авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |

«А.М. ЗЮКОВ ГЕНЕЗИС УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРИОД X – XXI ВВ. МОНОГРАФИЯ ВЛАДИМИР 2008 УДК ...»

-- [ Страница 4 ] --

Положение предусматривало возможность обучения еврейских де тей без какого-либо ограничения, поощрялось приобщение евреев к производительному труду. Только для прекращения еврейской торговли спиртными и винными напитками правительство приня ло строгие меры. В §34 говорилось, что никто из евреев в губерниях Астраханской и Кавказской, Малороссийских и Новороссийских, а в прочих с 1 января 1808 г. не вправе содержать шинков, кабаков и постоялых дворов, ни под своим, ни под чужим именем и даже жить в них. В отношении раввинов и кагалов было определено, что раввины должны надзирать за обрядами веры и судить споры, относящиеся к религии, не позволяя себе, под страхом уголовной ответственности, накладывать наказания на евреев – херем и др.

5 января 1809 г. состоялся указ, которым был учрежден комитет, занимавшийся рассмотрением затруднений реализации указа от 1804 г. Указом от 1809 г. надлежало искать меры, «посредством ко торых Евреи, быв удалены от единственного их промысла (продажи вина по селам, деревням, постоялым дворам и шинкам) могли себе доставлять пропитание работой»2. На практике же это все свелось к выселению евреев в города Черниговской, Полтавской, Могилевс кой и Витебской губерний.

В 1814 г. по инициативе Голицына, главы православного Сино да (1803–1817 гг.), создано Библейское общество – филиал про тестантского английского Библейского общества. Цель общества – распространение Библии на языках народов России, однако без всяких комментариев. В 1817 г. на основе данного общества ве домство иностранных исповеданий Голицыным преобразовано в министерство духовных дел с четырьмя равноправными отделами:

П.С.З. Т. XXVIII, №21547.

П.С.З., Т. XXX, №23435.

католическим, протестантским, магометанским (совместно с иу дейским и прочими) и православным. Устав не допускал привиле гий какой-либо конфессии. Это означало ущемление православия в православной стране. Получили распространение протестантские пасторы и сектанты.

В 1817 г. указом Александра I был учрежден комитет для облег чения перехода евреев в христианство и покровительство евреям христианам с предоставлением им земли и других льгот1.

В 1823 г. Александр I издает распоряжение о выселении евреев из деревень Белоруссии. А еще в 1796 г. была введена так называемая «черта еврейской оседлости». По этому закону евреи могли прожи вать только в пределах Белоруссии и некоторых губернских городах Украины. К этому времени 70% городского населения Белоруссии и Литвы составляли евреи.

После 1856 г. – года окончания Крымской войны Александр II получил возможность для решительной борьбы с горцами Кавка за. А.Г. Сергеев отмечает, что Россия вела захватническую политику на Кавказе2, поскольку еще в 20-е годы XIX в. на Кавказе получило широкое распространение религиозно-политическое мусульманс кое учение – мюридизм (от арабского мюрид – послушник). Мюри дизм проповедовал священную войну («газават») против русских.

В то же время покорение горских народов в 1864 г. способствовало культурному и экономическому развитию, как считалось, «отста лых народов Северного Кавказа».

В.Б. Лебедев отмечает, что в XVIII – начале XX в. «православие» и «народность» становятся весьма близкими понятиями ввиду пропа ганды богоизбранности народа – носителя единственно правой веры.

Большинство священнослужителей было не в состоянии силой при мера или с помощью горячей проповеди внушить пастве надлежащее почтение к официальной религии. Отсюда стремление государства мелочно регламентировать религиозный быт населения, включая в число деликтов такие деяния, как отпадение от веры, оказательство П.С.З., Т. XXXIV, №26752 и №26753.

Сергеев А.Г. Указ. соч. С. 552.

веры, чародейство, кощунство, богохульство и т.д1. Законодательс тво о религиозных преступлениях преследовало решение несколь ких важнейших для целостности империи задач. Прежде всего, оно охраняло монопольные права Православной церкви на пропаганду религиозного учения и тем самым, по замыслу законодателя, должно было обеспечить конфессиональное единство титульной нации. Кро ме того, законодательство о религиозных преступлениях ограждало официальную церковь от действий, способных уронить в глазах на селения ее авторитет, а также подвергнуть осмеянию то, что являлось объектом особого почитания в глазах православного населения.

По сути, рассматриваемый нами период (X – XX вв.) базировал ся на постулате, высказанном Гоббсом: «Вера есть суеверие, разре шенное законом, а суеверие – вера, запрещенная законом».

В российской юридической науке XIX в. общепринятым счи талось мнение, что богохуление и порицание веры (blasphemia) – преступления не против божества2, а против общества, поскольку хуление веры производит соблазн, а религиозное чувство в народе должно быть охраняемо3. Богохульство в России особенно опасно, поскольку на уважении к религии держится основание монаршей власти, брак и национальная гордость подданных4. На справедли вость требований об ограждения веры от оскорблений со стороны «известного числа лиц, составляющих господствующую церковь», говорил и Н.С. Таганцев5.

В многоконфессиональном государстве Уложение 1885 г. ограж дало уголовной санкцией лишь христианские исповедания, глав Лебедев В.Б. Религиозные преступления в законодательстве Российской импе рии в XVIII – начале XX в.: монография. – Псков : Псков. юрид. ин-т ФСИН России, 2007. С. 4.

См.: Сергеевский Н.Д. К учению о преступлениях религиозных. СПб., 1906. С. // Цит. по: Лебедев В.Б. Религиозные преступления в законодательстве Российской империи в XVIII – начале XX в.: монография. – Псков : Псков. юрид. ин-т ФСИН Рос сии, 2007. С. 42.

См.: Калмыков П.Д. Учебник уголовного права. Часть общая. СПб., 1866. С. // Цит. по: Лебедев В.Б. Указ. соч. С. 42.

См.: Лохвицкий А.В. Курс русского уголовного права. СПб., 1871. С. 292 // Цит.

по: Лебедев В.Б. Указ. соч. С. 42.

Юридическое общество при С.-Петербургском университете. Протоколы 1881 г. Т. III. С. 20 // Цит. по: Лебедев В.Б. Указ. соч. С. 43.

ным образом, православие и католицизм1, что было признано А.В.

Лохвицким уже в конце 60-х – начале 70-х гг. XIX в.2 По справедли вому замечанию Г.Е. Колоколова, хуление мусульманином Аллаха в молитвенном здании будет считаться не преступлением, а полицей ским проступком3. Поскольку предметом богохуления может быть только Бог в христианском смысле, то хуление Будды, Иеговы и т.д.

под понятие богохуления не подпадает4. Ненаказуемой является хула в адрес ряда католических святых, тем более что некоторые из них известны как гонители православной веры5. Любое хуление веры в отношении других религий следовало запретить6. (Прим.

авт.: подробнее в следующем параграфе.) После восстания в Польше в 1830 г. в Царстве Польском нача лась активная политика распространения православия и русского языка. На русском языке стало вестись преподавание в учебных заведениях Польши, которые перешли в подчинение министерства народного просвещения Российской империи7.

Л.А.Стешенко по поводу русификации пишет: «Русификацию проводили унизительным для поляков способом, особенно унизи тельным для их национального достоинства. На польском языке за прещалось говорить даже дома. На общих ученических квартирах старший был обязан вести журнал, в котором была графа: «Уличе ние в разговоре на польском языке»8.

См.: Будзинский С. О преступлениях в особенности. Сравнительное исследова ние. М., 1887.С. 414 // Цит. по: Лебедев В.Б. Указ. соч. С. 44.

См.: Лохвицкий А.В. Указ. соч. С. 292.

См.: Колоколов Г.Е. Уголовное право. Особенная часть: Лекции. М., 1902. С. // Цит. по: Лебедев В.Б. Указ. соч. С. 44.

См.: Есипов В.В. Уголовное право. Часть особенная. Преступления против госу дарства и общества. С. 13.

См.: Пусторослев П.П. Конспект лекций по особенной части русского уголовно го права. Вып. I // Учен. зап. императорского Юрьевского ун-та. Вып. 2. Юрьев, 1902.

С. 61 // Цит. по: Лебедев В.Б. Указ. соч. С. 44.

См.: Юридическое общество при С.-Петербургском университете. Протоколы 1881 г. Т. III. С. 11.

См.: Бахтурина А.Ю. Институты и структуры управления национальными окраинами в России XIX – начала XX века // Административно-территориальное устройство России... С. 176.

См.: Стешенко Л.А. Многонациональная Россия: государственно-правовое раз витие X–XXI вв. М., 2002. С. 242.

В 1839 г. завершилось добровольное воссоединение униатской церкви и православной. Это была победа политики Николая I, на правленной на усиление миссионерской деятельности православия.

Николай I установил даже награду для каждого еврея, принявшего православие, в сумме 20 рублей. Таким образом, Николай I укрепил и русскую православную церковь, что было немаловажным в пери од появления большого количества разнообразных сект и течений.

