авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Водолазский А.А. НАЧАЛА ЭКОНОФИЗИКИ И КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ ПЕРВЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗАКОНОВ Новочеркасск “НОК” ...»

-- [ Страница 5 ] --

Итак, в современной монопольной и глобально-сетевой эконо мике на практике основным методом ценообразования остатся ме тод "затраты-плюс", разработанный для экономики свободной кон куренции и не имеющий в новых условиях никакого инструмента общественного контроля за справедливостью установленных моно полиями цен. Поэтому, такое ценообразование, с одной стороны, усиливает неравномерность распределения доходов в обществе, а с другой – становится инструментом одновременно и торможения на учно-технического, и экономического застоя. Зачем напрягаться, если можно получить сверхприбыль с помощью затратного меха низма цен. Каждый покупатель сейчас хорошо понимает, что гло бальные сети повышают цены и присваивают незаработанную сверхприбыль, потому что нет конкурентов, способных экономиче ски противостоять глобальным монополиям, но есть сила способ ная сделать это институционально и такой силой безусловно явля ется государство.

В России в течение 20-и лет рыночных реформ производители терпят убытки от низких цен, не покрывающих затраты на произ водство товаров и услуг, потребители в это же время нищают из-за высоких цен, не позволяющих им на свои скудные доходы приобре тать в достаточном количестве необходимые товары и услуги соот ветствующего качества. В результате сократились объемы отечест венного производства потребительских товаров и его эффектив ность. Все видят, что между низкими ценами для производителей и высокими ценами для потребителей существует какая-то "чрная дыра", в которую товары влетают по низким ценам, а вылетают от туда по очень высоким ценам. Куда при этом исчезает большая часть прибыли предприятий-производителей и значительная часть доходов покупателей – потребителей остатся загадкой. На самом деле никакой загадки нет. Вся выгода от несправедливого обмена оседает у многочисленных посредников – перекупщиков товаров, ставших крупными монополистами. Власти пытаются разрешить эту проблему с помощью силовых средств, хотя е следует решать в основном методами экономическими и законодательными (эконо мическая наука обязана предложить необходимые методики и инст рументы, законодатели принять соответствующие законы, а вот для исполнения законов, как известно, нередко приходится прибегать и к силовым средствам).

6.3.2. Модель конкурентной цены в монопольной экономике – "цена производительности труда" На разработку модели конкурентной цены в монопольной эко номике в решающей мере оказали влияние взгляды на эту проблему двух самых известных учных – экономистов ХХ в. – Дж. М. Кейн са и В.В.Леонтьева. У Кейнса (см. раздел 6.2 данной работы) была подсмотрена и заимствована идея относительно того, что в модели цены можно совместить противоречивые проблемы количества де нег (через эффективный спрос) и эффективности производственной системы (через предельную производительность).

В.В.Леонтьев, который жил в СССР, а потом стал гражданином США и луареатом Нобелевской премии по экономике за развитие метода "затраты – выпуск" и его применение к важным экономиче ским проблемам, внимательно следил за развитием перестройки и рыночных реформ в России. По приглашению М.С.Горбачва он приезжал в Россию в 1988 – 1990 гг. для консультаций и дал не сколько интервью для советских журналов и газет. На вопрос о том, что более всего мешает реформам, В.Леонтьев отвечал: "Цены, прежде всего цены. С ними же невозможно работать... нужны пра вильные цены". А под правильными ценами он понимал цены, увя занные с производительностью труда. "Чтобы увеличить покупа тельную способность рубля, – говорил В.Леонтьев, – необходимо увеличить производительность труда в промышленности, что будет способствовать снижению цен". Самым удивительным было то, что специалист по рыночной экономике рекомендовал не только рас считывать правильные цены, хотя бы и приблизительно, но и вво дить их в действие указами. При этом могут быть ошибки, считал В.Леонтьев, но не более чем на 50%, а при свободном ценообразо вании они достигают нескольких сот процентов. Перейти к рыноч ному регулированию цен можно будет через год-два и не раньше [см. 52, c.339-342;

53;

54;

55;

56]. Таким образом у В.В.Леонтьева была заимствована идея о взаимосвязи динамики цен и производи тельности труда.

К сожалению, первые реформаторы-рыночники российской экономики не воспользовались советами В.В.Леонтьева ни по во просам содержания рыночной реформы, ни по вопросам сроков е проведения. Но именно идеи Кейнса и Леонтьева о взаимосвязи производительности труда и цен, оплодотворнные идеями эконо физики, позволили создать модель ценообразования в форме "цены производительности труда".

Итак, в экономической теории давно известна зависимость об обратной связи между динамикой производительности труда и цен:

чем выше производительность труда, тем ниже (при прочих равных условиях) стоимость и цена предложения данного товара. И наобо рот. Однако эта общепризнанная зависимость до сих пор остатся невостребованной в практике ценообразования и регулирования цен. Происходит это прежде всего потому, что производительность труда и цена явления разнородные, разнопорядковые. Производи тельность относится к единице труда, а цена – к единице товара;

прямо они абсолютно несопоставимы и несоизмеримы, то есть на ходятся в явном несоответствии одна с другой. Для разрешения данной коллизии уместно использовать методологию физики.

Исследуя проблемы эффективного ценообразования в рыноч ной системе хозяйства целесообразно исходить из того, что произ водственная система (также как и все другие системы – физические, химические, биологические) должна функционировать в соответст вии с общим физическим законом сохранения энергии, одним из выражений которого является коэффициент полезного действия (КПД) системы. КПД любой работающей системы есть отношение е полезного эффекта к количеству энергии, которая вводится в сис тему. Отсюда полезный эффект производственной системы (ПЭПС) будет равен произведению коэффициента полезного действия сис темы (КПДС) на количество энергии, потреблнной в системе (КЭПС), то есть:

ПЭПС = КПДС х КЭПС. (11) Таким образом, последующая задача сводится к тому, чтобы применительно к производственной системе установить формы и единицы учта полезного эффекта, коэффициента полезного дейст вия и количества потреблнной энергии при производстве единицы продукта.

Полезным эффектом рыночной производственной системы яв ляется товар определнного вида и капитализация стоимости ре сурсов, затраченных на его выпуск и приобретающих на рынке форму цены данного товара. То есть полезным эффектом рыночной производственной системы является цена, вырученная от продажи произведнного товара.

Среди различных факторов, обеспечивающих эффективное раз витие производственной системы и повышение уровня жизни насе ления, единственным, наиболее важным фактором является фактор производительности труда, о чм свидетельствуют экономическая история, теория и практика [см. например: 31, гл. 1;

57, часть II и III;

58, гл. 22]. Поэтому для выражения эффективности или КПД производственной системы в наилучшей степени подходит показа тель производительности, но относящийся не к единице труда, а к единице продукта, то есть показатель удельной производительности труда, оценивающий общественную полезность товара (или эконо мического блага).

Наконец, для измерения количества энергии, потребляемой при производстве единицы товара, следует взять отношение стоимости материальных и приравненных к ним ресурсов, потреблнных при создании товара, к стоимости продуктов и услуг, необходимых для воспроизводства труда, затраченного на создание данного товара, которое можно назвать относительной ресурсной обеспеченностью труда.

Подставив полученные измерители полезного эффекта, КПД и количества энергии, применительно к производственной системе в формуле (11), получим формулу цены товара у производителя, ко торая имеет вид:

ЦТП = УПРТ х ОРОТ = (ПРТСЭ / ПРТТ) х (МЗ / ОТ), (12) где ЦТП – цена товара у производителя (в руб. за единицу товара);

УПРТ – удельная производительность труда (в руб. за единицу то вара);

ОРОТ – относительная ресурсообеспеченность труда, которая по сути выражает обеспеченность труда энергией и измеряется в фор ме коэффициента, что не нарушает размерности цен;

ПРТСЭ – производительность труда социально-экономическая в форме выработки конечной продукции (в руб. за один чел.- час, день, месяц или год);

ПРТТ – производительность труда технологическая в форме выра ботки конкретного продукта (услуги) за единицу труда (тонн, мет ров, кВт-часов и т.п. за один чел.-час, день, месяц или год);

МЗ – сумма стоимости материальных и приравненных к ним затрат, необходимых для производства единицы продукта;

ОТ – сумма выплат работникам за производство единицы продукта (заработная плата работника с социальными и другими выплатами).

Представленная в формуле (12) цена имеет в качестве своего основания производительность труда (социально-экономическую, технологическую, удельную), поэтому мы назвали эту формулу це ны (или модель ценообразования) "ценой производительности тру да".

Модель "цены производительности труда" предназначена для контроля и регулирования цен на монополизированных рынках, и имеет ряд преимуществ по сравнению с моделью "затраты – плюс";

эта модель:

1) позволяет оптимизировать цены не на основе критерия максимизации прибыли, отражающего лишь интересы капитала, а на основе более общего критерия – производительности труда, вы ражающего через цены интересы как капитала, так и труда;

2) обладает чтким содержанием е элементов, позволяю щим устанавливать их объективные измерители и способы контро ля. В системе ценообразующих элементов, в частности, нет прибы ли, величина которой регулируется исключительно условиями рын ка и не может быть известна заранее;

3) дат возможность по динамике элементов модели видеть какие е факторы влияют на рост цен, а какие на их снижение;

4) может служить удобным и доступным инструментом для оценки объективности уровня цен как хозяйствующими субъекта ми, так и органами, контролирующими процессы ценообразования;

5) при проверке объективности установления цен товаров не требует калькуляций их себестоимости, которую предприятия считают коммерческой тайной и всячески скрывают.

