авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

«А.М. ЗЮКОВ ГЕНЕЗИС УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРИОД X – XXI ВВ. МОНОГРАФИЯ ВЛАДИМИР 2008 УДК ...»

-- [ Страница 7 ] --

Первым (еще в 1980-е) тревогу в Чеченской Республике поднял прокурор Ростов, указавший во время заседания партактива на «рост криминальных выступлений против русскоязычного населе Stannard D. «American Holocaust: The Conquest of the New World». «Oxford University Press», 1993.

«Оксфордская иллюстрированная энциклопедия». М: «Ифна-М – Весь мир», 2000. Т. 4, С. 82.

«Союз можно было сохранить. Белая книга», под общей редакцией А. Вебера. М.:

«Апрель-85», 1995. С. 11.

Юсупов М. «Этнодемографическая характеристика Чечни». // Цит. по: Тю рин А. Забытый геноцид. окт. 2004. http: zvezda.ru.

ния»1. Он привел в качестве примера события в станице Старогла довской Шелковского района, где раньше проживали терские каза ки, а в 1980-е годы резко изменился национальный состав, из нее стали выезжать русские и значительно возросло число чеченцев.

Эти события происходят еще до прихода к власти Дудаева, состо явшегося осенью 1991 г., и даже до провозглашения независимости Республики в 1990-м. Формируется неизбежный при национальном конфликте этнический протрет каждой из сторон. Параллельно из гоняется и советское руководство, в сентябре принимаются за пар ламент.

Бойня в КГБ имеет характер национального погрома: единствен ный раненый сотрудник-чеченец (некто Аюбов) был немедленно доставлен в больницу, от его родственников потом откупятся. А, например, русского майора Толстенева забивают до смерти, затем, демонстрируя труп по телевидению (чего скрывать-то!), поясняют для общественности, что покойный «при попытке провокации… сам перерезал себе горло»2.

Разграбление оружейного склада КГБ провоцирует череду но вых преступлений. Криминальным выступлениям способству ет и экономическая разруха: закрываются многие предприятия, перестают выплачиваться пенсии и зарплаты, пустеют полки магазинов – продукты можно достать только на рынке по совер шенно астрономическим ценам.

Люди начинают понимать, что происходящее в республике вы ходит далеко за рамки обычного разгула уголовщины. Пишут кол лективные жалобы, первые из которых адресованы президенту Че ченской республики генералу Дудаеву.

Рабочие Старогрозненского управления буровых работ обра щаются к нему с просьбой обезвредить появившиеся в Старопро мысловском районе банды, «разбойно нападающие на работников управления». По словам пострадавших, преступники «ведут себя цинично и нагло, шантажируют именно русскоязычное население, А. Каламбет «Чечня предвоенная» // «Дуэль», 9 июня 1998.

А. Михайлов «Чеченское колесо. Генерал ФСБ свидетельствует». М.: «Совер шенно секретно», 2002. С. 28.

говоря о том, чтобы убирались из Чечни подобру-поздорову, с уг розами дальнейших физических расправ» – жалуются русские «до рогому президенту»1.

В мае 1994 года в станице Ассиновской «изгнаны из своих до мов граждане станицы: Смык В., Полякова В., Жариков И., Золо това М., Ручица П. И., даже не продав дома за бесценок, лишились всего» – пишут Дудаеву жители станицы2. Захват жилья зачастую оканчивается гибелью или бесследным исчезновением владельца.

От этих посягательств не застрахован ни сельский дом, ни комната в коммуналке, любой русский в Чечне бесправен и только ленивый не попытается «приобрести» за его счет недвижимость.

Таким образом, в 1990-е было захвачено более 100 тысяч домов и квартир3. Начиная с середины 1980-х годов, этническими чеченца ми совершается множество преступлений против нечеченского – и в первую очередь русского населения.

В 1992-м в угоне значилось более 10 000 единиц автомашин. По рой поражает бессмысленность подобных деяний: в мае 1993-го пытались отнять инвалидную (зачем?!) машину у русского. Не уда лось, потому что та была неисправна. Бандиты подожгли машину и заперли хозяина вместе с ней в гараже – спасся чудом4.

Объяснить это волной насильственных преступлений, прока тившейся в начале 1990-х по России, – невозможно. Масштабы и организованность этой акции значительно превосходят возмож ности организованной преступности тех лет.

В 1992-м в Грозном на школу было совершено нападение. Детей (седьмой класс) взяли в заложники и удерживали в течение суток.

«Было совершено групповое изнасилование всего класса и трех учительниц», – сообщает один из свидетелей5.

«Белая книга. Чечня, 1991-1995: факты, документы свидетельства». Москва:

Центр общественных связей ФСБ РФ, 1995. Часть 2, С. 6.

«Не уезжайте, русские! Нам нужны рабы!» // Чечня.ru, 25 августа 2000. По ма териалам допросов, проведенных прокуратурой РФ в январе 1995-го.

Шаповалов А. «Голодная смерть или бандитская пуля» // «Независимая Газе та», 21 января 2003.

Белая Книга. Ч. 2, С. 6.

Белая Книга. Ч. 1, С. 16.

Как считает А. Тюрин, в происходившем с большой достоверностью можно выделить общую побуждающую силу совершения преступ лений. Любые осмысленные мотивы: жажда наживы, пьяный кураж, похоть – отходят на второй план или вовсе отсутствуют, при главной побудительной силе – национальной ненависти. Или, что точнее, ксе нофобии – ненависти ко всему чуждому, «нечеченскому»1.

Наверное, никто не осудит людей, для которых единственным выходом осталось бегство. Однако они немедленно столкнулись со значительными препятствиями: мало того, что невозможно было продать имущество за сколь-либо серьезную сумму, невозможно было просто уехать… «Основными техническими и высококвали фицированными кадрами были русские, хотя, конечно, чеченцы тоже работали на заводах, но их было не так много. Местное населе ние занималось в основном сельским хозяйством», – рассказывает Анатолий Иванов, долгое время занимавший в Чечено-Ингушской АССР пост министра финансов2.

В отличие от ряда своих земляков Дудаев прекрасно понимал, что без русских специалистов Республика жить не сможет, и пытал ся удержать их всеми доступными мерами.

Конечно, и речи не могло быть, чтобы идти против «чаяний на рода» и останавливать геноцид, он снова прибегает к грубой силе.

Русских, работавших на стратегически важных объектах, водили на работу под конвоем. (По показаниям Н. Коврижкина – желез нодорожников на работе «охраняли, как заключенных».) Многих специалистов под угрозой расстрела или расправы с семьей моби лизовали в войска Дудаева. (Не только русских: ногайка Абиджали ева бежала из Чечни в 1995-м, когда от ее родных стали требовать вступления в отряд боевиков.) Железнодорожное сообщение прекратилось из-за постоянных грабежей, так что основным каналом выезда стал автотранспорт.

Дороги были блокированы боевиками, но все равно прочь из рес публики тянулись тысячи семей беженцев.

А. Тюрин Забытый геноцид. окт. 2004. http: zvezda.ru.

Д. Тихонов «Проблемы в Чечне были всегда…» [интервью с А. И. Ивановым] // «Литературная Газета», 12-18 февраля 2003.

Кого-то, почти контрабандой, вывозили знакомые чеченцы, кто то вырывался сам. Ехали без остановок, пока не удавалось покинуть негостеприимную малую родину, на чеченских «постах» откупались водкой и гнали дальше из России в Россию… Международная конвенция1 определяет геноцид как «преду мышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физичес кое уничтожение ее» (статья II), в частности убийства, нанесение ран, ограничение деторождения. Причем преступники несут за эти действия ответственность «независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами» (ст. IV).

О существовании таких условий в Чечне говорит статистика.

Только по официальным неполным данным, из Чечни бежало, спа саясь от этнических чисток, 250 тысяч человек нечеченской нацио нальности2, убито – 20 тысяч3.

Очень трудно оценить достоверность этих данных: согласно пе реписи 1989 года, в Чечне проживало более 372 тысяч жителей не вайнахской национальности, из них почти 293 000 русских4.

Исследования А. Тюрина показали, что, например, в стани це Ассиновская до геноцида проживало более 8 000 русских5, к 1997 г. их стало 270, к 2001-му, по данным нашей инициативной группы, – единицы. Судя по этой выборке, к настоящему моменту нечеченское население Чечни сократилось, по крайней мере, на тысяч человек. (По оценкам С. Ганнушкиной, всего в Чечне еще ос талось 30 тысяч русских6, но эта цифра кажется нам сильно завы шенной.) Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него // «Международные акты о правах человека. Сборник документов», М.: Институт Государства и Права, 1998.

«Известия», 28 января 2005.

Шаповалов А. «Голодная смерть или бандитская пуля» // «Независимая Газе та», 21 января 2003.

Юсупов М. «Этнодемографическая характеристика Чечни».

«Независимая Газета», 24 апреля 1998. // Цит. по: Тюрин А. Забытый геноцид.

окт. 2004. http: zvezda.ru.

«Коммерсантъ», 17 апреля 2003.

Нельзя сказать, сколькие из них были убиты, ведь очень трудно выяснить судьбы каждого из жителей. Мы располагаем полными данными лишь о нескольких тысячах человек, хотя число беженцев, несомненно, больше. По оценкам А. Абакумова, было убито около 40 тысяч русских1, по данным Джабраилова, процитированным в начале, убито около 80 тысяч «нечеченцев». Значит, спаслись менее 300 тысяч… Очень трудно описывать само явление, а не только конкретные преступления и их виновников. Все существо бунтует против об винения в геноциде нации в целом. По мнению Елены Гавкиной, у которой бандиты отняли квартиру, «с теми чеченцами, с которыми мы всю жизнь прожили, у нас были прекрасные отношения. Но в семье не без урода...»2.

