авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«На правах рукописи Григоров Сергей Александрович СТРУКТУРНАЯ ГЕОХИМИЯ Краснодар-Москва 2013 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Количественная оценка прогнозных нелокализованных ресурсов полезных ископаемых категории Р3 может быть также дана на основе аналогий. Ведущим элементом рудообразующей системы выступает золото. АГП золота в ранге РР занимает площадь 200*200 км, что само по себе характеризует масштабность этого явления, соизмеримого с наиболее крупными металлогеническими постройками Мира (например, южная Африка). Однако следует отметить, что прогнозная оценка, в рассмотренном масштабе, не ориентирует исследователя на выбор наиболее перспективного рудного объекта и не служит обоснованием для выбора оптимального направления поисковых работ. Можно лишь констатировать, что для локализации и оценки рудных объектов первой очереди следует выполнить анализ геохимической информации в масштабе, соответствующем размерности ранга рудных узлов. Их последующая сравнительная оценка позволит ранжировать объекты по перспективности.

Из рассмотренного материала следует, что мере удаления от места «старта»

рудообразующей системы диссипация приводит к постепенной утрате связи между таксонами топологического ряда. По всей видимости, таксон в ранге рудного узла, является последним звеном, где могут быть эффективно использованы структурно геохимические критерии пространственной и количественной оценки локализованной в естественных границах металлоносности. Поэтому металлогенические карты прагматической направленности должны содержать информацию о локализованных ресурсах не ниже, чем в ранге рудных узлов.

Геохимическое строение Колымской области Яно-Колымской металлогенической провинции.

Характер пространственного размещения золота и масштабы его проявления на следующем иерархическом уровне позволяет оценить позицию рудного района в Колымском регионе. Структурно геохимический анализ выполнен по результатам геохимической съемки по потокам рассеяния масштаба 1:200 000. База геохимических данных содержит 354 проб. Плотность наблюдений (0,5-2 пробы на кв. км, с участками детализации) и полнота покрытия территории обеспечивают надёжность структурно-геохимического моделирования (Рис. 2.52).

Рис. 2.52. Сеть геохимического опробования Колымского региона по потокам рассеяния (в границах Магаданской области).

Геолого-структурная позиция Колымского региона определяется положением в Яно Колымской складчатой области в зоне влияния Охотско-Чукотского вулканогенного пояса (ОЧВП) /16/ (Рис. 1.53). Металлогеническая карта Колымского региона, в целом, повторяет границы структурно-вещественных и возрастных комплексов горных пород, увязывая их с соответствующей каждому комплексу металлогенической специализацией и индивидуальной историей рудообразования.

Металлогенические провинции и пояса:

1.Охотская. 2.Омолонская. 3.Приколымо Черско-Полоусненская. 4.Яно-Колымская.

5.Охотско-Чукотский. 6.Корякско Камчкатский. 7.Контур совмещения структур ОЧВП и Яно-Колымской металлогенической провинции.

8.Гранитоидные массивы.

Рис. 1.53. Металлогеническая схема Колымы.

Учитывая, что эндогенная энергия способная, в рассматриваемом масштабе, вызвать адекватное сдвижение химических элементов, связана либо с формированием ОЧВП, либо с формированием магматического основания Яно-Колымской складчатой области, следует полагать, что именно эти энергетические воздействия лежат в основе рудогенеза. Следовательно, структурные рисунки региональных геохимических полей должны соответствовать обобщённым границам «энергетических потоков» и отражать основные закономерности металлогенического строения территории. Секущие взаимоотношения между структурами геохимических полей должны свидетельствовать о кардинальной смене структурных и временных планов тектономагматических активизаций и о наличии самостоятельных металлогенических циклов.

Геохимическое поле золота и серебра Колымского региона отражает фрагмент Яно Колымской золотоносной провинции и определяет геохимическую и металлогеническую специализацию. Оба элемента образуют ритмично-зональную структуру в пространственной связи соскладчато-глыбовыми поднятиями в терригенном комплексе палеозоя-мезозоя, структурами ОЧВП и, преимущественно меловым, интрузивным магматизмом (Рис. 1.54, 1.55).

1. Структурно-геохимические ограничители. 2. Магматические тела. 3. АГП золота: 1.Сусуман Тенькинская. 2.Центрально Колымская. 3. Буюндино Балыгычанская. 4. Золотоносный пояс. 5. Омолонская АГП.

4. Структурно-геохимические ансамбли золота Колымского региона: 1.Колымский, 2.Омолонский.

Рис. 1.54. Структура геохимического поля золота Колымского региона (в усл. ед.).

По структурному признаку могут быть выделены два структурно-геохимических ансамбля – Колымский и Омолонский, соответствующие рангу рудной области и рудного района соответственно. Границы раздела между ними совпадают с геологическими структурами, ограничивающими крупные блоки земной коры /см. карту тектонического районирования РФ/. ГП Колымской рудной области имеет зонально-волновую структуру, в которой золотоносный пояс обрамляет цепочечно-островное «золотое» ядро.

В Омолонском РР «золотое» ядро обрамлено «серебряной» фронтальной зоной с относительно малой долей золота. Морфоструктурный облик ГП золота и серебра позволяет отнести выделенные структурно-геохимические ансамбли к региональным аномалиям геохимического поля. В ядре Колымского «ансамбля» размещены компактные области повышенных концентраций золота – Сусуман-Тенькинская, Центрально-Колымская и Буюндино-Балыгычанская, обрамлённые протяженным золотоносным поясом. Указанные области трассируют палеозойско-мезозойский терригенный комплекс пород и корреспондируют с его генерализованным структурно тектоническим каркасом и структурами ОЧВП.

1. Границы структур ГП. 2. Область экстраполяции ГП серебра. 3. Пояс серебра ассоциированного с золотом.

4. Пояс серебра в зональной связи с ГП золота. 5. Аномалии геохимического поля серебра Колымского региона: 1. Колымский, 2. Омолонский Рис. 1.55. Структура геохимического поля серебра Колымского региона (в усл. ед.).

Наиболее крупное локальное скопление золота отражает Сусуман-Тенькинский рудный район и пространственно тяготеет к сочленению Инъяли-Дебинского синклинория и Аян Юряхского антиклинория. Её площадь составляет около 30 000 кв. км.

К востоку от неё расположена Центрально-Колымская рудный район, приуроченный к западному крылу Буюндино-Балыгычанского антиклинория и занимающий площадь около 20 000 кв. км. На восточном крыле Буюндино Балыгычанского антиклинория расположена одноимённая область, площадью около 5 000 кв. км. В пределах антиклинория широко развиты дайки разнообразного состава и предполагается глубинное магматическое основание. Сусуман-Тенькинская и Центрально-Колымская область, отражают металлогенические объекты в ранге рудных районов, а Буюндино-Балыгычанская – в ранге рудного узла. Следует отметить, что ранжирование металлогенических таксонов по относительным размерам носит условный характер и не затрагивает их генетической сущности. Подавляющее большинство россыпных и коренных месторождений и проявлений золота на Колыме расположено на площади этих геохимических аномалий.

Значительная часть «серебряного» пояса накладывается на геологические структуры ОЧВП, но выходит из него, и на трети своего протяжения размещается в породах протерозойско-мезозойского комплекса, занимая секущее положение относительно геологических структур. «Пояс» протягивается почти на 1000 км, при ширине от 30 до 100 км. Его площадь составляет около 40 000 кв. км. К восточному флангу Колымского «ансамбля» примыкает Омолонский структурно-геохимический ансамбль, в котором ГП золота, площадью около 15 000 кв. км. располагается в ядре кольцевой структуры, обрамлённом ареалами серебра.

Пространственное размещение крупных структурных элементов региональных ГП золота и серебра во многом не соответствует традиционному металлогеническому районированию, но корреспондирует выходам на поверхность магматических тел, как в терригенном комплексе, так и в связи с ОЧВП. Тренд относительной продуктивности ГП золота, в терригенном комплексе, убывает с запада, на восток, достигая минимума в связи с Буюндино-Балыгычанским РУ. Омолонский «ансамбль», не оконтурен в северном и восточном направлении, и о закономерностях его строения судить не представляется возможным.

«Золотосеребряный пояс» обрамляет Колымский структурно-геохимический ансамбль на 3/4 его периметра. Потоки серебра накладываются на структурно вещественные комплексы всех традиционных металлогенических конструкций. Глубокое проникновение потоков серебра в протерозойско-мезозойский комплекс, по тектоническим структурам субмеридионального и северо-западного простирания подчёркивает план проницаемых тектонических структур, в период становления регионального геохимического поля серебра. Следует отметить, что исторически сложившееся мнение о генетической связи серебра со структурами ОЧВП является не столь очевидным. Золото и серебро образуют зонально-волновую структуру в связи с энергетическими центрами, расположенными в ядрах «ансамблей» и накладываются на структуры ОЧВП, так же, как и на породы палеозойско-мезозойского комплекса и на Омолонский массив. Такая трактовка структуры регионального ГП поддерживает идею «плюмов» и согласуется с понятием перколяционного кластера /19/.

Прогнозная оценка нелокализованных ресурсов золота и серебра категории Р3 на региональном уровне, имеют особенности, которые необходимо учитывать при прогнозировании рудного потенциала на больших территориях. Региональные потоки серебра достаточно хорошо пространственно корреспондируют с известными рудными узлами в Дукатской сереброносной зоне. Наличие прямой пространственной связи между известными рудными объектами и потоками рассеяния указывает на принципиальную возможность количественных расчётов ресурсов серебра через продуктивность потоков.

