авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Водолазский А.А. НАЧАЛА ЭКОНОФИЗИКИ И КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ ПЕРВЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗАКОНОВ Новочеркасск “НОК” ...»

-- [ Страница 2 ] --

Несмотря на имеющиеся различия между ранними (начало ХХ в.) и поздними (вторая половина ХХ в.) институционалистами их объединяет в принципе сходное понимание объекта, предмета и ме тодов исследования, отличающихся как от классической политэко номии, так и от маржиналистов. Объект исследования у институ ционалистов – социальная экономика или экономика в единстве с политикой, правом и культурой, а точнее с институтами политики, права и культуры, что безусловно является ветвью развития общей науки экономики (объект исследования у классиков – материальное производство, у маржиналистов – чистая экономика или материаль ное и нематериальное производство).

Предмет исследования у институционалистов – система функ циональных связей, существующих между различными формами отношений в сферах экономики, политики и культуры, среди кото рых нет первичных (независимых, главных) и вторичных (произ водных, подчиннных);

эти сферы рассматриваются как взаимосвя занные и взаимодополняющие одна другую. Социальные отноше ния изучает и классическая политэкономия, но она использует при чинно – следственный подход и поэтому экономика у не первична по отношению к политике и культуре, что особенно чтко просле живается у Маркса в его учении о базисе и надстройке.

Институционалисты, в отличие от классиков и маржиналистов, не согласны с тем, что хозяйствующие субъекты руководствуются в своих действиях только мотивом выгоды (максимум полезности, дохода и т.п.), а потому их действия можно моделировать и предска зать. По мнению институционалистов на человека в экономике дей ствует множество как экономических, так и неэкономических фак торов и предсказать характер его поведения очень сложно, а если и можно, то только с определнной степенью вероятности. Этот вы вод они распространяют и на национальную экономику в целом.

В противовес классикам и маржиналистам, для которых инте ресы личности (экономического человека) первичны по отношению к интересам общества, институционалисты ставят интересы обще ства выше интересов личности и потому считают, что государство, как выразитель интересов общества, может и должно вмешиваться в социально-экономическую жизнь граждан. В этом плане особо важное значение для регулирования отношений между граждана ми, хозяйствующими субъектами и институтами имеет разработка неоинституционалистами теории прав собственности и теории трансакционных издержек. Следовательно, использование теорий институционального направления помогает решать одну специфич ную для экономики задачу – это способ практического использова ние экономических законов. Сколь бы успешно экономическая нау ка (или любая из е школ) не решала проблем познания сущности и возможных форм (способов) применения экономических законов, практически их невозможно использовать без детальной разработки и создания институциональной среды. В этом состоит непреходя щее значение институционализма как бы не менялось содержание мейнстрима.

Заканчивая разбор взглядов различных экономических школ на объект, предмет и методы исследования, можно заключить, что пре емственность и развитие от школы к школе наблюдались только от носительно объекта исследования;

каждая последующая экономи ческая школа в этом вопросе не только воспринимала наработки предыдущей, но расширяла и углубляла их. Преемственности или развития представлений о предмете исследования экономической теории и методах его изучения не наблюдалось;

напротив, каждая школа формировала сво понимание предмета и метода экономиче ской теории. На поле экономической науки творческие силы учных не концентрировались на решении важнейших задач экономики, а распылялись, вовлекая в орбиту экономических исследований вс новые и новые задачи, но забывая при этом о многих не решнных ранее. Из-за этого экономическая наука (точнее е мейнстрим) к на чалу XXI в. не смогла решить многих теоретических проблем, имеющих большое практическое значение, и оказалась в состоянии кризиса.

2.2.3. Нерешнные проблемы современного мейнстрим экономикс и какой кризис переживает экономическая теория в начале ХХI века Чтобы не быть предвзятыми в оценке провалов современного мейнстрим-экономикс, предоставим слово известным экономистам по существу вопроса о нерешнных проблемах современного мейн стрима в экономике. Но прежде приведм общую оценку результа тов развития экономической науки (1) с XVIII в. до 30-х годов ХХ в.

(или от А.Смита до Дж.М.Кейнса), данную профессором Марком Блаугом в его фундаментальной работе "Экономическая мысль в ретроспективе", и (2) в ХХ в., данную профессором Уильямом Бау молем в статье "Чего не знал Альфред Маршалл: вклад ХХ столе тия в экономическую науку".

М.Блауг пишет:"Итак, вс-таки есть ли прогресс в экономиче ской науке? Ясно, что ответом будет "да" – аналитический инстру ментарий постоянно совершенствовался и наращивался;

эмпириче ские данные вс в большей степени упорядочивались и выстраива лись для выверки экономических гипотез;

метаэкономические пре дубеждения неоднократно разоблачались и отделялись от сути тео рем, которые можно проверить и которые лишь запутывались этими предрассудками;

и работа экономической системы понимается лучше, чем когда-либо ранее" [12, с.6].

У.Баумоль не столь оптимистичен в оценке достижений эконо мической науки в ХХ в. Он пишет: "Моя неортодоксальная точка зрения состоит в том, что наибольший научный прогресс по срав нению с началом века можно обнаружить не в теоретических нова циях, а в развитии эмпирических исследований и применении тео ретических концепций к решению конкретных практических про блем... нарастает степень недовольства теорией, которая не воору жает нас инструментами для анализа фактов и не поддатся эмпи рическому теститрованию... во всех индустриальных странах идут дебаты о рациональной цене доступа к ограниченным производст венным ресурсам, находящимся в монопольной собственности" [17, с.80,95,103].

Современное состояние экономической науки многими иссле дователями оценивается как негативное и кризисное.

1. Известные европейские и американские экономисты А.

Кирман, Д. Коландер, Г. Фельмер опубликовали статью "Финансо вый кризис и провалы современной экономической науки", в кото рой пишут: "Исследовательская программа современной экономи ческой науки оказалась в субоптимальном равновесии, при котором не уделяется внимания основным потребностям общества. Стойкие эффекты обратной связи, видимо, привели к доминированию тео рии, не имеющей прочных методологических оснований, а е прак тические результаты, мягко говоря, весьма скромны. Игнорирова ние наиболее распространнных проблем современной экономики и неспособность публично заявить об ограничениях и допущениях своих основных моделей накладывает на профессиональных эко номистов определнную ответственность за развитие нынешнего кризиса... Корни этой неудачи уходят глубоко в методологию. Часто употребляемое определение предмета экономической науки (про блема оптимального распределения ограниченных ресурсов) неточ но и может ввести в заблуждение. Оно сводит экономику к изуче нию оптимальных решений в рамках чтко поставленной задачи...

Неадекватное представление о предмете экономической науки часто приводит к тому, что исследователи пренебрегают проблемами ко ординации во взаимодействии агентов и возможностями ошибок в этой координации... Модели из учебников по экономике, применяе мые к распределению ограниченных ресурсов, преимущественно описывают экономику Робинзона Крузо (репрезентативного аген та)... Такой подход связан с теорией общего равновесия Вальраса, в частности с двухпериодной моделью Эрроу-Дебре, в которой пока зано, что любую неопределнность можно устранить при наличии достаточного числа финансовых заявок (то есть соответствующих производных инструментов)... Неспособность академических эко номистов предвидеть актуальные проблемы международной финан совой системы и неадекватность стандартных моделей макроэко номики и финансов пониманию происходящих событий может стать веским аргументом в пользу принципиального изменения на правлений исследования и пересмотра основных теоретических принципов современной экономической науки" [18, с.25,12,13].

2. Академик РАН В.М. Полтерович в статье "Кризис эконо мической теории" пишет: "Теоретическая экономика не сумела най ти эффективные решения насущных проблем экономической поли тики... происходит накопление теоретических фактов, свидетельст вующих о принципиальной ограниченности е методов. Эмпириче ские исследования не привели к обнаружению фундаментальных законов или хотя бы закономерностей универсального характера, которые могли бы служить базой для теоретических построений.

Ряд закономерностей, которые в течение десятилетий считались эм пирически доказанными, были впоследствии опровергнуты" [19, c.57].

3. Профессор Гарвардского университета (США) Н.Г.Мэнкью в начале статьи "Макроэкономист как учный и инже нер" пишет: "Экономисты любят называть себя учными. Я могу с уверенностью это утверждать, ибо и сам так делаю. Читая лекции, я сознательно называю экономическую теорию наукой, чтобы ни у одного студента в начале курса не было ощущения, что он вступа ет на путь некоей псевдоучности. Наши коллеги с физического фа культета удивляются тому, что мы считаем их близкими родствен никами" [20, с.86]. А в конце статьи Н.Мэнкью констатирует: "Тот факт, что современные макроэкономические исследования недоста точно широко используются в реальном политическом планирова нии, свидетельствует лишь о том, что в них мало практической пользы. Возможно, они значительны для науки, но вклад их в мак роэкономическую инженерию невелик" [20, с.101].