В 1995 г. впервые заговорили о геноциде русских на полуофи циальном уровне. Некоторые аналитики настаивают на том, что именно этот геноцид стал причиной или поводом (как кому больше нравится) для ввода российских войск в Чечню3. Однако в действи тельности факт геноцида был «упомянут» российским руководс твом только в середине 1995 года.

В июле 1995 года С. Шахрай на заседании Конституционного Суда заявил, что в «конце 1991 года, 1992 году, половине 1993 года в Чечне происходили массовые нарушения прав и свобод человека, происходила этническая чистка». Заявление продублировал в авгус те Олег Лобов, ставший представителем президента в Чечне4. Обе эти реплики остались почти незамеченными. В федеральной прессе эти сообщения были не слышны за шумом антивоенной кампании, да власть и не решалась широко их озвучить.

Скоро дает о себе знать непоследовательная и неумелая полити ка Москвы. Попытки переговоров, сдерживание военных операций А. Абакумов «Чеченская диаспора должна платить за геноцид в отношении славянского населения в Грозном, на р. Сунже и Среднем Тереке» // «Экономическая газета», №21, 1998.

И. Шовхалов «В своей стране я словно...» // «Дош», №1, 2003. С. 21.

L. Monod «Le Rфle de l’OSCE en Tchйtchйnie». Edition d’«Institut Universitaire des Hautes Etudes Internationales», 2000-2001. P. 12;

E. Schneider «Moskau Entschluss zum Tschetschenien-Krieg» // «Aussenpolitik», №2, 1995. S. 162.

«Голос Чеченской республики», 14 августа 1995.

создают у боевиков уверенность, что все еще можно переиграть. Зи мой 1995-1996 гг. происходит несколько крупных захватов залож ников, похищают несколько десятков строителей в Ачхой-Мартане и Грозном. Учащаются акты террора против оставшегося в респуб лике русского населения, официальный приказ об этом издает в марте 1996-го Ахмед Закаев.

Капитуляция в Хасавьюрте (1996) только подстегивает этот про цесс. Вновь начинаются грабежи и отъем жилья у посмевших вер нуться русских. «Многие подростки тут завели моду бегать по го роду с автоматами, обирали каждого встречного-поперечного, – а главным образом, русских, за которых некому было заступиться.

Случалось, и расстреливали людей — просто так, «из вредности».

Кстати, не только русские, но и многие чеченцы страдали от этих молодых «отморозков». Впрочем, чего еще было ожидать от юнцов?

Ведь с 1991 года (приход Дудаева) они фактически не учились ни в школах, ни ремеслу. Да и работать им было негде. К тому же дуда евские идеологи вбили им в головы, что высшая военная доблесть для чеченца – стрелять по русским «захватчикам» и добывать хлеб насущный исключительно с помощью автомата Калашникова. Так и выросло целое поколение, живущее отныне по закону: у кого боль ше патронов – тот и хозяин жизни»1.

Нельзя не сказать и о проблеме заложничества. Еще Пушкин писал: «Пленников они (горцы. – М.К.) сохраняют в надежде на выкуп, но обходятся с ними с ужасным бесчеловечьем, заставляют работать сверх сил, кормят сырым тестом, бьют, когда вздумается, и приставляют к ним для стражи своих мальчишек, которые за одно слово вправе их изрубить своими детскими шашками»2.

Как указывает в своем исследовании Е.В. Никулина, в последнее время число похищений человека значительно возросло и в Россий ской Федерации. Так, если в 1997 г. в целом по стране было зарегис трировано 1140 случаев похищения людей, в 1998 г. – 1415, в г. – 1554, то уже в 2003 г. их число составило 1367, то есть количест «Труд-7», 12 марта 1999.

Пушкин А. Избранные сочинения. Москва: «Художественная литература», 1978. Т. II, С. 613.

во преступлений по сравнению с началом 90-х годов возросло более чем на 23%. Большое количество таких преступлений совершает ся на территории Северо-Кавказского региона. Так, если в 1999 г. в целом по России было совершено 1554 похищения человека, то на Северном Кавказе – 12391. По проведенным Е.В. Никулиной иссле дованиям, было установлено, что на территории Северного Кавка за основными целями похищения являются: выкуп (53% случаев), требование невозвращенного долга и набежавших за просрочку процентов (13,4% случаев), оформление и подписание документов якобы на продажу преступникам личных автомобилей (4%), недви жимости (10,2%), оформление юридических документов, дающих возможность получить право юридическим и физическим лицам в свое распоряжение денежные средства и материальные ценности (9,3%), разного рода месть (2,6%), другие цели (6,5%)2.

Из всех случаев похищения людей наибольшая интенсивность наблюдается на территории Республики Дагестан, где таких случа ев регистрируется в целом в шесть раз больше, чем по России, но большое число таких преступлений произошло и на территории Чеченской Республики. В 2003 г. зарегистрировано 495 случаев по хищения, в 2004 г. – 396 случаев похищения.

О заложничестве заговорили вновь в 1990-е годы, жители ста ница Ассиновская обращают внимание на то, что многие чеченс кие тейпы обзаводятся рабами из числа русских бомжей3. Опасения того, что «новая экономика» Чечни будет основана на базе рабского труда, вполне подтвердились. По данным чеченской православной общины, была похищена значительная часть республиканского кли ра4, всего обращено в рабство 45 тысяч человек5, среди них не только жители Чечни и близлежащих регионов, были даже москвичи. Тем временем учащаются акты бандитизма и вооруженные налеты на См.: Никулина Е.В. Анализ уголовно-правовых проблем похищения человека и его криминологическая характеристика в Северо-Кавказском регионе. Автореф.

дисс. кан. юрид. наук. Москва, 2006. С. 26.

См.: Никулина Е.В. Указ соч. С. 13.

Белая Книга. Ч. 1, с. 18.

В. Янченков «Изгои…».

Шаповалов А. «Голодная смерть или бандитская пуля» // «Независимая Газе та», 21 января 2003.

соседние регионы. Во время нападения на Буйнакск в 1997 г. напа давшие взорвали трансформаторные подстанции, обесточив город и военный гарнизон, а затем начали обстрел расположения одного из танковых батальонов бригады1. Уничтожено два танка, взорвано две цистерны с нефтепродуктами и несколько автомобилей. Напа давшие были хорошо вооружены.

По сообщениям жителей окрестных областей, имело, место бесчисленное число случаев угона скота, грабежи, изнасилования, убийства. В большинстве случаев преступники вместе с награблен ным скрывались на территории Чечни. Жертвами преступлений преимущественно становятся этнические русские. В 1999 г. даже либеральный «Мемориал» официально признал: «…Криминальное насилие, исходящее из Чечни, является реальным фактором, деста билизирующим обстановку»2.

В этот период чеченский бандитизм становится значимым поли тическим фактором в регионе. Представители чеченского кримина литета мелькают в дагестанской и московской политической элите.

Данная политическая сила ставит перед собой следующую задачу:

«провозглашение исламской республики и создание великой Че ченской империи в Чечне и Дагестане, а затем и на земле Ингуше тии»3.

Факты истребления русского населения в Чечне стали более из вестны во время второй чеченской войны. Вступая в республику, федеральные силы нашли свежие массовые захоронения: во вре мя отступления боевики расстреляли несколько десятков человек в станицах Микенская и Знаменская «за содействие федералам»4, братские могилы найдены в поселке Здоровье5.

Тогда же началось первое прокурорское расследование, обна ружившее повсеместно места массовых захоронений, в которых, «Зеркало Недели», 27 декабря 1997.

Орлов О., Костинский А. «Справка о положении в Курском районе Ставрополь ского края» // Электронный Архив Центра «Мемориал», 8 апреля 1999.

«Ал-Аман», 17 сентября 1999. Цит. Бобровников В. «Абреки и государство» // «Вестник Евразии», №1(8), 2000. С. 38.

«Российская Газета», 6 января 2000.

«Коммерсантъ», 3 марта 2001.

по предварительным данным, «захоронено около тысячи человек.

Даты захоронений – с 1991 по 1999 год»1.

Формулировка «геноцид» прозвучала еще лишь в деле банды Рамзеса Гайчаева2 (того самого, который, по собственному выраже нию, «просто убивал русских»). Участники группировки обвиня лись в убийствах и грабежах исключительно русскоязычного насе ления станицы Червленной. Из приговора пункт «геноцид» исчез3.

Впрочем, вступление в республику федеральных сил геноцид не прекращает. В Грозном, по официальным данным, за один день ( марта 2001 г.) было убито 10 мирных жителей, из них 8 русских и чеченцев4, – федеральные власти объявили о захвате группировки ответственной за эти деяния, однако через три дня аналогичная мас совая расправа над русскими происходит вновь5. Представитель пре зидента по правам человека в Чечне В. Каламанов тогда официально заявил о геноциде русского населения, осуществляемом боевиками.

Геноцид также необъясним в рамках борьбы политических кон цепций, ведь поддерживали его не только дудаевцы. Возьмем для при мера Абдула Вацуева, редактора газеты «Голос Чеченской республи ки». Он не только активно способствовал сокрытию фактов геноцида до войны. Уже в 1995 году, после жесткого конфликта с Дудаевым, он доказывал в своей газете, издававшейся, кстати, в «оккупированном»

Дагестане, – что никакого геноцида не было6. (Сейчас этот бывший диссидент и борец с «русской пропагандой» мирно живет в Москве.) Следует отметить, что геноцид в Чечне де-факто продолжает и новый режим. Этническую чистку в Бороздиновской проводил че ченский батальон «Восток» под командованием Сулима Ямадаева7, который, по некоторым данным, подчинялся Рамзану Кадырову (сыну А. Кадырова, убитого боевиками)8.

«Российская Газета», 6 января 2000.

«Сегодня», 19 января 2000.

ИА Lenta.ru, 18 апреля 2001.

ИА News.ru, 20 марта 2003.

ИА News.ru, 23 марта 2003.

Вацуев А. «Был ли у нас геноцид русских?» //«Голос Чеченской республики», августа 1995.

ИА Lenta.ru, 13 августа 2005.