По всей видимости, эта особенность обусловлена повсеместным распространением «тонких» минеральных форм серебра во вмещающих породах, в связи с иерархией рудных таксонов в топологическом ряду: месторождения – рудные поля – рудные узлы. В этом случае, потоки рассеяния адекватно отражают металлогенические таксоны в мелких и средних масштабах, что позволяет эффективно использовать их для поисков сереброносных объектов. По-иному отражают рудные объекты «потоки» золота.

Наиболее продуктивная золотоносность, по факту погашенных, эксплуатируемых и оценённых запасов рудных и россыпных месторождений, тяготеет к области распространения палеозойско-мезозойского комплекса. А наиболее продуктивные потоки золота, тяготеют к ОЧВП. В этой связи очевиден факт не соответствия коренной золотоносности (включая коренные источники россыпей) и наблюдаемой продуктивности потоков рассеяния золота. Масштабы коренной золотоносности в терригенном комплексе и ОЧВП отличаются на порядки. Таким образом, следует признать, что региональный критерий оценки территорий на коренное золото по продуктивности потоков рассеяния золота, не соответствует фактическим данным. Отсюда также следует, что потоки рассеяния золота, в своей основе, не формируются при денудации коренных месторождений золота, а обусловлены иными источниками, прямо не связанными с месторождениями. Как видно из представленных материалов, они образуются за счёт тонко рассеянной минерализации во фронтальных зонах концентрирования (как следствие диссипации). Понятно, что для формирования выдержанных потоков необходимо, чтобы золото находилось в тонко рассеянном состоянии. Только таким образом в пробу, массой 200-300 гр., могут систематически попадать золотины.

Вероятность попадания более крупного «рудного» золота в геохимическую пробу, ничтожно мала. В этой связи, оценочным критерием коренной золотоносности могут служить геохимические аномалии, в виде системы концентрических (дуговых) морфоструктур ГП, отражающих единое организующее начало, а их пространственные размеры – масштаб процесса. Относительно более крупные аномалии отражают более крупные металлогенические и рудные объекты и наоборот. Суммарная площадь Колымского структурно-геохимического ансамбля составляет около 220 000 кв. км;

суммарная площадь локальных полей золота в ядре системы – около 55 000 кв. км, что позволяет относить Колымский «ансамбль» к крупнейшим золотоносным районам Мира.

Прогнозная оценка локализованных ресурсов золота категории Р3 в пределах Колымского «ансамбля» составляет n*1000 тонн, где n варьирует от 2-х до десятков единиц. Нижний предел, обоснован количеством, добытого на этой территории, россыпного золота, верхний предел не поддаётся строгому определению в связи с недостатком информации для сравнительного сопоставления. Однако наличие разведанных запасов и обоснованных ресурсов в пределах только Омчакского рудного узла (не менее 4000 тонн), свидетельствует о корректности приведённых цифр прогнозной оценки.

Прогнозная оценка ресурсов золота в пределах «пояса», на основе структурно геохимического анализа, не имеет корректного обоснования, т.к. золото и серебро в «поясе» не образуют кольцевых структурных форм в этом масштабе. Следовательно, для оценки золотоносности и сереброносности «пояса» необходимо провести исследование в более крупном масштабе. Но это же означает, что ресурсный потенциал в золотосеребряном поясе значительно уступает «золотому» ядру региональной системы.

Например, крупное золотосеребряное месторождение «Дукат» в геохимическом поле, отражено зонально-волновой структурой в масштабе 1:50 000 (рис. 1.56). НО, являясь составной частью «пояса», оно не имеет промежуточной структурированной иерархической «ступеньки» в ранге рудного района. Следовательно, для оценки Рис. 1.56. Отражение Дукатского рудного поля в структурах ГП серебра и ванадия.

потенциала локализованных ресурсов золота и серебра в составе «пояса» необходимо выполнить структурно-геохимический анализ в масштабе, в котором раскрываются структурные особенности внутренней области «пояса» на уровне рудных узлов и рудных полей.

Общая прогнозная оценка сереброносности нелокализованных ресурсов категории Р3 может базироваться на сравнительной оценке площади золотосеребряного пояса с физическими размерами известных в Мире поясов серебряной минерализации.

Наибольший металлогенический потенциал имеет территория, в которой серебро пространственно ассоциирует с золотом. Её площадь составляет около 40 000 кв. км, что позволяет соотносить её с крупнейшими сереброносными провинциями Мира.

Все другие, из проанализированных химических элементов, в той или иной мере, поддерживают структурный мотив золотосеребряного ансамбля, свидетельствуя о тотальном процессе формировании ГП в рамках единого энергетического потока.

Таким образом, на исследованных иерархических уровнях, прослеживается одинаковый структурный мотив геохимических полей, отражающих объекты рудообразующей системы в иерархической последовательности от рудной залежи, до металлогенической области.

Выводы:

1. Фактический материал, положенный в основу моделирования геохимического поля рудообразующей системы, равномерно и с достаточно плотной сетью наблюдения обеспечивает структурно-геохимические построения в линейке масштабов от рудного тела до металлогенической области. Для построений использованы анализы рядовых геохимических проб из коренных пород и мелкозёма (потоки рассеяния). Отбор проб осуществлялся в соответствии с действующими методическими указаниями и рекомендациями.

2. В структурах геохимических полей адекватно отражаются рудные и металлогенические объекты, составляющие прерывисто-непрерывный ряд на «стреле времени»: рудная залежь (тело) рудная зона рудное поле рудный узел рудный район металлогеническая область, представляющие собой рудообразующую систему. Геохимические поля, отражающее рудный объект на каждой эволюционной ступени, являются естественными геохимическими аномалиями.

3. Геохимические поля рудных объектов различных иерархических уровней образованы разнонаправленными процессами рассеяния и концентрации. В структуре центробежного (рассеяние) геохимического поля взаимообусловлены области выноса (транзита) химических элементов и области концентрирования в виде, окружающего область транзита, геохимического тора. Центробежные геохимические поля отражают нелинейную систему в составе: рудная зона рудное поле рудный узел рудный район металлогенические таксоны. Концентрирование в ореальной форме и в виде рудопроявлений химических элементов и соединений происходит на границах разделяющих таксоны этого топологического ряда. В структуре центростремительного (концентрирование) геохимического поля максимальная концентрация минерального вещества достигается в ядре концентрической зонально-волновой системы, окруженном геохимическими торами различных элементов и соединений. Центростремительное геохимическое поле отражает рудное тело, представляющее собой прерывисто-непрерывную линейную систему: рудное тело рудный столб рудное гнездо минеральный индивид.

4. На исследованных иерархических уровнях, прослеживается одинаковый структурный мотив геохимических полей, степень упорядоченности которых постепенно снижается по мере удаления от рудного тела к металлогенической области в соответствии с теоретическими принципами самоорганизации в нелинейной динамической среде. Прямая структурно-геохимическая связь между сопряженными рудными таксонами сохраняется до уровня, соответствующего рудному узлу, что позволяет использовать структурно геохимические критерии для локализации рудных объектов в естественных границах и оценки локализованных ресурсов категории Р1 – рудная зона, Р2 – рудное поле, Р3 – рудный узел.

5. Система геохимических полей, отражающих иерархию локализованных рудных объектов, представляет собой фрактальную структуру, в которой тиражируется структурное подобие на сопряженных уровнях организации.

6. Геохимические поля локализованных рудных объектов имеют концентрически зональное строение уникальное для каждого таксона иерархического рудного ряда и образуются в режимах рассеяния (диссипации) и концентрирования минерального вещества, формируя два основных типа первичной геохимической зональности – центробежный и центростремительный. Частные случаи первичной геохимической зональности формируются в результате конвективного энергомассапереноса, как в режиме центробежного, так и центростремительного развития ореолобразующей системы.

7. Ряд химических элементов и соединений имеют полярные взаимоотношения, которые сохраняются без изменений не менее, чем на трёх сопряженных уровнях организации прерывисто-непрерывного рудного ряда: рудное тело – рудная зона – рудное поле, что свидетельствует об одновременном, в масштабе геологического времени, формировании рудообразующей системы на этом отрезке «стрелы времени».

8. В результате анализа обширного фактического материала, можно полагать, что геохимическое поле рудообразующей системы формируется в потоках внешней и внутренней энергии. Внешний поток энергии рассеивается в пространстве, используя необратимый циклический механизм накачки – насыщения – бифуркации. На участках вихревых замыканий (в структурно-тектонических ловушках?!), в начале процесса диссипации, возникают условия для концентрации минерального вещества в режиме центростремительного и конвективного энергомассапереноса. Единый механизм циклов ореолобразования приводит к формированию фрактальной структуры геохимического поля, в которой подобие структурных мотивов в широкой линейке масштабов, служит надёжными и воспроизводимыми критериями локализации искомых рудных объектов, оценки полноты геологической изученности, оценки рудного и металлогенического потенциала.

9. Результаты структурно-геохимического моделирования взаимоувязанных объектов рудного ряда позволяют полагать, что основой ореолообразующих (рудообразующих) процессов может служить теория самоорганизации природных систем, которая с исключительной полнотой объясняет особенности и парадоксы пространственного размещения химических элементов и соединений наблюдаемые в геохимическом поле рудообразующей системы.

