авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

«Институт Коммунизма Верхотуров Д.Н. Созидатели будущего. Возникновение планирования в СССР 2013 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Группа инженеров под руководством Г.О. Графтио, работала над проектом реорганизации и электрификации этих железных дорог. Инженеры проделали колоссальную работу. С карандашом в руках были обработаны профили пути и рассчитан удельный расход энергии для 12,5 тысяч километров железнодорожной магистрали. Внимание инженеров было сосредоточено на самых сложных участках, с ломаным профилем, которые и требовали электрификации в первую очередь. Было выделено 73 участка, для которых подсчитывался расход энергии в угольном эквиваленте и в электрическом эквиваленте. Из этих 73 участков был выделен еще 21 участок, на котором электрификация должна была быть осуществлена в первую очередь. Для них делались не только подсчеты расхода энергии, но и экономические показатели:

стоимость транспортировки на угле и на электричестве.

Электрификация железных дорог давала огромные преимущества. Паровоз, с учетом подготовки, мог выработать в год 1500-2000 часов при постоянной бригаде и 2500-3000 часов при сменной бригаде. Электровоз, не требовавший длительной подготовки, которая съедала почти треть всего времени работы паровозов, мог выработать до 6000-7000 часов в год. К тому же, электровоз не требовал ни качественного угля, ни нефти. Это было самое главное. Уже на первой очереди электрификации экономилось 140 млн. пудов угля в год, а вся программа приводила к годовой экономии в размере 220 млн. пудов угля 157.

Подобная экономия стоила затрат на электрификацию.

Но дальше, как и в случае с гидроэлектростанциями, началась политика компромиссов. Конечно, группа инженеров Г.О. Графтио настаивала на принятии по крайней мере германских технических стандартов сверхмагистралей. Однако осуществить столь масштабную перестройку железных дорог, включающую исправление профилей и увеличение радиусов кривых в разоренной войной стране было нереально. Потому, после долгих обсуждений, остановились на том промежуточном варианте, который и был внесен в план ГОЭЛРО.

Инженеры рассчитывали провести электрификацию всех основных магистралей в Европейской части РСФСР на протяжении 12500 верст. Но и эта задача оказалась неподъемной. В результате были выделены всего четыре линии общей протяженностью в 3500 верст, в 3,5 раза меньше первоначальных предположений. Правда и в этом случае затраты на реконструкцию железных дорог составили колоссальную для Советской республики, только что вышедшей из войны, сумму в 283 млн. рублей золотом.

Но самая главная уступка, сделанная в вопросе сверхмагистрализации, была сделана в подвижном составе. Не было возможности кардинально обновить подвижной состав, и потому пришлось согласиться на то, чтобы оставить и использовать имеющийся вагонный парк. Поскольку в РСФСР не по электрификации России. М., 1920, с. 145- 50 лет ленинского плана ГОЭЛРО. Сборник материалов. Под ред. П.С. Непорожнего. М., «Энергия», 1970, с. было построено ни одного электровоза, пришлось также оставить и паровую тягу. Нетрудно себе представить, какие споры шли между группой Г.О. Графтио и руководством комиссии ГОЭЛРО. Но не считаться со сложившимися обстоятельствами тоже было нельзя. Потому в плане электрификации победил компромисс следующего рода: «В особенности важно то обстоятельство, что обращение любой линии в электросверхмагистраль может быть сделано без всякой остановки движения и в порядке постепенно развертывания...» 158.

Иными словами, Графтио пообещали, что как только будет возможность, железные дороги будут переводиться на электрическую тягу.

Впрочем, стоит заметить, что все 1920-е и 1930-е годы развитие сверхмагистралей велось на паровой тяге. Первый электрифицированный участок железной дороги в СССР открылся не на выделенных в плане ГОЭЛРО сверхмагистралях, а на участке Хашури — Лихи через Сурамский перевал, в Грузии. Профиль этого перевала, с подъемом, составлявшим 29 тысячных, был слишком тяжел для паровозов, и потому здесь в 1932 году началась эксплуатация электровозов С10, произведенных в США компанией «Дженерал электрик», а потом и советских электровозов ВЛ19 и ВЛ22.

Электрификация магистральных дорог началась в 1929 году. В 1929- годах было электрифицировано 61,6 км путей Москва-Пассажирская — Софрино (III сверхмагистраль). В 1933-1934 годах два перегона 34,5 км Москва Пассажирская — Балашиха (II сверхмагистраль). При этом электрифицированные участки были ориентированы на пригородное движение, и в этом смысле не были реализацией плана по созданию электросверхмагистралей. В этом пункте план ГОЭЛРО выполнен не был.

Первый крупный электрифицированный участок на сверхмагистралях, запроектированных в плане ГОЭЛРО, был построен только в 1953-1955 годах — 639,5 км на участке Исилькуль — Омск — Татарская — Барабинск.

Успехи и неудачи Несмотря на большой объем проделанной работы и большое количество привлеченных специалистов, инженеров и техников, далеко не все вопросы удалось разрешить. План развития промышленности удалось наметить только схематично.

Главным в плане развития промышленности в рамках ГОЭЛРО были такие положения:

а) упрощение и нормировка видов обрабатываемых продуктов, б) всемерная механизация разных отраслей промышленности, в) дальнейшее разделение труда и специализация, г) концентрация производства и сокращение числа предприятий159.

Идея создания «энергорайонов» в сочетании с идеей концентрации производства, стала основой для одной из базовых идей планирования в СССР.

Сначала предполагалось провести районирование территории страны, с тем, План электрификации РСФСР. Введение к докладу VIII Съезду Советов Государственной комиссии по электрификации России. М., 1920, с. 50 лет ленинского плана ГОЭЛРО. Сборник материалов. М. «Энергия», 1970, с. чтобы выделить географически, экономически и энергетически обусловленные районы. Район представлялся в таком виде единым целым, многоотраслевым комбинатом, на единой энергетической базе, которую составляла районная электростанция. В 1920 году до создания комбинатов было еще далеко, но вот выделение районов уже началось. Уже в работах ГОЭЛРО были выделены основные районы: Северный, Южный, Уральский, Центральный, Поволжский и Сибирский, по каждому из которых был сделан отдельный доклад с перспективами развития промышленности в связи с электрификацией.

Основные черты плана развития промышленности включали в себя следующие положения. Во-первых, расширение промышленного производства на 85%. Во-вторых, прокладка 30 тысяч верст новых железнодорожных путей.

В-третьих, усиление тепло- и электроснабжения на 80%. В-четвертых, увеличение производства чугуна до 500 млн. пудов в год. В течение 10 лет предполагаемое потребление чугуна составляло 3200 млн. пудов, из которых 2800 млн пудов приходилось на внутреннее производство, а 500 млн. пудов — на импорт160.

Примерные расходы на развитие хозяйства, включали в себя колоссальную сумму в 17,2 млрд. рублей золотом, из них:

расширение обрабатывающей промышленности — 5 млрд. рублей, расширение добывающей промышленности — 3 млрд. рублей, восстановление и расширение транспорта — 8 млрд. рублей, электрификация — 1,2 млрд. рублей.

Оценки комиссии ГОЭЛРО примерно соответствовали предположениям В.И. Гриневецкого, который считал, что для послевоенного восстановления потребуется 15-20 млрд. рублей. Подсчеты показывали, что собственных финансовых ресурсов в течение 10 лет будет примерно 11 млрд. рублей, а дефицит в размере 6,2 млрд. рублей предполагалось покрывать за счет кредитов и концессий. Несмотря на решимость справиться с восстановлением собственными силами, тем не менее, комиссия ГОЭЛРО вынуждена была учитывать и мировое хозяйственное окружение: «Таким образом, наш хозяйственный план должен будет подвергаться пересмотру по мере того, как будет фактически изменяться вся мировая обстановка в переживаемую наши эпоху переходного времени»161.

Это были самые общие соображения, самый первый приступ к планированию производства в масштабе всей страны. В отношении промышленности в плане ГОЭЛРО была составлена только самая грубая инженерная прикидка. Ничего более точного в тот момент максимальной хозяйственной разрухи нельзя было предложить. Но Ленин настаивал на том, что в плане должна быть хоть какая-то конкретная программа. После долгих обсуждений было решено остановиться на программе первоочередного электростроительства.

В конце плана «ГОЭЛРО», был предложен план первоочередного План электрификации РСФСР. Введение к докладу VIII Съезду Советов Государственной комиссии по электрификации России. М., 1920, с. План электрификации РСФСР. Введение к докладу VIII Съезду Советов Государственной комиссии по электрификации России. М., 1920, с. электростроительства для покрытия текущих потребностей со сметными расчетами затрат стройматериалов и денег. По первоочередному плану предполагалось построить 20 тепловых установок и 10 гидроустановок. Для реализации этой программы требовалось:

цемент 6 млн. бочек, кирпич 150 млн. штук, сортовый прокат 8 млн. пудов, медь 2,5 млн. пудов, изоляторы 2 млн. штук, турбогенераторы 1110 тысяч кВт, гидротурбины 640 тысяч кВт, котлы 450 тысяч кв. м., здания 1560 тысяч куб. саженей162.

На сооружение всех электростанций предполагалось затратить 370 млн.

рабочих дней. Стоимость первоочередного электростроительства оценивалась в 833,8 млн. рублей золотом. Итого, по плану один киловатт обходился в золотых рублей163. Всего весь план электростроительства ГОЭЛРО должен был обойтись в 1 млрд. 116,8 млн. золотых рублей.

Составление такого детального плана электростроительства первой очереди было большим успехом плана ГОЭЛРО. Конечно, в 1920 году такой план был больше умозрительным, чем реальным, но наличие такой сметы позволяло уже составить конкретный план производства сразу для нескольких отраслей и загрузить хотя бы наиболее крупные и важные заводы.