«Новая Газета», 27 июня 2005.

Отмиранию абреческой традиции и формированию цивилизо ванного общества активно сопротивлялась консервативная вер хушка тейпов1, которые и являются параллельными властными ин ститутами в Чечне, перевод всех отношений в чеченском обществе на цивилизованную юридическую базу означал потерю ими власти и влияния. (Напомним, большинство «старейшин» сочувственно относились к преследованию русских). В современной Чечне, в которой устанавливаются политичес кие органы власти, из чувства мести за осуществление законной деятельности по обеспечению общественного порядка одни чечен цы фактически убивают других. В качестве примера можно указать на действия Исмаилова, Сулейманова, Юнусова, участвовавших сентября 2001 г. в устранении начальника Курчалоевского РОВД Абуева3, и их же преступные действия, направленные на соверше ние террористического акта 27 декабря 2002 г. путем взрыва ком плекса правительственных зданий Чеченской Республики в городе Грозном4. Необходимо отметить, что Исмаилов, Сулейманов, Юну сов состояли в родственных связях между собой, как Абуев и погиб шие вместе с ним сотрудники чеченской милиции, и относились к разным тейпам. До обнаружения и задержания исполнителей пре ступлений в Чечне, их активные поиски, согласно показаниям на предварительном следствии и суде, предпринимали родственники Абуева и погибших лиц.

Необходимо учитывать, что, по данным некоторых исследовате лей, в Чечне проживает более 40 различных тейпов5. Тенденции к совершению преступлений по мотиву мести между тейпами сохра М. Мамакаев «Чеченский тейп (род) в период его разложения». Грозный, 1973.

С. 79.

«...старейшины сидели на лавочках и улыбались: «Пусть русских побольше уез жает»» («Известия», 28 января 2005).

Архив Верховного суда Чеченской Республики. Приговор по делу Исмаилова, Су лейманова, Юнусова от 28 января 2004 г.

Архив Верховного суда Чеченской Республики. Уголовное дело № 54114 по обвине нию Исмаилова, Сулейманова, Юнусова.

См.: Хангошвили М.Х. Вайнахские поселения в Сирии // Вестн. Академии наук Чеченской республики Ичкерии / Под ред. Ю.А. Айдаева. 1999. № 2, апрель. С. 180– 181.

няются на Северном Кавказе. Одним из последних примеров мож но назвать «джихад», который объявил сын погибшего президента Чечни Кадыров не сложившим оружие участникам незаконных во оруженных формирований. Кроме того, приведенные факты могут свидетельствовать и о тенденциях изменения мотивов совершае мых преступлений с собственно террористического на мотив кров ной мести.

Как указывает Р. Хадалов – председатель регионального испол кома Чеченского отделения партии «Единая Россия»: «сегодня мно го крови на этих террористах и бандитах. И эти бандиты, будь то чеченец Басаев, приехавший из Саудовской Аравии Хаттаб или ка кие-нибудь украинцы или наемники из других государств, неваж но каких, когда они говорят, что чеченцев щадят и убивают только других, то это ложь. Чеченцев они убивают даже больше других, даже российских солдат».

Сегодня на рынке Грозного свободно можно купить любое ору жие. Особым спросом у молодежи пользуется пистолет системы «Стечкина» за 140 – 150 тыс. рублей. За такие деньги можно купить 10 пистолетов «Макарова». Выражение «мой дом, моя крепость»

имеет особое значение. Но из-за идущей войны между «чеченским ОМОНом» и группировками «ваххабитов» «кровная месть», по сло вам самих чеченцев, потеряла «адресность».

В интервью 25 апреля 2004 г. телеканалу «ТВЦ» вице-мэр г. Хаса вюрт Ж. Гамзатов заявил1: «Наверное, многие слышали про убийс тво старика, у него есть свои родственники, сыновья. Все ищут своих «кровников», это война «кровников». Идут две войны, одна из которых война с «кровниками». И эти две войны не могут пе ресечься. И если даже война, которую называют «восстановлением конституционного порядка» (прим. авт.: приводится дословно) ос тановится, то война с «кровниками» продолжится, пока не пойдет примирение. Это другая война». В апреле 2002 г. на мощном фугасе подорвался автобус с бойцами чеченского ОМОНа. Командир отря да М.Г. Магомадов назвал пятерых лидеров банд, виновных в пре ступлении, и объявил им «кровную месть». Вскоре все пятеро были Архив ОАО «ТВЦ». Интервью Ж. Гамзатова от 25 апр. 2004 г.

убиты. Последним был М. Бараев, руководивший захватом залож ников в г. Москве во время показа спектакля «Норд-Ост». В марте 2005 г. машина Магомадова в Чечне столкнулась с другой машиной, в результате чего Магомадов погиб. Среди следственных версий «кровная месть» не рассматривается».

Сегодня и отношения тейповых общин с окружающим населени ем складываются непросто. Например, недавно в селе Яндыки, где живет около 300 вайнахов, произошел крупный конфликт. Группа молодых чеченцев устроила погром на православном кладбище, но была освобождена в зале суда (как они сами утверждали, за взятку).

Все бы обошлось, если бы парни не начали после освобождения танцевать лезгинку в центре села. Вспыхнула драка, в которой кто то застрелил молодого калмыка Николая Болдырева, из-за этого произошел погром. Было сожжено несколько чеченских домов и машин, после этого в село ввели войска. Однако, по мнению губер натора, местное нечеченское население просто дало отпор хулига нам1.

Жители (русские и калмыки) жалуются: «Они все могут – избить, изнасиловать, им ничего не стоит подъехать ночью к местному бару и, затащив в машину девушку, увезти с собой!»2.

В селе ходили упорные слухи о том, что чеченцы на пастбищах содержат рабов3, официальное расследование эту информацию под твердило4. (Следует, однако, заметить, что около 24% нелегальных мигрантов в РФ находятся фактически на положении рабов, 38% выполняют работу, на которую не соглашались, – вне зависимости от национальности работодателей)5.

Таким образом, в завершение данного вопроса можно сделать вывод, что изученные нами процессы: этнические, политические, идеологические, указывают на их взаимообусловленность и зави КП, 27 августа 2005.

«Коммерсантъ», 20 августа 2005.

КП, 24 августа 2005.

КП, 27 августа 2005.

Тюрюканова Е. «Трудовая миграция из стран СНГ и новые практики эксплуа тации труда» // «Международная миграция населения: Каир +10. Россия и совре менный мир». Выпуск 12. М.: «МАКС-пресс», 2004. С. 101.

симость. Кроме того, преступные процессы в отдельно взятом реги оне имеют характер организованности и самовоспроизводства.

Проведенное нами исследование подтверждает, что организо ванная преступность – явление, обладающее многими признаками, общественно опасное социальное явление, которое имеет связи со всеми явлениями и процессами, происходящими в обществе.

Вывод: под видом террористической организованной преступ ной деятельности на Северном Кавказе, и в частности в Чеченской Республике, по сути, осуществляется акция вторжения одних госу дарств не только на территорию, но и в различные сферы суверени тета российского государства. Эта акция реализуется через те или иные глобальные террористические организации, которые хорошо известны сегодня.

Глобализация криминальных процессов в Чеченской Республике является результатом глобализации конфликта между «безумным»

богатством и крайней нищетой, когда в качестве полярных субъек тов выступают уже не отдельные лица, но разные социальные груп пы, объединяющиеся в масштабах мира по разным основаниям, в том числе криминологически значимым. Не следует также забы вать, что конец XX века – начало XXI века – это время высшей фор мы развития бизнеса с экспансией транснациональных корпораций и их интересов.

4.3. ОСОБЕННОСТИ ЭТНОНАЦИОНАЛЬНЫХ И РЕЛИГИОЗНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ, СПОСОБСТВУЮЩИХ ВОЗНИКНОВЕНИЮ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ По мнению отечественных исследователей, современные конф ликты принципиально отличаются от войн XX в. и более ранних ве ков, что можно считать следствием глобализации1. В этом случае на конфликтах чаще всего паразитирует терроризм, причин возникно вения которого много, в том числе и столкновения на националь ной основе, между представителями различных национальных или этнических групп. В концепции национальной безопасности Рос сийской Федерации отмечается, что обостряются межнациональ ные и международные отношения, наблюдается рост и увеличение масштабов терроризма2.

Проблему межнациональных и международных отношений для современной России мы постараемся представить на примере тех же проблем для мест лишения свободы.

Наряду с другими причинами преступлений большую значи мость имеет и поведение представителей различных национально этнических групп, взаимоотношения которых между собой или с представителями администрации учреждений исполнения наказа ния могут приводить к конфликтным ситуациям.

По мнению Антоняна Ю.М., терроризм порождается различны ми причинами, в числе которых, применительно к осужденным, ли шенным свободы, мы выделяем нерешенность социальных, в том числе национальных и религиозных, проблем, тех, которые имеют для данной социальной, национальной или иной группы бытийное значение3.

Следует указать, что, по данным Шамсунова С.Х., осужденным, в соответствии со ст. 14 Уголовно-исполнительного кодекса Российс См.: Морозов В.М., Киреев М.П. Организация борьбы с терроризмом в современ ной России: Моногр. / ВЮИ Минюста России. Владимир, 2004. С. 5.

См.: Концепция национальной безопасности Российской Федерации: Указ Пре зидента РФ от 10 января 2000 г. № 28 // СЗ РФ. 2000. № 3. Ст. 170.

См.: Антонян Ю.М., Смирнов В.В. Терроризм сегодня. М., 2000. С. 186–194.

кой Федерации, гарантируется свобода совести и вероисповедания.

По данным на ноябрь 2003 г., в УИС функционировало 343 храма (324 – Русской православной церкви, 3 домовые церкви евангель ских христиан-баптистов, костел римско-католической церкви, 10 мечетей и 5 буддистских дуганов), действуют 628 молитвенных комнат, возводятся 80 храмов1. Таким образом, налицо неравно правность соблюдения прав осужденных, представителей различ ных национальных и конфессиональных групп.

