обратится к нему, он удовлетворяет его просьбу.

На всех собраниях и совещаниях с личным составом всегда старается в чем либо унизить достоинство и авторитет офицера. И таких фактов еще можно привести много. Он всячески попустительствует тем солдатам, которые нано сят оскорбления офицеру вплоть до угроз. Может Вы спросите, почему я об этом не докладывал по команаа? Я Вам отвечаю: все это известно старшим ПРИЛОЖЕНИЯ начальникам, но мер никаких не принимают и толку здесь не добьешься пото му, что командование само на этой грани».

В письме без подписи военнослужащего из г. Баку говорится Командующий Бакинским округом ПВО генерал-полковник Иванов под маркой повышения, укрепления дисциплины в войсках и используя оргмероприятия, допускает в своей деятельности ничем не оправданные жестокости, издевательства, униже ние человеческого достоинства офицеров и солдат. Жертвами разнузданности и самодурства оказались многие не только младшие, но и старшие офицеры.

Много опытных, честных офицеров за очень незначительные упущения по службе изгоняется из кадров Советской Армии. Редкий день не выходит при каз, испещренный фразами: «отстранить от должности», «представить материал на увольнение» и бесконечно «арестовать на 20 суток». Сотни офицеров округа приведены им в паническое состояние и выполняют свои служебные обязанно сти за страх, без проявления какой-либо инициативы».

В письме старшины сверхсрочной службы в/ч № 12900 Романюк М.Е. гово рится: Не кривя совестью, я хочу сообщить, что в нашем соединении в/ч к сверхсрочно служащим и их нуждам и запросам никакого внимания не уде ляют. Были и есть такие случаи, когда сверхсрочнослужащий обращается к на чальству по вопросу квартиры или по какому другому вопросу, ему ответ один:

«Негде жить? Пиши рапорт — уволим». Или еще проще: «Запишите, уволить».

Вот и весь ответ. С таким делом у нас очень тревожно. Многие сверхсрочнослу жащие сами досрочно уволились, а много уволили сами начальники. Поневоле возникает вопрос, зачем тогда нас оставлять. Растет недовольство среди жен военнослужащих, а поэтому и снижается боевая и политическая подготовка самих сверхсрочнослужащих, а от них и личного состава».

Все поступающие в ЦК КПСС подобного рода письма направляются для рас смотрения по существу в соответствующие отделы ЦК и органы военного ве домства. Однако, наряду с этим, поскольку вопросы, поднятые в письмах заслуживают особого внимания, считаем необходимым довести о них до сведе ния ЦК КПСС.

Зам. зав. Общим отделом ЦК КПСС Г. КРЮКОВ Зав. сектором ЩЕБЛЫКИН АП РФ. Ф 3. Оп. 50. Д. 400. Лл. 72-77. Подлинник. Машинопись.

№ ИНСТРУКЦИЯ ОРГАНИЗАЦИЯМ КПСС В СОВЕТСКОЙ АРМИИ И ВОЕННО-МОРСКОМ ФЛОТЕa 27 апреля 1957 г.

1. Организации КПСС в Советской Армии и Военно-Морском флоте руко водствуются во всей своей деятельности Уставом КПСС, постановлениями съез дов и Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза.

Свою практическую работу они строят также на основе настоящей Инструкции и директив министра обороны и Главного политического управления.

Партийные организации обязаны всей своей работой укреплять боевую мощь Советской Армии и Военно-Морского Флота, сплачивать личный состав вокруг Коммунистической партии и Советского правительства, воспитывать военно а Заголовок документа. — Сост.

606 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ служащих в духе беззаветной преданности Советской Родине, в духе дружбы народов СССР и пролетарского интернационализма. Мобилизовывать личный состав на выполнение задач боевой и политической подготовки, укрепление воинской дисциплины, на овладение новой техникой и оружием, на поддержа ние постоянной боевой готовности частей, кораблей и подразделений.

2. Руководство партийной работой в Советской Армии и Военно-Морском Флоте осуществляется Главным политическим управлением, работающим на правах отдела ЦК Компартии Советского Союза. Партийными организациями в частях и на кораблях руководят соответствующие политорганы.

Командир полка, корабля (подразделения) направляет работу партийной организации как лично, так и через своего заместителя по политической части путем повседневного общения с коммунистами, постановки перед партийной организацией задач по политическому и воинскому воспитанию личного соста ва, обеспечению боевой подготовки и укреплению воинской дисциплины.

Заместитель командира по политической части организует партийную работу в полку, на корабле (в подразделении) и несет непосредственную ответствен ность за ее состояние. Он обязан глубоко вникать в практическую деятельность первичной партийной организации и парторганизаций подразделений, повсед невно инструктировать партийный актив, организовывать вместе с секретарем парторганизации выполнение партийных решений и задач, стоящих перед парт организацией.

3. Партийные организации Советской Армии и Военно-Морского Флота в соответствии с указаниями политорганов поддерживают тесную связь с местны ми партийными комитетами. Коммунисты-военнослужащие участвуют в работе партийных конференций, съездов, имеют право избирать и быть избранными в соответствующие территориальные партийные органы.

4. Исходя из особого характера организации и задач Вооруженных Сил, в партийных организациях Советской Армии и Военно-Морского Флота избира ются члены бюро, секретари парторганизаций, парторги групп и дивизион ные, армейские, окружные, флотские и им соответствующие парткомиссии, а работники политорганов и заместители командиров по политической части назначаются.

I. Первичные партийные организации 5. Первичные организации КПСС в Советской Армии и Военно-Морском Флоте создаются политическими отделами соединений в полках, отдельных ча стях (батальон, дивизион, рота, эскадрилья), на кораблях I, II, III рангов, в дивизионах малых кораблей, а также во всех военных учреждениях и учебных заведениях при наличии не менее трех членов партии.

В частях и учреждениях, где имеется менее трех членов партии, создаются кандидатские или партийно-комсомольские группы во главе с парторгом, на значаемым политотделом соединения. Парторг периодически проводит собра ния группы, дает коммунистам и комсомольцам поручения и принимает от них членские взносы. На собраниях кандидатских и партийно-комсомольских групп кандидаты партии и комсомольцы принимают участие в голосовании по обсуж даемым вопросам.

6. Первичные партийные организации Советской Армии и Военно-Морско го Флота, выполняя задачи, определенные Уставом КПСС, обязаны:

— воспитывать коммунистов в духе идей марксизма-ленинизма, непримири мости к недостаткам, добиваться их личной примерности в боевой учебе и ПРИЛОЖЕНИЯ дисциплине, в соблюдении военной присяги, выполнении требований воин ских уставов и приказов;

всемерно укреплять единоначалие и авторитет коман диров и начальников;

— воспитывать у членов и кандидатов партии высокую политическую бди тельность и постоянную готовность к защите государственных интересов Совет ского Союза, ответственность за освоение и сбережение боевой техники и оружия, твердую волю и физическую выносливость, способность стойко переносить все трудности походно-боевой жизни;

— систематически вести работу по привлечению в партию новых членов из числа сознательных, активных и преданных делу коммунизма офицеров, стар шин и сержантов, солдат и матросов, рабочих и служащих;

— постоянно руководить комсомольскими организациями, заботиться о поли тическом и воинском воспитании членов ВЛКСМ, воспитывать у комсомольцев и молодежи беззаветную преданность Советской Родине и Коммунистической партии;

— укреплять связи с широкими массами военнослужащих, разъяснять им по литику и решения партии и правительства, мобилизовывать весь личный состав на успешное выполнение планов боевой и политической подготовки, непрерыв ное совершенствование своего боевого мастерства, добиваться ясного понима ния каждым военнослужащим, что в армии и на флоте необходима самая стро гая дисциплина;

— знать запросы и настроения личного состава, вникать во все стороны жиз ни части, помогать командиру, его заместителю по политической части в решении задач политического и воинского воспитания личного состава, популяризировать опыт передовых офицеров, старшин, сержантов, солдат и матросов.

Первичным партийным организациям хозрасчетных производственных пред приятий Министерства обороны, а также предприятий военторга предостав ляется право контроля хозяйственной деятельности администрации предприятий.

7. Партийные организации обязаны со знанием дела активно вникать во все стороны боевой подготовки, воинской дисциплины и воспитания личного со става, на основе критики и самокритики вскрывать недостатки в обучении и во спитании воинов, в партийно-политической работе, в деятельности партийного бюро и политорганов, помогать командирам своевременно принимать меры к устранению недочетов, мешающих повышению боеготовности частей, кораблей и подразделений.

На партийных собраниях коммунисты могут критиковать членов и кандидатов партии за беззаботное отношение к повышению своих военных и политических знаний, за аморальные проступки, роняющие высокое звание коммуниста, за нарушения партийной дисциплины.

На партийных собраниях не допускается критика приказов и распоряжений командиров.

В партийных организациях научно-исследовательских учреждений и учеб ных заведений должна широко осуществляться критика недостатков в научной работе.

8. Высшим руководящим органом первичной партийной организации явля ется общее собрание, которое созывается не реже одного раза в месяц.

В тех случаях, когда часть расположена в нескольких гарнизонах или несет службу в условиях, не позволяющих регулярно созывать общие собрания пер вичной парторганизации, с санкции начальника политотдела разрешается про водить делегатские партийные собрания. Норма представительства делегатов в каждом отдельном случае устанавливается бюро парторганизации по согла 608 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ сованию с командиром. Делегаты избираются открытым голосованием на пар тийных собраниях в подразделениях.