Цены, определяемые по модели "цены производительности труда", являются конкурентными, но имеют свои особенности.

Конкурентная цена на рынках домонополистического капитализма (или на рынках чистой конкуренции) – это фактическая рыночная цена, которая есть результат реального соперничества между реаль ными субъектами рынка. Она определяется постфактум, по резуль татам продаж товаров – это рыночная конкурентная цена.

Конкурентная цена в монополизированной экономике – это нормативная цена, которая определяется по модели "цены произво дительности труда" и служит в качестве инструмента для контроля за объективностью уровня цен, которые будут складываться на рынке. Иначе говоря, она возникает не постфактум, не после со вершения рыночных операций, а "работает" на опережение, на предвидение результата – это нормативно – конкурентная цена.

Сравнивая нормативно – конкурентную цену с реальной рыночной ценой, хозяйствующий субъект или регулирующий цены орган ре шают – соблюдаются или нет условия добросовестной, честной конкуренции в монополизированной экономике.

Для органа, регулирующего цены, все элементы модели "цены производительности труда" в окончательном варианте должны быть выражены в форме нормативов (Н), а формула нормативно – конку рентной цены (ЦНК) принимает вид:

ЦНКО = (НПРТСЭ / НПРТТ) х (НМЗ / НОТ) = НУПРТ х НОРОТ, (13) где ЦНКО – цена нормативно-конкурентная отраслевая.

У хозяйствующих субъектов (предприятий), которые использу ют модель "цены производительности труда", при расчте факти ческих цен для реализации производимых товаров (услуг), сохраня ется базовый норматив социально-экономической производитель ности труда и используются фактические индивидуальные показа тели технологической производительности труда, материальных за трат и оплаты труда каждого предприятия, а формула цены для них принимает вид:

ЦНКИ = (НПРТСЭ / ПРТТИ) х (ИМЗ / ИОТ), (14) где ЦНКИ – цена нормативно – конкурентная индивидуальная;

ПРТТИ – производительность труда технологическая индивидуаль ная;

ИМЗ – индивидуальные материальные затраты;

ИОТ – индивидуальная оплата труда.

Следует иметь в виду, что в структуре фактических затрат и цен вс большую долю стали занимать трансакционные издержки, учесть которые намного сложнее чем производственные (транс формационные). Под трансакционными издержками, как известно, понимают затраты, связанные с заключением сделок и их исполне нием. При этом сделки могут быть добровольные (взаимовыгод ные), заключение и исполнение которых требует нормального уровня трансакционных издержек, и сделки вынужденные (навя занные одной из сторон сделки), заключение и исполнение которых ведт к повышению уровня трансакционных издержек. В нормаль но работающей экономике обычно выделяют пять основных видов трансакционных издержек: (1) издержки поиска информации, (2) измерения, (3) ведения переговоров, (4) спецификации и защиты прав собственности, (5) оппортунистического поведения.

Для модели "цены производительности труда" мы объединили все трансакционные издержки в четыре группы:

1) трансакционные издержки деловые нормальные или закон ные – это затраты, связанные не с производством как таковым, а с сопутствующими расходами на поиск информации о ценах товаров и ресурсов, о возможных контрагентах хозяйственной деятельно сти, а также затраты по заключению добровольных (взаимовыгод ных) договоров и контролю за их исполнением, государственной защите прав собственности и т.п.;

2) трансакционные издержки бюрократические нормальные или законные – это нормируемые расходы предприятия, связанные с прохождением необходимых (установленных законом) бюрокра тических процедур при регистрации фирмы, получении лицензий, сертификатов, разрешений, согласований проектной и иной доку ментации, представления разных видов отчтности, потери от раз личных проверок, установленных законом и т.п.;

3) трансакционные издержки бюрократические коррупционные, которые возникают, во-первых, когда должностное лицо принимает противоправное решение, затягивающее положительное решение вопроса в сравнении с нормативными сроками прохождения доку ментов, вынуждая таким образом предпринимателей давать взятки;

и, во-вторых, когда должностное лицо принимает противоправное решение, из которого извлекает выгоду "просящая сторона" (на пример, фирма, получающая государственный заказ или льготный кредит вопреки установленной бюрократической процедуре), а са мо должностное лицо получает от этой стороны незаконное возна граждение (откат);

4) трансакционные издержки по защите от рэкета, представ ляющие собой расходы фирм, превышающие все необходимые за траты по защите прав собственности со стороны государства или при соблюдении правил, установленных законодателем. Это расхо ды по содержанию дополнительной охраны предприятий, телохра нителей для ВИП-персон, специалистов по защите компьютерной информации и т.п. [60, c.30-32].

Наибольшие сложности представляют собой трансакционные издержки, связанные с дополнительными обременительными обяза тельствами в межгосударственных торговых отношениях. Приме ром таких обременительных обязательств для России может слу жить принятие на себя (под давлением иностранных партнров) принципа равной доходности цен внутреннего и внешнего рынков на энергоносители. Принятие этого принципа уже привело к тому, что внутренние цены на газ в России – одни из самых высоких сре ди стран, являющихся экспортрами газа. Как пишет обозреватель газеты "Экономика и жизнь" Д.Титов, "Газпром" постепенно реали зует принцип равной доходности поставок на внешний и внутрен ний рынок, в соответствии с которым внутренние цены на газ в России привязываются к цене для европейских потребителей (за вычетом, естественно, экспортной пошлины и стоимости транзита).

А так как цена на газ, в свою очередь, зависит от мировых цен на нефть, то это нест серьзную угрозу отечественной промышленно сти, потому что она попадает в прямую зависимость от мировой цены на нефть" [64].

Результаты мониторинга ИЭПП (институт экономики переход ного периода) по вопросу, – какие факторы снижают конкуренто способность продукции российских предприятий, – показали, что в 2007 г. на первом месте (57% из числа опрошенных) был фактор "устаревшего оборудования", на втором месте (46 % из числа оп рошенных) – фактор высоких цен на энергоресурсы, а на третьем месте (32% из числа опрошенных) – фактор высоких транспортных издержек, в структуре которых большой удельный вес занимают энергоресурсы [65, c. 228-229].

Получается парадоксальная ситуация. Тот ресурс, который име ется у России практически в неограниченном количестве, оказыва ется самым дорогим, что делает е товары неконкурентоспособны ми. Но у каждой страны в определнные периоды времени возни кают свои конкурентные преимущества. Конкурентным преимуще ством Китая пока остатся дешвая рабочая сила, однако никто из иностранных партнров не требует от него повысить цену рабочей силы и Китай, пользуясь этим, на дефляционном уровне экспорти рует промышленную продукцию во все страны мира. Почему Рос сия при обилии энергоресурсов должна продавать их по ценам, удобным е конкурентам, и почему она не отстаивает и не исполь зует сво конкурентное преимущество так, как это делает Китай, остатся загадкой. Пока же уступки внешним торговым партнрам обходятся отечественным производителям дополнительными тран сакционными издержками.

Как бы государственные органы, ответственные за регулирова ние и контроль процессов формирования цен, не пытались отсечь трансакционные издержки коррупции и защиты от рэкета из струк туры цены или делать вид, что таких затрат вовсе не существует, производители так или иначе (любыми способами) возмещают их через завышение затратных цен (по модели “затраты – плюс”), раз гоняя таким образом инфляцию и постоянно подпитывая корруп цию.

При затратной модели ценообразования установить наличие трансакционных издержек коррупции и защиты от рэкета в струк туре цены невозможно, так как производители маскируют их, во первых, включая в другие статьи затрат, прежде всего в статью "прочие затраты", доля которой, например, в нефтедобыче выросла с 3,3% в 1991 г. до 55,6% в 2004 г., а в добыче газа – доросла до 65,3%;

и во-вторых, покрывая эти расходы за счт сверхприбыли, получаемой от завышения цен.

При использовании модели "цены производительности труда" регулирующий (контролирующий) ценообразование орган имеет цену нормативно-конкурентную и фактическую. Если степень рас хождения этих цен не очень значительна, то искать здесь коррупци онные затраты нет смысла;

если же расхождения запредельные, то есть основание узнать у предприятия причину таких расхождений.

В монополизированной экономике модель "цены производи тельности труда" и нормативно-конкурентная цена должны выпол нять те же функции, что и модель "затраты – плюс" и рыночная конкурентная цена в свободной конкурентной экономике, т.е. "рабо тать" на достижение равновесия спроса и предложения, на повы шение экономической эффективности производства, на развитие технического прогресса и тормозить возникающие инфляционные (дефляционные) процессы. При этом государство по сути должно выполнять функции конкурента, которому противостоят все другие субъекты рынка.

Если инструментом конкурентной миссии государства стано вится нормативно-конкурентная цена, то проводником такой поли тики должен стать специальный комитет по ценам, наделнный ши рокими полномочиями. Обладая достаточной экономической ин формацией, этот комитет должен рассчитывать уровень норматив но-конкурентных цен по определнному набору услуг, товаров, ре сурсов. Если фактические цены товаров на рынке будут отклонять ся от нормативно-конкурентных незначительно, то предприятия бу дут спокойно работать, находясь, следовательно, в рамках добро совестной конкуренции. Значительное отклонение фактических цен рынка от нормативно-конкурентных, предел которого может быть закреплн законодательно, будет служить основанием для проверки их объективности, то есть соответствия условиям добросовестной конкуренции.