53,6% опрошенных нами экспертов-сотрудников УИС указали, что в учреждениях исполнения наказаний созданы условия для реа лизации права исповедовать представителям этнических групп ре лигию, возможность пользоваться национальным языком. Однако 46,4% опрошенных указали на отсутствие таких условий2.

При этом этноэгоизм, этноцентризм и шовинизм, проявляющи еся в деятельности ряда общественных объединений, а также не контролируемая миграция способствуют усилению национализма, политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и со здают условия для возникновения конфликтов. Например, для уго ловно-исполнительной системы это будет наиболее болезненным.

Объединение же большого числа представителей различных на циональных и этнических групп, воспитанных в разных культур ных, религиозных, морально-нравственных традициях, в условиях изоляции от общества создает предпосылки возникновения конф ликтов или криминально-криминогенных ситуаций, тем самым яв ляясь причиной совершения преступлений в УИС.

Необходимо отметить, что отечественные ученые при исследо вании осужденных, содержащихся в местах лишения свободы, не учитывают национальные характеристики последних3. Не находят См.: Шамсунов С.Х. Реформирование уголовно-исполнительной системы Ми нюста России в современных условиях. // Пути повышения эффективности де ятельности УИС Минюста России в современный период: Материалы Междунар.

науч.-практ. конф. 20 нояб. 2003 г., г. Владимир / Владим. Юрид. И-т Минюста Рос сии. Владимир, 2004. С. 9–14.

Зюков А.М. Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых представителями разных этнических групп. Дисс. кан. юрид. наук, Рязань, 2005. С.

53.

См.: Характеристика осужденных к лишению свободы. По материалам специ эти данные отражение и в статистике Федеральной службы испол нения наказаний1. Нами было предпринято такое исследование, в ходе которого была установлена зависимость характеристики личности этнического преступника от причин преступности в среде этнических групп, истоки, корни которой несводимы к ка кой-либо монопричине, будь то пережитки прошлого или дефек ты психологии представителей конкретной этнической группы. А, кроме того, сделан вывод, что причинный комплекс этнической преступности – это совокупность обстоятельств, не привносимых в общество откуда-то извне, а коренящихся в нем самом (вклю чая историю его развития), реально существующих общественных отношениях, взятых в их историческом развитии. Следует учиты вать, что изменения социально-политических и экономических предпосылок, произошедшие после 1991 г. на постсоветском про странстве, не повлекли автоматически изменения сформировавше гося в течение многих веков социально-психологического уклада жизни народностей, населявших бывшие республики СССР и сов ременную Россию2. А кроме того, нами было обращено внимание на то, что человек – личность – представитель этнической груп пы: приобретает – развивает – трансформирует при совершении преступлений элементы субкультуры – части антиобщественной культуры своего этноса – микросреды, в которой родился, вырос и воспитывался, в элементы криминальной субкультуры, в тради ции совершения преступлений. В современной России необходимо принятие государственных мер по сближению культур различных народов, устранению элементов, вызывающих их противоречия.

Необходима переоценка государством национальной политики в области культурного и общеобразовательного развития многона альной переписи 1999 г. / Под ред. д-ра юрид наук. проф. А.С. Михлина. М.: Юрисп руденция, 2001. В 2-х томах.

Изучены данные программной обработки статистических карточек, запол няемых в Научно-исследовательском институте ГУИН Минюста России (г. Тверь) о 2381 преступлении, зарегистрированном в период с 01.01.2001 по 16.11.2004 г.

(Прим. авт.).

Зюков А.М. Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых представителями разных этнических групп. Дисс. кан. юрид. наук, Рязань, 2005. С.

139-140 (С. 230).

ционального общества России, в целях слома антиобщественных традиций.

На наш взгляд, нельзя недооценивать и религиозный аспект в деятельности учреждений УИС. Необходимо учитывать нацио нальные особенности различных этнических общностей, что обус лавливается присущими им ярко выраженными многочисленными пережитками в сознании, обычаях и традициях криминогенного характера, в значительной степени детерминированными специфи кой исторического развития исповедуемой ими религии.

Среди представителей различных этнических групп (всего народности и национальности), привлеченных к уголовной ответс твенности в период с 1997 г. по 2004 г. на территории Владимирской области, 34,5% исповедуют ислам1.

Западные исследователи указывают иные данные. К примеру: фран цузские заключенные в подавляющем большинстве – мусульмане.

При этом Франция не публикует официальных данных о религи озной принадлежности заключенных. Мусульмане часто составля ют более половины обитателей многих пенитенциарных заведений, в предместьях этот показатель достигает 80%, при этом многие из них принимают ислам, находясь за решеткой, отмечает Фахрад Хо срохавар, писатель, профессор и директор Высшей школы социаль ных наук. Для лишенных гражданских прав молодых людей из бед ных семей притяжение ислама очень сильно. В тюрьме это как бы предложение товарищеских отношений среди заключенных и часто защита от опасностей, с которыми сопряжена повседневная жизнь за решеткой. В начале 2004 г. министр юстиции Франции Доминик Пербан отметил, что французские охранники будут проходить спе циальную подготовку. Их будут учить, как обнаружить признаки исламского экстремизма, чтобы идеи фундаментализма не прони кали за тюремные стены2.

См.: Зюков А.М. Криминологическая характеристика преступной деятельнос ти этнических групп во Владимирской области // Проблемы правовой и криминоло гической культуры борьбы с преступностью. М.: Криминологическая ассоциация, 2002.

С. 31– См.: Хосрохавар Ф. «Ислам в тюрьмах» // http//: mignews.com Одно из экстремистских направлений в современном исламе – фундаментализм. Идейные истоки этого направления – в ваххабиз ме, сторонники которого признают в качестве объекта поклонения только Аллаха – даже поклонение Мухаммеду считается неправиль ным. Ваххабиты требуют возвращения к патриархальной простоте жизни первых веков ислама, строгого исполнения предписанных обрядов и запретов, уничтожения роскоши, борются с европейс ким культурным влиянием, не признают культ святых, поклоняют ся только одному богу. По своей направленности и сущности ради кальные течения в исламе являются одним из видов тоталитарных деструктивных сект. Вовлеченным в эти секты гражданам ваххаби ты обещают безбедную жизнь и на фоне обещанного благополучия молодые люди попадают под жесткий контроль и в зависимость к так называемым «духовным наставникам».

Одно из предписаний мусульманской религии состоит в священ ной войне за веру (джихад). Это вполне понятно, если вспомнить, что само мусульманское движение возникло из потребности арабов в объединении и в добывании новой земли. В Коране это предпи сание изложено ясно: в течение восьми месяцев в году (ибо четыре считаются «запретными») надлежит воевать с многобожниками, с неверными, истреблять их, захватывать их имущество. В этом ярко проявились фанатизм и нетерпимость к иноверцам, свойственные ему даже в большей степени, чем другим «мировым» религиям1.

Ислам имеет важное значение во всех сферах жизни мусуль ман. Совершение преступлений не является исключением. Один из организаторов преступного сообщества – Х. использовал в ка честве конспиративного имя «Хусейн» – имя внука пророка Ал Хусайн (Хусейна) бен Али Абу Абдаллах аш Шахида (626-680 г. до н.э. ), младшего сына Али бен Аби Талиба, признанного шиитами «величайшим мучеником». При этом отец данного обвиняемого носит имя Талиб. Не признавая незаконного сбыта наркотических средств и организацию преступной группы для такой деятельнос ти, этот обвиняемый (именующий себя – «Хусейн») указывал, что Религия в истории народов мира / под ред. С.А. Токарева. М.: Изд. Полит. лит ры. 1986. С.524.

его семья принимала участие в конфликте на стороне оппозиции в Республике Таджикистан в 90-х годах прошлого века, в Россию они прибыли в качестве беженцев, и высказывался о священной миссии, которую выполняет, имея в виду незаконный сбыт нар котических средств и противодействие правоохранительным ор ганам в России1.

Еще несколько лет назад муфтий Республики Дагестан Ш.

Пшихачев, посетивший колонии общего и строгого режима Ка бардино-Балкарии, отрицал предположения, выдвинутые не которыми СМИ, что «ваххабизм проник в исправительные ко лонии, а молельные дома попали под влияние осужденных из Чечни и Ингушетии»2. Муфтий заявил, что среди осужденных он встретил не сторонников ваххабизма, а лишь верующих, про являющих большой интерес к углубленному изучению ислама и нуждающихся в помощи по толкованию Корана3. Спустя отно сительно небольшой промежуток времени мнение Ш. Пшихаева относительно процессов внутри кабардино-балкарского ислама изменилось коренным образом. Призывая всех имамов на борь бу с ваххабизмом, муфтий подчеркнул, что «одними обществен ными мероприятиями беду побороть невозможно», поскольку «ваххабизм – это военно-политическая структура, финансируе мая извне, вокруг которой выстраиваются различные хитроум ные сплетения»4.

Надо отметить, что порой позиция духовных лидеров по той или иной проблеме меняется кардинальным образом. Годом ранее на за седании Совета муфтиев России от 30 июня 2000 г. было признано, что ваххабизм в России существует и что с ним необходимо бороть ся. Были определены и основные признаки ваххабизма: «Верующий не признает четыре основные юридически-правовые школы сун низма;

не признает шиизм, как направление в исламе;

наделяет себя Архив Владимирского областного суда. Уголовное дело № 1384 (1998 г.).

Газета Юга. № 6, 1999.

См: Гусейнов О. Сторонников ваххабизма среди заключенных нет. Общекавказ ская газета. № 22, 17 фев. 1999 г.

Кабардино-Балкарская правда. 01.11.2000 г.

правом объявлять любого инакомыслящего кяфиром (неверным);

наделяет себя правом лишать неверного всего, вплоть до жизни»1.