Глава II. Геохимические поиски и разведка (на примере Дегдеканской рудообразующей системы).

В настоящем разделе приведён пример поисков и разведки методом моделирования иерархической структуры геохимического поля от общего к частному, в соответствии с естественным алгоритмом поисков рудных месторождений.

Геохимические поиски, от мелко- до крупномасштабных, направлены на локализацию таксонов ГП, отражающих рудный ряд в последовательности от металлогенической конструкции, до уровня рудной зоны. Геохимическая разведка направлена на решение поисково-оценочных задач направленных на локализацию промышленного оруденения в границах естественных образований, обоснования полноты разведанности и увязки рудных тел по простиранию и падению. Геохимическая разведка должна выполняться с опережением на поисковой стадии и одновременно с ГРР на стадии оценки и эксплуатационной разведки. Оперативное использование геохимических данных, оптимизирует весь процесс ГРР, сокращает нерациональные затраты и снижает риски геологических ошибок и инвестиций в ГРР. Удорожание ГРР за счёт роста объёмов геохимических исследований с лихвой компенсируется снижением нерациональных затрат при проверке ложных гипотез, на поисках слепого и флангового оруденения, исключением (сокращением) ошибок при проектировании ГРР и т.п.

В качестве примера рассмотрена рудообразующая система Дегдеканского золоторудного месторождения, расположенного в Магаданской области. Оно относится к геолого-экономическому классу убогосульфидных месторождений и находится в единой, вместе с известным Наталкинским месторождением, Тенькинской золотоносной зоне /12/. В геологическом отношении рассматриваемая площадь представляет собой область развития морских терригенных отложений юрского и пермского возраста (Рис. 2.1).

Прорывающие их интрузивные тела и дайки принадлежат образованиям позднемезозойской гранодиорит-гранитовой и гранитовой формаций. В геолого структурном плане район работ расположен в пределах Аян-Юряхского антиклинория Яно-Колымской складчатой системы, который представляет собой крупную (400-500*70 90км) структуру северо-западного простирания. В Аян-Юряхском антиклинории складчатость ориентирована в северо-западном направлении и большинство картируемых разрывных нарушений имеет то же простирание. Наиболее крупной разрывной структурой является Тенькинская зона разрывных нарушений, представляющая собой зону динамического влияния крупного глубинного разлома, контролирующего пространственное размещение золоторудных проявлений. Важную роль играют поперечные блокирующие тектонические структуры северо-восточного простирания. Другие структурные направления не находят заметного отражения на геологических картах. Однако в геофизических и геохимических полях проявлены тектонические нарушения ортогональной системы, контролирующие глубинный магматизм.

1. Осадочные и вулканогенно-осадочные породы пионерской свиты верхнего отдела пермской системы. 2. Осадочные и вулканогенно-осадочные породы старательской свиты верхнего отдела пермской системы 3. Осадочные породы юрского возраста. 4. Флюидизиты (атканская свита). 5. Граниты и гранодиориты юрского и верхнемелового возраста. 6. Современные рыхлые отложения. 7. тектонические нарушения.

8. Рудные объекты: 1-Дегдеканское месторождение, 2-Токичанский рудный узел.

Рис. 2.1. Геологическая карта района района исследования.

Для структурно-геохимического анализа в мелком масштабе использованы результаты геохимической съёмки по потокам рассеяния масштаба 1:200 000. При анализе структурных свойств ГП автор намеренно уходит от ретроспективных данных, моделируя обстоятельства, с которыми сталкивается геолог в практической деятельности на поисках рудных месторождений на новой площади.

Дегдеканское месторождения и окружающая территория входит в состав Сусуман Тенькинской АГП (Рис. 1.54), поэтому обоснование выбора площади не требует предварительного анализа. Вся площадь региональной АГП должна быть исследована на предмет обнаружения аномалий подчиненного порядка.

На площади, в центре которой расположено Дегдеканское месторождение, структурно-геохимический анализ направлен на разбраковку ореолов золота и локализацию перспективных площадей для проведения углубленного анализа имеющегося материала. Алгоритм анализа предусматривает обнаружение аномальных признаков в строении ГП рудных и породообразующих элементов.

ГП золота сложено серией островных ореолов, занимающих значительную площадь, но не образующих структурных форм, которые можно уверенно интерпретировать, как аномалии (Рис. 2.2). Каждый из локальных ореолов золота, или их группы могут соответствовать или не соответствовать искомому объекту в ранге рудного узла. Для обнаружения концентрически-зональных структурных форм использован метод графического сложения двух групп химических элементов: (Au+Ag+Pb) и (Co+Ni+Cr+Hg).

Группа рудных элементов участвует в сложении «тора» и ядра системы, а вторая преимущественно формирует геохимические торы двух уровней. В ядрах низшего уровня размещены интрузивные тела, имеющие выход на дневную поверхность (Рис. 2.3.). «Тор»

высшего уровня обрамляет предполагаемое слепое магматическое основание РМС. В ГП нерудной группы, обнаруживается кольцевая структура центробежного типа, которая может отражать крупную рудно магматическую систему.

Рис. 2.2.. Геохимическое поле золота на площади поисков (нормированные величины содержаний в усл. ед.).

.

1. Аномалии ГП. 2. Выходы интрузивных тел на дневную поверхность.

3. Токичанский рудный узел. 4. Дегдеканское месторождение Рис. 2.3. Структура аддитивных полей (Au+Ag+Pb) и (Co+Ni+Cr+Hg).

В геохимическом поле рудных элементов помимо, геохимического «тора»

внешнего обрамления РМС, локализовано три «ядра», где элементы двух групп отрицательно коррелируют между собой, тогда как во фронтальной зоне концентрирования обе группы элементов имею положительную связь. Выделенные области могут позиционироваться, как аномалии ГП, отражающие объекты в ранге золотоносных зон. Боле крупная их них имеет приоритет по масштабности и выбрана для детального структурно-геохимического анализа под названием Дегдеканская золотоносная зона. Средняя по размерам аномалия, на юго-востоке площади, имеет серебросвинцовую геохимическую специализацию и пространственно тяготеет к магматическому массиву и по этой причине не имеет приоритета.

При детальном анализе Дегдеканской золотоносной зоны обнаруживаются АГП соответствующего иерархического уровня. Геохимические поля золота, серебра, бария и германия Дегдеканской зоны образуют зонально-волновую структуру, ядро которой сложено золотом, серебром и барием, а геохимический тор – германием. (Рис. 2.4).

.. пункты геохимического опробования Рис. 2.4. Структура ГП Дегдеканской золотоносной зоны.

Не смотря на существенные отличия в элементном составе, структура ГП Дегдеканской золотоносной зоны аналогична структуре ГП Омчакского рудного узла, но заметно уступает ей в размерах (примерно вдвое).

Геохимические поля бария и германия вложены одно в другое наподобие пазлов, повторяя мельчайшие детали их сложных конфигураций. Протяженность Дегдеканской золотоносной зоны составляет около 40 км, при ширине до 5 км. Геохимическое поле золота состоит из трёх изолированных частей. В центре зоны и на северо-западном фланге, золото и серебро имеют отрицательную пространственную связь, которая сменяется на положительную корреляцию на юго-восточном фланге. Для разбраковки островных ореолов золота использованы пространственные связи между золотом и барием. Во-первых, барий характерен для верхнерудных и фланговых частей рудообразующей системы в широкой линейке масштабов. Его значительно присутствие в структурно-геохимическом ансамбле на уровне РМС и золотоносной зоны свидетельствует о фланговом положении в рудном районе. Во-вторых – является признаком малого эрозионного среза золотоносной зоны. В третьих, в связи с островным ореолом на юго-восточном фланге барий образует локальный тор, свидетельствующий о более масштабном рудном процессе, сравнительно с Центральным и Северо-западным участками. По совокупности данных островные ореолы золота отражают самостоятельные рудные объекты и могут быть позиционированы в ранге рудных узлов.

Золотоносная зона является самостоятельным таксоном в естественном топологическом ряду металлогенического ансамбля. Следует отметить, что общепринятая металлогеническая терминология не в состоянии отразить естественную дробность рудообразующей системы, поэтому в настоящей работе приняты условные обозначения металлогенических таксонов (например, «золотоносная зона»). Положение локализуемых объектов в топологическом ряду, определено порядковым номером.

Дегдеканская золотоносная зона относятся к объекту 4-го порядка, а рудные узлы относятся к объектам 5-го порядка: Колымская золотоносная область (1) Сусуман Тенькинский рудный район (2) Дегдеканская РМС (3) Дегдеканская золотоносная зона (4) Дегдеканский рудный узел (5). В рассматриваемом случае нумерация таксонов на шкале «стрелы времени», по логике, должна быть развернута в противоположном направлении – от первого таксона на уровне рудного тела к металлогеническим таксонам.

Но в реальных условиях поисков дробность иерархического ряда можно определить только в последовательности от общего, к частному, по мере дешифрирования иерархической структуры ГП. Очевидно, для каждой рудообразующей системы дробность (фрактальная структура) может иметь свой вид. Можно предположить, что такая особенность фрактальной структуры системы связана с индивидуальными условиями энергетической накачки-насыщения, связанными с мощностью энергетического пула и физическими особенностями вмещающего геологического субстрата (плотность, электропроводность, трещиноватость и т.п.).

