авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

А.М. ЗЮКОВ

ГЕНЕЗИС

УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКИ

РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

В ПЕРИОД X – XXI ВВ.

МОНОГРАФИЯ

ВЛАДИМИР 2008

УДК

343.13

ББК 67.408(2Рос)-1

З-98

Зюков, А.М.

З-98 Генезис уголовной этнополитики российского государства в период Х-ХХI вв. :

монография / А.М. Зюков. - Владимир : ИП Журавлева, 2008. - 448 с.

ISBN 978-5-903738-10-6

Настоящее монографическое исследование посвящено изучению аспектов уголовной этно политики Российского государства в период с X по XXI в., позволяет вывести и подтвердить гипотезу о существовании религиозной и этнической дискриминации.

Большую значимость имеет поведение представителей различных национально-этничес ких групп, взаимоотношения которых между собой или с представителями государственной власти могут приводить к конфликтным ситуациям. Объединение же большого числа пред ставителей различных национальных и этнических групп, воспитанных в разных культур ных, религиозных, морально-нравственных традициях в условиях одного государства – Руси, Российской империи, РСФСР, России – изначально создавало предпосылки возникновения конф ликтов на национальной, религиозной, культурологической – этнической почве.

События последнего десятилетия со всей очевидностью продемонстрировали значение этнонационального фактора для Российской Федерации как стратегически важного, во мно гом определяющего состояние ее национальной безопасности и перспективы реализации на ционально-государственных интересов.

Практическая значимость исследования сводится к тому, что выводы и предложения ав тора могут быть использованы при подготовке правовых актов и методических рекоменда ций, регулирующих вопросы разработки и реализации новой, соответствующей современным требованиям концепции предупреждения преступности, основанной на учете этнического устройства Российского государства в период с X по XXI в.;

в учебном процессе в курсе препо давания уголовного права и криминологии;

в дальнейших научных исследованиях по различным отраслям права.

Рецензенты:

Доктор юридических наук, доцент Меркурьев Виктор Викторович Начальник кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юриди ческого института ФСИН России, доктор юридических наук, профессор Головкин Роман Борисович Доцент кафедры уголовного права и процесса Владимирского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент Зыков Даниил Алексеевич © Зюков Андрей Михайлович, текст. 2008г.

ISBN 978-5-903738-10- © О.И.Журавлева, оформление. 2008г.

Доцент кафедры уголовного права и криминологии Владимирского юридического института ФСИН России подполковник внутренней службы Зюков Андрей Михай лович проходит службу в органах внутренних дел и уголов но-исполнительной системе России с сентября 1992 года на различных должностях начальствующего состава. С янва ря 2003 года работает во Владимирском юридическом инс титуте ФСИН России на кафедре уголовного права и кри минологии. В январе 2008г. назначен на должность доцента кафедры уголовного права и криминологии.

27 июля 2005г. Зюков А.М. защитил диссертацию в Академии права и управления ФСИН России на соиска ние ученой степени кандидата юридических наук по теме:

«Криминологическая характеристика преступлений, со вершаемых представителями разных этнических групп».

По результатам исследования научные разработки и предложения А.М.Зюкова внедрены в практику работы НИИ ФСИН России. Автор более 40 публикаций. Является соавтором учебного пособия «Правовые и организацион ные вопросы борьбы с организованной преступностью», опубликованного в ВЮИ ФСИН России, коллективной мо нографии «Пенитенциарная преступность: сущность и ак туальные проблемы предупреждения», опубликованной во Владимирском юридическом институте ФСИН России под общей редакцией директора ФСИН России Ю.И.Калинина;

массово-политического издания «Можно ли вести бизнес в России, не нарушая законы?», учебного пособия по теме «Этноосужденные в местах лишения свободы и предуп реждение правонарушений с их стороны», монографий по темам: «Криминологическая характеристика субъекта Российской Федерации. Владимирская область» и «Харак теристика этноосужденных в сфере исполнения наказания в современной России».

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ................................ УГОЛОВНАЯ ЭТНОПОЛИТИКА КАК ПРАВОВАЯ ПРОБЛЕМА.............................. 1.1. История развития учений об этнической преступности в аспекте уголовной этнополитики............... 1.2. Значение трудов российских антропологов и этнографов XIX – начала XX в. для формирования уголовной этнополитики Российской империи....... 1.3. Взаимосвязь уголовной и этнической политик....... 1.4. Дефинирование понятий и терминов, используемых при изучении этнических аспектов преступности..... КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ НАЦИОНАЛИЗМА И ДИСКРИМИНАЦИИ В УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРИОД X–XXI ВВ.............. 2.1. Зарождение и развитие национализма в этнополитике Российского государства в период X–XXI вв.

(культурологический аспект).................. 2.2. Генезис религиозной и этнической дискриминации в уголовной этнополитике Российского государства в период X–XXI вв. (правовой аспект).............. 2.3. Источники права и уголовно-правовая политика Российской империи на Кавказе в XIX веке......... 2.4. Реализация криминологических исследований в региональной и федеральной миграционной политике в современной России........................ ЭТНОКОНСТРУКТИВНОСТЬ УГОЛОВНОГО ПРАВА В УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКЕ................... 3.1. Правовая природа генезиса религиозно-этнических аспектов в уголовном наказании и его целях......... 3.2. Соотношение религиозных законов и отдельных аспектов наказания в уголовной этнополитике....... ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРЕСТУПНОСТИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ В АСПЕКТЕ УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКИ........ 4.1. Этнокриминологическая характеристика участников организованных групп на Северном Кавказе........ 4.2. Уровень и прогноз организованной преступности (или организованной преступной деятельности) в Чеченской Республике (этнонациональный компонент)......... 4.3. Особенности этнонациональных и религиозных отношений в современной России, способствующих возникновению конфликтных ситуаций........... ДУХОВНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЭТНОСОВ В УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКЕ............... 5.1. Преступность и духовная сфера жизни этносов....... 5.2. Соблюдение прав этнических групп в обеспечении и реализации уголовной политики в современной России.. 5.3. Этнокриминологическая характеристика признаков преступления, предусмотренного п. «е1» ч. 2 ст. 105 УК РФ КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ НОРМ, ПРЕДУСМАТРИВАЮЩИХ УГОЛОВНО ПРАВОВУЮ ОХРАНУ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ (СТ. 278, 279, 282-1, 282-2 УК РФ)................. 6.1. Динамика преступлений против внутренней безопасности России....................... 6.2. Противодействие бандитизму как преступлению террористического характера в аспекте уголовной этнополитики............................ 6.3. Предложения об изменениях в уголовном законодательстве России в целях более эффективного противодействия этнорелигиозному экстремизму и терроризму............................. ЗАКЛЮЧЕНИЕ............................. ПРИЛОЖЕНИЕ............................. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК................. ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследования выражается в научной разработке отсутствующей на сегодняшний день целостной теории, концепту альных основ предупреждения преступности в современных усло виях на базе обобщения и осмысления опыта уголовной этнополи тики за несколько веков российской государственности.

При этом в аспекте уголовно-правовой корректировки этничес кой политики необходимо учитывать обострение национально-эт нических проблем в современной России, в истоках которых лежит ослабление прежних социальных связей, приводящих к реанима ции этнопсихологических процессов и всплеску национального са мосознания.

Научная новизна исследования обусловлена самой постанов кой проблемы, охватывающей доктринальную разработку вопросов уголовной этнополитики в сфере этнонациональных отношений, которая требует всестороннего, комплексного подхода, объектив ного анализа всех имеющихся в арсенале современной науки взгля дов и концепций, а также положений, утвердившихся на практике.

Односторонний теоретический подход к анализу лишь правовой политики в сфере национальных отношений, основанный на изу чении только теоретического подхода предмета исследования через определение – нация, без учета характеристик, присущих этничес ким группам, представляется неполноценным.

Хронологические рамки исследования охватывают период с X по XXI в., поскольку имеющиеся исследования российского законо дательства в период с X в. указывают, что объективно прогрессив ный характер объединения народов России находился в определен ном противоречии с его формами. Исследование уголовной этнопо литики Российского государства в обозначенный период позволяет вывести гипотезу о существовании религиозной и этнической дис криминации, которую автор последовательно доказывает. Уже в за конодательстве Древней Руси встречаются факты неравнозначного отношения, ограничения прав определенной категории граждан (иностранцев) – дискриминация. Так, в Краткой редакции Русской Правды встречается первая статья, определяющая статус иност ранцев. Согласно статье 10 иностранцы именуются варяг и колбяг, независимо от их национальной принадлежности. Они не всегда находились в равных условиях с коренными жителями. В XII в. в период междоусобиц в политическую борьбу на Руси прогреческих и прорусских течений втягивается и русская церковь, продолжи тельное противостояние русской и римско-католической церквей;

в XIII–XIV вв. расширяются привилегии христианской церкви;

сред ние века отмечены этноцентризмом, но его основания отличаются от времен античности, поскольку изменяются культурные условия:

уже нет ни римлян, ни варваров, но есть объединенные христиане и братья во Христе.

В XVI в. территориальное расширение за счет земель, населенных нерусскими народами и племенами, стало приобретать государствен ный характер, что послужило основанием постепенной выработки этнонациональной правовой политики. В XVII–XIX вв. вырабатыва ется и закрепляется в правовых нормах религиозная нетерпимость христиан в отношении иноверцев и прежде всего евреев;

XVIII– XIX вв. – Синодальный период в истории Русской православной цер кви, на протяжении которого церковь наряду с высоким моральным авторитетом приобретает и определенный политический вес. В рас сматриваемый нами период X–XIX вв. проявляется стремление го сударства мелочно регламентировать религиозный быт населения, в целях обеспечения конфессионального единства титульной нации.