Нормативно-конкурентная цена, в основе которой лежит произ водительность труда, действует в монополизированной экономике как закон всемирного тяготения (закон тяготения Ньютона) в при роде. Закон тяготения Ньютона гласит, что две любые материальные частицы с массами mA и mB притягиваются по направлению друг к другу с силой, прямо пропорциональной произведению масс и об ратно пропорциональной квадрату расстояния между ними [59, c.166]. Из этого закона следует, что любое тело, поднятое над по верхностью земли (пусть это будет даже международная космиче ская станция), если на него не будут действовать другие силы, кро ме сил тяготения, то это тело обязательно упадт на землю, так как масса такого тела многократно меньше массы земли. Аналогично, из модели "цены производительности труда" следует, что как бы высоко ни поднимались (опускались) цены товаров под влиянием спроса и предложения в короткие периоды времени, но если на них не будут действовать другие силы, кроме сил конкуренции, то цены рано или поздно (насильственно через кризисы или через механиз мы государственного регулирования) восстановятся на уровне, со ответствующем уровню производительности труда.

6.3.3. Как "работает" модель "цены производительности труда"?

Нормативно-конкурентные цены, которые формируются на ба зе модели "цены производительности труда", принципиально отли чаются от затратных цен тем, что они имеют объективный предел своей величины, выше которого они "не вправе подниматься". По этому, нормативно-конкурентную цену можно назвать противозат ратной;

но противозатратной не в том смысле, что на производство не осуществляется никаких затрат (такого просто быть не может), а в том – что цена не может быть выше затрат, обусловленных обще ственно нормальными (общественно необходимыми) условиями производства и сбыта продукции.

Предел нормативно-конкурентной цены определяется общест венными нормативами: социально-экономической производитель ности труда, технологической производительности труда и относи тельной ресурсной обеспеченности труда по формуле 13. Предель ная нормативно-конкурентная цена – это цена, которая соответству ет общественному уровню социально-экономической и технологи ческой производительности труда при сложившихся общественно нормальных технико-технологических и организационных услови ях производства, фиксируемых нормативом относительной ресурс ной обеспеченности труда. В зависимости от качества работы пред приятий, индивидуальные показатели технологической выработки и ресурсной обеспеченности производства будут отклоняться от ус тановленных нормативов, но норматив социально-экономической производительности труда остатся неизменным на установленный период времени (год, квартал) и изменяется только регулятором цен и ценообразования (см. формулу 14). Как бы ни были велики или малы отклонения индивидуальных показателей технологической производительности и ресурсной обеспеченности труда на каждом предприятии в сравнении с установленными нормативами, а соот ветственно как бы не отличалась индивидуальная цена отдельного предприятия от нормативно-конкурентной, товары должны прода ваться по ценам близким к уровню нормативно-конкурентной цены.

Если на каком-то предприятии индивидуальная цена равна нормативно-конкурентной, то, следовательно, здесь затраты на про изводство, получаемая прибыль предпринимателя и зарплата нам ных работников соответствуют общественно нормальным услови ям. У предприятий, добившихся превышения технологической про изводительности над общественным нормативом или снизивших относительную ресурсную обеспеченность труда, индивидуальная цена окажется ниже нормативно-конкурентной. Но продавать това ры такие предприятия будут по нормативно-конкурентным ценам и получать дополнительную прибыль и дополнительную заработную плату. Напротив, у тех предприятий, у которых технологическая производительность будет ниже общественного норматива или от носительная ресурсная обеспеченность труда выше нормативной, индивидуальная цена окажется выше нормативно-конкурентной, но продавая товары по уровню нормативно-конкурентных цен (таковы установленные правила), у них образуются убытки и может сни зиться заработная плата.

Если уровень индивидуальных цен большинства предприятий какой-либо отрасли будет в течении установленного периода вре мени стабильно ниже нормативно-конкурентной цены, то это будет свидетельством того, что взаимные колебания технологической производительности и ресурсной обеспеченности труда позволяют снизить реальные рыночные цены и установить новый уровень нормативов для формирования более низкого уровня нормативно конкурентной цены. Если же большинство предприятий какой-то отрасли в течении установленного периода времени допустит пре вышение индивидуальных цен над нормативно-конкурентными, то это будет свидетельством того, что взаимные колебания технологи ческой производительности и ресурсной обеспеченности труда за ставляют (вынуждают) повысить реальные рыночные цены и уста новить новый уровень нормативов для формирования более высо кого уровня нормативно-конкурентной цены. В любом случае и предприятия, и регулирующий цены орган, и общество будут отчт ливо понимать, что является причиной той или другой тенденции в движении цен по каждой товарной группе.

Таким образом, достижение определнной тенденции в движе нии цен товаров, определяемых по модели "цены производительно сти труда" включает в качестве активного фактора творческую дея тельность и намных работников, и предпринимателей, движущими стимулами которых становится материальный интерес (дополни тельная зарплата и дополнительная прибыль).

Используя модель "цены производительности труда", органы, контролирующие процессы ценообразования, могут решать разного рода проблемы:

1) помогать разрабатывать и осуществлять меры по оздоровле нию производства тех предприятий, у которых индивидуальная це на превышает нормативно-конкурентную отраслевую за счт пре вышения нормативных затрат или низкого уровня технологической производительности труда, вызываемых или низким качеством приобретаемых факторов производства, или их неэффективным ис пользованием;

2) помогать разрабатывать и осуществлять меры по преодоле нию коррупции и защите от рэкета для тех предприятий, у которых индивидуальная цена превышает нормативно-конкурентную отрас левую при соблюдении нормативов формирования производствен ных и законных трансакционных издержек;

3) применять штрафные санкции относительно групп предпри ятий, не испытывающих давления коррупции и рэкета, но завы шающих (или занижающих) цены при соблюдении нормативных значений затрат и результатов.

В экономической практике стран с развитыми рыночными от ношениями регулирование цен осуществляется разными способа ми. В США, например, используются “контрольные цены” в аг рарном секторе экономики. Конгресс определяет "справедливый" уровень контрольных цен на молоко, масло, сыр и если рыночные цены опускаются ниже этого уровня, то продукты скупает государ ство и использует их для оказания помощи бедным. В странах ЕС публикуют “минимальные базисные цены” на продукцию чрной металлургии с указанием, что фактические рыночные цены могут отклоняться от них не более чем на 5%. Система регулирования цен использовалась в ФРГ в период рыночных реформ 1948-1952 гг.

Для борьбы с инфляцией и для стабилизации цен Хозяйственное управление Германии периодически публиковало “каталог умест ных цен”, который разрабатывался совместно с торгово промышленными кругами и профсоюзами, и определял какие цены (при правильной калькуляции) должны считаться уместными для конкретных товаров;

кроме того в ФРГ действовал "Закон против произвольного завышения цен".

Нам кажется, нет, мы уверены, что если в современной России начать публиковать каталоги уместных цен, контрольных или спра ведливых цен, то во всм западном мире поднимется невообразимо истеричный информационный шум и гам по поводу того, что в Рос сии восстанавливается административно-командная система хозяй ствования и с ней (Россией) нельзя иметь никаких дел. Ведь давно известно: то, что можно Западу, то непозволительно России. К сча стью, модель "цены производительности труда" предполагает пуб ликовать не каталоги каких-либо цен и не "потолки" цен, а, во первых, публиковать нормативы, используя которые производители на основе модели "цены производительности труда" сами опреде ляли бы фактический уровень цен производимых товаров;

а во вторых, публиковать допустимые пределы расхождения фактиче ских и нормативно-конкурентных цен.

И наконец, модель "цены производительности труда" поможет избавить всех страдающих от знаменито скандального Закона о гос закупках – ФЗ-94. Ведь в соответствии с этим законом при проведе нии тендеров или аукционов, например, на ремонт и обслуживание жилищно-коммунальных или дорожных объектов выигрывает фир ма, предлагающая самую низкую цену. Вс это хорошо смотрится до той поры, пока мы не попадаем в малые города и поселения, где можно найти только одну фирму, которая может выполнить бюд жетный заказ. Но по закону ФЗ-94 при наличии только одного под рядчика торги проводить нельзя. А вот используя модель "цены производительности труда", провести торги можно при наличии даже одной фирмы, потому что у ведущего торги есть нормативно конкурентная цена заказчика, в обосновании которой содержатся все условия, которые должен выполнить потенциальный подрядчик.

Поэтому контракт может быть заключн при согласии подрядчика на условия нормативно-конкурентной цены.

6.4. Верификация модели ценообразования – "цены производительности труда" и нормативно-конкурентной цены Начав разработку модели нормативно-конкурентной цены в се редине 80-х годов прошлого столетия, мы постоянно стремились проверять истинность и достоверность результатов расчтов и ана лиза, получаемых с помощью этого инструментария как в центра лизованной экономике СССР, так и в переходной к рынку экономи ке России. Особо следует отметить, что при этом использовались исключительно данные, опубликованные в статистических ежегод никах "Народное хозяйство СССР" или "Российский статистиче ский ежегодник". Мы делали это сознательно для того, чтобы заин тересованные оппоненты могли проверить полученные нами ре зультаты, в том числе по публикациям прошлых лет [60, 61, 62, 63].