9. Для ведения текущей работы первичная партийная организация избира ет закрытым (тайным) голосованием бюро сроком на один год в составе не более 11 человек. Из состава бюро на его заседании открытым голосованием избираются секретарь и 1-2 заместителя секретаря.

В партийной организации, насчитывающей менее 15 членов партии, бюро не создается, а секретарь и его заместитель избираются закрытым (тайным) го лосованием на общем собрании.

Для секретарей первичных парторганизаций обязателен партийный стаж не менее одного года. Секретари первичных партийных организаций утверждаются начальником политотдела соединения.

Примечание: В тех случаях, когда в полку, на корабле или в военном учрежде нии создается несколько первичных партийных организаций, там может быть избрано с разрешения Политуправления округа, группы войск, флота партийное бюро полка, корабля, учреждения, работающего на правах партийного комитета.

10. Бюро партийной организации является органом коллективного руковод ства и организует выполнение всех задач, стоящих перед первичной партийной организацией. Оно обязано:

— проводить в жизнь постановления высших партийных органов и решения общих собраний организации, а также систематически проверять их исполнение каждым коммунистом;

— руководить партийными организациями подразделений, оказывать помощь секретарям партийных организаций в их работе;

— индивидуально работать с коммунистами, обеспечивать строгое соблюде ние ими обязанностей члена партии, предусмотренных Уставом КПСС, заботить ся об их идейно-политическом воспитании, давать им партийные поручения;

— настойчиво добиваться, чтобы все члены и кандидаты партии занимали передовую роль в боевой и политической учебе и дисциплине, служили приме ром для беспартийных в выполнении военной присяги и требований воинских уставов;

— заботиться о политическом воспитании вновь принятых в партию, орга низовывать ознакомление с программой, уставом и тактикой партии кандида тов в члены КПСС, осуществлять проверку их личных качеств на практической работе;

— руководить комсомольскими организациями;

систематически обсуждать на своих заседаниях важнейшие вопросы комсомольской жизни;

— периодически отчитываться перед парторганизацией о выполнении реше ний партийных собраний и планов работы.

Секретарь парторганизации, члены бюро обязаны постоянно проводить рабо ту в парторганизациях подразделений, оказывать им необходимую помощь, об щаться со всеми военнослужащими, всесторонне знать каждого члена и канди дата партии.

На секретаря первичной парторганизации возлагается прием от коммунистов членских партийных взносов, ответственность за своевременную отчетность и перечисление поступивших сумм в партийную кассу, за содержание в порядке всего партийного хозяйства.

В случае смены секретаря партийное хозяйство сдается по акту. Сдача и прием партийного хозяйства в первичной парторганизации производится в при сутствии представителя политотдела соединения.

ПРИЛОЖЕНИЯ II. Партийные организации в подразделениях 1. Внутри первичных парторганизаций с разрешения политотдела соеди нения создаются партийные организации на правах цеховых по батальонам, дивизионам, эскадрильям, боевым частям кораблей.

Свою практическую деятельность партийная организация подразделения стро ит, исходя из задач, решаемых подразделением, а также задач первичной орга низации, частью которой она является.

12. В целях выращивания и воспитания членов партии в духе коллективного руководства партийным организациям подразделений, насчитывающим в своем составе не менее 15 членов партии, предоставляется право избирать закрытым (тайным) голосованием бюро в количестве 3—5 человек. При наличии в подраз делении менее 15 членов партии избираются только секретарь парторганизации и 1—2 заместителя секретаря.

13. Секретарь партийной организации подразделения работает с каждым чле ном и кандидатом партии, организует и проводит с коммунистами и беспартий ными военнослужащими беседы по вопросам политики партии, мобилизует их на образцовое выполнение задач боевой и политической подготовки, на укреп ление воинской дисциплины;

изучает запросы личного состава и своевременно реагирует на них, информирует об этом командира, его заместителя по полити ческой части, а также бюро первичной парторганизации.

Секретарь парторганизации обязан повседневно направлять работу комсомоль ской организации на усиление идейной закалки и воинского воспитания членов ВЛКСМ, принимать меры к повышению активности комсомольцев в решении задач, стоящих перед подразделением.

III. Партийные группы 14. Внутри партийных организаций подразделений, а также внутри первич ной партийной организации с разрешения политотдела соединения могут созда ваться партийные группы по ротам, батареям, авиазвеньям, авиаотрядам, на малых кораблях, в экипажах самолетов и тяжелых танков.

15. Партийная группа имеет своей главной задачей оказывать повседневное партийное влияние на беспартийных военнослужащих, используя в этих целях прежде всего силу личного примера коммунистов в учебе и дисциплине. Орга низует работу партийной группы парторг, избираемый закрытым (тайным) го лосованием на собрании коммунистов группы.

Работа партийной группы должна носить оперативный характер. Собирается она по мере надобности для обсуждения задач, стоящих перед партийной груп пой. На собраниях партгруппы протокол обычно не ведется и письменных ре шений не принимается.

IV. Порядок приема в партию 16. Прием в партию производится в строгом соответствии с требованиями Устава КПСС. Вопрос о приеме в партию обсуждается на собрании парторга низации подразделения, рассматривается бюро и решается общим собранием первичной партийной организации. Решение первичной парторганизации о приеме в партию вступает в силу после утверждения его партийной комиссией при политическом отделе соединения.

20 Зак. 2056.

610 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ Если в части, на корабле или в военном учреждении существует бюро, объе диняющее несколько первичных парторганизаций, то оно также должно вы носить постановления по каждому заявлению о приеме в партию.

В тех же случаях, когда в отдельной части (учреждении) нет первичной партий ной организации, вопрос о приеме в партию решается непосредственно в партий ной комиссии при соответствующем политоргане.

17. Желающий вступить в партию подает об этом заявление лично им напи санное, заполненную анкету по установленной ЦК КПСС форме и рекоменда ции, соответствующие требованиям Устава партии.

Рекомендации должны быть заверены секретарем первичной партийной орга низации и скреплены печатью части. В том случае, если рекомендующий про ходит службу в другом соединении, его рекомендация должна быть заверена политотделом, в котором он состоит на партийном учете, и скреплена печатью для партийных документов.

При приеме в партию комсомольца рекомендация первичной комсомольской организации приравнивается к рекомендации одного члена партии. Эта реко мендация должна заверяться заместителем командира полка, корабля по поли тической части.

V. Порядок рассмотрения дел о партийных проступках коммунистов 18. Дела о партийных проступках коммунистов — солдат и матросов рас сматриваются на бюро и партийном собрании подразделения, на бюро части (корабля) и решаются общим собранием первичной парторганизации.

Дела о партийных проступках коммунистов в званиях — сержант, старшина, младший лейтенант, лейтенант, старший лейтенант, капитан, капитан-лейте нант рассматриваются бюро первичной парторганизации с санкции заместителя командира полка, корабля по политической части и командира полка, корабля.

Дела о партийных проступках коммунистов в званиях — майор, капитан III ран га, подполковник и капитан II ранга рассматриваются партийной комиссией при политотделе соединения с санкции начальника политического отдела и ко мандира соединения.

Дела о партийных проступках коммунистов в званиях полковник и капитан 1 ранга рассматриваются партийной комиссией при Политическом управлении военного округа, группы войск, флота, политотдела отдельной армии, флоти лии с санкции начальника Политуправления (политотдела) и командующего.

Дела о партийных проступках коммунистов в званиях генерал-майор, контр адмирал и выше рассматриваются партийной комиссией при Главном полити ческом управлении с санкции начальника Главного политического управления и министра обороны.

Решения партийных комиссий и партийных бюро по делам о партийных про ступках коммунистов доводятся до сведения соответствующих первичных партий ных организаций.

19. Партийное взыскание, объявленное коммунисту, заносится в его учетную карточку только в том случае, если это указано в решении партийной комиссии.

20. Вопрос о снятии партвзыскания рассматривается и решается по заявле ниям коммунистов или по инициативе партийных органов в той (или соответ ствующей ей) партийной инстанции, которая наложила данное взыскание.

21. Решение об исключении коммунистов из партии приобретает силу лишь после утверждения его партийной комиссией при Политическом управлении ПРИЛОЖЕНИЯ округа, флота, политотдела армии, флотилии. До этого партийный билет (кандидатская карточка) остается на руках у коммуниста, и он имеет право посещать закрытые партийные собрания.

Исключение из партии является высшей мерой партийного наказания. При решении вопроса об исключении из партии должен быть обеспечен максимум осторожности и товарищеской заботы, тщательный разбор обоснованности об винений, предъявленных коммунисту.

РГАНИ. Ф З. Оп. 12. Д. 214, Лл. 5-14. Подлинник. Машинопись.

№ ЗАПИСКА В.Е. СЕМИЧАСТНОГО В ЦК КПСС О НАСТРОЕНИЯХ Г.К. ЖУКОВА 17 июня 1963 г.

Товарищу Хрущеву Н. С.

Докладываю Вам, что после беседы товарищей Брежнева Л.И. и Сердюка З.Т.

с Жуковым он рассказал своей жене следующее:

«Мы вызвали вас для того, чтобы поговорить с вами и предупредить вас о некоторых вещах. У вас бывают всякие друзья, и вы бываете у друзей. Мы, конечно, не против того, что вы с кем-то встречаетесь, но вот при встречах у вас ведутся непартийные разговоры. Вы рассказывали, как готовился пленум в 57 году и при этом давали весьма нелестные характеристики Хрущеву, Брежне ву и другим членам ЦК. Значит, у вас до сих пор нет согласия с решением ЦК, и вы где-то нелегально пытаетесь вести борьбу с линией Центрального Комите та. Если это так, то это дело довольно серьезное.