В период в X по XXI в. в народном сознании, по закону контрас та, стало проявляться и запечатлеваться преимущественно то, что составляло особенность, отличие данной национальности от сосед них, и этот национализм переносился из области внешней полити ки в область внутренней. Все это приводило к процессу изменения российской правовой системы, в том числе и в области уголовно правовых норм, предусматривающих ответственность за преступ ления против веры, а также за преступления, совершенные иност ранными гражданами или гражданами иной веры.

Степень научной разработанности проблемы.

Работы по данной проблеме можно разбить на следующие группы.

Первую группу составляют монографии, диссертационные ис следования, статьи периодической печати, посвященные актуаль ным методологическим проблемам теории наций и национальных отношений как многогранному комплексному учению, в которых достаточно полно и всесторонне освещены проблемы уголовной этнополитики и составляющих ее элементов. При рассмотрении заявленного предмета исследования автор проанализировал име ющиеся в науке определения уголовной политики и ее составля ющих (уголовной, уголовно-процессуальной, уголовно-исполни тельной, криминологической), а также этнополитики. Среди уче ных, чьи труды были посвящены раскрытию определений уголов ной политики и ее составляющих (уголовной, уголовно-процессу альной, уголовно-исполнительной, криминологической политик), а также этнополитики можно назвать таких как: Абдулатипов Р.Г.

(Этнополитология. СПб.: Питер, 2004);

Александров А.И. (Уголов но-процессуальная политика в России (теоретический и истори ко-правовой анализ) Автореф. дисс... докт. юрид. наук. СПб 1998);

Алексеев А.И. (Должна ли уголовная политика быть либеральной?

«Черные дыры в российском законодательстве» Юридический журнал № 1, 2003 г.);

Алексеев А.И. (Государственная политика борьбы с преступностью в России. Уголовное право №3, 1998, его же: «Должна ли уголовная политика быть либеральной? «Черные дыры в российском законодательстве» Юридический журнал № 1, 2003 г.);

Амгаланбаяр Цэвэгмид (Уголовная политика Монголии в отношении несовершеннолетних. Дисс... канд. юрид. наук. М.:

Академия управления МВД России, 2004);

Беляев И.А. (Понятие советского исправительно-трудового права и основные принципы советской исправительно-трудовой политики // Вестник ЛГУ. Се рия экономики, философии и права, 1958. №5);

Беляев Н.А. (Уго ловно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 1986);

Беляевой Л.И. (Уголовная политика и ее реализация органами внутренних дел / Под ред. Л.И. Беляева. – М., 2003);

Босхолов С.С. (Уголовная политика современной России в условиях конституционно-право вого реформирования: Дис.... д-ра юрид. наук М., 2003);

Гаухман Л.Д., Ляпунов Ю.И. (Понятие советской уголовной политики и ее основные направления. М., 1980);

Дагель П.С. (Проблемы советс кой уголовной политики. Владивосток, 1982);

Загородников Н.И., Стручков Н.А. (Направления изучения советского уголовного права // Советское государство и право, 1981, №7);

Исмаилов И.А.

(Преступность и уголовная политика (актуальные проблемы борь бы с преступностью. Баку, 1990);

Клейменов М.П. (Введение в эт нокриминологию: Моногр.: Омск: Омская академия МВД России, 2004);

Комиссаров В.С. (О направлениях научных исследований в области уголовного права. «Черные дыры в российском законо дательстве», 2003);

Коробеев А.И. (Советская уголовно-правовая политика. Владивосток, 1987);

Коробеев А.И., Усс Л.В., Голик Ю.В.

(Уголовно-правовая политика: тенденции и перспективы. Красно ярск, 1991);

Лист Ф. (Задачи уголовной политики. Преступление как социально-патологическое явление);

Лопашенко Н.А. (Кри минологическая политика: понятие, содержание, методы, формы реализации. Реагирование на преступность: концепции, закон, практика. РКА. М., 2002);

Малышева О.А. (Уголовная политика:

содержание и эффективность: Моногр. Рязань: Академия права и управления ФСИН, 2005);

Миньковский Г.М. (Правовая политика в сфере борьбы с преступностью и проблемы законодательного регулирования этой борьбы // Проблемы формирования уголов ной политики Российской Федерации и ее реализации органами внутренних дел. М, 1995);

Панченко П.Н. (Советская уголовная политика. Томск, 1988;

Уголовная политика – основа законности борьбы с преступностью. Н. Новгород, 1991);

Побегайло Э. (Кри зис современной российской уголовной политики. Уголовное право, №3, 2004);

Стешенко Л.А. (Многонациональная Россия: го сударственно-правовое развитие X – XXI вв. М., 2002. С.9;

ее же:

Правовая политика России в сфере национальных отношений:

теоретическое и историко-правовое исследование. Дис.... д-ра юрид. наук: 12.00.01. РАГС, М.: 2003);

Сухарев А.Я., Алексеев А.И., Журавлев М.П. (Основы государственной политики борьбы с пре ступностью в России. Теоретическая модель. М., 1997);

Турченюк С.Н. (Этнонациональная правовая политика России в XIX–XX ве ках: Историко-правовой аспект: Дис.... канд. юрид. наук: 12.00.01.

СПб.: РГБ, 2006).

Вторую группу составляют научные работы, которые исследу ют особенности проявления экстремизма, сепаратизма в различных сферах, в том числе с позиции религиозной составляющей. В число ученых и исследователей, посвятивших свои работы данной темати ке, входят: Авксентьев В.А. (Этническая конфликтология: концепции и тенденции развития // Социальные конфликты: экспертиза, про гнозирование, технологии разрешения. Вып. 18. – М. – Ставрополь, 2002);

Антонян Ю.М., Белокуров Г.И., Боковиков А.К. (Этнорелиги озный терроризм / и др.;

Под ред. Ю.М. Антоняна. М.: Аспект Пресс, 2006);

Богатырев А.Г. (Международное сотрудничество государств по борьбе с преступностью, М.: Московская высшая школа мили ции МВД СССР, 1989);

Геворгян Г.М. (Криминологические проблемы борьбы с организованными этническими преступными формиро ваниями в России: Дис. … канд. юрид. наук / Моск. гос. юрид. акад.

М., 2000);

Дикаев С.У. (Терроризм: феномен, обусловленность и меры противодействия: Уголовно-правовое и криминологическое исследо вание : Дис.... д-ра юрид. наук: 12.00.08. СПб, 2004г., М., РГБ, 2005);

Зинурова Р.И. (Этническая социализация молодежи в условиях сов ременного российского общества. Дисс... д-ра социол. наук. Росс.

гос. соц. ун-т, М. 2005);

Клейменов М.П. («Введение в этнокримино логию»: Монограф. Омск: Омская академия МВД России, 2004);

Не красов Д.Е. (Содержание общесоциального уровня предупреждения расово-этнического экстремизма. // Формирование климата доверия и толерантного сознания как основы предупреждения экстремиз ма: Материалы второй международной научн.-практ. конф. (Россия, Рязань, 29 – 30 сент. 2004 г.) / Под науч. ред. докт. юрид. наук, проф.

С. Боронбекова. Рязань, Рязанский филиал Московского университе та МВД России, 2005);

Новиков Д.В. (Этнорелигиозный экстремизм на Северном Кавказе: методы противодействия: (Политико-право вой аспект): Дис.... канд. юрид. наук: (23.00.02). Ростов-на-Дону, 2002);

Ольшанский Д.В. (Политическая психология СПб, Питер, 2002);

Осипов А. (Конструирование этнического конфликта и расистский дискурс. Правозащитный центр «Мемориал», Москва. 4 авг. 2004 г.);

Попов С.И. (Ставропольский край в системе федеративных отноше ний на Северном Кавказе // Федерализм: система государственных органов и практический опыт их деятельности. Второе издание. М.:

МОНФ, 1998.);

Рыльская М.А. (К вопросу прогнозирования и уре гулирования межэтнических конфликтов на региональном уровне.

«Российский следователь», №2. 2002);

Тишков В.А. (Очерки теории и политики этничности в России. М.: Русский мир, 1997);

Чефходзе Р.Г.

(Этнические аспекты преступности: Дис. канд. юрид. наук / Омский юрид. ин-т. Омск, 1999);

Щербина Е.А. (Этническая конфликтология:

региональный аспект. Дис.... канд. полит. наук: (23.00.02). Ставро поль, 2005).

Исследования данной группы раскрывают особенности прояв ления угроз для этнополитики в различной сфере, в том числе и ре лигиозной.

Третья группа научных трудов сконцентрирована на исследова нии сущности и содержания национальных интересов России вооб ще и их специфике применительно к условиям Северного Кавказа.

Среди ученых, чьи публикации, посвященные данной проблемати ке, были изучены, можно назвать: Леонтович Ф.И. (Адаты кавказс ких горцев. Материалы по обычному праву Северного и Восточно го Кавказа. Одесса, 1883. Вып. 2);

Баев М. (Тагаурское общество и экспедиция генерал-майора князя Абхазова в 1830 году;

«Терские ведомости» 1869 № 10);

Эриксон Э.В. (Об убийствах и разбоях на Кавказе. Вестник психологии, криминальной антропологии и гип нотизма. Под общ. ред. акад. В.М. Бехтерева. Год. III. Вып. 1. С.-Пе тербург, Стремянная 12. 1906 г.).