4. Луареат Нобелевской премии по экономике за 2001 год Джозеф Стиглиц считает, что "центральной проблемой современ ных экономик является задача совместимости интересов" [2, с.335].

Однако эта проблема не решена, о чм пишет доктор экономиче ских наук Ю.Ольсевич: "Экономика рынка – это экономика взаим ного давления интересов, противоположных при разделе доходов, но объединнных целью увеличения их общей суммы. Задача эко номической науки состоит в том, чтобы раскрыть механизм подчи нения указанной противоположности данному увеличению" [21,c.28].

5. Профессор Российской экономической академии В.Юсим в статье "Первопричина мировых кризисов" приходит к выводу, что "С глобальным экономическим кризисом экономика столкнулась только потому, что в состоянии глубокого кризиса находится эконо мическая теория... В отсутствие теории практика всегда находит решение самых насущных проблем, пусть грубые, временные, низ коэффективные, но необходимые [22, с.39,37].

6. Наконец, М.Блауг, которого мы цитировали в начале па раграфа и который оптимистично оценивал развитие экономиче ской науки от А.Смита до Дж.М.Кейнса, утратил оптимизм относи тельно современного состояния экономической науки и писал в 1998 г. в статье "Тревожные процессы в современной экономиче ской теории" так: "Современное состояние мейнстрима вызывает вс большее неудовлетворение многих видных экономистов Запада.

Растущий формализм, бессодержательная математизация, отрыв...

от практики, от потребностей экономической политики – вс это рассматривается как отход от тех принципов развития экономиче ской теории, которые были заложены такими крупнейшими е представителями, как Рикардо, Маршалл, Шумпетер или Кейнс" [23, с.23].

Следует отметить и тот момент, что даже те учные, которые прямо говорят об отсутствии кризиса экономической теории, при знают его наличие по косвенным признакам. Так, например, проф.

О.С.Сухарев, выступая в МГУ в 2011 г. по поводу доклада проф.

А.Г.Худокормова, говорил, "что современная экономическая теория (наука) не испытывает никакого кризиса, даже несмотря на то, что имманентно обладает свойствами (фрагментарности, плюрализма, релятивизма), которые привносят отсутствие строгости, норматив ную компоненту в это знание. Наука в свои разные исторические периоды трудом своих представителей рождает разные теоретиче ские подходы, исполняющие роль инструментов познания – объяс нения, описания, прогноза и управления экономическими явления ми, хозяйством. Несмотря на понимание природы капиталистиче ского кризиса, дать абсолютно точный прогноз и предвидение его не удатся – и это является ограничением действенности аппарата науки, но не е кризиса" [69, с. 798].

В приведенном фрагменте выступления проф. О.С.Сухарева наблюдается явная алогичность. Дать точный прогноз экономиче ского кризиса, говорит профессор, экономическая теория не может потому, что ограничена действенность аппарата науки. Значит, если бы аппарат экономической науки был более действенным, то точ ный прогноз кризиса был бы возможен и тогда наука не впала бы в кризисное состояние;

а так как аппарат экономической науки разра ботан ограничено, то дать точный прогноз кризиса она не может и, следовательно,сама находится в состоянии кризиса.

Так или иначе, но в пылу пессимистических настроений и азар те критических оценок неудовлетворительного состояния совре менной экономической теории даже самые высокопрофессиональ ные экономисты – исследователи почему-то ничего не говорят о ха рактере кризиса экономической теории. По этому поводу небезин тересно обратиться к работе А.А.Богданова "Тектология: (Всеобщая организационная наука)", в которой он пишет, что "понятие кризиса стало применяться ко всякому резкому переходу, ко всем переме нам, воспринимаемым людьми как нарушение непрерывности...

Общественные науки обозначают тем же словом не только моменты переворотов или глубоких реформ, но также вообще периоды ост рых социальных болезней: кризисы перепроизводства, дороговиз ны, обострения классовой борьбы и т.п... при этом все кризисы, на блюдаемые в жизни и природе принадлежат к двум типам – (1) со единительные или конъюгационные и (2) разделительные или дезъюнктивные... Различать эти два типа отвлечнно, в мышлении, очень легко, но когда мы начинаем изучать явления конкретно, как они выступают в опыте, оказывается, что дело несравненно слож нее именно потому, что простых кризисов не бывает: каждый кри зис в действительности представляет цепь элементарных кризисов того и другого типа" [70, с.176;

71, с.209, 215].

Если экономическую теорию воспринимать не как эпизод пра ва или этики в древних сочинениях, скажем, Аристотеля, а как объ ект исследований со своим предметом и методом, то следует при знать, что экономическая теория очень молодая наука, история ко торой длится всего четыре века (в 2015 г. будет 400 лет со времени выхода в свет первой работы по собственно экономической теории – "Трактата политической экономии" Антуана Монкретьена), а ис тория, к примеру, физики насчитывает уже более 24-х веков. Вполне понятно, что науку в столь юном возрасте могут преследовать кри зисы перехода от детства к подростковому возрасту, затем к юности и т.д., пока через цепь элементарных кризисов (разделительных и соединительных) она не достигнет доказательной зрелости.

Из предшествующего анализа исторического развития эконо мической теории можно заключить, что за четыре столетия она пе режила несколько кризисов, каждый из которых был отражением реальных негативных явлений в экономике, собственно и вызы вающих кризис, но в то же время имел определнное положитель ное значение для дальнейшего развития экономической науки.

Первый кризис экономической теории случился в первые деся тилетия XVII века. Толчком к началу этого кризиса послужило уси лившееся влияние капитала, которое проявилось в стремлении за менить важнейший принцип теории меркантилизма в международ ной торговле, а именно: политику протекционизма на политику фритредерства (свободной торговли). Следствием этого стала трансформация всей теории меркантилизма и формирование новой теории – классической политической экономии. Это был чисто раз делительный кризис экономической теории, так как у классической политэкономии сформировались свои объект, предмет и метод ис следования, отличные от меркантилизма.

Второй разделительный кризис экономической теории наблю дался во второй половине XIX в., когда на смену теории классиче ской политэкономии пришла теория маржинализма (предельной полезности). Но уже в конце XIX в. начала формироваться неоклас сическая экономическая теория, которая объединила ряд принципов классической и маржинальной школ, что знаменовало начало со единительного кризиса в экономической науке. Неоклассическая теория, став господствующим течением ХХ века в экономической теории, пережила ряд переходов (нарушений непрерывности), то есть элементарных кризисов (кейнсианства, монетаризма и других), которые были направлены на укрепление е позиций. Однако по оценке ведущих учных – экономистов мира в начале ХХI в. теоре тическая экономика в "лице" ведущего направления не смогла най ти наджных методов для решения многих практических задач и снова оказалась в состоянии кризиса.

Неудовлетворнность многих экономистов современным со стоянием мейнстрим-экономикс создат благоприятные предпосыл ки для развития эконофизики как одной из возможных школ, спо собных разрешить кризисные явления в экономической теории пу тм расширения методов исследования за счт соединения методов классической и маржинальной школ и привлечения методологии физики.

2.3. Идея естественного права и закона в процессе познания экономических законов Идея закона заложена исторически в происхождении самого на звания экономической науки, уходящего своими корнями к слову экономия. Известный исследователь истории экономической науки А.В.Аникин писал:"Слово "экономия" (ойкономиа, от слов "ойкос" – дом, хозяйство и "номос" – правило, закон) является заглавием особого сочинения Ксенофонта, где в форме диалога рассматрива ются разумные правила ведения домашнего хозяйства в земледелии.

Такой смысл (наука о домашнем хозяйстве, домоводство) это слово сохраняло в течение веков. Правда, оно не обладало у греков таким ограничительным содержанием, как наше домоводство. Ведь дом богатого грека являлся целым рабовладельческим хозяйством...

Аристотель употреблял термин "экономия" и производный от него "экономика" в этом же смысле... Для Аристотеля экономика – это естественная хозяйственная деятельность, связанная с производст вом необходимых для жизни продуктов, потребительных стоимо стей. Она включает и обмен, однако опять-таки в рамках, нужных для удовлетворения личных потребностей. Пределы этой деятель ности тоже естественны: это разумное личное потребление челове ка" [24, с.22,29].

Термин "естественный" широко используется учными практи чески всех экономических школ и направлений. В "Избранных эко номических произведениях" физиократа Ф. Кенэ есть глава "Есте ственное право". В главном произведении классика А. Смита "Ис следование о природе и причинах богатства народов" глава VII на зывается "О естественной и рыночной цене товаров". Дж.С. Милль пишет о естественной стоимости вещей, которая определяется их редкостью, но в большинстве свом вещи естественно обменивают ся друг на друга пропорционально издержкам их производства.