Второй вопрос, что ведутся непартийные разговоры в отношении космоса.

Что правительство ведет неразумную политику в отношении чрезмерных затрат на ракеты, чтобы Гагарин полетел, эта ракета стоила 4 миллиарда рублей. Что вообще у нас нет бережливости, руководство с купеческим размахом разбра сывает средства на помощь слаборазвитым странам. Что устраивают всякие при емы, по нескольку тысяч людей созывают, всякие подарки дорогие раздают и прочее. Что, мол, при Сталине было по-другому. Все осудили Сталина, его оторванность от народа и прочее. В то время, как весь народ, вся партия раду ются нашим достижениям в отношении космоса, у вас получается несогласие с линией партии в этом вопросе.

Третье. Вы продолжаете разговор о Малиновском, что это весьма подходя щая и послушная личность для руководства, что он угодник, подхалим и всякая такая штука. Малиновский пользуется доверием ЦК. Он член ЦК, министр, пользуется доверием Н.С. Хрущева и что такие непартийные разговоры подры вают авторитет ЦК.

Четвертый вопрос. Что у нас неправильно пишется история Великой Отече ственной войны, что она лакируется, что пишется она в интересах определен ных людей, что умалчиваются заслуги одних и выпирают заслуги тех, кто не заслужил их. Особенно подчеркиваете, кто привел немцев на Волгу. Кто не удачно руководил операцией. И что немецкие генералы пишут историю гораздо правдивее, чем пишут наши, комиссия ЦК. Затем, что я не согласен с оцен кой помощи, которую оказывали американцы. В отношении, дескать, транс портных средств, металла и прочего. В то время, мол, каждому ясно, какие жертвы понесли мы и какие американцы.

612 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ Шестой вопрос. Что мы вас вызвали поговорить по-товарищески, что эти вещи недопустимы и что если они будут продолжаться, то мы вынуждены бу дем поставить вопрос на Президиуме ЦК о суровой партийной ответственности.

Я сказал, что постановление 1957 года я принял как коммунист и считал для себя законом это решение. И не было случая, чтобы я его где-то в какой-то степени критиковал. Я хорошо знаю Устав партии и нигде никогда не говорю за исключением того, что я лично до сих пор считаю, и это тяжелым камнем лежит у меня на сердце. Я не могу смириться с той формулировкой, которая была в постановлении. Постановление было принято без меня, и я не имел возможности доказать обратное, это вопрос об авантюризме. Где же и когда был авантюристом? В каких делах я был авантюристом? Я, 43 года находясь в партии, отвоевав четыре войны, потерял все здоровье ради Родины, я где нибудь позволял какие-нибудь авантюрные вещи? Где факты? Фактов таких нет. И, откровенно говоря, эта неправдивая оценка до сих пор лежит тяже лым камнем у меня на сердце. Я вам прямо об этом и заявляю.

Относительно оценки, критики Пленума сказал, что я никаких разговоров не вел. Пусть придет этот человек и заявит здесь в моем присутствии. Я даю голову на отсечение, что я таких разговоров не вел, я вообще никуда не хожу, ни с кем не встречаюсь. Мало ли меня приглашали люди зайти побеседовать, но я чувствую, что моей особой интересуются, видимо, хотят что-то узнать, по слушать, поэтому я избегаю всяких встреч и нигде не бываю, за исключением Карманова - соседа по даче, еще там пара человек, полковник один с женой, человека четыре у меня знакомых и больше никого нет. Я нигде не бываю, вообще ушел от мира сего и живу в одиночестве, так как чувствую, что меня на каждом шагу могут спровоцировать... Месяца три спустя после Пленума я встре тил Конева. Он спросил, почему я не захожу? Я ответил, «Чего мне заходить, я нахожусь в отставке». Он поговорил как, что, а потом заявил: «Ты все-таки наш старый товарищ, почему не зайдешь поговорить?» Я говорю: «Какой же старый товарищ, когда ты всенародно там сказал, что я никакой тебе не това рищ и не друг». — «Ну тогда мало ли что было, знаешь какая обстановка была.

Тогда нам всем казалось, что дело пахнет серьезным»...

Относительно истории Отечественной войны. Это, говорю, разговор в пользу бедных, я по этому вопросу ни с кем не разговаривал. Может быть, в какой-то степени разговор был, но его переиначили. И преподнесли именно так, как говорится здесь. Относительно того, кто привел немцев на Волгу. Персональ но никто не может привести, вы же сами понимаете.

Что касается немецких генералов, как они пишут, правдиво или нет. Вы мо жете посмотреть мои заметки на книгах, которые я прочитал, а их очень много.

Я считаю, что более неправдивой истории, чем написали немецкие генералы, я никогда не встречал, не читал. У меня такие заметки, правда, имеются. Так что это, говорю, вещь, безусловно, натянутая. Видимо, человек, который об этом говорил или сообщал, он передает свое собственное мнение и приписыва ет мне. Насчет американской помощи то же самое. Я, говорю, много выступал, много писал статей, в свое время выступал публично и давал соответствующую оценку американской помощи и жертв во второй мировой войне. Так что это то же самое, натянутая откуда-то вещь.

Относительно Малиновского я вам прямо скажу, я эту личность не уважаю.

Как человека я его не уважаю. Это мое личное дело. Мне никто не может навязать, чтобы я его уважал, чтобы я ему симпатизировал. Что касается вот этих разговоров относительно Малиновского. В свое время, как известно, его старая жена написала весьма такое тревожное письмо, и мне было поручено ПРИЛОЖЕНИЯ вести следствие, я его вызвал с Дальнего Востока и расследовал. Этот мате риал был передан министру обороны Булганину. Где эти материалы, не знаю.

О чем там сообщалось? О том, что Малиновский вопреки тому, чтобы вер нуться на Родину, задержался во Франции в Марокканских частях, якобы поступил туда добровольно служить до 20-го года. И тогда, когда уже раз громили Колчака, он почему-то через Дальний Восток, через линию фронта Колчака поступил добровольцем в Красную Армию.

Эти вещи достаточно известны были в Главном Управлении кадров. Щаденко об этом говорил. И Сталин не доверял Малиновскому. Он в свое время был у меня начальником штаба. Я его просил на Холхин-Гол к себе, но мне было отказано по политическим соображениям, что он не может быть назначен. Ка кой же это человек? Пользуясь присутствием Хрущева на Дальнем Востоке, он позволил в отношении меня провокационные вещи. Говорил: «Вы смотрите там за Жуковым. Он вас всех там за горло возьмет». Разве я могу уважать это го человека, который так провокационно такую вещь позволил по отношению ко мне? А потом выступает с трибуны съезда и ему вторит Голиков, что это, мол, Бонапарт, это Наполеон, который стремился к захвату власти сначала в армии, потом в стране. Если я стремился, если у меня были какие-то акты в этом отношении, какие-то акции, тогда почему же меня не арестовали? Если действительно какие-то организационные начала в этом деле были заложены.

Ясно, что я не только его на уважаю, я ему не доверяю. Это мое личное дело».

На все это ему якобы было сказано: «...Мы же не сами выдумали. Может быть, что-то прибавлено лишнее, но какие-то разговоры были, значит, что-то такое есть. Мы вас обвиняем в том, что вы как коммунист должны были пре сечь, резко оборвать этих людей и не допускать разговоров. Тогда обошлось так, вас оставили в партии, создали вам соответствующие условия, и сейчас видите, мы с вами разговариваем не в порядке какого-нибудь такого, а в по рядке предупреждения».

На это, по его словам, он ответил: «Я говорю, что не боюсь, пожалуйста.

Понимаю, что моей личностью многие интересуются, знают, что я много знаю, поэтому каждый старается где-то слово какое-то услышать. Я это совершенно отчетливо понимаю, поэтому я больше всего боюсь провокаций и всяких сочи нительств. Можете, говорю, в партийной организации завода справиться.

Никогда там никаких разговоров не велось, несмотря на то, что со мной пыта лись многие заговорить. Я уклонялся от ответа, или давал такие ответы, какие полагается. Но вот что касается вашего вызова, вашего разговора, то я считаю, что он, безусловно, полезен. Во всяком случае он заставляет меня присмот реться к людям, к моим товарищам, которые меня окружают. Я вам весьма благодарен за то, что вы меня пригласили. У меня спросили: «Значит, вы довольны, что мы вас вызвали»? Я говорю: «У меня нет оснований быть недо вольным». Они добивались признания, доволен я или нет, как я реагирую. Я сказал, что я весьма признателен.

Якобы беседовавшие заявили: «Вот видите, мы достаточно чутко и уважи тельно к вам относимся».

Я говорю: «Спасибо за такую чуткость и за такое уважение». Но потом я говорю: «Вот я пять-шесть лет по существу ничего не делаю, но ведь я еще работоспособный человек». Это я в порядке разведки. «Я физически, слава богу, чувствую себя хорошо и умственно до сих пор чувствую, что еще не рех нулся и память у меня хорошая, навыки и знания хорошие, меня можно было бы использовать. Используйте. Я готов за Родину служить на любом посту».

Мне было сказано: «Да, но это будет зависеть от вашего дальнейшего поведения».

