авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

«А.М. ЗЮКОВ ГЕНЕЗИС УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРИОД X – XXI ВВ. МОНОГРАФИЯ ВЛАДИМИР 2008 УДК ...»

-- [ Страница 9 ] --

Для применения п. «л» ч. 2 ст. 105 УК по мотиву кровной мести необходимо установить, что виновный действовал в отношении по терпевшего (кровника) с прямым умыслом по названному мотиву и относился к группе населения, придерживающейся обычая кров ной мести. В то же время не имеет значения местность и место со вершения преступления и то, относится ли потерпевший к группе населения, соблюдающей данный обычай4.

Проф. Бородин С.В. давал такой комментарий умышленного убийства, совершенного на почве кровной мести: «Кровная месть — это обычай, в силу которого родственники убитого или лицо, считающее себя обиженным, «обязаны» убить обидчика. Особая общественная опасность убийства на почве кровной мести состоит не только в самом факте убийства, но и в том, что второе убийство, совершенное на почве кровной мести, как правило, не снимает с См.: Наумов А. В. Комментарий к главе XXI УК РФ // Курс российского уголов ного права. Особенная часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. М.: Спарк, 2002. С. 134 (С. 1040) В этих республиках в свое время создавались специальные комиссии Советов депутатов трудящихся по примирению враждующих сторон. Они руководство вались в работе постановлением ЦИК и СНК РСФСР от 5 ноября 1928 г. «О при мирительном производстве по борьбе с обычаем кровной мести» (СУ РСФСР. 1928.

№ 141. Ст. 927). Деятельность комиссий вносила позитивный вклад в предупреж дение убийств на почве кровной мести. В ст. 231 УК РСФСР была предусмотрена ответственность родственников убитого за уклонение от отказа применения обычая кровной мести в отношении убийцы и его родственников. В действующем УК РФ такой нормы нет. Вопросы примирения кровников решаются на уровне ста рейшин родов (тейпов).

См.: Манай А. Адаты кумыков. Махачкала, 1927. С. 6.

СЗРФ. 1993. №2. Ст. 62.

родственников «обязанности» второго потерпевшего мстить за его убийство. В таких случаях кровная месть может служить мотивом убийства нескольких человек1».

Для применения п. «к» ст. 102 УК РСФСР должно было быть ус тановлено, что виновный принадлежит к той группе населения, ко торая признает кровную месть. В то же время признание убийства совершенным на почве кровной мести не исключается, если потер певший не относится к той группе населения, которая признает еще кровную месть. Убийство на почве кровной мести квалифицирова лось по п. «к» ст. 102 УК РСФСР и в том случае, когда оно совер шено за пределами местности, где постоянно проживают коренные жители, признающие обычай кровной мести. Кровную месть, как мотив убийства, следует отграничивать от убийства из мести, воз никающей на почве личных отношений. Поэтому п. «к» ст. 102 УК РСФСР не подлежит распространительному толкованию и должен был применяться только в случаях, когда убийство обусловлено кровной местью как пережитком родового быта. Убийство на поч ве мести, возникшей на почве личных отношений, при отсутствии признаков ст. 102 квалифицируется по ст. 103 УК РСФСР.





Позднее проф. Бородин С.В. давал аналогичный комментарий и в отношении ст. 105 УК РФ: «Что касается умышленного убийства, совершенного по мотиву кровной мести, то надо иметь в виду, что кровная месть – это обычай, в силу которого родственники убитого или лицо, считающее себя обиженным, «обязаны» убить обидчика.

Особая общественная опасность убийства на почве кровной мес ти состоит не только в самом факте убийства, но и в том, что вто рое убийство, совершенное на почве кровной мести, как правило, не снимает с родственников второго потерпевшего «обязанности»

мстить за его убийство. В таких случаях кровная месть может слу жить мотивом убийства нескольких человек2».

См.: Бородин С.В. Комментарий к статьям 102 – 116 УК РСФСР // Коммента рий к Уголовному кодексу РСФСР /Под ред. Ю. Д. Северина. М.: Юрид. лит., 1980. С.

227 (С. 416).

См.: Бородин С.В. Комментарий к статьям 19 – 23, 60 – 64, 87 – 99, 102 – 157, 272 – 274 // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред.

д-р юрид. наук, проф. А.В. Наумов. М: Юристъ, 1996.. С. 282. (С. 824) Для применения п. «л» ч. 2 ст. 105 УК должно быть установле но, что виновный принадлежит к той группе населения, которая признает обычай кровной мести;

потерпевший же может и не отно ситься к этой группе населения.

Убийство на почве кровной мести квалифицируется по п. «л» ч.

2 ст. 105 УК и в том случае, когда оно совершено за пределами мес тности, где постоянно проживают коренные жители, признающие обычай кровной мести.

Кровную месть как мотив убийства следует отграничивать от убийства из мести, возникающей на почве личных отношений. По этому, по мнению проф. Бородина С.В. (которое мы полностью раз деляем), п. «л» ч. 2 ст. 105 УК не подлежит распространительному толкованию и должен применяться только в случаях, когда убийство обусловлено кровной местью как пережитком родового быта. Убийс тво из мести, возникшей на почве личных отношений, при отсутс твии признаков ч. 2 ст. 105 УК, квалифицируется по ч. 1 ст. 105 УК.

В.И. Ветров определяет убийство по мотиву кровной мести как обычай, предполагающий, что родственники убитого или оскорб ленного либо сам оскорбленный обязаны убить обидчика;

в про тивном случае их ожидает позор, а в некоторых случаях – родовой остракизм (изгнание)1. По нашему мнению, такое определение зву чит не совсем корректно. Убийство по мотиву кровной мести – это не обычай, который определяет те или иные действия, а действие, которое совершается в силу данного обычая.

А.В. Наумов не акцентирует внимание на понятии рассматривае мого нами вида убийств, а дает общепризнанное понятие (выделено нами, поскольку спорно, так как понятие не дается в нормативных, не раскрывается в научных источниках) кровной мести как обычая, т.е. характеризует мотив убийства2. Г.Н. Борзенков и В.С. Комисса ров утверждают, что наряду с близкими родственниками убийство из кровной мести совершается «близкими обиженного лица»3. Не Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. В.И. Ветрова. М., 2000. С. 123.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. На умова. М., 1997. С. 282.

Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред.

Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М., 1997. С. 48.

понятно, кого они имели в виду под «близкими обиженного лица», это не оговорено и не уточнено.

А.И. Барамия под убийством, совершаемым по мотиву кровной мести, понимал «умышленное противоправное лишение жизни дру гого лица, совершаемое по обычаям прошлого, с целью отмщения этому лицу или его родственникам за фактически или мнимо при чиненную обиду виновному или его родственникам»1. Это наиболее удачная трактовка понятия убийства по мотиву кровной мести.

Однако, подвергая анализу указанные выше точки зрения, мы пришли к выводу о том, что они отчасти неполно, а в некоторых случаях неточно отражают истинное содержание понятия убийства, совершенного по мотиву кровной мести. В частности, мы не можем согласиться ни с А.И. Барамия, ни с Ю.И. Скуратовым и В.М. Лебе девым в том, что убийство по мотиву кровной мести совершается за мнимо причиненную обиду. Исследование сущности и причин воз никновения обычая кровной мести на Северном Кавказе убеждает нас в том, что кровная месть в форме убийства может проявиться только за ту обиду, которая по обычаю является кровной, т.е. со вершено реальное, тяжкое оскорбление для всего рода – убийство, нанесение телесных повреждений, надругательство над женщиной, грубое оскорбление человека, рода и т.п.

О.П. Левченко предлагает под убийством по мотиву кровной мести понимать умышленное противоправное лишение жизни лица за причиненную виновному или его родственникам тяжкую кров ную обиду, совершаемое во исполнение долга, по обычаям родового быта, с целью отмщения этому лицу или его родственникам2.

Ю.И. Скуратов и В.М. Лебедев трактуют убийство, совершен ное по мотиву кровной мести, как стремление отомстить обидчи ку или членам его семьи за подлинную или мнимую обиду, нане сенную убийце либо членам его семьи3. «Стремление отомстить Барамия А.И. Борьба с преступлениями против жизни и здоровья, совершаемы ми на почве кровной мести. С. 62.

Левченко О.П. Расследование убийств, совершенных по мотиву кровной мести.

М.: Издательство «Юрлитинформ», 2004. С.69.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Ску ратова и В.М. Лебедева. М., 1997. С. 235.

обидчику» – это не то действие, которым должно определяться убийство по мотиву кровной мести. Мы полагаем, что стремле ние отомстить является целью преступника. Убийство по мотиву кровной мести как действие преступника и конечный результат преступления – есть противоправное лишение жизни обидчика.

Проф. Красиков Ю.А. так комментирует убийство, совершен ное по мотиву кровной мести: «Данное преступление обусловлено стремлением отомстить обидчику или членам его семьи, рода за подлинную или мнимую обиду, нанесенную убийце либо членам его семьи или рода. В России кровная месть как родовой обычай сохра нилась в некоторых республиках Северного Кавказа1». Субъектом данного вида убийства может быть только лицо, принадлежащее к той национальности или группе населения, которая еще сохраняет обычай кровной мести. Потерпевшим может быть только мужчина, так как женщина вне кровной мести.

Проф. Н.Ф. Кузнецова дает следующий комментарий кровной мести: «Обычай кровной мести, сохранившийся в отдельных мес тностях Российской Федерации (например, в Дагестане, Чечне, Ин гушетии), состоит в том, что в случае убийства, или причинения вреда здоровью, или оскорбления какого-либо лица потерпевший либо его родственники обязаны отомстить обидчику, лишив его жизни. Родственники новой жертвы тоже считают себя обязанны ми выполнить обычай кровной мести («кровь за кровь»). Этот про цесс может длиться долго, приводя к гибели многих людей2».