6.4.1. Упущенные возможности использования модели "цены производительности труда" в плановой экономике командного типа Основная цель анализа динамики цен, которые формируются по разным моделям или правилам, – показать степень близости (схож дения-расхождения) нормативно-конкурентных цен с ценами пла новыми фактическими, установить таким образом их связь с произ водительностью труда и понять какие модели ценообразования бо лее активно влияют на рост производительности (а точнее, как мы уже знаем, на процессы развития и использования новых техноло гий, форм организации и стимулирования труда и т.п.).

Первой проверкой истинности нормативно-конкурентной цены и е модели "цены производительности труда" для определения степени объективности плановых цен в командной экономике стало е использование для оценки ценовой ситуации в производстве важнейших сельскохозяйственных продуктов в СССР: мяса свини ны и говядины, молока и картофеля. Выбор только этих четырх продуктов был продиктован ограниченностью статистических дан ных по условиям и результатам выпуска других продуктов, хотя и по выбранным продуктам опубликованные статистические данные нельзя признать высококачественными. Заметим, что советская (кстати, как и современная российская) публичная экономическая статистика отличается своей хаотичностью и непоследовательно стью, господством относительных и минимумом абсолютных пока зателей, в первую очередь таких как уровень производительности труда и цен товаров (услуг). В советской статистике вообще нет информации о ценах производителей продуктов. На продукты сель ского хозяйства государство устанавливало закупочные цены и само же закупало у колхозов и совхозов продукты по этим ценам;

наблю дался абсолютный ценовой монополизм государства. Незначитель ная часть продукции, которая оставалась в хозяйствах после госу дарственных закупок, закупалась потребительской кооперацией и продавалась по розничным ценам, которые были несколько выше государственных розничных цен. Поэтому в итоге (в конце целевого анализа) нам придтся сравнивать расчтные нормативно конкурентные цены у производителя с государственными закупоч ными ценами или розничными ценами в государственной и коопе ративной торговле.

Техника такого анализа включает:

1) расчт производительности труда социально экономической (ПРТСЭ) в форме выработки конечной продукции, которая выражает общественную полезность конечного продукта, произведнного, скажем, за один человеко-час труда;

2) выбор для исследуемых продуктов норматива социально экономической производительности труда, уровень которого дол жен быть достигнут в данной отрасли производства. Для продуктов сельского хозяйства, производимых в СССР, в качестве целевого норматива социально-экономической производительности труда выбран уровень национальной экономики в целом;

3) расчт производительности труда технологической (ПРТТ) в форме выработки конкретного продукта на одного работ ника в единицу рабочего времени;

4) расчт относительной ресурсной обеспеченности труда (ОРОТ) в форме стоимостного строения затрат на производство ка ждого вида продукта;

5) расчт удельной производительности труда, выражающей общественную полезность единицы конкретного продукта, в виде отношения социально-экономической и технологической произво дительности труда;

6) расчт нормативно-конкурентной цены по формуле или 13.

Определение уровня ПРТСЭ производится по методике, обес печивающей сравнимость и сопоставимость данных в плановой и рыночной экономиках. За норматив ПРТСЭ для сельского хозяйст ва, как уже отмечалось, взят уровень выработки конечной продук ции по национальной экономике в целом, но с учтом занятых во всех сферах и отраслях народного хозяйства, а не только занятых рабочих в материальном производстве как было принято в стати стике СССР. Выбранные годы (1980, 1985 и 1989) позволяют обес печивать удовлетворительную сравнимость и достоверность ис пользуемых показателей (см. табл. 6.4).

Таблица 6. Расчт норматива производительности труда для производства сельскохозяйственных продуктов в СССР ** Показатели 1980г. 1985г. 1989г.

1. Валовой общественный продукт 1078,5 1383,6 1568, (в фактически действовавших ценах), млрд. руб.

2. Произведенный национальный доход 462,2 578,5 656, (в фактически действовавших ценах), млрд. руб.

3. Материальные затраты на производство, 616,3 805,1 911, млрд. руб.

0,7500 0,7185 0, 4. Эффект сохранения стоимости, коэффициент 808,9 994,1 1129, 5. Стоимость конечной продукции, млрд. руб.

6. Среднегодовая численность рабочих, служа- 125,6 130,3 127, щих и колхозников, миллионов человек 7. Выработка конечной продукции (НПРТСЭ), 3,22 3,81 4, руб. за один чел.-час ** Источник: Народное хозяйство СССР в 1989 г.: Статистический ежегодник / Госкомстат СССР – М.: Финансы и статистика, 1990, с. 6, 48.

Примечание: годовой фонд рабочего времени для каждого года принят в 2000 часов.

Для определения уровня технологической производительности труда можно использовать данные о прямых затратах труда на про изводство единицы продукта, которые имеются в статистике. Так как в основе нашей методики лежит исчисление производительно сти труда в расчте на всех занятых, то прямые затраты труда были увеличены пропорционально доле работников, выполняющих функции управления, учета, обслуживания, охраны и т.п. Доля та ких работников в сельскохозяйственном производстве СССР в 1980, 1985 и 1989 годах находилась на уровне соответственно 17, 18, 19% и соответственно этому была увеличена прямая трудомкость про изводимых продуктов (см. табл. 6.5).

Таблица 6. Расчт технологической производительности труда (ПРТТ) в форме выработки конкретного продукта в сельском хозяйстве СССР (затраты труда – час;

ПРТТ – кг/чел. час) ** 1980 г. 1985 г. 1989 г.

Виды продуктов Затраты Затраты Затраты ПРТТ ПРТТ ПРТТ труда труда труда 1. Картофель 0,035 28,6 0,031 32,3 0,026 38, 2. Мясо крупного 0,57 1,75 0,57 1,75 0,44 2, рогатого скота 3. Мясо свиней 0,35 2,86 0,31 3,23 0,24 4, 4. Молоко 0,15 6,67 0,11 9,10 0,07 14, ** Источники: Народное хозяйство СССР в 1985 г., с.527;

Народное хо зяйство СССР в 1989 г., с.321.

Для расчта ресурсной обеспеченности труда были взяты имеющиеся данные по колхозам о себестоимости производства единицы продуктов, а затем по косвенным данным в структуре се бестоимости продуктов был определн удельный вес оплаты труда с социальными начислениями и другими выплатами. По удельным весам были рассчитаны материальные затраты и оплата труда на единицу продукта, а их отношение определило относительную ре сурсную обеспеченность труда в виде стоимостного строения за трат (см. табл. 6.6).

Таблица 6. Расчт относительной ресурсной обеспеченности труда (ОРОТ) по структуре себестоимости производства отдельных сельхозпродуктов ** (оплата труда(ОТ) и материальные затраты(МЗ) – руб./кг;

ОРОТ – коэффициент ) 1980г. 1985г. 1989г.

Виды продуктов ОТ МЗ ОРОТ ОТ МЗ ОРОТ ОТ МЗ ОРОТ 1. Картофель 0,030 0,066 2,000 0,041 0,097 2,366 0,042 0,101 2, 2. Мясо крупного 0,54 1,30 2,407 0,71 1,82 2,563 0,73 1,94 2, рогатого скота 3. Привес свиней 0,45 1,26 2,800 0,61 1,70 2,787 0,57 1,67 2, 4. Молоко 0,102 0,148 1,451 0,135 0,205 1,519 0,129 0,201 1, ** Источники: Народное хозяйство СССР в 1985 г., с.281;

Народное хозяйство СССР в 1989 г., с.503,511.

Теперь, используя формулу 12, определим удельную произво дительность труда для каждого вида продукта и, зная относитель ную ресурсную обеспеченность труда, рассчитаем нормативно конкурентные цены производителя (см. табл. 6.7).

Таблица 6. Удельная производительность труда (ПРТУ), относительная ресурсная обеспеченность труда (ОРОТ) и нормативно-конкурентные цены производителя (ЦПНК) (ПРТУ и ЦПНК – руб./кг;

ОРОТ – коэффициент) 1980 г. 1985г. 1989г.

Виды продуктов ПРТУ ОРОТ ЦПНК ПРТУ ОРОТ ЦПНК ПРТУ ОРОТ ЦПНК 0,113 2,000 0,23 0,118 2,366 0,28 0,116 2,405 0, 1. Картофель 2. Мясо крупного 1,84 2,407 4,43 2,18 2,563 5,59 1,96 2,658 5, рогатого скота 1,13 2,800 3,16 1,18 2,787 3,29 1,07 2,930 3, 3. Мясо свиней 0,48 1,451 0,70 0,42 1,519 0,64 0,31 1,558 0, 4. Молоко Наконец, для удобства анализа сведм в таблицу данные о себе стоимости производства продуктов, ценах производителя норма тивно-конкурентных и ценах фактических закупочных (при отсут ствии данных об уровне закупочных цен брались средние цены по купок продуктов населением в государственной и кооперативной торговле) – см. табл. 6.8.