614 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ Я говорю: «Поведение у меня всегда партийное, но вот видите, тут не со всем хорошо получается. А потом, почему меня, собственно, отбросили, я не понимаю. Я Родине отдал почти всю жизнь. Меня даже лишили возмож ности работать в этой группе».

«Я читаю и пишу. Я могу показать то, что я пишу. Ничего плохого я не пишу. Передайте, говорю привет Никите Сергеевичу, поблагодарите его за внимание».

На вопрос жены: «Но они дружелюбно к тебе относились? Как ты понял?» — Жуков заявил: «Нет, ничего. А Сердюк особенно хорошо. Я бы сказал, разговор велся правильно. К ним поступили материалы, они обязаны были разобрать ся, в чем дело, почему вдруг такие разговоры с моей стороны. Им надо было выяснить лично у меня».

Председатель Комитета госбезопасности В. СЕМИЧАСТНЫЙ Опубликовано: В. Карпов. Маршал Жуков. М. 1999.

№ ТЕКСТ ИНТЕРВЬЮ А.М. ВАСИЛЕВСКОГО 20 августа 1965 г.

МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА A.M. ВАСИЛЕВСКИЙ НАКАНУНЕ ВОЙНЫ Вопрос. Авторы некоторых мемуаров высказывают мысль о том, что Совет ский Союз вступил в Великую Отечественную войну, не имея плана отражения внезапного нападения врага. Что вы можете сказать об этом?

Ответ. Говорить что-либо об истории оперативного плана наших Вооружен ных сил в целом я не имею возможности, так как до 1940 г. не имел к нему непосредственного отношения.

В мае месяце 1940 г. приказом Наркома Обороны тов. С.К. Тимошенко я, ра ботавший с 1938 г., после Академии Генерального штаба, сначала начальником отдела, а затем помощником начальника Оперативного управления Генштаба по оперативной подготовке, был назначен Заместителем Начальника Оператив ного управления Генштаба, которое возглавлял в то время тов. Г.К. Маландин.

С момента назначения основными моими обязанностями явилась работа над оперативным планом по северному, северо-западному и западному направ лениям. По юго-западу и по ближнему востоку подобную работу вел другой заместитель начальника Оперативного управления тов. А.Ф. Анисов. Помимо руководства, которое мы ежедневно получали от тов. Маландина, этой работой руководили Первый заместитель Начальника Генерального штаба Ватутин Н.Ф.

и сам Начальник Генерального штаба К.А. Мерецков, а затем и сменивший его Г.К. Жуков. Правда, в период с ноября 1940г. по февраль 1941г. я не участвовал в этой работе: в ноябре — в связи с поездкой в Берлин в составе Государственной делегации, в декабре-январе в связи с болезнью.

Непосредственное участие, начиная с мая 1940 г., в работе над оператив ным планом, я думаю, позволяет мне ответить на поставленный вопрос: был ли у нас, в Вооруженных Силах, к моменту вступления Советского Союза в Великую Отечественную войну, оперативный план, а если и был, добавлю от себя, то чего он стоил?

ПРИЛОЖЕНИЯ На примере печальных и крайне тяжелых для страны в целом и особенно для ее Вооруженных Сил событий начального периода Великой Отечественной вой ны авторы мемуаров отрицают наличие у нас предвоенных планов отражения внезапного нападения фашистов, но архивные материалы, да и руководящий состав Вооруженных Сил предвоенного периода и все лица, имевшие непосредст венное отношение к этому вопросу, говорят о том, что оперативный план войны против Германии в наших Вооруженных Силах существовал и что он был от работан не только в Генеральном штабе, но и детализирован командующими войсками и штабами западных приграничных военных округов Советского Союза.

Невольно спрашивается, в чем же дело, где и как можно найти следы этого плана на фоне катастрофических событий начального периода Великой Отечест венной войны? Вопрос законный. Но попытки найти эффективные следы этого плана в действиях наших войск, к которым привели их первые дни войны, на прасны. Почему?

Постараюсь ответить на этот вопрос, исходя из того, что мне известно.

Наш последний предвоенный оперативный план войны резко отличался от того плана, который имели наши Вооруженные Силы до 1939 г.

Начало второй мировой войны, целый ряд политических событий и те круп ные мероприятия, которые были осуществлены Коммунистической партией и Советским правительством в 1939-1940 гг. с целью дальнейшего обеспечения безопасности своих северо-западных и западных государственных границ, выну дили Советское правительство и военное командование не только внести корен ные изменения в старый план, но и заново переработать его.

Одним из важнейших мероприятий, призванных к значительному усилению обороноспособности нашей Родины в результате событий 1939-1940 гг., как известно, явилась передвижка наших северо-западных и западных границ на 150-300 км на запад, увеличившая] тем самым расстояние от границы до жиз ненно важных центров нашей страны.

В связи с этим в начале 1940 г. перед руководством Генерального штаба, Наркомата обороны и перед Советским правительством неизбежно встал воп рос о том, как в условиях начавшейся второй мировой войны более надежно и быстро перестроить оборону своего государства на его северо-западных и запад ных границах.

Коммунистическая партия Советского Союза, являвшаяся во все времена последовательным сторонником мирного разрешения всех международных спо ров и конфликтов, стремилась, тем более в условиях уже начавшейся второй мировой войны, держать страну готовой ко всяким неожиданностям. Она вос питывала и готовила наши Вооруженные Силы не только к отпору внезапного нападения врага, но и к тому, чтобы встречными мощными ударами и широки ми наступательными операциями в последующем полностью уничтожить воору женные силы агрессора.

Этими правильными, предельно точными и понятными требованиями на шей Партии и Правительства в вопросах обороноспособности страны были про низаны и все предвоенные уставы и наставления наших Вооруженных Сил.

Несмотря на это, при решении вопроса в 1940 г. о перестройке обороны страны Советским правительством и руководством Наркомата обороны были допущены крупные ошибки и просчеты стратегического порядка, которые не избежно легли и в основу будущего оперативного плана.

Говоря об этих ошибках, надо прежде всего сказать об отсутствии в перестрой ке обороны страны прямого ответа на основной вопрос — о вероятности напа дения на нас фашистской Германии, не говоря уже об определении хотя бы 616 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ примерных сроков этого нападения, в связи с чем жестко не лимитировались и сроки выполнения тех мероприятий, которые предусматривались этими ре шениями. Допущена была также грубая ошибка и в определении тех огромных, совершенно готовых и прошедших уже некоторую школу ведения современной войны сил фашистской Германии, которые фактически в крайне сжатые сро ки могли быть сосредоточены и развернуты на нашей границе.

Нельзя пройти мимо и такого решения Правительства, по которому все войс ка западных приграничных округов подлежали немедленной передислокации из полностью оборудованных в оборонном отношении старых районов на вошедшие в состав Советского Союза новые территории. Совершенно правильным было решение немедленно приступить к инженерно-техническому оборудованию новых приграничных районов в оборонном отношении, с постройкой в них хорошо развитых в глубину, современных по тому времени оборонительных рубежей, с переоборудованием и развертыванием в них путей сообщений и линий связи.

Но, вопреки возражениям Начальника Генерального штаба Б.М. Шапошнико ва, было принято совершенно необоснованное решение о разоружении и демон таже всех укреплений, построенных с таким трудом на протяжении целого ряда лет на прежней нашей границе. В результате этого, как известно, Вооружен ные Силы в ответственный момент оказались без оборудованных рубежей для обороны и развертывания войск как на новой, так и на старых границах7.

Немало ошибок было допущено при разработке нового оперативного плана и руководством Генерального штаба, а также и непосредственными исполнителя ми, работавшими над этим планом.

Исходя при разработке плана, казалось бы, из правильного положения, что современные войны не объявляются, а они просто начинаются уже изготовив шимся к боевым действиям противником, что особенно характерно было про демонстрировано фашистским руководством Германии в первый период второй мировой войны, соответствующих правильных выводов из этого положения для себя руководство нашими Вооруженными Силами и Генеральным штабом не сделало и никаких поправок в оперативный план в связи с этим не внесло.

Наоборот, план по старинке предусматривал так называемый начальный пери од войны продолжительностью 15—20 дней от начала военных действий до вступ ления в дело основных войск страны, на протяжении которого войска эшелонов прикрытия от приграничных военных округов, развернутых вдоль границ, своими боевыми действиями должны были прикрывать отмобилизование, сосредото чение и развертывание главных сил наших войск. При этом противная сторо на, т.е. фашистская Германия с ее полностью отмобилизованной и уже воюющей армией, ставилась в отношении сроков, необходимых для ее сосредоточения и развертывания против нас, в те же условия, что и наши Вооруженные Силы.

Все стратегические решения высшего военного командования, на которых строился оперативный план, как полагали работники Оперативного управле ния, были утверждены Советским правительством. Лично я приходил к этой мысли потому, что вместе с другим заместителем Начальника Оперативного управления тов. Анисовым в 1940 г. дважды сопровождал, имея при себе опе ративный план вооруженных сил, Заместителя Начальника Генштаба тов. Ва тутина в Кремль, где этот план должен был докладываться Наркомом обороны и Начальником Генштаба И.В. Сталину. При этом нам в обоих случаях прихо дилось по нескольку часов ожидать в приемной указанных лиц с тем, чтобы получить от них обратно переданный им план, за сохранность которого мы отвечали. Никаких пометок в плане или указаний в дальнейшем о каких-либо поправках к нему в результате его рассмотрения мы не получили. Не было на ПРИЛОЖЕНИЯ плане и никаких виз, которые говорили бы о том, что план был принят или отвергнут, хотя продолжавшиеся работы над ним свидетельствовали о том, что, по-видимому, он получил одобрение.