Политика Александра III внутри Российского государства была основана на правиле: «Россия для русских». Он ограничил землевла дение иностранцев, покровительствовал русскому искусству, русской литературе и разработке русской истории. В отношении российских евреев Александр III ограничил их влияние в промышленности и экономике. Сосредоточенное в основном на южных окраинах России еврейское население, переселенное сюда еще во времена польского владычества, входило в религиозный конфликт с православными христианами. Нередко конфликты перерастали в еврейские погро мы, способствовали распространению антисемитизма.

При Николае II политика царского правительства по отношению к евреям порождала их недовольство, вызывала напряжение внутри страны. Необходимость решения еврейского вопроса была очевид ной, но путь к этому виделся по-разному. К.П. Победоносцев полагал решение в том, что треть евреев эмигрирует, треть переменит веру и треть погибнет. С.Ю. Витте считал, что иного пути, как уравнять евреев в правах с другими подданными, не существует. Однако та кого уравнения не произошло: ко времени Февральской революции (1917 г.) действовали 140 «особых о евреях правил». Вне черты осед лости не имели права жить 94% еврейского населения страны1.

Проявление национализма встречались и при Советской власти в XX в., в начале века и в конце. При этом политика Советского го сударства не отличалась последовательностью. Например, 24 ноября 1986 г. М.С. Горбачев призывал вести «решительную и беспощадную борьбу с проявлениями религиозности». А уже 29 апреля 1988 г. на Стешенко Л.А. Правовая политика России в сфере национальных отношений [Электронный ресурс]: Теоретическое и историко-правовое исследование: Дис.... д-ра юрид.

наук : 12.00.01. М.: РГБ, 2003. С. 122–123.

встрече с патриархом Пименом и членами Синода русской право славной церкви М.С. Горбачев призывал церковь участвовать в пе рестройке нравственности. 1 декабря 1989 г. М.С. Горбачев встреча ется с папой Иоанном Павлом II, объявляет о лояльности к политике Ватикана, установлении дипломатических отношений, легализует деятельность униатов в СССР. Ватикан назначает пять римско-като лических епископов на Украину, трех в Белоруссию, двух – в Россию, одного в Казахстан. В это время активизируются преследования пра вославных на Украине. В самой же России возобновляется деятель ность различного рода сект и деструктивных организаций.

Отдельно необходимо остановиться на политике обхождения в Российском государстве с лицами цыганской народности (со сред них веков до сегодняшних дней), которые в отличие от остальных преследованиям на религиозной почве не подвергались.

Цыгане Византийской империи были крещены по византийско му обряду, как говорят об этом древние документы, в начале XIV века (1322 год).

Русские цыгане, получившие по указу императрицы Анны Иоан новны от 13 сентября 1733 года разрешение «...для прокормления их (цыган) жить до указа в Ингерманландии (западные территории современной Ленинградской области), понеже оные цыгане пока зали о себе здешних мест уроженцы...». Далее в указе говорится:

«...и написав их в подушевую перепись, в которых местах жить они пожелают...»1.

Императрица Анна Иоанновна в именном указе и резолюции от 5 и 7 июля 1733 года повелела «определить сборы с цыган на содер жание полков».

В 1850 году 25 апреля указом императора Николая I высочайше утверждено было положение Комитета Министров «Об устройстве цыган, причисленных к Дунайскому и Азовскому казачьим войс кам», а 26 декабря 1852 года по именному указу цыгане Таврической губернии, не отправлявшие до того времени рекрутской повиннос ти, обложены были рекрутством наравне с прочими.

Торопов, В. Феномен обычного права цыган России / В. Торопов, В. Калинин. Ива ново: Иван, гос. ун-т, 2006. С. 15.

Известен указ российского императора Николая I от 17 декабря 1832 года, по которому, в частности, постановлялось: «Цыган Кав казской области, селения Нижнеподгорного освободить на 5 лет от рекрутской повинности и подати и сложить с них недоимку 427 р.

95 к. по случаю претерпенного ими разорения от Закубанских хищ ников, которые причинили тем цыганам убытку на 13.659 руб. коп. и сверх того убили 6 и взяли в плен 22 человека».

В царствование императрицы Екатерины II сенатским указом от 1 марта 1766 года предписывалось «положить в семигривенный ( копеек) оклад всех цыган».

В 1792 году 28 мая императрица Екатерина II своим именным указом повелела генерал-прокурору «накопившуюся на цыганах Екатеринославской губернии недоимку в 14.451 рубль сложить...».

20 февраля 1812 года именным указом императора Александра I цыгане были обложены двухрублевой податью.

Указ о цыганах последовал уже в царствование императрицы Елизаветы Петровны, которая изгнала цыган из Ингерманландии Указом от 16 августа 1759 года.

В 1759 году императрица Елизавета Петровна запретила цыга нам въезд и проживание в столице, которые были разрешены впос ледствии лишь в марте 1917 года Временным правительством.

Казенная Палата своим представлением от 18 декабря 1783 года инициировала указ Сената, в котором, в частности, говорилось:

«Чтобы все они (цыгане) в удобных и приличных местах поселены были и праздно нигде не шатались».

20 апреля 1809 года издается указ императора Александра I «О приведении в лучшее устройство цыган, о пресечении перехода их с места на место, о принуждении их к оседлости...».

По указу императора Александра II от 28 октября 1855 года «...Цыган Таврической Губернии, которые принадлежат к сословию государственных крестьян, но причисленны к Татарским обще ствам, изъятым от рекрутской повинности и исповедывают Маго метанскую веру, не привлекать к рекрутству...». Далее до 1863 года принимается еще несколько указов, направленных на перевод цы ган к оседлому образу жизни. Но уже император Николай I, посе тив одно из поселений цыган, видимо, пришел к убеждению в тщет ности политики борьбы с цыганским кочевьем. С 1863 года цыгане были уравнены во всех правах с русским населением империи, и по 1917 год не было указов, регламентирующих жизненный образ цы ган.

В указе императора Александра II от 28 октября 1855 года гово рится: «...Цыган Таврической губернии, которые... причислены к Татарским обществам, не привлекать к рекрутству, оставив их при исполняемых ими повинностях наравне с однообщественниками, Татарами».

Кочевой образ жизни характерен для цыган и отличает их от боль шинства других народов. Российское правительство всячески боро лось с цыганским традиционным кочевьем. По официальным доку ментам, эта борьба началась с 18 декабря 1783 года. В указе императ рицы Екатерины II о цыганах говорилось: «...дабы все они в удобных местах поселены были... и праздно нигде отнюдь не шатались».

После указа императора Александра II от 1863 года цыгане Рос сии в своих правах были приравнены к русскому населению, а пре дыдущие дискриминационные указы были отменены.

В 1925–1929 годах по разрешению НКВД был создан и действо вал Всероссийский союз цыган. Руководство Союза приняло при вычную для этого народа сходку на свое вооружение. Теперь соби рались сходки на социалистических национальных предприятиях для воспитания трудящихся цыган, повышения их культурного уровня.

В 1925 году молодой цыган Николай Крикунов (1905–1974) на северном Кавказе организовал легендарный цыганский колхоз коммуну «Хутор Крикунова», в который вошли свыше 30 семей кочевых цыган. Хозяйство занималось разведением коней-рысаков для кавалерии Красной Армии, и уже к концу 1937 года в этом хо зяйстве появились свои, улучшенные породы лошадей. За годы су ществования в нем сложились новые для цыган социальные и тру довые отношения, характерные для социализма.

1 октября 1926 года было принято Постановление Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров Союза ССР «О мерах содействия переходу кочующих цыган к трудовому и оседлому образу жизни».

После указов 1926 и 1928 годов на цыганских национальных предприятиях и в колхозах началось медицинское просвещение, частью программы которого было распространение книг санитар но-просветительского содержания, изданных на цыганском языке.

18 января 1936 года были приняты рекомендации Совета наци ональностей ЦИК Союза ССР «Об углублении работы среди цыган по переходу на оседлость и к труду».

Классическим примером является город Москва, в котором могли жить лишь потомки цыган, выдворенных из Московской гу бернии еще по указу от 4 ноября 1784 года, утвержденному импе ратрицей Екатериной II. Получить право на жительство в Москве цыганам всегда было очень трудно, и они могли селиться лишь за «сотым километром» от Москвы, например, в городе Александрове Владимирской области.

Борьба с кочевым образом жизни цыган была длительной.

Последний указ – «О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством» – был принят Президиумом Верховного Совета СССР 5 октября 1956 года1. По нему цыганское кочевье было при равнено к бродяжничеству, с которым боролись весьма серьезно еще в царской России, вылавливая бродяг и направляя их после проведе ния следственных действий или в ссылку, или в тюрьмы и приюты.

Принятие Советом министров РСФСР Постановления от 20 октября 1956 № 685 «О приобщении к труду цыган, занимающих ся бродяжничеством» было вызвано письмом Николая Панкова о восстановлении цыганской национальной школы и издании книг на цыганском языке, в котором упоминалось о том, что цыгане воз вратились в массе своей к кочевому образу жизни.