Таблица 6. Себестоимость производства продуктов (ССПП), цены производителя нормативно-конкурентные (ЦПНК), средние розничные цены государственной и кооперативной торговли (СРЦ) и фактические закупочные цены (ЦФЗ) на продукцию сельского хозяйства (руб./кг) ** 1980 1985 Виды продуктов ССПП ЦПНК СРЦ ССПП ЦПНК ЦФЗ ССПП ЦПНК ЦФЗ 1. Картофель 0,096 0,23 0,15 0,138 0,28 0,18 0,143 0,28 0, 2. Мясо крупно го рогатого 1,84 4,43 2,17 2,53 5,59 2,53 2,67 5,21 3, скота 3. Мясо свиней 1,71 3,16 2,32 2,31 3,29 2,17 2,24 3,14 2, 4. Молоко 0,25 0,70 0,25 0,34 0,64 0,42 0,33 0,48 0, ** Источники: Народное хозяйство СССР в 1989 г., с. 133, 427, 503.

Примечание: в 1985 г. показаны ЦФЗ за 1986 год.

Из данных таблицы 6.8 видно, что государственные закупочные цены на продукты сельского хозяйства (равно как и цены в госу дарственной и кооперативной торговле) явно недооценивали объек тивную общественную полезность продуктов питания по отноше нию к уровню производительности труда в национальной экономи ке, что особенно заметно в производстве картофеля и мяса крупного рогатого скота и свиней (фактические закупочные цены на карто фель и мясо крупного рогатого скота и свиней были стабильно ниже нормативно-конкурентных цен). Несколько иная ситуация сложи лась в производстве молока: здесь в 1985 г. фактическая закупочная цена значительно приблизилась к нормативно-конкурентной цене производителя, а в 1989 г. даже превысила е (ЦФЗ – 55 копеек за литр в 1989 г.;

ЦПНК – 48 копеек за литр). Следствием этого стало снижение прироста государственных закупок картофеля и мяса и увеличение прироста закупок молока (в 1986-1989 гг. по сравнению с 1981-1985 гг. среднегодовой прирост государственных закупок картофеля снизился на 398 тысяч тонн, а мяса всех категорий в пе ресчте на убойную массу – на 3178 тысяч тонн;

в эти же годы среднегодовой прирост государственных закупок молока составил 13053 тысячи тонн) [Народное хозяйство СССР в 1989 г., с. 447, 470, 471].

Затратное ценообразование стало одной из причин снижения эффективности командной экономики и возникновения дефицита практически всех потребительских товаров, что привело сначала к ослаблению государственного контроля за ростом цен (с апреля 1991 г. допускался рост цен на группу продовольственных товаров в 2 – 3,5 раза), а затем и к полному отказу от государственного кон троля цен (с началом рыночных реформ государство устанавливало предельные темпы роста цен на самые важные для жизни населе ния товары и услуги, но скоро было вынуждено отказаться от такой практики).

6.4.2. Модель "цены производительности труда" в реформируемой российской экономике Все наши расчты по материалам советской статистики, безус ловно, достаточно приблизительны и предназначались, главным об разом, для того, чтобы продемонстрировать "работоспособность" модели "цены производительности труда". Для современной рос сийской экономики, идущей в направлении создания рыночной кон курентной экономики, но остающейся глубоко монополизирован ной, гораздо важнее понять другое: можно ли, используя модель "цены производительности труда", различать цены конкурентные и монопольные, и насколько ценовой механизм может влиять на эф фективность производственно-коммерческой деятельности?

Для подтверждения действенности модели "цены производи тельности труда" в формирующихся рыночных условиях россий ской экономики и ответа на поставленные вопросы был предпринят анализ работы отраслей топливно-энергетического комплекса, ко торые поставляют на рынок уголь, нефть, газ и электроэнергию.

Выбор продуктов этих отраслей был предопределн двумя обстоя тельствами:

1) экономической особенностью этих продуктов, суть кото рой состоит в том, что они стоят в начале формирования всех по следующих ценовых цепочек, а потому именно здесь важна объек тивность ценообразования;

2) особенностью российской публичной экономической ста тистики;

если в советской статистике отсутствовала информация о ценах производителей товаров, то в российской статистике отсутст вует информация о производительности труда, а рассчитать е са мостоятельно можно только по однопродуктовым отраслям, к кото рым и относятся добыча угля, нефти, газа и производство электро энергии.

В соответствии с нашим подходом вначале была проанализиро вана динамика фактических цен на указанные виды продуктов, ко торые формируются по принципу "затраты – плюс", и динамика их структурных элементов в увязке с динамикой технологической про изводительности труда за период 1991-2004 гг., то есть за период, когда Росстат публиковал экономические данные в отраслевом раз резе. Все необходимые для анализа данные собраны в приложениях 3-6, а динамика цен и их структурных элементов показана в табл.

6.9.

Таблица 6. Динамика технологической производительности труда, фактических цен производителей и их структурных элементов в отраслях топливно энергетического комплекса России в 1992-2004 гг. (индекс 1991 г. = 1) Показатели Добыча Добыча Добыча Выработка нефти газа угля электроэнергии 1. Производительность труда 0,516 0,368 1,788 0, технологическая 2. Рост цен, в разах, 44,6 18,5 15,6 24, в том числе:

а) материальных затрат 27,1 12,0 22,1 28, б) зарплаты с начислениями 202,9 38,5 12,4 21, социального страхования в) прибыли 165,0 12,3 10,0 15, Анализ динамики цен и их структурных элементов во взаимо связи с динамикой технологической производительности труда рас крывает особенности формирования цен в каждой отрасли и проти воречия затратного ценооразования в целом.

Добыча нефти – это высокомонополизированная отрасль с пре обладанием частного капитала. При росте цен в 44,6 раза заработ ная плата с начислениями социального страхования выросла прак тически в 203 раза (а здесь очень много менеджеров высшего зве на), прибыль увеличилась в 165 раз, а материальные затраты при росли всего в 27 раз, т.е. они росли медленнее цен в 1,8 раза, мед леннее зарплаты в 7,5 раз и медленнее прибыли в 6 раз. Каков итог?

Для своевременного технологического обновления производства средств выделялось недостаточно, технологическая производитель ность труда снизилась в 2 раза и потянула за собой рост цен. Кроме того, усилились тенденции неравномерности распределения дохо дов в отрасли и в обществе.

Аналогичная картина сложилась в добыче газа, где основным монополистом является государство, которое сдерживало рост цен и они увеличились только в 18,5 раза. При этом заработная плата с начислениями социального страхования приросла в 38,5 раз (и то же, вероятно, не в последнюю очередь за счт оплаты менеджеров высшего звена), прибыль увеличилась в 12,3 раза при росте матери альных затрат в 12 раз. Итогом в этой отрасли стало снижение тех нологической производительности труда почти в 3 раза и сейчас рост цен на газ происходит быстрее, чем в других базовых отрас лях, и тянет за собой общий рост цен в экономике.

Несколько иначе сложилась ситуация в производстве электро энергии, где степень монополизации значительно ниже, чем в до быче нефти и газа. В этой отрасли рост заработной платы и прибы ли отставал от роста цен, а рост материальных затрат, напротив, опережал рост и цен, и зарплаты, и прибыли. Можно предположить, что здесь сформировались некоторые предпосылки для обновления техники и технологий, хотя технологическая производительность труда в 2004 г. оставалась ниже уровня 1991 г. в 1,7 раза.

Принципиально иная ситуация сложилась в угледобывающей отрасли, которая наименее монополизирована и не "избалована" особым вниманием государства;

можно предположить, что она представляет собой некоторый островок свободной конкуренции и итоги е работы подтверждают такое предположение.

Цена производителя на уголь выросла в 15,6 раза, т.е. меньше, чем в какой-либо другой отрасли топливно-энергетического ком плекса. Зарплата выросла в 12,4 раза, прибыль – в 10 раз, но при этом материальные затраты выросли в 22 раза. Это явно было свя зано с техническим обновлением производства и результат, как го ворится, налицо – технологическая производительность труда пре высила уровень 1991 г. почти на 80% и затормозила рост цен на уголь.

Отметив особенности ценообразования в каждой отрасли, об ратим теперь внимание на одно противоречие теории и практики затратного ценообразования в целом. Из теории затратного ценооб разования известно, что по мере роста производительности, под ко торой всегда понимали технологическую производительность тру да, цены товаров должны снижаться и наоборот. Из таблицы 6. видно, что такая производительность труда выросла только в угле добывающей отрасли, но цены на уголь не снизились, а выросли (производительность труда выросла в 1,8 раза, а цены подросли в 15,6 раза). В трх других отраслях производительность труда сни зилась, а цены, как и следует из затратной теории ценообразования выросли, но снижение производительности труда в рамках трх от раслей находится в пределах 1,9 – 2,7 раза, а рост цен – в пределах 18,5 – 45 раз.

Несоответствие между темпами снижения технологической производительности труда и темпами роста цен в нефтедобываю щей, газодобывающей и электроэнергетической отраслях (а тем бо лее одновременный рост технологической производительности тру да и цен в угледобывающей отрасли) свидетельствует о том, что между динамикой технологической производительности труда и цен существует не функциональная, а корреляционная зависимость (связь). Но затратная теория цен не улавливает эту связь, а рост цен на товары объясняет ростом цен на ресурсы (порочный круг теории затратного ценообразования, из которого она не может вырваться) и одновременно не может объяснить суть своего основного постулата об обратной зависимости между динамикой производительности труда и цен. Рост производительности труда – факт исторически явный и неопровержимый, но неопровержимым фактом кажется и то, что цены не снижаются, а тоже растут. Таким образом и возни кает противоречие теории и практики: с ростом производительно сти труда цены снижаются утверждает теория (обратная зависи мость между указанными процессами), но на практике кажется, что с ростом производительности труда цены не снижаются, а растут (прямая зависимость между этими же процессами). Разрешить дан ное противоречие позволяет теория и модель "цены производитель ности труда".