В отличие от простого убийства из мести при убийстве по моти ву кровной мести виновный руководствуется не столько чувством личной неприязни к потерпевшему, сколько стремлением соблюсти обычай, дабы не подвергнуть позору себя и свой род.

См. Красиков Ю. А. Комментарий к статьям 14 – 18, 24 – 28, 32 – 36, 43 – 72, 105 – 130, 136 – 149, 228 – 238, 263 – 274, 294 – 330, 353 – 360 УК РФ // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. доктора юридических наук, Председателя Верховного Суда РФ В. М. Лебедева. 3-е изд., перераб. и доп. М.:

Норма, 2004. С.106 (С. 896).

См.: Курс уголовного права в 5-ти томах. Том 3. Особенная часть. (под ред. д-ра юрид. наук, проф. Н.Ф.Кузнецовой, к-та юрид. наук, доц. И.М. Тяжковой) – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002 // Справочно-поисковая система «Гарант».

Если мотив или цель убийства реализуются только в случае смерти потерпевшего (получение наследства, избавление от неже лательного свидетеля, осуществление акта кровной мести), умысел всегда будет прямым.

Таким образом, Ю.И. Скуратов, В.М. Лебедев, проф. Кузнецова Н.Ф. и проф. Красиков Ю.А. указывают, что мотив кровной мести это всего лишь стремление, и, по нашему мнению, его никак нельзя отнести к безусловной обязанности, которой наделен представи тель какого-либо рода или тейпа.

По мнению В.Ф. Караулова, кровная месть обычно объявляется лицу, совершившему убийство родственников виновного. При этом жертвами кровной мести могут быть как само это лицо или его родс твенники, так и иные лица, кому эта кровная месть объявлена. Субъ ектом этого преступления может быть только лицо, принадлежащее к этнической группе, где кровная месть является обычаем. Место со вершения преступления значения для квалификации не имеет1.

В основе убийства должна обязательно лежать кровная обида, однако потерпевшим может быть не только сам обидчик, но и его родственники2. Субъектом убийства из кровной мести могут быть лишь лица тех национальностей и народностей, у которых до на стоящего времени сохранился данный обычай (некоторые народы Кавказа)3. Совершено такое убийство может быть как на террито рии проживания коренного населения, так и за ее пределами, неза висимо от времени возникновения кровной обиды.

По мнению проф. Коробеева А.И., суть мотива кровной мести при убийстве состоит в обязанности родственников «обиженного»

убить обидчика или его родных. Поводом для такого убийства чаще всего служит причинение смерти лицу, принадлежащему к тем на См.: В. Ф. Караулов. Комментарий к статьям 29 – 31, 105 – 118 // Коммента рий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 3-е изд., перераб. и доп. / Ю. В. Гра чева, Л. Д. Ермакова [и др.];

отв. ред. А. И. Рарог. М. : ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 175 (С. 640).

Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. канд. юрид. наук, доц. В.В. Меркурьева и канд. юрид. наук А.В. Павлинова;

Владимир, 2002. С. 35 (С.

348).

Прим. авт.: Данные авторы не раскрывают перечня народов, у которых сохра нилась или могла сохраниться кровная месть как обычай.

родностям, среди которых до сих пор культивируется обычай кров ной мести1. Таким образом, возьмем на себя смелость утверждать, что проф. Коробеев А.И. понимает под данным обычаем безуслов ность в выполнении каких-либо действий в отношении потерпев шего.

Местом совершения такого преступления может быть любая географическая точка на территории России, а не только те мест ности, где компактно проживают представители вышеупомянутых народностей. Не ограничен и круг потерпевших от этого преступле ния: ими могут быть любые граждане.

Субъект убийства по мотивам кровной мести относится к кате гории специальных. Им признается только лицо, принадлежащее к народности или этнической группе, у которых еще культивируется обычай кровной мести.

Процесс культивирования, на наш взгляд, следует понимать как воспитательный процесс, исходящий от семьи, рода, общины, тейпа.

Как указывал еще в XIX веке Г. де Тард, ничто не должно заставить нас забыть постоянно преобладающего участия обычая и традиции, родительских и наследственных примеров, в своеобразной окраске, присущей проявлениям порочности и преступности в каждой про винции, даже самой модернизированной. Городскому пришельцу ни когда не подражают в такой степени, как своему собственному отцу, который, в свою очередь, подражал соседнему помещику или клерку.

Эти два вида подражания высшим нужно скомбинировать вместе, чтобы получить почти полное представление о действительности2.

Р.Б.Головкин отмечает, что обычай – это правило поведения, исторически сложившееся и в силу многократного повторения во шедшее в привычку3. Многократное повторение может быть и у мо См.: Коробеев А.И. Комментарий к статьям 105-125 УК РФ // Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. д-ра юр. наук, проф. А.И. Чучаева. М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2004. VIII, С. 256 (С. 819).

Тард Г. Преступник и преступление. Сравнительная преступность. Преступ ления толпы / Сост. и предисл. В.С. Овчинского М.: ИНФРА-М, 2004, С. 128 (С. Библиотека криминолога).

См.: Юдина Н.А. Русские обряды и обычаи. М., 2005 // Р.Б. Головкин Правовое и моральное регулирование частной жизни: свойства, стороны и защита: Моногр.

Владимир: ВГПУ, 2005. С. 83 – 84 (С. 407);

ральных и правовых норм, поэтому многие из обычаев могут сли ваться с правом и моралью. Это обусловлено еще и тем, что, с одной стороны, обычай, как и мораль, существует в сознании, а реализу ется в поведении. С другой стороны, право и мораль, в отличие от обычая, всегда содержат оценки поведения, что весьма важно для частной жизни. По мнению Р.Б. Головкина (которое мы полностью поддерживаем), из оценивания поведения и проистекает домини рование права и морали над обычаем в частной жизни1. В пользу данного вывода свидетельствует и наличие термина «нравы», обоз начающего обычаи морального содержания, и этические исследо вания. Так, по мнению П. Куртца, сам термин мораль производен от коллективных обычаев, которые оценивали, что для данной об щности людей хорошо, а что плохо2.

Религиозные нормы еще более подвержены влиянию со стороны морали. Собственно, религиозные нормы – это выражение религи озной идеологии и морали, так как религиозные нормы содержат моральное оценивание и от нее неотделимы.

На наш взгляд, избежать подобного неоднозначного толкования и противоречивого положения можно несколькими путями:

– во-первых, дать определение дефиниции «кровной мести», ис ходя из ее общественной опасности, как признака преступления;

– во-вторых, закрепить в уголовном законе, что лица, следую щие обычаю «кровной мести», тем самым поступают самовольно, вопреки установленному законом или иным нормативным актом порядку совершения каких-либо действий, в силу следования лож но понимаемой обязанности соблюдения национальных обычаев, правомерность которых оспаривается гражданами3.

Таким образом, формулировка пункта «е1» части 2 статьи 105 УК РФ, на наш взгляд, должна выглядеть следующим образом:

См.: Р.Б. Головкин Указ. соч. С. 83.

См.: П. Куртц Этические исследования // Запретный плод. М., 2002. С. 37 – 38.

Прим. авт.: В данном случае предлагаемые изменения хотя и не были ранее пре дусмотрены статьей 105 УК РФ, однако не являются новеллой для самого уголовно го закона и фактически повторят объективную сторону самоуправных действий (статья 330 УК РФ).

«е1») по мотиву кровной мести, под которой следует понимать самовольные действия, вопреки установленному законом или иным нормативным актом порядку совершения каких-либо действий, в силу следования ложно понимаемой обязанности соблюдения на циональных обычаев, правомерность которых оспаривается граж данами, в силу следования».

Примечание к статье 105 УК РФ, на наш взгляд, должно было бы выглядеть в следующей редакции:

«Примечание. Под «кровной местью» в п. «е1» ч. 2 ст. 105 пони маются противоправный мотив преступных действий, направлен ных на причинение смерти потерпевшему или его близким, в силу следования ложно понимаемой обязанности соблюдения нацио нальных обычаев в ответ на причинение смерти одному из близких, кровнородственных лиц».

«Примечание. Кровная месть является видом мести, возника ющей на почве личных отношений. Сохранившись до настоящего времени у некоторых народов, проживающих на территории Рос сийской Федерации, обычай кровной мести выступает как пере житок прошлого, в силу которого родственники убитого или лицо, считающее себя обиженным, обязаны или «вправе» лишить жизни обидчика. Она ложно представляется им справедливым возмезди ем за причиненное зло».

Общественная опасность этого вида саморасправы усиливает ся тем, что осуждение лица, виновного в убийстве, не исключает, а предполагает в дальнейшем применение данного национального обычая в связи с совершенным преступлением, ведет в ряде случаев к совершению «цепи» убийств.

В этом случае реализация подобных изменений позволяет с пози ции уголовной политики как целенаправленной деятельности госу дарственных (законодательных и судебных) органов упорядочить и обеспечить охрану неотъемлемых прав человека и гражданина.

Данные изменения кроме всего позволяют возложить на уго ловный закон, в части целей уголовного наказания и функцию воспитательную, то есть побуждения у народов, сохранивших у себя обычай «кровной мести», правового сознания. Это не будет исключать возможности для виновного избежать сурового наказа ния, однако карательная функция должна находиться в руках го сударственных органов, что позволит, на наш взгляд, существенно скорректировать политику противодействия преступлениям, со ставляющим пережитки местных обычаев, или совершенным под их воздействием самоуправным действиям среди народов, сохра нивших такой обычай.