Исследование базируется на действующем законодательстве Российской Федерации, фундаментальных трудах этнографов (А.К.

Байбурина, Л.Н. Гумилева, Р.Ф. Итс, В.И. Козлова, Н. Кочетыговой, В.А.Тишкова, С.А.Токарева, Н.Н.Чебоксарова), работах известных криминологов (В.И. Алексеева, В.В. Астанина, И.А. Бурмистро ва, Л.К Виноградовой, Н.А. Горюновой, А.И. Гурова, А.И. Долго вой, О.А. Евлановой, И.И. Карпеца, Д.М. Коломытца, А.Г. Крама рева, Н.Ф. Кузнецовой, А.Н. Ларькова, И. Лузгина, В.В. Лунеева, В.П. Лаврова, В.Б. Малинина, В.В. Меркурьева, С.М. Никитиной, В.А. Номоконова, Т.В. Пинкевич, Ю.С. Пулатова, А. Сандугея, А.Н.

Сухаренко, А.Ю. Чупровой), исследованиях специалистов в облас ти межэтнических отношений (Р.Г. Абдулатипова, Г.В. Дашкова, Н.Р.

Маликовой, М.А. Рыльской), этнической психологии (Г.М. Андре евой, С.Н. Ениколопова, В.Г. Крысько, Д.В. Ольшанского, Э.А. Са ракуева), а также диссертационных исследованиях последних лет, непосредственно посвященных аспектам этнической преступнос ти, этнокультуры и правовой политики в сфере этнонациональных отношений. Среди них можно назвать кандидатские диссертации Р.Г. Чефходзе («Этнические аспекты преступности», 1999), Г.М. Ге воргяна («Криминологические проблемы борьбы с организованны ми этническими преступными формированиями в России», 2000), Д.В. Новикова («Этнорелигиозный экстремизм на Северном Кавка зе: методы противодействия: (Политико-правовой аспект)», 2002), Л.Г. Шнайдер («Преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести в уголов ном праве РФ», 2006), Е.А. Щербина («Этническая конфликтология:

региональный аспект», 2005), докторские диссертации В.В. Кулыги на («Этнокультура уголовного права», 2005), Р.И. Зинуровой («Эт ническая социализация молодежи в условиях современного рос сийского общества», 2005), Плаксиной Т.А. («Социальные основа ния квалифицирующих убийство обстоятельств и их юридическое выражение в признаках состава преступления», 2006).

Кроме этого автор исследования изучил работы дореволюци онных ученых по проблемам правового положения наций и на родностей, их антропологических и психофизиологических харак теристик, в том числе работы отечественных ученых, чьи имена незаслуженно забываются в современной криминологии, которые проводили свои изыскания параллельно, а иногда и ранее, чем от мечаемые в науке Ч. Ломброзо, Росси, Э. Ферри, Г. де Тард, Серви и др. (середина и конец XIX века). В число отечественных, а также зарубежных ученых, чьи работы были изучены в рамках предмета исследования, входят: Анучин Д.Н. («Негры». Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона, том № ХХ-А, СПб., 1897 г.;

его же: Изу чение психофизических типов. «Вестник Европы», 1890, май, №3);

Богданов А.П. («Антропологические данные к изучению цыган».

Москва. 1878 г.);

Брафман Я. («Книга кагала», изд. 1888 г.);

Гобино Ж.А. («Опыт о неравенстве человеческих рас». 1853 г.);

Голдуин Смит («Еврейский вопрос». «Новое время». 1881 г. №2003);

Граве Н.С. («К истории еврейства». «Русский архив», 1893, №5–8);

Дени кер И.Е. («Человеческие расы». 1900 г.);

Диминский С.Я. («Евреи. Их вероучение и нравоучение». Изд. 1891 г.);

Ковалевский М.М. (Каза чество // Страна. 1906. № 99, Кому направить запрос о нерадении властей на Кавказе // Страна. 1906. № 93;

его же: Национальный вопрос в старом и новом свете. // Вестник 678. Европы. 1885. № 6;

его же: Закон и обычай на Кавказе. М.,1890. 2т. Т.1;

его же: «Совре менный обычай и древний закон» (Обычное право у осетин в ис торико-сравнительном освещении), в 2-х Т. М.: Изд. Типография В. Гатцук. Никитский б-р, собств. Д., 1886 г.);

Ландау Э.Г. (Краткое руководство к изучению расовой антропологии. Юрьев, Типогра фия К. Матиссена. 1912 г.);

Ловецкий А.Л. (Краткое руководство к познанию племен человеческого рода. Москва. Университетская типография. 1838 г.);

Милюков П.Н. («Очерки по истории русской культуры» в 2-х томах, 1898 г. Часть третья «Национализм и обще ственное мнение». Выпуск первый. Издание ред. журнала «Миръ Божiй», С.-Петербургъ, типография И.Н. Скороходова (Надеждин ская, 43), 1901 г.);

Пантюхов И.И. (Значение антропологических ти пов в русской истории. Типография «Просвещение». Киев, Креща тик, дом Пастеля №27, 1909 г.);

Рабданова Э. (К вопросу о феномене этнической преступности // Научные сообщения студентов 2003 г.);

Сергеевский Н.Д. (К учению о преступлениях религиозных. СПб., 1906);

Сикорский И.А. («Всеобщая психология с физиогномикой».

Монограф. Киев, 1904 г.;

его же: Психологические основы национа лизма. 1910г. (Прочитано в собрании членов Клуба русских наци оналистов 8 апр. 1910 г.;

его же: «Экспертиза по делу об убийстве Андрюши Ющинского (мнение профессора И.А. Сикорского о ри туальном убийстве А. Ющинского, совершенном 12 марта 1911 г. в Киеве в усадьбе, принадлежащей еврейской хирургической больни це, находящейся в заведовании купца Марка Иойновича Зайцева, согласно вердикту присяжных, произнесенному 28 октября 1913 г.»;

его же: «Физиология нравственных страданий». 1890 г. (Публичная лекция, прочитанная с благотворительной целью 20 марта 1890 г.);

Тарновская П.Н. (Новые работы по криминальной антропологии.

Доклад 1 секции Русского Общества охранения народного здравия, 27 дек. 1891 г. С.-Петербург. типография дома призрения малолет них бедных. Лиговка, д. № 27, 1892;

ее же: Об органах чувств у пре ступниц и проституток, СПб., 1894 г.);

Успенский И. (Очерк царс твования Николая II. М., 1917. Кн. 4.);

Фукс К.Ф. (Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях. Казань, 1817;

его же. Краткая история города Казани. Казань, 1905).

Эмпирической базой исследования послужили: социально-по литические, культурологические, этнорелигиозные и этнографи ческие, экономические и военные реалии Российского государства на всех этапах его развития в период с X по XXI в., контент-анализ материалов отдельных периодических изданий и средств массовой коммуникации;

результаты и выводы научно-исследовательских работ;

законы, постановления, указы исполнительной и законода тельной власти по вопросам национальной политики;

материалы конференций, съездов и форумов, посвященные проблемам рели гиозного и этнополитического развития Российского государства;

литературные источники, публикации в периодической печати и информационные передачи в электронных СМИ, а также информа ция, полученная из всемирной компьютерной сети Internet;

инфор мационные системы и электронные базы данных правовой инфор мации;

личный опыт автора, долгие годы исследующего указанные проблемы.

Анализу с позиции оценки этнополитики Российского госу дарства было подвергнуто законодательство Древней Руси: Русская Правда, Стоглав, Уставы князя Владимира Святославича и князя Ярослава;

памятники права: Судебник 1497 г., Судебник 1550 г., Со борное Уложение 1649 г., Артикул воинский 1714 г., «Устав благочи ния или полицейский» 1782 г., Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовное уложение 1903 г., Кодекс Юсти ниана (834 г.), классический источник уголовного права позднего феодализма – «Каролина», Уголовно-судебное уложение императо ра Карла V Священной Римской империи германской нации сере дины XVI в., судебник уцмия Рустема XVII в.

С позиции заимствования и использования нравственных цен ностей для правовой системы Российского государства и прежде всего уголовного законодательства в работе проанализированы Пятикнижие Моисея, Ветхий Завет, Талмуд, Кицур-Шульхан-Арух, Коран.

Эмпирическую основу составили: материалы судебной практи ки и результаты социологических опросов населения об эффектив ности уголовного законодательства и деятельности правоохрани тельных структур по предупреждению этнической преступности и вопросам совершенствования этнополитики. В ходе исследования был проанализированы личные дела 363 чел., содержащихся и от бывающих наказание в учреждениях УФСИН по Р. Чечня (по со стоянию на 15.12.2005 г.), изучено более 100 приговоров в отноше нии участников преступных групп на Северном Кавказе (Р. Чечня, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария) и более 70 уголовных дел по фактам хищений культурных (антикварных) ценностей на территории Владимирской, Нижегородской и других областей.