Чтобы не затемнять сути вопроса о разрешении противоречия затратного ценообразования и вопроса, поставленного в начале па раграфа, относительно того "можно ли с помощью модели "цены производительности труда" различать цены конкурентные и моно польные?", из четырх отраслей, итоги работы которых были пред метом предшествующего анализа, для дальнейшего исследования выбраны две отрасли – угледобывающая (как отрасль относительно конкурентная с растущей производительностью труда) и нефтедо бывающая (как отрасль высокомонополизированная с падающей производительностью труда).


Так как алгоритм или техника расчта нормативно конкурентных цен известны из предыдущего параграфа (определя ем НПРТСЭ, рассчитываем ПРТТ, ПРТУ, ОРОТ и ЦНК), а в прило жениях 2, 3 и 4 собраны все необходимые для расчта нормативно конкурентных цен показатели, то это позволяет свести в компакт ную таблицу данные о динамике цен, необходимые для дальнейше го анализа (см. табл. 6.10). Но предварительно следует сделать по яснения, касающиеся обоснования и выбора отраслевых нормати вов экономической производительности труда для модели "цены производительности труда".

Во-первых, в приложениях 2, 3 и 4 производительность труда технологическая (ПРТТ) показана в расчте на работников промыш ленно-производственного персонала (ППП) в отрасли, а производи тельность труда социально-экономическая (ПРТСЭ) – в расчте не на ППП, а на всех занятых в промышленности. Такое несоответствие стало следствием того, что в статсборниках, из которых бралась ин формация для расчтов и анализа, не приводятся сведения о числен ности ППП по промышленности в целом, а использовать расчтные данные о численности этой категории работников, имеющиеся в других источниках, было бы некорректно. Однако отмеченное несо ответствие не может служить препятствием для использования мо дели "цены производительности труда" и нормативно-конкурентной цены, как контрольного инструмента за монопольными нарушения ми ценообразования, потому что в качестве НПРТСЭ, в зависимости от поставленных целей и задач, могут быть приняты производствен ные условия и результаты мировых лидеров, отечественных лидеров или общественно нормальные, то есть наиболее распространнные условия и результаты производства.

Во-вторых, норматив социально-экономической производитель ности труда (НПРТСЭ) задт тренд (целевой ориентир) для развития отрасли или предприятия. Так как в угледобывающей отрасли про изводительность труда по показателю валовой добавленной стоимо сти за период 1991-2004 гг. в сравнении с производительностью тру да в целом по промышленности была неустойчивой (из года в год была то выше, то ниже), то в качестве НПРТСЭ для угольной отрас ли целесообразно принять е уровень, соответствующий фактиче ской выработке конечной продукции в промышленности в целом, рассчитанный на всех занятых, который можно определить по дан ным приложения 2. Определение производительности труда на базе всех занятых, а не только ППП, представляется более объективным, так как будет принуждать предприятия сокращать численность не профильных работников, а следовательно, получать более реальные данные об уровне производительности труда.

В-третьих, НПРТСЭ для нефтедобывающей отрасли зависит от качественного соотношения нефти и угля по показателю удельной теплоты сгорания. Превышение удельной теплоты сгорания нефти по сравнению с удельной теплотой сгорания угля (ориентируясь на разные источники) принято нами с коэффициентом 2,1 (удельная теплота сгорания нефти – 46 МДж/кг;

а угля – 22 МДж/кг). Это зна чит, что общественная полезность нефти превышает общественную полезность угля в 2,1 раза, а значит НПРТСЭ для добычи нефти должен быть больше в чем угледобыче в 2,1 раза. Таким образом в модели "цены производительности труда" учитывается различие в качестве однородных продуктов.

Отвлечмся на время от темы нашего изложения, чтобы сделать небольшой комментарий относительно одного официального доку мента, имеющего непосредственное отношение к проблемам на стоящего исследования. С 1 января 2013 года вступают в силу "Правила недискриминационного доступа к приобретению апати тового концентрата", которые вводятся Федеральной Антимоно польной Службой (ФАС). Одна из формул цены в этих правилах имеет вид:

ЦАК(2) = К1 * ЦFOB С.Африка * Круб./$ – ТРАК, где: К1 = 1,320 – коэффициент пересчта цены исходя из разни цы в качестве апатитового концентрата и фоссырья Марокко;

ЦFOB C.Африка – среднее арифметическое цены 1 тонны фоссырья на условиях FOB С.Африка по тринадцати последним публикациям FMB, предшествующим очередному кварталу;

Круб./$ – курс доллара США к рублю, установленный Банком России на соответствующий день поставки в очередном квартале;

ТРАК – фактические транспортные расходы на доставку 1 тонны апатитового концентрата от FCA Апатиты (Титан) до фактического базиса продажи ОАО "Апатит" за три последовательных месяца, предшествующих месяцу, предшествующему очередному кварталу (Например, для определения цены на июль – сентябрь используют ся фактические транспортные расходы, сложившиеся за март-май) [66].

В этой формуле цены товара, предлагаемой ФАС, есть два мо мента, связанные с трактовкой ценообразования по модели "цены производительности труда":

1) коэффициент К1, отражающий уровень качества апатито вого концентрата, не должен влиять целиком на ЦFOB C.Африка, а, как в нашем примере с нефтью, должен учитываться при определении НПРТСЭ;

2) как это характерно для затратного ценообразования фор мула цены, предлагаемая ФАС, ориентируется на прошлые затраты, а значит не стимулирует производителей на рост производительно сти труда и снижение цен. Кстати, эксперты считают, что цена на апатитовый концентрат при расчте цен по правилам ФАС вырастет в 1,5-2 раза.

Возвращаясь к теме нашего исследования, сравним сначала це ны производителя среднегодовые фактические и нормативно конкурентные отраслевые на уголь и нефть (см. табл. 6.10). Факти ческие цены получены путм деления годовой выручки от реализа ции промышленной продукции отрасли на годовой объм добычи угля или нефти, отраслевые нормативно-конкурентные цены рас считаны по формуле 14.

Таблица 6. Динамика цен производителей среднегодовых фактических (ЦСГФ) и нормативно-конкурентных (ЦНК) на уголь и нефть (тыс.руб./т, с 1998 г. – руб./т) * Добыча угля Добыча нефти Предел рас- Предел рас Годы ЦСГФ ЦНК хождения ЦСГФ ЦНК хождения цен,% цен,% 1991 0,032 0,037 13,5 0,070 0,370 80, 1992 1,08 0,81 25,0 3,7 6,8 45, 1993 7,8 8,1 3,5 21,1 57,2 63, 1994 30,3 39,1 22,6 64,7 162,6 60, 1995 91,1 78,5 13,8 237,9 372,9 36, 1996 128,7 117,5 8,7 342,9 503,4 31, 1997 139,7 140,2 0,4 404,9 539,0 24, 1998 134,2 140,6 4,6 399,5 455,9 12, 1999 155,8 199,7 22,0 970,5 830,6 14, 2000 211,3 255,6 17,3 1822,6 926,4 49, 2001 290,7 277,1 4,7 1882,1 1223,1 35, 2002 329,9 319,9 3,0 2004,2 929,9 53, 2003 375,8 406,0 7,4 2248,8 974,7 56, Средн.

145,9 152,5 4,3 800,2 536,9 32, 1991 – 2003гг.

Средн.

220,8 232,1 4,9 1259,4 797,9 36, 1996 – 2003гг.

* Примечание: предел расхождения цен определялся по формуле:

[(Ц большая – Ц меньшая) / Ц большую ] х 100%.

Предваряя выводы из динамики цен по табл. 6.10, сделаем два важных замечания:

1) не будем забывать, что угледобывающая отрасль в основ ном конкурентная, а нефтедобывающая – в основном частно монопольная;

2) стремительный рост цен на нефть на мировых рынках начался только с 2004 г., а следовательно, динамика цен на нефть находилась в большей части под влиянием внутренних факторов, чем международных.

Итак, в конкурентной угольной отрасли фактические цены фор мировались по условиям свободной конкуренции, по крайней мере без особого давления со стороны государства или монополий. Если различия между ценами на уголь фактическими и нормативно конкурентными не очень значительны (предел расхождения цен за лет по максимуму составил 25%, по минимуму 0,4% и в среднем 4,3%), то данный факт является свидетельством того, что нам уда лось обосновать (острожнее говоря, нащупать) модель конкурентно го ценообразования, которая была использована для оценки ценовой ситуации в высокомонополизированной нефтедобывающей отрасли.