На эволюцию в человеческом обществе оборонительной ре акции и целесообразности избегать недопустимости перехода необходимой реакции против обидчика еще в XIX веке указывал Э. Ферри: «Кровная месть» в большинстве случаев выступает как оборонительная реакция1. До сих пор существуют дикие племена, в которых всякое нападение на естественные условия существова ния вызывает со стороны потерпевшего чисто индивидуальную и преходящую реакцию. Племя не подчиняет эту реакцию и смотрит на нее как на частное право. В этом случае единственным судьей, определяющим преступно ли, то есть, вредно ли и опасно ли деяние или нет, единственным исполнителем приговора является сам по терпевший, реакция которого определяется желанием защитить ся в данный момент и оградить себя на будущее время. Поэтому, подчиняясь одновременно чувству злобы и жажде мести, он почти всегда переходит границы необходимой реакции против обидчика.

Такая реакция может проявляться двояким образом: во-первых, в виде непосредственной, мгновенной реакции в момент нападения;

во-вторых, в виде задержанной реакции, отложенной до более бла гоприятного момента (эта реакция и есть истинная месть). Однако, уже очень рано индивидуальная, преходящая и чрезмерная форма оборонительной реакции и мести начинает уступать социальной форме этой реакции, существовавшей совместно с ней. Социаль ная форма появляется сначала в виде непосредственной реакции всего общества, затем в виде обязанности, выполняемой от имени племени его предводителем. Так должно было случиться, потому, что того требовали общественные интересы, то есть, как замечает См.: Ферри Э. Уголовная социология / Сост. и предисл. В.С. Овчинского М.: ИН ФРА-М, 2005, С. 359 (С. 658 Библиотека криминолога).

Дарвин1, для того, чтобы племя, понесшее материальный ущерб со стороны внешних врагов или, что еще хуже, со стороны своих собс твенных сочленов, не утратило бы сравнительно с другими племе нами тех сил, которые необходимы для борьбы за существование. В настоящее время эти проявления кажутся варварским состоянием уголовного правосудия, однако в свое время они являлись мощной сдерживающей силой, крупным нравственным и социальным про грессом, так как обуздывали чрезмерную жестокость индивидуаль ной или семейной мести.

Следует отметить, что сегодня появляются работы, авторы ко торых обосновывают необходимость исключения указания мотива кровной мести как квалифицирующего признака убийства (п. «л»

(«е1») ч.2 ст. 105 УК РФ)2. Т.А. Плаксина приходит к выводу о том, что кровная месть как мотив убийства является псевдоквалифи цирующим обстоятельством, которое необходимо исключить из уголовного закона, поскольку дифференциация ответственности, преследующая цель борьбы с пережитками прошлого, в свое время была осуществлена при отсутствии социальных оснований. С уче том того, что кровная месть в основном представляет собой реак цию на упречное поведение обидчика, степень антисоциальности этого мотива не должна оцениваться как чрезвычайно высокая3.

Необходимо заметить, что законодатель пока не готов исклю чить данный квалифицирующий признак из части 2 ст. 105 УК РФ, признавая за данным обычаем общественную опасность. Об этом свидетельствуют и изменения, внесенные в уголовный закон 6 июля 2007 г., в соответствии с которыми часть 2 статьи 105 УК РФ до полнена пунктом «е1» следующего содержания: «по мотиву кровной мести». Тем самым законодатель разделил мотив «кровной мести»

и мотив «политической, идеологической, расовой, национальной Там же С. 360.

Шнайдер Л.Г. Преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной не нависти или вражды либо кровной мести в уголовном праве РФ: монография /Л.Г.

Шнайдер. Владимир. 2007. С. 169.

Плаксина Т.А. Социальные основания квалифицирующих убийство обстоя тельств и их юридическое выражение в признаках состава преступления. Авто реф. дисс… д-ра юрид. наук Томск 2006 С. 30–31.

и религиозной ненависти или вражды либо мотив ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы», предусмот рев ответственность за данные действия в п. «л» ч.2 ст. 105 УК РФ1.

Комментарии отечественных ученых в отношении обычая «кров ной мести», приведенные нами выше, указывают на существующую полемику в данном вопросе и на неразрешенность проблемы.

Таким образом, нам представляется, что отсутствие решитель ной политики противодействия преступности в современной Рос сии в целом и на Северном Кавказе в частности вынуждает обще ственность саму прибегать к известным и доступным средствам защиты.

Федеральный закон №211-ФЗ от 24 июля 2007 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенство ванием государственного управления в области противодействия экстремизму».

Принят Государственной Думой 6 июля 2007 г., одобрен Советом Федерации июля 2007 г. // «Росс. газ.». №165 (4428) от 1 авг. 2007 г. С. 17.

5.3. ЭТНОКРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРИЗНАКОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО П. «Е1» Ч. 2 СТ. 105 УК РФ Как и любое преступление, рассматриваемое нами деяние – пре ступление, предусмотренное п.«е1» ч. 2 ст. 105 УК РФ (до 24 июля 2007г. – п.«л» ч. 2 ст. 105 УК РФ), это – виновное, противоправное, общественно опасное деяние1.

В современной России о кровной мести вспомнили после суда над В. Калоевым, совершившим убийство диспетчера швейцарской фирмы «Скай Гайд». Кровная месть не прописана в швейцарских законах, но прописана в российских. Сегодня принцип «око за око»

действует на территории Чечни, где, по оценкам военных, каждый третий убитый чей-нибудь «кровник». Убийства на этой почве до стигли небывалого уровня. В 2002 г. в Чечне была создана комиссия по примирению кровников. Но размеры явления столь велики, что комиссия не справляется со своей работой.

В первую чеченскую войну чеченцы вспомнили о древнем обы чае: если за воина отомстили, то на пику, установленную на могиле, повязывали зеленый платок. Во времена второй войны родственни ки сами вырывали пики, так как по ним федеральные силы могли определить принадлежность членов семьи к бандформированиям.

Сегодня уже на могилах мирных жителей, убитых бандитами, стали появляться пики с платками, преумножая и без того огромное чис ло кровников.

В настоящий момент батальон Министерства обороны «Вос ток», дислоцирующийся в Чечне, возглавляет С. Ямадаев, в про шлом бригадный генерал, возглавлявший в начале 90-х годов XX века охрану Д. Дудаева, близкий друг Ш. Басаева тогда и его «кровник» – сегодня. В 1995 г. во время очередного штурма Гроз ного А. Масхадов направил Ямадаева на помощь Басаеву, и тот его Федеральный закон №211-ФЗ от 24 июля 2007 г. «О внесении изменений в от дельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствовани ем государственного управления в области противодействия экстремизму». При нят Государственной Думой 6 июля 2007 г., одобрен Советом Федерации 11 июля 2007 г. // «Росс. газ.». №165 (4428) от 1 авг. 2007 г. С. 17.

спас, за что позднее и был назначен Басаевым бригадным генера лом. Но вскоре Ямадаеву пришлось уйти из Грозного и во время боев Ямадаев убил одного чеченца из Введенского района – родины Ш. Басаева, приняв того за шпиона. Как прокомментировал этот случай Р. Хадалов – председатель регионального исполкома Чеченс кого отделения партии «Единая Россия»1: «даже когда за ним (Яма даевым) была сила, его назначили заместителем министра обороны, он не ходил на работу. Этим он показывал преклонение перед теми людьми, у которых он убил родственника. И это продолжалось пять лет. Затем, посчитавшись с такими его благими действиями, с тем, что Ямадаев раскаялся в содеянном, родственники убитого прости ли его». Сам Ямадаев так прокомментировал данные события: «Я не хотел оставить это на своих детей, я покаялся перед этими людьми.

В то время я с бородой ходил, пока родственники убитого не про стили меня, мать и братья его. Сейчас я им помогаю. Чем могу. Я им стараюсь быть сыном, если я мужчина».

Считается, что традиционный институт «кровной мести» жес тко предписывает лишение жизни убийцы. И не имеет значения, кто заказывает или финансирует преступление, наносит удар клин ком, нажимает на курок или ставит мину. Так было всегда. Кровную месть объявляют мужчины семьи в ответ на захват территории, убийство или серьезное оскорбление. До революции, если даже фе одал посягал на честь клана, то клан или тейп мог противостоять феодалу. В Чечне и Дагестане до сих пор вспоминают историю, ког да был истреблен род хана и его дружина из-за того, что хан оскор бительно обращался с дочерью пастуха2.

Р. Мартагов, министр по делам информации Чеченской Респуб лики, в 1996 г. так прокомментировал вопрос о «кровной мести»:

«Институт «кровной мести» был мощным сдерживающим факто ром во внутричеченских взаимоотношениях. Каждый человек дол жен был семь раз подумать, прежде чем кого-либо оскорбить или ударить, потому, что получал очень адекватный ответ. Институт Маркелов М. Материалы программы «Наша версия (под грифом совершенно секретно)». Осень 2005 г. «Кровная месть на Кавказе».

Там же.

кровной мести был у всех народов на ранней стадии развития. От туда и у славянских народов пошла пословица: «Око за око, зуб за зуб».

Ходж Ахмед Кадыров, имам села Центорой, указывает, что в ис ламе четко говорится: «смерть за смерть, око за око» и «…если уби ли вашего брата и вы решили простить, то вы должны сделать это за выкуп. Вы прощаете ему кровь, но он должен оплатить. Вот самолет сбили с башкирскими детьми. Теперь будет выплачиваться компен сация родственникам за смерть детей, это правильно…».

Царское правительство смотрело на кровную месть сквозь паль цы, а в некоторых регионах даже узаконило её. Советская власть попыталась запретить кровную месть, однако вскоре стало понят но, что народ не откажется от таких отношений. Тогда власти ста ли создавать примирительные комиссии в окружных и районных исполкомах при правительстве республик. Но обращались в такие комиссии далеко не все. Примирение в них происходило после того, как кровник освобождался из тюрьмы или лагеря, а родственники жертвы требовали немедленной расправы.