Локализация рудных объектов в естественных границах открывает возможность обоснованного применения количественной оценки прогнозных ресурсов категории Р3, локализованных в границах золотоносной зоны. Оценка может быть выполнена прямым расчётом, исходя из пространственных размеров золотоносной зоны, среднего содержания золота в потоках и рациональной глубине подвески.

Р3= 40000м*5000м*500м*2,5т/м3*0,01г/т= 2500 тонн.

Прогнозная оценка методом аналогий, исходя из принципа подобия, составляет:

1. Омчакский РУ имеет площадь 1600 км2, учтённые запасы 2000 тонн и прогнозные ресурсы категории Р3+Р2=1000 тонн, при средней глубине по вертикали – 500м, имеет площадную продуктивность равную 1,9 тонны на 1 км2.

2. Площадь Дегдеканской золотоносной зоны (по внутренней границе АГП породообразующих элементов) составляет около 600 кв. км, что при продуктивности, равной 1,9 тонны, составит около 1100 тонн. Учитывая вероятностный характер оценки и доверительный интервал точности расчётов, эти цифры показывают удовлетворительную сходимость. Таким образом, локализованная на стадии общих поисков золотоносная зона, является геохимической аномалией, на всей площади которой целесообразно проведение детальных поисков. В реальной действительности последующие геохимические поиски по вторичным ореолам в масштабе 1:25000 выполнены только в границах двух островных ореолов золота Токичанской и Дегдеканской.

По результатам поисковых работ в пределах Дегдеканской геохимической аномалии подтверждено широкое распространение золотокварцевых жил типичной золотокварцевой формации и выявлена убогосульфидная прожилково-вкрапленниковая минерализация в контуре золотомышьякового ореола, пространственно не совпадающего с исторически известными кварцево-жильными золотоносными телами, с которыми связывалась россыпная золотоносность. Поэтому одной из первых задач геохимических поисков явилось районирование площади по относительной перспективности, выбор объекта первой очереди для постановки разведочных работ и определение его пространственных границ. Для решения задачи проведена геохимическая съёмка по первичным ореолам в масштабе 1:25000 – 1:10000 с последующей геохимической разведкой наиболее перспективного объекта.

Обоснование выбора и оценка пространственных границ рудного объекта первой очереди в границах Дегдеканского рудного узла.

Площадь Дегдеканского потенциального рудного узла представляет собой область развития морских терригенных отложений пермского возраста. Характерной особенностью вмещающего геологического субстрата является то, что стратиграфические подразделения не имеют надежных маркеров и хорошо выраженных литологических разностей. В разрезе осадочных пород преобладают тонкозернистые разности и резко подчиненным количеством песчаников. По литологическим признакам, с известной долей условности, выделены нижняя и верхняя пачки пионерской свиты, пространственные соотношения которых дают общее представление о характере пликативных дислокаций в масштабе рудного узла в целом. Осадочные породы слагают антиклинальную складку, осевая часть которой имеет форму слабо выгнутой дуги. Очень широко развитая дизъюнктивная тектоника обусловлена областью преобладающего динамического влияния глубинного разлома северо-западной и субширотной ориентировки. Широко представлены тектонические нарушения ортогональной и диагональной систем (Рис. 2.5) Магматизм не имеет широкого проявления на дневной поверхности. На северо-западном фланге площади закартирован небольшой шток диоритов. Заметно шире представлены дайки кварцевых порфиров, согласные с генеральным простиранием осадочных пород.

Дайковые серии сопровождаются кварцевыми жилами, часть из которых несёт золотосульфидную минерализацию.

В долине р. Дегдекан и в притоках левого и менее правого борта долины отработаны россыпи золота, коренными источниками которых длительное время признавались золотоносные жилы золотокварцевой формации.

1. Глинистые сланцы, алевритистые сланцы, редкие прослои песчаника нижней пачки пионерской свиты Пермской системы. 2. Сланцы, алевритистые сланцы, песчаники, верхней пачки пионерской свиты Пермской системы. 3. Шток диоритов. 4. Дайки кварцевых порфиров.

5. тектонические нарушения. 6. Дегдеканская рудная залежь. 7. Россыпи золота (погашенные).

8. Золотокварцевые жилы.

Рис. 2.5. Геологическая карта Дегдеканского рудного узла.

Площадь изучена по первичным ореолам по регулярной сети, ориентированной поперёк общему простиранию генеральных тектонических и пликативных структур (Рис.

2.6.). Также геохимические пробы отобраны из всех поверхностных горных выработок.

Рис. 2.6. Сеть геохимического опробования, совмещенная с картой размещения магматических пород, кварцевых жил и рудных объектов.

1. Пункты опробования 2. Дегдеканская рудная залежь. 3. Разведанные кварцевые жилы с золотом. 4. Рудопроявления.

5. Кварцевые жилы и их развалы 6. Шток диоритов, дайки кварцевых порфиров.

Геохимическое поле золота, в общем виде, частично наследует структуру вмещающего геологического субстрата, а частично занимает секущее положение (Рис. 2.7). Структурная сложность ГП обусловлена кольцевыми конструкциями подчинённого порядка.

Три из них формируют структурный ансамбль в центре площади, а две расположены на периферии в виде изолированных конструкций. Морфоструктурные особенности позволяют рассматривать их в качестве геохимических аномалий, отражающих рудные поля в составе рудного узла. В пространственной связи с каждой кольцевой структурой расположены россыпные месторождения золота. Из наиболее крупной россыпи в долине р. Дегдекан, которой корреспондирует основной структурный ансамбль ГП, в прошлом веке было добыто около 100 тонн золота. Какие-либо видимые геологические предпосылки, обосновывающие морфоструктурные особенности ГП золота, отсутствуют.

Но, достаточно очевидна пространственная связь штока кварцевых диоритов с ГП золота (Рис. 2.7.).

Условные обозначения к рис. 2.7 – 2.14: 1. Контуры геохимических аномалий и структурные ограничители ГП. 2. Контур Дегдеканской рудной залежи. 3. Аномалии ГП: 1. Голубая;

2. Талгичанская;

3. Гвардейская;

4. Дегдекан-жильная;

5. Дегдеканская. 4. Шток кварцевых диоритов. 5. Аномалии ГП мышьяка.

Рис. 2.7. Структура ГП золота Дегдеканского рудного узла.

Среди линейных структурных ограничителей ГП выделяются субмеридиональные блокирующие структуры и контролирующие структуры субширотной и северо-западной ориентировки. Максимальную продуктивность золото имеет в области широтного фрагмента ГП в блоке между системами меридиональных ограничителей. Очевидно, что именно эта область наиболее перспективна на поиски коренного оруденения, но какая часть структурно-геохимического ансамбля является объектом первой очереди, только по данным золотометрии, установить невозможно. Исторически, поисковые работы были направлены на оценку кварцевожильных тел, с которыми долгие годы связывались перспективы промышленной золотоносности в районе, однако обнаруженные и разведанные жилы содержали незначительные запасы металла (первые тонны).

Для разбраковки ореолов золота рассмотрим структуры ГП рудных и породообразующих элементов. ГП никеля имеет строение, мотив которого поддерживает структуру ГП золота, и с которым никель имеет отрицательную корреляцию (Рис. 2.8).

В ГП никеля отражена относительно простая концентрически-волновая конструкция с уверенно структурируемым энергетическим ядром. Как и в случае с «золотом», основными структурными ограничителями служат меридиональные блокирующие нарушения.

Прогнозируемое слепое интрузивное тело кварцевых диоритов.

Рис. 2.8. Структура ГП никеля Дегдеканского рудного узла (нормированные величины содержаний).

Ядро системы расположено в области сочленения северо-западных, широтных и меридиональных структур. Адекватную структуру имеет ГП циркония, в которой более контрастно отразилась блокирующая роль ортогональной системы тектонических нарушений (Рис. 2.9).

Рис. 2.9. Структура ГП циркония Дегдеканского рудного узла.

Аналогичное структурное подобие имеют ГП свинца и меди, с сильной отрицательной пространственной связью, но сходным структурным мотивом, который также корреспондирует ГП золота и никеля (Рис. 2.10, 2.11).

Рис. 2.10. Структура ГП свинца Дегдканского рудного узла.

В ГП меди проявлены локальные концентрические структуры в связи с «золотой»

композицией в ядре системы. Кроме того, медь накапливается на периферии в северном обрамлении ядра, где образует локальные кольцевые структуры с максимальной концентрацией меди. По всей видимости, структура ГП меди сформирована в энергетическом потоке, в связи с локальными выступами магматического основания РМС, к границе которого приурочен Дегдеканский рудный узел.

Прогнозируемые слепые интрузивные тела кварцевых диоритов.

Рис. 2.11. Структура ГП меди Дегдканского рудного узла.

С такой версией структурной интерпретации ГП меди корреспондирует структура ГП стронция, как правило, ассоциированного с магматизмом. Максимальная продуктивность и структурная сложность ГП тяготеет к северному флангу исследованной территории, отражая, по всей видимости, пространственное положение выступов магматического основания (Рис. 2.12).

Геохимическое поле стронция имеет отрицательную пространственную связь с «мышьяком», отражая геохимическую зональность на уровне рудного узла.

Рис. 2.12. Структура ГП стронция Дегдканского рудного узла.