В нефтедобывающей отрасли фактические цены росли намного быстрее, чем в угольной, а разрыв между ними и нормативно конкурентными ценами, начиная с 2000 г. превысил двукратную ве личину. В среднем за 13-летний период расхождение цен фактиче ских и нормативно-конкурентными составило 32,9% (при мини мальном – 12,4% и максимальном 80,8%). В какой-то мере рост цен был, конечно, связан с падением технологической производитель ности труда, которое продолжалось до 1998 г. включительно, и ос тановилось на отметке 34% от уровня 1991 г., после чего начался е вялый рост (в 2004 г. уровень технологической производительности труда составлял лишь 51,5% от уровня 1991 г.). Однако основной рост цен на нефть объясняется не столько снижением технологиче ской производительности труда в отрасли, сколько трудно объяс нимой политикой государства, которое идт навстречу запросам нефтяных монополий о повышении цен. Конечно, получая через рост цен высокие доходы, нефтяные монополии пополняют налога ми государственный бюджет. Но кто считал, какие доходы получал бы бюджет, если бы не столь резко повышались цены на горюче – смазочные материалы, а все другие отрасли, производящие продук ты более высоких переделов, производили свои товары с меньшими издержками, обеспечивали большую занятость населения и были бы более конкурентоспособны на внутреннем и мировом рынках.

Позволяя нефтяным монополиям повышать цены непропорцио нально быстрее, чем у них происходило падение технологической производительность труда, государство снимало с них заботу о тех нико-технологическом развитии отрасли и одновременно способст вовало ускорению инфляции, коррупции и торможению развития перерабатывающих отраслей отечественной промышленности.

В любом случае значительное превышение среднегодовых фак тических цен над нормативно – конкурентными на нефть и продук цию других отраслей топливно-энергетического комплекса пред ставляет собой плату общества в форме сверхнормативных (нередко противозаконных) трансакционных издержек, возникающих, во первых, из-за несовершенства внутринациональных рыночных от ношений;


и, во-вторых, из-за несоответствия торговых норм и пра вил международным стандартам в странах, осуществляющих пере ход к рыночным отношениям, что вынуждает такие страны брать на себя дополнительные обременительные обязательства. Для измене ния такой ситуации необходимы институциональные преобразова ния, в том числе в области затратного ценообразования и ценовой политики государства, которые должны опираться на аргументиро ванные обоснования экономической теории.

6.5. О "снятии" противоречия теории и практики затратного ценообразования на базе модели "цены производительности труда" Все, кто изучал и не изучал экономическую теорию, видят или осознают по разным источникам информации, что в прошлом (10, 20, 50 и более лет назад) производительность труда была ниже, но и цены на товары были ниже. Хотите наоборот, в настоящее время по сравнению с прошлым (10, 20, 50 и более лет назад) производи тельность труда стала выше, но и цены на товары стали выше, то есть наблюдается прямая связь динамики производительности тру да и цен (напомним, что рост производительности труда есть лишь краткое выражение результата совокупности процессов: использо вания новой техники, технологии, организации и стимулирования труда, новых способов логистики, продаж и т.п.).

Однако современная теория цен утверждает нечто обратное, а именно: по мере роста производительности труда цены товаров должны снижаться, а это значит, что связь динамики производи тельности труда и цен должна быть обратной.

Возникла дилемма или двойное утверждение: по мере роста производительности труда цены или повышаются, или понижаются, и третьего быть не может. Первое из этих утверждений имеет види мый характер, но выражает ли эта видимость сущность явлений не доказано (мы, например, видим, что солнце всходит и заходит, то есть вращается вокруг земли, но астрофизики доказали, что в дейст вительности вс происходит в обратном порядке – земля вращается вокруг солнца). Второе из этих утверждений носит гипотетический (предположительный) характер, то есть основывается на гипотезе, что связь динамики производительности труда и цен находится в об ратной зависимости при определнных условиях, а значит выполня ется не всегда (учные-экономисты в таких случаях скрываются за спасительной фразой "при прочих равных условиях").

Чтобы разрешить возникшую дилемму следует исходить, во первых, из того, что видимая прямая связь динамики производи тельности труда и цен никем не доказана как связь существенная, а значит принимать е за действительную нет достаточных основа ний;

и, во-вторых, чтобы разрешить эту дилемму остатся один единственно возможный и достоверный шаг – это установить при каких условиях динамика производительности труда и цен имеет обратную зависимость.

Уловить хотя бы в каком-либо виде обратную зависимость меж ду ростом производительности труда и цен на базе теорий затратно го ценообразования не представляется возможным, так как все они строятся по принципу, что цена есть сумма затрат (издержек, себе стоимости) и прибыли. Теории ценностного образования, беря за ос нову цен полезность экономических благ, могут словесно объяснить возможность обратной связи между ростом производительности труда и цен. Они правы на сто процентов, когда утверждают, что рост производительности труда выражается не только в росте коли чества продуктов, производимых работником, скажем, за один чело веко-час в разные периоды времени, но и в улучшении качества этих продуктов. Например, телевизор двухтысячных годов по своим каче ственным параметрам может, допустим, превышать телевизор 70-х годов прошлого века в 3 раза, а его цена за это время возрастт толь ко в 2 раза. Налицо опережающий рост производительности труда по сравнению с ростом цен. Однако оценить количественно все пара метры роста производительности труда и роста цен не может ни за тратная, ни ценностная теории ценообразования, поэтому утвержде ние об обратной зависимости между динамикой производительности труда и цен остатся недоступным для практики регулирования цен.

Использование теории и модели "цены производительности труда" снимает эту проблему ценообразования. Введением в про цесс ценообразования показателей социально-экономической, тех нологической и удельной производительности труда, доказывается, что связь производительности труда и цен является не функцио нальный, а корреляционной и потому в каждом отдельном случае может быть и прямой, и обратной.

Для подтверждения этого сравним сначала две формулы цены товара – затратную (ЦТЗ) и противозатратную (ЦТП/З), то есть нор мативно-конкурентную (см. разд. 6.3.3).

ЦТЗ = себестоимость + прибыль, или ЦТЗ = себестоимость х (1 + норма прибыли).

ЦТП/З = (НПРТСЭ / ПРТТИ) х (ИМЗ / ИОТ) = УПРТ х ОРОТ (см. формулу 13).

Формула затратной цены не содержит никаких признаков, ука зывающих на е явную связь с производительностью труда, хотя, конечно, можно долго рассуждать о возможном снижении себе стоимости при росте производительности труда, но это ещ не зна чит, что вслед за себестоимостью снизится и цена;

может произойти и другое – себестоимость снизится, прибыль увеличится, а цена может остаться прежней, снизиться или повыситься. Самые под робные сведения об уровнях и динамике себестоимости и прибыли в формуле затратной цены не приблизят исследователя к установ лению зависимости (связи) между производительностью труда и ценой товара.

Формула противозатратной цены имеет в свом основании не затраты, а производительность труда (социально-экономическую, технологическую и удельную);

она показывает, что с ростом соци ально-экономической производительности труда растт и цена, но с ростом производительности труда технологической цена снижается.

Связь удельной производительности труда с ценой является произ водной от социально-экономической и технологической производи тельности и потому может быть прямой и обратной: если социально – экономическая производительность растт быстрее технологиче ской, то их результативная – удельная производительность – будет иметь прямую связь с ценой;

если же технологическая производи тельность растт быстрее социально-экономической, то их резуль тативная – удельная производительность – будет иметь обратную связь с ценой.

Так как на цену влияет не только производительность, но и дру гие факторы (спрос и предложение, доходы и налоги, привычки и т.п.), то связь между динамикой производительности труда и цен носит не функциональный, а корреляционный характер. Динамика относительной ресурсной обеспеченности труда (ОРОТ) показыва ет как при этом меняется стоимостное строение затрат, что при оп ределнной стабильности цен может служить индикатором измене ния технико-технологических условий труда, влияющих на уровень его технологической производительности.

В любом случае противозатратная (нормативно-конкурентная) модель цены позволяет установить с большей или меньшей степе нью точности соответствия или несоответствия между ценой и обра зующими е элементами в конкурентных и монополизированных от раслях промышленности, а значит понимать насколько динамика цен связана с динамикой производительности труда. Для проверки этой зависимости, выделив в табл. 6.10 период 1996-2003 гг., то есть те годы, когда значения индексов инфляционного роста цен в россий ской экономике стали меньше единицы, были просчитаны коэффи циенты корреляционной связи между нормативно-конкурентной це ной и образующими е элементами по формуле противозатратной цены в угледобывающей (конкурентной) и нефтедобывающей (вы сокомонополизированной) отраслях (см. табл. 6.11).

Напомним, что корреляционная зависимость (связь) является свободной, неполной и неточной;

она отражает закон множествен ности причин и следствий, существующих между явлениями, каж дое из которых находится под влиянием большого количества при чин, действующих с разной силой. Поэтому из общей массы таких причин следует выделять главные, чтобы учитывать их влияние на изучаемое явление. Не следует забывать, что корреляционная зави симость наблюдается не в каждом отдельном случае, а проявляется только в средних величинах на основе некоторого числа повторяю щихся явлений или процессов;

в итоге она измеряется в виде коэф фициента, который выражает в виде тенденции к возрастанию или убыванию одной переменной величины при возрастании другой.

Таблица 6. Коэффициенты корреляционной связи (r) между динамикой цен и образующих е элементов по модели "цены производительности труда" в угледобыче и нефтедобыче в 1996-2003 гг.