К.Маркс рассматривает экономические законы как естественные за коны развития общества. Маржиналисты строят свою теорию на основе удовлетворения потребностей человека, в основе которых лежат желания, естественные стремления людей в получении на слаждений. Особенно часто термин "естественно" используется в работах неоклассиков, при этом А.Маршалл и Дж.Б.Кларк отмеча ют, что термины "естественный", "нормальный" и "статический" являются синонимами;

кроме того нередко встречается отождеств ление естественного и справедливого.

Обойти применение термина "естественно" в экономической теории по сути невозможно, а потому следует выяснить его истин ный смысл и назначение. Разрешением данной проблемы занимался Й.А.Шумпетер. В его работе "История экономического анализа" есть глава "Схоласты и философы естественного права" и специальный параграф "Концепция естественного права". Анализируя аналитиче ские достижения Аристотеля и вклад римлян в создание юридиче ских законов, Й.Шумпетер пишет, что через их работы "в сферу эко номического анализа вошли понятия, дух и, быть может, даже неко торые манеры римских юристов. Среди этих понятий было фунда ментальное понятие естественного закона" [25, выпуск 1,с.306].

Приступая к специальному анализу концепции естественного права, Й.Шумпетер отмечает, что "Предмет этот – неиссякающий источник всякого рода затруднений и недоразумений. Чтобы разре шить их полностью, у нас, очевидно, не хватит места. Однако при зовм читателя к терпеливому сотрудничеству, поскольку данная тема имеет фундаментальное значение с точки зрения происхожде ния и первых шагов всех общественных наук. Первое открытие, которое делает любая наука, – это открытие себя. Представление о некоем наборе взаимосвязанных явлений, служащем основанием для постановки "проблем", является, очевидно, предпосылкой вся кого научного анализа. Для общественных наук такое представле ние приняло вид концепции естественного права"[25, выпуск 3,с.358]. А далее Й.Шумпетер разделяет концепцию естественного права на этико-правовую и аналитическую.

Й.Шумпетер прослеживает развитие этико-правовой концепции естественного права, начиная с V-IV вв. до н.э. в Древней Греции, где самым известным учным был Аристотель, и завершает перио дом расцвета средневековой схоластики XI-XIV вв., наиболее зна чимым автором которого был Ф.Аквинский. Формально средневеко вые схоласты строили свою концепцию естественного права, опира ясь на позиции Аристотеля, который под естественным понимал в узком смысле "те формы поведения, которые вызваны жизненными необходимостями, общими у человека с другими животными. В дру гих же местах он употребляет этот термин в гораздо более широком смысле, – практически во всех бытующих значениях, не различия их и уж, конечно, не давая точных определений. Надо сказать, что "ес тественное" в широком смысле у Аристотеля также ассоциируется со "справедливым": пример, оказавший влияние на многие поколе ния учных (даже английские "классики" иногда смешивали естест венное со справедливым)" [25, выпуск 3, с.358-359].

Ф.Аквинский, пытаясь упорядочить различные значения тер мина "естественный" у Аристотеля, по сути создал свою концепцию естественного права, суть которой по Шумпетеру сводится к тому, что, во-первых, естественный закон или "естественно справедли вое" может представлять собой набор правил, предписанных при родой всем животным, и который в духе аристотелева определения является в принципе неизменным (статичным). Однако эти правила по-разному действуют в зависимости от времени и места и в разной степени приложимы к разным людям, то есть естественное право на практике меняется в ходе истории. Во-вторых, у Ф.Аквинского ес тественное право имеет еще одно значение,в соответствии с кото рым под естественным правом понимается набор правил, соответ ствующий общественной необходимости или целесообразности, но он неустанно подчркивает исторически преходящий характер этих правил [25, выпуск 3, с.360).

Основываясь на этико-правовой концепции естественного пра ва Фома Аквинский и средневековые философы разработали тео рию справедливой цены и незаконности процента на ссуженные деньги. Идя вслед за Аристотелем, Ф.Аквинский считал, что экви валентность обмена должна выражаться в издержках производства, главным образом, в трудовых затратах. Иначе говоря, справедливая цена должна обеспечить равенство при обмене, то есть каждый уча стник сделки должен отдать ровно столько, сколько он получил. В качестве основы справедливой цены Ф.Аквинский рассматривал среднюю цену, установившуюся на данный товар при равноправ ных условиях обмена, которые существуют лишь на конкурентных рынках. Следовательно, если существует цена конкурентного рын ка, это и есть справедливая цена, даже если она выше или ниже из держек производства.

Проследив связь морально – правовых исследований Аристоте ля и средневековых учных-схоластов с их экономическими взгля дами, Й.Шумпетер сделал очень важный вывод относительно того, что одной из основ экономической теории стала этико-правовая концепция естественного права и естественного закона, которая может быть использована в роли аналитической концепции для на учного анализа. Данный вывод имеет первостепенное значение для исследователей, занимающихся проблемами эконофизики.

Переходя к рассмотрению аналитической концепции естест венного права, Й. Шумпетер отмечает, что следует различать оце ночные суждения, представляющие собой некоторые утверждения, и аналитические положения, получаемые на основе анализа. Чтобы объяснить эту разницу, Й.Шумпетер пишет: "Например, у А.Смита была своя теория заработной платы, состоящая из изложения фак тов и полученных на их основе выводов. Но, кроме того, он утвер ждал, что "продукт труда составляет естественное вознаграждение за труд, или его заработную плату". Поскольку под продуктом труда он понимает весь продукт и поскольку он сам показывает, что в нормальных условиях заработная плата меньше этой величины, то очевидно, что здесь мы имеем дело с положением естественного права в его философском смысле, т.е. с оценочным суждением" [25, выпуск 3, с.362-363].

Несколько перефразируя изложение Й.Шумпетера, можно ска зать, что идеал естественного права как аналитической концепции "есть открытие того, что данная общественная ситуация предопре деляет (в наиболее благоприятном случае – однозначно) некоторую последовательность событий, логически непротиворечивый про цесс или состояние (или предопределяла бы, если бы не было ника кого внешнего вмешательства)... Сделанная нами только что ого ворка об отсутствии внешнего вмешательства придат несколько иной смысл словосочетаниям "естественная цена", "естественная заработная плата" и т.д. В этих выражениях слово "естественный" означает, что мы исследуем процесс, как он протекал бы сам по се бе" (25, выпуск 3,с.364). Иначе говоря, суть концепции естественно го закона как аналитической конструкции состоит в том, что связь экономических явлений (событий, процессов) сначала анализирует ся в чистом виде, исключая какие бы то ни было второстепенные факторы.

В таком смысле аналитическая концепция естественного права Й.Шумпетера превращается в инструментарий научных исследова ний экономических процессов и явлений, ничем по существу не от личающийся от исследований физических процессов. Однако, учи тывая различие объектов экономических и физических исследова ний, следует отметить, что в экономике происходит отождествление естественного, справедливого и нормального. Отождествление дан ных терминов, по словам Й.Шумпетера, происходит на том основа нии, что "Справедливое – это то, что соответствует определнному общественному образцу, требованиям общего блага или общест венной целесообразности. Отсюда отождествление справедливого и естественного, с одной стороны, и естественного и нормального, с другой" [25, выпуск 3, с.364].

Использование аналитической концепции естественного права Й.Шумпетера для научного анализа в экономике превращает откры тие законов в экономике из оценочно – объяснительного в аналити чески – доказательный процесс как это принято в физике. Поэтому проникновение физиков в экономику должно сопровождаться в первую очередь "открытием" фундаментальных экономических за конов, имеющих не только словесное описание, но и математиче ское (количественное) выражение.

В работах наиболее известных экономистов разных школ и на правлений (Ф. Кенэ, А. Тюрго, А. Смита, Д. Рикардо, Ж.Б.Сэя, Дж.С.Милля, К.Маркса, А.Маршалла, Дж.Б.Кларка, К.Менгера, Ф.Визера, Дж.М.Кейнса, М. Фридмена и других) встречается около сотни словесных формулировок экономических законов (например, в предметных указателях к работам К.Маркса содержится перечень более 70-и экономических законов). Между тем в экономической теории вряд ли найдтся хотя бы десяток законов, имеющих строго определнное количественное выражение.