По ряду отраслей, планирование которых было приоритетом в работах ГОЭЛРО, такого успеха достичь не удалось. Одной из причин была невозможность получения точных данных и отсутствие методики планирования. Однако главной причиной провала ряда направлений разработки плана электрификации заключалась в том, что ряд специалистов придерживался устаревших взглядов на развитие хозяйства. В силу этих факторов работы по плану электрификации сельского хозяйства фактически провалились, хотя изначально электрификация сельского хозяйства занимала одно из ведущих мест..

Работами по планированию развития сельского хозяйства руководил профессор Л.Н. Литощенко. Он был убежденным сторонником восстановления сельского хозяйства на уровне 1913 года со всеми его пропорциями и уровнем производства. Задачи плана, которые предусматривали коренную перестройку хозяйства страны на новых технических основах, у него понимания и поддержки не находили.

На двадцать пятое заседание Комиссии, 26 июня 1920 года профессор Литощенко представил окончательный вариант своего доклада о районировании сельского хозяйства и условиях его электрификации, выдержанный в духе своей позиции. Он сразу же встретил многочисленные критические отзывы План электрификации РСФСР. Введение к докладу VIII Съезду Советов Государственной комиссии по электрификации России. М., 1920, с. 50 лет ленинского плана ГОЭЛРО. Сборник материалов. М. «Энергия», 1970, с. 305- остальных специалистов. На следующем заседании, 13 июля 1920 года, Кржижановский взял слово и сделал заявление о непригодности доклада Литощенко, потому что тот намного превысил отпущенный ему лимит электроэнергии. Также, сославшись на мнение Ленина, он добавил, что представленный план развития сельского хозяйства не в состоянии решить проблему нехватки продовольствия. Было принято решение доклад об электрификации сельского хозяйства снять, и ограничиться только общим обзором отрасли хозяйства.

Доклад съезду К концу сентября 1920 года все предварительные работы были уже практически завершены, и комиссия приступила к составлению окончательного варианта плана и доклада к Съезду Советов. 28 и 30 сентября 1920 года, Комиссия ГОЭЛРО рассмотрела программу электростроительства, сначала план первоочередного строительства и карты увязки электростанций с промышленными предприятиями, а затем уже полную программу строительства на десятилетнюю перспективу. Материалы этих заседаний были представлены Ленину.

19 октября 1920 года, на тридцать пятом заседании, Кржижановский объявил, что получены все рабочие материалы по плану ГОЭЛРО. 3 ноября Кржижановский на тридцать седьмом заседании сделал обзорный доклад о проделанной работе, и было принято решение к 5 ноября подготовить тезисы доклада на Съезде Советов. В этот день тезисы были готовы, и Кржижановский сразу же показал их Ленину.

Прочитав тезисы Кржижановского, 6 ноября Ленин написал ему записку:

«Собственно говоря, «ГОЭЛРО» и должен быть единым плановым органом при СНК, но так прямо и грубо это не пройдет, да и неверно будет. Надо обдумать (спешно, до завтра), как следует поставить вопрос»164.

Внимательно рассмотрев проделанную работу, Ленин убедился, что возможностей Совнаркома, Совет Труда и Обороны и ВСНХ для управления развитием всего народного хозяйства согласно плану электрификации явно недостаточно. Кроме того, сам план был только примерным, и его по мере исполнения пришлось бы во многих частях дорабатывать и уточнять. Ни один существующий орган Советской власти не был способен этим заняться. Ленин уже в начале ноября 1920 года предлагал превратить Комиссию ГОЭЛРО из временной в постоянную комиссию, и наделить ее соответствующими полномочиями.

9 ноября 1920 года, на тридцать восьмом заседании Комиссии, работа была признана окончательно завершенной. Теперь встала задача издать материалы комиссии ГОЭЛРО, чтобы делегаты Съезда Советов могли с ними ознакомиться. Сама по себе эта задача для изнуренной и разоренной войной республики оказалась весьма нетривиальной.

Руководить работой по изданию плана было поручено начальнику Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е издание, т. 52, с. издательского отдела НТО ВСНХ В.И. Александрову. Издание должно было быть выполнено на высоком полиграфическом уровне, объем книги составлял 50 печатных листов, а тираж — 5 000 экземпляров. Александров 30 ноября года приехал к Кржижановскому и обсудил с ним вопросы подготовки издания.

Теперь нужно было найти типографии. Александров 1-2 декабря ездил по московским типографиям и договорился с ними о выполнении этой работы.

Печатники запросили 240 пайков и транспорт, не считая материалов для полиграфических работ. 3 декабря Кржижижановский и Александров на приеме у Ленина доложили о ходе подготовки издания. «Внимательно их выслушав, Ленин тут же распорядился выделить две машины и полиграфические материалы — картон, бумагу, клей, переплетную ткань и пр., а наркома продовольствия А.Б. Халатова письменно обязал отпустить 30 пудов муки, пудов сахара и 5 пудов селедки. Выделить продукты в таком большом количестве Халатов отказался, и заявка на них была удовлетворена лишь после повторного вмешательства главы государства»165. Работа по изданию была распределена между пятью типографиями, которые за 19 дней отпечатали тираж, сброшюровали, переплели и к 20 декабря весь тираж был привезен в Большой театр, где готовилось заседание Съезда Советов166.

22 декабря 1920 года, в день открытия VIII съезда Советов, Ленин сделал свой вводный доклад «План электрификации – это наша вторая программа партии». Главный упор в своей речи он сделал на последнем пункте в повестке дня съезда, и посвятил ему всю речь. Хозяйственная политика в его понимании становилась одним из направлений политической линии, разновидностью политики, направленной на укрепление Советской власти, что нашло свое выражение в другом лозунге, высказанном в том же докладе:

«Мы имеем перед собой результаты работ Государственной комиссии по электрификации России в виде этого томика, который всем вам сегодня или завтра будет роздан. Я надеюсь, что вы этого томика не испугаетесь. Я думаю, что мне нетрудно будет убедить вас в особенном значении этого томика. На мой взгляд, это – наша вторая программа партии… …Наша программа партии не может оставаться только программой партии.

Она должна превратиться в программу нашего хозяйственного строительства, иначе она не годна и как программа партии. Она должна дополниться второй программой партии, планом работ по воссозданию всего народного хозяйства и доведению его до современной техники. Без плана электрификации мы перейти к действительному строительству не можем»167.

Итак, Ленин отождествил хозяйственную программу с политической, заявил о необходимости взаимодополнения политической и хозяйственной программ партии, как условии для дальнейшего продвижения и укрепления Советской власти. Условие победы Советской власти Ленин определил четко и ясно, не оставляющим сомнений образом: «Коммунизм – это есть Советская Гвоздецкий В.Л. План ГОЭЛРО — стратегическая программа социально-экономического и научно технического развития Советского государства. // http://www.portal-slovo.ru Гвоздецкий В.Л. План ГОЭЛРО — стратегическая программа социально-экономического и научно технического развития Советского государства. // http://www.portal-slovo.ru 50 лет ленинского плана ГОЭЛРО. Сборник материалов. М. «Энергия», 1970, с. власть плюс электрификация всей страны. Иначе страна останется мелкокрестьянской, и надо, чтобы мы это ясно осознали… Только тогда, когда страна будет электрифицирована, когда под промышленность, сельское хозяйство и транспорт будет подведена техническая база современной крупной промышленности, только тогда мы победим окончательно»168.

Это было важное признание огромного значения плана ГОЭЛРО.

Хозяйственный план был поднят на уровень второй политической программы.

Выступление Ленина усилил доклад Кржижановского, состоявшийся вечером 26 декабря 1920 года. Для этого доклада была сделана специальная электрифицированная карта, на которой лампочками были обозначены запроектированные объекты плана ГОЭЛРО. Этот доклад поразил делегатов съезда и породил у них большие надежды на будущее.

Идея электрификации, таким образом, была вброшена в широкие массы сторонников большевиков. Делегаты разъехались по всей стране, и от них повсеместно узнали о новом плане электрификации России. Однако, от идеи до реализации оказалась дистанция очень большого размера. Реально хозяйственникам после Съезда Советов предстояло приступить не к реализации плана электрификации, а вступить в жестокую борьбу с хозяйственным кризисом, охватившим всю республику.

Глава третья Схватка с кризисом В сложном клубке событий, которые произошли в 1921-1923 годах, весьма нелегко выделить какую-то четкую линию, по которой можно было бы проследить развитие планирования. Это был бурный период, связанный с политическими и хозяйственными кризисами больше, чем Гражданская война.

Только в годы войны все события и процессы были так или иначе связаны с положением на фронте, с его перемещением, с победами и поражениями. В первые мирные годы, хотя мир еще был весьма относительным и в целом ряде районов страны еще шли бои и действовали партизанские отряды, кризисы сыпались со всех сторон. Это были хозяйственные, транспортные, финансовые, политические, продовольственные, топливные, металлические и многие другие 50 лет ленинского плана ГОЭЛРО. Сборник материалов. М. «Энергия», 1970, с. кризисы. Они шли один за другим, иногда одновременно, иногда накладываясь друг на друга. Это был сильнейший хозяйственный шторм, пожалуй, самый сильный за всю советскую историю. И в нем не прослеживается какого-то главного и основного фактора, который определял бы общую обстановку.

Этот хозяйственный шторм очень сильно потрепал истощенное и разоренное войной хозяйство Советской республики. На борьбу с кризисами пришлось бросить все ресурсы и напрячь все силы. Эта лихорадочная деятельность самым сильным образом повлияла на планирование, поскольку план тоже стал средством борьбы с навалившимися кризисами.