Несколько слов о том, когда и как создавался оперативный план.

На основе принятых Советским правительством и Высшим военным коман дованием стратегических решений план большой войны на западе нашей Ро дины, как часть общего плана войны, был отработан генеральным штабом с соответствующими органами Наркомата обороны и с командованием запад ных приграничных военных округов и полностью увязан с мобилизационным планом вооруженных сил. Одновременно в соответствии с планом были разра ботаны расчеты и графики по переброске войск и всего необходимого для них из глубины страны в районы сосредоточения, по которым совместно с НКПС был детально разработан план перевозок и предусмотрены все мероприятия по на коплению и своевременной подаче к местам погрузки необходимых подвижного состава и тяги.

Командующие войсками, члены Военных советов, начальники штабов и опе ративных управлений Ленинградского, Прибалтийского, Западного и Киевско го военных округов во второй половине 1940 и в начале 1941 г. вызывались в Генеральный штаб, где на основе оперативного плана Генштаба целыми неде лями работали в Оперативном управлении над своими окружными планами.

Отработка, как правило, начиналась с выработки решения о выделении не обходимых сил для эшелонов прикрытия и о порядке их использования. Для отработки отдельных специальных вопросов, возникавших при разработке плана, командующим войсками разрешалось вызывать соответствующих командующих родов войск и начальников служб своего округа. Все принципиальные решения, принимаемые командованием округов по разрабатываемому плану, немедленно докладывались ими Начальнику Генштаба, а затем и наркому обороны.

За несколько недель до нападения на нас фашистской Германии, точной да ты, к сожалению, назвать не могу, вся документация по окружным оперативным планам была передана Генштабом командованию и штабам соответствующих военных округов.

В январе 1941 г., когда близость войны уже чувствовалась вполне отчетливо, основные моменты оперативного плана были проверены на стратегической во енной игре с участием высшего командного состава вооруженных сил. Игру проводили Народный комиссар обороны С. К. Тимошенко и Начальник Гене рального штаба тов. К.А. Мерецков. За ходом игры, особенно за разбором ее, наблюдали И.В. Сталин и некоторые другие члены Политбюро.

Как известно, переброска основных сил фашистских войск из Германии и с территории оккупированных стран Европы к советско-германским границам начала производиться с февраля 1941 г. Поступавшие в Генеральный штаб, Наркомат обороны и Наркомат иностранных дел данные о лихорадочной подго товке фашистской Германии к агрессии против СССР, развертывание немцами у наших государственных границ полностью отмобилизованных, технически оснащенных и в большинстве своем имевших уже боевой опыт ведения совре менной войны крупных вооруженных сил врага, казалось бы, не только позво ляли Генеральному штабу, руководству Наркомата обороны и Правительству понять неизбежность готовившегося нападения на нас, но и требовали в связи с этим немедленного приведения всех вооруженных сил в полную боевую го товность, немедленного проведения в стране войсковой мобилизации, сосре доточения и развертывания на западных государственных границах всех отмо билизованных войск в соответствии с оперативным планом.

618 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ Проведение этих мероприятий в мае и даже в начале июня 1941 г., несмот ря на далеко не полную готовность нового пограничного района в оборонном отношении и на то, что целый ряд решений Партии и Правительства, направ ленных за последние два года на резкое повышение безопасности наших войск, не были завершены, могли бы безусловно резко изменить военную обстанов ку в начальный период войны в нашу пользу и, по всей вероятности, спасти нашу страну от того катастрофического положения, в каком она оказалась в 1941-1942 гг.

Но, к великому сожалению и несчастью для всего Советского народа, все эти столь необходимые для страны мероприятия своевременно проведены в жизнь не были. Поэтому, изучая причины, которые не только не позволили нашим Вооруженным Силам отразить удар фашистских войск на нашу страну, но и поставили ее в катастрофическое положение, надо говорить прежде всего не о том, существовал ли в Вооруженных Силах Советского Союза к моменту напа дения на нас фашистской Германии план отражения этого нападения, а о том, почему наши Вооруженные Силы не были приведены своевременно в полную боевую готовность и не оказались там, где им надлежало быть даже по этому далеко не совершенному плану.

Основными причинами этого, как нам известно, были: настойчивое отрица ние И.В. Сталиным возможности войны с фашистской Германией в ближайшее время, переоценка им значения советско-германского договора, чрезмерная уверенность его в том, что политическими и дипломатическими мерами ему удастся оттянуть начало войны Германии против нас, и его боязнь, что приве дение наших войск в боевую готовность, отмобилизование и выдвижение их к нашим западным границам может послужить Германии поводом для объявления войны нам.


Говоря об этом, считаю своим долгом сказать и о том, как было известно ответственным работникам Генерального штаба, нарком обороны тов. Тимо шенко неоднократно обращался в мае и июне 1941 г. с просьбами к И.В. Ста лину о необходимости проведения немедленной общей мобилизации страны или об отмобилизовании хотя бы войск, предназначенных оперативным планом к развертыванию вдоль наших западных границ, но разрешения на это не полу чил. Известно было также и то, что предоставленные законом наркому обо роны права на призыв в армию некоторых возрастов из запаса для участия их в учебных сборах или маневрах им были использованы полностью, но это поз волило лишь частично укомплектовать некоторые войсковые соединения в при граничных военных округах. Настоящая же войсковая мобилизация, как мы знаем, для 14 военных округов указом Президиума Верховного Совета СССР была объявлена лишь в середине первого дня нападения на нас фашистской Германии.

Несколько слов по поводу некоторых аналогичных обвинений в адрес Нар комата обороны и Генерального штаба, которые мы находим на страницах «Крат кой истории Великой Отечественной войны»8 по этим вопросам.

Так, мы читаем, что «слабая боевая готовность Красной Армии в значитель ной мере была обусловлена ошибками руководства Наркомата Обороны и Ген штаба, допущенными при планировании сосредоточения и развертывания войск на случай войны. Генеральный штаб слишком поздно взялся за разработку плана прикрытия границ...»

«Запоздалая разработка такого серьезного документа, как план прикрытия, несвоевременный ввод его в действие, а также медлительность советского воен ного командования в сосредоточении и развертывании Красной Армии в усло ПРИЛОЖЕНИЯ виях непосредственной угрозы войны привели к тому, что группировка совет ских войск к моменту нападения немецко-фашистской армии оказалась несо ответствующей требованиям обстановки.»

Если под ошибкой, допущенной Генштабом при планировании сосредото чения и развертывания войск на случай войны, авторы труда имеют в виду растянутые сроки, предусмотренные для этой цели планом, то в этом случае я должен сказать, что при планировании перевозок от транспорта и от войск было взято буквально все для того, чтобы в предельно короткие сроки доставить войска и все необходимое для них в районы сосредоточения. Не в планирова нии сосредоточения и развертывании надо искать причины столь позднего при бытия и разрозненного вступления в бой главных сил нашей армии, а в том, что, как уже говорилось выше, отмобилизование, сосредоточение и разверты вание вооруженных сил не только не было произведено своевременно, а нача лось и осуществлялось после того, как большинство из районов сосредоточения в приграничных округах было уже занято противником и когда о плановом раз вертывании войск или о создании намечавшихся планом группировок уже не могло быть и речи. Сосредоточиваемые войска вынуждены были в большинстве своем выгружаться в случайных для них районах, а развертывание и ввод их в бой, иногда еще не в полном составе, происходили по требованию боевой об становки распорядительным порядком на местах.

Что можно сказать о запоздалой разработке Генеральным штабом «такого серьезного документа», каким являлся план прикрытия и о несвоевременном вводе его в действие?

Как уже говорилось выше, не в запоздалой разработке планов прикрытия надо обвинять Генеральный штаб, а в той серьезнейшей ошибке, которая была допущена в оперативном плане и своевременно практически не исправлена при решении вопроса о порядке действительно надежного прикрытия наших запад ных границ от внезапного и мощного удара врага в условиях той военной обста новки, которая сложилась для нас в первой половине 1941 г.

Как известно, «для осуществления плана нападения на Советский Союз гер манское командование выделило 152 дивизии, в том числе 19 танковых и 14 мото ризованных, что составляло 77 проц. общей численности действующих немец ких войск. Страны-сателлиты Германии выставили против СССР 29 дивизий, а всего на границах СССР были сосредоточены 181 дивизия и 18 бригад, 48 000 ору дий и минометов, около 2800 танков и штурмовых орудий и 4950 самолетов.

Общая численность фашистской Германии и ее 10 сателлитов на востоке составля ла 5 500 000 человек, из них 4 600 000 немцев».

Какой силы, спрашивается, нужны были на границе с нашей стороны вой сковые эшелоны, которые в состоянии были бы отразить удары врага указан ной выше силы и прикрыть сосредоточение и развертывание основных воору женных сил страны в приграничных районах? По-видимому, эта задача могла быть посильной лишь только главным силам наших Вооруженных Сил при обя зательном условии своевременного приведения их в полную боевую готовность и с законченным развертыванием их вдоль наших границ до начала вероломного нападения на нас фашистской Германии.

Полную возможность к этому страна имела. Подлинные причины, не позво лившие выполнить это советскому народу, теперь известны.

РГВА. Ф. 41107. Оп.2. Д. 3. Лл. 33-44. Машинопись.

Опубликовано: Новая и новейшая история, 1992, № 6.