Эмпирическую базу исследования составляют данные, получен ные в период с 2003 по 2005 г. в ходе опроса 300 осужденных, от бывающих наказания в исправительных колониях общего, строго и особого режимов в 6 учреждениях УИС по Владимирской облас ти, по 50 человек в каждом учреждении. В опросе приняли участие осужденные женской колонии, учреждение ОД-1/1, а также осуж денные-мужчины, содержащиеся в учреждении ОД-1/т-2 на тюрем ном режиме, учреждениях ОД-1/3, ОД-1/6 – колониях строгого ре жима и учреждениях ОД-1/4, ОД-1/5 – общего режима. Кроме того, использованы результаты мониторинга исполнения наказаний в Липецкой, Кузбасской, Ивановской областях и Республике Татарс тан: опрошено 288 осужденных мужского пола, отбывающих нака зание на общем, строгом и особом режиме1. В 2007 г. было опроше но 194 осужденных в 4-х учреждениях уголовно-исполнительной системы Владимирской области. В опросе приняли участие осуж денные женской колонии (учреждение ОД-1/1), а также осужден ные-мужчины, содержащиеся в учреждении ОД-1/2 на тюремном режиме, учреждениях ОД-1/3 – колонии строгого и учреждениях ОД-1/5 – общего режима, а также 325 осужденных в 4-х учреждени ях уголовно-исполнительной системы Кемеровской области: ИК- (строгий режим), ИК-12 (общий режим), ИК-29 (особый режим) и женской колонии2.

Целью настоящей работы является разработка теоретических основ, научного историко-правового исследования проблем уголов ной этнополитики (концептуальный уровень), одну из которых ав тор видит в отсутствии государственной стратегии противодействия негативным процессам национализма в крайних его формах: «ради кализм», «радикальный национализм», «нацизм», «этноцентризм», «расизм», «геноцид», «дискриминация», «терроризм», «сепаратизм», «этноэкстремизм», «этнотерроризм», «этнорелигиозный терроризм»

и др., анализ и обобщение опыта становления и развития уголовной этнополитики, определение на этой основе концептуального подхода к оценке современной государственной стратегии противодействия этнической преступности во всех формах ее проявления.

В соответствии с поставленной целью были разрешены следую щие задачи:

– рассмотрена история развития учений об этнической преступ ности в аспекте уголовной этнополитики;

В материале использованы результаты опроса осужденных, содержащих ся в учреждениях Липецкой, Кузбасской, Ивановской областей и Республи ки Татарстан (опрошено 288 осужденных мужского пола, отбывающих на казание на общем, строгом и особом режиме): опрос осужденных проводился в учреждениях Кузбасс (строгий режим), учр. УН 1612/12 (общий режим), УН 1612/29 (особый режим);

Ивановских ИК (ИК-12, ИК-2, ИК-5), ИК-4 пос. Октябрь г. Кинешма Ивановской обл. (муж. строгий режим);

ИК-19 Р. Татарстан (строгий и особый режимы).

Прим. авт.: в рамках исследования всего опрошено 1107 осужденных в несколь ких субъектах Российской Федерации.

– проанализировано значение трудов российских антропологов XIX – начала XX в. для формирования уголовной этнополитики Российской империи;

– изучена взаимосвязь уголовной и этнической политик;

– исследованы существующие понятия и термины, используе мые при изучении этнических аспектов преступности в уголовной этнополитике;

– дан анализ зарождения и развития национализма в этнополи тике Российской империи в период X–XXI вв. (культурологический аспект);

– изучен генезис религиозной и этнической дискриминации в уголовной этнополитике Российской империи в период X–XXI вв.

(правовой аспект);

– изучены источники права и уголовно-правовая политика Рос сийской империи на Кавказе в XIX веке;

– дана оценка реализации криминологических исследований в региональной и федеральной миграционной политике;

– проанализирована правовая природа генезиса религиозно-эт нических аспектов в уголовном наказании и его целях;

– проведено изучение соотношения религиозных законов и от дельных аспектов наказания в уголовной этнополитике;

– выявлены особенности этнонациональных и религиозных от ношений в современной России, способствующих возникновению конфликтных ситуаций;

– изучена этнокриминологическая характеристика участников организованных групп на Северном Кавказе;

– выявлена взаимосвязь между преступностью и духовной сфе рой жизни этносов;

– изучена практика соблюдения прав этнических групп в обеспе чении и реализации уголовной политики в современной России;

– дана оценка этнокриминологической характеристике призна ков преступления, предусмотренного п. «е1» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

– рассмотрено противодействие бандитизму как преступлению террористического характера в аспекте уголовной этнополитики;

– внесены предложения об изменениях в уголовном законода тельстве России в целях противодействия этнорелигиозному экс тремизму;

– указана криминологическая обусловленность норм, предус матривающих уголовно-правовую охрану внутренней безопаснос ти России (ст. 278, 279, 2821, 2822 УК РФ);

– отражено современное состояние обеспечения внутренней бе зопасности России (этнокриминологический анализ).

Объектом исследования является генезис общественных отно шений в сфере становления и развития уголовной этнонациональ ной правовой политики в период с X до XXI в. в Древней Руси, в Российской империи, РСФСР и современной России.

Предметом исследования выступают: положения науки уголов ного права и уголовной политики, относящиеся к разрешению эт нонациональных вопросов в правовой политике России в период X–XXI в., и в частности учет этнонационального фактора при вы боре определенной формы уголовно-правового реагирования на разрешение этнонациональных конфликтов.

Методологическую и теоретическую базу исследования состав ляют общенаучный (диалектический) и специально-научные методы:

исторический, логический, системно-структурный, сравнительно-пра вовой, социологический. Настоящее диссертационное исследование базируется на диалектическом методе познания правовых явлений в единстве их социального содержания и юридической формы, обес печивающем научный подход к изучению явлений и процессов об щественной жизни этнических групп и позволяющем рассматривать их во взаимосвязи и постоянном развитии. В исследовании широко используются научные труды по философии, истории, этнософии, эт нической психологии и социологии. Изучена область этнографических интересов, этнические процессы, влияющие на преступность, рассмот рены в их динамике, исследован разработанный в теории понятийный аппарат. Автором проведены изыскания на стыке отраслей научного знания, которые, как показывает практика, всегда плодотворны.

Методология исследования базируется в целом на использова нии диалектико-материалистического учения. Работа направлена на изучение явлений социального характера, поэтому она осущест влялась с использованием всех методов исследования обществен ных и социальных явлений: общенаучных (восхождение от абс трактного к конкретному;

системно-структурный анализ;

истори ческий метод;

сравнение;

динамические и статистические методы);

конкретно-социологических (изучение документов, в том числе уголовных дел и личных дел осужденных;

метод экспертных оценок, интервьюирование, наблюдение).

Обоснованность и достоверность результатов исследования обусловлены, во-первых, их взаимосвязью с положениями науки уголовного права, криминологии, уголовно-исполнительного пра ва;

во-вторых, схожестью результатов, полученных при использо вании различных методов и источников информации;

в-третьих, сопоставимостью определенных закономерностей, выявленных в ходе данного исследования и полученных другими авторами.

Теоретическое и практическое значение темы исследования, на взгляд автора, выражается в изучении и переосмыслении аспектов предупреждения преступности в современной России на региональ ном уровне, с учетом социально-культурных, политических, рели гиозно-конфессиональных, национальных и этнических особен ностей субъектов РФ, необходимой юридической и исторической литературы, и в разработке и реализации новой, соответствующей современным требованиям концепции предупреждения преступ ности, основанной на учете этнического устройства Российского государства в период с X по XXI в.

События последнего десятилетия со всей очевидностью проде монстрировали значение этнонационального фактора для Россий ской Федерации как стратегически важного, во многом определя ющего состояние ее национальной безопасности и перспективы реализации национально-государственных интересов. Например, современное кризисное развитие внутриполитической обстанов ки на Северном Кавказе, комплекс неурегулированных межнаци ональных конфликтов, активизация экстремистских религиозно политических сил, рост сепаратизма и непосредственно чеченский кризис оказывают значительное дестабилизирующее влияние на политические процессы как в самом регионе, так и в целом в Рос сийской Федерации. Речь идет о комплексном влиянии факторов кризисного, деструктивного характера, определяющих Северный Кавказ одним из наиболее конфликтных и нестабильных регионов в составе России.

Не прекращающееся, а, более того, нарастающее с каждым годом стремление определенных внутренних и внешних сил продолжить процесс расчленения Российского государства делает насущно необ ходимым противодействие этому процессу всеми наличными сила ми и средствами, в том числе уголовно-правовыми. Как правильно отмечается в научной литературе, «Русь смогла выстоять в условиях внешних и внутренних угроз лишь благодаря единению городов и земель...». Поэтому было бы опрометчиво идти к раздробленности, от которой избавились наши предки ради спасения и выживания. К сожалению, требования о «суверенизации» субъектов Федерации в определенной степени вызвали раздающиеся то здесь, то там голо са о создании на территории России Русской республики. В случае реализации этого проекта безопасность России будет окончательно утрачена, а ее народы окажутся ввергнутыми в междоусобные «раз борки», аналогичные тем, что происходят на Балканах, Северном Кавказе и за Главным Кавказским хребтом»1.

Илюхин В.И. Нация – государство – безопасность (Вопросы теории и практи ки): Монография. М., 1999. С. 122.

Гл а в а 1.

УГОЛОВНАЯ ЭТНОПОЛИТИКА КАК ПРАВОВАЯ ПРОБЛЕМА Гл а в а 1.