Полное истощение Для того, чтобы понять дальнейшее развитие советского планирования, нужно понять особенности этого своеобразного времени, от завершения работ по плану ГОЭЛРО и до первых программ развития промышленности, которые стали составляться в конце 1923 — начале 1924 года. Эти рамки сугубо условные, и при желании можно выдвинуть другие рамки, соответствующие другим важным событиям. К примеру, это может быть смерть Ленина, или финансовая реформа лета 1924 года (кстати, смерть Ленина резко ускорила обесценивание совзнака и приблизила его вывод из обращения). Можно выбрать и другие рамки, связанные с внутрипартийной борьбой: в конце — начале 1921 года состоялась крупная дискуссия о профсоюзах, которая вылилась во внутрипартийный кризис, а в конце 1923 года состоялось столкновение между Троцким и «тройкой» в составе Сталина, Зиновьева и Каменева. Эта короткая эпоха была столь насыщена событиями, что исследователь поневоле вынужден выбрать какую-то одну линию, вдоль которой прослеживать развитие событий. Таких линий может быть проведено несколько, и они будут между собой пересекаться.

Для нашего анализа, конечно, наиболее важна планово-хозяйственная линия, которой мы и будем придерживаться в дальнейшем.

Начало 1921 года — это было время колоссального по своим масштабам истощения всего хозяйства. Несмотря на то, что большевики захватили основные сырьевые районы: Донецкий, Бакинский и Уральский еще в начале 1920 года, тем не менее, процессы разрушения и деградации хозяйства продолжались.

Во-первых, в течение всего 1920 года шли напряженные бои с белогвардейцами на Южной Украине и в Крыму, а также с поляками на Западном фронте. Соответственно, основная часть топлива и сырья уходила на военное производство. В мае 1920 года была установлена программа производства 35 млн. патронов, 30 тысяч винтовок, 400 пулеметов в сборе и комплектов запчастей в месяц169.

В 1920 году с особенной остротой стало сказываться истощение источников сырья, которого не хватало даже для военных потребностей. К примеру, сильнейшая нехватка обуви и кожи для ее производства заставила Гладков И.А. Вопросы планирования советского хозяйства в 1918-1920 гг. М., 1951, с. Чрезкомснаб в 1920 году загрузить кустарную промышленность производством лаптей. Главкустцентру был выдан заказ на 5 млн. пар лаптей. В 1921 году последовал еще больший заказ, на 16 млн. пар лаптей 170. Основная часть лаптей была направлена в армию.

Во-вторых, основные районы, до войны поставлявшие топливо и сырье, были разрушены. В особенности сильными были разрушения в Донецком районе, в котором не работала большая часть шахт и металлургические заводы.

В этом районе неоднократно шли напряженные бои. В сентябре-октябре года войска Врангеля осуществили последнее наступление на Донецкий район.

С.З. Гинзбург, принимавший участие в осмотре разрушенного хозяйства в Донецком районе, вспоминал: «Помню, как в Макеевке, на металлургическом заводе, нам пришлось подняться на уцелевшую домну, чтобы лучше оглядеться и сориентироваться на этой территории. Гнетущее впечатление запущенного и разрушенного хозяйства было сильнее всех доводов рассудка. Да, мы понимали, что восстанавливать легче, чем строить заново, но смотреть на ржавеющие станки, потухшие домны, разрушенные цеха было так тяжело, что порой казалось – было бы лучше, если бы здесь вообще ничего не было. Кадровых рабочих на заводах почти не было – они либо погибли на гражданской войне, либо разошлись по деревням в поисках куска хлеба»171.

Макеевский завод был одним из самых крупных металлургических заводов Донецкого района. В 1916 году, когда он достиг максимальной производительности, в его составе были три доменные и шесть мартеновских печей, восемь прокатных станов. В этом году завод выпускал 235,8 тысяч тонн чугуна, 188,5 тысяч тонн мартеновской стали и 131,1 тысяч тонн проката. В 1920 году на заводе работала одна доменная и одна мартеновская печь, прокатный стан 280 и листовой стан № 3. Производство продукции было минимальным. В 1920 году доменная печь Макеевского завода была единственной работающей домной из 65 домен Донецкого района.

Очень сложным было положение в Донбассе. После того, как белогвардейцы были изгнаны из района, в январе 1920 года началось восстановление добычи угля силами Украинской трудовой армии, выделенной из Южного фронта, в совет которой возглавил Сталин, бывший одновременно членом Реввоенсовета Южного фронта. В Украинскую трудовую армию передавались резервные и запасные части Южфронта, которые могли быть использованы на работах. Сталин, как особоуполномоченный СТО, приобрел громадную власть в Донецком районе. Ему подчинялись все советские учреждения этого района. В конце февраля 1920 года был проведен обзор доставшегося хозяйства. Выяснилось, что добыча угля в январе 1920 года упала до 18 млн. пудов, из которых 8 млн. пудов идет на собственные нужды шахт.

Причина падения добычи, сокращение численности рабочих с 250 тысяч человек в 1917 году до 80 тысяч человек в начале 1920 года. Отмечалась острая нехватка гужевой тяги, технических и смазочных материалов, отсутствие Бузлаева А.И. Ленинский план кооперирования мелкой промышленности СССР. М. «Наука», 1969, с. Гинзбург С.З. О прошлом для будущего. М. «Издательство политической литературы», 1986, с. руководства шахтами. Несколько смягчали положение запасы на поверхности, которые составили 25 млн. пудов угля, 70 млн. пудов антрацита и 3 млн. пудов кокса172. По сравнению с 1916 годом, разорение Донбасса было огромным. До революции месячная добыча составляла 140-150 млн. пудов угля, а вывоз — 120 млн. пудов. К началу 1920 года добыча упала более чем в 8 раз, а вывоз в раза.

Добыча угля постоянно упиралась во всевозможные трудности. Отмечался острый недостаток материалов и запчастей. Их брали на соседних шахтах, обрекая их на закрытие и затопление. Был острый дефицит спецодежды. Для решения этой проблемы была организована доставка большого количества брезентовой ткани с московских текстильных заводов. Для добычи нужна была взрывчатка, но ее не было — белогвардейцы забрали все запасы с донецких шахт. Для добычи 400 млн. пудов угля требовалось 13 тысяч пудов динамита, более 1 млн. аршин бикфордова шнура и 500 тысяч электрических пистонов 173.

Все это было спешно доставлено в Донбасс.

В ВСНХ и Главтопе ломали голову, как быстрее всего восстановить добычу угля при дефиците всего необходимого для работы шахт. Решение было такое.

Все национализированные шахты разбили на три категории по важности для добычи. В первую категорию вошло 14 шахт с суммарной добычей 4,2 млн.

пудов (36% добычи Донецкого района), которые восстанавливались и снабжались в первую очередь. Во вторую категорию попали 19 шахт, с суммарной добычей 4,2 млн. пудов (тоже 36% добычи Донецкого района). На этих шахтах выполнялся ремонт оборудования. В третью категорию попали угольных и 14 антрацитовых шахт, которыми можно было пожертвовать 174.

Правда, уже в конце 1920 года от этого плана фактически отказались.

Несмотря на титанические усилия, приложенные весной и летом 1920 года, добыча угля росла очень медленно. Сентябрьское наступление белогвардейцев 1920 года сорвало уже начавшееся было восстановление добычи. Потому к началу 1921 года ситуация в Донбассе продолжала оставаться очень тяжелой, и район не мог фактически выступать главным источником топлива для всей республики. ВСНХ надеялся на использование оставшихся на поверхности запасов, оценивающихся в размере 80-100 млн. пудов и рассчитывал поднять месячную добычу до 40 млн пудов. Однако, эти надежды в начале 1921 года рухнули. Председатель ВСНХ А.И. Рыков заявил:

«Наши расчеты на получение угля из Донецкого района были обмануты, и главным образом не оправдались наши надежды на получение большого количества топлива, оставленного нам неприятелем. …мы считали, что на поверхности Донецкого района находится 80-100 млн. пудов угля. Мы составили план развертывания нашей промышленности в расчете на то, что мы используем постепенно этот уголь, который лежит на поверхности, одновременно развивая и саму добычу, с начала этого года должны были снять с поверхности все и вместе с тем довести цифру добычи в Донецком районе до «Экономическая жизнь», № 42, 25 февраля 1920 года.

Бажанов В.И. Уголь. // Народное хозяйство, 1920, № 5-6, с. Бажанов В.И. Восстановление каменноугольной промышленности Донецкого бассейна. // Народное хозяйство, 1920, № 7-8, с. 10- 40 млн. пудов в месяц. Эта цифра месячной добычи нам была гарантирована товарищами, которые работали в то время в Донецком районе. Мы ошиблись и в первом и во втором»175.

Эти заявления Рыкова наглядно показывают, насколько тяжелым складывалось хозяйственное положение и насколько слабо было поставлено изучение реального положения дел. Дело в том, что уже с весны 1920 года отмечался дефицитный баланс добычи и потребления угля в Донецком районе, который составлял в месяц от 2,12 до 6,97 млн. пудов угля. К октябрю накопилось 14,2 млн. пудов этого дефицита, покрытого из запасов на поверхности. По сводному балансу за январь-октябрь 1920 года шахты Донецкого района израсходовали 41,2 млн. пудов угля из запасов на покрытие дефицита, образовавшегося от повышенного расхода угля самими шахтами и вывоза угля по железным дорогам176. Причем еще летом 1920 года была замечено, что запасы государственных национализированных шахт расходуются куда быстрее, чем частных, и был даже сделан прогноз, что эти запасы по курным углям будут исчерпаны в июле, а по антрациту — в октябре-ноябре 177.

Все эти сведения публиковались в журнале «Народное хозяйство», издававшемся ВСНХ и Наркомземом.