620 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ № ПОСЛЕ СМЕРТИ СТАЛИНАa Запись воспоминаний Т.К. Жукова" [1963-1964 гг.] Шел март месяц 1953 года. Я только что вернулся в Свердловск с тактических учений войск округа. Начальник секретариата доложил мне: только что звонил по «ВЧ» Министр Обороны БУЛГАНИН и приказал ему позвонить.

Я сейчас же соединился с БУЛГАНИНЫМ. Он сказал мне: «Завтра утром Вам нужно быть в Москве». Я попытался выяснить цель вызова, БУЛГАНИН ответил: «Прилетишь — узнаешь».

В связи с тем, что за последние годы меня редко вызывала Москва, чтобы порадовать чем-либо приятным, естественно, я долго думал над вызовом, но так и не пришел к чему-либо определенному.

От Свердловска до Москвы летели четыре часа. Погода была ясная и я с интересом рассматривал зимний ланшафт с высоты полета. Приземлились, как всегда, на городском центральном аэродроме. Меня встретили офицеры из секретариата БУЛГАНИНА, которые передали, чтобы я прямо с аэродрома ехал к Министру Обороны.

Что за спешка, думалось мне.

БУЛГАНИНА я застал в его кабинете. Он был одет в шинель и разговаривал по Кремлевскому телефону.

Я представился, как положено военному человеку. БУЛ ГАНИН сказал: «Се годня состоится Пленум ЦК. Вам нужно быть сегодня на Пленуме. Я тороп люсь в Кремль». Протянув руку, он быстро вышел из кабинета на машину.

Перекусив на скорую руку, я пошел к А.М. ВАСИЛЕВСКОМУ— начальни ку Генерального штаба13.

Поговорив о текущих делах, я спросил Александра Михайловича не знает ли он вопросы, которые будут обсуждаться сегодня на Пленуме ЦК. А.М. ответил:

«Ей богу не знаю. Мне самому только что звонил Министр Обороны и сказал, что сегодня состоится Пленум. Час открытия будет сообщен дополнительно.

Собравшись на Пленум, мы узнали в кулуарах, что СТАЛИН серьезно болен.

В назначенный час участники Пленума ЦК заняли места в Свердловском зале.

Минут через пятнадцать-двадцать появился Президиум ЦК. Открывая Пле нум, Н.С.ХРУЩЕВ14 сказал:

«Настоящий Пленум созван в связи с тяжелой болезнью товарища СТАЛИ НА. По состоянию здоровья он, видимо, не сможет скоро вернуться к руковод ству партией и государством».

«Обсудив создавшееся положение, Президиум ЦК вносит на Ваше рассмот рение ряд неотложных вопросов по улучшению структуры министерств, цент ральных государственных учреждений и персональных назначений». Первым секретарем ЦК была предложена кандидатура ХРУЩЕВА. Предсе дателем Совета Министров названа кандидатура МАЛЕНКОВА. Министерство Внутренних дел объединится с Министерством Государственной Безопасности.

В связи с этим Министром Внутренних дел названа кандидатура БЕРИЯ. Ми нистром Обороны оставался БУЛГАНИН16. Первым заместителем Министра Обороны была рассмотрена и утверждена моя кандидатура.

Надо сказать, что назначение меня на должность первого заместителя Мини стра Обороны для меня было полной неожиданностью, т.к. БУЛГАНИН, как а Заголовок документа. — Сост.

ПРИЛОЖЕНИЯ Министр Обороны для меня не был авторитетом и он это хорошо знал. Как потом мне рассказывали, БУЛГАНИН был против моего назначения. Он гово рил, что ему трудно будет работать с ЖУКОВЫМ. ЖУКОВ не признает меня, как военного деятеля. Ему сказали, что интересы государства требуют назначе ния ЖУКОВА в качестве первого заместителя Министра Обороны, что касается взаимоотношений с ЖУКОВЫМ, то это должно быть отрегулировано самим БУЛГАНИНЫМ.

Так или иначе, но я уже не вернулся в Свердловск и немедля вступил в исполнение новых обязанностей.

Перед вступлением на должность первого заместителя министра у меня состо ялся большой разговор с БУЛГАНИНЫМ. Он начал с того, что «в прошлом между нами не все было гладко», но в этом лично он якобы не был виноват.

Над прошлым надо поставить крест и начать работу на здоровых дружеских нача лах, этого, мол, требуют интересы обороны страны, что якобы он первый предложил мою кандидатуру.

Я сказал БУЛГАНИНУ, что «Вы, Николай Александрович, сделали много неприятностей для меня, подставляя под удары СТАЛИНА, но я в интересах дела все это хочу предать забвению и, если Вы искренне хотите дружной рабо ты, давайте забудем о прошлых неприятностях».

Когда ХРУЩЕВ докладывал Пленуму предложения Президиума ЦК о мерах упрощения управления государством и о кандидатах на руководящие государ ственные посты, создавалось вполне определенное впечатление, что СТАЛИ НА уже как будто не существует в живых, что он никогда больше не встанет во главе партии и государства.


В конце заседания Пленума был объявлен бюллетень о состоянии здоровья СТАЛИНА, из которого было видно, что СТАЛИН доживает последние дни своей жизни, он все еще не приходил в сознание.

Всматриваясь в лица членов Президиума ЦК, я делал следующие выводы о их теперешнем отношении к СТАЛИНУ:

МОЛОТОВ — был серьезно задумчив и видимо тревожно переживал события;

ВОРОШИЛОВ — выглядел явно растерянным. По его внешнему виду бы ло трудно понять был ли он в тревоге, опечален или вообще не имел своего определенного мнения. Таким его можно было и раньше наблюдать в процессе работы при СТАЛИНЕ, а может быть он еще и не верил в неизбежную смерть СТАЛИНА, а потому, на всякий случай, решил пока подождать и выждать;

МАЛЕНКОВ, ХРУЩЕВ, БЕРИЯ и БУЛГАНИН были в приподнятом на строении и видимо лучше других знали о скорой кончине СТАЛИНА. Их суж дения и критика государственных порядков, существовавших при СТАЛИНЕ говорили о том, что они на 100% уверены в скорой смерти СТАЛИНА, а пото му уже не боялись высказать своего мнения, как это бывало при СТАЛИНЕ.

БЕРИЯ сидел рядом с БУЛГАНИНЫМ и заметно старался придать своему лицу доброжелательное выражение. При внимательном наблюдении, хотя его глаза и были прикрыты очками, все же в них можно было рассмотреть хищность и холодную жестокость. Всем своим видом и развязанностью он, видимо, ста рался подчеркнуть и дать понять: хватит, мол, сталинских порядков, натерпе лись при СТАЛИНЕ, теперь у нас все будет по-иному».

Я хорошо знал БЕРИЯ, видел его хитрое угодничество СТАЛИНУ и готов ность в любую минуту убрать с дороги СТАЛИНА всех тех, кто был неугоден СТАЛИНУ, а теперь он корчил из себя настоящего большевика-ленинца. Про тивно было смотреть на этот маскарад.

622 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ БУЛГАНИН, как всегда, был на высоте подхалимства и приспособленче ства. То он подойдет к одному, то к другому. Одному слащаво улыбается, другому крепко руку пожмет. ХРУЩЕВУ он то и дело бросал реплику: «Пра вильно, Никита Сергеевич, правильно. Это давно следовало провести в жизнь».

Остальные члена Президиума ЦК всем своим видом не выражали ничего.

Сидели и молчали, как это было при СТАЛИНЕ. Среди большинства членов ОК и кандидатов в члены ЦК было скорбное настроение.

Большинство искренне было опечалено его предсмертным состоянием. Ино го тогда и быть не могло.

СТАЛИН был общепризнанным авторитетом и вождем. Партия ценила за слуги СТАЛИНА и верила ему. Тогда еще не знали о размерах того зла, которое причинил СТАЛИН в 1937-38 годах советскому народу.

Несмотря на то, что СТАЛИН поступал со мной недобросовестно после Великой Отечественной войны, лично я искренне жалел и ценил его за ту гигантскую работу, которую он провел после ЛЕНИНА и в годы Отечественной войны.

Во время похорон СТАЛИНА, БУЛГАНИН мне рассказывал о той ночи, во время которой со СТАЛИНЫМ случилось несчастье. Вечером у СТАЛИНА на даче собрались ХРУЩЕВ, БЕРИЯ, МАЛЕНКОВ и БУЛГАНИН - три нераз лучных друга, как об этом всегда хвастался БУЛГАНИН. После разговора о делах, все сели за стол ужинать. СТАЛИН был в хорошем настроении и много шутил. Ужин, как это часто бывало у СТАЛИНА, затянулся до 2-х часов ночи.

В 2 часа ночи первыми от СТАЛИНА уехали он — БУЛГАНИН и МАЛЕН КОВ. Около 3-х часов ночи, якобы, уехали БЕРИЯ и ХРУЩЕВ.

После отъезда БЕРИЯ и ХРУЩЕВА, минут через 15—20 в столовую к СТА ЛИНУ зашел генерал ВЛАСИК17, чтобы помочь СТАЛИНУ лечь в постель, и он увидел СТАЛИНА в обморочном состоянии лежащим на полу.

ВЛАСИК немедля позвал БЕРИЯ и вызвал врачей. ВЛАСИК и охрана, яко бы, осторожно перенесли СТАЛИНА на кровать. Прибывшие врачи, в присут ствии БЕРИЯ, МАЛЕНКОВА и ХРУЩЕВА пытались оказать помощь СТАЛИ НУ, но все было тщетно, СТАЛИН был без сознания и у него был установлен паралич. Несколько позже прибыл БУЛГАНИН и другие члены Президиума.