В 2001 г. отношение мусульманского духовенства Кабардино Балкарии к такому явлению, как ваххабизм, было уже четко выра женным: «Ваххабизм – это отрицание народных обычаев»2.

В настоящее время ситуация с наличием лиц, исповедующих вах хабизм, в учреждениях УИС изменилась. Имеются примеры осуж дения к реальному лишению свободы руководителей радикальных религиозных течений. Например, лидер дагестанских ваххабитов Магомед Тагаев приговорен к десяти годам лишения свободы в ко лонии строгого режима3.

Ваххабизм в условиях современной России оказался систе мой разжигания внутрирелигиозной и межэтнической вражды, поскольку рассматривал войну чеченцев против России как свя щенную и имеющую целью создание исламского государства на территории Чечни и Дагестана. Под видом «войны с неверными»

осуществлялось изгнание или уничтожение как организованной оппозиции режиму Дудаева, так и любых форм инакомыслия. По нятно, что такая форма ислама пришлась как нельзя более кстати для уголовников, составивших костяк бандформирований на Се верном Кавказе4.

Осуждением лица за совершение общественно-опасных деяний и помещением его в условия изоляции от общества нельзя заставить отказаться от религиозных убеждений. Но главное – мусульманин, принявший ваххабизм, должен подтверждать свое единобожие «ненавистью и враждой». Истинный единобожник, как его пред ставляют ваххабиты, должен ненавидеть всех тех, кого ваххабиты считают «неверными», «многобожниками», «лицемерами». Одна ко ненависть – это эмоция, которую трудно проконтролировать.

См.: Северный Кавказ. № 6 (512), февраль 2001. С. 4.

См.: Ваххабизм – это отрицание народных обычаев. Ответ муфтия КБР Ша фига Пшихачева на заявление представителей «мусульманских джамаатов». // Се верный Кавказ. № 6 (512), февраль 2001 г.

Информационное агенство «Выборы-Инфо» Махачкала. 12 июля 2004 г. ИН ТЕРФАКС-ЮГ.

Савельев А. «Параллельный ислам – идеология бандитизма». ПРАВОСЛАВИЕ 2000. Интернет-ресурс.

Ваххабиты особое внимание обращают на внешнее поведение че ловека. Именно такое внешнее проявление ненависти может убе речь мусульманина от обвинения в «неверии», в противном случае лишаются неприкосновенности его жизнь и имущество. Ненависть должна иметь постоянное внешнее проявление – вражду по отно шению к «неверным»1.

Ваххабитское учение является экстремистским, так как содер жит в себе нормы и положения, подстрекающие к посягательс твам на права и свободы граждан, пропаганду войны, разжигание национальной и религиозной вражды, побуждение и принужде ние граждан к отказу от исполнения установленных российским законом гражданских обязанностей, нарушению общественной безопасности и общественного порядка, созданию незаконных вооруженных формирований, насильственному изменению конс титуционного строя Российской Федерации. При этом указанные нормы и положения являются основополагающими в ваххабитс ком учении.

По мнению А. Игнатенко, ваххабитское учение содержит по ложения и нормы, которые (даже без соответствующих действий по реализации этих положений и норм) представляют собой, по оценке российского закона, терроризм («насилие или угроза его применения в отношениии физических лиц или организаций») и террористическую деятельность, которая определяется законом как «подстрекательство к насилию над физическими лицами или организациями»2.

Современные экстремистские организации используют кла новые структуры. В Чечне клановая структура сложилась вмес те с исламом. Именно тогда возникли мусульманские братства или ордена-сообщества «тарикаты». В настоящее время наиболее сильны два «тариката» – наджбандия и кадирия. Кадирия еще в XIX веке разделилась на три ветви: кунта-хаджийцы, батал-хад жийцы и бамат-хаджийцы. Наиболее воинственны батал-хад См.: Зину. Исламская акида. с.31-32.

См.: Игнатенко А. Правоверность, доказываемая ненавистью (Ваххабизм в из ложении его сторонников). Независимая Газета № 171 (2481) 14 сент. 2001 г.

жийцы, которые в 50-е годы XX века имели «черную кассу» для молодых учеников-мюридов. Из этого же «общака» помогали по павшим в тюрьму1.

Средой для «исламизации» чеченского населения были именно вирдовые братства, которые адаптировали древние родовые обы чаи и позволяли просто самоопределяться в системе «свой-чужой», не вдаваясь в тонкости трактовок Корана. Именно ритуальной фор мой ислама воспользовался Дудаев, когда указал на свою прина длежность к влиятельному вирду Кунта-Хаджи, а своего старшего брата приписал к вирду Вис-Хаджи. Впоследствии его правой рукой Зелимханом Яндарбиевым было создано своеобразное «политбю ро» из числа суфийских старейшин, которое освящало власть Дуда ева2. Затем ту же политическую технологию использовали антимас хадовские силы «непримиримых», создавших свою «шуру» во главе с Шамилем Басаевым.

Причиной именно такой формы ислама были условия, созданные в Чечено-Ингушетии советской властью. В республике не было офи циально действующих мечетей, практически отсутствовало духо венство. Именно поэтому вирдовые братства приобретали особое значение, а ислам поглощался горскими архаическими традициями (выделено мной. – А.З.).

При Дудаеве религиозные организации «официального» мусуль манского духовенства (экспортированного в Чечню за неимением собственных духовных авторитетов) были обвинены в сотрудни честве со спецслужбами и распущены. Зато появились радикальные исламские организации, такие как «Братья мусульмане», «Джамаат Ислами», «Исламская молодежь» и др., тесно сотрудничавшие с са удовскими, пакистанскими и ливанскими организациями, а также с Всемирной исламской лигой, Всемирным исламским конгрессом, «Джамаат-Ат-Таблиг», Международной лигой мусульманской мо См.: «Мы не мафия – мы нация…(летальные приключения горцев в России)»

«Юридическая газета». № 15, 1995 г. С. 2, 14.

См.: Прим. авт.: Вся деятельность так называемого «политбюро» была описа на Зелимханом Яндарбиевым в книге «Чечения – битва за свободу» // З. Яндарбиев «Чечения – битва за свободу». Львов, 1996г., С. 496.

лодежи, Исламским центром Японии, получавшие от них матери альную поддержку1.

В настоящее время, по некоторым источникам, в мире насчиты вается около 205 исламских террористических организаций. Более 40 из них, то есть каждая пятая, исповедуют радикальный ислам фундаменталистского толка, и, главным образом, они достигают своих целей путем вооруженного насилия.

Среди большого количества различных террористических орга низаций фундаменталистского толка можно выделить две группы:

- организации, которые официально декларируют свою са мостоятельность, но получающие финансовую и материальную подпитку от отдельных государственных структур и исламских международных организаций. Например, общество «ИГАСС» при Всемирной лиге, деятельность которого направлена против Рос сии;

движение «Талибан», финансируемое саудитскими органи зациями и поддерживаемое пакистанскими военными кругами и спецслужбами;

- независимые исламские боевые организации, такие как «Аль Джихад», «Хамас»2.

Эти организации четко структурированы, мобильно управ ляемы, фанатичны в достижении поставленных целей и задач, умеют хорошо конспирироваться. Внутреннюю среду этих орга низаций составляют маргинальные слои населения, в основном безработная молодежь, без достаточного образования и с низ кой культурой, стремящаяся получить хоть какую-то духовную и материальную поддержку3. Безработица, неконтролируемые рост народонаселения и незаконная миграция, снижение уровня См.: Савельев А.Указ соч.

Даниленко Н.Н. / Некоторые аспекты влияния исламского фундаментализма на терроризм в России / Реагирование на преступность: концепции, закон, практи ка. М. 2002. С.217- Эти данные соответствуют личностным характеристикам представите лей этнических групп, полученным в ходе исследования Криминологическая харак теристика преступлений, совершаемых представителями разных этнических групп // Зюков А.М. Криминологическая характеристика преступлений, соверша емых представителями разных этнических групп. Дисс. кан. юрид. наук, Рязань, 2005. С. 79-110.

жизни вместе с исламской пропагандой – это те главные факто ры, обеспечивающие мобилизационный ресурс исламских тер рористов.

Эксперты правоохранительных органов полагают, что наци оналистические и экстремистские организации для совершения террористических актов в различных городах России используют организованные преступные группы. Особую опасность пред ставляют организованные группы, связанные с религиозными и политическими организациями, которые преследуют цели раз жигания межнациональной и межконфессиональной розни. Для этого они используют методы террора, а в конечном итоге добива ются разрушения целостности российского государства. Можно сделать предварительный вывод: на фоне сливания и сотрудни чества нелегальных и легальных структур экстремистского толка с националистическим, религиозно-сектантскими, фундамента листскими и другими сообществами, на основе взаимовыгодных интересов, происходит сращивание политического и уголовного терроризма.

Исламский терроризм, с его идеей исламского радикализма, проник на территорию России и стал угрожать национальной безопасности. Отсутствие государственной идеологии привело к тому, что на ее территории, особенно в местах с наибольшей плот ностью мусульманского населения, получили распространение религиозные организации деструктивного и оккультного харак тера, в том числе сатанинские и демонические секты. Тенденцию развития общественно-политической жизни на Северном Кавказе во многом предопределяет «исламский фактор». В ряде республик религия ислам активно выступает как эффективный механизм регулирования общественно-политических, межэтнических, се мейных и межличностных отношений. Кроме Чеченской Респуб лики и Республики Дагестан его влияние получает широкое рас пространение и на другие национальные республики. Жизнь по мусульманским традициям и обычаям все четче просматривается в мусульманских общинах адыгов, ногайцев, карачаевцев, балкар цев и других народов, компактно проживающих на территории Ставропольского и Краснодарского краев, других южных областей России, где сейчас отмечается резкое увеличение числа верующих.


Фактор повсеместной «исламизации» населения стремятся актив но использовать в своих антироссийских политических целях раз личного рода национал-сепаратистские и иные экстремистские движения, в особенности радикальные, с фундаменталистским уклоном.

