авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 ||

«САМЫЕ ЛУЧШИЕ КНИГИ Электронная библиотека GREATNOTE.ru Лучшие бесплатные электронные книги, которые стоит прочитать ...»

-- [ Страница 28 ] --

У Кэйли бедная семья. Ее отец валит лес в ТР-90 и выпивает в пабе во Фреше (заведении, которое в надлежащее время станет «Диппером»). У ее матери на щеке большое розовое пятно, поэтому дети зовут ее Вишневой Головкой или Земляничной Мордой. У Кэйли совсем нет хорошей одежды. Сегодня на ней старый коричневый свитер, и старая клетчатая юбочка, и стоптанные ботинки, и белые носки с растянутыми голенищами. Одно колено разбито, вероятно, сама упала или кто-то толкнул ее на игровой площадке. Это Кэйла Бевинс, хорошо, но сейчас лицо у нее кожаное. И хотя оно беспрерывно меняет формы, ни одно из них даже близко не похоже на человеческое.

Джулия думает: «Я вижу, как ребенок смотрит на муравья, когда муравей смотрит вверх со своей стороны увеличительного стекла. Когда она смотрит вверх за миг до того, как сгореть».

— УМОЛЯЮ, КЕЙЛИ! ПРОШУ! МЫ ЖИВЫЕ!

Кэйли смотрит на нее сверху и ничего не делает. И тогда скрещивает перед собой руки — это человеческие руки в этом видении — и через голову снимает с себя свитер. В голосе ее, когда она начинает говорить, нет любви, нет сочувствия, нет раскаяния.

Но в нем, возможно, есть жалость.

Она говорит.

Джулию откинуло от коробочки, словно чья-то рука ее отбросила. Последнее задержанное дыхание вылетело из нее прочь. Прежде чем она успела сделать вдох, за плечо 493 Хубз — круглый плоский хлеб в арабских странах.

ее схватил Барби, выдернул затычку со шпинделя и натолкнул ее ртом на него, с надеждой, что не поранит ей язык или — Бог избавь — не вгонит жесткую пластиковую трубку ей в нёбо. Он никак не мог позволить ей вдохнуть отравленного воздуха. С такой кислородной недостаточностью, как у нее сейчас, начнутся или судороги, или она просто напросто умрет.

Откуда бы не вернулась, но, похоже было, что она не потеряла голову. Вместо того чтобы отбиваться, она мертвой хваткой вцепилась руками в шину от «Приуса» и начала лихорадочно сосать со шпинделя. Он ощутил, как ее тело большими волнами пронизывает дрожь.

Сэм наконец-то перестал кашлять, но теперь родился какой-то другой звук. И Джулия тоже его услышала. Она еще раз присосалась к шине и подняла глаза вверх, большие, широко раскрытые в ее глубоких, притененных глазницах.

Лаяла собака. Это должен был быть Горес, потому что он — единственная собака, которая осталась. Он… Барби схватил ее за руку, так крепко сжав, что она подумала: «Сейчас он ее мне сломает». На его лице застыло выражение простого удивления.

Коробочка со странным на ней символом зависла на высоте четыре фута над поверхностью земли.

Горес был первым, кто почувствовал свежий воздух, потому что он находился ближе всех к земле. Он начал лаять. Следом его почувствовал Джо: ощутил ветерок, трусливо холодное протяжение у себя на спине. Джо опирался на Купол, а Купол пришел в движение.

Двигался вверх. Норри дремала, склонив голову с раскрасневшимся лицом на грудь Джо, и тут он заметил, как вдруг начала трепетаться кудряшка ее грязных, запутанных волос. Она раскрыла глаза.

— Что?… Джои, что случилось?

Джо понял, но сам был весьма пораженный, чтобы объяснять ей. Он ощущал спиной плавное скользкое движение, словно вне его двигается вверх бесконечный лист стекла.

Горес уже лаял, как бешеный, с выгнутой в дугу спиной, носом к земле. В его традиционной позе я-хочу-играться, однако, Горес не игрался. Он вонзил нос под всплывающий вверх Купол и нюхал свежий прохладный воздух.

Божественно!

Рядовой Клинт Эймс на южной стороне Купола также кунял. Он сидел, скрестив ноги на мягкой обочине шоссе 119, закутавшись в одеяло на индейский манер. Вдруг потемнело в воздухе, словно нехорошие сновидения выпорхнули из его головы и набрали физической формы. А затем он закашлялся и проснулся.