Было решено установить около СТАЛИНА постоянное дежурство членов Прези диума и профессуры поликлиники Кремля.

Через непродолжительное время СТАЛИН, не приходя в сознание, умер.

После похорон СТАЛИНА советский народ искренне скорбел о его смерти, возлагая все свои надежды на партию, которая все минувшие годы уверенно вела советский народ по пути к коммунизму.

Вскоре меня ввели в состав Президиума ЦК и я имел полную возможность ближе узнать метод и стиль работы верховного органа партии после СТАЛИНА.

При СТАЛИНЕ Президиум ЦК, как правило, рассматривал только особо важные вопросы. Прения были очень короткие. Вносились по существу только предложения по существу вопроса. Менее важные вопросы обычно рассматри вались и решались на Секретариате ЦК или в образованных Президиумом ЦК комиссиях.

После смерти СТАЛИНА на рассмотрение Президиума ЦК ставилось по 25— 50 вопросов, добрая половина которых не имела особо принципиального значе ния и свободно могла быть решена министерствами.

Вследствие чрезвычайной перегрузки повестки дня, не представлялась воз можность глубоко обсудить даже те вопросы, которые имели особо важное госу дарственное значение.

ПРИЛОЖЕНИЯ Получался парадокс. Не вникнув глубоко в суть вопроса, он отклонялся или принимался членами Президиума, которые по существу штамповали рекомен дации своего аппарата, своих помощников, своих консультантов, т.к. сами они, будучи перегруженными текущими делами, не имели никакой возможно сти вникнуть в существо 25—30 вопросов и подготовить по ним свое личное мнение.

Через некоторое время пришли к выводу о необходимости разгрузить Пре зидиум ЦК от многих второстепенных вопросов, обязав Министерства и Гос план самим их решать. Но Министерства неохотно самостоятельно решали вопросы и, опасаясь как-бы чего не вышло, продолжали осаждать Президиум ЦК вопросами.

Тут сказалась сила привычки, привитой при СТАЛИНЕ: ничего не решать без санкции ЦК.

Первое время после смерти СТАЛИНА между ХРУЩЕВЫМ, БЕРИЯ и МА ЛЕНКОВЫМ была особенно крепкая дружба. В Президиуме ЦК и во всей жизни государства эти три человека играли решающую роль.

БУЛГАНИН пресмыкался перед ними. Он мне не раз говорил: «Прежде чем поставить тот или иной вопрос Министерства Обороны на Президиуме ЦК, нужно предварительно заручиться мнением и согласием МАЛЕНКОВА, ХРУ ЩЕВА и БЕРИЯ, а остальные члены Президиума проголосуют безоговорочно».

Чтобы выслужиться перед БЕРИЯ, — БУЛГАНИН по его рекомендации рас формировал футбольную команду ЦСКА, а лучших игроков команды, по ука занию БЕРИЯ, он передал в команду «Динамо», т.е. МВД. Советская Армия на длительное время осталась без футбольной команды.

МОЛОТОВ по-прежнему держался как-то особняком.

ВОРОШИЛОВ, можно сказать, не играл почти никакой роли. Я не помню ни одного случая, чтобы ВОРОШИЛОВ внес какое-либо деловое предложе ние. Рассылаемых материалов он не читал и к заседаниям почти не готовился.

Главную и ведущую роль в Президиуме играл Н.С. ХРУЩЕВ. Его всемерно поддерживали БЕРИЯ и МАЛЕНКОВ, в бытность его председателем Совета Министров, не говоря уже о БУЛГАНИНЕ.

Вскоре произошли очень важные события. Был арестован БЕРИЯ.

И вот как это произошло:

Мне позвонил БУЛГАНИН и сказал: «Зайди скорее, пожалуйста, ко мне на одну минутку, а то я тороплюсь в Кремль».

Я быстро спустился с 4-го этажа на 2-й и зашел в кабинет БУЛГАНИНА. Он мне сказал: «Вызови МОСКАЛЕНКО, НЕДЕЛИНА, БАТИЦКОГО и еще пару человек кого ты сочтешь необходимым и немедля приезжай с ними в приемную МАЛЕНКОВА».

Через 30 минут с группой генералов я был в приемной МАЛЕНКОВА. Меня тут же вызвали в кабинет МАЛЕНКОВА, где кроме МАЛЕНКОВА был МОЛО ТОВ, ХРУЩЕВ, БУЛГАНИН.

Поздоровавшись, МАЛЕНКОВ сказал: «Мы тебя вызвали для того, чтобы поручить одно важное дело. За последнее время БЕРИЯ проводит подозритель ную работу среди своих людей, направленную против группы членов Президи ума ЦК. Мы считаем, что БЕРИЯ стал опасным человеком для партии и госу дарства. Мы решили его арестовать и обезвредить всю систему НКВД. Арест БЕРИЯ мы решили поручить лично Вам». ХРУЩЕВ добавил: «Мы не сомнева емся, что Вы сумеете хорошо это выполнить, тем более, что БЕРИЯ Вам лично много сделал неприятностей. Как у Вас нет сомнений на этот счет?»

Я ответил: «Какие же могут быть сомнения. Поручение будет выполнено».

624 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ ХРУЩЕВ: «Имейте в виду, что БЕРИЯ ловкий и довольно физически силь ный человек, к тому же он, видимо, вооружен».

Я сказал: «Я, конечно, не спец по арестам и этим не довелось заниматься, но у меня не дрогнет рука. Скажите только где и когда его надо арестовать».

МАЛЕНКОВ: «Мы вызвали БЕРИЯ на заседание Совета Министров. Вместо Совмина здесь будет заседание Президиума ЦК, где БЕРИЯ будет предъявлено обвинение в игнорировании ЦК и нелойяльном отношении к членам Президи ума, в расстановке руководящих кадров НКВД без согласования ЦК и рад дру гих вопросов.

В процессе заседания Вам нужно быть в комнате отдыха и ждать двух звон ков. После двух звонков Вам нужно войти в кабинет, где и арестовать БЕРИЯ.

Все ли ясно?»

Я ответил: «Вполне».

Пришел БЕРИЯ. Началось заседание. Идет заседание час, другой, а услов ленных звонков все нет и нет. Я уже начал беспокоиться, уж не арестовал ли БЕРИЯ тех, кто хотел арестовать его. Но в это время раздался условленный звонок.

Оставив двух вооруженных офицеров у наружной двери кабинета МАЛЕН КОВА, мы вошли в кабинет. Как было условлено, генералы взялись за пистоле ты, а я быстро подошел к БЕРИЯ и громко ему сказал: «БЕРИЯ, встать, Вы арестованы», одновременно взяв его за обе руки, приподнял со стула, быстро ощупав все его карманы. Оружия не оказалось. Его портфель был тут же отбро шен на середину стола.

БЕРИЯ страшно побледнел и что-то начал лепетать. Два генерала взяли его за руки и вывели в заднюю комнату кабинета МАЛЕНКОВА, где был произве ден тщательный обыск и изъятие неположенных вещей.

В 11 часов ночи БЕРИЯ был скрытно перевезен из Кремля в военную тюрь му, а через сутки переведен в помещение командного пункта МВО и поручен охране — той же группе, которая его арестовывала. В дальнейшем я не прини мал участия ни в охране, ни в следствии на судебном процессе.

После суда БЕРИЯ был расстрелян теми же, кто его охранял до суда.

При расстреле БЕРИЯ держал себя очень плохо, как самый последний трус.

Истерично плакал, становился на колени и, наконец, весь обмарался. Словом — гадко жил и более гадко умер.

После расстрела БЕРИЯ некоторое время Президиум ЦК работал дружно, а затем постепенно начались серьезные размолвки, споры, доходившие до лич ных оскорблений. Особенно между ХРУЩЕВЫМ, КАГАНОВИЧЕМ и МО ЛОТОВЫМ. Надо сказать, что между КАГАНОВИЧЕМ и ХРУЩЕВЫМ шли старые счеты и давали себя знать старые неприязненные взаимоотношения, возникшие еще по совместной работе в Московском Комитете партии и на Ук раине, где КАГАНОВИЧ был партийным руководителем, а ХРУЩЕВ им ру ководимым. КАГАНОВИЧ считал себя более грамотным марксистом-ленин цем, а ХРУЩЕВ не признавал за ним этого качества и считал КАГАНОВИЧА неисправимым догматистом-сталинцем.

Готовился XX-й съезд партии. ХРУЩЕВ поставил вопрос о необходимости выступить на съезде по вопросу о культе личности СТАЛИНА. Против поста новки вопроса о культе личности СТАЛИНА выступили МОЛОТОВ, ВОРО ШИЛОВ, КАГАНОВИЧ, МАЛЕНКОВ. Остальные, и прежде всего молодые члены Президиума, поддержали ХРУЩЕВА.

Особенно ожесточенно спорили и были ярыми противниками постановки вопроса о культе СТАЛИНА - МОЛОТОВ, КАГАНОВИЧ, ВОРОШИЛОВ ПРИЛОЖЕНИЯ те, кто вместе со СТАЛИНЫМ без разбора уничтожали партийных, советских, военных работников в мрачные 1937—38 годы.

Они были против потому, что боялись того, что вместе со СТАЛИНЫМ будут разоблачены и их имена и чего другого, съезд может потребовать привле чения их к суровой ответственности.