Нам представляется, что недооценивать экстремистские орга низации, члены которых привлекаются к уголовной ответствен ности и помещаются в учреждения УИС, нельзя, хотя бы и потому, что данные объединения представляют собой сплоченные группы, объединение которых, помимо круговой поруки в виде совместного совершения преступлений, происходит в том числе на основе еди новерия. Только на территории Кабардино-Балкарии, по данным правоохранительных органов, продолжают оставаться 400 ради кальных мусульман1. Эти организации экономически более мощ ны и боеспособны, чем та, которая 22 июля 2003 г. на территории Екатеринбургского СИЗО №1, совершив вооруженное нападение на конвойную роту, освободила Тимура Джиоева, разыскиваемого Интерполом за организацию банды, специализирующейся на вы могательстве и похищении людей, а также убийствах2. Данный вы вод нами был сделан весной-летом 2005 г.3, а произошедшие осенью 2005 г. в Кабардино-Балкарии (г. Нальчик) события – нападения представителей экстремистских организаций на представителей правоохранительных органов и административные здания, эти вы воды (к сожалению) подтвердили.

Таким образом, проникновениям фундаментализма в учрежде ния ФСИН должна противостоять вся система государственных органов, и работа в этой сфере должна начинаться с выработки См.: Османов Р. Увидимся в раю. Объединенная газета. № 18 (50). 29 окт. 2004 г.

С. 10–11.

См.: Андрюхин А. Бандита отбили с помощью тарана. Известия. 12 авг. 2003 г.

С. 8.

См.: Пенитенциарная преступность: сущность и актуальные проблемы пре дупреждения: моногр. / В.С. Жеребин [и др.];

науч. ред. д-р социол. наук, проф. В.М.

Морозов, д-р юрид. наук, д-р филос. наук, проф. В.С. Жеребин;

под общ. ред. Ю.И. Кали нина;

ВЮИ Минюста России. – Владимир, 2005. – 420 с.

комплекса таких мер, которые должны учитывать все аспекты жиз недеятельности всех групп осужденных, включая их религиозную принадлежность.

Национальный фактор сегодня стал одним из наиболее важных элементов российской политики, от динамики которого в значи тельной мере зависит будущее страны. В этом плане ключевой про блемой, безусловно, является соотношение российской и этнонаци ональной лояльности. Как известно, на протяжении всего пока еще недолгого периода существования Российской Федерации как неза висимого государства, политическое руководство страны предпри нимало последовательные шаги по усилению общегражданского со знания. Это и настойчивое продвижение в политическую практику идентификационного термина «россияне», и блокирование попы ток к умножению признаваемых государством этнических и этно культурных групп (например, попыток конституировать в качестве особого «народа» казачество).

Позволим себе привести мнение представителей различных эт нических групп о том, какая идея могла бы сплотить россиян во имя их общих целей, в %1:

См.: Госкомстат России. «10 лет российских реформ глазами россиян». (Рас смотрены вопросы, характеризующие общественное состояние пореформенной России, в ноябре 2001 г. отраженные в исследовании Института комплексных социальных исследований РАН (ИКСИ РАН), который провел общероссийское социологическое исследование: «Новая Россия: десять лет реформ». По репре зентативной выборке во всех территориально-экономических районах стра ны, а также в Москве и Санкт-Петербурге было опрошено 1750 респондентов от 18 лет и старше, представляющих 11 социальных групп населения: рабочие предприятий, шахт и строек;

инженерно-техническая интеллигенция;

гумани тарная интеллигенция (ученые, преподаватели вузов, учителя школ, училищ);

работники торговли, сферы бытовых услуг, транспорта и связи;

служащие;

предприниматели малого и среднего бизнеса;

военнослужащие и сотрудники МВД;

жители сел и деревень;

городские пенсионеры;

студенты вузов;

безработ ные. Исследование проводилось в 58 поселениях, пропорционально населению мегаполисов, областных центров, районных городов и сел. Вместе с тем эмпи рической базой настоящего доклада послужили результаты исследований, про веденных Российским независимым институтом социальных и национальных проблем (РНИСиНП) в период 1992-2000 гг.

Таблица 1. Мнение представителей различных этнических групп о национальной идее Другие славяне (украинцы, мусульманской традицией белорусы, а также поляки Малые немусульманские Этносы с доминирующей этнические группы Идеи народы Русские Другие и др.) Идея единения России в целях ее возрождения как великой 48,7 48,2 50,6 46,9 35, державы Идея укрепления России как 46,7 44,7 50,6 35,9 49, правового государства Идея объединения народов для 23,0 22,4 31,5 29,7 30, решения глобальных проблем Идея сближения с Западом, вхож 14,4 15,3 12,4 14,1 20, дения в общеевропейский дом Возвращение к социалистическим 15,4 11,8 22,5 7,8 13, идеалам и ценностям Идея объединения всех славянс 15,2 20,0 3,4 18,8 11, ких народов Идея национальной уникальнос ти, особой исторической миссии 8,3 9,4 5,6 3,1 7, русского народа Идея индивидуальной свободы, приоритета интересов личности 10,3 17,6 4,5 7,8 9, над интересами государства Идея очищения общества через 8,0 11,8 2,2 6,3 9, православную веру Идея противостояния Западу, 13,6 9,4 5,6 9,4 11, опоры на собственные силы Другая идея 2,1 2,4 4,5 1,6 3, Затруднились ответить 6,3 4,7 5,6 6,3 7, Своего рода «лидерами межнациональной благожелательности»

в настоящее время выступают Санкт-Петербург, Центрально-Чер ноземный район, Поволжье и Северо-Запад, а наиболее проблем ными регионами – Центральный и Волго-Вятский районы, а также Северный Кавказ. В русскоязычных субъектах Федерации на Се верном Кавказе (Ростов-на-Дону и Ставропольский край) уровень нетерпимости превышает средний показатель по выборке пример но в 1,5 раза и является самым высоким по стране.

Причины такого рода дифференциации, очевидно, связаны с осо бенностями генезиса межнациональной напряженности, которая коррелирует с направленностью наиболее сильных миграционных потоков, ведущих к перемешиванию национального состава населе ния. Характерно, что Москва, которая давно уже является всерос сийским центром притяжения, значительно более неблагополучна в рассматриваемом нами аспекте, чем другой мегаполис – Санкт Петербург, традиционно более «спокойный» (и более удаленный от южного пояса конфликтов). Следует, однако, заметить, что то лерантная часть населения везде количественно преобладает над «группой нетерпимости», причем не меньше, чем в 1,5 раза (наибо лее неблагополучный и конфликтный регион – Северный Кавказ), а по большинству регионов – в 3-4 раза и более.

Таблица 2. Показатели состояния национальной терпимости и нетерпимости в российских регионах (2001 г.) (в %) Промежуточные Регионы Терпимость Нетерпимость группы Москва 43,7 38,6 17, Санкт-Петербург 55,4 36,9 7, Северо-Запад 57,1 35,8 7, Север 45,8 40,3 13, Волго-Вятский 47,6 29,5 22, Центральный 40,0 36,0 24, Центрально-Черноземный 55,5 25,7 18, Поволжский 50,5 38,8 10, Там же.

Продолжение табл. Промежуточные Регионы Терпимость Нетерпимость группы Северный Кавказ 37,0 37,7 25, Уральский 42,1 38,9 19, Западная Сибирь 42,1 26,7 10, Восточная Сибирь 49,0 40,7 10, Дальний Восток 42,9 36,9 20, Весь массив 47,2 35,6 17, Преобладание установки на толерантность не означает, что раз витие межнациональных отношений в Российской Федерации уже не создает серьезных проблем. Реальная практика показывает, что это далеко не так. Следует, в частности, обратить внимание на то, что рост численности нерусского населения в традиционно русских областях в настоящее время стал восприниматься в массовом со знании как угроза, причем достаточно значимая. Во всяком случае, в списке угроз, связанных с неблагоприятным развитием событий внутри страны, она следует сразу за «лидирующей» группой, в ко торую входит перспектива затягивания войны в Чечне и факторы, непосредственно и ощутимо бьющие россиян по карману (рост жи лищно-коммунальных платежей и возможность нового финансово го обвала).

В целом нарастание миграции нерусского населения в «корен ной» России вызывает тревогу практически у трети респондентов.

Это больше, чем совокупная численность всех «групп нетерпимос ти» (27,5 %). Стало быть, подобная обеспокоенность коснулась уже и некоторой части относительно толерантных граждан, менее дру гих подверженных предрассудкам и ксенофобии. Особенно нега тивен складывающийся в массовом сознании образ мигранта-кав казца, что отчасти объясняется жестокостями чеченской войны, некоторыми шокирующими явлениями, периодически раскрывае мыми в ряде мест Чечни и за ее пределами военными и правоохра нительными органами (содержание людей в рабстве и т.п.). Отчас ти же этот образ коренится в различии культурных стереотипов, традиций и образов жизни, порождающих взаимное непонимание.

Характерно, что печально известный неологизм «лицо кавказской национальности» (не существующей в природе) вызвал в ходе на стоящего исследования негативную реакцию у 57,0% россиян.

Наихудшее отношение в нынешнее время россияне проявляют к чеченцам и азербайджанцам: уровень антипатий к представителям этих народов существенно перевешивает уровень симпатий (в пер вом случае на 45,0%, во втором – на 13,0%). Но не особенно жалуют россияне и прибалтов, а также выходцев из большинства азиатских стран (за исключением Японии). По отношению к евреям вся со вокупность респондентов делится на три почти равные друг другу части: симпатизируют им около 33%, не любят – 31,5%, затрудняют ся высказать свое мнение – 35,0%.


В России сохраняется почва для националистических настро ений. Существует и сам национализм как политическое явление.