Из эпохи последних лет необходимо упомянуть письмо-обраще ние цыганской интеллигенции России в правительство Российской Указ Президиума Верховного Совета СССР «О приобщении к труду цыган, за нимающихся бродяжничеством» от 5 октября 1956 г. Ведомости Верховного Со вета СССР, 1956 г., № 21 // Сборник Законов СССР и Указов Президиума Верховно го Совета СССР 1938 – 1961 гг. Изд.: Известия Советов Депутатов трудящихся СССР. М.: 1961г., С. 569.

Федерации (Министерство юстиции и культуры) с просьбой о при знании Цыганской культурной автономии. Утверждение автоно мии в правительстве России произошло 25 ноября 1999 года.

В 1999 году по ходатайствам цыганской культурной элиты пра вительством Российской Федерации была признана Цыганская культурная автономия, которая, как записано в ее уставе, стремит ся к сохранению цыганской самобытности.

Проведенный нами анализ позволяет не согласиться с мнением Л.А. Стешенко, которая хоть и отмечает, что на определенных эта пах Российской государственности имелись элементы национализ ма, ущемления и прямого нарушения национальных прав, однако делает вывод, что правовая политика России на протяжении ее ис тории, в целом, характеризуется как достаточно гибкая, учитываю щая интересы входящих в ее состав народов1.

Можно сделать вывод, что российская государственная этнопо литика строилась по принципу этноцентризма (от греч. ethnos – племя – народ и центр) (в социологии, в этнографии) – склонности оценивать все жизненные явления сквозь призму ценностей своей этнической группы, рассматриваемой в качестве эталона (в нашем случае через призму ценностей, присущих одной группе лиц, испо ведующих христианство, через призму лишь православных ценнос тей);

предпочтение собственного образа жизни всем остальным, либо по принципу этнократизма, органично вытекающего из идеи «национального государства», что представляет собой целенаправ ленную политику по обеспечению режима наибольшего благопри ятствования только одной (государственной) нации и созданию (в той или иной форме и мере) чувства дискомфортности у других на родов.

Можно сформулировать критерии, характеризующие этноцен тризм в России:

– как эталонные оценивались и признавались лишь ценности народов исповедующих православие;

– осуществлялась защита интересов православия, формирова лось «народное самосознание», основанное на убеждении в пре Стешенко Л.А. Указ. соч. С. 44.

восходстве титульной нации над отдельными народами (например, цыгане и евреи);

– происходило противопоставление одних народов другим по признаку религии (магометане и евреи, христиане и лютеране);

– вводился запрет на издание литературы на иностранных язы ках.

Органом раздражения в вопросах этноцентризма часто станови лось московское духовенство, следуя позиции которого, правители Русского государства повелевали приближать исламские обряды к православным, а целый народ – еврейский выделялся в гонимую группу с приданием ему особого правового статуса. Монопольные права Православной церкви были направлены на пропаганду рели гиозного учения и тем самым, по замыслу законодателя, это должно было обеспечить конфессиональное единство «титульной нации».

2.2. ГЕНЕЗИС РЕЛИГИОЗНОЙ И ЭТНИЧЕСКОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ В УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРИОД X–XXI ВВ.

(ПРАВОВОЙ АСПЕКТ) Проблема религиозной и этнической дискриминации для совре менной России сегодня выходит на одно из первых мест. Однако корни этих явлений, их генезис следует искать в спорных и проти воречивых исторических вехах Российского государства.

Генезис (происхождение, возникновение – в узком смысле) – мо мент зарождения и последующий процесс развития, приведший к определенному состоянию, виду, явлению1. Еще более емкое опре деление дается в Толковом словаре под ред. С.И. Ожегова и Н.Ю.

Шведовой: генезис – происхождение, история зарождения2.

Под дискриминацией понимается: 1) противоправное установ ление в международных отношениях специальных условий, ста вящих какое–либо иностранное государство, его учреждения или граждан в худшее положение по сравнению с другими государства ми, учреждениями и гражданами;

2) ограничение или даже лише ние прав определенной категории граждан по признаку расовой и национальной принадлежности, признаку пола и т.д.3.

Уже в законодательстве Древней Руси встречаются факты нерав нозначного отношения, ограничения прав определенной категории граждан – дискриминация. Так, в Краткой редакции Русской Прав ды встречается первая статья, определяющая статус иностранцев.

Согласно статье 10 иностранцы именуются варяг и колбяг, незави симо от их национальной принадлежности. Они не всегда находи лись в равных условиях с коренными жителями. Найти свидетеля им было труднее. Вину обидчика иностранцу допускалось дока Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров, 4-е изд. М.: Сов.

Энциклопедия, 1988,С. 287 (С. 1600, с ил.).

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фра зеологических выражений / Российская АН;

Российский фонд культуры;

3-е изд., сте реотипное. М.: АЗЪ, 1996. С. 124 (С. 928, ISBN 5-85632-008-8).

Юридический словарь под ред. П.И. Кудрявцева в 2-х Т. Издание второе. Гос. изд.

юрид. лит, М.: 1956. Т.1. С. 260.

зывать личной присягой. При этом Русская Правда не вторгалась в церковную юрисдикцию1. Первые попытки светского законода тельства осудить преступления против веры восходят еще к кня жеским уставам X–XI вв. Так, развивая нормы гл. 53 Стоглава2 вво дится понятие Богохульства, т.е. поношение, оскорбление словами или действиями, а также неверие, отрицание бога, Иисуса Христа, Богородицы, «честного креста» и святых, что являлось посягатель ством на основы христианского вероучения. Понятие богохульс тва, по мнению А.Г. Манькова, позволяло подвести под него любое враждебное православию религиозное и общественное движение или учение и вносило в определение состава преступления целе направленный политический смысл3. Богохульство наказывалось смертной казнью, независимо от того, являлся ли богохульник пра вославным или иноверцем.

В Уставе князя Владимира Святославича мы отмечаем, что по суду церкви наказывалось волхование, чародейство, потворы4. Цер ковь тем самым стремилась оградить свою монополию воздействия на народные массы.

В Уставе князя Ярослава, в главе 51, предусматривалось наказа ние за сожительство с представительницами нехристианских веро исповеданий. Равно как и статья 19 запрещала связь русской девуш ки с лицами, исповедующими религии Востока, жившими на терри тории Руси. Статья 49 Устава князя Ярослава содержала запрет сов местной еды с иностранцами, в том числе принадлежащими к той же древнерусской вере5. Этот запрет действовал со второй полови ны XII до первой половины XIII в. Запрет тесных связей с предста вителями иных вероисповеданий характерен для многих религий.

В условиях средневековья он способствовал тому, что религиозная Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. Т.1 «Зако нодательство Древней Руси». М.: Юрид. лит., 1987. С. 28–63.

Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. Т.2 «За конодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства». М.: Юрид. лит., 1987. С. 457.

Маньков А.Г. Уложение 1649 г. – кодекс феодального права России. Л., 1980,С.

199.

Там же. С. 157.

Там же. С. 198, 206.

общность была, в частности на Руси, составной частью этнической общности. Важно отсутствие в Уставе запретов общения с христиа нами других вероисповеданий (католики, несториане).

Первая попытка регламентации преступлений против веры со стороны светского государства связана с принятием Судебника 1497 г., где в числе особо опасных преступлений выделялись такие деяния как церковная татьба (ст. 9), под которой можно подразуме вать не только церковную кражу, но и святотатство1. Однако ни Су дебник 1497 г., ни Судебник 1550 г. не дают еще специальных соста вов святотатства. Составы преступных деяний против веры были намечены на Московском Соборе 1551 г., который принял решение о запрещении языческих обрядов и разного рода суеверий – волхо вания, чародейства, кудесничества, скоморошества.

Основное начало проявления религиозной и этнической диск риминации, на наш взгляд, можно заметить уже в середине XVII в., в период переделки чинов богослужения в Русской Церкви по нов городческому образцу патриархом Никоном и царем Алексеем Ми хайловичем вместе с покорными их воле церковными иерархами.

По мнению М.О. Шахова, этот процесс привел к поруганию и за прещению древних православных церковных традиций, хранимых со времен крещения Руси. Значительная часть русского народа, посчитав, что эта ломка церковных традиций, сопровождавшаяся казнями, преследованиями, неправедными проклятиями, есть от ступление церковной иерархии и царской власти от истинной веры, прекратила общение с господствующей Церковью2.

По законам Российской империи государство определяло, кто «православный», а кто «раскольник», какая Церковь – «государс твенная», а какая – «вредная секта». На протяжении столетий – до 1905 г. господствующая Церковь не оставляла усилий полностью искоренить староверие с помощью полицейско-репрессивных мер государственного аппарата: старообрядцев казнили, пытали, ссы лали, разоряли скиты и монастыри, сжигали древние книги, под См.: «Памятники русского права», Вып. 3, М., 1955, С. 359.

См.: Шахов М.О. О возврате церковной собственности. «Религия и право».

Вып.: №2–3, 1997. С. 36–37.

тверждавшие истинность древнего обряда. Публичная проповедь староверия именовалась «совращением в раскол» и наказывалась в уголовном порядке.