Сажа вихрилась над его обутыми в сапоги ногами и оседала ему на брючины форменных повседневных брюк хаки. Откуда, ради Бога, ее столько налетело? Пожар же внутри. И тогда он увидел. Купол подтягивался вверх, словно гигантское жалюзи. Это было невозможно — он же был погружен на много миль вглубь и настолько же поднятый вверх, всем это было известно, — но он поднимался.

Эймс не колебался. Он плашмя, на локтях и коленях, рванулся вперед и схватил Олли Динсмора за руки. Нырнув под Купол, он на мгновение ощутил спиной скольжение его твердого, стеклянного края и успел подумать: «Если сейчас он вновь опустится, он разрежет меня пополам». А в следующее мгновение он уже тянул мальчика наружу.

Сначала показалось, что он тянет труп. «Нет!» — крикнул Эймс. Он понес мальчика к ближайшему из ревущих вентиляторов. «Не вздумай умереть у меня на руках, коровий мальчик!»

Олли начал кашлять, потом наклонил голову и бессильно вырвал. Эймс его держал.

Теперь и другие бежали к ним, с триумфальными восклицаниями, впереди сержант Грох.

Олли вновь рыгнул.

— Не называй меня коровьим мальчиком, — прошептал он.

— Подгоните санитарную машину! — закричал Эймс. — Нам нужны медики!

— Нет, мы доставим его в Госпиталь Центрального Мэна на вертолете, — сказал Грох. — Мальчик, ты когда-нибудь летал на вертолете?

Олли, глаза у него оставались затуманенными, покачал головой. И тут же вырыгал Гроху на ботинки.

Грох просиял и пожал Олли грязную руку.

— Поздравляю с возвращением в Соединенные Штаты, сынок. Поздравляю с возвращением в открытый мир.

Олли обнял рукой Эймса за шею. Он понимал, что теряет сознание. Он хотел продержаться еще чуточку, чтобы успеть сказать «благодарю», однако не смог. Последнее, что он осознал, прежде чем тьма поглотила его вновь, было то, что солдат целует его в щеку.

На северном конце первым на волю вырвался Горес. Он помчал прямо к полковнику Коксу и затанцевал вокруг его ног. Горес не имел хвоста, но он на это не обращал внимания;

он мотылял всем своим гузном.

— А чтобы мне пропасть, — произнес Кокс.

Он подхватил пса на руки, и Горес начал ошалело облизывать полковнику лицо.

Беженцы стояли кучкой на своем стороне (демаркационную линию было ясно видно в траве, яркой по одну сторону и мертвенно-серой по другую), начиная понимать, но не решаясь полностью верить. Расти, Линда, маленькие Джей-Джей, Джо Макклечи и Норри Келверт и матери этих двоих у них по бокам. Джинни, Джина Буффалино и Гарриэт Бигелоу, обнявшись. Твич обнимал сестру свою Рози, которая плакала, качая на руках Малыша Уолтера. За руки держались Пайпер, Лисса и Джеки. Позади их стояли Тони Гай и Питер Фримэн, все, что осталось от персонала «Демократа». Элва Дрэйк наклонилась к Ромми Бэрпи, а тот держал на руках Алису Эпплтон. Они смотрели, как быстро поднималась вверх грязная стена Купола. Яркость осенней листвы на той стороне брала за душу.

Свежий, сладкий воздух поднимал им волосы, осушал пот с их кожи.

— Перед этим мы все видели словно сквозь закопченное стекло, — произнесла Пайпер Либби. — А теперь словно встретились лицом к лицу.

Горес спрыгнул с рук полковника Кокса и начал нарезать восьмерки по траве, тявкая, вынюхивая, стараясь поссать одновременно на все сразу.

Уцелевшие беженцы, не веря собственным глазам, смотрели на яркий небесный шатер, который возвышался вверху свежим осенним днем в Новой Англии. А над ними грязный барьер, который держал их в заточении, поднимался вверх все быстрее и быстрее, уменьшаясь до длинной линии, словно проведенной стремительным карандашом по листу голубой бумаги.

Какая-то птичка промелькнула над тем местом, где только что торчал Купол. Алиса Эпплтон, все еще сидя на руках у Ромми, увидела ее и весело засмеялась.

Барби и Джулия стояли на коленях и поочередно дышали со шпинделя, который торчал с шины, которая лежала между ними. Они видели, как коробочка вновь начала подниматься. Сначала медленно и, казалось, она вторично зависла на высоте восемьдесят футов, так, словно колебалась. И тогда она метнулась вверх со скоростью, невозможной для отслеживания человеческим глазом;

это было, как пытаться увидеть пулю в полете. Купол или взлетал вверх, или каким-то образом сворачивался.