Правда, формы его меняются. По своему содержанию и направлен ности он носит в целом охранительный характер. Его питательная среда – опасения по поводу вытеснения русских из привычного для них жизненного пространства. Несмотря на имеющиеся болевые точки и противоречия, идет процесс консолидации населения вок руг общих целей и ценностей. Вместе с тем стабилизация эта в зна чительной степени обусловлена общим повышением доверия населе ния к высшим должностным лицам государства. Вот почему любой неожиданный и значительный кризис в отношениях между властью и населением может спровоцировать быстрый рост националисти ческих настроений. Причем на этот раз не только в национальных республиках, но и в некоторых традиционно русских регионах.

Наиболее благоприятная для распространения русского нацио нализма среда – это молодежь до 21 года.

Русская идентичность относится как бы к «приглашающе му» типу. Она способна совмещаться с другими идентичностями, вследствие чего при ее устойчивости идеологии националистичес кого типа достаточно сложно выражать жесткую оппозицию между «своими» и «чужими». А без подобного выражения сам смысл на ционалистической идеологии в значительной мере пропадает.

Вообще же большинство русских не считает правильным кон вертировать свое численное преобладание в стране в политические преимущества. На протяжении многих лет почти две трети русс кого населения поддерживают тезис – «Россия общий дом многих народов, и все они должны обладать равными правами».

Таким образом, нельзя сделать вывод, что сфера межнациональ ных отношений в России стабилизировалась в состоянии относи тельно устойчивого равновесия и в обществе имеется значитель ный «запас терпимости».

Гл а в а 5.

ДУХОВНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЭТНОСОВ В УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКЕ Гл а в а 5.

ДУХОВНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЭТНОСОВ В УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКЕ 5.1. ПРЕСТУПНОСТЬ И ДУХОВНАЯ СФЕРА ЖИЗНИ ЭТНОСОВ При изучении заявленного нами предмета исследования, в целях репрезентативности, мы обратили внимание на несколько народ ных и этнических групп: чеченцы, русские и цыгане.

В ходе исследования нами был проанализирован фильм, выпу щенный «NIZAM TV». Фильм представляет собой набор фрагмен тов, демонстрирующих взрывы и убийства людей (пеших), подры вы автомобилей (грузовых, легковых), боевой техники (БМП, БТР), в том числе с сидящими на броне людьми, взрывы зданий в Р. Чечня в период с 2000 по 2003 г. (всего 47 фактов), между которыми име ются вставки танцующих детей в чеченских национальных одеждах и под национальную музыку. Общий объем фильма 5 мин 16 сек.

Фильм начинается с демонстрации волка, скалящегося (обна жающего клыки), издающего рык и вой. Волк является своего рода символом, почитаемым чеченцами за отвагу, неукротимость и до стойно принимающим смерть1. Как отмечают сегодняшние авторы историко-публицистических произведений, посвященных истории чеченского народа: «…в самом типе чеченца, его нравственном облике есть нечто, напоминающее волка. И это верно уже пото му, что чеченцы в своих легендах любят сравнивать своих героев именно с волками, которые им хорошо известны: волк – самый поэтический зверь по понятиям чеченца. «Лев и орел, – говорят они, – изображают силу: те идут и на слабого, а волк идет и на более сильного, нежели сам, заменяя в последнем случае все безграничной дерзостью, отвагой и ловкостью. В темную ночь отправляется он за своею добычей и бродит вокруг аулов и стад, откуда ежеминутно Хизриев Х.А. О государственной символике Чеченской Республики. «Ойла» (с чечен.: мысль). Журнал социальных наук и публицистики. С. 24 – 25.

грозит ему смерть. И, когда попадается он в беду безысходную, то умирает уже молча, не выражая ни страха, ни боли»1.

В фрагментах фильма, в которых участвуют дети: мальчики тан цуют лезгинку в белой черкеске с красным башлыком, в черной па пахе, затем в красной черкеске;

девочки танцуют в национальных повседневных одеждах, в белой черкеске и фате (платке) в окруже нии девушек и юношей в белых одеждах;

мальчики танцуют в чер ных черкесках, красных башлыках, белых папахах, черных бурках, под которыми видны кинжалы и щиты, юноши танцуют в красных черкесках. Следует заметить, что красный (розовый) – это цвет крови, отваги и мужества. Даже в период имамата Шамиля стар ший наиб Чечни имел красное (розовое) знамя, которое хранилось в государственном историческом музее Чеченской Республики до начала российско-чеченской войны (дано в редакции автора) 1994 – 1996 гг.2. В фильме имеется фрагмент танца мальчика в крас ной черкеске, прерывающийся танцем человека в военной форме в окружении одетых в военную форму людей.

Имеется фрагмент с юношами в национальных одеждах, сидящи ми на конях, один из которых поднимает лошадь на дыбы. Джигит для чеченца – альфа и омега его жизни, к которой он стремится3.

Когда мальчику исполнялось 15–16 лет, он шел с подарком к дяде по материнской линии, а тот в свою очередь должен был одарить его конем или другими дарами. Этот древний обычай («барч»), восхо дящий своими корнями к эпохе матриархата, считался своего рода «признанием» совершеннолетия молодого человека4. Культ коня су ществовал на Кавказе с эпохи поздней бронзы (XIII в. до н.э.), то Малик Сайдулаев. «Чеченскому роду нет переводу» (историко-публицистичес кое издание). М.: 2002, С. 168 (Примеч. авт.: М. Сайдулаев напоминает слова песни потомков Турпала Нахчууо: «Волчица щенится в ту ночь, когда мать рожает че ченца»).

Хизриев Х.А. Указ. соч. С. 24 – 25.

Первоначальная культура Чечни. Газета «Терские ведомости», 1887, С. 69.

Крупнов Е.И. К истории Ингуши. «Вестник древней истории». М., 1939. С.87.

Сокольский В. Архаические формы семейной организации у кавказских горцев. Ж.

Министерство народного просвещения. СПб., 1881. С. 42–435. // Цит. по: Этногра фия и вопросы религиозных воззрений чеченцев и ингушей в дореволюционный пери од. Сборник научных трудов ЧИАССР. Грозный. 1981., С. 83.

есть еще до скифов и сарматов. У вайнахов существовал культ коня и его обожествление1.

После фрагмента с поднятым на дыбы конем следует фрагмент подрыва боевой машины пехоты с сидящими на борту военнослу жащими. В уже указанном нами современном историко-публицис тическом произведении2 отмечается, что в песне чеченской женщи ны отражается дух и быт чеченца, эталон его жизни: «…Я положу руку под голову моему молодцу-храбрецу. Он посреди ночи на во роном коне, не разбирая броду, переплывает Терек. Вон он подъ ехал к казацкой станице, перепрыгнул ограду. Смотрите, подруги:

вон толпа казаков гонится за моим молодцом-храбрецом. И пыль, и дым от выстрелов затемняют звездочки, ничего не видно. Вот на стигают моего молодца-храбреца. Вот он выхватил из чехла свое крымское ружье. Вот он повалил одного казака. Вот другая казачья лошадь скачет без всадника. О, Аллах! Мой храбрец-молодец ранен, кровь течет по его руке…».

После кадра с вооруженным человеком в маске на фоне ткане вой растяжки с надписью «вон из Чечни русские фашисты» следует фрагмент танца в исполнении юноши в красной черкеске, фрагмент танца в исполнении девушек в национальных костюмах и фрагмент танца в исполнении юноши в белой черкеске, белой папахе, черной бурке, с кинжалом на поясе3.

В анализируемом фильме в значительном объеме представлены танцы чеченского народа, исполняемые мальчиками (юношами) и девушками. Во время танца происходит диалог, демонстрируемый мимикой, жестами, определенной системой телодвижений. На язы ке танца как девушка, так и юноша создают каждый свой ряд сим волов-образов. Юноша может имитировать повадки могучего орла, коршуна, волка, преследующего добычу4. Как отмечают Д.Д. Межи Межидов Д.Д., Алироев И.Ю. Чеченцы: обычаи, традиции, нравы (социально философский аспект). Грозный. Изд.: «Книга». 1992., С. 58.

М. Сайдулаев. Указ. соч. С. 168–169.

См.: Лопухов А., Ширяев А., Бочаров А. «Основы характерного танца». Ленин град «Искусство». 1939. С. 117 и др.;

Богаткова Л. «Танцы разных народов». Изд.:

«Молодая гвардия», М.: 1958г. С. 196 и др.

Семейно-бытовая обрядность вайнахов. Сборник научных трудов ЧИИИСФ, 1982. С. 61.

дов и И.Ю. Алироев, жесты и мимика во время танцев имели осо бый смысл, во время танцев парень и девушка объясняли довольно сложные понятия. Например, широко раскрытые глаза означали, что парень готов «убить»1.

Авторы подобных фильмов пытаются воздействовать на по тенциального зрителя через духовные корни народа. Так как духовность – важнейший фактор развития цивилизации, открытия новых форм общественной жизни, соответствующих изменившим ся условиям существования;

преобладание в человеке духовных, нравственных, интеллектуальных качеств (ценностей) над матери альными запросами. Складывается обычно в результате влияния материальной и духовной культуры2.

Как отмечает проф. А.И. Долгова, духовная сфера обществен ной жизни – сложное и многоплановое явление. Эта сфера вклю чает: общественное и индивидуальное сознание, сознание научное и обыденное, мировоззрение и мироощущение, научные знания и иллюзии, религиозные и эстетические взгляды, этнические и юри дические нормы, а также духовную жизнь, сознание классов и соци альных групп, самосознание классов и наций (народностей), идео логию и социальную психологию.

Подсистемами духовной сферы выступают: наука, искусство, идеология, религия, образование и воспитание.

При криминологическом анализе общественного сознания вы членяются различные его подструктуры: теоретически система тизированное (идеология и наука) и теоретически несистематизи рованное (обыденное) (традиции, формирующие нравственные, правовые и иные воззрения и т.п., которые в свою очередь фор мируют обычаи). Таким образом, обыденное сознание в обществе формируется под влиянием и теоретических элементов сознания, и реальной общественной практики людей, а также передаваемых от поколения к поколению и поддерживаемых определенными соци альными группами обычаев, традиций3.