Прогноз исчерпания запасов Донецкого бассейна, сделанный еще летом 1920 года, полностью оправдался. На 1 июня 1920 года всего в Донецком районе было частных и государственных запасов на поверхности 79,8 млн.

пудов (как раз те самые 80-100 млн пудов, о которых говорил Рыков). Однако, из-за постоянного дефицита эти запасы были исчерпаны как раз к ноябрю года. Хотя на складах в конце 1920 года лежало 66,1 млн. пудов угля, но этот запас угля тут же расходовался на нужды шахт, вывозился к потребителям, или же просто портился от длительного хранения. Ни одного дополнительного пуда угля для городов и промышленности этот остаток дать не мог.

Разрушения в Донецком районе самым негативным образом сказывались на всем хозяйстве республики. Профессор Сергей Николаевич Прокопович приводит в своей книге «Народное хозяйство СССР» данные по падению производства после гражданской войны в 1920 году. Оно составляло:

• по нефти - 42,7% от уровня 1913 года, • по углю - 27%, • по чугуну - 2,4%, • по паровозам - 14,8%, • по вагонам - 4,2%, • по кирпичу - 2,1%, • по пряже - 5,1%.

Количество рабочих в 1920 году составляло 43,1% от числа рабочих в году. Производительность составляла 52% от уровня 1913 года 178. Износ Рыков А.И. Избранные произведения. М. «Экономика», 1990, с. Обзор каменно-угольной промышленности Донецкого бассейна за первые 10 месяцев 1920 года. // Народное хозяйство, 1920, декабрь. с. Народное хозяйство, 1920, № 11-12, с. Прокопович С.Н. Народное хозяйство СССР. Нью-Йорк, «Издательство им. Чехова», 1952, т. 1, с.

325, основных фондов составил 30%, а уменьшение фондов по сравнению с годом - 6,8%. В 1920 году промышленное производство упало с 8,43 млрд.

довоенных рублей до 1,72 млрд. рублей, то есть до уровня 20,4% к 1913 году. Как видим, обрабатывающая промышленность упала до 3-5% от уровня 1913 года. Поддерживались только наиболее важные отрасли промышленности, в частности производство оружия, боеприпасов и паровозов. Между тем, «сцепленность» основных хозяйственных проблем: взаимная зависимость добычи топлива, выплавки металла, транспортных перевозок и работы промышленности, вводила хозяйство в штопор. Сокращение наличного количества угля или металла, падение объемов перевозок — все это толкало другие отрасли хозяйства к падению. Наконец, и сельское хозяйство значительно зависело от промышленности, поскольку невозможно было собрать хороший урожай без плугов, сеялок и жнеек. Хлеб невозможно было вывезти в города без гужевых подвод и железных дорог. Для лошадей требовалось сено, а следовательно, косы или косилки для заготовки. Для железных дорог требовался металл и уголь. Нехватка топлива убивала черную металлургию, а острейший дефицит металла после Гражданской войны, подрывал все производительные силы, в том числе и крестьянское сельское хозяйство.

Тут надо отметить, что сельское хозяйство к 1921 году было очень серьезно расстроено, причем основной вклад в это расстройство внесли именно боевые действия, прокатившиеся несколько раз по основным зерновым районах. В 1920/21 году производство зерновых в потребляющих губерниях (которые в основном не испытывали прямого воздействия войны) составил 95% от довоенного уровня, тогда как в производящих губерниях, бывших ареной войны — 40%180. Зерновое снабжение оказалось подорвано. Расширение посевов тормозилось недостатком семян. Весной 1920 года государство предоставило 76,3% семян от запланированного количества. В 1920 году сельскохозяйственное производство упало с 11,6 млрд. довоенных рублей до млрд. рублей, то есть до уровня 68,9%181.

Сказались не только реквизиции хлеба, не только уход и гибель мужчин, но и крайняя нехватка сельскохозяйственного инвентаря. Уже в 1918 году, только на территории РСФСР требовалось до 3,5 млн. плугов и 300 тысяч уборочных машин182. К окончанию Гражданской войны нехватка сельхозинвентаря приняла просто катастрофические размеры. Металлопромышленность в силу нехватки топлива производить сельхозинвентарь просто не могла. В 1920 году из заказанных плугов было изготовлено всего лишь 4500, из 20460 заказанных борон изготовлено 862, из заказанных 8085 уборочных машин выпущено всего 167183. Насколько же это был мизерный объем производства! Даже в 1919 году, Пятилетний план народно-хозяйственного строительства СССР. Т. 1. Сводный обзор. М, «Плановое хозяйство», 1929, с. Кондратьев Н.Д. Рынок хлебов и его регулирование в годы войны и революции. М., «Наука», 1991, с. Пятилетний план народно-хозяйственного строительства СССР. Т. 1. Сводный обзор. М, «Плановое хозяйство», 1929, с. Гладков И.А. Очерки строительства советского планового хозяйства в 1917-1918 гг. М., «Госполитиздат», 1950, с. Виндельбот М. Металлопромышленность в 1920 году. // Народное хозяйство, 1921, № 4, с. во время ожесточенной Гражданской войны, промышленность выпустила 361, тысячи плугов, 11,4 тысячи борон и 11,9 тысяч уборочных машин. В 1920 году поступление новых сельхозорудий практически прекратилось. Причем, это касалось даже таких элементарных изделий, как железные палицы для сохи.

Металлический голод, износ и увеличение дефицита сельхозинвентаря, создавали предпосылки для неурожая и голода. Конечно, крестьянский двор мог оставить в сарае сломавшийся стальной плуг и пахать деревянной сохой без железной палицы. Но это резко ухудшало качество обработки земли, растягивало сроки пахоты и посева из-за меньшей производительности деревянных орудий. В засуху все искусство земледельца состояло в том, чтобы успеть вспахать и посеять до наступления жары и суховеев, во влажную землю.

Это гарантировало средний урожай. Но в весной 1921 года у крестьян не было возможности для этого. В условиях засушливого года плохая и затянутая вспашка неминуемо приводила к низкой всхожести семян и неурожаю. Таким образом, сильный голод в 1921 году был неминуем и был обусловлен очень плохим состоянием всего хозяйства Советской республики.

От буржуазной продразверстки к коммунистическому продуктообмену Март 1921 года и Х съезд РКП(б) ознаменовались объявлением новой экономической политики или нэп, которая характеризовалась большим послаблением в пользу крестьянства, отказом от продразверстки и замене ее продналогом.

Обычно, в советской и российской историографии, это решение считалось переломным, и с марта 1921 года отсчитывалась новая эпоха в экономической истории СССР, принципиально отличная по своему содержанию от предыдущей эпохи. Однако, надо отметить, что события 1921-1923 годов рассматривались в историографии через призму коллективизации. Нэп и коллективизация противопоставлялись друг другу, причем первая политика получал преимущественно позитивные оценки, а вторая политика получала только негативные. Потому выделение особого этапа в экономической истории, связанного с «послаблениями» крестьянству, делалось в чисто доктринальных целях, чтобы было удобнее критиковать политику коллективизации, как можно меньше вдаваясь в существо проводимой политики.

Изучение же материалов 1921 года, связанных с экономическим положением, наглядно и довольно четко показывает, что в то время никто никакого рубежа в решениях Х съезда партии не видел, и от марта 1921 года никто новой эпохи не отсчитывал. Это решение было продиктовано общей логикой чрезвычайных антикризисных мер, которые предпринимались для выведения хозяйства из глубокой разрухи после войны.

Постепенно становилось ясно, что все хозяйственные вопросы упираются в хлеб. Добыча угля и заготовка дров, перевозки, выплавка металла и выделка мануфактуры — все это упиралось в продовольственные пайки для рабочих.

Уже в 1920 году выделение пайков стало главным требованием в любой хозяйственной инициативе. Такое положение сложилось оттого, что за время войны продовольственному делу был нанесен колоссальный ущерб, примерно исчисляемый в 1 млрд. 414 млн. золотых рублей, из которых более миллиарда рублей приходилось на недоснабжение (то есть на хлеб, не поступивший в хозяйственный оборот)184. В городах практически не было запаса зерна, и снабжение велось «с колес». В 1920 году предпринимались чрезвычайные меры для доставки хлеба в Москву и Петроград, вплоть до выдачи продовольственных премий рабочим, которые участвовали в ремонте паровозов и вагонов для хлебных эшелонов, в погрузке-разгрузке и сопровождении. В феврале 1921 года дело дошло до постановления СТО об образовании фонда в 10 млн. рублей золотой для улучшении продовольственного снабжения нуждающимся рабочим. Фонд предназначался для экстренной закупки продовольствия и товаров первой необходимости за границей185.

Необходимое продовольствие, в первую очередь хлеб, можно было взять только в крестьянском хозяйстве. Однако и крестьянство сильно пострадало от последствий войны: дефицит рабочих рук, тяглового скота, сельхозинвентаря, в особенности пахотных орудий. Крестьянское хозяйство, в целом, восстанавливалось быстрее, но ему нужны были промышленные товары.

Городские предприятия, в общем, могли произвести какое-то количество этих товаров, но рабочим нужен был хлеб. Тем более, что в начале 1921 года предприятия, по существу, превратились в «собесы», в которых выдавалось продовольственное снабжение рабочим, в обмен на посильную работу. Рабочие за дополнительные продукты готовы были увеличить производство промтоваров, нужных для деревни.

В этих условиях и родилась идея продуктообмена между городом и деревней, которая и составила суть советской аграрной политики в 1921- годах. Обмен промтоваров на хлеб и другие продукты. Натуральный характер этого обмена никого не смущал, поскольку денежное обращение было разрушено и дезорганизовано.