«Коробочка, — подумал Барби. — Она притягивает к себе Купол, как магнит притягивает железные опилки».

К ним пробивался сквозняк. Барби отмечал по шевелению травы, как тот крепчает.

Он потряс Джулию за плечо и показал прямо на север. Грязное серое небо вновь стало синим, таким ярким, что глазам больно. Гипнотизировали своей яркостью деревья.

Джулия подняла голову от шпинделя и вдохнула.

— Я не уверен, что это настолько… — начал Барби, но тут уже наконец-то прилетел настоящий ветер. Он увидел, как тот поднимает волосы Джулии, ощутил, как тот высушивает пот на его глубоко пропитанном угольной пылью лице, нежно, словно ладонь возлюбленной.

Джулия вновь закашляла. Он постучал ее по спине, в то же время, делая свой первый вдох. Он еще смердел и царапал ему горло, но уже годился для дыхания. Плохой воздух отлетал на юг, а свежий вдувался с территории ТР-90 из-за Купола — оттуда, где только что был тот Купол. Следующий вдох был лучше, третий еще лучше, четвертый — даром Бога.

Или кожеголовой девочки.

Барби с Джулией обнялись возле черного квадратика на траве, где лежала коробочка.

Там ничто не будет расти, никогда больше.

— Сэм! — вскрикнула Джулия. — Мы должны вытянуть Сэма!

Они побежали к «Одиссею», все еще хекая, а вот Сэм уже не кашлял. Он навалился на руль, глаза раскрыты, дыхание короткое. Нижняя часть лица у него была залита кровью, и когда Барби его отклонил, он увидел, что голубая рубашка старика стала грязно-пурпурной.

— Вы сможете его нести? — спросила Джулия. — Вы сможете его донести туда, где солдаты?

Ответ почти наверняка должен был быть негативным, но Барби произнес:

— Я постараюсь.

— Не надо, — прошептал Сэм. Глаза его шевельнулись в их сторону. — Очень больно. — С каждым словом изо рта у него текла свежая кровь. — Вы это сделали?

— Джулия сделала, — сказал Барби. — Я точно не знаю, как именно, но она сделала.

— Отчасти также и тот мужчина в спортивном зале, — сказала она. — Тот, которого гакермонстр застрелил.

У Барби отвисла челюсть, но она не заметила. Она обняла Сэма и поцеловала его в обе щеки.

— И вы это сделали, Сэм. Вы привезли нас сюда, и вы видели маленькую девочку на площадной сцене.

— Вы были не маленькой девочкой в моих снах, — произнес Сэм. — Вы были взрослая.

— Но маленькая девочка все равно была здесь, в глубине, — коснулась Джулия своей груди. — Она и сейчас там. Она живая.

— Помогите мне выбраться из кабины, — прошептал Сэм. — Хочу понюхать свежего воздуха, прежде чем умереть.

— Вы не умрете… — Цыть, женщина. Мы оба знаем, что почем.

Они вдвоем взяли его под одну руку, деликатно вытянули из-за руля и положили на траву.

— Как воздух пахнет, — произнес он. — Бог ласковый. — Он глубоко вдохнул, закашлялся, брызгая кровью. — Я словно меда из соты пососал.

— И я тоже, — сказала она, убирая назад ему волосы со лба.

Он положил свою ладонь поверх ее.

— А им… им было стыдно?

— Там была лишь одна, — ответила Джулия. — Если бы их было больше, ничего бы не вышло. Я не думаю, что можно отбиться от связанной жестокостью стаи. А что касается стыда, нет, ей не было стыдно. Она нас пожалела, но ей не было стыдно из-за сделанного ними.

— Они не такие, как мы, правда? — прошептал старик.

— Да, совсем не такие.

— Жаль — это для крепких людей, — произнес он и вздохнул. — А я могу лишь стыдиться. Что я наделал, это все из-за алкоголя, но мне все равно стыдно. Я бы ничего этого не сделал, если бы можно было вернуться назад.

— Что бы там ни было, вы возместили все, наконец, — сказал Барби, взяв Сэма за левую руку. На безымянном пальце у того висело обручальное кольцо, гротескно большое на этой щуплой плоти.

Сэм перевел на него свои — типично янковские, выцвевше-голубые — глаза и попробовал улыбнуться.

— Может, оно и так… за сделанное. Но я же радовался, когда это делал. Кажется мне, что это возместить никогда не… — он вновь начал кашлять, и вновь хлынула кровь из его почти совсем беззубого рта.