М. Блауг в своей "Методологи экономической науки" более строг в оценке данной ситуации. Он пишет по этому поводу так:"История экономической науки изобилует экономическими за конами с большой буквы: Закон Грэшема, Закон Сэя, Закон Энгеля, Законы спроса и предложения, Закон убывающей отдачи, Закон убывающей предельной полезности и т.д. Термин закон, однако, по степенно приобрл несколько старомодное звучание, и сейчас эко номисты предпочитают называть свои излюбленные общие утвер ждения скорее "теоремами", чем законами. В любом случае, если под законом мы понимаем хорошо подкреплнные, универсальные взаимосвязи между событиями или классами событий, выведенные из прошедших независимую проверку начальных условий, немно гие современные экономисты стали бы утверждать, что на сего дняшний день экономическая наука произвела на свет больше одно го или двух законов. И далее сноска: Самуэльсон отмечает, что мно голетний опыт научил его, "как коварны бывают экономические "законы" в экономической жизни: например, закон Боули о постоян стве относительной доли вознаграждения за труд;

закон Лонга о по стоянстве доли населения, участвующего в рабочей силе;

закон Па рето о неизменном неравенстве доходов;

закон Денисона о постоян стве нормы сбережения в частном секторе;

закон Колина Кларка о 25-процентном пределе доли государственных расходов и налого обложения;

закон Модильяни о постоянстве отношения богатства к доходу;

закон Маркса о падении ставки реальной заработной платы и/или падения нормы прибыли;

неизвестно кому принадлежащий, но всеми признаваемый закон о постоянстве отношения объма капитала к выпуску. Если вс это – законы, то Мать Природа – при рожднная преступница" [3, с.227].

Ещ строже оценивает эту ситуацию Н.Д.Кондратьев, когда пи шет, "что до сих пор (1914 г.) ещ общественная наука не дала собст венно ни одного закона, который был бы неоспорим" [26, с.115].

Однако главная несостоятельность естественной позиции в экономической теории состоит даже не в том, что в ней есть много законов оценочного характера и минимум законов доказательного характера, а в том, что в разных экономических школах один и тот же закон словесно трактуется иначе (по-другому) и ни кем не под тверждается его количественная определнность.

В качестве примера такого несоответствия рассмотрим закон заработной платы, содержание которого можно обнаружить в не скольких вариантах. Во-первых, в виде "железного закона" заработ ной платы, который берт сво начало в трудах У.Петти, А.Тюрго, Д.Рикардо, Т.Мальтуса и Ф.Лассаля, который дал это название за кона. Согласно этой теории заработная плата намных работников колеблется под влиянием спроса и предложения на труд вокруг фи зически необходимого минимума средств существования. Во вторых, в виде закона стоимости рабочей силы К.Маркса, в соот ветствии с которым заработная плата определяется величиной стоимости товаров и услуг (с учтом культурных и моральных тра диций в обществе), которые необходимы для поддержания жизни работника и членов его семьи. При этом низшую, или минималь ную, границу стоимости рабочей силы образует стоимость физиче ски необходимых жизненных средств, а верхняя граница остатся неопределнной. В-третьих, согласно теории факторов производст ва Ж.Б. Сэя в создании стоимости равноправно участвуют труд, земля и капитал, которые соответственно являются источниками за работной платы, ренты и прибыли. Наконец, в-четвртых, А.Маршалл и Дж.Б.Кларк сформулировали тенденцию, в соответ ствии с которой оплата труда определяется его конечной произво дительностью.

В современной учебной литературе по экономике общий уро вень заработной платы также связывают с уровнем производитель ности труда. Так, например, авторы учебника "Экономикс" К.Р.Макконнел и С.Л.Брю пишут: "Выпуск большего фактического объма продукции в час означает больше реального дохода, полу чаемого за каждый отработанный час. Однако в реальной жизни люди, предоставляющие землю, капитал и предпринимательский талант, также претендуют на получение своей доли дохода от про изводства. Из-за этого реальная заработная плата в краткосрочном плане необязательно растт в том же темпе, что и производитель ность труда. Тем не менее общий вывод остатся прежним: произ водительность труда и реальная заработная плата прямо пропор циональны друг другу [27, с.636].

Вряд ли можно спорить с тем, что в такой формулировке закона заработной платы больше непонятного, чем понятного;

больше бес полезного, чем полезного для хозяйственной практики. Понятно только одно, что производительность труда и заработная плата про порциональны друг другу. Но непонятно, во-первых, от производи тельности какого труда зависит заработная плата? Во-вторых, как определить меру пропорциональности между производительностью труда и заработной платой? В-третьих, должна ли мера пропорцио нальности быть одинаковой во всех отраслях экономики или разной, а если разной, то почему и насколько? В-четвртых, почему в одни периоды времени заработная плата растт быстрее, чем производи тельность труда, а в другие – наоборот? Наконец, как использовать такой закон на практике? Вот первый круг вопросов, на которые фи зики, стремящиеся помочь экономистам и владеющие более широ ким набором методов и инструментов исследований, казалось бы должны были обратить первоочередное внимание. Наиболее близко к постановке такого рода проблемных вопросов подошл Дж.Б.Кларк в работе "Распределение богатства", в которой он прямо пишет: "Оплата труда управляется конечной производительностью труда как такового, а не просто производительной силой конечного, или предельного рабочего" [28, с.222]. Таким образом Дж.Б.Кларк дал ответ на первый вопрос – заработная плата управляется "конеч ной производительностью труда как такового";

это не производи тельная сила какого-то предельного рабочего, выполняющего опре делнный вид труда, а именно "производительность труда как тако вого", то есть безотносительно к его определнному виду.

Исследуя процесс распределения богатства в капиталистиче ском обществе, Дж.Б.Кларк широко использует аналитическую концепцию естественного закона и естественных ценностей, кото рые имеют у него четко обозначенные границы. "Сведите общество к стационарному состоянию, – пишет Дж.Б.Кларк, – дайте разви ваться с полной свободой, сделайте труд и капитал абсолютно мо бильными, способными передвигаться от одного способа приложе ния к другому с той лгкостью, которая предполагается в теорети ческом мире, фигурирующем в работах Рикардо, – и вы получите систему естественных ценностей. Они являются ценностями, во круг которых постоянно колеблются уровни цен в магазинах торго вых городов. Вы будете иметь тогда также систему естественных заработной платы и процента: они будут задавать стандартные уровни, вокруг которых колеблются размеры вознаграждения за труд и капитал на действительных фабриках, полях, шахтах и т.д. В этой связи термины "естественный", "нормальный" и "статический" являются синонимами" [28, с.47].

Таким образом, методологически основная задача объективной экономической науки сводится к использованию механизмов есте ственного закона как аналитической конструкции, позволяющей до казательно раскрывать не только качественное содержание эконо мических законов, но и устанавливать (выводить) их количествен ные формулы, совершая тем самым переход от статического к ди намическому восприятию социально-экономических явлений и процессов.

2.4. Социально-экономическая статика и динамика Проблема статики и динамики в экономике непосредственно связана с идеей естественного порядка возникновения явлений ми ра как физических, так и социальных. Но у разных экономических школ эта идея получила сво направление развития. В классической школе политэкономии принцип естественного стал использоваться в смысле развития экономики (естественно то, что развивается), в маржинальной школе этот принцип стал использоваться в смысле равновесия (естественно то, что находится в состоянии равнове сия). Вполне понятно, что развитие у классиков предполагает изме нение или движение от одного статичного состояния к другому, то есть динамику. А что скрывается за равновесием у маржиналистов?

Только статика? Скорее всего не только статика, а и переход от од ного статичного состояния к другому, то есть тоже динамика.

К содержанию понятий "статика" и "динамика", а также соот ветствующих им теорий и методов познания статических и динами ческих, следует присмотреться внимательнее, учитывая особенно сти их физического и экономического смысла. В физике статика (от греч. statike – учение о весе, о равновесии) – раздел механики, по свящнный изучению условий равновесия материальных тел под действием сил, а статический (от греч. statos – стоящий) метод – это метод исследования предметов и явлений объективной действи тельности, взятых в состоянии на данный момент, то есть в состоя нии покоя, неподвижности. Динамика (от греч. dynamis – сила) – раздел механики, посвящнный изучению движения материальных тел под действием приложенных к ним сил, а динамический (от греч. dynamikos – сильный) метод – это метод исследования пред метов и явлений объективной действительности в ходе их возник новения, развития и изменения.

В экономике содержание физических понятий "статика" и "ди намика", а также соответствующих им теорий и методов познания, дополняется социальным компонентом, без которого реальная про изводственная и любая другая экономическая деятельность невоз можны. Одним из первых экономистов, попытавшихся чтко выде лить процессы статики и динамики в экономике, был Дж.Б.Кларк. В свом наиболее известном произведении "Распределение богатства" он разделил экономическую науку на три сферы:

1. универсальная экономика – исследование общих законов производственной деятельности;

2. социально-экономическая статика – изучение равновесно го состояния общественного производства без учта про цесса развития;

3. социально-экономическая динамика – рассмотрение эко но-мических процессов и явлений во времени и их влия ние на изменения в обществе.

Добиваясь ясности и однозначности в смысловом понимании содержания категорий социально – экономической "статики" и "ди намики" Дж.Б.Кларк пишет: "В физическом смысле всякое действие динамично, а производство есть всегда действие. Физически ста тичное производство есть, очевидно, противоречие в понятии. На каждой ферме действуют люди, орудия, химические элементы поч вы, свет и тепло солнца. На каждой фабрике машины совершают свои сложные движения и сырь принимает полезные формы. Вс это, однако, сводится к элементарному виду динамики: это действие со стороны людей, орудий и материалов – агентов производства...