Как указывает Р. Мартагов (в 1996 г. министр по делам информа ции Чеченской Республики), на всей территории СССР в Чеченской Республике был самый маленький прирост тяжких и особо тяжких преступлений, потому, что мы твердо знали, что убийца будет на казан в любом случае, его найдут родственники того человека, ко торого он убил.

На фоне развития так называемого «института «кровной мести»

встречаются и случаи, когда внеправовое разрешение конфликтных ситуаций преобладает над правовыми возможностями. Даже если одной из сторон является правоохранительная сторона, наделенная властными полномочиями и выполняющая свой профессиональ ный долг. Так, Ходж Ахмед Кадыров, имам села Центорой, указы вает: «…в нашем районе один убил свою тещу и жену и после этого бежал из села. Таких называют «абреками». Он бегал, скрывался, а начальник милиции его искал. И где-то на его след напали. Сотруд ники милиции нанесли ему огнестрельное ранение в ногу. После этого этот беглец, воспользовавшись возможностью, выстрелил в окно дома начальника милиции, но, к счастью, не попал ни в кого.

И мой отец после этого мирил начальника милиции – коммуниста и этого беглого преступника…».

В 1991 г. в Чечне было два противоборствующих лагеря, состо явших из вооруженных «до зубов» людей. Но несмотря на это, Д.

Дудаев понимал, что чеченец не пойдет против чеченца и для унич тожения оппозиции и разжигания даже небольшой гражданской войны требуется повод. И он был найден.

31 марта 1991 г. программа «Вести» сообщила о проведении двух митингов: сторонников и противников исполкома чеченского съезда во главе с генералом Д. Дудаевым1. В тот день силы оппозиции за хватили телецентр в г. Грозный. Сторонники Д. Дудаева собрались на митинг перед телецентром и потребовала освободить его. В это вре мя раздались выстрелы и в толпе упали три человека. После этого на телевидении стали выходить репортажи, в которых говорилось, что родственники убитых должны мстить оппозиции. Но родственни ки убитых провели собственное расследование и установили, что их близкие убиты выстрелами сзади, и значит, силы оппозиции к убийс твам не причастны. Таким образом, Д. Дудаевым была произведена инсценировка использования мотива «кровной мести» для разреше ния внутриполитических процессов в Чеченской Республике. Р. Мар тагов считает, что институт «кровной мести» очень древний инсти тут и не поддается каким-либо сиюминутным провокациям.

Разрушив прежнюю систему власти, так называемые «борцы за независимость» не смогли создать новые, дееспособные госу дарственные институты. Поэтому на вооружение был взят свод мусульманских правил – шариат. Верховный шариатский суд был высшим судебным органом. Через год он полностью перешел под контроль ваххабитов и стал сугубо карательным органом. Тех, кто расплачивался на месте, отпускали, а остальных наказывали, как велел шариат. Молодых людей наказывали за то, что неприлично ругались, незамужних девушек – за то, что разъезжали на машинах с молодыми людьми. И те и другие получали по 40 ударов палками.

«Бородачей» – сотрудников шариатской безопасности – невзлюби Архив программы «Вести» от 31 марта 1991 г.

ли, но побаивались. Влиятельные полевые командиры могли даже спустить на них охрану или собак. Шариатская безопасность как ка рательный орган была необходима прежде всего А. Масхадову. Он был в курсе разгула преступности в республике. А. Кадыров1 – в сво ем интервью 22 апреля 2004 г. указывал, что в период 1997 – 1999 гг.

в республике ежедневно в ходе криминальных разборок погибало в среднем по 15 человек. В тот момент в Чеченской Республике дейс твовало более 10 крупных банд, не считая мелких. Если во время Д.

Дудаева была только одна крупная банда – Лобазанова, то во время правления А. Масхадова действовали банды Ахмадова, Цагораева, Абдул-Малика, Бараева, Хатаба, Абу-Омара, Абу-Валида и другие.

Все они разъезжали по республике как будто они большие хатымы.

Избранный в 1996 г. президентом Р. Чечня А. Масхадов даже разрешил применять открыто такие наказания, которые не приме нялись гласно. Это лишение глаза, если в конфликте потерпевший лишался глаза, и лишение руки, если была повреждена рука. По уго ловному закону Чечни человеческая жизнь была приравнена к коровам, или 40 верблюдам, или 200 баранам. Только с палачами всегда возникали проблемы, поскольку они сами становились субъ ектами «кровной мести». Поэтому даже за большие деньги редко находились желающие исполнить приговор шариатского суда. Тра диция кровной мести была соблюдена при жестокой казни мужчи ны и женщины, которых обвинили в убийстве чеченца. Приговор был приведен в исполнение родственниками убитого.

«Требовать дозволенного – священное право». В исламе сущест вуют понятия «запретное» (харам) и «дозволенное» (халаль). Нужно учитывать, что под мусульманским правом понимается комплекс со циальных норм, фундаментом и главной составной частью которого являются религиозные установления, предписания, а также органичес ки связанные с ними, проникнутые религиозным духом ислама нравс твенные и юридические нормы. Принципы и нормы мусульманского права проявляют свое назначение в утверждении «мусульманского об Прим. авт.: Ахмад-Хаджи Кадыров, президент Чеченской Республики, погиб 9 мая 2004 г. в г. Грозный в ходе террористического акта. // Архив ОАО «ТВЦ».

Интервью А. Кадырова телеканалу ТВЦ 22 апр. 2004 г.

раза жизни»1. Если мусульманин добивается того, что ему положено по исламским юридическим и нравственным нормам, он поступает закон но и должен неослабно бороться за свое правое дело, дословно – вести джихад, т.е. «священную войну»2. В наказаниях за преступления про тив жизни и здоровья человека шариат исходит из родоплеменных обычаев: определяет виру, «цену крови», т.е. размер штрафа, в зави симости от тяжести противоправного действия – убийства или на несения ранений, увечья. Как правило, это – возмездие однородным действием, по-арабски кисас – «око за око, зуб за зуб». Шариат прямо поощряет кровную месть. Ведь о ней сказано в Коране: «Предписано вам возмездие за убитых: свободный – за свободного, и раб – за раба, и женщина – за женщину».

Правда, за пролитую кровь можно откупиться, заплатив виру родственникам убитого. Шариат детально разработал меру таких штрафов и за нанесение увечий. Так, за выбитые зубы взимается от 1/40 до 1/20 виры, за отрезанный палец – 1/10 виры, за поврежденный глаз – половина виры. Все это нашло отражение в Уголовном кодексе Чеченской Республики, утвержденном указом президента Чеченс кой Республики (Ичкерии) от 8 июля 1996 г. № 82, в перечне первом «Части тела и те их ранения, за которые назначается наказание в виде воздаяния равным» и перечне втором «Возмещение», в которых ука зываются перечни возмещений за причиненный ущерб.

Обратимся опять к мнению взятого ОАО «ТВЦ» за эксперта Р.

Мартагова (министр по делам информации Чеченской Республики в 1996 г.), который указывает: «при «кровной мести» учитывается много факторов. Это и то состояние, в котором находились оба лица в момент конфликта, если смерть произошла в момент дорожно транспортного происшествия, то учитывалось и состояние дорож ного покрытия. В любом случае это не означает то, что родственни ки убитого безоговорочно лишают жизни обвиненного ими в смер ти». Нам представляется, что такое утверждение не соответствует истинному положению дел. Вот как описывает У. Умалатов обычай См.: Ахмадов Ш.Б., Гумашвили Л.Э. Некоторые вопросы становления чеченской государственности: история и современность // «Ойла («Мысль»)»: Журн. соц. наук и публицистики. Грозный, 1998. № 1. С. 21.

См.: Еремеев Д.Е. Ислам, образ жизни и стиль мышления. М., 1990, С. 135.

«кровной мести»1: «…случайно или без злого умысла в Закан-Юрте был убит сын старшего брата главы рода. Вернувшись в село, пра дед пригласил в дом убитого некоторых молодых племянников и сыновей. Долго и внимательно прадед смотрел на приглашенных, после чего, подняв к лицу руки, спокойно сказал: «Сейчас вечер, и похороны по мусульманскому обычаю должны состояться до обеда следующего дня. Дайте мне возможность с восходом солнца вый ти навстречу людям, которые придут сюда с соболезнованиями, и поднести эти руки к лицу в молитве». Эти слова понятны любому чеченцу. Племянники и сыновья разошлись, чтобы свершить месть до восхода солнца. Под утро прадед уже знал, что убийца покинул этот мир…»2. Таким образом, мы обращаем внимание, что автор сам указывает на случайный характер гибели потерпевшего и свер шившуюся несмотря ни на что «кровную месть».

«Кровная месть» дело семейное. В такое дело не посвящают пос тороннего. Родственники убитых и похищенных людей проводят тайное расследование. И, в отличие от правоохранительных орга нов, они не имеют права на ошибку. За сведения, которые могут рас крыть имя «обидчика», платятся большие деньги. «Семейные» дела иногда перерастают в «политические». Не многим известно, что в ликвидации известного работорговца Арби Бараева главную роль играли родственники погибших и похищенных им чеченцев.

В 1999 г. был убит глава администрации селения Алхан-Кала.

Его родственники – офицеры главного разведуправления Генштаба России – провели собственное расследование. Наличие среди этих лиц так называемых «кровников» признается и современным руко водством Чечни. При этом сводить «кровные» счеты при помощи власти в Чечне не приветствуется. Открыто признается лишь, что См.: Умалатов У. Чечня глазами чеченца. 2001. С. 34 (С. 256). (Прим. авт.: книга представляет собой описание жизни чеченского рода Умалатовых в период с Кав казской войны 1817 г. и до сегодняшних дней, акцентируя внимание на событиях 1944 г. (выселение чеченцев в Среднюю Азию) и периода 1996 – 1999 гг. (первый и второй этапы ликвидации бандфомирований на Северном Кавказе)).