После XX-го съезда партии и18освобождения МАЛЕНКОВА от должности Председателя Совета Министров, взаимоотношения в Президиуме еще боль ше обострились.

МАЛЕНКОВ отошел от ХРУЩЕВА и стал ближе к КАГАНОВИЧУ и МОЛО ТОВУ. Здесь сказалась, конечно, личная обида МАЛЕНКОВА, а не какая либо принципиальная точка зрения.

БУЛГАНИН был назначен вместо МАЛЕНКОВА Председателем Совета Ми нистров, а я Министром Обороны.

Я не помню ни одного заседания Президиума ЦК, на котором не было бы схватки и ругани между ХРУЩЕВЫМ и КАГАНОВИЧЕМ, между ХРУЩЕ ВЫМ и МОЛОТОВЫМ.

Нам, молодым членам Президиума, казалось странным такое недружелюб ное взаимоотношение между старыми членами Президиума, часть которых дол гое время работала вместе со СТАЛИНЫМ и даже с ЛЕНИНЫМ.

Такое нелойяльное их отношение друг к другу не могло не сказаться на деле.

Шли беспринципные споры, а вопросы вокруг которых шли эти споры, остава лись нерешенными.

Мы пытались было посоветовать им прекратить ругань, но где там, разве наш голос был для них авторитетным.

Лично я считал линию ХРУЩЕВА более правильной, чем линию КАГАНО ВИЧА и МОЛОТОВА, которые цепко держались за старые догмы и не хотели перестраиваться в духе веления времени.

Мне казалось, что ХРУЩЕВ все время думает и ищет более прогрессивные методы, способы и формы в деле строительства социализма, в области разви тия экономики и всей жизни страны.

ХРУЩЕВА я хорошо узнал на Украине в 1940 году, в годы Великой Отече ственной войны и в послевоенный период. Я его считал хорошим человеком, постоянно доброжелательным и, безусловно, оптимистом.

СТАЛИН хорошо относился к ХРУЩЕВУ, но я видел, что он иногда был несправедлив к нему, отдавая во всем пальму первенства МОЛОТОВУ, БЕ РИЯ, МАЛЕНКОВУ и КАГАНОВИЧУ.

Учитывая все это, я твердо поддерживал ХРУЩЕВА в спорах между им, КА ГАНОВИЧЕМ и МОЛОТОВЫМ.

В 1955 году ХРУЩЕВ был в отъезде. В Президиуме ЦК кем-то не то ФУР ЦЕВОЙ, не то КИРИЧЕНКО был поднят вопрос о награждении ХРУЩЕВА второй медалью Героя Социалистического труда за крупные достижения в сель ском хозяйстве. Разгорелись серьезные споры. Тут я окончательно понял, ка кая глубокая и непреодолимая пропасть существует между МОЛОТОВЫМ, КАГАНОВИЧЕМ и ХРУЩЕВЫМ.

МОЛОТОВ и КАГАНОВИЧ считали, что достижений у нас в области сель ского хозяйства пока особых нет, а личных заслуг ХРУЩЕВА в этом деле тем более нет.

К ним присоединился МАЛЕНКОВ. Все они считали, что ХРУЩЕВ проводит неправильную линию в области сельского хозяйства, игнорирует Президиум ЦК и без согласования выдвигает на зональных совещаниях по сельскому хозяй ству пока что неосуществимый лозунг «догнать и перегнать Америку в 2—3 года».

626 ГЕОРГИЙ ЖУКОВ МОЛОТОВ сказал, что это авантюра, надо ХРУЩЕВА призвать к порядку.

Однако, большинство решило наградить ХРУЩЕВА 2-й золотой медалью Героя социалистического труда.

Будучи в Горьком, ХРУЩЕВ выступил с заявлением о целесообразности сдачи в государство облигаций всех займов, общей суммой 260 миллиардов руб лей (во старых деньгах).

ХРУЩЕВУ вновь поставили в вину, что он выступил с таким важным заяв лением, предварительно не посоветовавшись с Президиумом ЦК.

По возвращении ХРУЩЕВА в Москву состоялся вновь неприятный разговор.

Тогда же было принято решение не сдавать облигации, а отсрочить на 25 лет выплату по ним.

Учитывая необходимость децентрализации управления промышленностью и представления Союзным Республикам больше прав, ХРУЩЕВ внес предложе ние на Президиуме ЦК о ликвидации многих промышленных Министерств.

Это предложение КАГАНОВИЧ отверг, как преждевременное и плохо про думанное.

МОЛОТОВ поддержал КАГАНОВИЧА и сказал, что в Москве для общего руководства все же придется что-то иметь, возможно вместо Министерств — отраслевые комитеты.

В последующем большинство членов Президиума ЦК поддержало идею ХРУ ЩЕВА.

БУЛГАНИН вначале безропотно и во всех начинаниях поддерживал ХРУ ЩЕВА, но постепенно он стал все больше и больше склоняться на сторону МОЛОТОВА и КАГАНОВИЧА.

Плохо зная народное хозяйство страны, особенно сельское хозяйство, БУЛ ГАНИН ни одного раза по линии Совета Министров не поставил какого-либо вопроса на Президиуме ЦК.

БУЛГАНИН, понимая, что он плохо выполняет роль Председателя Совета Министров, что везде и во всем его опережает ХРУЩЕВ, он видимо внутренне вполне созрел для присоединения к антихрущевской группировке и как только пронюхал, что против ХРУЩЕВА сколотилась группировка большинства чле нов Президиума ЦК, он немедля присоединился к ней.

Весной 1957 года сын ХРУЩЕВА Сергей женился. По этому случаю на даче ХРУЩЕВА была устроена свадьба. На свадьбе, как полагается, крепко выпи ли, а выпив произносили речи.

С речью выступил ХРУЩЕВ. Говорил он, как всегда, хорошо. Рассказал о своей родословной биографии. Тепло вспомнил свою маму, которая, по его словам, очень любила много говорить, а затем как-то вскользь уколол БУЛГА НИНА. В другое время БУЛГАНИН промолчал бы, а тут он неузнаваемо вски пел и попросил ХРУЩЕВА подбирать выражения.

Мы все поняли, что БУЛГАНИН тоже озлоблен против ХРУЩЕВА. Догадки подтвердились.

Как только кончился обед, МОЛОТОВ, МАЛЕНКОВ, КАГАНОВИЧ, БУЛ ГАНИН демонстративно покинули свадьбу и уехали к МАЛЕНКОВУ на дачу.

ХРУЩЕВ понял, что отныне БУЛГАНИН переметнулся в стан его против ников и он был явно озабочен усилением группы его противников.

После того, как с дачи ХРУЩЕВА демонстративно ушли БУЛГАНИН МА ЛЕНКОВ, МОЛОТОВ и КАГАНОВИЧ, ко мне подошел КИРИЧЕНКО и завел такой разговор: «Георгий Константинович! Ты понимаешь куда дело клонится, а? Эта компания неслучайно демонстративно ушла со свадьбы. Я думаю, что нам нужно держать ухо востро, а в случае чего, надо ко всему быть готовым.

ПРИЛОЖЕНИЯ Мы на тебя надеемся. Ты в Армии пользуешься громадным авторитетом, одно твое слово и армия сделает все, что нужно».

Я видел, что КИРИЧЕНКО пьян, но сразу же насторожился. «О чем ты Алексей Илларионович, болтаешь? Я тебя не понимаю. Куда ты клонишь свою речь? Почему ты заговорил о моем авторитете в Армии и о том, что стоит только мне сказать свое слово и она сделает все, что нужно».

КИРИЧЕНКО: «А ты что не видишь как злобно они сегодня разговари вали с ХРУЩЕВЫМ. БУЛГАНИН, МОЛОТОВ, КАГАНОВИЧ и МАЛЕН КОВ решительные и озлобленные люди. Я думаю, что дело может дойти до серьезного».

Мне показалось, что КИРИЧЕНКО завел такой разговор не случайно, не от своего ума.

И это предположение тут же подтвердилось следующими его словами: «В случае чего — мы не дадим в обиду Никиту Сергеевича».

О КИРИЧЕНКО А.И. у меня всегда было плохое мнение. Я считал его «одесситом» в худшем смысле этого слова. Вот один из штрихов, характеризую щих его далеко не принципиальным коммунистом:

В 1946 году я прибыл в Одессу командовать войсками округа, где КИРИ ЧЕНКО был первым секретарем Обкома ВКП(б).

Прошло пару недель, мне позвонил в штаб Одесского округа КИРИЧЕНКО:

«Слушай, Георгий Константинович, у меня лично плохо обстоит дело с легко вой машиной, а в округе имеется много хороших трофейных машин. Я прошу, дай, пожалуйста, мне одну-две машины».

Я ответил, что машина в округе есть, но передачу надо оформить докумен тально через ОФИ Министерства Обороны.

«Ты давай машины, сказал КИРИЧЕНКО, а насчет документов не беспо койся, о нас в Одессе любые документы сделают и не только на машину, а если нужно и на звезды Героя».

Откровенно говоря, меня поразила подобная психология КИРИЧЕНКО, который стоял во главе партийной организации области. Ну, конечно, маши ну я ему не дал, хотя он неоднократно об этом мне напоминал.

С точки зрения общей культуры КИРИЧЕНКО был примитивным. Я пора жался и недоумевал, чем он мог заслужить у ХРУЩЕВА столь дружеское к себе отношение.



Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 33 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.