УГОЛОВНАЯ ЭТНОПОЛИТИКА КАК ПРАВОВАЯ ПРОБЛЕМА 1.1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УЧЕНИЙ ОБ ЭТНИЧЕСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В АСПЕКТЕ УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКИ Этнические различия многих народов, их быт, культура, обычаи всегда привлекали внимание ученых, заставляя задуматься о сущ ности этносов и их различиях. Еще древнегреческие ученые и мыс лители пытались понять причины различия в жизни тех или иных народов. Так, первые научные попытки объяснить природу этих различий можно найти в трактате Гиппократа «О воздухах, водах, местностях» (около 424 г. до н.э.). Он полагал, что основная причи на, которая приводит к существенным различиям жизни народов, содержится в геоклиматических условиях среды их жизнедеятель ности, т.е. климат, природные факторы, географическое положение страны полностью определяют внешние условия жизни и отноше ния между людьми. Подчеркивая важное значение климатогеогра фических условий жизни, древние авторы не затрагивали тот фак тор, что именно условия существования определяли экономический уклад, уровень развития языка, культуры, научных знаний1.

Наука об этносах была призвана строго выполнять социальный заказ своего времени и выступать с теоретическим обоснованием таких понятий, как единство культуры народов, его духовно-психо логической общности. Об этом речь идет в работах Ш. Монтескье, И. Фихте, И. Канта, И. Гердера, Г. Гегеля.

И. Фихте выделяет этническую группу, именуемую им «нормаль ный народ», который без всякой науки или искусства находился в состоянии совершенно разумной культуры и в котором изначально См.: Бандурка А.М., Друзь В.А. Этнопсихология: Учеб. пособие / Ун-т внутр.

дел. Харьков, 2000. С. 4.

существует неравенство как чистое отражение разума народа, и ди кие, грубые племена1.

Ш. Монтескье в своих воззрениях придерживался принципов географической детерминации этнических особенностей у разных народов, утверждая, что национальный характер есть результат воздействия климатогеографических условий. В работе «О духе законов» он охарактеризовал национальные характеры северных и южных народов, сравнивая их добродетели и считая, что южане более порочны. В качестве промежуточной формы французский мыслитель приводит страны с умеренным климатом. Такое обосно вание природы этнических различий в культуре, быте, социальных отношениях и процессах опирается, по его мнению, на ряд объек тивных фактов. Так, например Монтескье в книге четырнадцатой «О законах в их отношении к свойствам климата» рассуждает о на циональном характере в зависимости от природного климата2.

Далее Монтескье отмечает природные странности у китайцев, обусловленные природным климатом и свойствами почвы, не даю щими уверенных средств к существованию. Поэтому одна из тради ций у китайцев, занимающихся торговлей, – это обман3.

Существенный вклад в развитие исследований различных этно сов внесла немецкая классическая философия конца XVIII – первой половины XIX в. (И. Гердер, И. Кант, Г. Гегель).

И. Гердер представлял взгляды немецких просветителей. Он от стаивал идеи единства развития этнических общностей, что приво дит к признанию взаимосвязи культур и их преемственности.

Существенное место в истории исследований этнических групп занимает наследие И. Канта. В работе «Антропология с прагмати ческой точки зрения» Кант дает определения таким понятиям, как народ, нация, характер народа. Под словом «народ» он понимает объединенное в конкретном месте множество людей, которое со См.: Фихте И.Г. Несколько лекций о назначении ученого. Назначение человека.

Основные черты современной эпохи: Сб.: Пер. с нем. Минск: Попурри, 1998. С. 253, 349 – 351, 388.

См.: Монтескье Ш. О духе законов / Избр. произведения. М.: Полит. лит., 1955, С. 350–361.

См.: там же. С. 421.

ставляет одно целое. Этому множеству или его части, которая вви ду общего происхождения признает себя объединенным в одно гражданское целое, он дает определение нации. Характер народа складывается на основе его отношения к другим культурам и их восприятия. Если признается только характер своего народа, то Кант определяет это как национализм. При этом Кант критику ет Д. Юма, который утверждает, что каждый отдельный человек имеет свой характер, а нация такого характера не имеет, называя это презрением ко всему иноземному1. По мнению Канта, климат и почва не влияют на характер нации, что доказали переселения народов2.

Признавая влияние природных и социальных факторов на фор мирование характера народа, И. Кант отдавал предпочтение врож денным чертам далеких предков, что существенно ослабляет цен ность его научного вклада в развитие проблем этносов3.

Важным этапом в развитии представлений о характере нации стали работы Г. Гегеля. Основным произведением, посвященным этому вопросу, является «Философия духа». В суждениях Гегеля о характере народа присутствуют существенные противоречия. С одной стороны, он признает, что характер народа – это плод соци альных явлений, а с другой, считает, что национальный характер выступает как абсолютный дух.

Новым этапом в развитии науки об этносах можно считать сере дину XVIII в. В это время начали бурно развиваться внутринацио нальные отношения и межнациональные связи.

Совершенно иное направление в освещении особенностей на ционального характера прослеживается в трудах других предста вителей французского Просвещения. К.А. Гельвеций в работе «О человеке» выделил особый раздел «Об изменениях, происшедших в характерах народов, и о вызвавших их причинах», в котором про анализировал характерологические черты народа и причины, сфор мировавшие их. Национальный характер в его представлении – это См. Кант И. Соч.: В 8 т. М.: Чоро, 1994. Т. 7. С. 350.

См.: там же. С. 352.

См.: там же. С. 352–372.

способ видения и чувствования, т.е. это то, что свойственно только одному народу, и зависит он от социально-политической истории народа, форм правления им1. Научная концепция Гельвеция послу жила основой развития знаний о феномене национального характе ра в дальнейших исследованиях, посвященных изучению проблем этносов. Он также сформулировал представление о некотором диа пазоне социально-политических условий, характерных для той или иной нации, что, в свою очередь, и определяет национальный ха рактер, быт, культуру, традиции. При этом различия в националь ных группах происходят из-за различий в воспитании2.

Первыми работами, в которых было сказано о влиянии и географи ческих, и социальных факторов на формирование этнических и наци ональных особенностей культуры и характера народа, явились труды английского философа Д. Юма. Так, в работе «О национальных харак терах» он указал на значимость физических и моральных (социальных) факторов в формировании национальных черт психологии характера.

В основе формирования общности черт Д. Юм видел экономи ческий фактор, подчеркивая, что в результате общения во время профессиональной деятельности возникают общие склонности, обычаи, привычки, аффекты, что и составляет духовность той или иной социально-профессиональной группы. Этническую общность он не считал неизменной, подчеркивая, что нравы одного народа значительно меняются с течением времени из-за изменений систе мы правлений, смешения с другими народами.

Особое место в этнографическом изучении народов занимают труды К.Ф. Фукса, которые написаны на основе богатого материала, собранного в России. Наибольшее внимание им было уделено изу чению казанских татар. В своих исследованиях, проведенных еще в начале ХIХ в., К.Ф. Фукс указывает, что татары хитры, плутоваты и удивительно склонны к воровству. В большинстве дел, рассматри ваемых Казанским судом, обвиняемыми выступали татары. Убийс тва случались нередко, т.к. по закону татар убийство христианина См. об этом: Бандурка А.М., Друзь В.А. Указ. соч. С. 7.

См.: Гельвеций К.А. Соч.: В 2 т. / Сост. и общ. ред. Х.Н. Момджяна, М.: Мысль, 1974. Т. 2. С. 182–186.

не считается грехом1. Эти выводы Фукс сделал в 1817 г., т.е. за 19 лет до рождения Ч. Ломброзо. Однако Фукс был этнографом, а не кри минологом в современном понимании, и, естественно, он больше внимания уделял жизнеописанию быта отдельных народов.

Значительный интерес представляет исследование первобытных культур. С точки зрения агрессивности или миролюбия Э. Фромм изучил тридцать первобытных культур, описанных антропологами.

Ему удалось выявить важную закономерность: «При изучении сообществ сразу обнаруживаются системы трех разных типов (А, В, С). Система А – жизнеутверждающие общества, им присуща добро желательность во взаимоотношениях людей. Деструктивность в них отсутствует. Фактов убийства люди не знают. Единственная фор ма конфликта – ссоры на почве ревности. Враждебность, насилие, жестокость встречаются в минимальных проявлениях, практичес ки отсутствуют репрессивные институты: нет ни преступлений, ни наказаний, институт войны отсутствует полностью либо играет ми нимальную роль. Детей воспитывают в духе дружелюбия, телесные наказания не практикуются»2. Система В – не деструктивное, но все же агрессивное общество, где распространены индивидуализм, соперничество, иерархичность, а агрессивность, война считаются нормальными явлениями. Система С – деструктивные общества.

Для членов этих обществ характерны агрессивность, жестокость, разрушительные наклонности. Далее Фромм делает вывод: «Спосо бы и средства формирования характера (личности) в значительной мере коренятся в культуре. Через родителей общество погружает ребенка в мир своих ценностей, обычаев, традиций и норм»3. Пос ледователи нового (позитивного) метода рассматривали преступ ника как особый антропологический тип, в котором этнические черты отступают на второй план по сравнению с признаками «при рожденного дикаря». «Несмотря на крупные этнические различия, наблюдаемые в разных областях Италии, – замечает Э. Ферри, – мы См.: Фукс К.Ф. Казанские татары в статистическом и этнографическом отно шениях. Казань, 1817;

его же. Краткая история города Казани. Казань, 1905. С. 42.