Как отмечает А.Г. Маньков, Уложение берет под свою защиту не столько вероучение христианской церкви, сколько саму церковь1.

Соборное Уложение 1649 г. – первый в истории России система тизированный закон. Уложение уделяет достаточное внимание та кому существенному элементу политической системы феодального общества, как церковь. Преступления против нее выделены в спе циальную главу, открывающую Уложение2.

Анализ текста Соборного Уложения 1649 г., сделанный В.В. Ку лыгиным, позволил последнему сделать вывод, что суровость кар, предусмотренных за преступления против веры, объясняется той ролью, которую играла православная церковь со времен Сергия Ра донежского в качестве фактора, консолидирующего русский народ и «иных людей, знающих слово русское»3.

Что же касается иностранцев, то здесь Соборное Уложение 1649 г.

сурово карало «басурманина», если он силой или обманом принудил кого-либо к своей вере, по своей «басурманской вере» сделает кому либо обрезание. Данное лицо подлежало казни путем сжигания4.

В Артикуле воинском 1714 г. на первом месте стоят преступления против веры (гл. 1 и гл. 2). Церковь являлась важнейшим орудием в руках господствующего класса для поддержания его господства.

Государство жестоко наказывало тех, кто осмеливался выступать против религии, против веры. В законе предусмотрены такие пре ступления, как чародейство, идолопоклонство, богохульство, непо сещение церкви. Многие наказания против церкви влекли за собой смертную казнь, телесные наказания5.

Маньков А.Г. Уложение 1649 г. – кодекс феодального права России. Л., 1980, С.

194–203.

Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. Т.3 «Акты Земских соборов». М.: Юрид. лит., 1987. С. 77.

Кулыгин В.В. Этнокультура уголовного права [Электронный ресурс]: Дис.... д-ра юрид. наук: 12.00.08. М.: РГБ, 2005, С. 109–110.

Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. Т.3 «Акты Земских соборов». М.: Юрид. лит., 1987. С. 77 и др.

Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. Т.4 «Законо дательство периода становления абсолютизма». М.: Юрид. лит., 1987. С. 324–389.

Между преступлениями, касающимися закона или веры, россий ская императрица Екатерина II (21.04(2.05).1729 г. – 6(17).11.1796 г.) в сочинении, названном «Наказ»1, адресованном в 1767 г. комиссии по составлению нового уложения, полагала: «…никаких других, кроме стремящихся прямо противу закона, каковы суть прямые и явные святотатства… Ибо преступления, которые смущают упраж нение в законе, носят на себе свойство преступлений, нарушающих спокойствие или безопасность граждан, в число которых оные и относить святотатства производимо было из свойства самой вещи, то должно оное состоять в лишении всех выгод, законом нам дару емых, как то: изгнание из храмов, исключение из собрания верных на время или навсегда, удаление от их присутствия…»2.

В других документах, например «Уставе благочиния или поли цейском», утвержденном в С.-Петербурге 8 апреля 1782 г., в статье 58 отмечалось, что недозволено строительство храмов для моления иноверных лиц без дозволения губернского правления3. Этим же Уставом права господствующей Церкви защищались несколькими нормами, чего нельзя сказать, например, о защите прав мусульман.

В то же время еще в 1722 г. по указанию Петра I была опубликована книга, определяющая состояние магометанской религии4.

Статья 57 «Устава благочиния или полицейского» предписывала Управам благочиния охранять мир и тишину православных святых церквей;

статья 237 предписывала, что лиц, учинивших хулу на Бога, пресвятую Богородицу, честный крест и святых угодников, отсылать к суду;

статья 238 указывала, что лиц, учинивших препятствие божь ей службе, необходимо брать под стражу и предавать суду;

статья предусматривала наказание за отвращение внимания православных Наказ императрицы Екатерины II, данный комиссии о сочинении проекта но вого Уложения / Под ред. Н.Д. Чечулина // Памятники русского законодательства 1649–1832 гг., издаваемые Императорской Академией наук. II. СПб., 1907. С. 1-39.

Русская философская мысль XVIII в.: Наказ императрицы Екатерины II, дан ный комиссии о сочинении проекта нового уложения. Библиотека русской классики.

Выпуск 5. Русская философская мысль XI-XVIII вв., Антология мировой правовой мысли, С. 327. (С. 3299).

Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. Т.5 «Зако нодательство периода расцвета абсолютизма». М.: Юрид. лит., 1987. С. 338.

«Состояние магометанской религии (печатается повелением его величества Петра Великого)». Типография царствующего Санкт-Петербурга, 1722 дек. 22.

от службы божьей (нарушитель высылался из церкви и с него взыс кивалась пеня, а сам он помещался под стражу)1;

в соответствии со статьей 240 наказывалось вхождение в церковь «с усилием» и со вершение уголовного преступления;

статья 241 предусматривала наказание молчанием, назначаемое без суда, за «учинение и возоб новление споров, противных православию», а за отвращение пра вославного от православной веры, уговоры перейти в иную веру, совершенное иноверным лицом, виновного брали под стражу и предавали суду, в соответствии со статьей 242;

сам же православ ный, перешедший в иную веру, наказывался в соответствии со ста тьей 243.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) включало в себя раздел второй – «О преступлениях против веры и о нарушении ограждающих оную постановлений»2. Статья 182 предусматривала весьма суровые виды наказаний (лишение всех прав состояния и ссылка в каторжную работу в рудниках на срок от 12 до 15 лет и наказание плетьми) за «…публичное возложение хулы на славимого в единосущной троице Бога, или на пречистую владычицу Богородицу и присно деву Марию, или на честный крест Господа Бога и спаса нашего Иисуса Христа, или на бесплотные силы небесные, или на святых угодников божиих и их изображения…»;

статья 184 предусматривала на казание за публичное порицание христианской веры или пра вославной церкви, или ругани над священным писанием или святыми таинствами;

в соответствии со статьей 185 подлежало Чистяков О.И. Указ. соч. Т.5, С. 373–374 (Примеч. авт.: обращает на себя вни мание, что законодательство того периода (XVIII в.) сохраняло функцию воспита тельную, поскольку отмечаемая норма (ст. 239 Устава благочиния, 1782 г.) предус матривала наказывать не всякого, а лиц, заводивших в церкви суетные разговоры о светских и иных делах, лиц, праздно ходивших по церкви, громко разговаривавших и кричащих, хохочущих, шумящих и отвлекающих от службы божией внимание пра вославных, словом, деянием или движением. Иные нормы предусматривали наказа ние за открытие трактира, кабака или погреба в воскресенье и праздник до обедни (вид церковной службы) – статья 245, за начало общенародных забав и увеселений до окончания обедни – статья 246, загромождение улицы и препятствование цер ковному ходу – статьи 247, 248).

Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. Т.6. Зако нодательство первой половины XIX в. М.: Юрид. лит., 1987. С. 211.

наказанию и недонесение свидетеля богохульства или «…поно шения святых угодников, или дерзкого, с намерением поколебать в ком-либо веру, порицание христианского закона вообще, или в особенности церкви православной, или же ругательства над священным писанием и святыми таинствами…»;

в соответствии со статьей 187 наказывалось и «богохуление» в печатных или письменных сочинениях;

статья 188 предусматривала наказание за кощунство – язвительные насмешки, доказывающие явное неуважение к правилам или обрядам церкви православной, или вообще христианства;

в соответствии со статьей 189 наказыва лось изготовление икон и других предметов, относящихся к вере и богослужению, в соблазнительном виде.

Глава вторая этого же раздела Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) предусматривала наказания за отступ ления от веры и постановлений церкви. Были предусмотрены на казания:

за отвлечение, через подговоры, обольщения или иными средс твами, кого-либо от христианской веры православного или дру гого исповедания в веру магометанскую, еврейскую или иную нехристианскую – статья 190;

за отступление от веры христианской православного или иного лица в веру нехристианскую – статья 191;

за воспитание детей не в христианской вере лицами магометан ской веры или евреями, вступившими в брак с лицами евангели ческо-лютеранского или реформаторского исповедания, а также за обольщения и угрозы, повлекшие обращение детей не в христианс кую веру, – статья 192;

за содержание у себя дома евреями христиан для постоянных домашних услуг, кроме случаев, дозволенных законом, – статья 193;

за содержание евреями в одних с собой домах в услужении лиц женского пола христианской веры – статья 194;

за проповеди или сочинения, совращающие православных в иное, хотя христианское, вероисповедание, или же еретическую секту, или раскольнический толк, – статья 197;

за воспитание родителями православных детей по обрядам дру гого христианского исповедания – статья 198;

за препятствие добровольному присоединению к православной церкви – статья 199;

за допуск священнослужителями других христианских вероис поведаний православных к исповеди, причащению, елеосвящению или крещению детей – статья 200;

за преподавание лицами духовенства иностранных христиан ских исповеданий катехизиса малолетним лицам православного исповедания – статья 201;

наказывались также лица римско-католического и монашеству ющего духовенства, духовные лица иностранных христианских ис поведаний за принятие православных лиц – статья 202, 203. Здесь следует заметить, что нормой 204 предусматривалась ответствен ность за неприличные споры, распри или брань о различии веро исповеданий.