— Сейчас же перестаньте, — воскликнула Джулия. — Перестаньте говорить. — Они стояли на коленях по бокам Сэма. Она глянула на Барби. — Забудьте, что я говорила, чтобы его нести. Он у себя внутри что-то надорвал. Нам надо пойти за помощью.

— О, там небо! — произнес Сэм Вердро.

В последний раз. Он выдохнул, грудь его опала и уже больше не поднялись с очередным вдохом. Барби потянулся, чтобы прикрыть ему глаза, но Джулия перехватила его руку и остановила со словами:

— Пусть он смотрит. Хоть и мертвый, пусть смотрит, сколько это возможно.

Они сидели рядом с ним. Слышали голоса птичек. А где-то там все еще лаял Горес.

— Думаю, мне нужно пойти, найти свою собаку, — сказала Джулия.

— Да, — кивнул он. — На машине?

Она покачала головой.

— Давайте пешком. Я думаю, мы осилим полмили, если будем идти медленно, как вы?

Он помог ей встать.

— Давайте попробуем и увидим, — сказал он.

Пока они шли, сомкнув руки над травянистой серединой старого проселка, она рассказала ему, насколько сумела, о том, как «была внутри коробочки» — как она это назвала.

— Итак, — произнес он, когда она закончила, — вы рассказали ей о том ужасном, на что мы способны, показали ли ей такие наши действия, и она нас все равно выпустила?

— Они и сами все знают об ужасных действиях, — ответила она.

— Тот день в Фаллудже — наиболее плохое воспоминание в моей жизни. Что делает его наиболее плохим, так это то… — Он попробовал изложить это в тех сроках, которыми воспользовалась Джулия, — что я это делал, а не был тем, с кем это делали.

— Вы того не делали, — сказала она. — Это другой человек сделал.

— Не имеет значения, — возразил Барби. — Мальчик все равно мертвый, неважно, кто его убил.

— Это все равно случилось бы, если бы вас в спортзале было двое или трое? Или если бы вы там были сам?

— Нет. Конечно, нет.

— Тогда ропщите на судьбу. Или на Бога. Или на Вселенную. Только прекратите винить себя.

Он скорее всего никогда не смог бы этого постичь, но он понял то, что сказал в конце Сэм. Стыд за плохие деяния — лучше, чем ничего, думал Барби, но никакого стыда постфактум не хватит, чтобы перечеркнуть радость, полученную от уничтожения — хоть ты муравьев жег, хоть убивал арестантов.

В Фаллудже он не ощущал радости. Относительно этого он не чувствовал себя виноватым. И это уже было хорошо.

К ним бежали солдаты. Им осталась, вероятно, лишь минута в одиночестве. Скорее всего, две.

Он остановился и взял ее за руки.

— Я люблю вас за то, что вы сделали, Джулия.

— Я знаю, — спокойно ответила она.

— То, что вы сделали, это нуждалось в огромной отваге.

— Вы извините мне кражу из ваших воспоминаний? Я не специально, просто так вышло.

— Полностью извиняю.

Солдаты уже были близко. Вместе с ними бежал и Кокс, у него по пятам танцевал Горес. Скоро Кокс будет здесь, спросит, как полагается Кену, и с этими словами их вновь вернет себе этот мир.

Барби посмотрел вверх, на синее небо, глубоко вдохнул воздух, который становился все более чистым.

— Я не могу поверить, что все кончилось.

— А оно может когда-нибудь вернуться, как вы думаете?

— Возможно, не на этой планете и не из-за действия этой стаи. Они вырастут и покинут свою игровую комнату, но коробочка останется. Рано или поздно кровь всегда брызжет на стену.


— Это ужасно.

— Вероятно, но можно, я скажу вам кое-что, что любила повторять моя мать?

— Конечно.

Он поколебался:

— Если бы не ночи, дни были бы наполовину менее яркими.

Джулия рассмеялась. Так хорошо это звучало.

— Что кожеголовая девушка сказала вам напоследок? — спросил он. — Говорите быстрее, потому что они уже вот-вот будут рядом, а это принадлежит только нам двоим.

Джулия явным образом была удивлена тем, что он этого не знал.

— Она сказала слова, которые мне когда-то сказала Кэйла: «Бери и иди домой, это тебе будет как платье».

— Она имела в виду коричневый свитер?

Она вновь взяла его за руку:

— Нет, наши жизни. Наши маленькие жизни.

Он обдумал услышанное:

— Если она сделала вам такой дар, то воспользуемся.

Джулия махнула рукой:

— Смотрите, кто к нам мчится!