Новая экономическая политика и замена продразверстки продналогом была практическим развитием этой идеи продуктообмена. Новая политика преследовала две цели. Во-первых, облегчить положение крестьян и дать им возможность накопить излишки продукции. До революции из деревни забиралось порядка 900 млн. пудов хлеба. Они считались излишками, но реально такое изъятие приводило к дезорганизации крестьянского хозяйства и голоду. Продразверстка в 1920 году устанавливала объем обязательных закупок в размере 452 млн. пудов, то есть почти в два раза меньше, чем до революции.

Реально было заготовлено 346,8 млн. пудов. Установленный в 1921 году продналог предполагал собрать в РСФСР 240 млн. пудов, в Украине — 117 млн.

пудов хлеба, всего 357 млн. пудов хлебов, в том числе 238 млн. пудов продовольственного зерна186. Это примерно 40% от дореволюционных сборов.

У крестьянства должен был оставаться излишек в размере 225 млн. пудов продовольственного зерна, который и должен был поступить на продуктообмен Смит М. Война, блокада и продовольствие. // Народное хозяйство, 1921, № 6-7, с. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд. т. 42, с. Струмилин С. К хозяйственному плану на 1921-22 годы. // Народное хозяйство, 1921, № 5, с. хлеба на промтовары.

Во-вторых, С.Г. Струмилин в своей первой публикации по планированию довольно откровенно писал, что цель проводимой политики состоит и в том, чтобы создать условия для расширения крестьянской запашки. В годы войны было немало случаев, когда различные органы реквизировали и принудительно закупали под расписки не только хлеб по продразверстке, но и вообще весь хлеб, за вычетом семян и голодного прожиточного минимума. «В результате крестьяне стали планировать свое хозяйство по чисто потребительскому типу — без всяких «запасов», что называется в обрез», - писал С.Г. Струмилин187.

Также крестьяне очень боялись заготовок и даже если у них были запасы, то они тщательно прятались. Методы были самые разнообразные, от «хлебных ям» до особых запашек, которые никому не показывались. По подсчетам С.Г.

Струмилина, в 1920 году было недоучтено 676 млн. пудов хлеба. Это количество превышало семенной фонд, засыпанный в том же году — 454,3 млн.

пудов.

Кризис заставил посмотреть на все это хозяйственным глазом. Если бы удалось вовлечь эти спрятанные запасы и вообще все излишки хлеба в хозяйственный оборот, то промышленность получила бы нужное количество продовольствия, вздохнула бы свободнее, стало бы больше дров и угля, больше металла, и начался бы процесс восстановления. Для этого нужны были ограниченные продналогом заготовки и разрешение свободного обмена хлеба на промтовары.

Здесь надо отметить, что по более поздним подсчетам выходило, что именно сельское хозяйство держало народное хозяйство от скатывания в пучину хозяйственного кризиса, и степень его падения была неизмеримо меньше, чем степень падения в промышленности. Потому ничего удивительного в том, что сельское хозяйство стало восприниматься как средство для борьбы с наступившим хозяйственным кризисом.

Идея новой хозяйственной политики нашла понимание далеко не сразу.

Вокруг этого вопроса были ожесточенные споры, и Ленину пришлось преодолевать сопротивление своих же соратников, пустив в ход угрозу отставки.

На оценку новой экономической политики повлияли различные доктринальные подходы, причем как у противников, так и у сторонников Советской власти. Противники рассматривали нэп, как проявление слабости большевиков и их уступку крестьянству. Вероятнее всего, эта оценка сложилась на основе того, что именно в 1921 году начались мощные крестьянские восстания, из которых своими масштабами выделяются Тамбовское и Сибирское. Сторонники же объясняли переход к нэпу концепцией «смычки города и деревни», «смычки рабочих и крестьян», которая появилась несколько позднее описываемых событий, не замечая при этом глубинной хозяйственной сути проводимой политики. Рабочим был нужен хлеб, крестьянам был нужен стальные плуг и борона, серп и коса. Нужно было организовать продуктообмен, Струмилин С. К хозяйственному плану на 1921-22 годы. // Народное хозяйство, 1921, № 5, с. Верхотуров Д.Н. Экономическая революция Сталина. М.. «Олма-Пресс», 2006, с. поскольку денежное хозяйство не работало.

Поскольку возражения против нэпа высказывались часто и помногу, в мартовском номере журнала «Народное хозяйство» появилась статья А.

Свидерского «Новая продовольственная политика». А.И. Свидерский был членом Коллегии Наркомпрода и был участником обсуждений вопросов введения нэпа. Очевидно, эта статья была написана и опубликована по просьбе Ленина, для того, чтобы разъяснить суть происходящих перемен.

Во-первых, статья уже с названия четко указывает, что речь шла именно о продовольственной политике — новом способе получения продовольствия из деревни. В ней изначально не было никаких шагов к рынку, как это приписывалось идеям нэпа позднее. Это была чисто продовольственная реформа, что несколько раз подчеркивается в его статье.

Во-вторых, А.И. Свидерский указывал, что продовольственная разверстка не является изобретением большевиков и не выступает характерным элементом советского строя. Продразверстка — как система обязательных поставок государству по твердым ценам, проявилась в конце 1916 года при царском правительстве, затем существовала при буржуазном Временном правительстве, а позднее проводилась Советской властью: «...монополия с разверсткой в переживаемый нами исторический период — период империалистических и революционных войн — диктовалась экономической и политической ситуацией;

в ней было больше здравого и практического смысла, чем теоретической или идеологической выдержанности с коммунистической точки зрения»189. Свидерский настаивает, что продразверстка не является специфическим явлением советского строя. Большевики вынуждены были пользоваться продразверсткой, поскольку захватили власть в самом начале хлебозаготовительной кампании 1917/18 года.

В-третьих, идея продразверстки не признается соответствующей идеям коммунизма. Напротив, идея продуктообмена — это коммунизм: «Путь к коммунизму идет через установление таких взаимоотношений государства с крестьянством, при которых крестьянин, сдавая все излишки своего производства государству, получал от государства все нужные ему продукты»190.

Как видим, в статье А.И. Свидерского, оценка нэпа совершенно обратная той, какая есть в советской и российской историографии. Если в историографии утверждается, что нэп был отступлением от коммунизма в пользу рынка и капиталистической стихии, то вот очевидец и участник введения продналога говорит прямо обратное. Нэп был отказом от малоэффективных методов, доставшихся в наследство от царского и буржуазного правительств, и переход к по-настоящему коммунистическим методам ведения хозяйства. Более того, рынок в начале 1921 года был настолько слаб, что уступать было некому. Юрий Ларин в своей работе «Частный капитал в СССР» пишет, что у капиталистов после Гражданской войны осталось не более 150 млн. золотых рублей капиталов, в основном в золоте и валюте, и совершенно не было товарных фондов. Советские органы давали частным торговцам товары, чтобы оживить Свидерский А. Новая продовольственная политика. // Народное хозяйство, 1921, № 3, с. Свидерский А Новая продовольственная политика. // Народное хозяйство, 1921, № 3, с. торговлю, и вплоть до 1924 года частный капитал поднимался на посредничестве и агентских операциях, а также на хищениях и обмане госорганов.

Признание этого тезиса не оставляет от распространенной концепции экономической истории СССР камня на камне. Если продуктообмен — это коммунистическая идея, то, следовательно, нэп был развитием коммунистических идей применительно к хозяйственным условиям Советской республики, в которой господствовало мелкокрестьянское хозяйство. Более того, идеи эти оказались эффективными, и обеспечили быстрое восстановление хозяйства, несмотря на голод 1921 года. Дальше от нэпа, и находящегося в его основе продуктообмена, пролегает прямая дорога к коллективизации и колхозу, который был просто воплощением той идеи, которую сформулировал А.И.

Свидерский: сдача излишков государству в обмен на продукты промышленности и механическую тягу. Вывод получается весьма печальным.

Трактовать нэп как уступку рынку и капиталистической стихии, значит фальсифицировать хозяйственную историю СССР.

Советскому государству нужен был хлеб, и эту мысль А.И. Свидерский впечатал ударом молота по наковальне: «Что лежит в основе проводимой в настоящее время продовольственной реформы? Стремление во что бы то ни стало увеличить продукцию сельского хозяйства»191.

Оформление Госплана В этих сложнейших условиях шло дальнейшее оформление планирования и создание государственной Общеплановой комиссии, или Госплана. На его плечи возлагалось руководство всем процессом хозяйственного восстановления, и Госплан должен был решить, каким именно образом это осуществить. Надо сказать, что это была сложная задача, учитывая глубину и масштабы хозяйственного кризиса.

Насколько можно судить, в общих чертах идея создания постоянной плановой комиссии зародилась у Ленина еще во время работы комиссии ГОЭЛРО. Ленин быстро понял, что временная комиссия, составившая план, во многом исчерпала свои функции, и теперь нужен руководящий орган для реализации плана, для контроля и необходимой доработки его применительно к складывающимся обстоятельствам. Ленин увидел в группе инженеров Комиссии ГОЭЛРО тех людей, которые могли бы составить костяк такого органа, первоначально названного Общеплановой комиссией. Во главе Общеплановой комиссии Ленин видел только Кржижановского 192. Структура ее была построена по образцу Комиссии ГОЭЛРО, давшей уже реальный результат. Ленин дополнительно разрабатывал теоретические основы хозяйственного планирования. 19 и 21 февраля 1921 года он работал над статьей «О едином хозяйственном плане», в которой очерчивал функции и Свидерский А. Новая продовольственная политика. // Народное хозяйство, 1921, № 3, с. Звездин З.К. От плана ГОЭЛРО к плану первой пятилетки. Становление социалистического планирования в СССР. М. «Наука», 1979, с. задачи нового органа. На следующий день, 22 февраля 1921 года на заседании Совнаркома Ленин предложил обсудить идею создания Общеплановой комиссии. Этот вопрос был поставлен в повестку дня, и, после обсуждения, решением Совнаркома Государственная общеплановая комиссия РСФСР была образована. Председателем Госплана РСФСР был назначен Кржижановский.