Отделение второе главы второй Уложения о наказаниях уголов ных и исправительных (1845 г.) предусматривало наказания за ере си и раскол:

за распространение существующих уже между отпавшими от церкви православной ересей и расколов и за заведение каких-либо новых повреждающих веру сект – статья 206;

за следование сектам, именуемым духоборцами, иконоборцами, малаканами, иудействующими, скопцами, – статья 2071;

за допущение малолетних христиан для производства духовных обрядов по «жидовской вере, или иной какой-либо ереси, нака зывались родители за совращение малолетних в раскол» – статья 209;

за издание старопечатных книг не в московской синодальной или единоверческой типографии, приобретение книг раскольни ческих для использования их в божественной службе – статья 214;

за заведение раскольнических скитов – статья 215;

за возврат высланного из мест обнаружения «жидовской ереси»

еврея – статья 216;

Примеч. авт.: самыми вредными признавались малаканы, которые признава лись распространителями раскола.

за дачу пристанища высланному еврею – статья 217;

отдельные наказания предусматривались за нарушения благочи ния во время священнослужения в церквях и вне церквей – отделение второе и третье главы третьей «Об оскорблении святыни и наруше нии церковного благочиния».

Положение различных религий в Российской империи регу лировалось не только Уложением о наказаниях. Статья 45 Ос новных законов провозглашала право каждого исповедовать веру «праотцев своих»1. Эта норма конкретизировалась в Уставе о предупреждении и пресечении преступлений, где преступле ниями против веры посвящен весь первый раздел (более 100 ста тей). В его статье 46, в частности, говорилось, что раскольники не преследуются за их мнение о вере. Устав духовных дел инос транных исповеданий регламентировал деятельность неправо славных церквей.

Исследователи российского законодательства периода X–XX вв.

отмечают, что объективно прогрессивный характер объединения народов России находился в определенном противоречии с его формами. Присоединение различных областей к России означало не только объединение различных народов с русским народом, но и подчинение этих народов царизму. Царизм же, угнетавший пре жде всего русский народ, осуществлял не только социальный, но и национальный гнет по отношению к другим нациям, народностям и национальным меньшинствам2. Правоспособность подданного Российской империи зависела не только от сословной, но и от на циональной, вернее национально-религиозной, принадлежности.

Например, Положение от 3 июня 1907 г. «О выборах в Государствен ную думу» лишило избирательных прав народы Сибири и Средней Азии, значительно урезало представительство в Думе от Кавказа и Польши. И до этого не имели избирательных прав бродячие «ино родцы». Нерусские народы ограничивались в свободе передвиже ния и поселения (например, известная черта оседлости для евреев), Свод законов Российской империи, Т.1, ч.1.

Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. М.: Юрид.

лит., 1987. Т. 9 «Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций»

С. 9.

и в выборе занятия и профессии (ограничения в приеме на работу нерусских и не знающих русского языка), и в приобретении иму щества и заключении сделок (например, льготы и преимущества для русских помещиков и купцов при покупке имений в западных губерниях и запрещение приобретать землю католикам).

Уголовное уложение, принятое 22 марта 1903 г., включало главу вторую «О нарушении ограждающих веру постановлений». В эту главу были включены нормы, предусматривающие уголовную от ветственность за следующие деяния:

хулу в отношении единосущной троицы Бога, на Пречистую Владычицу нашу Богородицу и присно деву Марию, на бесплотные силы небесные или святых угодников божиих – статья 73;

поношение установленных церковных обрядов, насмешку над священными предметами – статья 74;

непристойный крик, шум или бесчинства, препятствующие от правлению общественного христианского богослужения или учи нение того же в церкви, часовне или христианском молитвенном доме – статья 75;

поношение признанного в России нехристианского вероиспове дания или поношения предмета религиозного чествования этого вероисповедания – статья 76;

непристойные крики, шум или бесчинства, вследствие чего пре рвалось общественное религиозное служение признанного в Рос сии нехристианского вероисповедания – статья 77;

наказывалось лицо нехристианского вероисповедания, препятс твующее христианину, находящемуся в услужении, в исполнении религиозных обязанностей – статья 81;

совращение христианина в нехристианскую веру – статья 82;

совращение православного в иное христианское вероисповеда ние – статья 83;

совращение православного в существующие или во вновь про поведуемые расколоучение или секту – статья 84;

совращение инородца русского подданства нехристианского ве роисповедания в другую нехристианскую веру, совершенное маго метанином, евреем или язычником, – статья 86;

учинение религиозных обрядов нехристианского вероисповеда ния, крещение или приведение к иным таинствам другого христиан ского вероисповедания, совершенное родителями и опекунами в от ношении 14-цлетних лиц христианского вероисповедания, – статья 88, 89;

совершение обряда, знаменующего принятие в инославную христианскую веру, допущение к исповеди православного, пре подавание катехизиса своего вероисповедания, совершение брака иноверца с лицом заведомо православного вероисповедания пре жде совершения брака православным священником, духовным ли цом инославного христианского вероисповедания – статья 93;

оскорбление православного священнослужителя, совершен ное лицом христианского вероисповедания или лицом инослав ного христианского вероисповедании, раскольником или сектан том, в целях оказать неуважение к вере и церкви православной – статья 98.

Поскольку законы Российской империи признавали истинной только христианскую веру, то и охраняли от «оскорблений» толь ко христианского бога и его окружение. Поношение Аллаха му сульманами, Иеговы евреями, а также любых других богов, кем бы оно не высказывалось, квалифицировалось как нарушение общественного порядка и наказывалось лишь административ ным арестом. По разъяснениям уголовно-кассационного депар тамента Сената, под святыми угодниками в статье 182 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных должны подразуме ваться только святые православной церкви. Это объяснялось тем, что некоторые святые римско-католической церкви были гонителями православия в Литве, Польше и других странах. Та кое ограничительное толкование распространялось и на святой крест1.

Обладая сложной структурой, уголовное право не является за мкнутой самодостаточной системой, а функционирует в опреде Решения уголовно-кассационного департамента Сената. СПб., 1870, №68 // Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. М.: Юрид.

лит., 1987.

ленной социокультурной среде, оказывающей влияние на все па раметры регулирования уголовным правом своей сферы отноше ний. При этом в качестве управляющей системы более высокого уровня выступает ценностно-нормативная культура конкретной этносоциальной общности или, другими словами, этноправовая культура1.

Культура (от лат. сultura – образование, воспитание, возделы вание) – система духовных форм обеспечения жизнедеятельности людей2. Культура каждой человеческой общности (этнической, со циальной, конфессиональной) отличается своими специфическими признаками.

В.В. Кулыгин указывает, что обычаи и традиции, являясь эле ментами духовной культуры общества, вплетающимися в живую ткань этносоциальных процессов, в настоящее время образуют скорее совокупность фоновых явлений, ускоряющих либо замед ляющих реализацию уголовно-правовых норм, нежели выступают в качестве непосредственно действующих источников уголовного права3.

В процессе этногенеза и культурно-исторического развития представления о добре и зле, хорошем и плохом, справедливом и несправедливом, правде и неправде исторически являются пер вичными психическими структурами – архетипами и наполняют ся специфическим содержанием, образуя стандарты и стереотипы уголовно-правового поведения, принятого в данной этнокультур ной среде4.

Таким образом, основываясь на нашем анализе российского за конодательства, регламентирующего ответственность за преступ ления в отношении «иноверцев», можно сделать вывод, что фак тически такая уголовная этнополитика приводила к религиозной и этнической дискриминации. Так, политическое кредо российского Кулыгин В.В. Этнокультура уголовного права: Дис... д-ра юрид. наук. Хабаровск, 2003. С. 12.

Этнопсихологический словарь. / Под ред. В.Г. Крысько. М.: Московский психоло го-социальный институт, 1999. С. 112.

В.В. Кулыгин. Указ. соч. С. 226.

Там же. С. 12.

абсолютизма – самодержавие, православие, народность – на прак тике означало полное бесправие народа под властью не только само державия, но и православной церкви. Государственной и в полном смысле слова господствующей религией в России было правосла вие. Вторую ступень иерархической лестницы занимали иные хрис тианские вероучения: католицизм, протестантизм и армяно-грего рианское учение. На третьей ступени находились нехристианские религии: мусульманство, иудейство, буддизм;

на последней ступени располагались раскольники и сектанты русской православной цер кви. Сектантство других религий законодательством практически игнорировалось. Устав духовных дел иностранных исповеданий за прещал только изуверские секты и мюридизм.

Полагаем в этой связи, что выводы В.В. Кулыгина об образова нии стандартов и стереотипов, принятых в данной этнокультурной среде через уголовно-правовое поведение ошибочные. Иначе мож но сделать вывод о негативных качествах целого народа или нации, тогда как к формированию уголовного законодательства простой народ отношения не имеет. Точно так же представляется ошибоч ным наличие уголовно-правовой ментальности целого народа, формирующего уголовно-правовую практику и законотворчество.

Поэтому и сам термин «этнокультура уголовного права», вынесен ный в заглавие исследования данного автора, представляется нам не вполне корректным.