Цит. по: Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М.: ИНФРА–М–НОРМА, 1997. С. 158–159.

Фромм Э. Указ. соч. С. 221.

часто находим больше разницы между убийцами и нормальными людьми одной и той же провинции, чем между нормальными ин дивидами различных и удаленных друг от друга провинций»1. Эт нические признаки назывались скорее в качестве сопутствующих или когда упоминались страны, стоящие, по их мнению, на низком уровне развития (в числе которых упоминалась и Россия). Жизнен но необходимые проблемы этнонациональных отношений харак терны, как известно, для многонациональных стран. Именно этим объясняется большой интерес общественной мысли России к иссле дованию проблем этносов. Теория народа была важным средством изучения культуры как целостности в ее национальной форме, что позволяло рассматривать нацию с различных сторон.


Особую роль в изучении национального характера сыграло ре лигиозно-идеалистическое направление русской общественной мысли, представленное в работах славянофилов, которые создали свою социологическую теорию. Основная их цель сводилась к оп ределению места культуры русского народа в системе культур окру жающих народов. Наиболее яркими представителями этого направ ления были И.В. Кришевский, П.Я. Данилевский, В.С. Соловьев.

Так, В.С. Соловьев подчеркивал стремление каждого народа вы делиться, обособиться, считая это положительной силой народнос ти, но способной переходить в национализм, против чего он всег да предостерегал соотечественников. Подобные заключения В.С.

Соловьева остаются одним из научных обоснований стремления народов обособиться и сохранить свою самостоятельность. В сво их взглядах он полностью игнорировал социально-экономические отношения в обществе, представляя всех людей как клетки одного организма, объединенные в более сложные органы – племена, на роды2.

Более весомый вклад в развитие этнических концепций сделал В. Вундт. Именно он в своих исследованиях заложил основы соци альной психологии. Его работа «Психология народов» явилась осно вой социально-психологических исследований больших групп насе Ферри Э. Уголовная социология. М.: Изд-во В.М. Саблина, 1908. С. 42–43.

См.: Бандурка А.М., Друзь В.А. Указ. соч. С. 13.

ления. «Душа народа», по мнению Вундта, не простая сумма индиви дов, а связь и их взаимодействие, что порождает новые, специфичес кие явления со своеобразными законами1. При этом Вундт указывает на необходимость рассмотрения различий того или иного народа в их взаимном отношении и в зависимости от природы и истории, при этом антропология занимает промежуточное положение между фи зиологическими и психологическими исследованиями, рассматривая одновременно физические и психические качества2.

Среди авторов, занимающихся изучением различных этносов, необходимо отметить французского ученого Г. Лебона. Подчер кивая развитие народов и рас, он указывал на невозможность их равенства. Это позволяет ему классифицировать народы на перво бытные, низшие, средние и высшие. Однако их слияние и единение невозможно, ибо для развития высших рас вполне допустимо осво ение жизненного пространства низших с дальнейшей их колониза цией. В целом же взгляды Лебона в своей сущности антисоциальны и антигуманны3.

Связь этнического фактора с преступностью исследовалась и развивалась в рамках антропологического направления кри минологии. Создатель этого направления Ч. Ломброзо опирался на естественнонаучное направление дарвинизма, материалисти ческие воззрения, лежащие в основе трудов френологов, полу чившие особенное распространение в 60-е гг. ХIХ в. В результате была выдвинута и обоснована атавистическая теория преступного человека – современного дикаря, находящегося на низшей ступени развития, по своим природным качествам стоящего ближе к живот ному миру.

Наряду с признанием атавистического характера генезиса пре ступности, а преступника – дикарем, воскресшим в современной цивилизации, отдельно выделяется и криминогенное влияние этни ческого фактора – расы. Исследуя этнический аспект, влияющий на См.: Вундт В. Психология народов. М.: Изд-во Эксмо;

СПб.: Terra Fantastica, 2002. С. 22, 28–29.

См.: там же. С. 28 – 29.

Цит. по: Психология национальной нетерпимости: Хрестоматия / Сост. Чер нявская Ю.В. Минск: Харвест, 1998. С. 71–84.

поведение людей, итальянский исследователь Ч. Ломброзо в своих трудах указывал на влияние расы и наследственности на гениаль ность и помешательство, ссылаясь при этом на исследования дру гих ученых, таких как Серви, изучавшего евреев в 1869 г.1 Ломброзо сделал вывод, что значение расы в развитии гениальности, а так же и помешательства видно из того, что как то, так и другое почти совершенно не зависит от воспитания, тогда как наследственность оказывает на них громадное влияние.

Р.Г. Чефходзе, исследуя труды Ломброзо, указывает, что в труде «Политическая преступность и революция» итальянским ученым воздействие фактора расы выдвигается на первый план, что «ярко иллюстрируется при сравнении резко выраженного революцион ного духа некоторых народностей с абсолютной апатией, проявля емой другими, живущими при такой же климатической и социаль ной обстановке»2.

Взгляды Ломброзо, которые вначале были восприняты с огром ным энтузиазмом как настоящий переворот во взглядах на приро ду поведения человека (в том числе – преступное), нашли большой отклик среди ученых не только в Италии, где последователями его учения были Э. Ферри и Гарофало, но и в других странах, включая Россию.

Ф.М. Решетников, исследуя труды Э. Хутона, указывает, что американский ученый значительно усилил расовый подход, ко торый только намечался в работах Ломброзо. Расовая прина длежность людей объявлялась им главенствующей в структуре преступного поведения. «Каждая раса, – писал он, – имеет свои особые способности и свой перечень слабостей. Каждая произ водит свое очень малое количество гениев, свои орды средних, свои массы слабоумных, и из отбросов своей зародышевой плаз См.: Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство. Женщина преступница и проститутка. Любовь у помешанных: Сб.: Пер. с ит. Минск: Попурри, 1998. С.

51–63;

он же. Преступление. Новейшие успехи науки о преступнике. Анархисты / Сост. и предисл. В.С. Овчинского. М.: Инфра-М, 2004. С. 288.

Цит. по: Чефходзе Р.Г. Этнические аспекты преступности: Дис. … канд. юрид.

наук / Омский юрид. ин-т. Омск, 1999. С. 51–52.

мы свои полки преступников»1. Хутон утверждал, что существу ет особая предрасположенность некоторых рас к преступности, в частности, негров: «Негр-преступник может отличаться от зако нопослушного негра, но еще более явно он будет отличаться от любого преступника, принадлежащего к одной из так называемых белых рас». В своей работе «Бедные родственники человека» он проводил аналогию между различиями рас людей и видов живот ных, например, обезьянами, доказывая родственное физическое строение орангутанга, шимпанзе, гориллы и негра2. В советской криминологии считалось, что Э. Хутон и его последователи в сво их исследованиях сравнительного уровня статистики судимостей среди негритянского населения забывают, что иногда различия в уровне статистики связаны с уровнем экономической и духовной эксплуатации этнических групп3.

Этой же позиции придерживается и американский криминолог Дж. Раштон, который утверждает, что в основном чернокожие на роды более склонны к насильственным преступлениям и они от личаются более высоким процентом убийств, чем представители белых наций, у которых процент этих преступлений выше по срав нению с азиатскими народами4.

Ч. Ломброзо в свое время собрал материал о преступности «ди ких племен» и пришел к выводу, что племена кориаков и мбайя на казывают за убийство, совершенное в племени, но не считают его преступлением, если убитый принадлежит к чужому племени5. В Африке рядом с честным и мирным племенем дикарей багнусов, занимающихся возделыванием риса, можно найти племя балантов, занимающихся исключительно охотой и грабежами. Они убивают Цит. по: Решетников Ф.М. Современная американская криминология. М.:

Юрид. лит., 1965. С. 100.

См.: там же. С. 101.

См.: Криминология: Учеб. / Под ред. Б.В. Коробейникова, Н.Ф. Кузнецовой, Г.М.

Миньковского. М.: Юрид. лит., 1988. С. 223.

См. об этом: Кобец П.Н. Зарубежный опыт предупреждения преступности иностранных граждан и лиц без гражданства // Рос. следователь. 2003. № 12. С.

40–44.

Цит. по: Кондратюк Л.В. Антропология преступления (микрокриминология).

М.: НОРМА, 2001. С. 31.

тех, кто ворует в их деревне, но сами тем не менее воруют у дру гих племен. Лучшие воры пользуются у них большим уважением и хорошо оплачиваются как учителя, преподающие детям уроки воровства. С ними сходны марокканские бенигассады, главное за нятие которых также воровство. Они разделяются на воров овса, лошадей, на таких, которые воруют на дорогах и деревнях. В Индии существует племя зака-каиль, живущее также воровством. Когда у них рождается мальчик, они совершают над ним обряд: проносят его через отверстие, проделанное в стене, и произносят при этом три раза: «Будь вором». У американского племени урих уважение к чужой собственности так велико, что для ограждения ее доста точно обыкновенной нитки, а в Индии известно племя курубары, представители которого никогда не лгут и скорее умрут с голода, чем решатся на воровство1. Отдельные племена грабят и воруют в силу того, что производительный труд не является средством жиз необеспечения.

Первые исследования этносов в советское время относятся к 1920 г. и связываются с именем Г.Г. Шпета, представителем фено менологической школы в философии, который уделял внимание изучению характерных особенностей национальных меньшинств.

Он изучал «коллективность», которая, по его мнению, выступает предметом этнической и социальной психологии2.