Как и все плановые инициативы, создание Госплана также началось с кризиса. В хозяйственном руководстве в начале 1921 года, пожалуй, уже не было принципиальных противников единого хозяйственного плана. Но зато не было и единства взглядов на принципы создания этого единого хозяйственного плана и задачи общеплановой комиссии. Создание Госплана проходило в условиях дискуссии по этим вопросам.

Непосредственный импульс этим дискуссиям был дан широкой дискуссией в партии о роли и задачах профсоюзов, которая началась в декабре 1920 года, и к началу 1921 года уже превратилась в настоящий внутрипартийный кризис, которому Ленин уделял очень большое внимание.

Дело состояло в том, что в партийной дискуссии ставился вопрос о рабочем потреблении. В 1920 году часто применялась «ударность», то есть приоритетное снабжение продовольствием, одеждой и предметами потребления тех заводов, которые имели ключевое значение. Не все профсоюзные деятели принимали при практику, продиктованную хозяйственными условиями, и требовали уравнительность в потреблении. Эту линию в дискуссии поддерживал Троцкий. Ленин ему возражал и говорил о необходимости ударности: «От такой ударности мы не отказываемся. Эта ударность нужна.

Будем тщательно изучать практический опыт нашего применения ударности»193.

В профсоюзной дискуссии этот вопрос не был главным камнем преткновения и обсуждался мимоходом. Но в начавшейся с выступлений Крицмана, Милютина и Ларина в январе-феврале 1921 года о принципах построения единого хозяйственного плана, он занял доминирующее место.

Это были работники, теснейшим образом связанные с составлением текущих планов распределения и работой Комиссии Использования при ВСНХ.

На хозяйственный план они смотрели, по сути, как на большой и общегосударственный план использования, распределения имеющихся продуктов по потребности. Потому Милютин в своих тезисах защищал идею сохранения и развертывания Комиссии Использования в общегосударственный орган, ведающий планированием и распределением, и прямо в своем докладе в Социалистической Академии 17 февраля 1921 года ссылался на нее: «Комиссия использования ВСНХ и Наркомпрод дали основу для единого хозяйственного плана в области распределения»194.

На предложениях Милютина лежал четкий отпечаток хозяйственного опыта Гражданской войны. С одной стороны, он, конечно, критиковал и попытки сведения в единую систему отраслевых планов, и планирование «по минимуму» (когда план строится из расчетов по продукту, минимум которого Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд. т. 42, с. Милютин В. О методах разработки единого хозяйственного плана. // Народное хозяйство, 1921, № 3, с. обязателен). Но с другой стороны, он выдвинул на первое место потребление:

«Такой отправной точкой я считаю удовлетворение потребностей рабочих нашего города и деревни, установление такого количеств продуктов и предметов широкого массового потребления, какое необходимо для восстановления и развития рабочей силы страны»195.

У Милютина все начиналось с рабочего потребления и завершалось распределением рабочей силы. Техническая реконструкция и развитие промышленности у него оказались на третьем плане. В его плане была ставка на эксплуатацию рабочей силы. Несмотря на то, что Милютин не отвергал план ГОЭЛРО, тем не менее, его предложения вошли в противоречие с ним.

Очевидно, Милютин, Крицман и Ларин стремились сохранить свое положение в руководстве хозяйством, путем сохранения и придания дополнительных функций Комиссии Использования, и рассчитывали на поддержку «рабочей оппозиции». Расчет, правда, не оправдался, поскольку «рабочая оппозиция»

потерпела сокрушительное поражение на Х съезде РКП(б) и эта фракция была распущена решением съезда.

Ленин выступил решительно против таких предложений и накануне образования Госплана нанес оппонентам сильный удар своей статьей «Об едином хозяйственном плане», в котором на главное место поставил план ГОЭЛРО: «Никакого другого единого хозяйственного плана, кроме выработанного уже «Гоэлро», нет и быть не может. Его надо дополнить, развивать дальше, исправлять и применять к жизни на основании указаний практического опыта, внимательно изучаемого»196.

Хотя в статье Ленина много говорилось о «комчванстве», о литературщине и злоупотреблениях административными правами, тем не менее, столкновение мнений Ленина и Милютина носило куда более глубинный характер, вполне постижимый, если учесть условия момента. Ленинский план, выраженный в виде плана ГОЭЛРО, ставил на рывок и быстрое восстановление хозяйства.

Предложения Милютина, несмотря на то, что они базировались на имеющемся опыте, консервировали хозяйственную отсталость на продолжительный период времени. Консервировать отсталость было очень опасно, поскольку белогвардейцы и их союзники в любой момент могли осуществить повторную интервенцию. Требовалось скорейшее восстановление и развитие, чтобы можно было встретить интервенцию во всеоружии.

Кроме того, еще во время Гражданской войны задачи распределения все чаще и чаще определялись вопросами организации производства того или иного фабриката, и Комиссия использования выходила далеко за рамки своих полномочий и компетенции. К тому же, вынужденным образом сложилось ненормальное положение, когда Комиссии использования принадлежало решающее слово в хозяйстве. Как говорил Л. Крицман: «Или, пользуясь удачным выражением тов. Ларина, куда ехать, берется определять не седок, а извозчик. 1918, 1919 и особенно 1920 годы были золотым веком этой Милютин В. О методах разработки единого хозяйственного плана. // Народное хозяйство, 1921, № 3, с. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд. Т. 42. с. любопытной системы»197. Безусловно, такая система после завершения войны стала до крайности тормозить развитие хозяйства и от нее срочно нужно было отказываться. К тому же, Гражданская война фактически закончилась, и теперь надо было думать, как производить, а не как распределить. Находок и захватов запасов продуктов теперь ждать было нельзя. Потому предложения Милютина и Ларина о Комиссии Использования, устаревали день ото дня.

На следующий день после выхода ленинской статьи, Государственная общеплановая комиссия РСФСР была образована. Она имела следующие задачи, определенные в «Положении о Государственной общеплановой комиссии»:

«2. На Государственную общеплановую комиссию возлагается:

а) разработка единого общегосударственного хозяйственного плана, способов и порядка его осуществления, б) рассмотрение и согласование с общегосударственным планом производственных программ и плановых предположений различных ведомств…, в) выработка мер общегосударственного характера по развитию знаний и организации исследований, необходимых для осуществления плана государственного хозяйства, г) выработка мер по распространению в широких массах населения сведений о плане народного хозяйства, способах его осуществления и формах соответствующей организации труда»198.

Как мы видим по этому положению, дискуссия о принципах образования единого хозяйственного плана не была завершена, а была, по сути дела, перенесена в созданную Общеплановую комиссию, у которой пока что были только самые общие указания и план ГОЭЛРО в качестве руководства по восстановлению хозяйства. Ленин не сколько одолел оппонентов в споре, сколько, воспользовавшись своими широкими административными полномочиями, провел свое понимание задач Общеплановой комиссии: «При СТО создается общеплановая комиссия для разработки единого общегосударственного хозяйственного плана на основе одобренного 8-м Всероссийским съездом Советов плана электрификации и для общего наблюдения за осуществлением этого плана»199.

Вскоре после создания комиссии, Ленин взялся за выжимание своих оппонентов из Общеплановой комиссии. Через три дня после ее создания, февраля 1921 года, Ленин написал Кржижановскому подробное и обстоятельное письмо с изложением своего видения организации Госплана, в котором уделил большое внимание кандидатуре Ларина. Ленин дал Кржижановскому подробные указания о том, как бороться с Лариным:

«2) Ларина Цека решил пока оставить. Опасность от него величайшая, ибо этот человек по своему характеру срывает всякую работу, захватывает власть, опрокидывает всех председателей, разгоняет спецов, выступает (без тени прав Цитируется по: Гордон А.С. Система плановых органов СССР. М., 1929, с. Протоколы Президиума Госплана РСФСР за 1921 год. М. «Экономика», 1979, т. 1, с. 29- Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд., т. 42, с. на сие) от имени «партии» и т.д.

На Вас ложится тяжелая задача подчинить, дисциплинировать, умерить Ларина. Помните: как только он «начнет» вырываться из рамок, бегите ко мне.

Иначе Ларин опрокинет всю Общеплановую комиссию.

3) Вам надо создать в Общеплановой комиссии архитвердый Президиум (обязательно без Ларина), чтобы организаторы и твердые (способные дать полный отпор Ларину и стойко вести тяжелую работу) люди помогали Вам и сняли с Вас работу административную.

Вы должны быть «душой» дел и руководителем идейным (в особенности отшибать, отгонять нетактичных коммунистов, способных разогнать спецов)»200.

В ЦК РКП(б), очевидно, состоялось бурное обсуждение этого вопроса, Ларин пока остался хозяйственником, но Ленин твердо решил его не допускать к работам Общеплановой комиссии, для чего дал Кржижановскому самые широкие полномочия по борьбе с Лариным. Он был самым опасным оппонентом Ленина в вопросах планирования, поскольку с конца 1917 года занимался хозяйственной работой, был членом Президиума и руководил Комитетом хозяйственной политики ВСНХ, и был авторитетным хозяйственником. Он действительно мог свернуть Общеплановую комиссию с намеченного пути.

Итак, после этих споров, Госплан оформился в следующем виде. В нем было 34 сотрудника, из которых было семеро коммунистов: Кржижановский, Крицман, Струмилин, Попов, Есин, Середа и Смирнов. В составе Госплана было образовано семь структурных подразделений:


1. Подкомиссия плановых предположений ближайшего года.