По мнению В.В. Кулыгина, в области уголовно-противоправного поведения такие свойства национального русского характера как загадочность, противоречивость, часто не поддающегося логичес кому анализу, имеющего огромную амплитуду колебаний между добром и злом, проявляется двояким образом. Во-первых, в боль шом числе ситуативных преступлений, совершаемых, как правило, на так называемой бытовой почве. Во-вторых, в игнорировании официальных запретов, не тождественных с глубинным образом собственного жизнепонимания. Достаточно вспомнить безуспеш ность уголовно-правовой борьбы с самогоноварением и «несуна ми». В.В. Кулыгин, со ссылкой на исследования В. Чалидзе, указыва ет, что весь арсенал средств государственного воздействия оказался бессилен перед русской традицией пренебрежения правом обезли ченной собственности, которая (традиция) являет собой «сложное переплетение реликтовых норм обычного права с поверьями и меч тами»1. Данное утверждение В.В. Кулыгина, со ссылкой на иссле дования других авторов, представляется нам спорным, поскольку содержит утверждение о негативной характеристике целого наро да, тогда как следует говорить лишь об отдельных представителях этнической группы с девиантной формой поведения.


Практика советского периода применительно к церковным культам тоже имела свои негативные стороны. Разрушение церк вей, храмов, монастырей, убийство священников в первые годы со ветской власти сменились избирательными дискриминационными процессами в период «оттепели». Ю.П. Зуев отмечает, что в 1961 г.

Совет по делам религиозных культов и Совет по делам Русской православной церкви (РПЦ) при Совмине СССР в утвержденной ими «Инструкции по применению законодательства о культах»

прибег к конфессиональной конкретике, отказав в регистрации религиозным обществам и группам верующих, «принадлежность к сектам, вероучение и характер деятельности которых носит ан тигосударственный и изуверский характер: иеговисты, пятидесят ники, истинно православные христиане, истинно-православная церковь, адвентисты-реформисты, мурашковцы и т.п.»2.

Сегодня ответственность за воспрепятствование осуществле нию права на свободу совести и вероисповедания предусмотрена в статье 148 УК РФ3. Конституция РФ в статье 28 провозглашает свободу совести и свободу вероисповедания. Воспрепятствование Чалидзе В. Уголовная Россия. С. 19. Цит. по: Кулыгин В.В. Этнокультура уголов ного права: Дис... д-ра юрид. наук. Хабаровск, 2003. С. 237.

Законодательство о церковных культах. М., 1969. С.183. // Зуев Ю.П. «Эволю ция конфессиональных определений в России». «Религия и право». №3 (42), 2007. С.

47–49.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. предусматривал ответственность за вос препятствование совершению религиозных обрядов (ст. 143). В 1993 г. в редакцию этой статьи внесли изменения и ее озаглавили «Нарушение свободы совести и ве роисповедания». Одновременно из УК была исключена ст. 142 «Нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви».

осуществлению этого права влечет административную или уголов ную ответственность.

Право граждан исповедовать любую религию или не исповедовать никакой гарантировано не только административным и уголовным законодательством, но и Федеральным законом «О свободе совести и религиозных объединениях» от 3 сентября 1997 г.1, направленным на расширение религиозной свободы. Посягательства на свободу ве роисповедания ограничивают личные свободы граждан, в частности религиозную свободу, препятствуя свободному выражению религи озных убеждений, что является личным делом каждого человека.

Кроме уголовного законодательства свобода мысли, совести и религии в современной России охраняется и нормами междуна родного права. Так, согласно Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии;

это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или част ным порядком, в богослужении, обучении, отправлении религиоз ных и культовых обрядов2. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод дру гих лиц. Согласно статье 10 «Свобода выражения мнения»:

1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свобо СЗ РФ. 1997. № 39. Ст. 4465. (Прим. авт.: По мнению Кузнецовой Н.Ф., этот закон заменил действовавший ранее Закон РСФСР «О свободе вероисповедания»

1990 г. и устранил его недостатки в части упрощенной процедуры регистрации религиозных организаций, что вызывало появление многочисленных сект, не всег да действующих в соответствии с законом, а также деструктивных культов // Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть (под ред. Д–ра юрид. наук, проф.

Н.Ф.Кузнецовой, канн. юрид. наук, доц. И.М. Тяжковой) – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002 // Справочно-поисковая система «Гарант»).

Статья 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января, 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.).

ду получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует госу дарствам осуществлять лицензирование радиовещательных, теле визионных или кинематографических предприятий.

2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными фор мальностями, условиями, ограничениями или санкциями, кото рые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территори альной целостности или общественного порядка, в целях предо твращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, пре дотвращения разглашения информации, полученной конфиден циально, или обеспечения авторитета и беспристрастности пра восудия. В соответствии со статьей 14 «Запрещение дискрими нации»: пользование правами и свободами, признанными в на стоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.

По нашему мнению, одной из задач современной науки в сфере изучения духовных аспектов общества может являться исследова ние механизма действия деструктивных религиозных объединений в системе государственно-конфессиональных отношений. Это име ет познавательное и практическое значение для дальнейшего совер шенствования законодательного регулирования в рассматриваемой сфере и повышения его эффективности.

В научных работах о религиозных течениях, не признаваемых на уровне государства и представителями традиционных религий, имеет место отсутствие единства понимания феномена – «секта»

как деструктивной религиозной организации, деятельность кото рой вступает в противоречие с общественными отношениями.

Нередко под одинаковыми названиями рассматриваются разные по объему, смыслу, содержанию понятия. Таким образом, появля ются и трудности по разработке механизмов управления в сфере государственно-конфессиональных отношений, особенно в отно шении указанных нами организаций.

Сами причины появления деструктивных организаций или сект, на наш взгляд, кроются в причинах, порождающих религиозный фундаментализм (экстремизм), который является питательным ис точником терроризма, который в свою очередь берет начало не в конце XIX в., а значительно раньше. То же христианство было не терпимо к другим религиям, даже течениям в своей религии, жес токо преследовало их. Фундаментализм есть просто результат по тери нравственных ценностей и религиозной неопределенности. И в этом мы разделяем мнение Ю.М. Антоняна, выраженном на стра ницах монографии «Этнорелигиозный терроризм»1.

Исследователи отмечают, что государство и религиозные инсти туты часто идут по наиболее легкому пути, стимулируя запретитель ные меры со стороны властных структур. Такой метод стратегически неэффективен с точки зрения сохранения и развития собственной духовно-культурной традиции. Невозможно утвердить и истинные ценности под давлением иных традиций. К тому же подобная прак тика противоречит международным правовым документам. В отно шении религиозных объединений, не признаваемых прежде всего представителями традиционных конфессий, действует и политика дискриминации со стороны государственных органов.

Вместе с тем, как отмечает А.В. Пчелинцев, сегодня можно гово рить о сложившейся в России системной дискриминации религиоз ных меньшинств, выражающейся, прежде всего, в лишении их права арендовать помещения и строить собственные культовые здания, диффамации в СМИ2. В Альтернативном докладе неправительствен Этнорелигиозный терроризм / Ю. М. Антонян, Г. И. Белокуров, А. К. Боковиков и др.;

Под ред. Ю. М. Антоняна. – М • Аспект Пресс, 2006. С. 44–45.

Интервью с главным редактором журнала «Религия и право» адвокатом А.В.

Пчелинцевым: «Право должно быть выше политики и религии. Образ России на со вещании ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве». // «Религия и право» №1, 2007. С. 3–4.

ных организаций Комитету ООН по ликвидации расовой дискрими нации (CERD) отмечается, что государство (Россия) во многих слу чаях само поддерживает или допускает систематическую и массовую дискриминацию. Это часто принимает форму координированных репрессивных кампаний, направленных против определенных этни ческих или расовых групп. Федеральные и региональные власти и их представители принимают участие в этих кампаниях. В частности, по всей стране проводились кампании, направленные против чеченцев, а в Краснодарском крае – против проживающих там турок-месхетин цев. В докладе также упомянута официальная поддержка казачества, которое вовлечено в значительное число случаев насилия и преследо вания против меньшинств. Казачьи отряды (действующие независи мо или при поддержке милиции) проводят проверку документов на улицах. Несмотря на экстремистские и националистические настро ения многих лидеров казачества и рядовых членов, правительство предоставляет им всяческую поддержку и наделило казачество неко торыми официальными функциями и полномочиями1.

Следует заметить, что, опираясь на международные акты, Де кларацию Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года «О при знании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспече нии их прав», постановления съездов народных депутатов РСФСР, а также законодательство РСФСР и СССР, закрепляющее равнопра вие советских народов и стремясь к восстановлению исторической справедливости, Верховный Совет РСФСР 26 апреля 1991 г. про возгласил отмену всех незаконных актов, принятых в отношении репрессированных народов, и принял Закон об их реабилитации2.


Интересна статья 2 настоящего закона: «Статья 2. Репрессиро ванными признаются народы (нации, народности или этнические группы и иные исторически сложившиеся культурно-этнические общности людей, например, казачество), в отношении которых по Альтернативный доклад НПО Комитету ООН по ликвидации расовой дискри минации (CERD). «Бюллетень Мемориал – EHRAC Международная система защи ты прав человека». Выпуск 4 – Зима 2005. С. 13.