Прим. авт.: в данном случае автор имеет в виду невозможность прочитать молитву старшим рода (тейпа), поднеся руки к лицу и произнеся в конце молитвы «Аллаху Акбар» (Аллах Велик), если с рук не смыта кровь, а «кровник» его убитого родственника еще жив.

эти сотрудники выполняют свои служебные задачи по ликвидации участников незаконных вооруженных формирований. Бойцы чечен ского спецотряда задержали одного из боевиков Арби Бараева по прозвищу Борода. Он признался в убийстве нескольких жителей, но отрицал, что имеет отношение к убийству главы администрации. А спецназовцы начали охоту за «правой рукой» Бараева Исламом Чи лаевым. Однако он сумел доказать, что расстрелял главу админист рации сам Бараев. Поскольку в отряде спецназовцев «кровников» не было, Чилаева передали родственникам убитых им лиц. За Чилаевым приехали из Владимирской области… А вскоре началась «охота» на офицеров спецгруппы ГРУ, которая закончилась смертью Бараева.

Через полгода кровники убили и Ислама Чилаева. После этого шесте ро спецназовцев, принимавших участие в указанных событиях, были убиты при неустановленных обстоятельствах.

Сами сотрудники правоохранительных органов – специалисты в сфере борьбы с преступностью – на вопрос «Влияют ли антиоб щественные традиции этнических групп на совершение преступле ний и если да, то какие и у каких этнических групп?» отвечают так:

1) нет (8,6 %);

2) да: а) употребление спиртных напитков (20,9 %);

б) употребление наркотиков, в том числе как лекарственных пре паратов (51,8 %);

в) вовлечение несовершеннолетних в соверше ние антиобщественных действий (занятие попрошайничеством, бродяжничеством, проституцией) (25,9 %);

г) браки среди лиц, не достигших брачного возраста (малолетних и несовершеннолет них) (6,1 %);

д) культивирование «воровских традиций» (24,6 %);

е) обычай кровной мести (35,8 %);

ж) обычай угона лошадей и круп ного рогатого скота (24,6 %);

з) взятка как благодарность за выпол ненное дело (30,8 %)1.

Хотя кровная месть имеет древние истоки, этот обычай сохра нился до наших дней. До сих пор убийства, совершаемые по мотиву кровной мести, встречаются во многих странах, например, в Гре ции, Албании, Сербии, Италии, на Корсике, Японии, Йемене2. Этот См.: Зюков А.М. Криминологическая характеристика преступлений, соверша емых представителями разных этнических групп: Дисс... канд. юрид. наук / Акаде мия права и управления. Рязань, 2005. С. 122.

По данным уголовной статистики центрального управления розыска Респуб древний обычай общинно-родового строя бытует на территории Туркмении, Таджикистана, Киргизии, Казахстана, Грузии, Абха зии, Азербайджана. Как показало изучение судебно-следственной практики, случаи убийств по мотиву кровной мести сохранились и на территории России, преимущественно среди народов Северно го Кавказа: Адыгеи, Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, Чечни. В ходе исследова ния, проведенного О.П. Левченко, было проинтервьюировано человек – представителей наций и народностей Северного Кавказа.

Из них 72% подтвердили существование этого обычая на их терри тории. Кроме того, были опрошены 150 работников правоохрани тельных органов (органов внутренних дел, прокуратуры, суда). Из них 87% дали утвердительный ответ1.

Ответ на вопрос «А как относятся к обычаю кровной мести граждане республик Северного Кавказа?» можно найти в работе М. Бриганте «Мой народ сошел с ума»2, в которой автор отмечает, что, несмотря на прекращение фазы активных боевых действий в Чеченской Республике, в больницы г. Грозного продолжают достав лять молодых людей с ножевыми и огнестрельными ранениями, и все это результат «кровной вражды», в которую втянуто все населе ние республики, но об этом не принято говорить в открытую.

В интервью 25 апреля 2004 г. телеканалу «ТВЦ» вице-мэр г. Хаса вюрт Ж. Гамзатов заявил3: «Наверное, многие слышали про убийс тво старика, у него есть свои родственники, сыновья. Все ищут сво их «кровников», это война «кровников».

В июле 1998 г. бывший школьный клуб в Гудермесе, в котором находились 60 ваххабитов, окружили бойцы отряда братьев Ямада лики Йемен (1990-1995 гг.), умышленные убийства по мотиву кровной мести со ставляют от 8% до 10% всех умышленных убийств, совершаемых на территории Йемена, однако сюда не включены преступления, совершенные внутри отдельных племен, населяющих горные районы Йемена. См.: Махмуд СМ. Уголовная ответс твенность по мотиву кровной мести в Республике Йемен: Дис... канд. юрид. наук.

М, 1998.

См.: Левченко О. П. Расследование убийств, совершенных по мотиву кровной мести. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2004. С. 10 (С. 208).

М. Бриганте. Мой народ сошел с ума. Грозный, 2005 г.

Архив ОАО «ТВЦ». Интервью Ж. Гамзатова от 25 апр. 2004 г.

евых. Все находившиеся в здании были убиты. Всего же в тот день в Гудермесе было уничтожено больше сотни ваххабитов. После этого семья Басаева во всеуслышание объявила «кровную месть» семье Ямадаевых. Сегодня на том месте, где были убиты ваххабиты, стро ится мечеть, названная именем Джабраила Ямадаева – командира чеченского спецназа, которого по приказу Ш. Басаева в марте 2004 г.

взорвали в своей машине в поселке Дышно-Ведено. Всего же с мо мента объявления «кровной мести» Ямадаевы потеряли 12 человек.

Как заявил сам С. Ямадаев, командир батальона «Восток» Минис терства обороны, отомстит он только тогда, когда убьет последнего «шакала», и сейчас все те, кто причастен к взрыву и убийству его брата Джабраила Ямадаева – все они уничтожены. Но, как открыто, в средствах массовой информации заявляет С. Ямадаев, он не хочет чтобы Ш. Басаева убил кто-нибудь другой, и хочет сам отомстить за смерть братьев.

Муфтий Чечни Ахмад Шамаев возглавляет комиссию по при мирению «кровников». По традиции, такие комиссии возглавляют лидеры духовенства, старейшины. Такие комиссии созданы в каж дом районе, и уже они отчитываются перед Шамаевым. На каждый район заведена особая папка, в которой отмечены все случаи мести и примирения, участники примирения1.

Хотя и сегодня сохраняется правило, по которому чеченец не станет обращаться в суд на чеченца, а предпочтет решать вопрос по заветам своего тейпа и старейшин рода.

Таким образом, мы приходим к выводу:

1) «кровная месть» – противоправная, антиобщественная тради ция, с которой необходимо бороться всеми силами общества, и не только уголовно-правовыми способами, но и вновь создавая при Прим. авт.: Во время прощения «кровников» подключается большое число лю дей, и часто люди стоят на коленях перед друг другом, вымаливая прощение. Во время этого обряда «кровник» обернут в белый саван, не бреется и если решен воп рос о прощении, то ближайший родственник убитого обривает голову «кровнику».

Голова, по чеченским представлениям, считается, олицетворением мужского «Я».

Снять шапку – это высшее оскорбление. А тут он доверяет свою голову, а значит, свою жизнь.

мирительные комиссии и советы старейшин, в целях разъяснения общественной опасности данного деяния;

2) общественная опасность «кровной мести» заключается во включении в нее значительного числа граждан и перерастании этой антиобщественной традиции из способа урегулирования конфлик тной ситуации между двумя родами и защиты прав и законных ин тересов конкретных граждан во внутриполитические конфликтные процессы;

3) противоправность «кровной мести» заключается в закреп лении повышенной уголовной ответственности за совершенное деяние, отказ от которой может привести к еще большему внепра вовому расширению сферы применения этой антиобщественной и опасной традиции совершать акт саморасправы.

В своем исследовании значительный объем мы уделили только одному признаку преступления, совершенного по мотиву «кровной мести» – общественной опасности. Другие признаки, например, ви новность, не подверглись целенаправленному исследованию. Вмес те с тем важно рассмотреть их с позиции психического отношения граждан указанных субъектов РФ к акту саморасправы, его леги тимности, необходимости следования обычаям и т.д.

Наше исследование и общение с разными категориями граждан:

сотрудниками милиции, сотрудниками уголовно-исполнительной системы, жителями субъектов Российской Федерации, расположен ных на Северном Кавказе – показало, что они не всегда готовы от казаться от «кровной мести», которая представляется им наиболее простым и быстрым способом разрешения возникшей проблемы.

Предлог для убийства по мотиву «кровной мести» может быть различным. Психическое же отношение народов Северного Кав каза к рассматриваемой проблеме можно выразить словами од ного офицера – сотрудника уголовно-исполнительной системы, который на вопрос «Как бы вы поступили в случае возникнове ния ситуации объявления «кровной мести», понимая, что это уго ловно наказуемо по уголовному закону России?» ответил: «У вас свои законы, у нас – свои». (Прим. авт.: ответ дан выпускником юридического факультета, уроженцем Чеченской Республики (по национальности – чеченцем.) На тот же самый вопрос уроженец Республики Ингушетия (прим. авт.: тоже выпускник юридического факультета) выразил готовность применения «кровной мести», но применительно к конкретным народам – осетинам.

Гл а в а 6.

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ НОРМ, ПРЕДУСМАТРИВАЮЩИХ УГОЛОВНО-ПРАВОВУЮ ОХРАНУ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ (СТ. 278, 279, 282-1, 282-2 УК РФ) Гл а в а 6.