Межидов Д.Д., Алироев И.Ю. Указ. соч. С. 68.

Этнопсихологический словарь / Под ред. д-ра психол. наук В.Г. Крысько;

Моск.

психол.-соц. ин-т, М., 1999. С. 65.

Из выступления Долговой А.И., доктора юридических наук, профессора, зав.

В этом случае духовные референты нации – персонифициро ванная в образе реальных исторических личностей духовно-нравс твенная сущность культуры нации (ее «вертикаль»), которая высту пает эталоном личностного развития, фактором культурно-нацио нального единства и одновременно замыслом, проектом идеального состояния культуры нации в ее «человеческом измерении»1. Каждая культурная эпоха имеет определенный «культурный проект» (мо дель, замысел) в персонифицированном виде, возникающий в ответ на актуальные проблемы времени и олицетворяющий биографией конкретного человека путь и способ их преодоления.

Духовный вакуум – термин, употребляемый в культурологи для обозначения кризиса социальной и национально-культурной иден тичности, сопровождаемого чувством тревоги, страха, ощущением исторической обреченности, «бездомности» и потерянности чело века в мире.

Духовный кризис – кризис общественных идеалов и ценностей, составляющих нравственное ядро культуры и придающих куль турной системе качество органичной целостности, аутентичности.

Кризис сопровождается усилением этносоциальных процессов раз вала и распада, моральным, экономическим и интеллектуальным хаосом, потерей нравственных приоритетов, резкой поляризацией общества, разрушением социальных институтов. Духовный кризис общества и реальная опасность утраты культурной идентичнос ти резко активизируют процессы консолидации национального самосознания, в сфере которого происходит интенсивный поиск ценностей культурной интеграции и национальной консолидации.

Мировоззренческой предпосылкой преодоления духовного кризи са является: воссоздание тех ценностей, которые составляют ядро национальной культуры и определяют ее уникальность;

возрожде отделом Научно–исследовательского института Академии Генеральной проку ратуры Российской Федерации, президента Российской криминологической ассо циации, на Международной научно-практической конференции «Преступность и духовная сфера жизнедеятельности». Псков, Псковский юридический институт.

21–23 сентября 2007 г.

Этнопсихологический словарь / Под ред. д-ра психол. наук В.Г. Крысько;

Моск.

психол.-соц. ин-т, М., 1999. С. 65.

ние национальных идеалов;

актуализация в общественном самосо знании людей духовных референтов нации.

В.В. Меркурьев отмечает, что в целом государство старается быть в стороне от беспокойной проблемы духовности, что объясняется, видимо, желанием избежать недавнего опыта построения идеоло гизированного общества. Так, ст. 13 Конституции РФ говорит об идеологическом многообразии, определяет, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обяза тельной. Тем самым государство само подрывает свои устои, от казывается от сплочения общества, которое возможно если не на идеологическом, то обязательно на духовном единении граждан1.

От духовности государство не отказывается, но и активности в ее культивировании не проявляет, считая, видимо, что это дело религий, предоставляя поэтому каждому свободу вероисповедания (ст. 28 Конституции РФ). Однако в многоконфессиональной стране единые духовные качества надо формировать как межрелигиозные, общие для основных вероисповеданий2.

Под духовной безопасностью в предлагаемой автором статье по нимается состояние защищенности духовных ценностей человека и общества, являющихся частью общечеловеческих ценностей и соответствующих интересам данного сообщества. Предметом ду ховной безопасности являются духовные качества, составляющие основу личного и социального благополучия.

В ходе исследования проводился опрос 1107 лиц3, осужденных к лишению свободы. На задание респондентам: «оценить роль в Меркурьев В.В. Духовная безопасность // Тезисы выступления на Международ ной научно-практической конференции «Преступность и духовная сфера жизнеде ятельности». Псков, Псковский юридический институт. 21–23 сентября 2007 г.

Тер-Акопов А.А. Безопасность человека: Социальные и правовые основы. М.:

Норма, 2005.С. 117.

В материале использованы данные, полученные в период с 2003 по 2005 г. в ходе опроса 300 осужденных, отбывающих наказания в исправительных колониях об щего, строго и особого режимов в 6 учреждениях УИС по Владимирской области, по 50 человек в каждом учреждении. В опросе приняли участие осужденные женской колонии, учреждения ОД-1/1, а также осужденные-мужчины, содержащиеся в уч реждении ОД-1/т-2 на тюремном режиме, учреждениях ОД-1/3, ОД-1/6 – колониях строгого режима и учреждениях ОД-1/4, ОД-1/5 – общего режима. Кроме того, ис пользованы результаты мониторинга исполнения наказаний в Липецкой, Кузбас общественной жизни норм общественной нравственности, рели гиозных норм и норм, принятых в группе» были получены резуль таты.

Таблица 3. Оценка роли норм общественной нравственности, религиозных норм и норм, принятых в группе в общественной жиз ни, в учреждениях УФСИН России по Владимирской области ( чел. в 2007 г.) Абс. данные % значительную 69 35, нормы незначительную 44 22, общественной не играют никакой роли 23 11, нравственности Всего 136 70, нет ответа 58 29, Всего 194 100, Абс. данные % значительную 36 18, незначительную 61 31, религиозные нормы не играют никакой роли 27 13, Всего 124 63, нет ответа 70 36, Всего 194 100, ской, Ивановской областях и Республике Татарстан, (опрошено 288 осужденных мужского пола, отбывающих наказание на общем, строгом и особом режиме), опрос осужденных проводился в учреждениях Кузбасса (строгий режим), учр. УН 1612/ (общий режим), УН 1612/29 (особый режим);

Ивановских ИК (ИК-12, ИК-2, ИК-5), ИК-4 пос. Октябрь г. Кинешма Ивановской обл. (муж. строгий режим);

ИК-19 Р. Та тарстан (строгий и особый режимы);

и данные опроса в 2007 г. 194 осужденных в 4-х учреждениях уголовно-исполнительной системы по Владимирской области. В опросе приняли участие осужденные женской колонии, учреждения ОД-1/1, а также осужденные-мужчины, содержащиеся в учреждении ОД-1/2 на тюремном режиме, учреждениях ОД-1/3 – колонии строгого и учреждениях ОД-1/5 – общего режима, а также 325 осужденных в 4-х учреждениях уголовно-исполнительной системы Ке меровской области: ИК-43 (строгий режим), ИК-12 (общий режим), ИК-29 (особый режим) и женской колонии.

Продолжение табл. Абс. данные % значительную 61 31, незначительную 52 26, нормы закона не играют никакой роли 18 9, Всего 131 67, нет ответа 63 32, Всего 194 100, Абс. данные % значительную 38 19, незначительную 46 23, нормы, приня не играют никакой роли 35 18, тые в группе Всего 119 61, нет ответа 75 38, Всего 194 100, Таким образом, более 1/3 осужденных проигнорировали (отказались отвечать) данный вопрос. На первое место респонденты поставили значе ние норм общественной нравственности – 35,6% лиц, на второе – нормы закона, – 31,4%, на третье – нормы, принятые в группе, – 19,6%, и только на четвертое – нормы религиозные – 18,6% опрошенных.

Таблица 4. Оценка роли норм общественной нравственности, религиозных норм и норм, принятых в группе в общественной жизни, в учреждениях УФСИН по Кемеровской области (325 чел. в 2007 г.) Абс. данные % значительную 94 28, нормы незначительную 87 26, общественной не играют никакой роли 35 10, нравственности Всего 216 66, нет ответа 109 33, Всего 325 100, Продолжение табл. Абс. данные % значительную 57 17, незначительную 96 29, религиозные нормы не играют никакой роли 43 13, Всего 196 60, нет ответа 129 39, Всего 325 100, Абс. данные % значительную 82 25, незначительную 97 29, нормы закона не играют никакой роли 44 13, Всего 223 68, нет ответа 102 31, Всего 325 100, Абс. данные % значительную 86 26, нормы, приня- незначительную 66 20, тые в группе не играют никакой роли 55 16, Всего 207 63, нет ответа 118 36, Всего 325 100, Таким образом, более 1/3 осужденных проигнорировали (от казались отвечать) данный вопрос и в Кемеровской области. На первое место респонденты поставили значение норм обществен ной нравственности – 28,9% лиц, на второе – нормы, принятые в группе, – 26,5%, на третье – нормы закона – 25,2%, и только на четвертое – нормы религиозные – 17,5% опрошенных.

На вопрос «Какую роль играют в обеспечении правомерного (непреступного) поведения людей нормы общественной нравс твенности, религиозные нормы и нормы, принятые в группе в общественной жизни?» от 588 осужденных во Владимирской, Ли пецкой, Кузбасской, Ивановской областях и Республике Татарстан были получены следующие ответы.

Таблица 5. Оценка роли норм общественной нравственности, религиозных норм и норм, принятых в группе в общественной жиз ни, в учреждениях УФСИН по Владимирской, Липецкой, Кузбасской, Ивановской областях и Республике Татарстан (588 осужденных) Незначитель- Не играют Значительную ную никакой роли Нормы общественной нравственности 31,8% 18,4% 27% Религиозные нормы 20,9% 18,9% 16,1% Нормы закона 32,6% 17,7% 23,5% Нормы, принятые в группе 22,9% 18,2% 18,4% Таким образом, на первое место респонденты поставили значение норм закона – 32,6% лиц, на второе – нормы общественной нравс твенности – 31,8%, на третье – нормы, принятые в группе, – 22,9%, и только на четвертое – нормы религиозные – 20,9% опрошенных.

Обобщая данные, полученные в разных субъектах, можно прийти к выводу, что религиозные нормы не имеют большого значения для сов ременного преступника, но и значение норм закона и общественной нравственности отмечают не более 1/3 респондентов, а значение груп повых норм отмечает в среднем лишь каждый пятый опрошенный.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.