Такие количественные изменения не являются сущностью динами ческого социального состояния. Здесь нет изменений в способе действия, здесь нет ни одного из крупнейших прогрессивных дви жений, которые изменяют структуру общества... До тех пор пока вы будете возделывать землю одними и теми же орудиями и получать один и тот же вид урожая, будете работать на тех же фабриках, с теми же машинами и материалами, короче говоря, ничего не будете менять в способе производства богатства, вы будете иметь социаль но – статичное производство. Производственный организм, сохра няющий свою сферу неизменной, соответствует обществу, которое можно определить как статичное... Динамичное состояние может быть поэтому определено как таковое, в котором происходят изме нения в способе производства, воздействующие на структуру инду стриального общества" [28, с.74-75].

Статичного общества в реальной жизни не существует, так как даже в слабо развитых странах, пусть очень медленно, прогрессив ные изменения происходят постоянно, а экономика мира в целом становится вс более динамичной. В связи с этим изучать законы статичного хозяйства, пусть даже воображаемого, необходимо по тому, что силы которые действуют в статичном состоянии, продол жают действовать и в динамичном состоянии. В 1924 г. в работе "К вопросу о понятиях экономической статики, динамики и конъюнк туры" Н.Д.Кондратьев сделал существенное уточнение, указав, что можно говорить и противополагать не статику и динамику явлений, а статическую и динамическую точки зрения на них.

"Под статической, – писал Н.Д.Кондратьев, – мы понимаем теорию, которая рассматривает экономические явления по сущест ву, вне категории изменения их во времени. Наоборот, под динами ческой мы понимаем ту теорию, которая изучает экономические явления в процессе их изменения во времени. В соответствии с этим для статической точки зрения на экономическую действитель ность особенно характерной является концепция равновесия взаим но связанных между собою элементов этой действительности. На оборот, для динамической точки зрения наиболее характерной будет концепция процесса изменений экономических элементов и их свя зей [29, с.49].

Экономическая действительность, как писал ещ Дж.Б.Кларк, динамична по самому существу, то есть в действительности суще ствует только динамика явлений. Однако в целях теоретического исследования к ним можно методологически подходить с точки зрения статической и динамической. Статический подход позволяет установить закономерные связи между элементами какого-либо яв ления;

он не исключает возможности фиксации реальных количест венных изменений экономических явлений, которые происходят как бы в застывшем состоянии равновесия образующих его элементов.

Экономика в которой связи между е элементами остаются неиз менными называется стационарной, "с экономической точки зрения теория статического и стационарного хозяйства неизбежно совпа дают. Понятие стационарного хозяйства в отличие от статического есть поэтому плод смешения экономической и технической точек зрения" [29, c. 57].

Статическая теория позволяет, например, видеть ежегодные из менения объма валового внутреннего продукта общества, но при этом остатся неизвестным за счт каких факторов эти изменения происходят. Здесь можно говорить только о количественной дина мике экономических явлений. Статическая теория, как отмечал Н.Д.Кондратьев, изучая экономическую действительность бессиль на выяснить изменение уровня образующих е экономических эле ментов, а также механизм и направление их изменения. Поэтому наряду со статической теорией к экономической жизни следует подходить и с динамической точки зрения.

Динамический подход показывает не только количественные изменения, но и вскрывает за счет изменения каких экономических элементов и их соотношений происходят изменения. В этом случае можно говорить о качественной динамике. Вероятно, что при дина мическом подходе возможны качественные изменения какого-либо явления без изменения его количественных параметров. Примером может служить нулевой экономический рост, сопровождаемый улучшением благосостояния всего населения, который может про исходить за счт экономии потребляемых в производстве матери альных ресурсов.

Наряду с разграничением динамических процессов на количе ственные и качественные, Н.Д.Кондратьев считает научно целесо образным разграничивать экономические процессы на эволюцион ные (иначе неповторимые, или необратимые) и волнообразные (по вторимые, или обратимые), которые, как и идеи статики и динами ки, принадлежат в широком смысле естествознанию, а в узком – физике и химии [см. 29, с. 58-60]. Под эволюционными процессами понимаются такие изменения, которые при отсутствии посторонних внезапных воздействий протекают в определнном и в одном и том же направлении (например, постоянная тенденция роста населения, продолжительности жизни, объма производства и др.). Под волно образными процессами понимаются те процессы изменений, кото рые в каждый данный момент имеют сво направление и, следова тельно, постоянно меняют его – возрастают, сокращаются, возвра щаются в исходное состояние (например, тенденции изменения то варных цен, производительности труда, заработной платы, процен та безработных и др.).

Можно допустить, что современные теории мейнстрим – эко номикс, ориентированные на поиск равновесий через использова ние математических моделей оптимизации, которые плохо улавли вают изменение социально – экономических процессов, исчерпали свои познавательные возможности в изучении динамических зако номерностей развития экономики. В таком случае открывается окно возможностей для более активного расширения поля исследований экономики с помощью методологии физики.

Резюме:

1. Развитие разными экономическими школами представле ний об объектно – предметной структуре экономической теории с неизбежностью ускоряет процесс сближения и объединения эконо мической теории и физики в единую науку – эконофизику. Тормозит развитие этого процесса в настоящее время обилие "школ", "тече ний", "концепций" в экономической теории, что затрудняет поиск единых принципов, на основе которых может быть достигнуто та кое объединение.

2. Экономическая наука, расширяя границы предмета ис следования, до сих пор не решила первичные задачи – определение количественных параметров экономических законов, сформулиро ванных ещ классиками политической экономии. Поэтому совре менная экономическая наука не может с достаточной степенью дос товерности прогнозировать развитие экономических явлений и процессов.

3. В экономической теории наблюдается увлечение по строением абстрактных моделей без знания экономических зако нов, на базе которых они разрабатываются. В физике наоборот – есть физический закон, а на его основе строятся поведенческие практические модели. Если физическая модель не учитывает требо ваний закона, то катастрофа неизбежна и кто-то за это нест ответ ственность. В экономике катастрофы (кризисы) происходят регу лярно при наличии множества антикризисных формальных моде лей, но за их непригодность никто ответственности не нест.

4. Методологически идея естественного закона в экономике не сопровождается процедурой теоретического доказательства его качественного содержания и экспериментальной проверки количе ственной определнности, поэтому практически все экономические законы являются оценочными, а не аналитическими.

5. Законы экономики, как и законы природы, действуют ав томатически, но могут использоваться людьми только через соот ветствующие институты. Поэтому экономика не может нормально функционировать без сознательно устанавливаемых регуляторов, в качестве создателей которых могут выступать государство или ас социации производителей, потребителей и иных экономических субъектов. Важно только одно – любой из этих субъектов должен иметь наджные инструменты регулирования экономической дея тельности (экономические законы) и легитимные механизмы их ис пользования (социальные институты).

6. Переход от оценочного способа открытия содержания экономических законов к доказательному возможно осуществить на основе использования концепции естественного закона как анали тической конструкции, предложенной Й.А. Шумпетером.

7. Проникновение физиков в экономику должно сопровож даться в первую очередь "открытием" математического содержания фундаментальных экономических законов, имеющих пока только словесное описание. Таким образом должно происходить становле ние объективной экономической науки – эконофизики.

8. Установление математического выражения экономиче ских законов открывает путь для перехода исследований от статики к динамике отдельных социально – экономических явлений и про цессов, переходящий в исследование взаимосвязей между этими динамичными экономическими процессами и явлениями, то есть в исследование динамики экономики в целом, или в единстве всех е фундаментальных оснований. Это будет означать переход от изуче ния законов развития к законам предвидения (прогноза). А прогноз, прошедший проверку практикой, является способом подтверждения или опровержения действенности научных теорий и гипотез.

Экономическая теория стала настолько точной дисциплиной, что ей пора разделить общую участь точных наук и оперировать понятиями неточности и неопределнности.

Б.Г.Кузнецов – историк естествознания Глава 3. Объект и предмет изучения эконофизики 3.1. "Видение" объекта и предмета научного исследования Собранные в параграфе 1.1 экономические проблемы, которые стали объектом исследования физиков, не имеют какого-либо объе диняющего или обобщающего теоретического принципа (стержня).

Напротив, все они теоретически разноплановы, но требуют количе ственного решения, которое оказалось невозможным при использо вании методов только экономической науки и потребовалось их до полнение методами физической науки. Так возникла проблема объ единения двух наук – физики и экономики в форме эконофизики.

Собранные в параграфе 1.2 определения эконофизики, исполь зуемые в экономических исследованиях в конце ХХ и начале ХХI вв., позволяют трактовать е и как раздел физики, и как раздел эко номики, и даже как новую форму экономической теории. Такая раз ноплановость в определении предмета изучения эконофизики, ана логичная, кстати, разноплановости изучаемых эконофизиками про блем, не дают возможности понять – в чм, собственно, состоит суть вновь возникающей науки?