Закон РСФСР от 26 апреля 1991 г. №1107-I «О реабилитации репрессированных народов» (с изменениями от 1 июля 1993 г.) // СПС «Гарант».

признакам национальной или иной принадлежности проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопро вождавшаяся их насильственным переселением, упразднением на ционально-государственных образований, перекраиванием нацио нально-территориальных границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселений».

В целях восстановления исторической справедливости в от ношении казачества, его реабилитации как исторически сло жившейся культурно-этнической общности людей, а также от вечая на обращение представителей движения за возрождение казачества и основываясь на Законе Российской Федерации от 26 апреля 1991 года «О реабилитации репрессированных наро дов», 15 июня 1992 г. был принят Указ Президента РФ «О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества»1, а также постановление «О реабилитации казачества»2. Было утверждено «Положение о привлечении членов казачьих обществ к государс твенной и иной службе»3. Ради истины необходимо заметить, что казачество никогда не являлось нацией, народностью или этни ческой группой, а также иной исторически сложившейся куль турно-этнической общностью людей, как отмечено в указанных документах. Казачество – военное сословие в дореволюционной России в XVIII – начале XX в.;

в XIV – XVII вв. вольные люди, ра ботавшие по найму, лица, несшие военную службу в пригранич ных районах (городовые и сторожевые казаки);

в XV – XVI вв. за границами России и Польско-Литовского государства (на Днеп ре, Дону, Волге, Урале, Тереке) возникают самоуправляющиеся общины так называемых вольных казаков (главным образом, из беглых крестьян), которые являлись главной движущей силой Указ Президента РФ от № 632 «О мерах по реализации Закона Российской Фе дерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества» (с изменениями от 25 февраля 2003 г., 21 марта 2005 г.) // СПС «Гарант».

Постановление ВС РФ от 16 июля 1992 г. № 3321-I «О реабилитации казачес тва» // СПС «Гарант».

Указом Президента РФ от 16 апреля 1996 г. №563 было утверждено «Положе ние о привлечении членов казачьих обществ к государственной и иной службе» // СПС «Гарант».

народных восстаний на Украине XVI–XVII вв. и крестьянских войн XVII–XVIII вв. Царское правительство стремилось исполь зовать казаков для охраны границ в войнах и в XVIII в. подчини ло их, превратив в привилегированное военное сословие, опору самодержавия. К началу XX в. существовало 11 казачьих войск (Донское, Кубанское, Оренбургское, Забайкальское, Терское, Си бирское, Уральское, Астраханское, Семиреченское, Амурское, Уссурийское). В 1916 г. казачье население насчитывало свыше 4, млн. чел., проживавших на 63 млн. десятин земли. В 1920 г. каза чество как сословие было упразднено, но в 1936 г. были созданы казачьи военные соединения.

По мнению авторов Доклада неправительственных организаций Комитету ООН по ликвидации расовой дискриминации (CERD), дискриминационные меры также направлены против этнических меньшинств – выходцев из Средней Азии и Кавказа, а также про тив цыган и связаны с систематической проверкой паспортного режима. Кроме того, в Краснодарском крае началось насильствен ное деление учеников школ по этническому признаку – дети этни ческих турок, армян, курдов и ассирийцев помещаются в классы отдельно от этнических русских. Крайние националистические организации выпускают и распространяют материалы расистско го, антисемитского и антимусульманского содержания, а некото рые СМИ, прежде всего районные газеты, публикуют материалы, обвиняющие определенные этнические группы, прежде всего уро женцев Кавказа и цыган, в росте преступности и ухудшении эко номических условий.

Ю. Рыжов указывает, что основные случаи дискриминации в сфере религиозных отношений начались с начала 1990-х годов, ког да появились новые религиозные меньшинства, практически никак не «укорененные» в российской культуре, и связаны эти случаи с дискриминацией со стороны религиозного большинства1. Данным автором делается вывод, что политикам и околоцерковным кругам выгодно отнести многие социальные и общественные проблемы к Рыжов Ю. Религиозные меньшинства и права человека в современной России.

«Религия и право» №1, 2007. С. 11.

результатам деятельности «сект», для чего активно формируется отрицательный образ религиозных меньшинств. При этом «секто фобия» отчасти консолидирует общественное сознание: благодаря образу врага разные группы населения сплачиваются в некую об щность, что весьма выгодно государству. Положение усугубляется стремлением Русской православной церкви к своего рода религи озной монополии, и, по мнению Ю. Рыжова, это стремление подде рживается на государственном уровне.

В то же время необходимо говорить не только о соблюдении прав религиозных меньшинств, но и об их деятельности, связанной с со вершением преступлений и влиянии на современные религиозные отношения в обществе. Эти преступные действия подпадают под признаки состава преступления, предусмотренного статьей 239 УК РФ («Организация объединения, посягающего на личность и права граждан») – создание религиозного или общественного объедине ния, деятельность которого сопряжена с насилием над граждана ми или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, а равно руководство таким объединением. Например, представители «Свидетелей Иего вы» призывают адептов не платить налоги.

К. Душенов, главный редактор газеты «Русь православная», от мечает, что сегодня в России действует радикальная экстремистская секта «хасидов» под названием «Хабад Любавич» с центром в США и ежегодным бюджетом около 2 млрд долл. в год1. Международная При анализе использованы материалы документально-публицистического сериала «Русская Голгофа», представленного в виде двух фильмов: 1. «Россия с но жом в спине» и 2. «Еврейский фашизм и геноцид русского народа», изготовленных на студии «Поле Куликово». В предисловии к фильмам его создатели обращают внимание зрителей, что «Фильм создан из Любви к Господу Богу, а также в любви к великому народу – доброму и доверчивому, отзывчивому и милосердному, мужес твенному и терпеливому – ныне оболганному, обворованному и оккупированному жесткой и циничной бандой разномастной антирусской сволочи, заполонившей ко ридоры власти, СМИ, министерские кабинеты и кресла депутатов. Этот фильм о губительном еврейском засилье в современной России. Фильм о еврейском фашизме и целенаправленном геноциде русского народа, о дьявольском, сатанинском культе талмудического иудаизма, о его страшном, человеконенавистническом вероучении.

Фильм о героях национально-освободительной борьбы» (примеч. авт.).

секта «хасидов» даже среди соплеменников пользуется дурной сла вой. Но самую дурную славу секте «хасидов» принесли обвинения в совершении ритуальных убийств, которые постоянно сопровожда ют ее адептов на протяжении долгих веков. И первыми этот вопрос на территории России подняли евреи-франкисты во время публич ного диспута в г. Львове в 1759 году. Отчет об этом диспуте позднее был опубликован бывшим раввином Пикульским, перешедшим в христианство и ставшим священником. В 1803 г. еще один бывший раввин, перешедший в христианство и известный под именем Не офит, опубликовал свои обличения этого сатанинского ритуала в книге, которая получила название «Книга Монаха Неофита (Хрис тианская кровь в обрядах современной синагоги)». В 1844 г. извес тный русский ученый Владимир Даль, бывший чиновником Ми нистерства внутренних дел, провел по поручению министра графа Перовского специальное служебное расследование, которое позд нее было опубликовано под названием «Разыскание об убиении ев реями христианских младенцев и об употреблении крови их». Всего В.И. Далем были исследованы 134 случая убийств, в результате чего он пришел к выводу: «Обвинение жидов в мученическом умерщ влении христианских младенцев невозможно считать призраком и суеверием». Вскоре этот вывод получил судебное подтвержде ние по так называемому «Саратовскому» делу, длившемуся с по 1862 г., по которому были осуждены 2 еврея, замучившие двух христианских детей в соответствии с сатанинским талмудическим ритуалом (два мальчика 10 и 11 лет были связаны, «обрезаны» и обескровлены). Однако В.И. Даль указал, что данный обряд присущ не всем евреям, а только евреям, входящим в секту хасидов, самую упорную и фанатическую.

На труды и исследования в этой области В.И. Даля указывает и историк М. Назаров, руководитель издательства «Русская идея», который считает, что наибольшую известность действия предста вителей секты хасидов получили в связи с «Делом Бейлиса», об винявшегося в 1911 г. в убийстве Андрюши Ющинского, ученика Киевского духовного училища. Суд бесспорно доказал, что именно такое убийство, со всеми признаками ритуального, имело место.

Но Бейлис был оправдан судом присяжных всего лишь потому, что присяжные не смогли найти ответ на вопрос, виноват ли лично Бей лис в этом убийстве1. Кроме того, М. Назаров отмечает, что в 2005 г.

накануне еврейской пасхи, как и в случае с А. Ющинским, пропали 5 мальчиков в Красноярске, позднее обнаруженные сожженными.

Ритуальные убийства могут казаться каким-то средневековым мра кобесием тем, кто не изучал эту тему. А по ним имеется множество научных исследований.