Геохимическое поле мышьяка, в целом, корреспондирует со структурами ГП золота и других химических элементов (Рис. 2.13). Для ГП мышьяка характерна симметрия, обусловленная контролирующим влиянием тектонических структур субширотного и радиальных направлений относительно центральной оси меридиональной ориентировки. Кольцевые локальные конструкции «мышьяка»

пространственно совпадают с локальными структурами ГП золота (красные овалы на рис.

2.13).

Рис. 2.13. Структура ГП мышьяка Дегдканского рудного узла.

Центральную позицию и более упорядоченное строение имеет структурный ансамбль, включающий в себя три сопряженные аномалии – Дегдеканскую, Дегдекан жильную и Гвардейскую. Относительная разбраковка этих объектов по перспективности, выполнена путём анализа ГП золота и мышьяка, образующих парагенетическую ассоциацию, характерную для металлогении района. При детальном рассмотрении в геохимическом поле золота обнаруживается сложная структурная композиция (Рис. 2.14).

1. Точки геохимического опробования. 2. Контур рудной залежи (0,4г/т).

3. Золотокварцевые жилы. 4. Западный блок структурной композиции. 5. Восточный блок структурной композиции. 6. Ядро кольцевой структуры. 7. Компактный ореол золота в ядре Восточного блока АГП. 8. Векторы «центробежного» энергомассапереноса в ядре Дегдеканской структурно-геохимической композиции.

Рис. 2.14.. Структурные композиции ГП золота и мышьяка в ядре Дегдеканской РМС.

По направлению с запада на восток увеличивается площадь локальных структур ГП и снижается продуктивность (диссипации и фрактальная дробность). Компактный ореол золота вначале структурной композиции трансформируется в «кольцо», а затем в виде расходящихся в стороны «струй». По структурным признакам «композицию» можно разделить на два блока – Западный и Восточный. В Западном блоке размещены компактные ореолы, а в Восточном блоке – кольцевая структура и дуговые конструкции с правой и левой закруткой.

ГП мышьяка поддерживает структурный мотив, проявленный в «золоте». В нём также можно выделить два блока. В Западном блоке расположена концентрическая зонально-волновая структура, в ядре которой золото и мышьяк имеют тесную пространственную связь. В геохимическом торе мышьяка, золото полностью отсутствует. В Восточном блоке золото и мышьяк положительно коррелируют между собой на участках максимальных концентраций. Таким образом, в Западном блоке имеет место более высокая дифференциация минерального вещества, что указывает на более высокий энергетический потенциал в этой части системы. Следовательно, центром фрактальной структуры ореолобразующей системы является Западный блок, в котором следует прогнозировать наиболее перспективное золотое оруденение. Фрактальная структура ГП золота разворачивается в западном и восточном направлениях вдоль широтной контролирующей тектонической зоны. К западу она либо выклинивается, либо погружается на глубину. В восточном направлении структура ГП золота диссипирует под воздействием центробежных сил.

В пределах исследуемой площади исторически известны два основных морфогенетических типа золоторудной минерализации – жильные золотокварцевые тела и штокверковые прожилково-вкрапленниковые зоны с золотосульфидной минерализацией. Проблемы генетической и пространственной связи этих типов золотого оруденения в Колымском регионе традиционно решалась отнесением их к различным формациям не связанным между собой. Однако на примере Дегдеканского РУ взаимоотношения между жильным и штокверковым золотым оруденением находит иное объяснение. Золотое оруденение обоих типов образовано а границах одной рудообразующей системы. Золотоносный штокверк сформирован в центростремительном фокусе системы, а золотоносные жилы – на периферии в условиях доминирующего центробежного энергомассапереноса. При этом сами жилы сформированы в ядрах центростремительных структур-сателлитов подчиненной размерности, структурные особенности которых контрастно не проявлены в исследуемом масштабе. Этот же факт свидетельствует о подчиненной размерности жильного типа оруденения.

Таким образом, основные перспективы в системе РУ связаны с Дегдеканской аномалией, отражающей одноименное рудное поле. Его площадь составляет около 5-и кв. км. Для сравнения, Наталкинское РП занимает площадь 45 кв.км. Соотношение площадей составляет примерно 1/10. Запасы «геохимического» золота в Наталкинском мегаштокверке, составляют около 2000 тонн. Отсюда прогнозная оценка локализованных ресурсов золота категории Р2 в Дегдеканском месторождении, исходя из принципа подобия, составляет около 200 тонн. В итоге, объектом первой очереди является Дегдеканское рудное поле, естественные границы которого определяют его физические размеры, форму и пространственное положение. Замкнутые по периметру структуры ГП золота и мышьяка позволяют обоснованно оценивать полноту геологической изученности объекта на стадии средне- крупномасштабных поисков.

Следующая ступень геохимических исследований сопровождает разведочную стадию и может квалифицироваться, как геохимическая разведка, цель которой заключается в обосновании естественных границ рудных зон и рудных тел (залежи).

Месторождение, как экономически обоснованная часть рудного поля, представляет собой штокверковую залежь с мозаично-блоковым распределением золота. Вмещающие породы представлены метасоматически изменёнными слабо стратифицированными глинистыми породами пермского возраста с переменным количеством вулканогенного материала. Породы слагают монотонную, моноклинальную толщу в крыле крупной антиклинальной постройки, инъецированную относительно редкими дайками кварцевых порфиров. Рудные тела представляют собой участки сетчатого микропрожилкавания кварца с переменным количеством сульфидов (пирит, арсенопирит) и выделятся исключительно по данным опробования. Преимущественно залегают они согласно слоистости вмещающих пород. Однако, в ряде случаев занимают секущее положение, располагаясь вдоль блокирующих тектонических нарушений различной ориентировки.

Тектонические нарушения распространены столь широко, что выбор приоритетных тектонических структур для построения структурной модели на основе прямых наблюдений становится весьма проблематичным.

Геохимическая разведка выполнена путём опробование коренных пород на поверхности по регулярной сети 100х50м (копуши и поисковые скважины). В канавах и по керну разведочных скважин на глубину до 500 метров по сети детальной разведки 40х(40 80)м. Геохимическая база данных представлена точечными пробами из копушей и поисковых скважин и композитными пробами из равных навесок истертых рудных проб из канав и разведочных скважин, секциями 10-12 метров. Все пробы прошли анализ на спектрометре «Спектрон-MAX-GV» на окислы (SiO2, K2O, MnO, FeO+Fe2O3), и РРА на As, Cu, Zn, Pb, Ba, Ca, Zr, Sr, W, Ni, Cd, Sb. Содержание золота определено пробирным способом в пробах, длиной 2-3м на всю длину горных выработок и в точечных пробах из копушей.

Для структурно-геохимических построений использованы нормированные значения содержаний химических элементов. Процедура нормирования выполнена по формуле Сиспр.= (Сi-Cср.гарм.)/стандартное отклонение. Предварительно, перед началом процедуры нормирования выполнена урезка пиковых содержаний до удвоенного среднего содержания. Содержания золота определены пробирным анализом, в г/т.

В структурах геохимических полей указанных химических элементов сочетаются кольцевые (дуговые) и линейные структурные элементы, отражающие их пространственные взаимоотношения и, следовательно, первичную геохимическую зональность. По структурным приоритетам, химические элементы и соединения могут быть разбиты на три основные группы. Элементы первой группы – Ba, K2O, сумма окислов Fe, MnO – образуют кольцевую структуру в виде тора (1500х800м), в центре которой расположена золоторудная залежь (Рис. 73). Элементы второй группы – As, Ni, Cu, Zn, Pb, Ba, Ca, Zr, Sr, W, Cd, Sb образуют кольцевую зонально-волновую структуру, принимая участие, как в формировании «тора», так и в формировании «ядра» ГП. Третья группа химических элементов представлена золотом, которое концентрируется исключительно в «ядре» кольцевой структуры, где оно имеет положительную пространственную связь с мышьяком и вольфрамом. ГП золота и мышьяка имеют идентичный морфоструктурный облик и контролируются диагональной системой тектонических трещин. Меньшую роль играют меридиональные структуры. Основные черты морфологии рудной залежи и пространственные параметры в плане отражены «золотом» и «мышьяком» в ядре ореолобразующей системы (Рис. 2.15).

1. Сеть геохимической разведки. 2. Опорные геохимические разрезы. 3. Рудные блоки основной рудной залежи. 4. Рудная залежь – сателлит.

Рис. 2.15. Структуры геохимических полей Au, As, SiO2, MnO, Ti, Ni, отражающих Дегдеканскую рудную залежь.

Мышьяк формирует концентрическую зонально-волновую структуру, в ядре которой пространственно связан с золотом. По морфоструктурным признакам в полях обоих элементов выделяются участки в ранге рудных блоков, разделённые пережимами по блокирующим тектоническим структурам. Наиболее крупные из них – Центральный, Западный и Восточный, могут отражать промышленные рудные тела. Максимальные размеры и продуктивность по золоту и мышьяку имеет Центральный блок. На северо восточном фланге к основной рудной залежи примыкает линейный ореол золота северо западной ориентировки, отражающий самостоятельное рудное тело – сателлит. В основной залежи золото и мышьяк имеют положительную пространственную связь, а в «сателлите» - отрицательную, что и служит критерием разделения на самостоятельные объекты. ГП двуокиси кремния, окиси марганца, титана и никеля образуют структуру, в которой все элементы отрицательно коррелируют между собой, формируя структурно геохимический ансамбль концентрического строения. Подобная упорядоченность является признаком энергетической накачки, и, следовательно, признаком рудообразующего процесса. Золотомышьяковая ассоциация сформирована в рамках самостоятельного цикла, завершает процесс ореолообразования и не выходит за пределы ядра концентрической структуры ГП. Это служит исчерпывающим обоснованием полной поисковой изученности исследуемого объекта на поверхности. Последующее вскрытие и опробование рудной залежи канавами и расчистками на поверхности подтвердило этот вывод и послужило обоснованием разведки объекта на глубину.