Б.В. Марков в своем исследовании указывает, что, несмотря на привлечение биологического, этнографического и археологическо го материала, в целом философская антропология тяготеет к мето дам наук о духе. Их предметом выступает мир человека, который на первый взгляд представляется сплетением страстей и интересов, однако при более глубоком изучении в нем открываются устойчи вые структуры переживаний, некоторые типы и виды духовного опыта, мотивы, нормы и ценности, позволяющие понять те или иные человеческие действия. Антропологический поворот связан с обращением к проблемам души, культуры, жизненного мира, по См.: Кондратюк Л.В. Антропология преступления (микрокриминология). С.


26–27.

См.: Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию. М., 1927.

пыткой углубления знаний о человеке, обобщения и осмысления прежде разрозненного знания, выявления и обоснования условий его возможности и развития.

Предварительный вывод: антропологический поворот в плане изучения этнических аспектов преступности основан на гипотезе о появлении нового этноса – профессионального преступника. Все предыдущие наблюдения связи этноса и преступности были наце лены на установление этнических особенностей преступного пове дения.

М. Гернинг указывает, что германские, романские и славянские народы имеют свои особенности, что отражается также на их пре ступности. Достаточно прочесть работы итальянцев, чтобы убе диться в том, какое влияние производит аффект на образ действий итальянцев1. С позиций социальной антропологии постановка за дачи имеет диаметрально противоположный характер: необходимо попытаться установить, что является общим для преступников, не зависимо от их этнической принадлежности, с точки зрения при знаков этногенеза.

Первые серьезные попытки изучения национальных характеров в ХХ в. были предприняты в рамках школы «психологии народов»:

основные идеи сводили «главную силу истории» к «народному духу»

или «духу целого». Этот «дух» выражал себя в искусстве, религии, языках, мифах, обычаях, в целом, в «характере народа»2.

Особый интерес при рассмотрении аспектов национальных ха рактеров и национализма в этнополитике Российского государс тва в нач. XX в. представляют труды И.А. Ильина (в 1912–1922 гг.

профессор Московского государственного университета и других высших учебных заведений Москвы, 1923–1934 гг. – профессор в Русском научном институте в Берлине).

Вот какую информацию об Ильине И.А. содержат энциклопе дические словари: ИЛЬИН Иван Александрович (1883-1954) – рос сийский религиозный философ, правовед, публицист. В философии Гегеля видел систематическое раскрытие религиозного опыта пан См.: Гернинг М. Криминальная психология. М., 1923. С. 9.

См.: Ольшанский Д.В. Политическая психология. СПб.: Питер, 2002. С. 334.

теизма («Философия Гегеля как учение о конкретности бога и че ловека», 1918). Активный противник большевизма, идеолог белого движения. В 1922 выслан за границу. Профессор Русского научного института в Берлине (с 1923) и издатель журнала «Русский колокол»

(1927-30). В 1934 уволен нацистами, с 1938 – в Швейцарии. Автор нескольких сотен статей и св. 30 книг, в т. ч. «О сопротивлении злу силою» (1925), «Путь духовного обновления» (1935, 1962), «Основы борьбы за национальную Россию» (1938), «Аксиомы религиозного опыта» (т. 1-2, 1953), «Наши задачи» (т. 1-2, 1956).

В работе И.А. Ильина «Россия есть живой организм» от 1 апр.

1950 г. со ссылкой на работу русского антрополога, проф. А.А. Баш макова (А.А. Башмаков. «Пятьдесят веков этнической эволюции вокруг Черного моря». Париж, 1937 г.), отмечалось, что в России на блюдается симбиоз расового синтеза, в результате которого полу чилось органическое «единообразие в различии»1. А.А. Башмаков писал: «…русская однородность есть самая устоявшаяся и самая ярко выраженная во всей Европе…»2. В то же время И.А. Ильиным отмечалось, что племенной состав в Российской империи соблю дался, в связи с чем сторонникам расчленения России не следует говорить о денационализации, поскольку: «сколько малых племен Россия получила в истории, столько она и соблюла»3. И.А. Ильин отмечал, что в России не занимались ни принудительным крещени ем, ни искоренением, ни всеуравнивающим обрусением. Напротив, насильственная денационализация и коммунистическая уравни ловка появились только при большевиках.

И.А. Ильиным приводятся и результаты исследований амери канских антропологов, вычисливших, что вариации в строении че репа у населения России не превышают 5 пунктов на сто, тогда как французское население варьируется в пределах 9 пунктов, а италь янское в пределах 14 пунктов. И поэтому напрасно говорят о «тата Ильин И.А. О русском национализме. Сборник статей. М.: Российский Фонд Культуры, 2006. С. 28.

Там же. С. 29.

Ильин И.А. «Что сулит миру расчленение России». 15 июня 1950 г. // Ильин И.А. «О русском национализме». Сборник статей. М.: Российский Фонд Культуры, 2006. С. 83.

ризации» русского народа. Это было невозможно в связи с тем, что происходил обратный процесс, то есть русификация иноплеменных народов: «…ибо иноплеменники на протяжении веков «умыкали»

русских женщин, которые рожали им полурусских детей, а русские, строго придерживавшиеся национальной близости, не брали себе жен из иноплеменниц (чужой веры! чужого языка! чужого нра ва!)…»;

напуганные татарским игом, они держались своего и соб людали этим свое органически-центральное чистокровие. Весь этот вековой процесс «создал в русском типе пункт сосредоточения всех творческих сил, присущих народам его территории»1.

Анализируя приведенные выше труды, И.А. Ильин указывал:

«…Россия есть единый живой организм: географический, стратеги ческий, религиозный, языковой, культурный, правовой и государс твенный, хозяйственный и антропологический. Этому организму, несомненно, предстоит выработать новую государственную орга низацию… Расчленение этого организма может привести к дли тельному хаосу, а затем – новому собиранию русских территорий и российских народов в новое единство. И тогда уже история будет решать, кто из малых народов уцелеет вообще в этом новом соби рании России…».

И.А. Ильин, в противоположность всякому интернационализму, как сентиментальному, так и свирепому, в противовес всякой дена ционализации, бытовой и политической, утверждал необходимость русского национализма, инстинктивного и духовного, исповедуе мого и возводимого к Богу.

Все хочет петь и славить Бога:

Заря, и ландыш, и ковыль, И лес, и поле, и дорога, И ветром зыблемая пыль.

(Федор Сологуб) Особое внимание И.А. Ильиным уделялось именно русскому национализму. Россию он видел как национальное государство, ог Башмаков А.А. «Пятьдесят веков этнической эволюции вокруг Черного моря».

Париж, 1937г. // Цит. по: Ильин И.А. «О русском национализме». Сборник статей.

М.: Российский Фонд Культуры, 2006. С. 29.

раждающее и обслуживающее русскую национальную культуру и отмечал, что после революции 1917 г. русский народ стал терпеть унижения, стали попираться алтари, стали запрещать молиться, стали избивать лучших людей – верующих, самых национально преданных, то есть стали обходиться с русским народом так, словно он лишен национального достоинства, национального духа и наци онального инстинкта.

30 сентября 1950 г. И.А. Ильин публикует свою работу «О рус ском национализме», основной идеей которой является описание русского национализма через призму инстинкта национального самосохранения;

и инстинкт этот, по мнению И.А. Ильина, есть со стояние верное и оправданное. Инстинкт этот должен гореть в на циональной культуре и творчестве национального гения.

По мнению И.А.Ильина, Россия, отстаивая свою националь ность, боролась за свою веру и религию1.

В своих статьях и работах И.А. Ильин приводит несколько дефи ниций национализма:

– национализм есть созерцание своего народа перед лицом Бо жиим;

– национализм есть любовь к историческому облику и творчес кому акту своего народа во всем его своеобразии;

– национализм – система поступков, вытекающих из этой люб ви, из этой веры, из этой воли и из этого созерцания2;

– национализм есть инстинкт самосохранения;

– национализм есть любовь к исторически сложившемуся ду ховному облику и акту русского народа;

– национализм есть вера в призвание народа и данные ему силы;

– национализм – воля к расцвету нации;

– национализм есть созерцание истории;

– национализм (русский) есть бодрая и неутомимая работа, пос вященная самобытному величию России.

Ильин И.А. Россия есть живой организм. 1 апр. 1950 г. // Ильин И.А. «О русском национализме». Сборник статей. М.: Российский Фонд Культуры, 2006. С.25.

Ильин И.А. «О русском национализме». 30 сент. 1950 г. // Ильин И.А. Указ. соч.

С. 34.

Ильиным И.А. признавалось и наличие извращенных форм на ционализма, под которыми он понимал:

– извращенные национальные чувства (как чувство прикрепле ния к неглавному в жизни и культуре своего народа. То есть не к духу и не к духовной культуре его народа, а к внешним проявле ниям народной жизни – хозяйству, политической мощи, размерам государства и завоевательным успехам своего народа);

подвидами данного национализма соответственно по И.А. Ильину выступают:

а) экономизм (удовлетворение успехами своего народного хозяйс тва);

б) этатизм (удовлетворение блеском и мощью своей государс твенной организации), в) империализм (удовлетворение завоева ниями своей армии)1;

– извращенную национальную политику (утверждение своей культуры в отрицание чужой);

– национализм как чувство отвращения и презрения ко всему иноземному;

проф. Ильин И.А. отмечал, что правоверная Россия, признающая свою веру главным делом и отличительной особеннос тью своего земного естества, в течение веков, до конца XIX в. вклю чительно, боролась с татарами, латинянами и другими иноверцами.