Горес ее тоже увидел. Он порывисто вышмыгнул среди бегущих людей, и, как только оторвался от толпы, пес припал к земле и включил четвертую передачу. Большая улыбка венчала его морду. Отброшенные назад уши были прижаты к голове. Тень пса летела рядом с ним по усыпанной пеплом траве. Джулия опустилась на колени, протянув вперед руки.

— Катись сюда, к мамочке, мой миленький! — закричала она. Горес прыгнул. Она поймала его и повалилась навзничь, хохоча. Барби помог ей встать.

Они возвращались в мир вместе, шли и несли на себе полученные ими дары: просто свои жизни.

Стыд — это не любовь, размышлял себе Барби… но если ты ребенок и ты даришь кому-то голому свою одежду — это уже шаг в правильном направлении.

22 ноября 2007 года — 14 марта 2009 года Авторские примечания Впервые я взялся писать «Под Куполом» в 1976 году, но отполз от этой идеи с поджатым хвостом после двух недель работы, результатом которой были приблизительно семьдесят пять страниц. На тот день, когда я в 2007 году решил начать вновь, та старая рукопись уже давно было утрачена, но я достаточно хорошо помнил начальную часть — «Самолет и сурок» — и сумел почти точно ее воссоздать.

Меня обременяло не количество персонажей — я люблю густо заселенные романы, — а технические проблемы, которые ставила эта история, особенно экологические и метеорологические последствия появления Купола. Тот факт, что именно из-за этих сомнений книга казалась мне важной, заставлял меня чувствовать себя трусом — и лодырем, — но я боялся ее запартачить. И я занялся чем-то другим, однако идея Купола не покидала моего воображения.

Годами мой добрый друг Расс Дорр, помощник врача из Бриджтона в штате Мэн, помогал мне с медицинскими подробностями во многих книжках, особенно отмечу из них «Противостояние». В конце лета 2007-го я спросил у него, не желает ли он сыграть намного большую роль — главного исследователя тем предлинного романа, который носит название «Под Куполом». Он согласился, и благодаря Рассу, думаю, большинство деталей здесь правильные. Это Расс выяснил все о компьютерном управлении крылатыми ракетами, об эффектах сопла реактивного двигателя, о рецептуре метамфетамина, портативные генераторы, радиацию, возможные новации в технологии сотовой связи и сотни других вещей. А также именно Расс изобрел самодельный противорадиационный костюм Расти Эверетта, он же придумал, что люди могут дышать воздухом из автомобильных шин, по крайней мере, некоторое время. Наделали ли мы каких-нибудь ошибок? Конечно. Но большинство из них окажутся моими из-за того, что я или не правильно понял, или не правильно интерпретировал некоторые из его советов.

Первыми читателями этого романа были моя жена Табита и Линора Легранд494, моя невестка. Обе проявили жесткость вместе с гуманностью, чем очень мне помогли.

Нен Греем495 отредактировала текст, превратив его из оригинального динозавра в зверя немного более правильного размера;

каждая страница рукописи имела отметки с предлагаемыми ею изменениями. Я ее неотплатный должник, несостоятельный полностью отблагодарить за все те дни, когда она вставала в шесть часов утра, с карандашом берясь за работу. Я старался написать книгу, которая от начала и до конца мчится на полном газу. Нен это поняла, и когда ощущала мою слабость, она нажимала на педаль своей ступней поверх моей и кричала (на берегах страниц, как заведено у редакторов): «Быстрее, Стивен!

Быстрее!»

Сурендра Пател, которому посвящена эта книга, был нашим другом и неизменным 494 Жена второго сына Стивена Кинга — Джозефа Хиллстрома Кинга, также писателя, известного под псевдонимом Джо Хилл.

495 Главная редакторша издательства «Scribner» компании «Simon and Schuster», известная также работой с текстами таких знаемых авторов, как Нобелевская лауреатка Тони Моррисон, Салман Рушди, Эндрю Соломон и др.

источником утешения в течение тридцати лет. В июне 2008 года я получил весть, что он умер от инфаркта. Я сел у себя на крыльце и заплакал. Когда меня немного попустило, я вернулся к работе. Именно этого он от меня и ожидал бы.

И ты, мой Постоянный Читатель. Благодарю тебя, что прочитал эту историю. Если ты получил столько же удовлетворение, сколько имел его я, нам обоим посчастливилось.

С. К.

САМЫЕ ЛУЧШИЕ КНИГИ Электронная библиотека GREATNOTE.ru Лучшие бесплатные электронные книги, которые стоит прочитать каждому

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.