Представление о строении ГП в объёме раскрывается в поперечных и продольных разведочных сечениях. Для иллюстрации использованы два разведочных сечения, по линиям R+36 и R+10 (Рис. 2.15, золото). В поперечном разрезе по линии +36 вскрыта слабо стратифицированная моноклиналь без выдержанных литологических горизонтов, сложенная тонко- и мелкозернистыми морскими осадками (Рис. 2.16).

1. алевролиты, аргиллиты, линзы песчаников. 2. слюдистые глинистые алевролиты, алевритистые аргиллиты, линзы песчаников.

3. Трассы скважин и рудные интервалы с содержанием золота 0,3г/т.

4. Тектонические нарушения.

Рис. 2.16. Схематический геологический разрез по линии +36 с рудными интервалами по скважинам колонкового бурения.

Осадочный субстрат нарушен густой сетью тектонических нарушений различных направлений с редкими кварцевыми жилами, часто «книжной» текстуры. Повсеместно распространены кварцево-пиритовые прожилки и микропрожилки, вкрапленники пирита, реже арсенопирита. Рудные интервалы не визуализируются и обнаруживаются только аналитически. Насыщенность разреза рудными интервалами такова, что возможны любые направления увязки рудных тел между скважинами, что создаёт известные сложности для построения контуров для подсчёта запасов золота и обоснования общей структурной концепции месторождения.

Так же как на поверхности, в геохимическом разрезе, химические элементы по морфоструктурным признакам ГП разделяются на три группы. Первая группа представлена золотом, мышьяком и вольфрамом, слагающими ядро зонально-волновой структуры геохимического поля и отражающими морфоструктурный облик рудной залежи (Рис. 2.17). Рудная залежь в разрезе имеет асимметричную грибовидную форму, и выклинивается с глубиной. На северо-восточном фланге (в правой части) разреза островные ореолы золота отражают слепую рудную залежь – сателлит. ГП всех элементов, в плоскости разреза, ограничены по двум направлениям – наклонному и вертикальному, которые и определяют пространственную позицию рудной залежи.

Очевидно, что и рудные тела, слагающие рудную залежь, будут подчинены подобным ограничителям. Вторая группа химических элементов представлена – MnO, K2O, Ba, Fe, Ni, формирующими геохимический тор, обрамляющий ядро системы. Замкнутый по периметру геохимический тор указывает на полноту разведанности объекта на глубину.

Химические элементы третьей группы – Cd, Sio2, Cu, Zn, Zr, Sr, Ca, Pb – принимают участие в формировании, как ядра, так и геохимического тора. Геохимические поля всех элементов имеют единый структурный мотив, а химические элементы заполняют всё пространство тора. Au, As и Pb положительно коррелируют между собой. Вместе с вольфрамом отражают рудную залежь, но имеют с ним отрицательную пространственную связь. В то же время все эти элементы имеют сильную отрицательную связь с окисью калия и окисью марганца. Кальций, свинец, кадмий и двуокись кремния также обладают отрицательной связью между собой, не пересекаясь в пространстве. Совместно они формируют зонально-волновую концентрическую структуру, замкнутую по периметру, что свидетельствует о полноте разведанности рудной залежи на глубину и на флангах.

Для прогнозно-диагностических построений, среди рудных элементов, наиболее полно отражающих рудную залежь (кроме золота), могут быть использованы геохимические поля мышьяка, вольфрама и свинца. Среди элементов, фронтальных зон концентрирования, наиболее контрастные формы образуют окись калия, окись марганца и сумма окислов железа. Структурно-геохимический ансамбль указанных элементов с исчерпывающей полнотой характеризует рудообразующую систему на уровне рудной залежи.

Не смотря на полную структурно-морфологическую характеристику рудной залежи в целом, рудные тела в её составе, не находят адекватного отражения в геохимических полях. Это означает, что для оценки рудных тел необходимо сгустить сеть геохимических наблюдений, что нецелесообразно по экономическим соображениям. Тем не менее, в плоскости разреза достаточно отчётливо усматривается пологое склонение линейных ограничителей в ГП рудных элементов в северо-восточном направлении согласно слоистости осадочных пород. Следовательно, этот структурно-литологический фактор может быть принят за основу при увязке рудных интервалов.

Рис. 2.17. Структура геохимического поля Дегдеканской рудной залежи в разрезе по линии R- Аналогичная структурно-геохимическая ситуация обнаруживается при анализе продольного разреза по линии 10, ориентированного с СЗ на ЮВ (слева на право) (Рис.

2.18, 2.19).

Рис. 2.18. Структура ГП золота в продольном разрезе по линии R-10.

Рис. 2.19. Структура ГП окиси марганца в продольном разрезе по линии R-10.

В плоскости продольного разреза рудная залежь погружается в северо-западном направлении и почти по всему периметру окружена «тором» марганца.

Рудоконтролирующие структуры полого погружаются в северо-западном направлении при относительно широком развитии вертикальных блокирующих структур, структур встречного пологого погружения, которые служат естественными ограничителями и должны учитываться при выборе вариантов оконтуривания рудных тел и подсчётных блоков.

R- Рис. 2.20. Блочная модель при бортовом содержании 0,4 г/т в продольном разрезе по линии R-10.

Геохимическое строения рудной залежи в поперечном и продольном сечениях используются для оценки полноты разведанности месторождения и оценки распределения золота и сопутствующих химических элементов. Для этой цели построены аддитивные ГП двух генетических групп и золота на всех разведочных профилях. Первая группа включает в себя рудную парагенетическую ассоциацию (As+W+Pb). Вторая группа химических элементов {MnO + (FeO+Fe2O3) /далее Fe/ + K2O} формирует геохимический тор. Золото представлено в виде блочной модели, построенной для подсчёта запасов по бортовому содержанию 0,4 г/т. Взаимоотношения различных ассоциаций химических элементов и золота в пространстве отражают основные черты первичной геохимической зональности и динамику формирования месторождения в объёме рудообразующей камеры. Структурно-геохимический анализ выполнен на 23 поперечных разрезах, вскрывающих рудную залежь.

В разрезе по линии R-4 вскрыт фрагмент рудообразующей камеры (РК), в котором золото, «фронтальная» и «рудная» ассоциации химических элементов не образуют завершенной структурной формы, что свидетельствует о неполной геологической изученности рудной залежи и значительном эрозионном срезе (Рис. 2.21).

Продуктивность ГП всех групп – минимальна.

В разрезе по линии R-12 заметно вырастает продуктивность геохимических полей.

Химические элементы обеих групп и золото образуют зонально-волновую структуру «тор в торе». Внешний геохимический тор не полностью обрамляет ядро по склонению рудных тел. Поэтому рудная залежь оконтурена не полностью по склонению системы (Рис. 2.22).

В разрезе по линии R-16 вскрыт фрагмент системы, в которой золото и аддитивное поле рудной группы имеют положительную пространственную связь и завершенное строение (Рис. 2.23). Но внешний тор «фронтальной» группы практически не вскрыт буровыми скважинами. Поэтому разведочное сечение не полностью выполнило свою задачу, как на флангах, так и на глубине.

В разрезе по линии R-20 вскрыто рудное ядро, фрагментарно обрамленное фронтальной зоной концентрирования в верхней части разреза (Рис. 2.24). Отсутствие большей части фронтального обрамления ядра рудообразующей камеры не позволяет оценить геологическую изученность рудной залежи в полном объёме. Золото и «рудная»

группа положительно связаны между собой, формируя концентрическую структуру не полностью замкнутую по периметру.

В разрезе по линии R-24 геохимические поля всех анализируемых химических элементов имеет строение адекватное разрезу R-20, свидетельствуя о принадлежности к единой структурно-геохимической композиции (Рис. 2.25). Ядро системы имеет зонально волновое строение, обусловленное чередованием «фронтальных» и «рудных»

композитов. В центре ядра системы (в разрезе отмечено красными овалами) резко сократилось поле «фронтальной» группы химических элементов, с одновременным увеличением его роли во внешнем обрамлении. Золото и аддитивное ГП «рудной»

ассоциации имеют положительную пространственную связь и единый структурно геологический контроль, основная роль которого принадлежит пологим ограничителям.

«Фронтальная» ассоциация в ядре системы, так же как и на разрезе R-20, подчиняется структурному плану с контролирующими и блокирующими нарушениями вертикального (в разрезе) заложения. Заметную контролирующую роль играют нарушения диагональной системы.

Рис. 2.21. Фрагмент зонально-волновой структуры ГП рудной залежи в разрезе R-4.

Рис. 2.22. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-12.

Рис. 2.23. Фрагмент зонально-волновой структуры ГП рудной залежи в разрезе R- (желтой закраской вне горных выработок показана авторская экстраполяция).

Рис. 2.24. Фрагмент зонально-волновой структуры ГП рудной залежи в разрезе R-20.

Рис. 2.25. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-24.

Рис. 2.26. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-26.

Рис. 2.27. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-28.