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ НОРМ, ПРЕДУСМАТРИВАЮЩИХ УГОЛОВНО ПРАВОВУЮ ОХРАНУ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ (СТ. 278, 279, 282-1, 282-2 УК РФ) 6.1. ДИНАМИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В завершение рассмотрения витиеватой и противоречивой (как дороги в горных районах Северного Кавказа) уголовной этнополи тики Российского государства мы рассмотрим криминологическую обусловленность норм, предусматривающих уголовно-правовую охрану внутренней безопасности.


При анализе норм, предусматривающих уголовно-правовую ох рану внутренней безопасности России, мы решили остановиться на криминологической обусловленности норм, предусмотренных ст. 278 (насильственный захват власти или насильственное удер жание власти), 279 (вооруженный мятеж), 282-1 (организация экс тремистского сообщества), 282-2 (организация деятельности экс тремистской организации) уголовного закона, поскольку именно в совершении данных преступлений в современной России все чаще участвуют представители организаций, образованных по нацио нальному признаку или эксплуатирующие националистические ло зунги.

Динамика рассматриваемого преступления (ст. 278 УК РФ), свя занного с насильственным захватом власти или насильственным удержанием власти, продолжает сохранять негативные тенденции:

в 1998 г. на территории России было зарегистрировано 16 таких Таблица 9. Общее число зарегистрированных преступлений про тив внутренней безопасности России Зарегистрированные преступления Выявленные лица 2002 2003 2004 2005 2006 2002 2003 2004 2005 статья (насильствен ный захват власти или 8 1 1 4 0 3 0 0 0 насильственное удержание власти) статья (вооруженный 2 1 0 1 2 2 0 1 0 мятеж) статья 282- (организация - 0 8 12 7 - 0 0 9 экстремистского сообщества) статья 282- (организация деятельности - 0 9 14 16 - 0 2 16 экстремистской организации) преступлений, в 2001 г. – 32, в 2002 г. – 74. Из 74 уголовных дел, возбужденных по фактам разжигания межнациональной розни, до суда дошли 10 дел, а приговор вынесен только по двум, да и то оп равдательный. В 2004 г. было зарегистрированного 130 преступле ний экстремистской направленности, в 2005 г. – 98 таких преступ лений;

в 2006 г. – 263 таких преступления (+73% к 2005 г.). В 2005 г.

такой приговор был вынесен Таганским районным судом г. Москвы в отношении Самодурова Ю.В. и Василовской Л.В., которые яви лись организаторами выставки «Осторожно, религия!», проведен ной в период с 14 по 18 января 2003 г.1.

См.: Приговор Таганского районного суда г. Москвы от 28 марта 2005 г. в от ношении Самодурова Ю.В. и Василовской Л.В. по п. «б» ч. 2 ст. 282 УК РФ (в ред. ФЗ По данным правоохранительных органов, на учете сейчас нахо дится 457 лидеров и активных экстремистов. За участие в экстре мистской деятельности «задержаны и отпущены после профилак тических бесед» 2500 человек. Министерство печати РФ закрыло 12 националистических газет. Приходится констатировать, что в настоящее время несовершеннолетние все чаще стали вовлекаться в этнорелигиозные конфликты, экстремистские группировки и на ционалистические движения. Опасность таких проявлений в том, что данные люди могут встать на путь терроризма1.

И.С. Кузьмин в этой связи указывает, что широкие информаци онные возможности сети Интернет и отсутствие единого правового поля создает оптимальные условия не только для распространения идеологии экстремизма, но и для совершения преступлений экстре мистского характера. И в данном случае Интернет выступает в двух качествах: во-первых, как орудие совершения преступления (ст. 280, 282 УК РФ) и, во-вторых, как средство совершения преступления (ст. 2821, 2822 УК РФ)2. И при этом им приводятся данные исследо ваний проф. Гэбриэля Ваймана из Университета Хайфы в Израиле, который указывает на рост числа интернет-сайтов, используемых экстремистами, с 12 в 1997 г. до 4 тыс. сайтов в 2004 г., которые при надлежат сотням группировок по всему миру. И некоторые орга низации, например, ХАМАС, создают сайты для детей. Преступная организация Аль-Кайда стала издавать в Интернете журналы «Го лос Джихада», «Тренировочный лагерь Аль-Батар» и в 10-м номере «Аль-Батара» объяснялось, кого и когда нужно похищать, как вести переговоры, как делать видеозаписи казней3.

№ 162 от 8.12.2003 г.), осужденных к наказанию в виде штрафа в размере (сто тыс.) рублей каждому.

См.: Игнатенко В.И. Указ. соч. С. 95.

См.: Кузьмин И.С. Преступления экстремистской направленности в информа ционной среде Интернет. С. 133 – 134. // Формирование климата доверия и толе рантного сознания как основы предупреждения экстремизма: Материалы второй международной научн.-практ. конф. (Россия, Рязань, 29 – 30 сент. 2004г.) / Под науч.

ред. докт. юрид. наук, проф. С Боронбекова. Рязань, Рязанский филиал Московского университета МВД России, 2005 (С. 200).

См.: http: // top.rbc.ru В ходе расследования уголовного дела в отношении членов ука занного преступного сообщества были обнаружены документы, указывающие на планы и задачи членов партии «Хезбуллах» на Кав казе, среди которых:

1. ограбить российский банк;

2. купить оружие и снаряжение для превосходства над МВД;

3. поставить ультиматум преступным группировкам;

4. поставить ультиматум сектам, работающим на подрыв ислама;

5. в случае неподчинения уничтожить преступные группировки;

6. взять под охрану коммерсантов этих преступных группировок, тех, которые ведут бизнес незаконно, и побудить к исламу и закяту (налогу) чисто в пользу бедных, также к работе на пути Аллаха;

7. в случае неподчинения уничтожить организации сект, работа ющих на подрыв ислама сверху;

8. похищать сыновей, дочерей от 18 лет у людей, которые едят на родное имущество, состоящих на должностях неверного государс тва;

в случае крайней необходимости похищать сыновей, дочерей от 18 лет у людей, ненавидящих Аллаха в делах;

в обоих случаях постараться удержать в блестящих условиях этих заложников и во что бы то ни стало постараться сделать из них мусульман в течение одного – двух месяцев (такое нежелательное действие придется сде лать в связи с тем, что 95% мирового капитала находится в руках у иудеев);

9. построить мечеть в с. Булунсу, назначить имама и распростра нять ислам в балкарских и кабардинских селах и городах;

10. собрать джамаат и увещевать, принуждать к закону, к настав лению на путь Аллаха;

11. уничтожить после трехкратного предупреждения поставщиков спирта, воров и воров в законе, колдунов, гадальщиков, бордели1.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 1 августа года организаторы указанного преступного сообщества Салпага ров Х.М., Гочияев Р.Х., Харатоков Э.М. были признаны виновными См.: Приговор Ставропольского краевого суда (Архив Ставропольского крае вого суда. Дело №2-28/2002 (Постоянная сессия)) от 11 июля 2002 г. в отношении Хутова Р.Э., Тлисова А.А., Хутова А.Э. (всего 16 чел.).

в организации в период 1999 – 2000 гг. преступных групп, состоя щих из молодежи, отличающихся сплоченностью и мобильностью, ставящих своей целью совершение актов устрашения населения, в виде взрывов в многолюдных местах (террористических актов), лишения жизни многих лиц, для самовольного захвата власти и насильственного отторжения территории Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской Республик. В основе подготовки к соверше нию преступлений была идеологическая, религиозная подготовка и внушение религиозной нетерпимости1.

Изучение материалов уголовных дел о деятельности террорис тических групп, незаконных вооруженных формирований, дейс твующих на территории Северо-Кавказского региона, показывает, что путь вступления в них не для всех одинаков. Для одних – это идеологические мотивы, для других – мотив наживы (корысти)2, для третьих – попытка скрыться, уйти от уголовной ответственнос ти за совершение преступлений на территории других субъектов Российской Федерации3.

См.: Приговор Ставропольского краевого суда по делу №2–34пс 2002 г. в отно шении Салпагарова Х.М., Гочияева Р.Х., Харатокова Э.М., осужденных по чч. 1, ст. 210, ч.1, 2 ст. 208, ч.3 ст. 33 ч.1 ст. 30 ст.278, ч.1 ст. 280, п. «в» ч.2 ст.282, ч. ст.33 ч.3 ст.205, ч. 3 ст.33, ч.3 ст.30 пп. «а, д, е, ж, з, л, н» ч. 2 ст. 105, ч.3 ст.33 пп.

«а, д, е, ж, з, л, н» ч.2 ст. 105, ч. 3 ст.222, ст. 324 УК РФ.

См.: Приговор Верховного суда Чеченской Республики от 27 янв. 2005 г. (вх.№ от 03.02.05 учрежд. ИЗ-20/1 г. Грозный) в отношении Демельханова А.Р., Садилова Ш.А., осужденных по чч.1,2 ст.208, ч.3 ст.222, ч.1 ст.2051 УК РФ. В ходе рассмотре ния дела в суде было установлено, что указанные лица состояли в незаконном воо руженном сообществе, в котором им была отведена роль – поиск и доставка в орга низацию оружия (пистолетов, автоматов, а также неразорвавшихся боеприпасов и снарядов), что ими и выполнялось, за вознаграждения от 400 до 600 рублей.