2. Секция энергетики (Государственная комиссия по электрификации).

3. Сельскохозяйственная секция.

4. Секция промышленности.

5. Секция транспорта.

6. Подкомиссия учета и распределения материальных ресурсов и организации труда.

7. Подкомиссия внешней торговли и концессий201.

Структура Госплана, по состоянию на май 1921 года, показывает, что несмотря на все споры между Лениным и Милютиным, полностью отказаться от планирования использования не получилось, и в составе Госплана была создана секция с этими функциями. Однако, это была лишь небольшая уступка, которая диктовалась хозяйственными условиями, тогда как идеи Милютина были фактически отброшены и не использовались.

Вместе с Госпланом, декретом Совнаркома от 17 марта 1921 года, была преобразована структура плановых органов в наркоматах. В них также создавались профильные плановые комиссии, которые должны обеспечивать решение ведомственных задач и помогать Госплану в разработке единого государственного плана. Были также уточнены плановые функции СТО.

Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е издание, т. 51, с. Кржижановский Г.М. Сочинения. Т. II. Проблемы планирования. М.-Л., 1934, с. 10- Структура этих плановых органов сложилась следующим образом202:

Орган Плановые комиссии Совет Труда и Обороны - Комиссия использования - Высший совет по перевозкам - Комиссия по плану внешней торговли Высший Совет Народного - Центральная производственная комиссия Хозяйства (ВСНХ) - Центральная комиссия общегосударственного плана строительства - Центральная комиссия топливного плана при Главтопе Наркомат земледелия - Плановая комиссия по выработке общего плана сельского и лесного хозяйства - Комиссия по сырью Наркомат продовольствия - Комиссия по установлению плана разверстки и натуральных налогов Таким образом, уже на самых первых этапах своего существования, Госплан получил связку с важнейшими хозяйственными наркоматами. В дальнейшем эта система сотрудничества Госплана и хозяйственных наркоматов в составлении планов только развивалась, и со временем в ряде наркоматов (ВСНХ, Наркомзем) развились мощные плановые организации, которые сами составляли крупные перспективные планы развития своих отраслей.

План продовольственного снабжения Перед Госпланом, как новым органом, ответственным за развитие народного хозяйства РСФСР, встало несколько крупных и неотложных задач, которые требовали срочного и немедленного решения. Нужно было составить, реальный план топливоснабжения, план продовольственного снабжения на текущий и следующий год, план электростроительства на 1921 год, провести отбор наиболее жизнеспособных предприятий, разработать программы железнодорожного строительства и снабжения, железных дорог, составить баланс импортных операций и провести районирование страны 203. Но начать нужно было с того, что важнее всего. После некоторых размышлений, плановики остановились на хлебном балансе.

Мы уже видели, что сельское хозяйство после Гражданской войны находилось в очень плохом состоянии. Крайний недостаток пахотных орудий привели к затянутому севу, что в условиях засухи привело к катастрофе. Лето выдалось чрезвычайно засушливым, почти без дождей. Из пустынь задули суховеи. Посевы в целом ряде районов оказались выжженными полностью, а в других отмечался большой недород, часто не возмещавший даже посева.

Уже в конце июня 1921 года в Совнаркоме стало известно о неурожае и размерах бедствия. В неурожайных губерниях, по сводкам ЦК Помгола, проживало 31 млн. 714 тысяч человек204. Помочь такому количеству нуждающихся было невозможно, и Совнарком пошел на то, чтобы признать голодающими уезды с урожаем менее 6 пудов на душу. Но и это мало спасало Гордон А.С. Система плановых органов СССР. М., 1929, с. Протоколы Президиума Госплана РСФСР за 1921 год. М. «Экономика», 1979, т. 1, с. Поляков. Ю.А. 1921-й: победа над голодом. М. «Политиздат», 1975, с. положение. Количество голодающих продолжало прибывать. Их насчитывалось по приблизительным данным, в июле 1921 года до 10 млн. человек, но к зиме число выросло вдвое, до 22 млн. человек205.

5 июля Кржижановский в Госплане сделал доклад о неурожае, который осветил складывающееся положение. Президиум принял решение срочно разработать план продовольственного снабжения Республики206. В августе года, в условиях обострения голода и постепенно проясняющихся перспектив на урожай, оценивающийся примерно в 32 млн. тонн зерна, что вдвое меньше, чем в урожайный год, первое место в работах Госплана занял продовольственный план. В то время решение всех хозяйственных вопросов упиралось в продовольствие, и зависело от того, сколько будет выделено продовольственных пайков. Поэтому продовольственный план был основным и главным. Кржижановский писал об этом в декабре 1921 года: «Нам приходится также соображать, какое количество рабочей силы мы можем поставить в условия надлежащей производительной обстановки и полезно использовать в ближайший хозяйственный год. При этом мы должны исходить, прежде всего, из наличия сельскохозяйственных ресурсов»207.

Наброски нового плана продовольственного снабжения были сделаны еще в марте-апреле 1921 года, но детально продовольственный план на 1921/22 год стал вырабатываться только в конце лета, после подведения прогнозов на урожай. В августе в Госплане был разработан первый вариант плана продовольственного снабжения республики. 23 августа 1921 года Струмилин сделал доклад в Президиуме Госплана и доложил результаты.

Этот план продовольственного снабжения, разработанный в основном, Станиславом Густавовичем Струмилиным, стал первым планом, разработанном в Госплане РСФСР и оказавшим большое влияние на советскую экономику.

Именно благодаря этому плану советским хозяйственникам в тяжелом, кризисном 1921 году не только удалось побороть навалившиеся хозяйственные кризисы, но и увеличить выпуск промышленной продукции на 70% к прошлому году. В РСФСР, в условиях жестокого топливного и продовольственного кризиса не только не произошел спад производства208, но был быстрый его рост.

Причина такого удивительного положения заключалась в плане продовольственного снабжения Струмилина, который строился на следующих предпосылках. Во-первых, был определен минимальный срок планирования хозяйства: «Наименьший срок, на который рационального строить хозяйственный план, это год»209. Во-вторых, Струмилин поставил задачу обеспечить полную загрузку предприятий: «При всем при том, хозяйственный план будет рациональным постольку, поскольку он обеспечивает максимальный коэффициент использования всех производственных и продовольственных Поляков. Ю.А. 1921-й: победа над голодом. М. «Политиздат», 1975, с. протокол № 30, Протоколы Президиума Госплана РСФСР за 1921 год. М. «Экономика», 1979, с. Кржижановский Г.М. Хозяйственные проблемы Советской Республики и работы общеплановой комиссии (Госплана), вып. 1. М. 1921, с. Главным образом потому, что падать было уже больше некуда.

Струмилин С. К хозяйственному плану на 1921-22 год. // Народное хозяйство, 1921, № 5, с ресурсов республики»210.

Струмилин строил свое планирование по принципу «минимума», который до этого раскритиковал Милютин. Струмилин искал тот продукт, от воспроизводства которого зависело все хозяйство, воспроизводство которого укладывалось бы в год, и минимум которого был бы обязательный.

Металл и уголь были отвергнуты, поскольку цикл их воспроизводства был значительно короче года. Был лишь один продукт, который имел годовой цикл производства и от которого зависело воспроизводство рабочей силы — хлеб.

Струмилин это признал и положил урожай в основу хозяйственного планирования: «Урожай определяет собой и размер общего для всей страны фонда воспроизводства рабочей силы на предстоящий год и размеры отдельных сырьевых фондов для целого ряда отраслей промышленности» 211.

Следовательно, виды на урожай задавали общие контуры плана на предстоящий хозяйственный год, который было предложено отсчитывать с октября, от него зависело количество рабочей силы и ее производительность, а уже от этого зависел уровень производства во всех остальных отраслях промышленности.

При поверхностном взгляде, даже трудно понять, почему прошел этот план, который выстроен по принципам, которые критиковались и Лениным, и Милютиным: по потреблению и по «минимуму». Однако, при детальном рассмотрении, все становится ясным. Струмилин выдвинул веский аргумент в защиту планирования на текущий хозяйственный от потребления хлеба.

Он привел данные о рационе русского рабочего до революции и таблицу зависимости производительности рабочего от потребляемых в день калорий.

Получая в день 3750 калорий, рабочий работал без убытка, и приносил работой 351 рубль прибыли в год, и 233 рубля своего годового заработка.

Если же питание рабочего сократить до 3000 калорий в день, то заработок уменьшится на 80%, до 187 рублей в год, а прибыль до 148 рублей.

Минимальный уровень питания рабочего, при котором возможна прибыль предприятия, приходился на 2500 калорий в день. При этом рабочий зарабатывал в год 156 рублей, приносил 11 рублей дохода, а чистый убыток составлял 340 рублей. Минимально возможный уровень питания, на грани поддержания физического существования, приходился на 2000 калорий в день.

При этом рабочий получал 124 рубля в год, приносил убыток предприятию в 124 рубля, и чистый убыток в 475 рублей212. Иными словами, чем меньше пищи потреблял рабочий, тем меньше он возмещал своей работой свое содержание.

На полуголодном пайке рабочий становится, по существу, иждивенцем.