Рис. 2.28. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-30.

Рис. 2.29. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-32.

Рис. 2.30. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-34.

Рис. 2.40. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-36.


Рис. 2.41. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-38.

Рис. 2.42. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-40.

Рис. 2.43. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-42.

Рис. 2.44. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-44.

Рис. 2.45. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-46.

Рис. 2.46. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-48.

Рис. 2.47. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-52.

Рис. 2.48. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-56.

Рис. 2.49. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-.

Рис. 2.50. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-64.

Рис. 2.51. Зонально-волновая структура ГП рудной залежи в разрезе R-68.

Рис. 2.52. Фрагмент зонально-волновой структуры ГП рудной залежи в разрезе R-72.

В связи с тем, что фронтальное обрамление не замкнуто по периметру, строго оценить полноту геологической изученности в разрезе не представляется возможным. Однако, завершенная структурная аномалия в соседнем разрезе по линии R-26, позволяет с высокой вероятностью считать геологическую изученность рудной залежи удовлетворительной.

В разрезе по линии R-26 структура ГП рудной залежи приобретает завершенный вид (Рис. 2.26). «Фронтальная» группа образует сплошное внешнее обрамление вокруг ядра системы, в котором размещено золото и элементы «рудной» группы. Аддитивные геохимические поля между собой имеют сильную отрицательную пространственную связь, отражающую первичную геохимическую зональность. ГП «рудной» группы образует кольцо, вложенное в ГП «фронтальной» группы. Вместе с тем золоторудные тела, также образуют «кольцо» и занимают практически всё пространство ядра системы.

Завершенность морфоструктуры геохимического поля указывает на полную изученность рудной залежи в этом разрезе.

В разрезах по линиям R-28, R-30, R-32 вскрыто ГП «рудной» группы, оконтуренное по всему периметру «фронтальным» тором (Рис. 2.27, 2.28, 2.29). Морфоструктурные отличия отражают динамику формирования рудообразующей камеры и рудной залежи. В структуре ГП «фронтальной» группы отражено последовательное сокращение объёма рудообразующей камеры с одновременным увеличением продуктивности «рудной»

ассоциации и сокращением объёма, которое занимают золоторудные тела. При этом пропорционально возрастает среднее содержание золота, достигая своего максимума в разрезе R-32 (Рис. 2.53). Его пространственная позиция обусловлена областью сочленения вертикальных и горизонтальных структурно-геохимических ограничителей, отраженных в аддитивных ГП обеих групп (Рис. 2.55). В морфоструктурах ГП «фронтальной» группы хорошо прослеживается усиление влияния блокирующей роли геологических факторов вертикального заложения (в плоскости разреза). Завершенность морфоструктуры геохимического поля на всех трёх разрезах указывает на полную изученность рудной залежи.

В разрезах по линиям R-34, R-36, R-38, R-40, R-42, R-44 наблюдается последовательное и плавное сокращение объёма рудообразующей камеры в границах обоих структурно геохимических факторов (Рис. 2.30 – 2.44). Структурный мотив и морфоструктурный облик ГП, отражающих рудную залежь, сохраняется без изменения. Очевидно, что рудная залежь оконтурена по всему периметру и изучена в полном объёме. В разрезах по линиям R-32, R-36, R-40, R-44 на северо-восточном фланге поисковыми скважинами вскрывается субпараллельная рудная залежь – сателлит, ранее зафиксированная на поверхности. Её отличает почти полное отсутствие контрастных ореолов «рудной» группы и невысокая продуктивность ГП «фронтальной» группы. Подавляющее большинство рудных тел фланговой рудной зоны имеют забалансовую принадлежность.

В разрезах по линиям R-46, R-48, R-52, R-56 прослеживается прежний структурный мотив, но усиливается структурная сложность рудообразующей камеры, связанная с разделением единого рудовмещающего пространства на блоки (Рис. 2.45 – 2.48). На разрезе по линии R-46 рудообразующая камера разделена на три блока. Верхний блок имеет горизонтальную ориентировку и, по-видимому, сформировался в своде рудообразующей камеры, характеризуя незначительный уровень эрозионного среза рудной залежи и область фронтальной разгрузки конвективного потока. Золоторудные тела наклонного залегания расположены вдоль фронта разгрузки потока в относительно узкой горизонтальной зоне. Средний блок расположен в центре разреза и отражает область линейной циркуляции рудообразующих потоков по восстанию. Рудные тела сохраняют свою структурную позицию, но имеют лестничное расположение в соответствии с общим структурным планом. Нижний структурный блок обособлен в пространстве РК и отражает фрактальную дробность системы. Блок не оконтурен по склонению, но его фланговая позиция указывает на отсутствие перспектив золотоносности на глубине. Этот пример наглядно иллюстрирует разрешающую способность структурно-геохимического анализа. Традиционными структурно геологическими методами по данным бурения, ни решить такую задачу, ни объяснить структурные «странности» в размещении золоторудных тел не представляется возможным. В разрезе по линии R-48 сохраняется и усиливается «блочная» структура РК (Рис. 2.46). В северо-восточной части разреза поисковыми скважинами вскрыта субпараллельная (фланговая) рудная зона, которая прослеживается на всех последующих разрезах, постепенно сближаясь с главной рудной залежью. На разрезе по линии R-56 обе рудные зоны сливаются в одну. Пространственные размеры рудообразующей камеры постепенно сокращаются в объёме при сохранении структурного мотива и на разрезе R- имеют минимальный размер. Однако, уже через 80 метров, на разрезе R-60, рудообразующая камера заметно увеличивается в размере с одновременным ослаблением структурной контрастности (Рис. 2.49). Аддитивные поля «фронтальной» и «рудной» групп сопряжены в пространстве РК, но по-прежнему имеют сильную отрицательную пространственную связь. Золоторудные тела заполняют практически всё пространство в границах распространения химических элементов обеих групп. Этот факт объяснятся близким, по времени, отложением всего комплекса химических элементов в рудовмещающем пространстве. Аналогичная структурно-геохимическая обстановка наблюдается в разрезе по линии R-64 (Рис. 2.50). По морфоструктурным признакам ГП рудная залежь изучена в полном объёме.

На разрезах по линиям R-56 - R-72 золотое оруденение балансовой принадлежности, постепенно выклинивается (Рис. 2.48 – 2.52). В строении рудной залежи усиливается островной характер распределения элементов «рудной» группы, отражающий фрактальную дробность системы в области выклинивания. Золоторудные тела на разрезах по-прежнему тесно пространственно ассоциируют с «рудной» группой химических элементов.

Средние содержания золота в объёме рудной залежи в разрезах относительно выдержаны и меняются в диапазоне 0.2-0,49 г/т, при среднем содержании 0,35 г/т, как это показано на графике (Рис. 2.53). Для построения Графика… использованы все аналитические данные по результатам сплошного опробования керна разведочных скважин, а не только «балансовые» содержания, отраженные на блочных разрезах. В продольном направлении рудной залежи золото циклически группируется в четыре совокупности со сходным типом изменчивости.

Рис. 2.53. График изменения содержаний золота в разрезах R-4 – R-72.

На северо-западном фланге (левая часть графика) рудной зоны циклическая кривая распределения золота имеет незавершенный характер, что может свидетельствовать о неполной геологической изученности рудной залежи на северо-западном фланге.

Содержание золота в субпараллельной рудной зоне (на северо-восточном фланге рудной залежи) очень выдержаны и составляют в среднем 0.28 г/т (от 0,27 до 0,29 г/т). Средняя площадь сечения ядра системы (по золоту) составляет около 80 000 кв2 (от 45 000 до 150 000 кв. м.) при протяженности, равной 1 100 м, внутренний объём - составляет примерно 80 млн. м3. Геохимические ресурсы золота, при среднем содержании равном 0,35 г/т и объёмном весе 2,7 т/куб м., составят около 80 тонн, что весьма близко реальным запасам золота (балансовые + забалансовые) на Дегдеканском месторождении. Эти ресурсы соответствуют категории Р1, для которых обоснованы пространственные параметры и среднее содержание золота. Таким же образом можно подсчитать ресурсы других химических элементов в пределах рудной залежи. В ряде случаев необходимость оценки попутных компонентов руды необходимо для оценки технологических свойств руды.

Общее представление о морфологических особенностях строения месторождения и оценке полноты геологической изученности рудной залежи даёт структурно геохимический анализ ГП в проекции на меридиональную вертикальную плоскость. Для этого использованы все данные геохимического и рудного опробования залежи по керну и канавам. Плотность опробования обеспечивает высокую достоверность выводам и прогнозам (Рис. 2.54). В проекции на вертикальную плоскость структура геохимического поля «фронтальной» группы химически элементов имеет зонально-волновое строение.

Ядро системы в виде кольца обрамляют дуговые фрагменты, незавершенность которых свидетельствует о неполном вскрытии системы на северном фланге. (Рис. 2.55). Линейные структурно-геохимические ограничители ГП радиально расходятся от центра, который приурочен к серии вертикальных блокирующих структур. Область активного влияния вертикальных блокирующих структур расположена на интервале 200 – 400м продольной плоскости.

Геохимическое опробование керна и полотна канав. Рудное опробование керна и полотна канав.

Рис. 2.54. Трассы геохимического и рудного опробования по скважинам колонкового бурения и канавам в проекции на вертикальную плоскость.