Обвинительное заключение по уг. делу №302123 от 30 апр. 2004 г. (Архив Вер ховного суда Р.Калмыкия) в отношении Муцурова А.Б., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.208, ч.2 ст.222, чч.1,3 ст.327 УК РФ. Так, в конце 1992 г. сотрудник милиции Муцуров А.Б. в состоянии алкогольного опьяне ния совершил наезд на пешехода, который в результате полученных телесных пов реждений скончался. Скрываясь от органов предварительного следствия, Муцуров выехал с территории Р.Калмыкия в ст. Ильинская Чеченской Республики, где всту пил в незаконное вооруженное формирование, приобрел оружие, выполнял возложен ные на него обязанности по охране мест базирования отряда;

// Приговор по делу № 2-153/01 от 2 октября 2001г. в отношении Лукожева И.Б., Казбулатова Ш.К., Бегельдиева Т.Х., Аджиниязова К.С., осужденных по ч.2 ст.208, ст.279, ч.3 ст. УК РФ. В ходе судебного следствия было установлено, что указанные лица прибыли Изучение вопросов противодействия экстремизму и терроризму на территории Северного Кавказа в рамках нашего исследования по казало, что если уголовные дела по фактам совершенных преступле ний и не возбуждаются прямо по преступлениям экстремистского характера, то основной следственной версией является совершение преступления лицами – участниками экстремистских организаций и экстремистских религиозных течений («ваххабизм»):

23 мая 2005 г. в г. Назрани было совершено нападение на колону военнослужащих. На обочине федеральной трассы «Кавказ», в 80 м от выезда на нее с улицы Берсанова Насыр-Кортского муниципаль ного округа гор. Назрани, в момент прохождения колонны военно служащих 121 полка войсковой части 3723, временно дислоцирую щейся в Республике Ингушетия, неустановленными лицами произ веден подрыв неустановленного взрывного устройства, в результате которого военнослужащим и технике не причинен какой-либо вред.


Примерно в 19 часов 10 минут, в момент нахождения у места подры ва взрывного устройства работников правоохранительных органов ОВД гор. Назрани, военнослужащих войсковой части 3748, прибыв ших на место происшествия, в 6 м от места первого взрыва сработало на территорию Чеченской Республики из Ставропольского края в целях изучения ислама, однако попали в военизированные лагеря «Кавказ» и «Талибан», в которых прошли курсы по идеологической и вооруженной подготовке, после чего приняли ак тивное участие в деятельности незаконных вооруженных формирований и в воо руженном мятеже в Ботлихском районе Р. Дагестан в целях насильственного за хвата власти, свержения конституционного строя, нарушения территориальной целостности Российской Федерации;

// Приговор Ставропольского краевого суда по делу № 2-57пс/02 от 25 нояб. 2002г. в отношении Чупалаева С.–М.Ц. осужденного по ч. 1 ст.208, ч.2 ст.208, ч.3 ст.222, ст.279 УК РФ. В ходе судебного заседания было установлено, что Чупалаев С.–М.Ц. принимал участие в качестве организатора незаконного вооруженного формирования в Чеченской Республике до 1997 г., одна ко был амнистирован. Признавая Чеченскую Республику независимым, суверенным государством, не входящим в состав Российской Федерации, в период с 1997 по 1999 г. вновь вступил в незаконные вооруженные формирования и с осени 1999 г. по февраль 2000 г. по приказу «главнокомандующего вооруженными силами Чеченской Республики – Ичкерия» Масхадова А. №96 от 15 окт.1999 г. выполнял обязаннос ти начальника штаба «Восточного фронта», осуществлял подбор и расстановку кадров, координировал действия мятежников «Восточного фронта», руководимого Басаевым Ш.С. Чупалаев дал показания, в которых указал, что не считал тер риторией России Ставропольский и Краснодарский край и территорию Северного Кавказа.

второе взрывное устройство неустановленного образца, в результате которого был причинен вред здоровью сотрудников правоохрани тельных органов1;

15 августа 2005 г. совершено нападение на сотрудников милиции напротив дома № 38 на ул. Почтовая Насыр-Кортского муници пального округа гор. Назрани2;

22 августа 2005 г. было совершено нападение на сотрудников фельдъегерской службы напротив дома № 81 на ул. Гайрбек-Хаджи Насыр-Кортского муниципального округа гор. Назрани3;

7 сентября 2005 г. была совершена подготовка к теракту возле опоры линии электропередачи, расположенной по ул. Чеченская в г.

Назрани4;

2 ноября 2005 г. была обстреляна автомашина сотрудника ми лиции напротив дома № 86 на ул. Тутаевой г. Назрани Республики Ингушетия5;

21 февраля 2006 г. в г. Назрани в отношении сотрудников мили ции было применено взрывное устройство6;

14 августа 2006 г. в ходе проведения следственных действий было оказано вооруженное сопротивление сотрудникам УФСБ7.

Если рассмотреть современное состояние обеспечения внутрен ней безопасности России с позиции этнокриминологического ана лиза, то можно прийти к следующим выводам:

в современной России существует множество общественных ор ганизаций, партий и движений, созданных по националистическо му принципу. Имеются примеры, когда деятельность отдельных из них противоречит положениям закона «О противодействии экстре мистской деятельности»8.

Уголовное дело № 05560041/42, прокуратура г. Назрани.

Уголовное дело № 05560086 прокуратуры г. Назрани.

Уголовное дело № 05560092 прокуратуры г. Назрани.

Уголовное дело № 05560099 прокуратуры г. Назрани (возбужденно уголовное дело, по признакам преступлений предусмотренных ч.1 ст.222 и ст. 30 ч.3, 205 УК РФ).

Уголовное дело № 05560120 прокуратуры г. Назрани.

Уголовное дело № 06560021 прокуратуры г. Назрани.

Уголовное дело № 05560060 прокуратуры г. Назрани.

В соответствии со ст.1 ФЗ от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» под таковой, в частности, понимаются: воз 28 июля 2006 г. в «Российской газете» был опубликован список из 17 организаций, признанных Верховным судом Российской Фе дерации террористическими, деятельность которых запрещена на территории России. Следует отметить, что в данный список попа ли только организации, члены которых исповедуют ислам, хотя и в разных его течениях1. Это, на наш взгляд, создает ситуацию, когда в обществе продолжает существовать исламофобия, о которой и без того много говорят представители исламских движений. А.В. Ни язов указывает, что российская пресса пытается преподносить со вершающиеся в мире террористические акты как противостояние в современном обществе и мире ислама и христианства (ислама и западной цивилизации)2.

Комментируя список 17 террористических организаций, Ю. Са пунов3 указал, что существуют три критерия формирования спис буждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной роз ни, связанной с насилием или призывами к насилию;

унижение национального до стоинства;

осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиоз ной или языковой принадлежности // «Собрание законодательства РФ», 29.07.2002, № 30, ст. 3031, «Парламентская газета», № 142-143, 30.07.2002, «Российская газе та», № 138-139, 30.07.2002.

См.: 17 особо опасных. // Рос. газ. 28 июля 2006г. №164 (4130). С. 1, 3. (Примеч.

авт.: в список включены такие организации, как «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Да гестана», «База («Аль-Каида»)», «Асбат аль-Ансар», «Священная война («Аль Джихад» или «Египетский исламский джихад»)», «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия ис ламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Ис ламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламс кого наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль Харамейн»), «Исламский джихад-Джамаат моджахедов», «Джунш аш-Шам»).

См.: Ниязов А.В. Исламофобия недопустима (Открытое письмо депутата Государственной Думы РФ, Председателя Президиума Политсовета Евразийской партии России Абдул-Вахеда Ниязова в еженедельник «Аргументы и факты»). Объ единенная газета. № 19, нояб. 2001 г., С.9.

Примеч. авт.: Ю. Сапунов, начальник Управления по борьбе с международным терроризмом ФСБ России.

ка. Первый: проведение деятельности, направленной на изменение конституционного строя Российской Федерации насильственным вооруженным способом, в том числе с использованием террорис тических методов. Второй: связь с незаконными вооруженными формированиями и другими экстремистскими структурами, дейс твующими на территории Северо-Кавказского региона. Третье:

принадлежность к организациям, признанным международным со обществом террористическими, или связь с ними.

Таким образом, опубликованный список 17 террористических организаций, в который включены, пусть и крайне радикальные, но только мусульманские организации, не отвечает потребностям уголовной этнополитики в современном обществе.

На наш взгляд, этот список следует дополнить такими организа циями, как:

Национально-Державная партия России1. В связи с этим лиде рами НДПР – А. Севастьяновым и И. Тереховым был организован «Союз русского народа» как общественная организация с филиала ми по субъектам РФ, в том числе с ноября 2006 г. в г. Владимире2;

19 мая 2003 г. Министерство юстиции России признало недействительным свидетельство о регистрации Национально-Державной партии России (примеч.

авт.). Региональное отделение создано и активно работает во Владимирской об ласти. Руководители партии уже всерьез ведут речь о преобразовании Российс кой Федерации (РФ) в Русское Национальное Государство (РНГ), с идеологической концепцией этнического национализма. // Цит. по: А. Севастьянов «От теории к практике Русского государства». «Национальная газета Русский Фронт», № 4(23), 2005, С. 1–2.

Примеч. авт.: Председателя «Союза русского народа» Игоря Терехова обвиняют в возбуждении национальной вражды и организации экстремистского сообщества.

По соответствующим статьям в отношении него возбуждено два уголовных дела.

Сейчас они соединены в одно производство. Уголовное дело по статье «Разжигание межнациональной ненависти и вражды» в отношении Терехова было возбуждено еще в марте прошлого года. Он обвиняется в том, что в январе 2006 года он про вел учредительное собрание партии и в своем выступлении на нем допустил ос корбительные выражения. Год спустя национал-патриоты организовали митинг у центрального универмага Благовещенска. Лингвостилистическая экспертиза установила, что в своих призывах и высказываниях использовали выражения, на правленные на возбуждение межнациональной ненависти и вражды. Как сообщает областная прокуратура, в конце апреля по факту организации Тереховым экстре мистской организации с отделениями в селе Константиновка Амурской области и в Хабаровске благовещенская прокуратура возбудила еще одно уголовное дело.