Русские войны велись для ограждения духовной и вероисповедной самобытности, издревле и до конца XIX в. включительно.

По мнению проф. И.А. Ильина, здоровый национализм утверж дает свое и творит новое, но отнюдь не отрицает и не презирает чужое: «…и Дух его есть дух Иоанновского христианства, христи анства любви, созерцания и свободы, а не дух ненависти, зависти и завоевания...». В этом главная идея русского национализма.

Комментируя и резко критикуя статью барона Нольде «Имперс кие судьбы России», опубликованную в 1925 г. в журнале «Возрож дение», относительно рассмотрения завоевания Казани Иоанном Грозным (1552 г.), проф. И.А. Ильин отмечает, что проявления «им периализма» не были характерны для всей русской монархии, как это отмечал барон Нольде. И.А. Ильин критикует и выводы Нольде по поводу отсутствия подтверждений, что казанские татары в XVI в.

Ильин И.А. «Опасности и задания русского национализма».15 окт. 1950 г. // Ильин И.А. Указ. соч. С. 37.

действительно оскверняли и разрушали русские церкви, говоря, что таков был заказ официальной пропаганды того времени1.

Русское искусство – призвано развивать национальный твор ческий акт.

Русская наука – не призвана подражать западной учености ни в области учености, ни в области мировосприятия. Она призвана вы рабатывать свое мировосприятие, свое исследовательство.

Русское право и правоведение должны оберегать себя от запад ного формализма, от самодовлеющей юридической догматики, от правовой беспринципности, от релятивизма и сервилизма. России необходимо новое правосознание, национальное по своим корням, христиански-православное по своему духу и творчески содержа тельное по своей цели. Таким образом, по мнению И.А. Ильина, главное в русской идее – идея православного христианства, вопло щенная и в искусстве, и в праве2.

Подводя итог анализу трудов русского философа И.А. Ильи на, можно отметить, что он делает акцент на развитии духовных и нравственных начал государственности, единства ценностей русс кого народа: близости к Богу, вере в духовную силу народа, создан ную им культуру. Он не раз подчеркивал, что Россия – единый жи вой организм: географический, стратегический, религиозный, язы ковой, культурный, правовой, государственный, хозяйственный и антропологический, и его расчленение может привести к «длитель ному хаосу, ко всеобщему распаду и разорению, а затем – к ново му собиранию русских территорий и российских народов в новое единство»3.

Действительно, на развитие российского государства и права большое влияние оказали не только экономика, но и национальные и религиозные отношения. Исконная полиэтничность, многокон фессиональность России не могли не отразиться на политическом строе и тем более на правовой системе.

Ильин И.А. «Что сулит миру расчленение России», 12 апр. 1949 г. // Ильин И.А.

Указ. соч. С.100.

Ильин И.А. «О русской идее», 28 фев. 1951 г. // Ильин И.А. Указ. соч. С. 120.

Ильин И.А. Россия есть живой организм. О русской идее // Русская идея. М., 1992. С. 435.

В середине ХХ в. представители американской этнопсихоло гической школы (А. Кардинер, Р.В. Бенедикт, М. Мид, Р. Мертон, Р. Линтон) строили свои концепции национального характера на общих психологических основаниях. В частности, они постулиро вали существование у разных национально-этнических групп спе цифических национальных характеров, проявляющихся в стойких психологических чертах отдельной личности и отражающихся на «культурном поведении»1. В каждой нации выделялось понятие «базисная личность», в которой соединялись общие для представи телей нации черты личности и черты общенациональной культуры.

В формировании качеств национального характера приоритет от давался влиянию культурных и политических институтов, а также семье в процессе воспитания ребенка.

В 1938 г. в «Американском социологическом обозрении» Роберт Мертон опубликовал статью «Социальная структура и аномия».

Одна из главных идей Р. Мертона заключалась в том, что основной причиной преступности является противоречие между ценностя ми, на достижение которых нацеливается общество, и возможнос тями их достижения по установленным обществом правилам2. Од новременно со статьей Р. Мертона в 1938 г. появилась работа Торс тона Селлина «Конфликт культур и преступность». Если Р. Мертон проанализировал конфликт между культурными ценностями и возможностями их получения, то Т. Селлин рассмотрел в качестве криминогенного фактора конфликт между культурными ценностя ми различных сообществ. Основой его гипотезы стали результаты чикагских исследователей, установивших повышенный уровень преступности в кварталах некоренных американцев (негров, пу эрториканцев, итальянцев). Т. Селлин своей теорией конфликта культур попытался объяснить этот феномен. Однако его теория оказалась более значимой и позволила объяснить не только пре ступность иммигрантов, но и раскрыла криминогенность проти воречий между различными социальными группами. Суть теории конфликтов культур заключается в том, что различные воззрения Там же. С. 335.

См.: Иншаков С.М. Указ. соч. С. 166–167.

на жизнь, привычки, стереотипы мышления и поведения, неодина ковые ценности затрудняют взаимопонимание людей, притупляют чувство сопереживания, могут вызвать озлобление в отношении представителей иных культур. В отдельных случаях правовые и мо ральные нормы, господствующие в обществе, могут оцениваться как выгодные лишь определенным социальным группам, поэтому их отрицание не вступает в противоречие с ценностями, распро страненными на других этапах общества. На основе этой теории американский социолог А. Коэн в 1955 г. разработал концепцию субкультур. Он еще более уменьшил масштаб социальных групп и рассмотрел особенности культурных ценностей криминальных объединений (банд, сообществ, группировок). В этих микрогруп пах могут формироваться свои мини-культуры (взгляды, привыч ки, умения, стереотипы поведения, нормы общения, права и обя занности, меры наказания нарушителей норм, выработанные такой микрогруппой). Этот феномен получил название субкультуры1. По мнению ряда ученых, в частности С.М. Иншакова, криминальная субкультура находится в противоречии с господствующими в об ществе ценностями.

Второй предварительный вывод: наше исследование позволяет сделать вывод, что антиобщественные традиции как часть субкуль туры являются господствующими в ряде этнических групп.

В некоторых случаях этническое несходство можно объяснить разнообразием географических условий, но ведь оно наблюдается и там, где климат и ландшафты близки между собою. К такому выво ду пришел Л.Н. Гумилев, который в своих исследованиях определил, что на этносы влияет географическая среда через повседневное об щение человека с кормящей его природой, но это не все. Традиции, унаследованные от предков, играют свою роль, привычная вражда или дружба с соседями (этническим окружением), культурные воз действия, религия имеют свое значение, но кроме всего этого есть закон развития, относящийся к этносам, как к любым явлениям при роды. Каждый этнос имеет свою собственную внутреннюю струк туру и свой неповторимый стереотип поведения. Иногда структура См.: Иншаков С.М. Указ. соч. С. 168.

и стереотип поведения этноса меняются от поколения к поколению.

Кроме того, на облик отдельных этносов влияет не только внутрен нее развитие, но и посторонние воздействия: культурные заимство вания, завоевания, влекущие за собой принудительные изменения обычаев и, наконец, экономические нажимы, меняющие род заня тий и насильственно регулирующие потребности этноса1.

Р.Г. Чефходзе в своем исследовании этнических аспектов пре ступности делает вывод о необходимости изучения этнических аспектов преступности с позиций социальной, а не биологической антропологии. Социальная антропология, в отличие от биологичес кой («телесной»), нацелена на познание не внешних, физиологичес ких признаков, а внутреннего, духовного мира человека, обеспечи вающего его активность в социокультурной реальности. Основная проблема социальной антропологии – объективизация продуктов духовного мира человека2.

Для нас важен подход изучения этнической преступности пото му, что он позволяет кроме всего прочего учесть и правовую среду того или иного этноса. Так, В.Н. Синюков говорит о самостоятель ном типе правовой цивилизации – российской правовой системе, которая имеет собственные глубокие духовные источники и мета физику3.

Можно констатировать, что до конца XX в. исследований в области этнических аспектов преступности не проводилось, что объясняется особой этнополитической ситуацией в России и в мире.

Исследования, проведенные во ВНИИ МВД России, дают осно вания утверждать, что этносоциальная напряженность в нашем об ществе из года в год растет. Как указывает в своем исследовании П.Н. Кобец, свидетельством тому – противостояние русских и ар мян на Кубани, погромы турок-месхетинцев в Краснодаре, менее Таков был, например, ввоз опиума в Китай в XIX в. Причем сначала путем распро странения наркотика по дешевым ценам был создан спрос на него. Аналогична прода жа спиртных напитков индейцам Канады за меха. (Цит. по: Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. СПб.: Кристалл, 2001. С. 92– 96).

См.: Чефходзе Р.Г. Указ. соч. С. 11.

Цит. по: Чефходзе Р.Г. Указ. соч. С. 31.

громкие и масштабные конфликты, которые случаются практичес ки в каждом регионе России1.

Как отмечает проф. А.И. Долгова, криминологически значима для исследования и этническая среда, не совпадающая с регио нальной. Например, это может быть русская, армянская, татарская, чеченская, еврейская и другие диаспоры. Часть преступности как раз бывает связана с нерешенностью проблем учета характеристик населения, состоящего из представителей различной националь ности, но находящегося в условиях одного региона с его социально экономическими и политическими условиями2.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.