Чтобы определиться с определением предмета изучения вновь возникающей науки следует вновь обратиться к методологическим основам "Истории экономического анализа" Й.А.Шумпетера, где он пишет:"Первое открытие, которое делает любая наука, – это откры тие себя. Представление о некоем наборе взаимосвязанных явле ний, служащем основанием для постановки "проблем", является, очевидно, предпосылкой всякого научного анализа"... данная тема имеет фундаментальное значение с точки зрения происхождения и первых шагов всех общественных наук [25, выпуск 3, с.358].

Процесс научного исследования всегда начинается с изучения работ наших предшественников. "Но предположим, – допускает Й.Шумпетер, – что мы начали с нуля. Каковы будут наши первые шаги? Очевидно, для того, чтобы поставить перед собой какую либо проблему, мы должны прежде всего иметь перед глазами оп ределнный набор связанных явлений, представляющих собой дос тойный объект для исследования. Иными словами, аналитической работе должен предшествовать преданалитический акт познания, поставляющий материал для анализа... такой преданалитический акт познания мы называем "видением". Интересно, что такое виде ние не только предшествует любой аналитической работе, но может вторгнуться в историю уже сложившейся науки. Это происходит то гда, когда кто-либо учит нас "видеть" вещи в новом свете, никак не обусловленном фактами, методами и результатами, характерными для предыдущих стадий развития науки" [25, выпуск 1,с.281-282].


В качестве примера Й.Шумпетер показывает как новый анали тический аппарат, разработанный Дж.М.Кейнсом в его "Общей тео рии занятости, процента и денег", оказал решающее влияние на развитие экономического анализа в ХХ в. В течение десятилетий после выхода в свет этой работы, введенные им категории (склон ности к потреблению и сбережению, психологические предпочте ния ликвидности и предельной эффективности капитала, мультип ликатора и другие), активно использовались в экономической тео рии и хозяйственной практике.

Чтобы эконофизика предстала перед нами как новая наука, кто то должен обладать "видением" е объекта и предмета, то есть мыс ленно представить или предвидеть область е исследований и пере вести их на специфический научный язык (аппарат) с помощью специальных методов изучения и объяснения. Пока же мы видим, что началась определнная аналитическая работа, то есть исследу ются отдельные экономические проблемы с помощью физических методов, но нет общего видения поля исследований.

Й. Шумпетер же пишет, что "Аналитическая работа начинается тогда, когда у нас уже есть сво видение группы явлений, привлек шей наше внимание, независимо от того, располагаются ли эти яв ления на "научной целине" или на почве, обработанной прошлыми исследователями. Первая задача состоит в том, чтобы облечь наше видение в слова и концептуализировать его таким образом, чтобы его элементы, обозначенные определнными терминами (что облег чит их узнавание и работу с ними) заняли сво место в более или менее упорядоченной схеме или картине. Но для этого, мы почти автоматически выполняем и две другие задачи.

С одной стороны, мы собираем новые факты в дополнение к уже известным и разочаровываемся в наджности некоторых дру гих фактов, входивших в наше первоначальное видение. С другой стороны, само создание схемы или картины обогащает первона чальное видение новыми связями между фактами, новыми поня тиями, а иногда и разрушает какую-то его (видения) часть. Работа с фактами и "теоретическая" работа, без конца обогащая и проверяя друг друга, ставя друг другу новые задачи, в конце концов создают научные модели, временные продукты их взаимодействия, сохра няющие некоторые элементы первоначального видения, к которым предъявляются вс более жсткие требования адекватности и по следовательности. Таково примитивное, но, думаю, в сущности верное описание процесса, с помощью которого мы получаем науч ные результаты" [25, выпуск 1, с.283].

Аналогично процесс "добывания" нового знания видит извест ный физик – теоретик, лауреат Нобелевской премии по физике Ри чард Фейнман, описывая как открываются новые законы природы.

"Вообще говоря, – пишет Р.Фейнман, – поиск нового закона ведтся следующим образом. Прежде всего о нм догадываются. Затем вы числяют следствия этой догадки и выясняют, что повлечт за собой этот закон, если окажется, что он справедлив. Затем результаты рас чтов сравнивают с тем, что наблюдается в природе, с результатом экспериментов или с нашим опытом, сравнивают непосредственно с результатами наблюдений и выясняют, так это или нет. Если рас чты расходятся с экспериментальными данными, то закон непра вилен. В этом простом утверждении самое зерно науки... Если тео рия расходится с экспериментом, значит теория неверна. Вот и вс" [30,с.171].

Следует только помнить, что в экономике (в отличие от физики) чистый эксперимент и его повторение невозможны в принципе, а значит отличным должен быть и способ проверки правильности экономического закона. В экономике оценку правильности (спра ведливости) предполагаемого закона можно сделать только на осно ве известных фактических данных за прошедшие периоды времени и по возможности достаточно длительные. Поэтому в экономике сначала приходится делать расчты или вычисления, используя данные за некоторые прошлые периоды, но на основе новых теоре тических знаний, а затем сравнивать полученные расчтные резуль таты с аналогичными фактическими данными, которые уже зафик сированы статистикой. Абсолютных совпадений теоретических и практических результатов в экономике может и не быть, а потому правильность или неправильность экономического закона подтвер ждается или опровергается положительными или отрицательными тенденциями экономической динамики. В случае выявления поло жительной экономической динамики новый закон может быть при знан правильным и использован для институционального его при менения на практике в будущем. Такова по существу последова тельность задач, которые предстоит исследовать и описать в после дующих разделах научно – методического пособия.

3.2. Объект и предмет изучения эконофизики (или о первых принципах динамической экономической науки) Наше первоначальное "видение" объекта эконофизики своди лось к блуждающей в подсознании идеи о том, что им может быть здоровая динамичная экономика, законы функционирования кото рой в их качественном и количественном содержании должны стать предметом эконофизики. Но для того, чтобы это смутное "ви дение" развернуть в системную научную модель, начать необходи мо с экономической статики, так как она есть момент экономиче ской динамики.

Господствовавшие в разное время в экономической науке шко лы – классическая и маржинальная – исследовали свой предмет в социально – экономической статике. В качестве первых принципов у каждой школы формируется взаимосвязь своих категорий и зако нов. У классиков: категории – товар (его надо создать и поэтому по ворот в сторону сферы производства), труд, стоимость, величина стоимости, издержки и цена;

законы – стоимости, денежного обра щения, нормы прибыли и др. У маржиналистов: категории – благо (его можно получить в обмене и поэтому поворот в сторону сферы обращения), полезность, ценность, предельная полезность, издерж ки и цена;

законы – общей и предельной полезности, предельной производительности и др. Как видно, обе школы экономической науки в самом начале исследований используют разные исходные категории (товар – благо, труд – полезность, стоимость – ценность, величина стоимости – предельная полезность), а к концу – сходятся на использовании категорий издержки и цена. Надо полагать, что такое схождение – это не случайность, а неизбежный или естест венный переход исследования экономики от статики к динамике.

Ведь именно через динамику издержек и цен проявляется динамика всех экономических процессов, затрагивающих социальные отно шения в обществе.

С точки зрения социально-экономической динамики у обеих экономических школ предмет исследования по сути один – это эко номическая система и законы е нормального (здорового) функцио нирования, то есть функционирования, при котором происходит по стоянный рост уровня благосостояния людей. Экономические систе мы всегда открытые и динамичные (растущие или угасающие) и для установления причин направления динамики экономической системы необходимо понять источник движения, который и будет выступать в качестве первого принципа развития экономической системы.

Как только исследователи переходят к рассмотрению проблем динамики экономических систем, материальную основу которых составляют производительные силы труда, так сразу же обнаружи вается, что и у классиков (прямо), и у маржиналистов (опосредо ванно) источник динамики один – это разделение труда и динамика (положительная или отрицательная) его производительности.

Главный представитель классической школы А.Смит прямо пишет: "Величайший прогресс в развитии производительной силы труда и значительная доля искусства, умения и сообразительности, с какими он направляется и прилагается, явились, по-видимому, следствием разделения труда... Разделение труда в любом ремесле, в каких бы размерах оно ни было введено, вызывает соответствую щее увеличение производительности труда", что влияет на цену производимых продуктов и ведт к повышению всеобщего благо состояния в обществе [31, с.11,13,17].

У К.Маркса, завершившего исследования классиков политиче ской экономии, в его главной работе "Капитал" красной нитью про ходит мысль о том, что развитие производительной силы труда, воз никающее вследствие углубляющегося разделения труда, ведт к росту производительности труда, что сопровождается снижением стоимости и цен товаров, в том числе и товара рабочая сила. Маркс, в частности, пишет: "Производительная сила труда определяется разнообразными обстоятельствами, между прочим средней степенью искусства рабочего, уровнем развития науки и степенью е техноло гического применения, общественной комбинацией производствен ного процесса, размерами и эффективностью средств производства, природными условиями" [15, с.48]. Отсюда следует, что производи тельность труда, как мера развития его производительной силы, есть производительность труда взаимодействующего (соединнного) с другими элементами производительных сил (капитала и земли).