Условные обозначения к рис. 2.55 – 2.56 1. прогнозируемое слепое оруденение. 2. Структурно-геохимические ограничители:

предполагаемые и установленные. 3. Трассы геохимического и рудного опробования керна разведочных буровых скважин и полотна канав.

Рис. 2.55. Структурно-геохимические ансамбли «фронтальной» и «рудной» групп в проекции на вертикальную плоскость.

ГП «рудной» группы встроено в структуру ГП «фронтальной» группы (в противофазе) и также имеет зонально-волновое строение. Внешнюю «волну» можно экстраполировать на глубину в соответствии с логикой, структурно-геохимических построений (Рис. 2.55).

ГП золота вложено в ядро системы в виде структурного ансамбля, состоящего из кольцевых конструкций, иллюстрирующих выше рассмотренный график изменения содержаний золота (Рис. 2.53, 2.56). Локальные концентрически-волновые конструкции, общего ГП золота, отражают фрактальную структуру, определяющую внутреннюю неоднородность распределения золота в рудной залежи. Характер этой неоднородности в поперечных разрезах и продольной плоскости наглядно демонстрирует всю сложность реального строения золоторудной залежи.

Рис. 2.56. Структура ГП золота рудной залежи в проекции на вертикальную плоскость и прогноз слепого золотого оруденения.

Продуктивность золота в каждой локальной конструкции равномерно растёт от периферии к центру в вертикальных сечениях, что обусловлено последовательным пересечением «колец» от флангов к центру с максимальным размахом. Пик продуктивности на разрезе по линии +38 объясняется пересечением системы в области сочленения двух «колец» - второго и третьего. Контролирующие и блокирующие границы ГП рудной геохимической ассоциации имеют сходный структурный мотив с ГП «фронтальной» группы, но различную ориентировку диагональных структур, свидетельствуя о смене (наследовании) различных структурно-тектонических планов в процессе ореолобразования (рудообразования). Геохимические поля золота, «фронтальной» и «рудной» структурно-геохимических ассоциаций между собой имеют отрицательную пространственную связь, но единый структурный мотив, что объясняется проявлением циклической геохимической зональности обусловленных наследованием параллельных структурно-тектонических планов, при перестройке в результате бифуркации. Столь сложный характер пространственных взаимоотношений химических элементов в рудообразующей системе характеризует соответствующую динамику рудообразования, необъяснимую с позиций линейных (исторических) процессов.

Незавершенная геометрия структурно-геохимической композиции исследуемой системы, свидетельствует о неполной поисковой изученности рудного объекта на северо-западном фланге рудной залежи.

Центр структурный симметрии рудообразующей камеры пространственно совпадает с областью сочленения диагональной (два встречных направления) и вертикальной систем геологических структур, контролирующих, вмещающих и распределяющих рудообразующие потоки. По всей видимости, основным структурообразующим фактором ГП служил тектонический каркас, контролирующий рудные флюиды в рамках единого прерывисто-непрерывного процесса рудообразования в замкнутом пространстве. По этой причине, несмотря на различные тектонические планы, продукты рудообразующей деятельности образуют единую и целостную конструкцию, закономерное строение которой само по себе обладает надёжными и воспроизводимыми прогностическими свойствами.

Перспективы слепого оруденения на западном фланге и на глубине составляют нереализованный потенциал системы. Целесообразность разведки нижних горизонтов рудной залежи необходимо оценить с экономических позиций, но на основе ясного представления о морфогенетических особенностях слепого оруденения, масштабов и пространственной позиции. В рассматриваемо случае неизученная часть Дегдеканской рудной залежи примыкает к центральной кольцевой структуре ГП золота. Поэтому следует ожидать продуктивность прогнозируемого золотого оруденения, свойственную центру системы. Прирост запасов руды может составить около 20-25% от разведанного количества.

Завершая характеристику системы, следует констатировать, что рудообразующий процесс отражается в структурах геохимических полей в устойчивых формах, воспроизводимых на каждой иерархической ступени. Структурообразующими факторами служат физико-химические барьеры на фронтах поступательно-возвратного и конвективного энергомассапереноса, открытые трещинно-поровые пространства и блокирующие структурно-геологические элементы вмещающего субстрата (литология и дизъюнктивная тектоника).

Выводы.

1. В процессе региональных геохимических поисков в естественных границах локализована Дегдеканская РМС и Дегдеканская золотоносная зона в составе Сусуман-Тенькинского рудного района. Выявленные объекты служат пространственным обоснованием для применения прогнозной оценки локализованных ресурсов категории Р3;

2. В процессе детальных геохимических поисков локализован рудный узел, локализованы и ранжированы по перспективности рудные поля в его составе.

Рудные объекты в ранге рудных полей служат пространственным обоснованием для применения прогнозной оценки локализованных ресурсов категории Р2;

3. В процессе геохимической разведки установлены физические размеры, морфология, внутренне строение, условия залегания и динамика формирования Дегдеканской рудной залежи. Локализованная в структурах геохимического поля рудная залежь и составляющие её рудные объекты подчинённого иерархического уровня служат пространственным обоснованием для применения прогнозной оценки категории Р1;

4. В пределах Дегдеканского рудного узла, кроме Дегдеканского рудного поля, локализованы рудные поля, в пределах которых возможен прирост запасов рудного золота до полной реализации ресурсного потенциала Дегдеканской рудообразующей системы;

5. В результате структурно-геохимического моделирования Дегдеканского месторождения обосновано пространственное положение слепого золотого оруденения на юго-западном фланге рудного поля;

6. Основная роль в пространственной локализации золоторудных тел принадлежит трещинно-поровым тектоническим структурам северо-западной ориентировки при блокирующем влиянии северо-восточных и субширотных тектонических структур. Заметную роль в пространственном размещении золотого оруденения играют дуговые структуры, образованные конвективными потоками в пределах конвективных ячеек подчиненной размерности, обусловившей фрактальную дробность геолого-геохимической постройки на уровне рудной залежи;

7. Формирование внутрирудной тектоники обусловлено циклическими изменениями физико-химических параметров, вызванных самоорганизующимся поступательно-возвратным процессом рудообразования.

Глава III. Разбраковка территории по перспективности на стадии геохимических поисков на меднопорфировое и золотое оруденение в терригенно-вулканогенном комплексе (лист Q-58-XV-XVI).

Структурно-геохимический анализ выполнен по результатам среднемасштабных и детальных геохимических поисков по потокам рассеяния и вторичным ореолам на западной Чукотке, на части Ненкано-Баимской металлогенической зоны, в области развития продуктивной вулкано-плутонической ассоциации, представленной субщелочными базальт-андезит-дацитовой вулканогенной (J3v3) и габбро-монцонитовой плутоногенной формациями (J3-K1). Количество осадочных пород (вулканомиктовые и вулканогенные конгломераты, песчаники, алевролиты) увеличивается к северо-западу одновременно с увеличением мощности толщи (Рис. 3.1). Плутоногенная формация представлена Екдегкычским интрузивным комплексом, слагающим одноименный батолитоподобный массив (плутон). Екдегкычский массив (площадь 300 км 2, вытянут субмеридионально на 45 км при ширине до 7-8 км) образован породами нескольких фаз внедрения: субщелочными лейкократовыми габбро (первая фаза, до 50% площади плутона);

монцонитами и кварцевыми монцонитами (главная фаза, около 45% площади плутона);

субщелочными гранитами (поздняя фаза);

кварцевыми монцонитовыми порфиритами ("порфировая фаза") и заключительной дайковой серией (диоритовыми и монцонитовыми порфиритами). Габбро-монцонитовая формация рассматривается как рудоносная. Соответственно, область, охватывающая выходы Екдегкычского массива и его сателлитов, а также надинтрузивная зона на его флангах, отвечает областям перспективным на медное оруденение и попутное золото.

Вмещающий субстрат сложен двумя структурно-формационными комплексами.

Наиболее древний комплекс представлен терригенными, вулканогенно-осадочными и интрузивными образованиями эвгеосинклинального типа предшествующего (герцинского) цикла развития, слагающими ядро Алучинского поднятия. Это базальт андезит-риолитовая терригенно-вулканогенная (D2-3) и контрастная (базальт-риолитовая) вулканогенно-кремнисто-терригенная (P-T) формации, а также габбро-плагиогранитовая и дунит-перидотитовая плутоногенные формации (D-T). Более молодой структурно формационный комплекс сложен вулканогенно-осадочными образованиями вторично геосинклинального типа, формирование которых непосредственно предшествовало образованию пояса. Это базальт-андезитовая вулканогенно-терригенная (J3km-v1), андезит-дацит-риолитовая (J3v1) и базальт-андезитовая молассоидная (J3v2) формации.

Указанные выше формации субстрата могут рассматриваться как подстилающие и рудовмещающие меднопорфировое оруденение. Перекрывает рудные комплексы угленосно-терригенная формация (K1-2).

1. Вулканогенный комплекс девонской системы. 2. Терригенно-вулканогенный комплекс юрской системы.

3. Вулканогенно-осадочный комплекс меловой системы. 4. Интрузивные тела юрской и меловой системы.

5. Гипербазиты триасовой (?) системы. 6. Субвулканические плагиограниты триасовой (?) системы. 7.

Базальты четвертичной системы. 8. Отложения речных долин. 9. Тектонические нарушения.

Рис. 3.1. Схематическая геологическая карта листа Q-58-XV-XVI и сеть геохимического опробования по потокам рассеяния.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.