По мнению сотрудника Епархиального отделения по взаимо действию с вооруженными силами и правоохранительными ор ганами Епархиального управления по Владимирской области А.Б.

Кошеля, от 800 тысяч до 3 миллионов россиян вовлечены в секты.

Например, в середине девяностых годов, по данным отдела юсти ции областной администрации, на территории Владимирской об ласти ежегодно образовывалась новая секта. Среди них были и ди ковинные, например, языческие или с говорящим названием «Втор жение». Последняя, например, пыталась сорвать службу и детский утренник при одном из храмов г. Коврова в праздник Рождества.

Лишали подобные организации регистрации (в том числе за то, что учредителями оказались подставные лица) – они прекрасно сущес твовали без нее, даже перестав быть юридическими лицами2. Обоз наченное число жертв не является предельным. Так, например, Т.Б.

Дмитриева, директор Института общей и специальной психиатрии им. В.П. Сербского, указала, что организаторы финансовых пира мид используют тот фактор, что 10–12% населения России «гипно зовнушаемы», «доверчивы» и легко попадают под влияние различ ных категорий мошенников3. А чем жертвы мошенников по своим психологическим качествам отличаются от адептов сект?

Одним из наиболее продуктивных путей противодействия влия нию сект на современные общественные отношения, на наш взгляд, Дело Бейлиса. Стенографический отчет. Судебное следствие. Киев. 1913 г.

Из выступления А.Б. Кошеля на конференции, посвященной 15-летию «Россий ской криминологической ассоциации» // г. Суздаль 28 – 30 августа 2006 г.

См.: Уголовное дело № 784 по обвинению Деева, Уманской и др. лиц (в 2006 г. пе редано на рассмотрение Московского областного суда, по окончании расследования СК при МВД России).

является взаимодействие государства с традиционными религиоз ными организациями в различных сферах (прежде всего в образо вании и воспитании).

Существующий религиозный экстремизм и миссионерство порождают асоциальные настроения в обществе, разрушают на циональное самосознание. В связи с этим целесообразно созда ние Государственной комиссии (а почему этим вопросом не за няться Общественной палате, тем более ее вклад в консолидацию общества пока совсем незначителен? – Прим. авт.) по изучению деятельности деструктивных религиозных объединений, главной задачей которой станет разработка правовых и иных мероприя тий по противодействию религиозному экстремизму для создания государственной системы защиты и обеспечения духовной безо пасности России.

Остро стоит и вопрос с проведением религиоведческой эксперти зы в отношении миссионерских организаций, основной целью кото рых является распространение каких-либо религиозных убеждений и соблюдение нетрадиционных религиозных культов. Об актуальнос ти такой экспертизы в частности шла речь на научном семинаре «Ис пользование механизмов Европейской конвенции для противодейс твия религиозной и этнической дискриминации», проводившемся в г. Суздале 13–16 сентября 2007 г. «Славянским правовым центром»

и «Европейским центром защиты прав человека». На состоявшемся семинаре были обозначены существующие проблемы:

– отсутствие закона о противодействии незаконной миссионер ской деятельности;

– отсутствие государственного органа по делам религий, кото рый выполнял бы мониторинг, выполнял аналитические функции;

– отсутствие закона о религиоведческой экспертизе;

– некомпетентность экспертов, привлекаемых в уголовное судо производство;

– общий низкий уровень религиозной и правовой культуры;

– признание факта существования религиозных организаций, деятельность которых построена на основании причинения вреда здоровью (гипноз, «промывка мозгов», «зомбирование»).

Следует отметить, что в настоящее время имеются предпосылки для проведения судебной религиоведческой экспертизы в эксперт ных учреждениях Минюста России – в соответствии с федеральны ми законами «О свободе совести и о религиозных объединениях»

(1997 г.) и «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (2001 г.). Однако этот вопрос до настояще го времени окончательно не решен.

Вывод: проведенное нами исследование позволяет отметить, что, несмотря на выявленные недостатки и просчеты в государс твенной религиозной и этнической политике современной России, мы не можем отметить существование религиозной и этнической дискриминации на государственном уровне в XXI в., чего нельзя сказать в отношении периода X–XX вв.

2.3. ИСТОЧНИКИ ПРАВА И УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ НА КАВКАЗЕ В XIX ВЕКЕ Первую попытку присоединиться к России сделала часть кав казских князей еще в 1557 году, потом – в 1774-м1. Что касается судебной системы, то только после реформы 1864 года помимо разношерстных местных судов стали действовать общероссийские суды. В 1816 году генерал Ермолов учредил в Осетии, хотя и без успешно, ряд волостных правлений и судов. При Владикавказском комендантском управлении был учрежден народный суд, в котором заседали представители от народных обществ2. Здесь разбирались более важные дела, а мелкие разбирали в аулах старики под при смотром помощников приставов. Народный суд при разбирательс тве дел руководствовался частью общими государственными зако нами, насколько их можно было применить, учитывая менталитет, частью же местными обычаями.

В конце 50-х годов ХIХ в. начальником Военно-Осетинского ок руга был назначен полковник Мусса Кундухов, происходивший из привилегированного сословия тагаурских алдар и получивший вы сшее военное образование в Петербурге. Этот администратор был прекрасно знаком с обычаями и условиями жизни осетин, а поэто му и принятые им меры к прекращению правовой неурядицы среди них дали блестящие результаты. Он обратился к народу с воззва нием отменить вредные обычаи, существовавшие до тех пор. В ре зультате был постановлен общественный приговор, которым были уничтожены изложенные выше 16 пунктов «уголовного кодекса», подвергавших виновных смертной казни (кровной мести), и кото рым был учрежден осетинский народный суд, права и обязанности которого ясно выражены в упомянутом воззвании Муссы Кундухо ва: «...Во избежание этого зла отныне всякие убийства, как умыш ленное, так и неумышленное, вы, при всеобщем народном сборе, ПСЗ Т. 22 №№ 16193, 16194, 05.05.1785;

№ 16195. 09.05.1785.

Баев М. Тагаурское общество и экспедиция генерал-майора князя Абхазова в 1830 году;

«Терские ведомости» 1869 № 10 С. 210.

нашли необходимым и полезным без междоусобной мести подвер гать законному расследованию и, если окажется, что убийство со вершено с явным намерением, то виновный будет наказываться по определению русских законов, равных для сильного и слабого, неу мышленное же убийство предоставится разбирательству народного суда, а кровомщение в том и другом случае строжайше воспреща ется, подвергая наказанию как убийцу, так и принимавших в этом участие...».

Этот народный суд действовал недолго, т.к. со времени введения на Северном Кавказе судебной реформы по уставам 1864 года он был упразднен.

В судах существовала форма судебной присяги «хатун-талах», ко торая была коренным обычаем. Еще одним обычаем, пришедшим с аравийского полуострова на Кавказ, и поддержанным позже шари атом, был «казама»1. Он заключался в том, что «каждый раз, когда убийца неизвестен, родственникам в числе 50 человек предоставля ется указать на любое лицо как на виновника убийства. Лицо, на ко торое падает подозрение родственников жертвы, может освободить себя от ответственности не иначе, как поставив 50 очистников или свидетелей из людей, близких ему по крови»2. Некоторые нормы от носились исключительно к адату, некоторые – исключительно к ша риату. Показания вызывающего сомнения свидетеля подкреплялись присягой одного или нескольких из ближайших его родственников по выбору противника3. Иногда свидетельские показания принимались во внимание только в том случае, если они являлись односельчанами того лица, поведение которого они подтверждают. На самом деле та кие особенности статуса свидетеля во многом были обусловлены все той же кровной местью. Такой вывод делает М. Ковалевский в одном из своих исследований по адатам на Кавказе. Если проанализировать положение о кровной мести древнейшего из действовавших сводов законов, постановления кайтагскаго уцмия Рустема, то мы увидим, что в нем еще нет в принципе такого вида доказательств как свиде Прим. авт.: название пришло из арабского языка.

М. Ковалевский, «Закон и обычай на Кавказе» т. II, М., Изд. «Типография А.И.

Мамонтова и Ко», 1890г. С. 128.

М. Ковалевский, Указ. соч. С. 130.

тельские показания. Вот что говорили вышеуказанные постановле ния: «…По чьим доносам убит будет канлы, то есть лицо, пролившее кровь, того, значится в этих постановлениях, считать кровным вра гом. Если родственники убитого канлы убьют подобнаго доносчика, то кровь его считать безвозмездной…»1.

В праве Кавказа обычаи находили отражение в различных от раслях права, например, в уголовном. Под преступлением понима лось «…частное дело, касающееся лишь интересов потерпевшего или его родных, могущее окончиться примирением, наложением пени или вызывающее месть обиженных…»2. Для разных областей Кавказа были свойственны различные проявления обычаев. Самым известным обычаем является кровная месть. Этот обычай оказался наиболее живучим: начав формироваться несколько тысячелетий назад, в ряде областей кровная месть существует по сей день.

Обычаи назывались адат3, причем, несмотря на арабское проис хождение этого термина, так называли обычаи даже в христианской Грузии. В некоторых регионах в XIX в. суд мог вершиться только по адату, например, в Осетии.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.