Российский общенациональный союз (РОНС) и партия «Рус ский Общенациональный Союз», выступающие под лозунгом «Рос сия для русских»1;

Военно-Державный Союз России;

Национал большевистская партия (НБП), образованная по при нципу принадлежности её членов к одной национальной группе2;

Члены РОНС, не находя поддержки властей, осуществляют и внеправовое решение многих вопросов: в 1993 г. развернутые совместно с казаками действия привели к освобождению арестованного в Казахстане казачьего атамана Викто ра Ачкасова. В 1997 г. удалось вырвать из казахской тюрьмы активиста русского сопротивления Петра Коломца. В 1993–1996 гг. члены РОНС не раз пикетировали посольство Казахстана, выступая в защиту русских – атамана I Отдела Сибирс кого казачьего войска Виктора Антошко, Елены Савченко и др. В 1993 году Иркут ское отделение РОНС совместно с другими организациями предприняло ряд шагов по защите населения города от засилья азербайджанских уголовников. Один из них, изнасиловавший русскую девушку, был застрелен прямо в здании отделения мили ции. В течение 1994–1996 гг. члены РОНС неоднократно участвовали в защите русских от давления «инородцев» в различных регионах России, выселяли кавказцев из незаконно занятых квартир, помогали русским в Чечне и т.д. Члены РОНС неод нократно приходили на помощь людям, ставшим жертвами произвола доморощен ных чиновников и «демократических» средств массовой информации. Клеветников и самодуров привлекали к суду, обращались в органы прокуратуры, использовали иные способы защиты правого дела. В 2000 году благодаря действиям Тульского от деления РОНС был нанесен удар по деятельности на территории некоторых райо нов области цыганских и дагестанских преступных группировок. В 2001–2003 гг.

действия руководителя Иркутского отделения РОНС А.С. Турика и газеты «Рус скiй Востокъ» привели к ослаблению влияния в Иркутске азербайджанских и ин гушских наркоторговцев. В Новосибирске была ограничена торгово-посредническая деятельность китайских кланов. В 2002 году поддержка РОНС позволила защи тить от расправы пятерых русских казаков из Магнитогорска, которых местные милицейские и судебные власти, потакающие чеченским группировкам, пытались привлечь к уголовной ответственности за защиту казаками интересов русского населения. В 2002 году несколько цыганских кланов, торговавших наркотиками в городе Покров Владимирской области, были вынуждены прекратить свой преступ ный промысел. Некоторые из них оказались в тюрьме, другие, продав дома, уехали из Покрова // История РОНС. http: // www.rons.ru (примеч. авт.).

Главной задачей НБП является борьба за русское жизненное пространство.

«Жизненное пространство для нации – это территория, язык, образование…».

(Генеральная линия № 1, сентябрь 2002 г., № 205, С. 1.). В одной из статей «Работа частей и механизмов пулемета» приводится подробная инструкция по производс тву стрельбы из автомата и пулемета (Генеральная линия № 9, январь 2003 г., С.4). Значит, не исключена возможность обучения и потенциального использова ния боевого оружия членами НБП.

Анархо-коммунистическая организация «Новая революционная альтернатива»1;

Русское национальное единство (РНЕ) с его концепцией нацио нальной нетерпимости, чьи активные члены постоянно участвуют в избиении и убийствах студентов и рабочих, приезжающих в Россию из других государств, также другие организации. Каждая из этих организаций имеет свои печатные органы, через которые доносят до массового слушателя и читателя идеи своей (исключительной) национальной группы.

Имеются и во Владимирской области проявления экстремизма.

Так, в октябре 2005 г. Октябрьским районным судом города Вла димира был вынесен приговор сирийскому студенту 2 курса Вла димирского государственного университета Абдолхалеку Самиру Меджеду по статье 280 УК РФ (публичные призывы к осуществле нию экстремистской деятельности)2. По данным следствия, на тер риторию России им были доставлены видеофильмы, содержащие сцены насилия, взрывов российской военной техники, портреты известных чеченских боевиков. Фильмы демонстрировались иност В 2000 г. к уголовной ответственности была привлечена Романова Л.В., ак тивный член анархо-коммунистической организации «Новая революционная аль тернатива», организовавшая взрыв приемной ФСБ в г. Москве, совместно с двумя сообщницами. // См.: Приговор Московского городского суда по делу № 5-002-45 по обвинению Романовой Л.В., осужденной по ст. 205 ч. 2 п. «а», ст. 222 ч.2, ст. 69 ч. УК РФ к 5,6 г. л/с. В 1998 – 1999 гг. Романова Л.В. привлекалась к уголовной ответс твенности за участие во взрыве памятника Николаю II в г. Подольске, однако была оправдана. Муж Романовой содержится в СИЗО г. Одессы (Украина), где осужден за аналогичные преступления к 10 годам лишения свободы (приговор обжалован).

Согласно приговору суда принимала активную роль в террористическом акте, вы ступала в качестве организатора. По данным ФСБ России, после совершения тер рористического акта намеревалась выехать за границу. По данным из приговора в квартире Романовой в г. Москве проживал мужчина по имени Алан, член органи зации «Новая революционная альтернатива». В личном деле имеются многочис ленные обращения депутатов Государственной Думы Ковалева, Харитонова, Ва ренникова, Бондаря, Ющенкова (убит), Тюлькина, Макашова, Иванова, Савельева, Решульского, Махмудова к руководству учреждений – мест содержания Романовой, а также в суд в поддержку Романовой Л.В. (Примеч. авт.).

Приговор Октябрьского районного суда г. Владимира от 09.06.2005 г. в отно шении Абдолхалека Самира Меджеда, осужденного по статье 280 УК РФ (публич ные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) к 3 годам лишения свободы (Архив Октябрьского районного суда. Дело № 1-146/2005).

ранным студентам Владимирского государственного университета.

По заключению экспертов, в фильмах наличествовали «призывы к насильственному изменению конституционного строя России, на рушению ее территориальной целостности и подрыву безопаснос ти, созданию и поддержке незаконных вооруженных формирова ний, возбуждению национальной и религиозной розни, связанной с насилием, осуществлением террористической деятельности на территории России».

Появление таких эмиссаров, или, как их именуют посвященные – «мушарифов», то есть учителей, не является случайным. Это, как правило, представители мощных преступных организаций, кото рые направляют подобных представителей одновременно в разные регионы. В ноябре 2005 г. Нижегородским районным судом были осуждены Аммар Аль-Жунайди, Юсуп Магомедов и Магомед Нур магомедов. Они обвинялись в создании экстремистского сообщес тва. В ходе судебного заседания было установлено, что указанные лица являются активными членами запрещенной на территории России организации «Хизб-ут Тахрир» (партии исламского возрож дения). Такие же активисты были задержаны в Ижевске, Уфе, То больске, Казани, Нижневартовске, Самаре, Челябинске, Белорецке (Башкирия). Российские филиалы указанной организации возник ли не вдруг. Уже сейчас их представительства действуют в Повол жье, на Урале, Западной Сибири1.

Наиболее активную пропагандистскую работу среди населения сегодня осуществляет Национально-Державная партия России, объединяющая несколько националистических организаций и пар тий. 31 января 2004 г. на заседании Съезда Национально-Державной партии России выступал И.В. Артемов – председатель Российского общенационального союза (РОНС), в настоящее время являющий ся депутатом Законодательного собрания Владимирской области2, Коцеруба А. Скрытая угроза. Продолжаем разговор: исламский экстремизм.

Под видом религиозных объединений в России формируется «пятая колонна». / Хро нометр-Владимир, № 50. 14 дек. 2005. С. 6.

17 марта 2001 г. Артёмов И.В. первый раз стал депутатом Законодательного Собрания Владимирской области, в настоящее время избран на второй срок (при меч. авт.).

чьи портреты еще недавно украшали город Владимир на листовках с надписью «Остановим нашествие с юга».

Еще в 1990–1991 гг. в Москве вышли 8 выпусков газеты «Третiй Римъ». В настоящее время издаются газеты «Русскiй Востокъ» (Ир кутск), «Засечный рубеж» (Тула), «Владимирский рубеж» (Влади мир), «Отчизна» (Новосибирск), общероссийский спецвыпуск «Ру беж». Альманах «Третiй Римъ» стал заметным явлением в русской национальной печати.

Газеты РОНС регулярно публикуют материалы об основах пра вославия и национального образа жизни. Издания РОНС неуклон но расширяют русское информационное поле. Газета «Засечный ру беж» является одной из наиболее влиятельных в Тульском регионе, «Владимирский рубеж» набирает все больший вес во Владимирской области, «Отчизна» – в Новосибирске.

В 1997–1998 гг. представители РОНС неоднократно выступали на православной радиостанции «Радонеж», выступления предсе дателя Правления РОНС И.В. Артёмова звучали на радиостанциях «Радио Маяк», «Радио России», «Народное радио», «Свободная Рос сия». Члены РОНС неоднократно обращались к телезрителям и ра диослушателям Иркутской, Тульской, Новосибирской, Ростовской, Нижегородской, Владимирской и других областей. Информация о деятельности РОНС проходила в передачах центральных телекана лов.

Ряд экспертов указывает, что отмечаемые явления могут являть ся ответом на расползание исламской радикальной идеологии по территории России как актом гражданской самозащиты (В.В. Мер курьев)1.

В течение 1996–1998 гг. полученный опыт принес организации заметные успехи на региональных и местных выборах. Члены и сторонники РОНС стали депутатами Тульской областной Думы, Тульской городской Думы, Законодательного Собрания Иркутской области, Новосибирского городского Совета, Новосибирского об ластного Совета, городских представительных органов Архангель Гражданская самозащита в уголовном праве России: моногр. / В.В. Меркурьев;

ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2005. – С. 508.

ска, Иркутска, Дзержинска (Нижегородской обл.), Таганрога (Рос товской обл.) и др.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.