Коэффициент r Зависимость нормативно-конкурентной цены произво дителя от показателей: Уголь Нефть 1. Норматива социально – экономической производи- 0,995 0, тельности труда 2. Производительности труда технологической 0,976 -0, 3. Материальных затрат на производство продукции 0,971 0, 4. Оплаты труда с социальными начислениями 0,973 0, 5. Производительности труда удельной 0,984 0, 6. Относительной ресурсной обеспеченности труда -0,383 -0, Из данных таблицы 6.11 видно, что производительность труда в разных формах имеет очень тесную связь с нормативно конкурентными ценами производителей. Однако наибольшее влия ние на нормативно-конкурентные цены и угля, и нефти оказывает норматив социально – экономической производительности труда (коэффициент корреляции здесь по обоим продуктам самый высо кий), что является свидетельством определяющего влияния на це ны, с одной стороны, полезности продуктов, которая оценивается через этот норматив, а с другой – остававшийся в 1996-2003 гг. до вольно высоким темп роста фактических цен в промышленности (в пределах 10-30% в год и всплеском до 67% в 1999 г.), который по тянул вверх норматив социально – экономической производитель ности труда, а за ним и нормативно – конкурентные цены.

Неоднозначно по отраслям выглядит влияние технологической производительности труда на нормативно – конкурентные цены: в нефтяной отрасли это влияние можно оценить как закономерное (отрицательное значение коэффициента корреляции), а в угледобы че данный коэффициент имеет положительное значение, что стало отражением значительного опережения роста норматива социально – экономической производительности труда за весь период 1996 2003 гг. по сравнению с ростом среднегодовых цен фактических (коэффициент опережения составил 2,3), а в нефтедобыче этот ко эффициент был равен 1,03. Все другие коэффициенты корреляции, рассчитанные на базе модели "цены производительности труда", выражают закономерные связи, существующие между нормативно – конкурентной ценой и формирующими е факторами, и подтвер ждают, что производительность труда является одним из важных факторов ценообразования. Подводя итог действия модели цены "производительности труда", следует отметить сложный характер взаимодействия образующих е элементов, если не скрываться за пресловутым принципом "при прочих равных условиях", который в реальной жизни никогда не наблюдается.

Таким образом, через модель "цены производительности труда" и нормативно-конкурентной цены не просто "снимается" противо речие между теорией и практикой затратного ценообразования, но, главное, через не вводится в активный хозяйственный оборот сама производительность труда, а значит работа по е повышению путм экономически заинтересованного использования лучших мировых образцов техники и технологии, лучших методов организации и стимулирования труда и т.п., что особенно необходимо России в на стоящее время, когда она становится членом Всемирной Торговой Организации (ВТО).

Резюме:

1. Без разрешения проблемы цен и ценообразования невоз можно организовать процесс справедливого распределения доходов в обществе до уровня каждого отдельно взятого индивида.

2. Самым эффективным способом ценообразования для ди намичного развития экономики является конкурентное ценообразо вание. Однако принципы конкурентного ценообразования – затрат ность издержек и полезность продукта – в монополизированной экономике "не работают", так как в условиях чрезвычайной диффе ренциации продукта на монопольных рынках оказываются не со поставимыми ни затраты на производство, ни полезность однород ных продуктов, которая к тому же не имеет меры.

3. Модель "цены производительности труда", в которой все составляющие е элементы имеют реальные меры, позволяет (при соответствующих институциональных условиях) воссоздать мо дельный образ свободной конкуренции на рынке, то есть воссоздать ситуацию конкурентного ценообразования, и через нормативно – конкурентные цены позитивно влиять на рост эффективности про изводства и на достижение социальной справедливости в обществе.

4. Связь между динамикой производительности труда и цен является не функциональной, а корреляционной и потому с точки зрения функциональной при соответствующих условиях может быть или прямой, или обратной.

Власть имеет два аспекта...

Это социальная необходимость...

Это также социальная угроза.

Бертран де Жувенель Глава 7. Институциональные аспекты социально экономической динамики 7.1. Значение институтов для модернизации производства, экономики и социальной сферы Напомним сначала (см. раздел 2.2.2), что под институтами в со ответствии с теорией институционализма понимается совокупность правил и норм (законов), а также механизмы их реализации, с по мощью которых организуются, структурируются и упрощаются от ношения и взаимодействия между людьми и учреждениями (госу дарственными и частными предприятиями, организациями, конто рами и т.п.). Отношения и взаимодействия между людьми и органи зациями в производственно-коммерческой сфере находятся под оп ределяющим воздействием объективных экономических законов, независимо от того познаны они людьми или нет.

А теперь допустим, что эконофизики познали сущность и уста новили количественные параметры основополагающих экономиче ских законов. Спрашивается: как это может отразиться на практи ческой хозяйственной деятельности отдельных экономических агентов и на функционировании экономики в целом? Для ответа на данный вопрос используем принцип аналогии из истории физики.

Известно, что основные законы электромагнетизма (в виде формул, уравнений, различных коэффициентов и т.п.) были откры ты учными-теоретиками (физиками и химиками), такими как А.Вольта (1745 – 1827), М.Фарадей (1791 – 1867), Г.Ом (1787 – 1854) и др., к 20 – 30-м годам XIX в. Однако практическое приме нение теоретических законов, которое трансформировалось в прак тику производства электромашин промышленного типа, произошло не менее чем через 50 лет, то есть к концу XIX в., благодаря энергии инженеров-изобретателей, среди которых были Д.Генри (1797 – 1878), Э.Сименс (1816 – 1892), Т.Эдисон (1847 – 1931), Н.Тесла (1856 – 1943) и многие другие. Главная заслуга инженеров изобретателей состояла в том, что они перевели открытия учных теоретиков, с малопонятного для обычных производителей языка формул и уравнений, не имеющих для них непосредственной прак тической выгоды, в разряд коммерческих "продуктов" в виде патен тов, лицензий и других разрешительных документов, покупая кото рые их приобретатель получает знания и право заниматься выпус ком или продажей какой-либо продукции с целью получения при были.

Таким образом между теоретической физикой и промышленной практикой расположился институт патентоведения, связывающий их в единый органический научно-производственный комплекс, ко торый только и может обеспечивать непрерывный процесс техноло гической модернизации производства. Следовательно, без разумно организованного института патентоведения непрерывная или по стоянная научно-техническая модернизация производства, опи рающаяся на знание физических законов, невозможна в принципе.

Такая же дистанция обнаруживается между динамичной эконо мической теорией (эконофизикой) и хозяйственной практикой. Если эконофизики познали сущность фундаментальных экономических законов и представили их в виде словесных формулировок или взаимоувязанных формул, то это отнюдь не означает, что хозяйст венная практика может ими сразу воспользоваться. Теоретически познанные экономические законы (как и законы физические) долж ны пройти этап институционализации, то есть этап приспособления к определнной общественной среде, в которой проживают и рабо тают экономические агенты. Приспособление экономических зако нов к определнной общественной среде происходит путм приня тия правовых (нормативных) актов, в которых юридически закреп ляются функции хозяйствующих субъектов, вытекающие из суще ства экономических законов.

Таким образом между динамичной теоретической экономикой (или эконофизикой) и общественной хозяйственной практикой дол жен располагаться институт законотворчества или нормотворчест ва, связывающий их в единый органический социально экономический комплекс, который только и сможет обеспечивать непрерывный процесс институциональной модернизации экономи ки. Иначе говоря, без разумно организованного института законо творчества (нормотворчества), независимого ни от государства, ни от бизнеса, непрерывная или постоянная социально-экономическая модернизация экономики, опирающаяся на знание экономических законов, невозможна в принципе.

Целью научно-технической модернизации является выход стра ны на высшие мировые рубежи технико-технологического развития, овладение так называемыми "закрывающими" технологиями, то есть технологиями качественно или кратно повышающими произ водительность труда. Целью социально-экономической модерниза ции является совершенствование или изменение государственного механизма, его управляющей или регулирующей системы таким образом, чтобы достигнуть определнного баланса между экономи ческой эффективностью производства и социальной справедливо стью в обществе. В экономической сфере это движение происходит в первую очередь по таким направлениям как совершенствование отношений собственности, создание систем справедливого распре деления доходов, объективного ценообразования, социально ориен тированного налогообложения и т.п. Следует особо отметить, что проводимая с такими целями и задачами социально-экономическая модернизация создат стимулы для модернизации научно технической.

Чтобы иметь хорошие институты для развития, необходимо присутствие в экономике субъектов, которым такие институты не обходимы. Для создания и развития эффективных институтов заин тересованные субъекты должны, с одной стороны (и это главное) – понимать их объективную экономическую необходимость и целе сообразность, а, с другой – обладать политическими силами и воз можностями. Без понимания объективной экономической необхо димости создаваемого института он может оказаться или малоэф фективным, или даже разрушительным. Таким, например, оказался институт защиты частной собственности в современной России, созданный не по экономическим, а по политическим мотивам.

Первые реформаторы 90-х годов прошлого века в России счи тали, что самым главным в начале рыночных реформ было необхо димо как можно быстрее осуществить замену государственной соб ственности на частную и тем самым не допустить реставрации со циализма. Реформаторы рассчитывали, что возникшие частные соб ственники станут естественными защитниками капитализма, кото рый по-умолчанию называли рыночной экономикой. Очевидно, что цель реформаторов была чисто политической, а потому и способы создания частной собственности были не экономическими, а поли тическими. Через систему ваучерной приватизации и залоговых аукционов была создана, с одной стороны, немногочисленная груп па крупных частных собственников, а с другой – масса мелких ча стных собственников. В результате этого в стране изначально воз никла система имущественного и политического неравенства, кото рая так и не позволила создать эффективный государственный ин ститут защиты частной собственности.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.