В 1913 году рабочий паек составлял 3913 калорий в день, в 1917 году – 3445 калорий, а в 1918 году – уже 2680 калорий. Согласно приведенному выше расчету, каждый рабочий не вырабатывал продукции из-за снижения производительности труда на 260 рублей. В итоге, терялось 1600 млн. рублей золотом не произведенной продукции. Струмилин вскрыл одну из глубинных причин хозяйственного кризиса, состоявшую в том, что получавшие Струмилин С. К хозяйственному плану на 1921-22 год. // Народное хозяйство, 1921, № 5, с. Струмилин С. К хозяйственному плану на 1921-22 год. // Народное хозяйство, 1921, № 5, с. Струмилин С.Г. Избранные произведения в пяти томах. Т. 2. На плановом фронте. М. АН СССР, 1963, с. полуголодный государственный паек, рабочие просто не могли его вернуть производимым продуктом. Производительность падала и падала, пока, наконец, не достигла чрезвычайно низкого уровня.

Из этих цифр следовало два важных вывода. Во-первых, суточный рацион рабочего недопустимо низок и уже подбирается к грани физического истощения. Дальше его сокращать нельзя, не вызвав быстрого и катастрофического падения производительности труда и остановки промышленности. Во-вторых, это наносит ущерб экономике в целом.

Государство недополучает промышленную продукцию, недополучает доходы, и вынуждено искать чрезвычайные источники доходов. За 1918-1919 годы только с помощью инфляции удалось получить 758,5 млн. золотых рублей 213. Но инфляционный налог и прочие чрезвычайные методы извлечения доходов приводили экономику республики в глубокое расстройство. Расстройство денежного хозяйства за годы войны не позволяло проводить закупки хлеба в деревне, и вынуждало переходить к натуральному продналогу и натуральному продуктообмену.

Струмилин, учитывая общую ситуацию в хозяйстве, предложил такой план: паек рабочего поднять, а число рабочих, стоящих на государственном снабжении, сократить. Тем самым поднять производительность рабочего, более эффективно распорядиться продовольственными запасами и встать на путь оздоровления экономики.

По его подсчетам нужно было установить паек в 3400 калорий в день для взрослого, и 2600 калорий – для члена семьи. Такой паек потребовал бы, в среднем, 192 килограммов муки, 24 килограмма крупы, 115 килограммов картофеля в год на человека214. Это был очень хороший суточный рацион. Для сравнения, красноармейский паек составлял в 2900 калорий в день, что было вполне приемлемо. Паек солдата армии США составлял тогда 2929 калорий, французской армии – 2995 калорий, немецкой – 3069 калорий 215. Увеличение калорийности пайка всего на 1 тысячу калорий поднимет производительность рабочего с 253 до 584 рублей, то есть в 2,3 раза216.

Государственные запасы продовольствия были очень ограничены, поступление также наталкивалось на ограничения, и было невозможно кормить миллионы государственных служащих, рабочих и солдат. Струмилин поставил вопрос ребром: количество едоков, стоящих на государственном снабжении, нужно решительно сократить. Если с пайками было все ясно и дополнительных вопросов здесь не возникало, то вот по вопросу о количестве едоков ведомства долго не могли сойтись на приемлемой цифре. На заседании Президиума Госплана, совместно с представителями Наркомата продовольствия было предложено число рабочих сократить с 4 млн. до 3,5 млн. человек, а число Струмилин С.Г. Избранные произведения в пяти томах. Т. 2. На плановом фронте. М. АН СССР, 1963, с. протокол № 44, Протоколы Президиума Госплана РСФСР за 1921 год. М. «Экономика», 1979, с. 65, Струмилин С.Г. Избранные произведения в пяти томах. Т. 2. На плановом фронте. М. АН СССР, 1963, с. Кржижановский Г.М. Хозяйственные проблемы Советской Республики, вып. 1. М. 1921, Хозяйственные проблемы, с. 30- советских служащих, с 2 млн. 154 тысяч до 1,5 млн. человек217.

Представители Наркомата продовольствия долго не соглашались на такие цифры и предлагали поставить на государственное снабжение больше едоков.

После долгих споров вокруг более чем разнобойных цифр о численности служащих в разных ведомствах, удалось выработать более или менее приемлемый вариант, и 17 сентября 1921 года Струмилин доложил, что на совместном совещании руководителей ведомств в Совете Труда и Обороны, было решено сократить число совслужащих до 900 тысяч, а рабочих – до 2, млн. человек. Снабжение этих людей потребует около 4 млн. тонн хлеба. 20 сентября состоялось еще одно заседание Госплана – с докладом представителя Наркомпрода М.И. Фрумкина. Он доложил, что Наркомпрод сумел сократить расход хлеба до 2,8 млн. тонн, и, что собрать это количество продовольствия представляется реальным219. 21 сентября вопрос рассматривался в Совете Труда и Обороны, на котором был принят предложенный план продовольственного снабжения.

Ведомственные споры были связаны с тем, что одновременно менялась и структура продовольственного снабжения. В 1920 году была введена система «бронированного снабжения», которая предусматривала бронь на определенное количество наиболее важных рабочих, занятых на ударных предприятиях, выполняющих важнейшие заказы Из поступающего продовольствия, в первую очередь закрывалась эта бронь.. Рабочие получали продовольствие практически вне зависимости от выработки и соблюдения дисциплины.

К 1 января 1921 года на бронированном снабжении находило 3 млн. тысяч человек. Летом того же года их численность выросла до 3 млн. 762 тысяч человек. При этом количество прогулов составляло 38% человеко-дней, а выработка составляла 52% от довоенной. Такое положение привело к превращению завода в собес для рабочих, получавших продукты даже за невыход на работу. Хозяйственники признали: «Рабочее снабжение по карточной системе показало свою полную несостоятельность. Когда ресурсы малы, надо их расходовать таким путем, чтобы они приносили максимальные результаты»220. Причем, что характерно, неудача связывалась с продразверсткой:

«Крушение системы бронированного снабжения есть несомненный результат той продовольственной неразберихи, которую породила разверстка»221. Это еще одно доказательство того, что большевики не считали продразверстку своей системой, и при первой же возможности от нее отказались.

18 июня 1921 года бронированное снабжение было заменено на другую систему — коллективное снабжение. По этой схеме за заводом закреплялось определенное количество продовольствия. Его выделение было связано с выполнением программы. Если завод делал 100% программы, то он получал выделенное количество. Если выполнялось, скажем, 85% программы, то завод протокол № 59, Протоколы Президиума Госплана РСФСР за 1921 год. М. «Экономика», 1979, с. протокол № 61, Протоколы Президиума Госплана РСФСР за 1921 год. М. «Экономика», 1979, с. протокол № 62, Протоколы Президиума Госплана РСФСР за 1921 год. М. «Экономика», 1979, с. 81 Маркович Д. Снабжение рабочих в 1921 году. // Народное хозяйство, 1922, № 2, с. Маркович Д. Снабжение рабочих в 1921 году. // Народное хозяйство, 1922, № 2, с. получал 85% своего продовольственного фонда. За перевыполнение плана начислялись премии. Это сразу дало мощные результаты. Прогулы сократились до 13%, производительность выросла до 80% от довоенного уровня, а программы стали выполняться на 123% 222. Рабочие поняли, что их пайки зависят от выработки и значительно улучшили работу.

С 1 июля 1921 года бронированное снабжение было практически прекращено, и Наркомпрод стал создавать систему коллективного снабжения, в которую было включено 990,1 тысяч рабочих в промышленности и 815 тысяч рабочих на транспорте. Они составили основу для работ по восстановлению промышленности и транспорта, поскольку делали основную часть работы. Все малозначимые предприятия безжалостно закрывались и снимались со снабжения. Это позволило значительно сократить количество едоков, стоящих на государственном снабжении, и приблизить потребление хлеба к наличным продовольственным фондам.

Вместе с тем, Госплан занимался не только планом продовольственного снабжения, но и вопросами восстановления сельского хозяйства в пострадавших от засухи и голода районах. Уже в конце 1921 года был составлен специальный трактат о восстановлении сельского хозяйства, предусматривающий оказание неотложной помощи (выделение семенной ссуды, помощь фуражом и продовольствием, поставки сельскохозяйственных орудий и т. д.), а в 1922/23 году был составлен уже детальный план восстановления сельского хозяйства, в районах, пострадавших от голода в году. Этот план употреблялся в СТО вплоть до 1926-1927 годов, как отправной материал для планирования самых разных мероприятий в сельском хозяйстве, как для целей восстановления, так и для целей развития223.

Надо сказать, что борьба за хлеб была самым первым и самым серьезным уроком планирования для только что созданного Госплана. Если в планировании снабжения и производственных программ можно было опираться на опыт комиссий ВСНХ — главков, то вот новый продовольственный план плановики составляли преимущество с опорой на свои силы. Любая ошибка могла привести к хозяйственной катастрофе.

Топливный урок планирования Госплан включился в борьбу против топливного кризиса, который в начале 1921 года только усугубился в связи с нехваткой продовольствия. Кризис охватывал теперь уже все отрасли топливного хозяйства, не исключая и заготовку дров, на чем выезжали в годы Гражданской войны.

Положение было крайне серьезным, и топлива было в самый обрез по сравнению с с самыми голодными и скудными потребностями, которые только сумел исчислить Главтоп ВСНХ. Так, имелось в наличии 4,4 млн. куб. саженей дров при потребности в 3,7 млн., имелось донецкого угля 105 млн. пудов при потребности в 97 млн. пудов, имелось 56,5 млн. пудов нефти при потребности в Маркович Д. Снабжение рабочих в 1921 году. // Народное хозяйство, 1922, № 2, с. Кржижановский Г.М. Пять лет борьбы за план. // Плановое хозяйство, 1926, № 3, с. 54,8 млн. пудов. Потребности в торфе и древесном угле не покрывались запасами224.

В принципе, методика разрешения топливного кризиса была уже отработана: увеличить заготовку, сократить потребности, перебросить на наиболее важные предприятия и к наиболее важным потребителям. Однако, именно в области топлива Госплан получил первый и наиболее серьезный урок того, что нельзя планировать по-бюрократически.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.