Основатель австрийской школы предельной полезности, а сле довательно, и маржинализма К. Менгер в принципе согласен с по зицией А.Смита по вопросу источника динамики экономической системы. К.Менгер пишет: "Адам Смит принял за исходный пункт хозяйственного прогресса людей возрастающее разделение труда в соответствии с тем преобладающим значением, какое он придат трудовому элементу в человеческом хозяйстве. Я думаю, однако, что замечательный исследователь, о котором здесь идт речь, в гла ве о разделении труда указал на одну лишь причину повышения благосостояния людей, другая же, не менее важная, ускользнула от его наблюдения" [32, с.57]. Этой другой причиной хозяйственного прогресса является развитие обмена, содержание и формы которого были в центре внимания К.Менгера, а не А.Смита.


Но А.Смит в принципе не мог обойти обмен как одну из при чин хозяйственного прогресса. Он писал, что "Разделение труда...

отнюдь не является результатом чьей-то мудрости, предвидевшей и осознавшей то общее благосостояние, которое будет порождено им:

оно представляет собою последствие – хотя очень медленно и по степенно развивающееся – определнной склонности человеческой природы, которая отнюдь не имела в виду такой полезной цели, а именно склонности к мене, торговле, к обмену одного предмета на другой" [31, с.20]. Из примеров, которые А.Смит приводит в "Ис следовании о природе и причинах богатства народов" очевидно, что для него разделение труда, с одной стороны, и обмен – с другой, – это два различных способа описания организованного процесса создания богатства в противоположность способу изолированного или обособленного производства.

Маржиналисты – неоклассики (А.Маршалл и особенно Дж.Б.Кларк), анализируя динамические процессы в экономике, при водящие к общественному прогрессу, находят их причины в даль нейшем углублении разделения и перемены труда, что сопровождает ся ростом производительности не только труда, но и других факторов производства. Для оценки степени роста производительности факто ров производства они ввели понятия конечной производительности труда, капитала и земли, доказывая при этом, что конечная произво дительность труда регулирует и заработную плату, и процент, и ренту.

"Очевидно, – писал Дж.Б.Кларк, – что заработная плата определяется конечной производительностью труда, употребляемого в связи с оп ределнной величиной общего капитала... Труд сочетается с искусст венным капиталом и землй, соединнными в одно и составляющими один общий помогающий труду фактор" [28, с.195].

Таким образом, и классики политэкономии, и маржиналисты, ис следуя процессы экономической динамики, или процессы развития производительных сил общества, в качестве первых принципов эко номической науки используют разделение общественного труда и его производительность. Обе экономические школы приходят к одному выводу или сходятся в том, что экономический прогресс общества происходит на базе углубляющегося разделения общественного труда и роста его производительности. При этом по мере углубления разде ления труда вновь возникающие виды труда "обрастают" вс новыми и новыми инструментами, приборами, механизмами, машинами и т.п., что и делает труд более производительным. Поэтому всякий раз, когда говорят о производительности труда, не следует забывать, что это производительность труда, который находится в определнном сочетании со средствами и предметами труда, становящихся капита лом в соответствующих социально-экономических условиях.

Однако ни классики политэкономии, ни маржиналисты, остава ясь в рамках социально – экономической статики, не довели иссле дование производительности труда до уровня его теоретического моделирования и однозначного измерения. Россыпь идей, замеча ний о важности производительности труда для развития экономики и общества, имеющихся у классиков и маржиналистов, не привели к специальным исследованиям этой проблемы. Между тем, Й.Шумпетер, рассматривая позиции А.Смита по вопросам разли чий в заработной плате и прибыли при различных применениях труда и капитала, отмечал, что "там содержатся определнные на мки, которые могли бы побудить кого-нибудь из его преемников попытаться упорядочить этот хаос при помощи теории производи тельности" [25, выпуск 3, с.460]. Но, не побудили! И теперь эта проблема становится предметом изучения эконофизики, а эконофи зика, переводя исследования из статики в динамику, выполняет функции объединения и развития исследований производительно сти как классиками политэкономии, так и маржиналистами.

О том, что производительность труда является важнейшим фак тором экономической динамики, пишут и физики, но конкретнее и точнее экономистов. Так, например, Б.Г. Кузнецов в книге "Физика и экономика" предлагал использовать для оценки экономического и технического прогресса понятие фундаментального экономического индекса. Содержание этого индекса имеет столь важное значение для определения предмета исследования эконофизики, что это пря мо-таки заставляет привести значительные выдержки из работы Б.Г. Кузнецова "Физика и экономика" (заметим, что впервые она была издана в 1967 г.).

"Классический показатель развития производительных сил – пи шет Б.Г. Кузнецов – производительность общественного труда. Вве дм понятие фундаментального экономического индекса, состоя щего из переменных, указывающих кроме этой величины на е поло жительные производные по времени: скорость возрастания этой ве личины (т.е. не равную нулю производную по времени) и его ускоре ние, если оно имеет место (если и вторая производная по времени больше нуля). Если будет возрастать ускорение производительности общественного труда, т.е. третья производная от этой величины по времени окажется также больше нуля, тогда и она, эта третья произ водная, войдт в фундаментальный экономический индекс...

Производительность общественного труда и три е производ ные по времени представляют собой четыре компоненты фунда ментального экономического индекса W = P (1 + AP' + BP" + CP"')...

Объясняя какие процессы отражаются компонентами фундамен тального экономического индекса, Б.Г. Кузнцов пишет: "Его компо ненты связаны с различными по общности научными исследования ми. Сохранение данного уровня производительности труда Р гаран тируется системой контрольных исследований, измеряющих реаль ные скорости, температуры, химические составы и т.д. и сравни вающих их с нормативами. Производная Р' больше нуля, темп эко номического прогресса растт, если технические нормативы меня ются, если научно-технические институты и конструкторские бюро создают новые конструкции и технологические рецепты, т.е. изме няют сами нормативы. Это работа состоит в техническом воплоще нии уже известных физических циклов, химических реакций и т.д.

Когда наука приходит к новым циклам и реакциям, то это обеспечи вает в каждом случае ускорение роста производительности труда.

Если появление новых результатов науки и их техническое вопло щение становится непрерывным процессом, мы можем говорить о непрерывном ускорении Р, иначе говоря, считать не равной нулю вторую производную от Р по времени: Р" 0. Когда наука начинает искать новые циклы, реакции и т.д., исходя из новых принципов, радикально меняющих стиль научного мышления, может иметь ме сто возрастание ускорения уровня общественной производитель ности труда. Если наука придт к систематическому и непрерывному исследованию фундаментальных проблем и преобразование е принципов станет непрерывным, развитие цивилизации будет харак теризоваться большей, чем нуль, третьей производной от Р по вре мени: P"' 0... Можно показать, что включение в фундаментальный экономический индекс производных вс более высоких порядков (разумеется, не теоретическое включение, а объективное появление ненулевой скорости технического прогресса, а затем ненулевого ус корения) совпадает со ступенями цивилизации... Производитель ность общественного труда – оказывается исходным экономическим показателем цивилизации" [33, с.29-33].

Производительность общественного труда – это не только исход ный экономический показатель развития человеческой цивилизации, но и исходная экономическая категория динамических экономических систем, которые и являются объектом изучения эконофизики.

Следует прямо сказать, что в практике современной денежной экономики показатель производительности труда имеет ничтожное значение;

в России он даже не входит в число обязательных экономи ческих показателей, которые подлежат регулярной публикации орга нами государственной статистики. Тем не менее, в заявлениях руко водителей высшей государственной власти и в средствах массовой информации довольно часто можно слышать или читать, что в России в сравнении с развитыми западными странами заработная плата ни же, а цены выше потому, что у нас ниже уровень производительности труда. Кто и как считает уровень и динамику производительности труда, насколько она в России ниже, чем в Западной Европе (а может она вообще и не ниже?) – вс это остатся большой загадкой.

Разрешить эту загадочную ситуацию могла бы экономическая теория, если бы ей удалось раскрыть содержание производительно сти труда и установить показатели, позволяющие однозначно изме рять е реальный уровень и динамику. Когда же для измерения про изводительности труда используются многие десятки разных пока зателей несоизмеримых между собой и несводимых к какому-то общему показателю, то это значит, что экономическая теория не знает что такое производительность труда, а власть в такой ситуа ции вольна выбирать такие показатели, которые кажутся наиболее благополучными для национальной экономики и проводимой ими экономической политики.

К сожалению, ни классическая политэкономия, ни маржиналь ная экономикс не смогли решить эти проблемы. Но маржиналист – неоклассик Дж.Б. Кларк со всей очевидностью поставил проблему закона производительности труда, когда писал, что "единый закон управляет экономической жизнью. Этот закон обнаруживается как в потреблении, где конечное приращение отдельного предмета менее полезно, чем предшествующие приращения, так и в производстве, где конечное приращение производственного агента менее произво дительно, чем предшествующие приращения. Подобно тому как ценность зависит от конечной полезности, доли в распределении за висят от конечной производительности... Потребление и производст во, разумеется противоположны. Природа расточает свои силы на человека в одном процессе, человек расточает свои силы на природу в другом. И тем не менее один и тот же закон управляет результата ми, достигаемыми в каждом из этих случаев. Это может быть назва но законом изменения экономических результатов;

и если бы он был сформулирован во всей своей полноте, он придал бы неожиданное единство и полноту экономической науке, он объяснил бы одновре менно ценность, заработную плату и процент" [28, с.213,231].

Сегодня со всей определнностью можно говорить, что "закон изменения экономических результатов" Дж.Б. Кларка – это закон производительности труда и раскрыть его содержание предстоит эконофизике. Открытие содержания этого закона, вне всякого со мнения, изменит современное экономическое мышление. Новое экономическое мышление будет опираться не только на биржевые денежные индикаторы в виде курсов валют и ценных бумаг, кото рые устанавливаются в основном на основе рефлексивных процес сов, или на рейтинги платежеспособности разных экономических субъектов, которые устанавливаются специальными агентствами по никому не известным правилам и процедурам, но и на реальные по казатели производительности труда, отражающие технологическое состояние процессов, которыми овладели фирмы, отрасли произ водства или национальная экономика в целом. А технологии, как известно, это несущие конструкции мирового порядка в ХХI в. и тот, кто предложит наиболее важные "закрывающие" технологии, будет, в конечном итоге, победителем на поле международной кон куренции (эту проблему подробно исследовал М.Г. Делягин в моно графии "Драйв человечества. Глобализация и мировой кризис"). А строго говоря, к "закрывающим" относятся все технологии, качест венно повышающие производительность [34, c. 393].

Разделение труда и рост его производительности – это лишь один из числа первых принципов динамической экономической науки. Рост производительности труда определяет динамику обще го объма производства благ и уровня благосостояния в обществе, скажем за год, но не определяет динамику разделения годового объ ма производства между разными агентами производства или соб ственниками разных факторов производства. На эту сторону про блемы экономической динамики обратил внимание Дж.Б. Кларк в самом начале своей работы "Распределение богатства". Первыми строками этого произведения были: "Для людей практики, а тем са мым и для исследователей величайшее значение имеет одна эконо мическая проблема – проблема распределения богатства между разными претендентами. Существует ли естественный закон, со гласно которому доход общества делится на заработную плату, про цент и прибыль? И если да, то что это за закон? Такова проблема, требующая решения" [28, с.22], и не решнная до сих пор.

Дж.Б.Кларк констатирует, что в обществе, в котором распреде ление происходит на основе естественных законов, свободная кон куренция стремится дать труду то, что создатся трудом, капитали стам – то, что создатся капиталом, а предпринимателям – то, что создатся функцией координирования. Функциональное распреде ление определяет размеры доходов от определнных источников (труда, капитала, предприимчивости) и является предметом эконо мической теории. Экономика будет социально справедливой, если распределение будет происходить на основе естественных законов свободной конкуренции. И право каждой социальной системы на существование зависит только от е социальной справедливости, а целесообразность е дальнейшего развития по своему собственно му пути зависит целиком от производительности и благотворности.

Таким образом, вторым принципом, из числа первых принципов динамической экономической науки, становится закон распределе ния годового дохода общества между основными агентами произ водства (трудом и капиталом).

Однако разделение годового дохода общества между трудом и капиталом – это лишь первая стадия процесса распределения в об ществе. На второй стадии происходит разделение каждой доли до хода между подгруппами труда (отраслевое разделение) и подгруп пами капитала (предпринимателями, банкирами и земельными соб ственниками). И наконец на третьей стадии устанавливается зара ботная плата, предпринимательский доход и процент внутри каж дой из многих подгрупп.

Рыночная ценность дохода на каждой стадии распределения за висит от цен на продукты, поступающие на рынок. Поэтому спра ведливость распределения зависит в конечном итоге от объективно сти цен на товары и услуги, а закон(ы) ценообразования оказывает ся таким образом, третьим принципом из числа первых принципов динамической экономической науки.

Следовательно, предметом изучения эконофизики становятся не только свойства отдельных экономических законов (статика), не только их количественные параметры (количественная динамика), но и, что особенно важно, связь этих законов между собой, отражаю щих реально существующие связи экономических явлений и про цессов (качественная или социально – экономическая динамика).

Резюме:

1. Определение объекта и предмета научного исследования опирается на методологию процесса научного исследования Й.А.Шумпетера, предполагающую прохождение этапов "видения" или преданалитического акта познания, за которым следует анали тическая работа и е результат в виде научной модели.

2. Объектом изучения эконофизики является динамика со циально – экономических систем, т.е. систем, в которых происходят постоянные технологические и социальные преобразования, предо пределяющие динамику благосостояния населения.

3. Предметом эконофизики является изучение фундамен тальных законов динамичной экономики и связей между ними. Пер выми из таких законов являются: закон производительности труда, закон разделения продукта между собственниками факторов произ водства и закон ценообразования в рыночной системе хозяйства.

Здесь вам не равнины, здесь климат иной – Идут лавины одна за одной...

В.Высоцкий ЧАСТЬ II. ЭКОНОФИЗИКА – НАУКА О ЗАКОНАХ ДИНАМИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ Если какой-то закон верен, то при его помощи можно открыть другой закон.

Ричард Фейнман, физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии по физике Глава 4. Закон производительности труда (производительность труда, е свойства и мера) 4.1. Краткий экскурс в историю исследования производительности труда Производительность труда – это проблема чрезвычайной слож ности, изучению которой посвящено бесчисленное количество раз ноплановых исследований (отечественных и зарубежных, сравни тельно исторически отдалнных и современных). Несмотря на ог ромное количество работ, посвящнных данной проблеме, в эконо мической теории до сих пор нет устоявшегося понимания произво дительности труда как экономической категории с присущими ей свойствами или признаками.

В исследованиях производительности труда условно можно выделить два подхода: факторный и измерительный, каждый из ко торых в работах разных авторов является преобладающим. При факторном подходе производительность труда трактуется как один из факторов (часто важнейший) производства и экономического роста. При измерительном подходе производительность труда трак туется лишь как один из показателей (часто важнейший) качествен ной результативности производства.

Представление о производительности труда как важнейшем факторе экономического роста представляется нам глубочайшим теоретическим заблуждением, оказывающим огромное негативное воздействие на хозяйственную практику, так как оно искажает по нимание истинных причин (факторов) экономического роста. В ры ночной экономике, как известно, любой фактор производства суще ствует до начала процесса производства и его можно купить на рынке по определнной цене. Производительность труда: (1) не су ществует до начала производства;

(2) не является объектом купли – продажи и, следовательно, не имеет цены;

(3) служит качественным показателем результата определнного количества труда, затрачен ного при данной технологии, организации, стимулировании и дру гих подобных им условиях. Иллюстрацией справедливости такого заключения является тот факт, что каждый раз вслед за провозгла шением производительности труда фактором экономического роста обычно следуют разъяснения, что рост производительности труда зависит от технического прогресса, масштабов производства, форм стимулирования труда и т.п.

Необходимо, однако, отметить, что факторный подход к произ водительности труда постепенно преодолевается. Подтверждением этого вывода служит изменение позиции по данному вопросу авто ров широко распространнного учебника "Экономикс" К.Р. Мак коннелла и С.Р. Брю. В 11-м издании данного учебника, опублико ванного в России в 1992 г., авторы, комментируя расчты Э. Дени сона о факторах экономического роста в США в 1929-1982 гг., пря мо писали, "что повышение производительности труда явилось наиболее важным фактором, обеспечившим рост реального продук та и дохода" [35, c.384]. В 16-м издании этого же учебника, опубли кованном в России в 2007 г., авторы, комментируя те же расчты Э.

Денисона, уже не пишут о производительности труда как факторе экономического роста. Обновлнный их комментарий выглядит так:

"Реальный ВВП можно представить как произведение трудозатрат (часов работы) и производительности труда... Производительность труда определяется такими факторами, как технический прогресс, фондовооружнность труда (объм доступного для трудовой дея тельности основного капитала), качество самой рабочей силы и эф фективность распределения и сочетания различных ресурсов, а также управления ими" [27, c.370-371]. Таким образом у данных ав торов произошла трансформация позиции о содержании произво дительности труда от факторного подхода к измерительному.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.